Загрузка...



I I. Жалованная Грамота

Божиею милостию Мы, Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя России Самодержец, Московский, Киевский, Владимирский, Новгородский, Царь Казанский, Царь Астраханский, Царь Смоленский, Государь Псковский и Великий Князь Тверский, Югорский, Пермский, Вятский, Болгарский и иных Государь и Великий Князь Нова-города Низовския земли, Черниговский, Рязанский, Ростовский, Ярославский, Белозерский, Удорский, Обдорский, Кондинския и всея Северныя страны Повелитель, и Государь Иверския земли, Карталинских и Грузинских Царей и Кабардинския земли, Черкаских и Горских Князей и иным многим Государствам и Землям Восточным, и Западным, и Северным Отчич и Дедич, и Наследник, и Государь и Обладатель, пожаловали есмы наших Царского Величества подданных Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и писаря Ивана Виговскаго, и Судей Войсковых, и Ясаулов, и Сотников, и все войско Запорожское, что в нынешнем в 162 году, как по милости Божии учинилиоь под нашею Государскою высокою рукою он Гетман Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское и верю Нам, Великому Государю, и нашим Государским детям и наследникам на вечное подданство учинили, и в Марте месяце присылали к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому, Величеству, он Богдан Хмельницкий и все войско Запорожское посланников своих: Самойла Богданова, Судью Войскового, да Павла Тетерю, Полковника Переясловского, а в листу своем к Нам, Великому Государю, к Нашему Царскому Величеству, Гетман писал и посланники его били челом, чтоб Нам, Великому Государю, его Гетмана Хмельницкого и все войско Запорожское пожаловати, велети прежния их права и вольности войсковыя, как издавна бывали при Великих Князех Русских и при Королех Польских, что суживались и вольности свои имели в добрах и в судах, и чтобы в те их войсковые суды никто не вступался, но от своих бы старших судились, подтвердити и прежних бы их прав, каковы даны духовного и мирского чину людем от Великих Князей Русских и от Королей Польских не нарушить, и на те-б их правы дати Нашу Государскую жалованную Грамоту за Нашею Государскою печатью, и чтоб числа войска Запорожского списковыя учинить 60,000, а былоб то число всегда полно; а будет, судом Божиим, смерть случится Гетману, и Нам бы Великому Государю поволить войску Запорожскому, по прежнему обычаю, сам меж себя Гетмана обирати, а кого оберут, и про то Нам, Великому Государю, объявляти; имений козацких и земель, которые имеют для пожитку, чтоб у них отнимать не велети, также бы и вдов, после козаков осталых, дети повольности имети, как деды и отцы их. И Мы, Великий Государь, Наше Царское Величество, подданного нашего Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожского, и все Нашего Царского Величества войско Запорожское пожаловали, велели им быть под нашею Царского Величества высокую руку по прежним им правам и привилиам, каковы им даны от Королей Польских и от Великих Князей Литовских, и тех их прав и вольностей нерушивать ничем не велели, и судитись им велели от своих Старшин, по своим прежним правам; а число войска Запорожского указалы есмы, по их же челобитью, учинити. Спискового шестьдесят тысяч всегда полное; а будет, судом Божиим, смерть случится Гетману, и Мы, Великий Государь, поволили войску Запорожскому обирати Гетмана по прежним их обычаям самим меж себя, а кого Гетмана оберут, и о том писати к Нам, Великому Государю, да томуж новообранному Гетману на подданство и на верность веру Нам, Великому Государю, учинити, при ком Мы; Великий Государь, укажем; также и имений козацких и земель, которыя они имеют для пожитку, отнимати у них и вдов, после козаков осталых, у детей не велели а быти им за ними по прежнему. И по нашему Царского Величества жалованью нашим Царского Величества поданным Богдану Хмельницкому, Гетману войска Запорожского и всему Нашему Царского Величества войску Запорожскому быть под Нашею, Царского Величества, высокою рукою, по своим прежним правилам и привилиям и по всем статьям, которыя писаны выше сего, и Нам, Великому Государю, и Сыну нашему, Государю, Царевичу Князю Алексею Алексеевичу и наследникам Нашим служити и прямити и всякого добра хотети, и наших Государских неприятелей, где наше Государское повеленье будет, ходити и с ними битись, и во всем быть в нашей Государской воле и послушанье на веки; а о которых и о иных статьях Нам, Великому Государю, Нашему Царскому Величеству, те выше имянованные посланники Самойло и Павел именем Богдана Хмельницкого, Гетмана войска Запорожскаго, и всего Нашего Царского Величества войска Запорожского били челом и подали Нашим Царского Величества ближним Бояром: Боярину и Наместнику Казанскому Князю Алексею Никитичу Трубецкому, Боярину и Наместнику Тверскому, Василью Васильевичу Бутурлину, Окольничему и Наместнику Каширскому, Петру Петровичу Головину, Думному Дьяку Алмазу Иванову, статьи, и Мы, Великий Государь, тех статей выслушали милостиво, и что на которую статью Наше Царского Величества изволение, и то велели подписать под теми-ж статьями, да те статьи, с Нашим Царского Величества указом, велели дать тем-же Посланникам Самойлу и Павлу, и хотим его, Гетмана, Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское держать в Нашем Царского Величества милостивом жалованье и призренье, и им бы на Нашу Государскую милость быть надежным. Дана сия Наша Государского Величества жалованная грамота, за Нашею Государственною печатью в Нашем Царствующем граде Москве, лета от создания мира 7162, (1654), месяца Марта 27 дня.

Подпись Думного Дьяка Алмаза Иванова. Писана на хартии, кайма без фигур, Богословие и Государево имя писано золотом.