Загрузка...



XLI. Письма Гетмана Мазепы к Государю

а.

Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и проч. и проч. и проч.

Иван Мазепа, Гетман и Кавалер с войском Вашего Царского Величества Запорожским, доверг себе пред Пресветлым Вашего Царского Пресветлого Величества Маестатом, у стопи ног Монарших смиренно челом бию. Хотяб мне, ради глубокой старости и обстоимых отвсюду болезней и печалей, приближающемуся до врат смертных, не надлежало так ревностно испразднения чести моей жалети и Ваше Царское Величество, Всемилостивейшего моего Государя, публичным общей Государственной пользы военными делами, под сее время отягощенного, турбовати, обаче желая того усердно всеми моими внутренними и внешними силами, паче нежели временного щастия и самого житиа, дабы и по смерти моей не осталося в устах людских мерзкая, проклятого зменнического имени о мне память, но да буду образ непоколебимой моей к Вашему Царскому Величеству верности и прочиим уряду Гетманского, по воли Вашего Царского Величества, наследником, дерзаю приступать ко Престолу благодати Вашего Царского Величества на истинне и правде утверждающегося, пред которым с горькими моими слезами покорне доземным поклонением до стоп Монарших Вашего Царского Величества болезненную мою главу преклонше, многопечальным сердцем жалюся Вашему Царскому Величеству на мое крайнее нещастие, что от начала клопотливого уряду моего Гетманского, даже досели враждебных моих ненавестников плевосиательная злоба не прекращается и не изчезает, но паки возрастает и обновляется; ибо сим временем получил з-Полтавы подлинную ведомость, что житель тамошний Полтавский, человек худородный з-Жида перехрист, прозываемый Петро Яценко, имеючий там в Полтаве дом свой, жену и дети, а в Ахтирском полку промыслами по обыкновению Жидовском, арендовыми упражняючийся, не сам собою, но откогось с здешных реименту моего людей намовленный, наущеный, наученый и до царствующего града Москвы зново изобретатенными якимись лжами и клеветами выправленный, подал там неякуюсь на меня, за рукою своею, все лжи превосходящую сказку: будто я Вашему Царскому Величеству неверен; и не довлело моих ненавистником единого плевосиателя и лжетворца ко утверждению своея лжи, но и другого якогось чернца незаконника, но беззаконника тудаж до царствующего Великого града Москвы, еще наперед того перехреста послали, который там прежде о моей чести неистовые слова говорил, желая славу мою в персть вселити, а потом видя, что его плутовству всяк посмевается, по научению врагов моих, инное зломислное изобрел на меня ухищрение, и подал таковую де скаску якойсь моейку Вашему Царскому Величеству будто неверности; аще убо тоя враждующих и клевещущих на мя вещь смеху паче, нежели вероятию достойна, убо аз, яко блаженныя и вечно достойниа памяти Отцу Вашего Царского Величества, Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, и блаженныя памяти Брату Вашего Царского Величества, Великому Государю, Царю и Великому Князю Феодору Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцем, тако и Вашему Царскому Величеству, щастливе нам государствующему Монарсе, непорочную и непреткновенную подданскую мою верность соблюдая, не поколебался многими прелестями, никогда-же, и аки Богу Помазанником его вправду работал, служил, и ныне верне и радительне служу, и до кончины житиа моего, дондеже не прикриет мя сень смертная служити должен; но да не умножаются впредь таковые плевелы, исторгнениа достойные, а верных Вашего Царского Величества слуг и подданных, аки благое семя, повреждающие, паче же да явится тых моих клеветников зломыслных ложь, а моя правда и верная к Вашему Царскому Величеству служба, в которой чрез тридесять лет и осм пребывая непозыблемо, желаю, не щадя житыя и здоровья своего, за достоинство Вашего Царского Величества, непорочне и умрети. Посылаю до Вашего Царского Величества Полковника Стародубовского Ивана Скоропадского, Судию Полкового Страдубовского-ж Ивана Романовского, Судию полкового Переясловского Ивана Карла, Канцеляриста войскового Данила Болбота, и ищу себе у премилосердных Вашего Царского Величества стоп Моиарииих з-тых моих лжеклеветников перехриста Полтавскаго Петра Ященка и чернца неякогось на Москве пребывающих, правосудной управы, и со слезами прошу Вашего Царского Величества о такое милостивое призрение, дабы Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, повелили о таковых на мене лживых наносах и клеветах в Киеве Воеводе Своему Князю Дмитрию Михайловичу Голицыну, или иному, кому Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, Сами поволите, праведно розыскать и к тому розыску с Москвы помянутых клеветников до Киева прислать, так яко и прежде сего, по челобитью моему, изволили Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, мене верного своего подданного милостиво пожаловать и повелили прислать до Батурина на суд подобного сим лжеизобритателя чернца Соломанка, клеветавшаго также, з-научения врагов моих, на мя неправду; а не иной ради вины прошу у Вашего Царского Величества о розыске и о суде и о святую справедливость з-тых лживцев Петра Яценка перехриста, жителя Полтавского и чернца, токмо для того, что меют быть здесь внутрь в регименте моем, тыи враждующие на мя люде, которые, завидя мне премилосердной Вашего Царского Величества милости и желая довлетворне удовольствовать свое властолюбие, на тую их лжу и клевету наустили, научили, наставили и до царствующего великого града Москвы выправили. О такую убо благопризретельную Вашего Царского Величества милость многократно с доземным поклонением и с горькими в скорбе моей слезами прося Его высодержавную десницу, правосудие содержащую и управляющую, покорне лобызаю.

3-Хвастова, Февруариа 24, року 1708.

Ь.

Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и проч. и проч. и проч.

Иван Мазепа, Гетман и Кавалер, з-войском Вашего Царского Величества, поверг себе пред Пресветлейшим Вашего Царского Пресветлого Величества Маестатом у стопи ног Монарших смиренно челом бию. Душею и сердцем в печале моей обрадовахся, когда от Вашего Царского Величества, Всемилостивейшего моего Государя, в собственной препочтеннейшей Его Грамоте, милостивое получих слово, обнадеживаючое, мене, верного Своего подданного, что Ваше Царское Величество тые, все враждебные наветы вменяешь во лжу и клевету. За якое премилосердное Вашего Царского Величества призрение, благосердствующее о мне, повергая себе под Монаршие Вашего Царского Величества стопы и оные лобызая, покорне благодарствую с обещанием Евангельским непоколебимой моей ку Вашему Царскому Величеству верности подданской, которую до кочины жития моего, хотя и краткого, неврежденно сохраню. А врагов тых, клевещущих на мя неправду, всячески, при помощи Вышнего, потщуся в руки взять, с которыми тако послуплю, яко мене Указ Вашего Царского Величества наставляет.

От 9 Марта, 1708 года.

с.

Божиею милостию Пресветлейшему и Державнейшему Великому Государю, Царю и Великому Князю Петру Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и прочая Иван Мазепа, Гетман и Кавалер з-войском Вашего Царского Пресветлого Величества Запорожским, пад до лица земли пред Пресветлым Вашего Царского Величества Престолом, у стопы ног Монарших смиренно челом бью: отягощил и обременил мене Ваше Царское Величество Монаршою Своею неизреченною милостию, все в немощном моем теле совершающияся силы превосходящою, а в тяжести и горести многопечальной сердечной вожделенное облегчение и услаждение приносящою, когда первее собственноручне в приватной, потом чрез посланного моего Полковника Стародубовского Скоропадского, а ныне уже в третее чрез нарочного куриера, Подпорутчика Маслова, в двох публичных премощнейших Своих Грамотах Монарших изволили Вы, Великий Государь, Наше Царское Величество, обнадежить и утвердить мене, верного Своего подданного в непременном Своем благосердом Монарщом призрению и непреборимой всякими вражиими наветы претенции, не преклоняя богохранимого Своего сердца ко уверению лжам и клеветам, всезлобным врагов моих исконных Кочубея и Искри языком и злоковарственными вымыслами соплетенными, которыми они тщались славу и честь мою в персть вселити и непорочную верность помрачити. Отягощен убо толикою неизглаголанною и неописанною Вашего Царского Величества милостию, повергаю себе под победительные Вашего Царского Величества Монаршие стопы, попирающие враги и по стезям правды и оправданий Господних ходящие; благодарствуя же благодарствую Вашему Царскому Величеству и благодарствовати до кончины жития моего не престану, что Ваше Царское Величество, премилосердным своим защищением, не попустил возрадоватися врагов моих о мне. А понеже ныне с праведного розыску, который по Указу Вашего Царского Величества чинен был, показалося явственне, что тыи мои враждебные наветники Кочубей и Искра клеветаша на мя неправду, и в сеть, юже мне сокриша, сами впадоша, уловлены в лже и злобе своей, того ради покорне с доземным моим поклонением о таковую Вашего Царского Пресветлого Величества милость и крайнее милосердствующее о мне Монаршое призрение, прошу, дабы по премощном Вашего Царского Величества Указу и милостивом обнадеживании, тыи мои лжеклеветники Кочубей и Искра были до мене присланы для окончания розыскного дела, и чтоб над ними справедливость такую, якую Вы, Великий Государь, Ваше Царское Величество, по Богомудром Своем разсмотрению учинить повелите всенародне в войску совершилася, дабы видя то прочии не дерзали болш неправедных на меня соплетати и вымышляти наносов и наветов; ибо естьли предь таковыи беззаконныи мятежиики дерзнут еще своими лжетворными клеветами внутрный в народе возгнетати огнь, и Пресветлейший Вашего Царского Величества Маестат турбовати, помрачая и поборая мою непоколебимую к Вашему Царскому Величеству верность, то и силы моей взнемощелой весьма старости и непрестанных болезнех столько не станет, чтоб и службу Вашего Царского Величества отправлять и врученные мне ваши Монаршие дела управлять и с ними расправляться. О таковое милосердное Вашего Царского Величества призрение и вторичне и сторичне с лицеземным поклонением прося, Его высокодержавную, суд и правду содержащую, десницу, покорне лобызаю. Писан в замку Белоцерковском, 1708 року, 30 Апреля.

Вашего Царского Величества верноподданный и слуга нижайший

Иван Мазепа, Гетман и Кавалер Вашего Царского Пресветлого Величества войска Запорожского.