Загрузка...



Накануне, или: — Мы же вас предупреждали!

Военно-политическая обстановка в мире в конце 1930-х годов была крайне сложной и напряженной. Правительство гитлеровской Германии, проведя модернизацию своих вооруженных сил и испытав их в гражданской войне в Испании, взяло курс на новый передел мира. К началу 1941 года Германия оккупировала почти всю Европу, получив в свое распоряжение экономические и военные ресурсы практически всех европейских государств. Под эгидой Германии была сформирована антисоветская коалиция, в которую вошли Италия, Япония, Финляндия, Венгрия, Румыния, Болгария, Словакия и часть других стран. В этой обстановке перед советской военной разведкой стояла крайне сложная задача — своевременно, точно и по возможности полно информировать руководство страны о планах гитлеровского правительства, особенно касающихся возможного нападения Германии на СССР.

Однако выполнение этой и без того сложной задачи существенно затруднили репрессии, обрушившиеся на армию в 1937–1940 годах. За это время было арестовано, а затем расстреляно пять начальников Разведывательного управления РККА: Я. К. Берзин (в 1937 году), С. П. Урицкий (в 1937 году), С. Г. Гендин (в 1938 году), А. Г. Орлов (в 1939 году) и И. И. Проскуров (расстрелян 28 октября 1941 года). Разумеется, кроме начальников Разведуправления арестовывались и практически все начальники отделов и отделений, а также оперативные работники, курирующие зарубежную агентуру и отвечающие за анализ поступающей в Центр информации. Так, начальник Разведуправления И. И. Проскуров в докладе наркому обороны и комиссии ЦК ВКП(б) от 25 мая 1940 года писал:

«Последние два года были периодом чистки агентурных управлений и разведорганов от чуждых и враждебных элементов. За эти годы органами НКВД арестовано свыше 200 человек, заменен весь руководящий состав до начальников отделов включительно. За время моего командования только из центрального аппарата и подчиненных ему частей отчисленно по различным политическим причинам и деловым соображениям 365 человек. Принято вновь 326 человек, абсолютное большинство из которых без разведывательной подготовки».[202]

Интересно в этом плане и свидетельство генерал-майора ГРУ В. А. Никольского, пришедшего в военную разведку в начале 1938 года:

«К середине 1938 года в военной разведке произошли большие перемены. Большинство начальников отделов и отделений и все командование управления были арестованы. Репрессировали без всяких оснований опытных разведчиков, владеющих иностранными языками, выезжавших неоднократно в зарубежные командировки. Их широкие связи за границей, без которых немыслима разведка, в глазах невежд и политиканствующих карьеристов являлись „корпусом деликти“ — составом преступления — и послужили основанием для облыжного обвинения в сотрудничестве с немецкой, английской, французской, японской, польской, литовской, латвийской, эстонской и другими, всех не перечислишь, шпионскими службами. Целое поколение идейных, честных и опытных разведчиков было уничтожено. Их связи с зарубежной агентурой прерваны…

На должности начальника управления и руководителей отделов приходили новые, преданные родине командиры. Но они были абсолютно не подготовлены решать задачи, поставленные перед разведкой. В Центральном комитете партии считали, что в разведке, как, впрочем, и повсюду, самое главное пролетарское происхождение, все остальное может быть легко восполнено. Такие мелочи, как понимание государственной политики, уровень культуры, военная подготовка, знание иностранных языков, значение не имели. Это давало возможность проникать к руководству нашей „интеллигентной службой“ случайным людям, ставящим корыстные, карьеристские интересы выше государственных, или просто добросовестным невеждам. Из них особенно отрицательно проявил себя И. И. Ильичев. Будучи начальником политотдела управления, он рассматривал как потенциальных „врагов народа“ всех старых сотрудников разведки, а созданную ими агентурную сеть полностью враждебной и подлежащей поэтому уничтожению».[203]

В результате репрессий многое из того, что было подготовлено для работы в военное время, оказалось разрушено. Но самое главное, репрессии отрицательно сказались на настроении и деловых качествах уцелевших и вновь пришедших в военную разведку сотрудников. Они были скованы в работе, избегали брать на себя ответственность и принимать самостоятельные решения. Наиболее тяжело такое положение отразилось на работе информационного отдела Разведывательного управления.

Впрочем, делать на основании вышесказанного вывод, что военная разведка перед войной была дезорганизована и не могла выполнять свои функции, было бы неверно. Несмотря на репрессии зарубежный аппарат Разведуправления работал вполне удовлетворительно, о чем можно судить по огромному количеству донесений, поступающей в Центр из-за рубежа. Чтобы не быть голословным, приведем некоторые сообщения закордонных резидентов Разведуправления, сгруппировав их по странам. При этом в данную подборку не будут включены донесения нелегальных резидентов Разведуправления во Франции (Л. Треппер и Г. Робинсон), Бельгии (А. М. Гуревич и К. Л. Ефремов), Швейцарии (Ш. Радо и У. Кучински), Японии (Р. Зорге), которые и без того достаточно известны.

Германия

В Германии действовала крупная легальная резидентура Разведуправления, которой руководили помощник военного атташе по авиации полковник Н. Д. Скорняков («Метеор») и военный атташе генерал-майор В. И. Тупиков («Арнольд»). В резидентуре в разное время работали военно-морской атташе капитан 1-го ранга М. А. Воронцов и его помощник Смирнов (самостоятельная резидентура военно-морской разведки), помощники военного атташе В. Е. Хлопов и Бажанов, Н. М. Зайцев, действовавший под прикрытием должности коменданта советского торгпредства, и другие. Информация, поступавшая из легальной берлинской резидентуры, была чрезвычайно важной и затрагивала широкий круг вопросов. Вот только некоторые из сообщений, посланных из Берлина:

«Сообщение „Метеора“ из Берлина от 9.07.1940 г.

Начальнику 5 Управления Красной Армии

В беседе со многими атташе подтверждается, что немцы перебросили ряд частей с запада на восток, в том числе и механизированные. Однако большинство считает, что это не есть сосредоточение сил против СССР. Некоторые увязывают с активизацией СССР».[204]

«Сообщение „Метеора“ из Берлина от 29.09.1940 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

„Ариец“ провел беседу с Шнурре (руководитель хозяйственной делегации немцев в СССР). Шнурре передал:

1. Налицо существует ухудшение отношений СССР с немцами.

2. По мнению многочисленных лиц, кроме министерства иностранных дел, причинами этого являются немцы.

3. Немцы уверены, что СССР не нападет на немцев.

4. Гитлер намерен весной разрешить вопросы на востоке военными действиями».[205]

«Сообщение „Метеора“ из Берлина от 29.12.1940 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

„Альта“ сообщил[а], что „Ариец“ от высокоинформированных кругов узнал о том, что Гитлер отдал приказ о подготовке к войне с СССР. Война будет объявлена в марте 1941 г.

Дано задание о проверке и уточнении этих сведений».[206]

«Сообщение „Метеора“ из Берлина от 4.01.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

„Альта“ запросил[а] у „Арийца“ подтверждения правильности сведений о подготовке наступления весной 1941 г. „Ариец“ подтвердил, что эти сведения он получил от знакомого ему военного лица, причем это основано не на слухах, а на специальном приказе Гитлера, который является сугубо секретным и о котором известно очень немногим лицам».[207]

«Сообщение „Арнольда“ из Берлина от 27.02.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. О новом формировании 40 мотодивизий у меня данных нет, но сейчас идет штатно-организационная перестройка большого количества пех. дивизий в сторону увеличения мотомеханизации. В чем конкретно выражается реорганизация и каковой облик новых дивизий, доложить не могу.

2. Общее количество моторизованных дивизий, по имеющимся у нас данным, сейчас 22.

3. Часть танковых дивизий также реорганизуется. В выборке новых штатов принимает участие генерал-майор Функ — командир дивизии, находящейся в Ливии. По имеющимся данным, реорганизация преследует цель — сделать более самостоятельными части и даже подразделения и обеспечить более широкое взаимодействие танков, пехоты и артиллерии в звене подразделения…».[208]

«Записка советского военного атташе в Германии начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенанту Голикову.

25/26 апреля 1941 г.

За 3,5 месяца моего пребывания здесь я послал Вам до полусотни телеграмм и несколько десятков письменных донесений, различных областей, различной достоверности и различной ценности. Но все они являются крупинками ответа на основной вопрос:

Стоит ли, не в качестве общей перспективы, а конкретной задачи, в планах германской политики и стратегии война с нами; каковы сроки начала возможного столкновения; как будет выглядеть германская сторона при этом?

Я привел количество посланных донесений. Вы не заподозрите, что я плодовитость на донесения отождествляю с чем-то положительным в работе. Но изучение всего, что за 3,5 месяца оказалось допустимым, привело меня к определенному выводу, который и докладываю Вам.

Если окажется, что с изложением этих моих выводов я ломлюсь в открытую дверь — меня этот никак не обескуражит.

Если я в них ошибаюсь и Вы меня поправите — я буду очень благодарен…

Вывод:

Все эти данные приводят меня к убеждению, что:

1. В германских планах сейчас ведущейся войны СССР фигурирует как очередной противник.

2. Сроки начала столкновения — возможно, более короткие и, безусловно, в пределах текущего года…

3. Очередные, ближайшие мероприятия немцев мне представляются такими:

а) Оседлание Турции пактом трех или каким-либо ему аналогичным.

б) Присоединение к пакту трех Швеции, а следовательно, и Финляндии, так как последняя давно готова к нему присоединиться.

в) Усиление перебросок войск на наш театр.

г) Планируют ли немцы широкие операции на Ближнем Востоке и в Африке с применением такого количества войск, которое ослабило бы их европейскую группировку, сказать трудно, хотя официально прокламируются такие цели, как Суэц, Моссул, разгром англичан в Абиссинии.

Военный атташе СССР в Германии

(генерал-майор В. Тупиков».[209])

Безусловно, репрессии в аппарате Разведывательного управления отразились на работе берлинской резидентуры. Например, был потерян контакт с нелегальным резидентом в Берлине Ильзой Штёбе («Альта») и находящимся с ней на связи ценным агентом в МИДе Германии Рудольфом фон Шелия («Ариец»). Но уже в августе 1939 г. в Берлин посылают сотрудника военной разведки Н. М. Зайцева, перед которым ставят задачу восстановить потерянные контакты. Вот что он об этом вспоминает:

«В мою задачу входило наладить связь с Ильзой, которая перед нападением Германии на Польшу вместе со всеми немцами посольства выехала в Германию. О встрече с ней в Германии договориться не удалось. Мне предстояло через ее мать, жившую в Берлине, узнать адрес Ильзы…

Когда была налажена связь с Ильзой, а она связалась с другими немецкими разведчиками, работавшими на нас, к нам потекла информация о военной промышленности, технике и даже о состоянии разработки атомной энергии. Через „Арийца“… поступала информация о дипломатической интриге немцев с западными европейскими странами, в том числе с англичанами и американцами».[210]


Кроме того, Н. М. Зайцев упоминает о том, что ему поручили работу «по восстановлению связи с немецкими разведчиками, которая была прервана в 1933–1935 гг., потому что среди них оказались предатели».[211] И хотя он не говорит конкретно, кто эти люди, с большой долей уверенности можно считать, что речь идет о сотрудниках военного аппарата Компартии Германии, в начале 30-х гг. завербованных для работы на Разведывательное управление О. А. Стиггой (часть из них была провалена во время ареста в Голландии М. Г. Максимова — Фридмана).

Болгария

В Болгарии легальной резидентурой Разведывательного управления руководил помощник военного атташе в Софии майор Л. П. Середа («Зевс»). Имея в своем распоряжении неплохую агентуру (Й. Берберов — «Маргарит», Т. Берберов — «Бельведер», Д. Георгиев — «Гюго» и др.), он посылал в Центр весьма обстоятельные донесения:

«Сообщение „Зевса“ из Софии от 27.04.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Митрополит Стефан сообщил Гюго, что 25 апреля на обеде в Кюстендиле он имел разговор с одним немецким генералом, который сказал:

1. Немцы готовят удар против СССР, используя сперва положение в армии и внутри страны.

2. Офицеры армии Листа, знающие русский язык, отзываются в Берлин для спец. подготовки, затем они будут назначены на границу СССР. В помощь им будут прикомандированы белогвардейцы, знающие Украину.

3. Немецкая разведка в СССР дает полные информации по всем вопросам.

4. Германия не допустит заключения договора СССР с Турцией».[212]

«Сообщение „Зевса“ из Софии от 9.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

8 мая Маргарит сообщил сведения, полученные от офицеров:

1. Из Западной Македонии через Турцию идут в Ирак официальным порядком немецкие войска.

2. На советско-польской границе 60 немецких дивизий.

3. Германия готовится начать военные действия против СССР летом 1941 г. до сбора урожая. Через 2 месяца должны начаться инциденты на советско-польской границе. Удар будет нанесен одновременно с территории Польши, с моря на Одессу и с Турции на Баку.

4. В Добрудже и Дунае сосредоточены торпедные катера и подводные лодки немецкого флота.

Данные о нахождении немецких войск в Турции уже получал от Боевого.

Считаю первый пункт правдоподобным. Остальные пункты проверить трудно».[213]

«Сообщение „Зевса“ из Софии от 14.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

12 мая от Бельведера получил следующие сведения:

1. В первых числах мая в Солуне состоялась встреча Царя с Браухичем, обсуждались вопросы: о поведении Болгарии в случае возникновения военного конфликта между Германией и СССР, о мероприятиях по укреплению Черноморского побережья и о помощи Финляндии. По первому вопросу подробности неизвестны. По второму вопросу — мероприятия начнут проводиться в конце мая. По третьему вопросу — решено все оставшиеся в Болгарии русские винтовки передать Финляндии.

2. Генерал Книтель командует 42 пд, которая расположена в Штип. 42 пд. 14 мая выступает из Штип и идет в Деде Агач.

3. Мотодивизия с опознавательным знаком „голова козла“, расположенная в районе Драгоман, Перник, Банин, получила приказ уйти в Румынию на границу с СССР. Выступление — в 6 часов 13 мая…

9. Бельведер утверждает, что в Турции немецкие войска есть. Он считает, что минимум 3–4 дивизии находятся в Турции по пути в Сирию. Бельведер находился в 30 км от греческо-турецкой границы в районе Деде Агач и сам наблюдал движение больших колонн войск в течение трех дней в направлении к турецкой границе…

После Вашей телеграммы я не настаиваю на правдивости данных сведений, но считаю необходимым донести, так как сведения о проходе немецких войск в Турцию я получаю от третьего источника. Сосед по своей линии имеет аналогичные данные».[214]

Кроме легальной резидентуры Разведуправления на территории Болгарии действовали и нелегальные резидентуры военной разведки, которыми руководили А. Пеев («Боевой») и П. Шатев («Коста»). Их донесения также представляли немалый интерес:

«Сообщение „Боевого“ из Софии от 27.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Германские войска, артиллерия и амуниция непрерывно переправляются из Болгарии в Румынию через мост и Ферибот у Руссе, через мост у Никополя и на баржах около Видина.

Войска идут к советской границе».[215]

«Сообщение „Косты“ из Софии от 15.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. Пехота, моторизованные и мотоциклетные части 12 германской армии возвращаются из Греции по жел. дор. через Софию в Румынию. Железнодорожные документы приготовлены для пограничных властей Добружи. Говорят, что эти части уходят в Германию, но в действительности идут в Румынию.

2. По сведениям, полученным от коменданта города Стара-Загора, там ожидается прибытие новой германской армии.

3. С 20 мая болгарские воинские части будут отправляться в Грецию как оккупационные войска.

4. С 10 мая призываются в армию солдаты, которые получили 15-дневные отпуска».[216]

Венгрия

В Венгрии легальным резидентом Разведывательного управления с июня 1940 г. был военный атташе полковник Н. Г. Ляхтерев («Марс»). О той информации, которую он направлял в Центр, можно судить по следующим сообщениям:

«Сообщение „Марса“ из Будапешта от 14.03.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. 13 марта я был приглашен начальником 2-го бюро Уйташи, который сообщил: среди дипкорпуса распространяются ложные слухи о подготовке Германии, Венгрии и Румынии нападения против СССР, о мобилизации в Венгрии и посылке большого количества войск на советско-венгерскую границу. Это английская пропаганда. Если Вы желаете, Вы можете сами убедиться, что в Карпатской Украине все спокойно. Венгрия желает жить в мирных условиях с СССР. Германии достаточно войны с Англией, и она экономически заинтересована в мире с СССР.

2. Венгерская печать также сделала сегодня опровержение о мобилизации и концентрации войск на границе.

3. Я договорился с военным министерством о поездке в Карпатскую Украину с 17 марта по 20 марта. Выезжаю с помощником. Проверю личным наблюдением эти слухи».[217]

«Сообщение „Марса“ из Будапешта от 15.03.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. По моим сведениям и данным югославского и турецкого военных атташе, в Румынии и Болгарии на 14 марта немецких войск имеется 550 тысяч человек, из них около 300000 в Болгарии. Всего переброшено 26–30 дивизий, из них 15 в Болгарию. Немцы сосредоточили в районе Люта, Радомир, София до 7 дивизий, остальные на границе, в Австрии расположена армия генерала Дити — 6 дивизий. Она предназначена для переброски в Италию. В Италии 2 германские дивизии. В Румынии остались: 5 дивизий в Молдавии, три в Галац-Браила, две в Бухаресте и две в Арад-Тимишоара.

2. С 12 марта в Румынию перебрасывается до 50 немецких эшелонов с войсками в сутки, с людским составом и конным транспортом, из них до 10 эшелонов в сутки проходят через Деж на Яссы.

3. Мобилизации в Венгрии нет. В Карпатской Украине и Трансильвании усиленно идет подготовка резервистов и лиц, ранее не бывших в армии.

4. Для обеспечения германских армий на Балканах венгерское продовольствие и фураж в количестве 1500 поездов должно быть направлено в марте-апреле в Румынию и Болгарию.

5. Считаю, что вдоль западной границы СССР немцы имеют до 100 дивизий, включая Румынию».[218]

«Сообщение „Марса“ из Будапешта от 30.04.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. Часть германских войск, действовавших против Югославии с Венгрией (из района Сегед Печ), возвращаются на автомашинах через Будапешт в Вену.

Немецкие солдаты говорят, что они получат несколько дней отдыха, затем будут отправлены в Польшу к границе СССР. Другая часть немецких войск из Югославии направляется в Румынию. В Будапеште и Бухаресте имеется много слухов о предстоящей войне между Германией и СССР…».[219]

«Сообщение „Марса“ из Будапешта от 23.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. Венгерские газеты сообщают, что в Польше прекращено вновь пассажирское движение. В Германии сокращено 20 пассажирских поездов. Турецкий посол говорит, что на линии Вена — Берлин прекращено пассажирское движение.

2. Словацкий посол и военный атташе, считают войну между Германией и СССР неизбежной. Нападение должно быть произведено исключительно мотомеханизированными и моторизованными частями в ближайшее время. Американский военный атташе в Румынии сказал словаку, что немцы выступят против СССР не позднее 15 июня…».[220]

Румыния

В Румынии легальную резидентуру Разведуправления возглавлял Г. М. Еремин («Ещенко»), работавший под прикрытием третьего секретаря посольства СССР в Бухаресте. Его заместителем был М. С. Шаров («Корф»). На связи у резидентуры находились ценные агенты, в том числе К. Велкиш («АБЦ») и М. Велкиш («ЛЦЛ»), работавшие в посольстве Германии в Бухаресте. Среди иных информаторов можно назвать Б. Длугач-Кауфмана («Купец»), адвоката Сокора, журналиста Немеша и др.

«Сообщение „Ещенко“ из Бухареста от 1–2.03.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

„АБЦ“ в своем докладе о поездке в Берлин сообщает, что… много в Берлине говорили о предстоящем выступлении Германии против СССР. В русском отделе немецкого верховного командования интенсивно работают. Однако на ближайшее время немецкое продвижение на восток якобы исключается, и что слухи о немецких планах войны против СССР распространяются сознательно с целью создать неуверенность в Москве и заставить политику СССР и впредь служить для реализации немецких военных целей. Возможность выступления немецких войск, сконцентрированных в Румынии против СССР, в Берлине решительно исключают».[221]

«Сообщение „Ещенко“ из Бухареста от 13 марта 1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

12 марта Купец вызвал Корфа на внеочередную встречу, на которой врач сообщил: „…11 марта ко мне явился неизвестный немец. Он имел мундир СС, знак „Обергруппенфюрер“ и „кровавый орден“. Его фамилию я не расслышал. Войдя, он приветствовал меня „Хайль Гитлер“ и „Камрад“. Я ответил ему тем же… В разговоре этот немец на мои вопросы: „когда мы идем на Англию?“ заявил следующее: о марше на Англию нет и речи. Фюрер теперь не думает об этом. С Англией мы будем продолжать бороться авиацией и подводными лодками. Но мы сейчас имеем 10 миллионов парней, которые хотят драться и которые подыхают от скуки. Они жаждут иметь серьезного противника. Наша военная машина не может быть без дела. Более 100 дивизий сосредоточено у нас на восточной границе. Теперь план переменился. Мы идем на Украину и на Балтийский край. Мы забираем под свое влияние всю Европу. Большевикам не будет места и за Уралом, фюрер теперь решил ударить и освободить Европу от сегодняшних и завтрашних врагов. Мы не можем допустить в Европе новых порядков, не очистив Европу от врагов этого порядка. Наш поход на Россию будет военной прогулкой. Губернаторы по колонизации уже назначены в Одессу, Киев и другие города. Уже все зафиксировано. Я заметил немцу, мол, фюрер сказал нам, что мы друзья с СССР и, что мы не будем иметь два фронта. На это он ответил: так было раньше, но теперь мы не имеем двух фронтов. Теперь положение изменилось. Англичан мы постепенно сломим авиацией, подводными лодками. Англия теперь уже не фронт. Между нами и русскими не может быть никакой дружбы.

Что касается Болгарии, то там 150 тысяч солдат, этого пока хватит. С Турцией мы решим вопрос постепенно. Теперь главный враг — Россия…».[222]

«Сообщение „Ещенко“ из Бухареста от 15.03.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

14 марта Корф имел встречу с адвокатом Сокор, который сообщил:

1) Один немецкий майор, который живет на квартире друга Сокора, в беседе с этим другом заявил: „Мы полностью меняем наш план. Мы направляемся на восток, на СССР. Мы заберем у СССР хлеб, уголь, нефть. Тогда мы будем непобедимы и можем продолжать войну с Англией и Америкой“.

2) Полковник Риошану, бывший товарищ министра, друг Антонеску, в личной беседе с Сокором заявил: „Главштаб румынской армии вместе с немцами занят сейчас разработкой плана войны с СССР. Что эту войну следует ожидать через три месяца“.

3) Из ряда мнений Сокор делает следующий вывод: „Немцы опасаются выступления СССР в тот момент, когда они пойдут на Турцию. Желая предупредить опасность со стороны СССР, немцы хотят проявить инициативу и первыми нанести удар, захватив наиболее важные экономические районы СССР, и прежде всего Украину…“».[223]

«Сообщение „Ещенко“ из Бухареста от 26.03.1941 г.

Начальнику разведуправления Генштаба Красной Армии

Немеш сообщает:

1. Мои приятели, бывшие офицеры, имеющие связи в румынском генеральном штабе, мне сообщили: „Румынский генеральный штаб имеет точные сведения о том, что готовится в Восточной Пруссии и на территории бывшей Польши 80 дивизий для наступления на Украину через 2–3 месяца. Немцы одновременно вступят и в Балтийские страны, где они надеются на восстание против СССР.

Румыны примут участие в этой войне вместе с немцами и получат Бессарабию“.

2. В Молдавии военные части переброшены на строительство стратегических шоссе. Строительство этих дорог было начато немцами, но теперь их продолжают румыны из тех соображений, чтобы СССР не имел никаких претензий.

3. В Молдавии до реки Тротуш из всех местечек началась эвакуация военных организаций. Вывозятся склады, архив и т. д., при этом говорят, что через 2–3 месяца здесь будет начинаться операция на Украину».[224]

«Сообщение „Ещенко“ из Бухареста от 5.05.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

„АБЦ“ сообщил:

… Становится все более очевидным, что немецкие войсковые соединения перевозятся с Балкан на театр румынского фронта. Один штабной офицер расположенного в Румынии восьмого немецкого авиационного корпуса, который несколько дней назад приехал из Берлина, заявил, что раньше для начала немецких военных акций против СССР предусматривалась дата 15 мая, но в связи с Югославией срок перенесен на середину июня. Этот офицер твердо уверен в предстоящем конфликте…».[225]

Финляндия

Легальную резидентуру Разведуправления в Хельсинки возглавляли военный атташе полковник И. В. Смирнов («Оствальд») и майор М. Д. Ермолов («Бранд»). В их сообщениях достаточно полно раскрывалась картина подготовки Финляндии к войне.

«Сообщение „Оствальда“ из Хельсинки от 15.06.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Точно установлено: в период 5-15 июня в портах Вааза, Оулу, Кеми выгрузились не менее двух моторизованных дивизий, следующих железнодорожными эшелонами, темп 12–16 и походным порядком в районы Северной Финляндии. Выгрузка в портах и транспортировка с конечных районов выгрузки в Рованиеми продолжается.

Одновременно с этим проводится мобилизация резервистов финской армии, усилен полицейский режим населенных пунктов Финского и Западного заливов, объявлены запретные зоны.

Личным наблюдением установлено. Рованиеми и прилегающие районы: не менее 2000 транспортных, легковых и специальных машин, не менее 10000 мотопехоты и спец. части. Большое количество офицеров. Установлено: солдаты и офицеры с номерами 6, 17, 80».[226]

«Сообщение „Бранда“ из Хельсинки от 17.06.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

1. Проведение всеобщей мобилизации в Финляндии подтверждается. Повсюду отмечается большое количество резервистов, следующих по назначению. Мобилизация началась 10–11 июня. В Турку, в приходе Коски, Пернио и по деревням долины реки Вуокси проводится мобилизация. 12 июня в Таммисаари объявлено осадное положение, все приводится в боевую готовность.

2. В Хельсинки отмечены признаки эвакуации населения. 16 июня на станции Хельсинки отмечен эшелон с женщинами и детьми, готовый к отправке в Торнио.

3. В частях отпуска прекращены, находящимся в отпуске приказано немедленно явиться в часть».[227]

Франция

Во Франции легальную резидентуру Разведуправления возглавлял военный атташе СССР при правительстве Виши генерал-майор И. А. Суслопаров. Его помощником был М. М. Волосюк («Рато»), официально занимавший должность помощника военно-воздушного атташе. Донесения нелегального резидентра Разведуправления во Франции Л. Треппера («Отто»), которые он посылал в Центр через И. А. Суслопарова, достаточно хорошо известны. Но вот о сообщениях легальной резидентуры известно гораздо меньше, хотя они заслуживают внимания, как, например, такое:

«Сообщение „Рато“ от 3.04.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Сведения, полученные в результате поездки источников по стране, сводятся к следующему:

1. Франция в данное время разделена на три зоны: запретную зону, оккупированную зону и неоккупированную зоны.

2. После перегруппировки немецких войск в конце февраля и начале марта в оккупированной ими зоне остались 20–25 немецких дивизий.

3. Снятые с оккупированной зоны немецкие войска отправлены в основном на восток и частично в запретную зону, на восток направлена также авиация летом, а имущество авиабаз продолжает следовать по жел. дороге.

4. Из поступающих сведений видно, что на всем побережье оккупированной Франции проводятся мероприятия оборонительного характера, как-то: установка береговой и зенитной артиллерии и большая концентрация войск.

5. Что касается запретной зоны, то из-за двух установленных границ, тщательно охраняемых немцами, пока проникнуть не могли, но известно, что в запретной зоне войск много, туда прибыли части из оккупированной зоны. Граница между оккупированной и запретной зонами проходит по линии: Абвиль, Амьен, Перон, Шони, по реке Сомме и далее по реке „Эн“, Ретель, Вузьер, Сэн Менец, Вар Ле Дюк, Шомон и далее на юг по демаркационной линии у города Доль.

6. Все жел. дор. транспорты из Франции получают назначение на жел. дор. станцию Сен Кантен, главный передаточный пункт в запретной зоне жел. дор. линии Париж — Брюссель, где эшелоны получают дальнейшее назначение до конца.

7. Замечено на вооружении резервных немецких полков французские винтовки.

8. Все больше подтверждаются сведения о недостатках резины для колес и масла для моторов.

9. Места расположения частей, убывших в запретную зону и на восток, содержатся готовыми для размещения войск, видимо, в зависимости от событий на Балканах, возможно, ожидаются большие изменения в существующей группировке сил».[228]

Югославия

Легальную резидентуру в Югославии возглавлял военный атташе СССР в Белграде генерал-майор А. Г. Самохин («Софокл»). Его заместителем был В. З. Лебедев («Блок»), официально занимавший пост советника советского полпредства в Югославии. Сообщения, направляемые в Центр из Белграда, также были достаточно обстоятельны.

«Сообщение „Софокла“ из Белграда от 14.02.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

По данным югославского генштаба, Германия имеет сейчас 250 дивизий, из которых находятся: в Восточной Пруссии 15, Генерал-Губернаторстве 70, протекторате 14, Румынии 20, Словакии 6, Венгрии 2, всего в восточном секторе 127 дивизий, при этом в Генерал-Губернаторстве войска имеют крупную группировку: Варшава-Люблинская 16, Тарновская 18, Краковская (Бласковица) 14, Лодзинско-Познанская 22 дивизии. В Румынии войска сгруппированы: Молдавии 5, Добрудже Банате и Трансильвании 3, Валахии 8 дивизий. Остальные части немецкой армии группируются: скандинавские страны 5, английский фронт (побережье Ла-Манша) 50, оккупационная армия (мюнхенская группа) 11, в Италии 5, и общий резерв — центральная Германия 24 дивизии. Словацкая армия имеет 5 дивизий, около 100000, венгерская 18 дивизий, около 300000, румынская 28 дивизий, около 500000. В Болгарии немецких единиц нет, есть инструктора в количестве 5000 чел. Состав дивизий в восточном секторе неизвестен, считается, что немцы всего имеют 30 моторизованных, 15 бронетанковых, а остальные пехотные. В Румынии зафиксированы 3 бронетанковых, 4 моторизованных и 13 пех. дивизий. Нумерация дивизий и место высших штабов неизвестны».[229]

«Сообщение „Софокла“ из Белграда от 9.03.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Рыбникарь сообщил сведения, исходящие от министра двора:

1. Германский генштаб отказался от атаки английских островов, ближайшей задачей поставлено — захват Украины и Баку, которая должна осуществиться в апреле-мае текущего года, к этому сейчас подготавливаются Венгрия, Румыния и Болгария.

2. Через Берлин, Венгрию идет усиленная переброска войск в Румынию.

Важный доложил, что с 7.03 фактически власть в Югославии принадлежит генштабу, без него министерский совет ничего не предпринимает».[230]

«Сообщение „Софокла“ из Белграда от 4.04.1941 г.

Начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

Блок сегодня беседовал со Смеляничем, последний высказал большую тревогу, сообщив ему следующие сведения:

1. Немцы перебрасывают в Финляндию войска.

2. По сообщению военного атташе Югославии в Берлине, немцы перебрасывают из Австрии в Венгрию 10 пехотных и 3 бронетанковых дивизий в район Печуй-Сегедин, он же сообщает, что немцы готовятся в мае напасть на СССР, исходным пунктом для этого будет требование к СССР присоединения к тройному пакту и оказывать экономическое содействие.

3. Против СССР немцы имеют три группировки:

Кенигсбергская — генерал Рундштейн.

Краковская — генерал Бласковиц или Лист.

Варшавская — генерал Бек.

4. Румынские мониторы на Дунае имеют немецкие экипажи.

5. В Праге немцы изготовляют большое количество тракторов, предназначаемых для Украины».[231]

Кроме сообщений из закордонных резидентур, как легальных, так и нелегальных, в Разведуправление РККА регулярно поступали донесения из разведотделов приграничных военных округов: Прибалтийского, Белорусского (позднее Западного) и Киевского. Эти разведотделы вели разведку не только в зонах ответственности своих военных округов, но и в интересах всей РККА. Поэтому с их разведсводками и спецсообщениями внимательно знакомились в Центре, где в начале 1939 г. был создан специальный 7-й отдел приграничной разведки во главе с полковником И. В. Виноградовым. Именно этот отдел занимался укомплектованием кадрами, техникой и материальными средствами приграничных разведотделов. Кроме того, на него возлагалась разработка мобилизационных предписаний для разведотделов приграничных округов, инспекция их боевой готовности и анализ поступающей от них информации. Особую важность в тот период приобрели донесения разведотделов западных особых военных округов, для руководства которыми в отделе приграничной разведки было создано 2-е отделение, его возглавил майор Н. В. Шерстнев.

Говоря о работе разведотделов западных приграничных военных округов, не лишним будет привести выдержку из воспоминаний В. А. Никольского, в 1939–1941 гг. работавшего во 2-м отделении 7-го отдела. Сложившуюся тогда ситуацию он характеризовал следующим образом:

«Необходимо отметить, что при достаточно хорошо налаженной работе по получению нужных Кремлю сведений о планах и намерениях политического и военного руководства зарубежных государств, в первую очередь Германии, в отношении нашей страны, ее ответственные работники были весьма слабо информированы о планируемых акциях собственного правительства. Так, освобождение западных областей Украины и Белоруссии, заключение с Германией договора о дружбе и границе были неожиданностью для разведупра. Поэтому мы не смогли дать указания на передислокацию наиболее ценной агентуры из бывших восточных областей Польши на Запад. Вот и получилось нелепица: в результате стремительного продвижения Красной Армии к Бугу наши агенты оказались в собственном глубоком тылу.

… Весной 1941 г. в разведуправлении было созвано совещание начальников разведотделов штабов приграничных военных округов, на котором была вскрыта вопиющая беспечность в подготовке к действиям в условиях войны. Участники выступали с дельными конкретными предложениями по повышению боевой готовности разведки в грядущем вооруженном столкновении с немцами. В том, что это произойдет, ни у кого из присутствующих не было сомнений. Предлагалось развернуть отделы по штатам военного времени, обеспечить техникой, экипировкой, подготовить соответствующие базы на своей территории на глубину до 400 километров на случай вынужденного отхода от границы и ряд других. Руководство Разведуправления и Генштаба отнеслось к этому сбору, как к обычному плановому мероприятию. На таком важном совещании никто из руководства НКО и Генштаба не присутствовал, а начальник управления генерал-лейтенант Голиков прибыл лишь на заключительное заседание, на котором зачитал стандартную речь о повышении бдительности. И ни слова о серьезности предвоенной обстановки. Более того, нас, участников совещания, предупредили, чтобы мы не поддавались паническим слухам, поскольку воевать в соответствии с советской военной доктриной будем только на территории противника…

Создавалось парадоксальное положение, когда в разведуправлении все оперативные сотрудники ожидали войны и боялись даже друг другу открыто сказать об этом».[232]

К этому надо добавить, что агентурная разведка разведотделов западных военных округов была недостаточно укомплектована подготовленными кадрами. Большинство агентов являлись местными жителями, которые не имели доступа к важной информации. А так как связь с ними осуществлялась с помощью курьеров, то немецкой контрразведке без особого труда удалось парализовать их работу — она только лишь усилила контроль на границе. Да и агентурную разведку приграничных округов ориентировали на выявление подготовки Германии к нападению на СССР только с 24 мая 1941 г.

Что же касается войсковой и радиоразведки западных военных округов, то она также не была укомплектована опытными кадрами и не оснащена техническими средствами. То же можно сказать и о воздушной разведке — до мая 1941 г. она велась силами 10 разведывательных авиаполков, имевших в своем составе только 157 самолетов. Все это надо учитывать, читая сводки разведотделов западных приграничных военных округов.


Из сводки № 20 разведотдела штаба Киевского Особого военного округа (КОВО) от 20–31 июля 1940 г.:

«Прибытие германских войск в пределы генерал-губернаторства объясняется, с одной стороны, стремлением Германии усилить свою восточную границу, поскольку она значительно ослаблена в период решительных операций на Западе, с другой стороны, необходимостью размещения войск, освободившихся после заключения перемирия с Францией, на территориях, более богатых продовольственными ресурсами. Переброска германских войск на территорию бывшей Польши начиная с 20 июля значительно сократилась по сравнению с первой половиной июля. Вместе с прибывшими войсками численность германских войск на территории генерал-губернаторства составляет 35 дивизий».[233]

Из спецсообщения разведотдела штаба Западного Особого военного округа (ЗапОВО) от 3.06.1941 г.:

«На основании ряда проверенных агентурных данных военная подготовка Германии против СССР за последнее время, особенно с 25 мая, проводится более интенсивно и характеризуется следующими данными:

В течение второй половины мая немцы увеличили свою группировку войск на 2–3 пд., две бронетанковые дивизии СС, главным образом в районе Остроленка, Прасныш, Млава, Цеханов. Дивизии СС — в Сувалки (данные требуют проверки).

Особенно характерно прибытие артиллерийских частей, танковых подразделений и бронемашин.

Одновременно отмечается прибытие средств ПВО, ПТО. Так, например, в районе Варшава — 130 орудий ПТО, 51-й зенитный артполк; Млава — зенитный дивизион и дивизион ПТО…

О том, что возможность начала военных действий немцами против СССР не исключается в июне м., свидетельствует следующий факт:

По сведениям, требующим проверки, 24.5.1941 г. филиал германской разведки в г. Цеханов выслал на территорию СССР пять агентов с установкой: вернуться не позже 5.6.1941 г.

Один из агентов сказал, что к этому сроку из Белостока в Гродно он возвратиться не успеет. Майор — нач. разведпункта — на это ответил: после 5.6.1941 г. возможно начало военных действий с СССР, поэтому он не может, вне этих сроков, гарантировать жизнь агента; поэтому посещение Белостока и Гродно ему исключили…

Вывод:

Сведения о форсированной подготовке театра и об усилении группировки войск в полосе ЗапОВО заслуживают доверия.

Данные о прибытии двух дивизий СС в Сувалки требуют дополнительной проверки».[234]

Из сводки № 3 разведотдела штаба КОВО от 20.06.1941 г.:

«1. Движение немецких войск к нашим границам подтверждается различными источниками, главная масса прибывающих войск концентрируется на томашов-сандомирском направлении севернее Таневских лесов…

3. Данные о нумерации армий требуют проверки и уточнения, но наличие двух штабов армий на люблинском и томашов-сандомирском направлениях вполне возможно.

4. Замена ранее находившихся частей на краковском направлении заслуживает внимания, тем более что вновь прибывшие части относятся к менее устойчивым частям германской армии.

5. Крупное движение всех родов войск и транспорта южнее Томашов преследует какую-то демонстративную цель или связано с проводимыми учениями».[235]

Из сводки № 01 разведотдела штаба Прибалтийского Особого военного округа (ПрибОВО) от 20.06.1941 г.:

«Продолжается сосредоточение немецких войск к границе. Произошло увеличение в Тильзитской группировке на 1 пд, 2 мотополка. Отмеченные 3 полка тяж. артиллерии, очевидно, являются артиллерией усиления. Появление нового штаба армии в районе Каукемен требует проверки, так как данные первичны».[236]

Из сводки № 02 разведотдела штаба ПрибОВО от 21.06.1941 г.:

«1. Продолжается сосредоточение немецких войск к госгранице и из глубины в районы Восточной Пруссии.

2. Общая группировка войск продолжает оставаться в прежних районах.

3. Требуется установить достоверность дислокации в г. Кенигсберге штаба 3-го ак, штаба 1-й армии (Нашими данными в течение продолжительного времени отмечался штаб 18-й армии. Данных о его убытии не поступало.)…».[237]

Из сводки разведотдела штаба ЗапОВО от 21.06.1941 г.:

«1. По имеющимся данным, основная часть немецкой армии в полосе против Западного ОВО заняла исходное положение.

2. На всех направлениях отмечается подтягивание частей и средств усиления к границе.

3. Всеми средствами разведки проверяется расположение войск у границы и в глубине».[238]

Вся добываемая военными разведчиками информация стекалась в информационный отдел Разведуправления, где ее анализировали и в виде сводок, спецсообщений и записок за подписью начальника управления рассылали руководителям государства и НКО. Об этом пишет П. И. Ивашутин:

«Тексты почти всех документов и радиограмм, касающихся военных приготовлений Германии и сроков нападения, докладывались регулярно по следующему списку: Сталину (два экземпляра), Молотову, Берии, Ворошилову, наркому обороны и начальнику Генерального штаба».[239]

Об этом же свидетельствует и рассылка, указанная на каждом таком документе.

Начальниками информационного отдела Разведуправления в период с 1939 по июль 1941 г. были:

полковник Г. П. Пугачев — с 05.1939 до 12.1940 г.

генерал-майор Н. И. Дубинин — с 12.1940 до 01.1941 г.

подполковник В. А. Новобранец (и.о.) — 01–04.1941 г.

генерал-майор Н. С. Дронов — с 04.1941 г.

Столь частая смена начальников, разумеется, не способствовала нормальной работе отдела, играющего ключевую роль в оценке складывающейся военно-политической ситуации в мире вообще и опасности германского нападения в частности. Хотя при всех изменениях заместитель начальника отдела по Западу полковник Л. А. Онянов, начальник немецкого отделения полковник Гусев и их подчиненные полковник Дьяков, майор Скрынников, майор Лукманов, капитан Горценштейн и другие оставались на своих местах, а значит, большого урона работе нанесено не было.

Характеризуя работу информационного отдела, очень часто ссылаются на воспоминания В. А. Новобранца, в которых он описывает, с каким недоверием относилось к информаторам руководство Разведуправления. В частности, о Ф. И. Голикове, начальнике Разведуправления (июль 1940 г. — ноябрь 1941 г.), В. А. Новобранец пишет следующее:

«Вновь назначенный начальник Разведупра генерал-лейтенант Голиков прибыл к нам из Львова, где он командовал 6-й армией. Как командовал — не знаю, но начальником Разведупра он был плохим. В Разведупре это был единственный человек, который попал в сети дезинформации немецкой разведки и до самого начала войны верил, что войны с Германией не будет.

Близко соприкасаясь по работе, почти ежедневно бывая на докладе, я изучил нового начальника Разведупра. Среднего роста круглолицый блондин, вернее, лысый блондин со светлыми глазами. На лице всегда дежурная улыбка, и не знаешь, чем она вызвана — то ли ты хорошо доложил, то ли плохо. Я не заметил, чтобы он определенно высказывал свое мнение. Давая указания, говорил: „Сделайте так или так…“. И я не знал, как же все-таки надо. Если я поступал по своей инициативе или по его указанию, но неудачно, он всегда подчеркивал: „Я вам таких указаний не давал“, — или: „Вы меня неправильно поняли“. Он просто не знал, какие давать указания. Мы его не уважали. Голиков часто ходил на доклад к Сталину, после чего вызывал меня и ориентировал в том, что думает „хозяин“; очень боялся, чтобы наша информация не разошлась с мнением Сталина».[240]

Однако чересчур доверять мнению В. А. Новобранца не следует, хотя бы потому, что его воспоминания, содержащие множество неточностей, были написаны явно в духе хрущевской конъюнктуры, когда вину за все военные неудачи СССР в начале войны старались свалить на И. В. Сталина и его выдвиженцев. Некоторые авторы идут в своих «разоблачениях» гораздо дальше, доводя ситуацию до анекдота. Так например, известный петербургский историк Б. А. Старков в предисловии к запискам перебежчика В. Кривицкого «Я был агентом Сталина» утверждает, что Голиков, приходя на доклад к Сталину, имел при себе две папки, в каждой из которых лежали донесения, но составленные по-разному и, узнав от секретарши о настроении Сталина, на ходу решал, какой из папок воспользоваться.

Причины же конфликта Голикова и Новобранца, скорее всего, в том, что в Разведуправлении по-разному оценивали численность немецкой военной группировки на Востоке, и их точки зрения по этому поводу, естественно, расходились. И хотя Новобранец в конце концов оказался прав, из этого нельзя делать вывод об угодничестве Голикова перед Сталиным. Вернее будет предположить, что начальник Разведупра считал маловероятным нападение Германии на СССР до разгрома Англии и твердо отстаивал это свое мнение. Что до характеристик Ф. И. Голикова, то имеет смысл привести еще две из них. Опытная разведчица М. И. Полякова, проработавшая в оперативном аппарате Разведупра с 1937 по 1946 г., характеризует его как «хорошего боевого генерала, который особенностей нашей работы не знал и не понимал».[241]

Другой высокопоставленный сотрудник Разведуправления, И. Ахмедов, вспоминал:

«Несмотря на все великолепие парадной формы генерал-лейтенанта РККА, он (Голиков) был не слишком видной фигурой. Он был маленького роста, не выше метра шестидесяти, тучный и совершенно лысый. Лицо у него было неприятно багрового цвета. Однако в его глазах сразу читалась суровая сила. Взгляд его небольших голубых со стальным оттенком глаз буквально пронизывал собеседника».[242]

Что же касается разведсводок и спецсообщений, посылаемых Разведуправлением руководству страны, то они направлялись установленным адресатам регулярно. Ниже приводятся выдержки из отдельных сводок и спецсообщений (в основном сделанные там выводы), они позволяют судить о заключениях, к которым пришло руководство Разведуправления в то тревожное время.

Из сводки 5-го Управления РККА о положении в Германии, Румынии и Латвии от 19.06.1940 г.:

«1. Германия усиливает свои войска на границе с Литвой.

2. Переброску на север Румынии 4-й горнострелковой бригады и нахождение в этом районе 1-й горнострелковой бригады, в районе Быстрицы — 2-й горнострелковой бригады можно расценивать как прикрытие специальными горнострелковыми частями горных проходов с севера на юг (от стыка советской и словацкой границ).

Зам. народного комиссара обороны СССР

(генерал-лейтенант авиации И. Проскуров».[243])

Из сводки 5-го Управления РККА о сосредоточении германских войск на границах с Литвой от 15.07.1940 г.:

«Переброска германских войск на территорию бывшей Польши и Восточной Пруссии, и в частности в приграничные районы с СССР продолжается. По состоянию на 13 июля 1940 г. в Восточной Пруссии сосредоточено до 11 дивизий и на территории бывшей Польши — до 26 дивизий.

Начальник 5 Управления Красной Армии

(генерал-лейтенант Ф. Голиков».[244])

Из сводки № 86/252104сс 5-го Управления РККА по событиям на Западе от 20.07.1940 г.:

«Переброска германских войск в В. Пруссию и на территорию б. Польши подтверждается рядом агентурных источников, данными иностранной прессы и заявлением германского военного атташе в Москве от 5.7.1940 г., предупреждавшим о предстоящих перебросках, мотивируя их, как возвращение частей на старые места расквартирования.

За период с 15.6 по 16.7.1940 г. германские части усилились в В. Пруссии на 6–7 дивизий, а в бывшей Польше на 8 дивизий (без учета 7 пех. дивизий в районе Варшавы) Переброска продолжается.

Начальник 5 Управления Красной Армии

(генерал-лейтенант (Голиков)».[245])

Из спецсообщения № 252724сс Разведуправления Генштаба Красной Армии о новых перегруппировках немецких войск на Балканах от 10.12.1940 г.:

«Вместо убывшей в Румынию группы Бласковиц германское командование создает новую группировку в восточной части Протектората.

По-видимому, Германия намерена разрешить балканскую проблему до начала весны.

((Голиков)».[246])

Из спецсообщения № 660159сс Разведуправления Генштаба Красной Армии о мобилизационных мероприятиях в сопредельных с СССР капиталистических странах от 14.02.1941 г.:

«В связи с приближающимся весенним периодом во всех сопредельных с СССР капиталистических странах отмечается усиление мобилизационных мероприятий, направленных на увеличение своих армий.

(Голиков».[247])

Из всех спецсообщений и сводок Разведуправления того периода наиболее часто ссылаются на доклад Ф. И. Голикова от 20 марта 1941 г. и на сделанные там выводы. Учитывая важность этого документа, есть смысл привести его полностью:

«Доклад начальника Разведуправления Генштаба Красной Армии генерал-лейтенанта Голикова в НКО СССР, СНК СССР и ЦК ВКП(б) „Высказывания, [оргмероприятия] и варианты боевых действий германской армии против СССР“

б/н

20 марта 1941 г.

Большинство агентурных данных, касающихся возможности войны с СССР весной 1941 г., исходят от англо-американских источников, задачей которых на сегодняшний день, несомненно, является стремление ухудшить отношения между СССР и Германией. Вместе с тем, исходя из природы возникновения и развития фашизма, а также его задач осуществление заветных планов Гитлера, так полно и „красочно“ изложенных в его книге „Моя борьба“, краткое изложение всех имеющихся агентурных данных за период июль 1940 — март 1941 г. заслуживают в некоторой своей части серьезного внимания.

За последнее время английские, американские и другие источники говорят о готовящемся якобы нападении Германии на Советский Союз. Из всех высказываний, полученных нами в разное время, заслуживают внимания следующие:

1. Геринг якобы согласен заключить мир с Англией и выступить против СССР.

2. Японский ВАТ передает, что якобы Гитлер заявил, что после быстрой победы на западе он начнет наступление против СССР.

3. В Берлине говорят о каком-то крупном разногласии между Германией и СССР. В связи с этим в германском посольстве говорят, что после Англии и Франции наступит очередь за СССР.

4. Турецкая газета „Сон Поста“ сообщает, что германский командующий войсками в Австрии, обращаясь к войсковым частям, заявил, что главным врагом Германии являются русские, и что на германских солдат может быть возложена задача еще большего расширения границ Германии.

5. Американский посол в Румынии в своей телеграмме в Вашингтон сообщает, что Джигуржу имел беседу с Герингом, в которой последний сказал, что если Германия не будет иметь успеха в войне с Англией, то она вынуждена будет перейти к осуществлению своих старых планов по захвату Украины и Кавказа.

6. Германский ВАТ высказал, что после окончания войны с Англией немцы помогут Финляндии получить обратно потерянную территорию.

7. Гитлер намерен весною 1941 г. разрешить вопрос на Востоке.

8. В беседе с югославским ВАТ в Москве, последний говорил, что Финляндия — это зона интересов СССР. Недавно советник германского посольства в Москве Пильгер прямо сказал, что финны храбро дрались зимой и они их русским не отдадут. За последнее время немцы подстрекают финнов против русских. Финны уже поговаривают о том, что „граница с СССР еще не окончательная, посмотрим, что будет после заключения мира в Европе“.

9. Югославский ВАТ считает, что среди немцев имеется два течения: первое — СССР в настоящее время слаб в военном и внутреннем отношениях и настаивают на том, чтобы использовать удобный момент и вместе с Японией покончить с СССР и освободиться от пропаганды и от „дамоклова меча“, висящего все время над Германией; второе — СССР не слаб, русские солдаты сильны в обороне, что доказано историей. Рисковать нельзя. Лучше поддерживать с СССР хорошие отношения.

10. Английские и французские журналисты утверждают, что в Германии происходит какая-то расстановка сил. В Стокгольме велись переговоры между Германией и Англией, представителем от Англии был Ллойд Джордж, но что эти переговоры ни к чему не привели. Греческий журналист сообщил, что в Мадриде в июле 1940 г. имели место переговоры между Германией и Англией и что Германия недовольна СССР, так как последний предъявляет какие-то новые требования.

11. Данные Германией и Италией гарантии о границе Румынии направленны исключительно против СССР. Эти гарантии дополнены военным соглашением между Германией и Румынией. Этими гарантиями проникновению СССР на Балканы будет положен конец.

12. Министр иностранных дел Румынии Стурдза старался убедить Гантера внести предложение Рузвельту о мире между Германией и СССР. Гитлер хочет мира, так как его терпение к СССР почти истощилось и что СССР полностью будет готов к войне только в 1942 г… Он же сказал, что неофициальные мирные переговоры ведутся в Стокгольме, Мадриде и Ирландии.

13. Среди немецких офицеров ходят слухи о том, что в феврале 1941 г. в своем выступлении в „Спортпаласе“ на выпуске офицеров, Гитлер сказал, что у Германии имеются три возможности использования своей армии в 228 дивизий: для штурма на Англию, наступления в Африку через Италию и против СССР.

14. Столкновение между Германией и СССР следует ожидать в мае 1941 г. Источником подчеркивается, что это мнение высказывается как в военных кругах, так и в кругах министерства иностранных дел. Никто не реагирует одобрительно на эти планы. Считают, что распространение войны на СССР только приблизит конец национал-социалистического режима. Это мнение высказывает и племянник Браухича, который занимает видный пост в министерстве иностранных дел.

15. Шведский ВАТ в подтверждение сведений о подготовке наступления против СССР весной 1941 г. подчеркнул, что сведения получены от военного лица и основаны на сугубо секретном приказе Гитлера, который известен ограниченному кругу ответственных лиц.

Руководитель восточного отдела министерства иностранных дел Шлиппе сказал, что посещение Молотовым Берлина можно сравнить с посещением Бека. Единомыслия достигнуто не было ни в вопросе о Финляндии, ни о Болгарии.

Подготовка наступления против СССР началась значительно ранее визита Молотова, но одно время оно было приостановлено, так как немцы просчитались в своих сроках победы над Англией. Весной немцы рассчитывают поставить Англию на колени, развязав себе тем самым руки на Востоке.

16. Для борьбы с Англией достаточно тех сил, которые сосредоточены на канале, а остальные силы свободны для борьбы против СССР. Выступление необходимо для того, чтобы создать ясность на Востоке и ликвидировать постоянную опасность того, что СССР может выступить на стороне Англии, а также захватом Украины обеспечить Европу продуктами питания.

Из наиболее вероятных вариантов действий, намечаемых против СССР, заслуживают внимания следующие:

1. Вариант № 1 по данным анонимного письма, полученного нашим полпредом в Берлине от 15 декабря 1940 г.:

„… Основное направление удара: а) от Люблина по Припяти до Киева; б) из Румынии между Яссы и Буковиной в направлении Тетерев, и в) из Восточной Пруссии на Мемель, Виллинг, р. Березина и далее вдоль Днепра на Киев“;

2. Вариант № 2 по данным КОВО от декабря 1940 г.:

„… Три главных направления удара: а) из Восточной Пруссии в направлении Литвы, Латвии и Эстонии. Этот удар имеет те преимущества, что Литва, Латвия и Эстония сразу же становятся союзниками Германии. Кроме того, Финляндия сразу же присоединяется к Германии, чтобы отнять забранную территорию; б) через Галицию и Волынь. Эта группа войск будет иметь поддержку украинцев и в[ойск] из Румынии, которая будет стремиться захватить отобранную у нее территорию.

Группа войск 2-го и 3-го направлений окружает войска противника в Мало-Польше. На остальном участке наносятся вспомогательные удары на фронтальном направлении с целью очищения всей остальной территории“.

3. Вариант № 3 по данным нашего агентурного донесения на февраль 1941 г.:

„… Для наступления на СССР создается три армейские группы: 1-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Бок наносит удар в направлении Петрограда, 2-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Рунштудт — в направлении Москвы, и 3-я группа под командованием генерал-фельдмаршала Лееб — в направлении Киева.

Начало наступления на СССР ориентировочно 20 мая“.

Кроме этих документов, по данным других источников, известно, что план наступления против СССР будет заключаться в следующем:

а) после победы над Англией Германия, наступая против СССР, предполагает наносить удар с двух флангов: охватом со стороны севера (имеется в виду Финляндия) и со стороны Балканского полуострова;

б) коммерческий директор германской фирмы „Тренча майне лимитед“ [заявил, что] нападение на СССР произойдет через Румынию. Для этого Германия строит шоссе из Протектората через Словакию в Венгрию с целью переброски войск к советской границе. Венгрия и Румыния разрешили Германии пользоваться всеми путями сообщения для переброски войск, а также разрешили ей строить новые аэродромы, базы для мотомехчастей и склады для амуниции. Венгрия разрешила Германии пользоваться частью своих аэродромов. Все румынские войска и военно-технические сооружения находятся в распоряжении германского командования;

в) югославский ВАТ (военный атташе — авт.) Смидович заявляет, что разрешая балканский вопрос, трудно представить, куда немцы направят свое острие, но он лично убежден, что все это предшествует нападению на СССР. Сам факт выхода немцев в Дарданеллы является прямым актом против СССР. Вообще Гитлер никогда не изменял своей программе, изложенной в книге „Моя борьба“, и эта программа является основной целью войны. Дружбой Гитлер пользуется как средством, дающим ему возможность решить задачу переустройства Европы;

г) по сообщению нашего ВАТ от 14 марта, в Румынии упорно распространяются слухи о том, что Германия изменила свой стратегический план войны. В разговоре с нашим источником немецкий майор заявил: „Мы полностью изменили наш план. Мы направляемся на Восток, на СССР. Мы заберем у СССР хлеб, уголь, нефть. Тогда мы будем непобедимы и можем продолжать войну с Англией и Америкой“. Полковник Риошану, бывший товарищ министра в Румынии, в личной беседе с нашим источником сказал, что главный штаб румынской армии вместе с немцами занят сейчас разработкой плана войны с СССР, начала которой следует ожидать через три месяца. Немцы опасаются выступления СССР в тот момент, когда они пойдут в Турцию. Желая предупредить опасность со стороны СССР, немцы хотят перехватить инициативу и первыми нанести удар, захватить наиболее важные экономические районы СССР, и прежде всего Украину.

д) по сообщению нашего ВАТ из Берлина, по данным вполне авторитетного источника, начало военных действий против СССР следует ожидать между 15 мая и 15 июня 1941 г.

Вывод:

1. На основании всех приведенных выше высказываний и возможных вариантов действий весною этого года считаю, что наиболее возможным сроком начала действий против СССР являться будет момент после победы над Англией или после заключения с ней почетного для Германии мира.

2. Слухи и документы, говорящие о неизбежности весною этого года войны против СССР необходимо расценивать как дезинформацию, исходящую от английской и даже, может быть, германской разведки.

Начальник Разведывательного управления

Генерального штаба Красной Армии

(генерал-лейтенант (Голиков)».[248])

А уже через две недели тот же Голиков докладывал: Из спецсообщения № 660370 Разведуправления Генштаба Красной Армии об усилении группировки немецких войск на границе с СССР от 4.04.1941 г.:

«В течение всего марта немецким командованием осуществлялись усиленные переброски войск в пограничную полосу с СССР. Начались они еще с конца января 1941 г.

Переброска войск производилась как с западного фронта, так и из центральных районов Германии…

Общее количество германских войск на границе с СССР до Словакии выражается:

Пехотных дивизий… 61

Моторизованных дивизий… 6

Танковых дивизий… 6–7

Всего: 72–73 дивизии.

… К этому составу немецких войск нужно добавить немецкие войска в Молдавии и Северной Добрудже в общем количестве около 9 пехотных и одной моторизованной дивизий.

С ними общее количество немецких дивизий всех типов в приграничной полосе с СССР достигает 83–84 дивизий, не считая войск, сосредоточенных в Чехии, Моравии и в центре Румынии.

(Голиков».[249])

Еще через месяц: Из спецсообщения № 660477сс Разведуправления Генштаба Красной Армии «О группировке немецких войск на Востоке и Юго-Востоке на 5 мая 1941 г.» от 5.05.1941 г.:

«1. За два месяца количество немецких дивизий в приграничной зоне против СССР увеличилось на 37 дивизий (с 70 до 107). Из них число танковых дивизий возросло с 6 до 12 дивизий. С румынской и венгерской армиями это составляет около 130 дивизий.

2. Необходимо считаться с дальнейшем усилением немецкого сосредоточения против СССР за счет освободившихся войск в Югославии и их группировкой в районе протектората и на территории Румынии.

3. Вероятно дальнейшее усиление немецких войск на территории Норвегии, северо-норвежская группа которых в перспективе может быть использована против СССР через Финляндию и морем.

4. Наличные силы немецких войск для действий на Ближнем Востоке к данному времени выражаются в 40 дивизиях, из которых 25 — в Греции и 15 — в Болгарии. В этих же целях сосредоточено до двух парашютных дивизий с вероятным их использованием в Ираке.

(Голиков».[250])

Затем: Из спецсообщения № 660506сс Разведуправления Генштаба Красной Армии «О распределении вооруженных сил по театрам и фронтам военных действий по состоянию на 15.05.41 г.» от 15.05.1941 г.:

«Перегруппировка немецких войск за первую половину мая характеризуется усилением группировки против СССР на протяжении всей западной и юго-западной границы, включая и Румынию, дальнейшим усилением сил для действий против Англии на Ближнем Востоке, в Африке и на территории Норвегии…

Общее количество немецких войск против СССР достигает 114–119 дивизий, включая 6 дивизий, находящихся в районе Данциг — Познань — Торн. Из них пехотные — 82–87 горных — 6, танковых — 13, моторизованных — 12, кавалерийских — 1…

Основными районами сосредоточения являются: южная часть Генерал-Губернаторства, Словакия и северная часть Молдавии.

((Голиков)».[251])

Из спецсообщения № 660569 Разведуправления Генштаба Красной Армии о группировке немецких войск на 1 июня 1941 г. от 31.05.1941 г.:

«Группировка немецких войск на 1 июня 1941 г.

В течение второй половины мая месяца главное немецкое командование за счет сил, освободившихся на Балканах, производило:

1. Восстановление западной группировки для борьбы с Англией.

2. Увеличение сил против СССР.

3. Сосредоточение резервов главного командования.

Общее распределение вооруженных сил Германии состоит в следующем:

— против Англии (на всех фронтах) — 122–126 дивизий;

— против СССР — 120–122 дивизии;

— резервов — 44–48 дивизий.

… В результате немецких перебросок за май месяц против СССР, необходимо отметить:

1) что за вторую половину мая месяца немцы приступили к созданию оперативной глубины, сосредоточив, как выше отмечено, западнее линии Лодзь, Краков — 6–8 дивизий;

2) перебросив значительные силы из Югославии, Греции и Болгарии на территорию Румынии, немцы в значительной степени усилили свое правое крыло против СССР, повысив его удельный вес в общей структуре своего восточного фронта против СССР (к настоящему времени в Румынии, вместе с Молдавией, насчитывается 28 дивизий).

Что касается фронта против Англии, то немецкое командование, имея уже в данное время необходимые силы для дальнейшего развития действий на Ближнем Востоке и против Египта (29 дивизий, считая Грецию с островом Крит, Италию и Африку), в то же время довольно быстро восстановило свою главную группировку на Западе, продолжая одновременно переброску в Норвегию (из порта Птоттин), имея в перспективе осуществление главной операции против английских островов.

В заключение можно отметить, что перегруппировки немецких войск после окончания Балканской компании в основном завершены.

(Голиков».[252])

Таким образом, Разведуправление РККА осознавало угрозу нападения фашистской Германии на СССР и регулярно информировало о ней руководство страны. В поле зрения военной разведки находились как Германия с ее союзниками, так и страны англо-французского блока. Поэтому неправы те исследователи, которые пишут о слабости советской военной разведки, ссылаясь при этом на «Акт о приеме Наркомата обороны Союза ССР С. К. Тимошенко от К. Е. Ворошилова», где говорилось:

«Состояние разведывательной работы.

Организация разведки является одним из наиболее слабых участков в работе Наркомата обороны. Организационной разведки и систематического поступления данных об иностранных армиях не имеется.

Работа Разведывательного управления не связана с работой Генерального штаба. Наркомат обороны не имеет в лице Разведывательного управления органа, обеспечивающего Красную Армию данными об организации, состоянии, вооружении, подготовке к развертыванию иностранных армий. К моменту приема Наркомат обороны такими разведывательными данными не располагает. Театры военных действий и их подготовка не изучены».[253]

Процитированный документ, несмотря на свою важность для исследователей, не имеет точной датировки. Дело в том, что сдача и прием дел по НКО СССР были проведены во исполнение Постановления СНК от 8 мая 1940 г. Однако на документе имеются пометы, указывающие на то, что этот акт был отпечатан 7 декабря 1940 г. в пяти экземплярах, которые были направлены И. В. Сталину и В. М. Молотову 16 декабря, К. Е. Ворошилову — 12 декабря и Н. Ф. Ватутину — 23 января 1941 г.[254]

Однако не совсем прав и А. Г. Павлов, когда говорит о наличии у Разведуправления полных данных, «по которым можно было сделать твердые выводы: о принятии Германией решения напасть на СССР; о политических и стратегических планах немцев; о конкретных мероприятиях на всех этапах подготовки войны; о силах и средствах, подготовленных для войны; о замысле и способе развязывания войны; о группировке и боевом составе сил, развертывавшихся у границ СССР; о конкретных сроках нападения».[255]


Разведуправление, хотя и узнало о переброске немецкой армии к границам СССР и в достаточной степени освещало ее, но не располагало точными данными о численности развернутой группировки, что привело к ее завышению. Более того, постоянно завышалось и общее количество немецких дивизий вообще. Это привело к ошибочному мнению о том, что на 1 июня 1941 г. Германия сосредоточила против СССР лишь 41,6 % дивизий (на самом деле — 62 %), а против Англии — 42,6 %. В результате был сделан неверный вывод о том, что Германия не начнет войну против СССР, не победив Англию, а также, что процесс сосредоточения германских сил у границ СССР еще не завершен.

Не соответствует действительности утверждение, что военной разведке удалось получить все основные положения плана «Барбаросса». На самом деле ей стали известны лишь сведения о принятии Гитлером стратегического решения о начале войны с СССР, но никаких конкретных деталей плана, а тем более даты нападения она не знала. Да и знать не могла быть, так как агентура Разведуправления не имела доступа к высшим секретам Рейха. Поэтому говорить, что советской военной разведке удалось вскрыть замыслы германского командования, было бы неправильным. (К тому же, сделать это вообще было бы несколько затруднительно: в Германии было несколько концепций войны, и они постоянно менялись, как менялась и дата нападения на СССР.) Это относится и к предположению Разведуправления, что война с Германией будет затяжной. На самом же деле Гитлер и его генералы строили свои планы на теории «блицкрига».

В свете всего этого трудно упрекать Ф. И. Голикова за то, что он считал невозможным нападение Германии на СССР до окончания войны с Англией, а значит и невозможным нападение в ближайшее время. Соответственно и упреки И. Сталину в том, что он не слушал разведку, не совсем обоснованы. (А ведь к нему направлялись донесения и из НКВД, и НКИД, и НКВМФ, и Коминтерна.) Кроме того, надо учитывать и огромное количество дезинформации, направляемой немцами по различным каналам с целью скрыть свои истинные намерения.

Поэтому, на наш взгляд, наиболее верным будет следующий вывод. Советская военная разведка приложила максимум усилий для того, чтобы добыть и представить руководству страны исчерпывающую информацию о намерениях Германии. Однако в силу объективных причин сделать ей это полностью не удалось, а полученные сведения были довольно противоречивыми, чтобы со всей определенностью ответить на поставленные вопросы. Однако считать работу советской военной разведки плохой неверно, так как германские спецслужбы добились еще меньших результатов.


Примечания:



2

Алексеев М. Военная разведка России. Кн. 1. М., 1998. С. 33–38.



20

Там же. С. 157.



21

Кутузов М. И. Указ. соч. С. 338.



22

Там же. С. 403.



23

Там же. С. 320.



24

Бородино. Документы, письма, воспоминания. М., 1962. С. 80.



25

Жилин П. А. Указ. соч. С. 245.



202

Павлов А. Советская военная разведка накануне Великой Отечественной войны // Новая и новейшая история. № 1. 1995. С. 51–52.



203

Никольский В. Аквариум-2. М., 1997. С. 28–29.



204

1941 год. Кн. 1. М., 1998. С. 91.



205

Там же. С. 274.



206

Там же. С. 466.



207

Там же. С. 508.



208

Там же. С. 680.



209

1941 год. Кн. 2. М. 1998. С. 113.



210

Зайцев Н. Вместе с Альтой // Военно-исторический журнал. 1992. № 4–5. С. 32–33.



211

Там же. С. 33.



212

1941 год. Кн. 2. С. 121.



213

Там же. С. 179.



214

Там же. С. 198.



215

Там же. С. 266.



216

Там же. С. 211.



217

1941 год. Кн. 1. С. 770.



218

Там же. С. 771.



219

1941 год. Кн. 2. С. 128.



220

Там же. С. 252.



221

1941 год. Кн. 1. С. 706.



222

Там же. С. 768.



223

Там же. С. 775.



224

Там же. С. 798.



225

1941 год. Кн. 2. С. 170.



226

Там же. С. 366.



227

Там же. С. 383.



228

Там же. С. 17.



229

1941 год. Кн. 1. С. 650.



230

Там же. С. 736.



231

1941 год. Кн. 2. С. 25.



232

Никольский В. Указ. соч. С. 38–39, 42–43.



233

Мельтюхов М. Советская разведка и проблема внезапного нападения // Отечественная история. 1998, № 8. С. 3–20.



234

Горьков Ю. Москва. Ставка. Генштаб. Тверь, 1995. С. 314–317.



235

Мельтюхов М. Указ. соч.



236

Горьков Ю. Указ. соч. С. 321–322.



237

Мельтюхов М. Указ. соч.



238

Там же.



239

Ивашутин П. Докладывала точно // Военно-исторический журнал. 1990. № 5.



240

Новобранец В. Накануне войны // Знамя. 1990. № 6. С. 171–172.



241

Двойных Л., Тархова Н. О чем докладывала военная разведка // Наука и жизнь. 1995. № 3.



242

Цит. по: Эндрю К., Гордиевский О. КГБ. История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачева. М., 1992. С. 274.



243

1941 год. Кн. 1. С. 42.



244

Там же. С. 118.



245

Там же. С. 121.



246

Там же. С. 443.



247

Там же. С. 653.



248

Там же. С. 776.



249

1941 год. Кн. 2. С. 46.



250

Там же. С. 171.



251

Там же. С. 215.



252

Там же. С. 289.



253

Там же. С. 629.



254

Двойных Л., Тархова Н. Указ. соч.



255

Павлов А. Указ. соч. С. 59–60.