Загрузка...



XLVIII. Письмо Мазепы к Стародубскому Полковнику Скоропадскому, в коем извещал о причинах, побудивших его отстать от России и поддаться Шведскому Королю советует ему истребить Российский гарнизон, в Стародубе находящийся, и соединиться с ним Гетманом

Мой ласковый приятелю, Пане Полковнику Стародубовский!

Нехай тое будет Вашей милости ведомо, иж мы, Гетман, видячи отчизну нашу Малороссийскую до крайней уже приходячую згубы, когда враждебная нам здавна потенция Московская, тое что от многих лет в всезлобном своем намерении положиша, тепер з упадок поеледним прав и вольностей наших почала приходити в скуток, кгди без кажного и о том з нами согласия, зачала городи Малороссийские в свою область отбирати, людей наших, за них повиганявши порабованих и до конца знищених, своими войсками осажувати; и нехай бы то чинили в полку Стародубском Черниговском и Нежинском, меючи и змишляючи, з врожоной своей хитрости, лживые причины, будто для обороны от наступления войск Шведских тое чинять, леч и около дальних городов, куда войска Шведские никогда не мыслят наступати, заходилися было, кгды до Полтавы два полки з Белогорода ординовано; а и над иншими городами тоеж бы власне виполнилося, если бы мы з обыклой нашей к отчизне Малороссийской горливости, тому их злому намерению не запобегли, а до того не тилко от зычливых приятелей меючи тайные перестороги, леч и сами тое явными доводами видячи и совершенно ведаючи, жен нас, Гетмана, Енералную Старшину, Полковников и у весь войска Запорожского начал, врожоными своими прелестми хотят к рукам прибрати и в тиранскую свою неволю за провадити, имя войска Запорожского згладити, а козаков в дракгонию и салдати передернути, народ зас Малороссийский вече себе поработати, и если-бы не Господь помог нам от тыранских их рук избегти, то певне бы тое их намерение неприязненное свой одобрало скуток, кгдиж не для чого иншого Александер Меншиков и Князь Дмитрий Михайлович Голицын з войсками своими к нам поспешали, не для чего иншого прелестми своими, перш з войском, а потом само з Старшиною до обозов своих Московских вабили, тылко же бы нас всех могли забрати в тяжкую неволю, а не дай Боже, и на тыранские муки; над то видячи и тое же потенция Московская безслиная и невоенная, бегством всегда от непреборимых войск Шведских спасаючися, неборонити нас сюда от наступления тых же войск Шведских убегла, лечь огнем, рабунками и немилосердным мордерством рулновати и городы в свою область отбырати пришла, удалисмося, за согласием и общим з Панами Енеральными особами, Полковниками и всего войска Запорожского Старшиною, постановленьем в непреборимую наяснейшего Короля, Его милости, Шведского протенцию, меючи в Бозе всемогущем, едином обидимих Заступнику, любящем правду и ненавидящем лжу, непостидную надежду же отчизну нашу Малороссийскую и войско Запорожское Его Королевское Величество, всегда щастливым своим и непобедимым оружием от того Московского тыранского ига оборонит, уволнит и онятие нам права и волности не тилко привернет, леч з общею ползою и з несмертельною в потомний век войска Запорожского славою умножит и разширит, в чом нас и Королевским своим никогда не отменяющимся словом и данною на писме ассекурациею упевнил и утвердил: за чим и ваша милость, яко естесь правдивый отчизны своей сын, не зичачи оной крайней погибели, знищения и руины, берегись до единого з нами всеми согласия и до сполной тоейж отчизны своей обороны, а старайся всеми спобами; но данном себе от Бога разуму и искуству Московское войско з Стародуба искоренити, согласившися в том з Панами Полковниками Переяславским и Нежинским певны того будучи, же потенция Московская ничего не может там вашей милости и городу Стародубу зашкодити, которая вскоре будет оружием Королевского Величества Шведского в свои загнана границы; а еслибы ваша милость до искоренения того кгварнезону Московского, в Стародубе застаючого, толко силы и способу не мел, теды радим ваше милости оттуль уходити и до боку нашого в Батурин з товариством поспешати, же бы не попал з неповетованным жалем нашим в Московские руки, о тое вашей милости и повторе пилно жадаючи, горливостию и любовию ку отчизне обовязуючи и приказуючи, емуж жичим доброго от Господа Бога здоровя. З Дюгтирувки, Октовриа 30, року 1707.

Вашей милости зичливый приятель Иван Мазепа, Гетман и Кавалер.