Загрузка...



XIII. Письмо Брюховецкого к Донским Козакам

Славного, грозного и непобедимого войска Донского Атаману и всему Рыцарству, на Дону прибывающему, доброго здравия, умножения славы безсмертной и над неприятельми победы от Господа Бога получити усердно желаю.

Тако всемилостивый Господь в сем нужном житии людем прелестно живущим их неправдам и злобам долго терпит, иже токмо сам всякого доброе и злое намерение и мысль ведати хощет, те прелестнейшие убо прибывают, которых бы правду испытав, пользоватися имел человек, обаче Бог и ведает лукавыми деяньми, к какому концу живота своего достигнути могут. Таковый обман людцкой и злоба развращенная правоверных Бояр, едва мене и всего верного и славного войска Запорожскаго, густо увязанные сети распростерши не уловили, на которых пред вами, братиею моею, и пред всем славным Рыцарским войском Донским жалуюся, подая вам, братии моей, к разсуждению сию вещь, аще праведно Москва сотворила, что с древними главными врагами православному Християнскому, Ляхами побратався уставили сице: чтоб православных Християн, на Украйне живущих, всякого возраста и малых отрочат мечем вырубить и искоренить, в слободах обретающихся людей таковых православных захватив, аки скот в Сибирь загнать, славное Запорожье и Дон разорити и в конец потребить, чтоб на тех местах, где славные войска православного Християнства на Запорожье и на Дону обретаются, от кровавого труда хлеба употребляют, там в дикие поля зверинные жилища обратити хотят? Сверх того еще со скуделых Ляхов, чтоб на потребление православных Християн в Украйне в слободах на славном Запорожье и на Дону, живущих иноземцами, могли осадить; Бояре бо Московские разоренных вспомогаючи Ляхов четырнадцать миллионов денег дали и дружбу, которую с ними вечною присягою утвердили, не для чего иного, мне мнитца, токмо хотя вибитца из под Царской руки, чтоб могли аки в Польше Ляцким побытом и городами владети; в Польше Бо Сенатори все Королями, а одного за господина быти, мало разумеют. Того ради всех неповинных людей и начальника Богом данного к нищете и к хлопотам приходят, а наконец и сами к пагубе приходят; яко и сего времени те Московские Царики, на нас бедных невинных, которые ему были добровольно, без всякого насилия поддалися, не для чего иного, токмо ведаючи его, православного Царя; но Бояр безбожная, луковая, мучительская злоба усоветовала присвоити себе в вечную кабалу и неволю. Обаче Всемогущая Божия десница от того тяжкого и нестерпимого ига, уповаю, свободити изволит. Тое убо к разсуждению вам, братьи моей, подаю, что Москва как с Ляхами, головными неприятельми нашими, перемирье взяли, Жидов и иных иноверцов, которые были завоеванные, покрестилися и поженилися на Москве, взяв на себя их присягу и на волю им дав, в какой хотят прибывати в вере, отпустили в Польшу, и те как вышли с Москвы того времени порудив крест святый своим древним поганым обычаем, стали держать веру. Аще ли то праведно? А нашу братью, православных крестиян, никакими мерами (хотя единой матери нашие Божии церкви дети), свободити никогда не хотят, так яко и поганцов Жидов и иных иноверцов, но еще в большую кабалу и беду ведут. Воистинно над все поганые народы жесточайшими пребывают, в чем самое и поганское дело свидетельетвует, что верховнейшего Пастыря своего, Святейшего Отца Патриарха, который их к доброму делу яко привождал, они же не яко овцы Пастыревы были, но его зверхти егда не хотя послушными заповеди его быти, который научал, чтобы имели милость и любовь к ближним и братии своей, се есть ко убогим и мирским людем, за таковое его глаголание в заточение отдали, чтоб больших к доброму Делу не наставлял, и ктому Святейший Отец наставливал их, чтоб чином Християнским, а не поганским, учреждалися, но и паче, дабы не присовокуплялися к Латинской ереси, которая много православию святому вредит. Ныне же не токмо, чтоб не присовокупились, но и сами приняли Унею и ересь Латинскую, егда и ксендзом в церквах служити произволили, и самая Москва уже не Руским, но Латинским письмом писати иачала; городы також, которые козаки храбростию своей не щадя здравия своего, саблею взяв, Москве под державу поддали было, те все места Ляхов в руки отдала, в которых городах, где Ляхи учинили всякия смятения церкви Божией и православию святому, а православным людем утеснение и гонение содеваетца, понеже православным церквам насилие, егда повелевают церкви обращать на Униятские костелы, а людей бедных православных Християн, которой бы не хотел в безбожной Унии, или ереси Латинекой пристати, у тех не токмо вотчины отнимают, но и самих бьют и немилостиво мучат и даже до смерти, от того приходят. А еже вы, братия моя милая, обыкли всегда при славе, победительстве и вольности всякой пребывати, советую, того ради, лучше порадейте вы господа, о златой вольности (при которой все богатства, все имения Бог подает) нежели бы вы господа обманчивым Московским жалованным казною прельщены были. Опасаю, сколь скоро братию мою усмирят, то тотчас в начале Украйну, потом о искоренении Дону и Запорожья промышляти будут, чего им Боже не до помози, понеже их злое намерение уже и объявилось в нынешных недавных временех под Киевом в ымянуемых городех: в Броварях, в Гоголеве и в иных, нещадив и малых деток, мужеский и женский пол всех жителей народы Украинские и Литовские высекли и выгубили мучительско. Произвольте того ради, вы, братия моя, разсудить, аще ли Християнски поступает Москва? Не Християнское, но и паче поганское обретается их дело, и что ни есть зде починили, описати трудно. Прошу вторицею и опасаю, дабы не предались ви тою их нещастливою прельщенным быти казною, но с господином Степкою будьте вы единомыслено брацкого желательного приятства, яко же, благодарим Бога, с Заднепрскою братиею нашею на дрогой стороне будучею в нерозорванном союзе братцкой любви. Чего ради от вас, братии моей, ащели обыклая к нам дружба и любовь ваша будет, ни мешкаючи ни часу за Нашим Посланцом своего присылайте, чтобы дружбу вашу совершенно знали и в ней непременно всегда пребывали, которой наставник, да будет нам всем Господь, которому с вами, братиею моею, отдаюся прилежно. Дан в Гадиче, Февраля в 14 день, лета в 1668.

Вам, братьи моей милой, всего добра желательный слуга

Иван Брюховецкий, Гетман верного воиска 3апорожского.