Загрузка...



КОРОЛЬ СИГИЗМУНД И ОБЩЕЕ ПОЛОЖЕНИЕ В ПОЛЬШЕ

Король Сигизмунд после смерти Стефана Батория в 1574 году был возведен на польский престол путем выборов и главную опору его составляла шляхта. Магнаты были его противниками и сторонниками австрийской династии. Они решили силой поставить королем сына австрийского императора и при поддержке вооруженных сил двинулись с ним в Краков. Сигизмунд выслал против них Замойского с войсками, который разбил австрийского претендента и его сторонников. Сигизмунд укрепился на польском троне. Королевская власть в Польше была сведена «шляхтой» к полной зависимости от общих собраний, которым принадлежало право избрания короля, политическое и законодательное право. Сигизмунд же был стороник абсолютной монархии и наследствен ной преемственности королевской власти. Кроме тс го, он был приверженцем католицизма. Этим он поставил себя во враждебные отношении с магнатам! противниками католицизма, и шляхтой — сторониками демократических привилегий. Против Сигизмунда начался «рокош», или (по польской конституции) законное вооруженное восстание недовольных для защиты конституционных прав. В «рокоше» соединились магнаты и шляхта. Сигизмунд справился с «рокошем», и магнаты, опасаясь мести короля, двинулись в пределы Москвы, пользуясь внутренним положением последней. Власть короля вне пределов Польши была условной, и все польские вожди и гетманы, действовавшие в пределах московских; владений, с властью его не считались. Цель польских; вождей-магнатов в московских владениях не имела никакой национальной и государственной цели, кроме грабежа и наживы. Во время «рокоша», поднятого против Сигизмунда, возникшего в Торне, польские инсургенты были в союзе с русскими мятежниками, поднявшимися против принятого Сигизмундом воинственного католицизма, и некоторые из них имели склонность соединиться с русскими народными ополчениями.

Сапега после 16-месячной осады Троицко-Сергиевской лавры, отошел от нее и вступил в переговоры с вождями русских ополчений с целью соединиться с ними. Переговоры не привели к положительным результатам, но все известные польские вожди: Рожинский, Гонсевский, Лисовский и другие, действовали, не считаясь с волей короля. Король чувствовал непрочность своего положения и старался обеспечить за собой более прочное положение, не оставлял надежду на занятие шведского трона. Это не удалось и он решил использовать положение в Московском государстве и занять московский трон.

Положение в московском безвременье облегчало претензии короля. После свержения Шуйского перед высшим общественным классом становится вопрос — где искать претендента на московский престол. Подавляющее большинство стояло за кандидата иностранца. Противником иноземного претендента был патриарх Гермоген и донские казаки, которые вели борьбу не только против поляков, но и за природного русского претендента. Великое посольство, снаряженное к Сигизмунду, убедилось, что он имеет целью лично занять московский трон, увидело угрозу господства вместе с ним и католицизма, и должно было искать на московский престол кандидатов среди династий других народов. Претензии Сигизмунда вносили разлад и в среду польских магнатов. Когда в Москву прибыл посланник от Сигизмунда с приказанием короля к Жолкевскому, занимавшему с войсками Москву, чтобы он потребовал от москвичей присяги королю Сигизмунду, а Жолкевский, зная, что Москва ни за что не подчинится королю как ревностному католику и гонителю православия, видя безвыходность положения передал команду Гонсевскому, а сам, захватив бывшего царя Шуйского и его братьев в качестве трофеев, отправился с ними в Польшу.

Сигизмундом была отправлена часть великого посольства в Москву с целью подготовить москвичей к присяге королю. В числе посланных был келарь Троицко-Сергиевской лавры, Авраамий Палицын. Остальные члены великого посольства, и с ними Филарет, были Сигизмундом, как пленные, отправлены в Польшу. Патриарх Гермоген находился в Москве, и, видя деятельность агентов Сигизмунда, стал рассылать грамоты, призывая русский народ подняться против поляков и Сигизмунда, который осаждает Смоленск, но думает овладеть Москвой. Гонсевский, узнав о деятельности патриарха, посадил его под стражу и отобрал от него писцов. Дело Гермогена продолжила Троицко-Сергиевская лавра, в результате разосланных грамот по городам и возникло народное ополчение, которое собралось и к началу 1611 года подошло к Москве.