Загрузка...



I. Выписка из Статейного списка бывших в Переясловле у Гетмана Богдана Хмельницкого российских послов: Ближнего Боярина Василия Бутурлина, Окольничего Ивана Алферьева и Думного Дьяка Лариона Лопухина

И тогож числа (6 Генваря 1654 года) Гетман Богдан Хмельницкий в Переяславль приехал за час до вечера, а писарь Иван Виговский приехал Генваря в 7 день, и Полковники и Сотники съехались в Переяславль же, и Гснваря 7-го же числа, к боярину Василью Васильевичу Бутурлину с това рищи присылал Гетман Богдан Хмельницкий Переяславского Полковника Павла Тетерю, чтоб ему, Гетману, с ними видетца, а Государевы-б Грамоты в то время и не подавать, и речи никакой не говорить.

И приказано к Гетману с Полковником, что Боярин Василий Васильевич с товарищами с ним, Гетманом, видеться ради, а где видетца, и он бы, Гетман, о том к ним приказал.

И Гетман приказал, что он будет у Боярина у Василья Васильевича на подворье того же числа в вечеру.

И в вечеру приехали от Гетмана писарь Иван Виговский, да Полковник Павел Тетеря; а сказав, что Гетман будет к ним тотчас, поехал к Гетману.

И тогож числа в вечеру приехал к Боярину Василью Васильевичу на двор Гетман Богдан Хмельницкий, а с ним приехали писарь Иван Виговский, да Переяславский Полковник Павел Тетеря.

И Боярин Василий Васильевич с товарищи говорили Гетману: присланы они от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца и многих Государств Государя и Обладателя, с Его Государевым милостивым полным указом, по его, Гетманову, челобитью и всего войска Запорожского, и чтоб завтре, Генваря в 8 день, ему, Гетману, Государеву Грамоту подать, и Государев милостивый указ сказать на съезжем дворе; а подав бы Государеву грамоту, и сказав Государев милостивый указ, тогож дни итти в церковь и учинить ему, Гетману, и Полковником, и иным начальникам, и всяким людям веру, как им быти под Государевою высокою рукою.

И Гетман говорил, что Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Русии Самодержцу, они, со всем войском Запорожским, служити и прямити во всем душами своими ради, и головы свои за Государское многолетное здоровье складивать, и веру ему, Государю, учинити, Генваря в 8 день, и во всем по его Государеве воле быти готовы; а завтра де рано Полковники все будут у него, и он де, с ними поговоря, будет на съезжий двор, и, выслушав Государеву Грамоту и Государев милостивый указ, поговорить ему будет с Полковники, а поговоря с Полковники и с начальными людьми, итти в Соборную церковь и учинити Государю верю.

Да Гетман же и писарь Иван Виговский говорили: милость де Божия над нами, якоже древле при Великом Князе Владимире, так же и ныне сродник их Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, призрил на свою Государеву отчину—Киев и на всю малую Русь милостью своею; яко орел прикрывает гнездо свое, тако и он Государь изволил нас принять под свою Царского Величества высокую руку, а Киев и вся малая Русь вечное их Государского Величества, а мы де все Великому Государю, Его Царскому Величеству, служить и прямить во всем душами своими, и головы свои за Его Государское многолетное здоровье складивать ради.

А о том о всем писано к Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея России с Парфеньем Тоболиным Генваря в 8 число, с утра рано.

И тогож числа от Гетмана Богдана Хмельницкого приходил писарь Иван Виговский и сказывал Боярину Василью Васильевичу с товарищи: была де у Гетмана тайная Рада с Полковники, и с Судьями, и с Войсковыми Ясаулы, — и Полковники де, и Судьи, и Ясаулы под Государеву высокую руку подклонилися.

И по тайной Раде, которую Гетман имел с Полковники своими с утра тогож дни, во вторый час дни бито в барабан, с час времяни, на собрание всего народа слишать совет о деле, хотящем совершиться.

И как собралося великое множество всяких чинов людей, учинили круг пространный про Гетмана и про Полковников, а потом и сам Гетман вышел под бунчюком, а с ним Судья и Ясаулы, писарь и все Полковники, и стал Гетман посреди круга, а Ясаул Войсковой велел всем молчать; потом, как умолкли, начал речь Гетман ко всему народу говорить:

Панове Полковники, Ясаулы, Сотники и все войско Запорожское, и вси православнии Християне! ведомо то вам всем, как нас Бог свободил из рук врагов, гонящих церковь Божию и озлобляющих все Христианство нашего православия Восточного, что уже шесть лет живем без Государя в нашей

земли в безпрестанных бранях и кровопролитиях с гонители н враги нашими, хотящими искоренити церковь Божию, дабы имя Руское не помянулось в земли нашей, что уже вельми нам всем докучило, и видим, что нельзя нам жити боле без Царя; для того ныне сбрали есмя Раду, явную всему народу, чтоб есте себе с нами обрали Государя из четырех, которого вы хощете; первый Царь есть Турский, который многажды чрез послов своих призывал нас под свою область; вторый Хан Крымский; третий Король Польский, который, будет сами похочем, и теперь нас еще в прежнюю ласку принять может; четвертый есть Православный Великия России Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец Восточный, которого мы уже шесть лет безпрестанными молении нашими себе просим; тут которого хотите избирайте. Царь Турский есть бусурман; всем вам ведомо, как братии наши, православнии християне, Греки беду терпят, и в каком суть от безбожных утеснении; Кримской Хан тоже бусурман, которого мы по нужди и в дружбу принявши, каковыя нестерпимыя беды приняли есмя! Какое пленение, какое нещадное пролитие крови християнския от Польских Панов утеснения, никому вам сказывать не надобет; сами вы все ведаете, что лучше жида и пса, нежели християнина, брата нашего, почитали. А православный християнский Великий Государь, Царь Восточный, есть с нами единаго благочестия Греческаго закона, единаго исповедания, едино есми тело церкви православием Великия России, главу имуще Иисуса Христа.

Той Великий Государь, Царь християнский, сжалившися над нестерпимым озлоблением православныя церкви в нашей малой России, шестьлетных наших молений безпрестанных не презривши, теперь милостивое свое Царское сердце и нам склонивши, своих великих ближних людей к нам с Царскою милостыо своею прислати изволил, которого естьли со усердием возлюбим, кроме Его Царския высокия руки благотишнейшего пристанища не обрящем; а будет кто с нами не согласует теперь, куды хочет, вольная дорога. К сим словам весь народ возопил: волим под Царя Восточного, православного, крепкою рукою в нашей благочестивой вере умирати, нежели не навистнику Христову, поганину, достати.

Потом Полковник Преясловский Тетеря, ходячи в кругу на все стороны, спрашивал: вси ли тако соизволяете рекли весь народ: вси единодушно;

потом Гетман молыл: буди тако, да Господь Бог наш сукрепит под Его Царскою крепкою рукою; а народ по нем вси единогласно возопили: Боже! утверди, Боже! укрепи, чтоб есми во веки все едино были.

И после того писарь Иван Виговский, пришедши, говорил: что де козаки и мещане все под Государеву высокую руку подклонились.

И Генваря в 8 число Гетман Богдан Хмельницкий и писарь Иван Виговский, и Обозничей, и Судьи, и Полковники и Ясаулы войсковые, и Сотники, и Атаманы у Боярина Василья Васильевича Батурлина с товарищи на съезжем дворе были.

И Боярин Василий Васильевич говорил Гетману Богдану Хмельницкому речь: А молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, прислал к тебе, Богдану Хмельницкому, Гетману войска Запорожского и ко всему войску Запорожскому свою Царского Величества Грамоту.

И тое Государеву Грамоту ему отдав; а как Государеву Грамоту Боярин Василий Васильевич Гетману отдал, и тое Государеву Грамоту Гетман принял с великою радостию; а приняв Государеву Грамоту, поцеловал и, распечатав, отдал писарю Ивану Виговскому, и велел ему вычесть при всех войска Запорожского начальных и всяких людей в слух, и тое Государеву Грамоту писарь Иван Виговский чол всем людем явно; и выслушав Государеву Грамоту Гетман, и Полковники и всяких чинов люди, Государской милости обрадовались, и говорил Гетман: что Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, он, Гетман Богдан Хмельницкий, со всем войском Запорожским служити и прямити вседушно, и за Государское многолетное здоровье головы складивать ради, и верю Государю учинити, и во всем по Ево, Государеве воле, быть готовы.» И Боярин Василий Васильевич молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель жалует тебя, Гетмана Богдана Хмельницкого, и Полковников, и все войско Запорожское православныя христианския веры, велел вас спросить о здоровье.

Да как Гетман и Полковники на Государеве милости, что их пожаловал о здоровьи, велел спросить, челом ударили и про Государево, Царево и Великого Князя Алексея Михайловича всея России здоровье спросили.

И Боярин Василий Васильевич молыл: Как мы поехали от Великого Государя нашего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, от Его Царского Величества, и Великий Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, на своих великих и преславных государствах Российского Царствия дал Бог в добром здоровье.

А после того говорил Гетману:

Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, и многих государств Государь и Обладатель, велел тебе говорить:

В прошлых годех и по нынешней по 162 год присылали к Великому Государю нашему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всеа России Самодержцу, и многих государств Государю и Обладателю, к Его Царскому Величеству, ты, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское бить челом: что Паны, Рада и вся Речь Посполитая на православную християнскую веру Греческого закону и на святыя Божия восточныя церкви возстали, и гонение учинили большое, и от истинной християнской веры, в которой вы издавна живете, учали вас отлучать и неволить к своей Римской вере, и в иных местех, в Коруне и в Литве благочестивыя цсркви запечатали, а в иных местах учинили Унию, и всякия над вами гонение, и поругание, и злости на християнския чинили, а после того и помирясь с вами сперва под Зборовом, а после под Белой церковию, на правде своей не устояли, и церкви Божии, которыя в договоре написаны были отдати из Унии, не отдали, а которыя немногия и отданы были, и те оборочены опять под Унию; и хотя православную христианскую веру искоренити и святыя Божия цсркви до конца разорити, войска свои на вас собрали и многис городы и места, и в тех городех и местех святыя Божии церкви осквернили, и поругали, и разорили, и православных християн духовного и мирского чину многих невинно замучили, и всякое злое поругание чинили; и вы, не хотя благочестивыя християнския веры отбыть и святых Божиих церквей в разорении видеть, по неволе призвав к себе на помощь Крымского Хана с Ордою, учали за православную християнскую веру и за святыя Божии церкви против их стоить, а у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества, милости просите, чтоб Всликий Государь наш, Его Царское Величество, православныя Християнския веры искоренить и святых Божиих церквей разорить гонителем вашим и клятвопреступником не дал, и над вами умилосердился, велел вас, тебя, Гетмана и все войско Запорожское, приняти под свою Царского Величества высокую руку с городами и землями; а вы Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, служить и за его Государскос здоровье против всякого неприятеля хотите стоять во веки.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, приказывано к вам, к тебе, Гетману Богдану Хмельницкому, и ко всему войску Запорожскому, что у Великого Государя нашего, у Его Царского Величества, с Яном Казимиром, Королем Польским и Великим Князем Литовским вечное докончанье, и Великому Государю нашему, Его Царскому Величеству, Государю Христианскому, без причины вечного докончанья нарушать было не мочно; а которыя неправды учинились с Королевския стороны с нарушеню вечного докончанья, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, ожидает о том с Королевския стороны по договору исправленья; а будет Король и Паны Рада по договору исправленья не учинят, и Великий Государь наш, Его Царское Величество, терпети им не будет, и за их неправды учнет против их стоять; а ему Гетману и всему войску Запорожскому велит свой Царского, Величества милостивый указ учинить.

И вы, Богдан Хмельницкий, Гетман войска Запорожского, и все войско Запорожское Великому Государю нашему, Царскому Величеству, били челом: будет Его Царскому Величеству под свою Государеву высокую руку приняти вас не мочно, и Царское-б Величество, для православныя христианския веры и святых Божиих церквей, в вас вступился, и велел вас с Королем, с Паны Рады помириты чрез своих Государевых великих Послов, чтоб вам тот мир был надежен, а собою вы с ними миритца не хотите, потому что поляки в правде своей не стоят.

И по Указу Великого Государя нашего, Его Царского Величества, и по вашему челобитью, посыланы в Польшу к Яну Казимиру Королю Его Государевы великие и полномочные Послы: Боярин и Наместник Великопермский Князь Борис Александрович Репнин-Оболенский с товарищи, а велено Королю и Паном Раде о том миру и о посредстве его говорити накрепко.

И те Царского Величества великие Послы в ответех Панов Раде говорили: чтоб Король и Паны Рада то междоусобие успокоили, и с вами помирились, и православную христианскую веру Греческого закона не гонили, и церквей Божиих не отнимали, и неволи вам ни в чем не чинили, а учинили-б мир по Зборовскому договору, и которыя церкви оборочены под Унею, и теб церкви отдали вам назад; и будет Король и Паны Рада, то учинять с вами помирятца, и в вере вам вперед неволи чинить не учнут, и церкви Божии отдадут вам по прежнему, и Великий Государь наш, Его Царско Величество, для православныя христианския веры и святых Божиих церквей Королевскому Величеству такую поступку учинит тем людем, которые в Его Государском именованье в прописке объяснились и достойны были смертныя казне, те их вины велит им отдать. Да теже Царского Величества великие Послы говорили: как Ян Казимер Король обран на королевство, и он духовного и мирского чину людем присягал на том, чтоб ему меж ранствующими в вере Христианской людьми остерегати, и защищати, и никакими мерами для веры самому не теснити, и никого на то не допущати.

А будет он тое своей присяги на здержит, и он подданных своих от всякия верности и послушания чинить свободными, и разрешения о той клятве своей ни у кого просити не будет и не примет, и он, Ян Казимер, Король, не только что православную Христианскую веру и не оберегал и защищал, но и гонение злое учинил, чего ни на которую и на еретичсскую веру не чинят, и потому по всему он клятву свою, на чем присягал, преступил а подданных своих, вас православных Христиан, тем от подданства учинил свободными; и он Казимер Король и Паны Рада то все поставили ни во что, и в миру и в посредстве отказали, и хотят православную Христианскуго веру искоренити, и церкви Божия разорити, пошли на вас войною при них-же великих Послех, а их Послов отпустили без дела.

И Великий Государь наш, Его Царское Величество, видя с Королевския стороны такия неисправленья и досады, и вечному докончанью нарушенья, и на православную Христианскую веру, и на святыя Божии церкви гонение, и не хотя того слышать, чтоб вам, единоверным православным христианом, в конечном разорении и церквам благочестивым в запустении, и в поругании от Латинов быти, под свою высокую руку вас, Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское с городами и с землями, от Королевского подданства преступлением присяги Его, свободных, приняти велел, и помощь вам на кривоприсяжцов и на хотящих разорити Християнскую веру Государевыми ратными людьми чинити велел; и тыб, Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское, видя к себе Великого Государя нашего, Его Царского Величества, милость и жалованье, ему, Государю, служили и всякого добра хотели, и на Его Царского Величества милость были надежны; а Великий Государь наш, Его Царское Величество, учнет вас, тебя Гетмана и все войско Запорожское, держать в своей Царского Величества милости, и от недругов ваших в оборони и в защищенье.

И выслушав речь, Гетман и всяких чинов люди на Государской милости били челом. Из съезжего двора Гетман поехал к Соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы с Боярином с Василием Васильевичем с товарищи в карете, а Казанский Преображенский Архимандрит Прохор, и Рожественский Протопоп Андриян, и священницы и дьяконы, которые по Государеву Указу посланы с ними, пришли за спасовым образом в Соборную церковь наперед их.

А как Боярин Василий Васильевич и Гетман Богдан Хмельницкий пришли к с Соборнной церкви, и Переяславский протопоп Григорий, и всех церквей священницы и дьяконы встретили их у паперти со кресты и с кадилы в ризах и пели: буди имя Господне благословенно от ныне и до века. А как вошли в церковь и архимандрит Прохор, и Протопоп Адриян, и Переяславский протопоп Григорий со всем освященным собором, облачась в ризы, хотели начати обещание к вере по чиновной книге, какова от Государя прислана к ним; и Гетман Богдан Хмельницкий говорил им: чтоб им, Боярину Василью Васильевичу с товарищи, учинити веру за Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича всеа России, чтоб ему, Государю, их Гетмана Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское Польскому Королю не выдавать, и за них стоять, и вольностей не нарушать, и кто был Шляхтич, или козак и мещанин, и кто в каком чину наперед сего и какия маетности у себя имел, и томуб всему быть по прежнему, и пожаловал-бы Великий Государь, велел им дать на их маетности свои Государевы Грамоты. И Боярин Василий Васильевич с товарищи Гетману говорил: что в Московском Государстве прежним Великим Государем нашим, Царем и Великим Князем всея Руси, веру чинили их Государские подданные, также и Великому Государю нашему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Руси Самодержцу, всем Государством они веру чинят на том, что им Великому Государю нашему служить, и радеть и прямить, и всякаго добра хотеть, а того что за Великого Государя веру учинити, николи не бывало и впред не будет, и ему, Гетману, и говорить было о том непристойно, потому что всякой подданный повинен веру дать своему Государю. И они-б, Гетман и все войско Запорожское как начали Великому Государю служить и о чем били челом, так-бы и совершили, и верно Великому Государю дали по Евангельской заповеди без всякаго сумнения; а Великий Государь учнет их держать в своем Государском милостивом жалованьи и в призренье, и от недругов их во оборони и в защищенье, и вольностей у них не отымает, и маетностями их, чем кто владеет, Великий Государь их пожалует, велит им владеть по прежнему.

И Гетман, Богдан Хмельницкий, говорил им: что он о том поговорит с Полковники и со всеми людьми, которые ныне при нем Гетмане. И вышед из церкви пошел на двор к Переяславскому Полковнику к Павлу Тетере, и говорил о том с Полковники и со всеми людьми многое время, а они стояли в церкве; и из двора прислал в церковь в ним Полковников: Переяславского Павла Тетерю, да Миргородского Григория Сахновича; а пришед к ним Полковники, говорили теж речи: чтоб им учинить веру за Государя.

И Боярин Василий Васильевич с товарищи по томуж говорили: то непристойное дело, что за Государя им веру чинить николи того не повелось, что за них Государей подданным веру давать, а дают веру Государю подданные.

И Полковники говорили: что Польские Короли подданным своим всегда присягают.

И Боярин Василий Васильевич с товарищи говорили Полковником: что Польские Короли подданным своим чинят присягу, и того в образец ставить непристойно, потому что те Короли неверные и не Самодержавцы, а на чем и присягают и на том николи в правде своей не стоят; а у прежних Великих Великих Государей, благочестивых Царей и Великих Князей, всея России Самодержцов, также и у Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, того николи не бывало, что за них, Великих Государей, давать вера. А присланы от Великого Государя они, Боярин Василий Васильевич с товарищи к нему, Гетману, и ко всему войску Запорожскому с Государским милостивым словом; и как Государево милостиво слово Боярин Василий Васильевич с товарищи на съезжем дворе Гетману и им сказали, и они Государской милости обрадовався, пошли в церковь и таких непристойных речей не говорили, да и топере было Гетману и им, Полковником, говорить о том непристойно, потому что Государскос слово пременно не бывает.

И Полковники говорили им, Боярину Василию Васильевичу с товарищи:

Гетман де и мы в том верим, только де козаки не верят, а хотят того, чтоб они им дали веру. И Боярин Василий Васильевич говорил Полковником: что Великий Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, для православныя Християнския веры и святых Божиих церквей, изволил их принять под свою Государеву высокую руку по их челобитью, и им было Его Государская милость надобно помнить, и Великому Государю служить и радеть, и всякого добра хотеть, и чтоб все войско Запорожское к вере привести; а которые будут незнающие люди такия непристойныя речи, которыя к таковому великому делу непристойны, и говорят, и им было надобно Великому Государю службу свою показать, и таких не знающих людей от таких слов унимать. И Полковники с тем прошли от них к Гетману.

И после того пришли в церковь Гетман Богдан Хмельницкий и писарь Иван Виговский, а с ними Полковники, и Сотники, и Ясаулы, и Атаманы и Козаки и говорили Боярину Василию Васильевичу с товарищи Гетман и Писарь Иван Виговский и Полковники: что они во всем покладываются на Государеву милость, и веру, по Евангельской заповеди, Великому Государю вседушно учинить готовы, и за Государское многолетное здоровье головы складывать рады; а о своих делех учнут они, Гетман и все войско Запорожское, бить челом Великому Государю.

И тогож числа, Божиею милостию, и Пречистыя Богородицы помощию, и заступлением Великих Чудотворцов Петра, Алексия и Ионы и Филиппа, Московских и всея России, и всех святых и Великого Государя, Князя Алексея Михайловича, всея России Самодержца, счастием, Боярин Василий Васильевич Бутурлин с товарищи Гетмана Богдана Хмельницкого и Писаря Ивана Виговского, и Обозничего, и Судей, и Ясаулов войсковых, и Полковников и все войско Запорожское под Государеву высокую руку привели, и Гетман Богдан Хмельницкий, Писарь Иван Виговский и Обозничей, и Судьи, и Ясаулы войсковые, и Полковники верю Государю учинили на том, что быти им с землями и с городами под Государевою высокою рукою на веки неотступным. А приводил в вере по чиновной книге Архимандрит Прохор. Обещание к вере Гетман, и Писарь, и Полковники, и иные приказные люди говорили со слезами, и Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея России Самодержцу, и Государине, Благоверной Царице и Великой Княгине Марьи Ильичне, и Благоверным Царевнам и Их Государским детям, которых Им Государем впред Бог даст, обещалися служити, и прямити, и добра хотети и во всем быти по Государеве воле, безо всякого сомнения, как о том в обещанье написано. А как Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу всея России, Гетман Богдан Хмельницкий, и писарь, и Полковники веру дали, и в то время в Соборной церкве на омбоне кликал многолетье Государю Благовещенский дьякон Алексей; а как Государю многолетие кликал, и в те поры было в церкви всенародное множество мужеского и женского полу, и ото многия радости плакали, что сподобил Господь Бог быти им всем под Государскою высокою рукою.

И учиня веру Гетман от Соборной церкви ехал с Боярином с Васильем Васильевичем с товарищи в карете на съезжий двор, а Полковники и всякие люди шли пеши.

А как приехали на съезжий двор, и по Государеву, Цареву и Великого Князя Алексея Михайловича всея Руссии Указу, Его Государево жалованье Боярин Василий Васильевич с товарищи ему, Гетману Богдану Хмельницкому, знамя, и булаву, и ферезею и шапку и соболи дали; а в которое время что дать довелось, и Боярин Василий Васильевич говорил Гетману речь противу Государсву указу. Сперва, как начал объявляти знамя, и в те поры говорил речь: А молыл: Божиею милостию Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Русии Самодержец и многих Государств Государь и Обладатель, велел тебе, Гетману Богдану Хмельницкому, говорити: Известно есть се всем, яко ничто же без Божия смотрения в человецех делается, но вся Его смотрением строется: усмотре сие и наш Благоверный и Христолюбивый Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец и многих Государств Государь и Обладатель, яко и же ныне делается в вашей сей земле несмирной, Божиим смотрением делается и строется, иже по велицей своей милости от верных своих, в земли сей велиим гонением от отступников и иноверных насилуемых, промышляли тебе, благочестный Гетмане войска Запорожского, со благохотным воинством твоим к защищению церкве святыя и всех православных в сей земли сущих воздвиже, Его же милостию всесильною ты помогаем, покровом Пречистыя Богородицы покрываем, и поборением Святых Руских от православных укрепляем, до сего времени по православии крепко побораеши, победу над насилующими православным приемля, поразумевает же и се Благоверный Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всеа России Самодержец, яко всемилостивый Бог, хотяй воздвигнути рог християнский и сию землю, скиперт Благоворечного Государя нашего, Его Царского Величества, якоже во времена Благоверного Царя Владимера и прочих его наследников бысть, тако и ныне чрез ваше тщание соединити, смотрению Божию таковому повинувся, по твоему и всего твоего воинства желанию Царскую свою милость вам показует, и чрез нас, Его Пресветлого Царского Величества меня, Боярина с товарищи, сие знамение тебе, благочестивый Гетмане, дарует. На сем Царском своем знамении Царя царствующих, Всемилостивого Спаса, написанного в победу на враги, Пресвятую Богородицу в покров, и преподобных Печерских со святою Варварою, русских молитвенников, в ходатайство тебе и всему твоему православному воинству подавая, дабы Всемилостивый Спас наш, якоже иногда, яко повествует История о происхождении честного Креста, православному Царю Русскому и всем християнам даде на враги победу и мир дарова, тако и тебе со благочестивым воинством на врагов, церковь святую озлобляющих и православных утесняющих, дарует победу, да о имени их зде всяко колено гордых падет на землю, и враги православных прогонятся, а мир тем устроится сущим в гонении православных; и якоже Пречистая Богородица некогда верных, в Царе-граде покрывающих чудным своим покровом, враги на верных вооружившиеся, всесильным своим заступлением, от Иконы ея чюдотворныя бываемым, иные чудотворно изби, другие же со студом прогна: тако да и посреде полков ваших, в Царском сем знамении написана, носима вас от иноверных оружия покрывает, и победу на них даруя тебе, со всем православным воинством и со всеми верными соблюдет невредимых, и святии же Божии угодницы Руссии Антоний и Феодосий со святою Великомученицею Варварою, ея же святыя мощы, яко дар многоценен, ваша имать страна, якоже в начале православия в Русской сей земли сея мощи они же сами православне утверждаху, сице и ныне да будут скори тебе и всем помощницы, утверждающе мир православия, и знамение се Его Царского Величества да будет всем врагом вашим победы знамение страшное и ужасное в бранех.

А изговоря Боярин Василий Васильевич, отдал Гетману знамя.

А как отдал знамя, и, отдавая булаву, говорил: Иное паки державы своея Царския знамение булаву сию Благоверный и Христолюбивый Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец, тебя жалуя, тебе посылает, да тою благополучно благочестивому воинству и всем людем начальствуюши, гордящихся на православие и непокоривых да тою тебе смирити; воинство же твое благочестивое, яко же до ныне добре устроевал еси, сице да и прочее время сим Пресветлыя Его Царския державы знамением, булавою, тако смотреливне управляти возможеши, яко да самое видение стройне управляемого от себе воинства вся враги, на вы возстающие и на благочестие, устрашает, и от вас прогоняет.

А отдав булаву, Боярин Василий Васильевич говорил, отдавая одежду: К сему Благочестивый Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Руссии Самодержец, орла носяй печать, яко орел покрыти гнездо свое, и на птенца своя, вожделе град Киев с прочими грады, Царского своего орла некогда гнездо сущий, хотяй милостию своею Государскою покрыти, с ним же и птенца своя верныя, некогда под благочестивых Царей державою сущия, в защищение свое прияти, в знамении таковыя своея Царския милости тебе одежду сию дарует, сею показуя, яко всегда непременною своею Государскою милостию тебе же и всех православных, под Его Пресветлую Царскую державу покланяющихся, изволи покрываты; и ты же да сию от Царскаго Его Величества прием, твою начатую службу, к Царской Его державе и к защищению православных, теплою ризою сею одеваяся, согреваеши, яко да раждежен ревностно о вере православной и о Царского Его Величества державе на враги побораеши.

А как отдав одежду, и, отдавая шапку, говорил: Главе твоей, от Бога высоким умом вразумленной, и промысл благородный о православия защищении смысляющей, сию шапку Пресветлое Царское Величество в покрытие дарует, да Бог здраву главу твою соблюдая, всяцем разумом ко благому воинства преславного строению вразумляет, яко да тя, Гетмане, имуще вернии и тобою смысленно управляеми, врагов ногами попирати и безумне гордых умной главе твоей покоряти возмогут. Сие убо Своего Царского Величества жалованье Благоверный Государь наш, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея России Самодержец тебе даруя нами и всякого благопоспешия и на враги одоления благоприветствуя, хощет, да в своем обещании к Царской Его державе и вере непременней пребывающе, ту умную свою главу к Его Царской милости подклоняя, твердую и нерушимую верность свою со всем воинством своим и всеми християны соблюдеши, яко да и Царское Его Величество вашим реченьем возбуждаем, большую к тебе и всем твоим милость свою Царскую простирати возможет.

А Писарю Ивану Виговскому, и Полковником, и Ясаулом, и Обозничему, которые в то время были, Государево жалованье раздали против Государева указу; а Государево жалованье Гетман и писарь, и Полковники, и Обозничей, и Судьи, и Ясаулы Войсковые и Сотники приняли с радостию, и на Государеве жалованье били челом. И от съезжего двора Гетман Богдан Хмельницкий и до своего двора Государево жалованье — знамя велел вести пред собою развертев, а сам шел за знаменем в Государеве жалованье — в ферезее в шапке с булавою пеш, а Писари, и Полковники, и всякие многие люди шли за ним потому же до двора пеши.

А веру Государю учинили с Гетманом и Писарем Судьи, и Ясаулы Войсковые, и Обозничей, да Полковники.

А Генваря в 9 день Боярин Василий Васильевич с товарищи были в Соборной же церкви, и Архимандрит со всем освященным Собором приводили к вере Сотников, и Ясаулов, и писарей, и козаков, и мещан; а достальных Полковников, и иных начальных людей и козаков, которые в Переясловле излучились, и мещан и всяких чинов людей к вере привелиж; а сколько человек и кто имяны к вере приведены, и то писано в книгах подлинно.