Загрузка...



Глава 6

МАСКА БОГА

Встав из-за стола, ведун подошёл к двери и, распахнув её настежь, сказал: — Пора впустить в дом новый день, Юра. Пару часов я с тобой ещё побеседую, но к обеду ты должен лечь спать, а у меня уйма работы. Сегодня, как ты знаешь, суббота, значит, топим баню… Ты как? Не против? — спросил он.

— Нет конечно! — воскликнул я. — Настоящая русская баня — это же праздник! Только спать я, пожалуй, не пойду, всё равно не усну. Днём дрыхнуть не привык, да и не хочется, — закончил я своё выступление.

— Добро! — почему-то по-казацки сказал ведун. — Не хочешь, принуждать не стану. Ещё выспишься… Тогда давай разберёмся, чего ты ещё не понял. Немного времени у нас есть, а потом вместе займёмся баней, — улыбнулся «знахарь».

— Только за! — поднял я руку.

— Что у нас там? — усевшись поудобнее, спросил седовласый. — Ты, я думаю, понял о чём говорит пророчество. «Господин» Сет обречён. Земное человечество имеет будущее…

— Можно вопрос? — остановил я монолог деда.

— Давай! — кивнул он.

— Вот что мне непонятно: в пророчестве речь идёт о Сете вроде как о другом боге… Иудейский единый бог имеет совсем иные имена…

— Вот ты о чём? — сказал старый. — Тут у тебя опять пробел. Ну что ж, попробую объяснить. Ты знаешь, что бога евреев официально зовут «Яхве-Иегова», иногда называют просто — «Непроизносимый» или как в Торе — «Элонхим». Кое-где по-научному «Тетрограматон». Но это вовсе не имена. Всего лишь клички — не более. В иудаизме имя истинного бога не произносится. Его — это имя, не знают не только простые евреи, но и раввины. В древности настоящее имя бога имели право знать только первосвященники… В наше время первосвященников больше не выбирают, следовательно, истинное имя бога спросить не с кого. Может быть как раз для этого и был уничтожен институт иудейских первосвященников, но как говорит русская пословица: «Шила в мешке не утаишь». Кое-что от имени бога иудеев осталось, прежде всего, память, что настоящее его имя состояло из трёх звуков. Раввины между собой спорят: одни говорят, что это звукосочетание «йов», другие говорят, что «гей», третьи «вав» и т.д. Понятно, что всё сделано для того, чтобы как можно больше напутать, потому что для думающего человека подсказка, что истинное имя иудейского бога состоит из трёх букв, значит многое… Тем более, что есть ещё одна подсказка. Спрятана она в христианстве… Да, да в нашем христианстве, ты ведь знаешь, что христиане исповедуют того же самого бога, что и иудеи… — сказал ведун.

— Знаю, — ответил я. — Но не пойму, о чём ты?

— Сейчас поймёшь, — улыбнулся дед. — У меня к тебе вопрос: как ты думаешь, что означает у христиан слово «аминь» или западное «амэн»?

Я пожал плечами.

— Обычно этим обращением заканчиваются все молитвы, — продолжил ведун.

— Оно походит на египетское Амон, — сказал я нерешительно.

— Вот именно! — посмотрел мне в глаза старик. — Не просто походит, это и есть обращение к Амону.

— Так что же получается?! — воскликнул я. — Наш христианский «единый» бог всего лишь один из многих?!

— Не только христианский, но и иудейский тоже, — добавил «знахарь».

— К тому же, он ещё и Амон? Мы что же Амонопоклоники? — спросил я рассказчика.

— Не мы, а христиане, — оборвал он меня. — Не знаю как ты, но я к Амону отношения не имею. И если ты не являешься «рабом божьим», т.е. рабом Амона, то выражайся точнее.

Старый замолк. То, что он был несомненно прав, я не сомневался, но всё равно от осознания этого стало нелегче. Всё христианство соткано из лжи. Плетут о едином боге, а сами обращаются на эгрегор Амона! Действительно, христиане — рабы божьи! Теперь понятно, почему рабы… Бог-рабовладелец, вернее один из богов пантеона древних египтян, и вдруг во главе христианской церкви! Всё это в голове никак не укладывалось… Так вот оно их хвалённое единобожие?! Всего-навсего выбор одного из многих. Ложь! Какая ложь! Иисус-то им тогда зачем? Всего лишь как прикрытие… для оболванивания миллионов? Теперь понятно, почему с его именем творились и до сих пор творятся самые страшные преступления… Какое чудовищное надругательство над тем, кого когда-то называли Христом! Понятно, почему он назвал иудейского божка Дьяволом…

Моё сознание бунтовало: выходит вся наша хвалёная цивилизация построена на лжи! Ложь возведённая в статуе Бога! Не правда, а ложь! Вот что более всего возмущало.

— Что задумался? — прервал мои размышления седоголовый. — Я неё жду, когда ты меня спросишь об истинном имени бога.

— Просто дошло кому молятся христиане, — пробормотал я.

— И кому же? — спросил меня ведун.

— Одному из многих, вовсе не единому… И имя у него известное… Но почему-то никто из христиан не пытается разобраться, какой тайный смысл вложен в их любимое — «аминь» или «амэн»?

— Не требуй от них невозможного. Программированная психика христиан, как и психика иудеев способна только верить. От христиан требуется, чтобы они верили что они рабы божьи… Следовательно, должны беспрекословно повиноваться проводникам на земле воли божьей — иудеям. От иудеев требуется верить, что они избранные — раса священников… Все богатства планеты и других народов, да и сами эти народы — их собственность. Все это отдано им богом ещё со времён отца Авраама. Вот так! — закончил старик.

— Хорошо, — сказал я. — Что же получается?

— А то, — прервал меня ведун, — что Амон всего лишь одно из имён Сета… Чтобы скрыть эту истину древние жрецы, те, кто манипулировал Зороастризмом, стоял у истоков иудаизма и христианства, придумали миф, что зло обязательно должно быть тёмным. Добро — это свет, а зло — непроглядная тьма, будто бы светом нельзя убить… В пустыне свет Солнца самый жестокий и кровожадный убийца. Он — является сущностью Сета. Вот и получается, что Сет — пустынная ипостась ласкового и доброго бога Ра-Атона. Эту-то ипостась тайные фиванские служители Сета и назвали Амоном. Несомненно Амон — бог солнца, но характеристика его излучения иная… За неё отвечает не Ра, а Сет-тот, кто создаёт пустыни. Сила, частью которой является христиано-иудейский дьявол… Ну что, теперь ты знаешь имя истинного Библейского бога… Но не вешай носа, Сет проиграет битву Гору. Таким как ты — его земным воплощениям.

Старик последние слова сказал серьёзно и от этого в душе у меня появилось странное чувство… Такое, какого никогда раньше не было. Неужели старый считает всерьёз, что в нашем земном социуме можно что-то изменить? — думалось мне. — Надо же нашёл воина! Ни знаний, ни связей, ни денег, одно голое желание, как говорят в народе: «Хотеть не вредно»…

Глядя на мой растерянный вид, белоголовый улыбался: — Думаешь, я спятил? Не зря предполагал, что в конце концов, ты так и подумаешь… И не мудрено! То, что я тебе говорю в рамки сознания обычного человека не входит… Насчёт знаний, не переживай, — старик опять прочёл мои мысли. — Ты их получишь. И не только от меня. В конце концов, то, что я тебе рассказывал, всего лишь дополнило твои собственные предположения, просто я взломал барьер, созданный кодировками на пути от твоего подсознательного к высшему потенциалу сознания, поэтому ты все и принял. Не будь твоего собственного потенциала, все мои усилия были бы пустым звуком. Думаешь, я тебя чему-нибудь научил? Нельзя научить того, у которого в глубинах неосознанного пустыня! Другими словами владение Сета. Ты был подключен к информационному полю с рождения, отсюда и все твои жизненные искания. Для себя ты думаешь, что шёл по времени в поисках знания. На самом же деле инстинктивно искал способ перевести то, чем владеет неосознанное в высшую сферу сознательного. Встреча со мной всего лишь наладила разрушенные мосты… Теперь тебе будет намного проще. В нашем разговоре я показал тебе то, чем ты давно владеешь, что проросло в глубинах твоего бессознательного ещё из прошлых инкарнаций.

Старик на несколько минут замолк, а потом добавил:

— Знаний у тебя хоть отбавляй, важны не они, а связь с ними… Ну что понял теперь? — спросил он меня.

Я вздохнул. Как у него всё просто. Но каково мне? Когда летит в тартарары всё привычное и казалось такое понятное…

— И насчет связей не переживай. Они что тебе нужны? — продолжал «знахарь». — С кем связи-то? С дегенератами? С теми, кто верой и правдой служит системе. Кто ради власти и денег готов предать не только родную Землю и свой народ, но и своих детей… Думаешь, в наших советских спецслужбах другие люди? — снова, читая мои мысли, проговорил ведун. Как бы не так! Вершина КГБ и ГРУ давным-давно сгнила. Она начала разрушатся ещё во времена Сталина… Ты ведь знаешь русскую пословицу: «Рыба с головы гниёт»… СССР — колос на глиняных ногах, червь давно подточил корни могучего дерева… Тебе нужны связи с червем? — грустно улыбаясь, спросил он меня. — И потом деньги, — продолжил ведун. — Они нужны «им». Это «их» силовой инструмент, но не наш. Наймиты никогда не были серьезными союзниками, всегда идут за теми, кто больше платит, так что брось паниковать. Наше основное оружие — знание. Сильнее знания на свете ничего нет! И наша с тобою задача вернуть его русскому народу. Под русскими я понимаю всех, кто с нами. Кто не предал Россию, кто сотни лет идёт по ухабам времени, деля с русскими и радость, и горе. Прежде всего, это наши вечные союзники, татары, мужественные и честные тюркоязычные угры-башкиры и российские финны… Ты потому сомневаешься, что пока недопонимаешь, что значит для честного человека правда о жизни. Когда-нибудь ты поймешь ее значение. И осознаешь, что человеком, который познал истинное, нельзя управлять…

Седоголовый снова замолчал и изучающее посмотрел на меня. — Теперь-то ты понял? — ставя акцент на последнее слово спросил он.

— Но ведь у них в руках все средства массовой дезинформации, — начал я. — Ну удастся мне что-то объяснить десяти, может, двадцати, пока не сдадут в КГБ.

— А зачем что-то объяснять? — бросил старик. — Это глупо. Объяснениями когда-то занимались офени… И чего достигли? Всех их пособирали и уничтожили… Ты ведь знаешь, то, что написано пером, то не вырубишь топором. Писать надо, давать знания поэтам, режиссёрам, писателям. Вспомни Арину Родионовну, няню Пушкина. Не будь её, не было бы и нашего великого поэта.

— Кстати, его тоже убили, — вставил я.

— Да убили, — спокойно ответил дед, — Всё по той же причине, но наследие то его живо! И даже сионо-советская редакция, с тем, что он после себя оставил, не справилась. Разве не так? — улыбнулся дед.

— Кажется начинаю понимать, — сказал я. — Только не представляю, с чего начать?

— Я же тебе говорил — с самообразования. С того, чем мы сейчас с тобой и заняты… Впереди у нас годы учебы… А потом десятилетия служения своему народу… Ну как перспектива? — спросил ведун, — она тебя устраивает?

— Вполне! — ответил я.

— Слышу голос юного Гора, — серьёзно и торжественно сказал седоголовый. — Другого ответа я и не ожидал.

— Можно вопрос? — спросил я «знахаря». — Выходит, я оказался трижды Гором? Первое по кокону, второе по имени, третье по фамилии?

— Не триады, а четырежды, — засмеялся ведун.

— Где ты четвертое-то сыскал? — считая, что меня разыгрывают, спросил я старика.

— Не забывай про свой день рождения… К тому же, мы с тобою так и не разобрались в фокусе моего ясновидения, — напомнил «знахарь».

— Признаться, я забыл, тут столько было интересного…— стал оправдываться я.

— Тогда слушай, — начал он. — Помнишь, я чуть не ошибся, посчитав, раз ты летний, то появился на свет 21 или 22 июня?

Я кивнул.

— Тебе, конечно, известно, что в эти дни проходит летний солнцеворот. На смену весеннему Яриле. приходит летний Купала. Обычно во времена зимних или летних солнцеворотов и других ведических космогонических праздников на землю приходят инкарнационные сущности древних орианских жрецов. Далеко нечего ходить, например, тот же Coco Джугашвили, но в последний момент я сообразил, что если ты трижды Гор, то имеешь право на Египетский престол. Фараоны же страны Кемт или Кеми по традиции всегда должны были рождаться в день Осириса. В день подъёма над горизонтом двойной звезды Сириус, которая знаменует еще и разлив Нила… Гор же — сын Бога добра, к тому же автоматически духовный покровитель царей Кеми. Фактически сам царь. Да и когда же ему появиться на свет, как не в день своего родного отца — Осириса? Вот и весь фокус,— улыбнулся «знахарь». — Кстати, Александр Великий тоже родился двадцатого июля. Вот почему его и объявили жрецы в Египте фараоном. Ну, что удовлетворен? — посмотрел он на меня.

Признаться от объяснений старика я аж поперхнулся! Не было печали… С Гором как то уже смирился. А тут еще одна новость — гожусь в египетские фараоны!

— Ты что хочешь, чтобы меня груз ответственности раздавил в лепёшку? — спросил я старого. — Наверное, ты и на самом деле прав, если мою мать зовут Клеопатрой…

С этими словами я взглянул на «знахаря», тог сидел, открыв рот и вытаращив на меня глаза. Было видно, что он чудит, но чудачество его пронизано радостью.

— Вот это да! — почти шепотом сказал старик. — Значит, мама твоя носит имя последней царицы Египта, признаться, я этого не ожидал. Вот что значит единство закона — всё к одному, как видишь…

— Мне ещё не ясно, как ты угадал год моего рождения, — напомнил я деду.

— Тут совсем просто, — сказал он. — Во-первых, легко можно определить твой возраст, а во-вторых, в природе существует закон равновесия, я о нём уже упоминал. В 1948-49 году заявило о себе сионистское государство Израиль, и, своим рождением, заявил о себе противник всякого угнетения и паразитизма — маленький Гор. Таких, как ты, родилось не мало, так что не переживай, ты не одинок…, — закончил седовласый.

Потом взглянул на часы, добавил:

— Думаю, наша беседа удалась, теперь пора заняться завтраком, потом баней… Да и тебе надо привести свои мысли в порядок. Пойдём, нас ждут великие дела, — сказал он вставая.