Загрузка...



LIV. Универсал, изданный в Лебедине от Гетмана Ивана Скоропадского, коим он, опровергал разсеваемыя в Малороссии изменником Мазепою от 10 Ноября обнародования, доказывает, что измена сия единственно для одной корысти а не для общей пользы была учинена; также увещавает, чтобы все Малороссийские жители пребывали в верном и в вечном Государя подданстве и не приклонялись ни к Шведской, ни к Польской, ниже к Мазепиной стороне

Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя, Его Царского Величества, войск Запорожских Гетман Иоанн Скоропадский.

Егож Царского Пресветлого Величества войска Запорожского Паном Полковником, Обозным, Судиям, Писаром, Асаулом, Полковым, Сотником, Атамане Городовой ц Куренной, зо всем старшин и меншим товариством, тудеж Войтам, Бурмистром зо всеми посполитыми людми, и всем обще, як Духовного, так Рицерского стану, по обеих сторонах Днепра обретающимся жителем, и кому о том ведати теперь и в потомны часы належати будет, сим нашим Универсалом ознаймуем: достатечне вашим милостем объявленно в прошлых поважных Его Царского Величества, Всемилостивейшего Государя нашего, Грамотах, и в наших Универсалах о измене Богоотступной бывшего Гетмана Мазепы з ясным выводом, яковым намерением и гордым умыслом он изменник Его Царского Величества и отчизни нашой тую измену и прихилене свое до Короля Шведского учинил, а власне для того, же бы был самовластцем над народом нашим Малороссийским, отдавши оный под незносное нам ярмо Полское, якож тое намерение злосливое в власных его Универсалах прелестных, да того 10 числа Ноеврия писанных и во все полки разосланных оказалося, которые Универсалы з-тых же полков, по должной своей и неизменной верности, Старшина до рук наших поприсылали и в тых Универсалах забувши он страху Божого и погордивши милостию Монаршою, о якой и сам признавает, не встыдался туюж измену и злость свою пред всем светом, а особливе перед народом нашим тым барзей вымышляти помовисками невдячными и лживыми клеветами, Его Царского Пресветлого Величества Превысочайшей достойности и Великороссийского народу славы, смел дотыкати; а могу мовити и ясными показати доводами, же в тых его Универсалах, албо рачей сромотных пашквелях жадного правдивого немаш слова (окром того где он Мазепа о милости Царского Пресветлого Величества ку собе воспоминает), албо вем на початку в пашквели своем первей положил удаючи лживе, якобы Москва, то есть народ Великороссийский нашому народови Малороссийскому знавше ненавистна издавна в замыслах своих постановила злосливых народ наш до згубы приводити; а то самая всему народови нашому явная неправда его изменничая, поневаж, мы повинны зо всею отчизною нашою, сладнодостойной памяти Пресветлейшего и Державнейшего Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, Его Царского Пресветлого Величества, милость благодарити, же нас принявши под свою оборону, з-поднезносной тиранской неволе Лядской освободил, а по нем и наследников Его Царского Пресветлого Величества, Великих Государей наших Православных Монархов милости, Украйна, отчизна наша, пришовши по перших войнах в спокойное кветнучое и щастливое повожене, пошножилася зданием церквей Божиих и святых обителей и распространилася в городы, места и села, урожаями земными, купецкими гандлями, во всякий изобиловала достатот. И не тилко жадной вражды от народа Великороссийского противно нас не деется, але всякую приязнь, яко от единоверных узнаем. Повторе: будто Москва (яко он изменник удает), городы знищивши, почала в свою область приводити и обирати и поработивши, з мест выганяти и в Московщину заганяти, и то также явная всем неправда. Гдыж, яко Его Царского Пресветлого Величества войска Великороссийские, не для рабованя и отбираня городов наших, але на оборону нашу под правлением Его Царского Величества Превысочайшей Особы, от наступления на нас неприятельского пришли; так за помощию Вышнего, от всякого разорения и неприятельского наступства, которое, по изменничому его Мазепы терпетиб мели умыслу, зостали оборонены, а именно: Стародуб, Почеп, Погар и Новгородок, и жители з-тых городов не выганяли, лечь зо всеми добрами в целости зостали, которые зась доброволне не военные люди выеждали, тые знову за отходом неприятельским в свои домы повернули, а войска Великороссийские, як отдалился неприятель, з тыхже городов выпроважены. В Полтаву теж, як самому Пану Полковнику тамошнему Старшине и всем ведомо, иж жадного Великороссийского войска до сего часу, поколь неприятель не зближился, не впроважано; а пишет он зменник тое в своем пашквилю з того фундаменту, разумеючи, же тое юж учинено бо он в писмах своих до Двору Царского Пресветлого Величества сам советовал, учаючи, будто той полк до замешаня и бунтов склонный, и для того жебы было войско там впроважено, яко тое явно з-листов его власных, в Канцелярии Его Царского Пресветлого Величества найдуючихся, от Его Царского Величества и нам показованих ведомо; однак же той его совет не принят. Так же и тые его ложные потвари явны, будто хотели под сей военный час, Его Царского Пресветлого Величества Указом, Воевод и кабаки в наши Малороссийские городы впровадити, чего, по милости Великого Государя Нашего, свободного, и вспокойного часу в наших городах не чинено; овшем, при своих волностях и свободах, без всяких тяжаров и податков заховани, если бы на его ненасычоным Мазепиным лакомством збираня грошей, через негды перед сим небывалые тяжкие поборы, народ наш не был обтяжен, без воле и ведома Его Царского Величества, для приватного его убогаченяся. Потрете: явная его Мазепина неправда, для покрытя безбожной измены вымышленная, будто бы он имел от Двору Царского Пресветлого Величества перестороги, же хотят его всю Старшину Енеральную и Полковников в руки прибрати и в неволю запроводити, а Козаков в драгуны и салдаты устроити, народ зась постолитый поработити, албо за Волгу загнати, а наш край Великороссийски людми осадити. Ктож бы, розум имеючий, не могл того признати, же то явная вымышленная; неправда и плевелы вражие суть? албо вем, яко тое может, статися, чтоб Царскому Пресветлому Величеству, яко Монарсе Правоверно-христианскому, верных своих подданных, которые по Его и предков Его Величества милости от часу до часу в так доброе постановлене естесмы приведены и так многие лета верне Ему, Великому Государю, служити; а для чегож бы такий невинный гнев на нас завзяти и права наши ломати, а особливе ведаючи тое, же наш народ Малороссийский до драгунской и оолдацкой службы не способный, окроме свого обыклого порядку козацкого, и для чегож такого прикладу не показано, не тылко над нашим народом, але и над слободскими в Великороссийских городах живучими козаками, где непременно оные удержуются при старожитних своих обыклостях и отправуют козацкую, а не драгунскую службу. Также, як тое статится может, жебы Царское Величество Великороссийских своих подданных румуючи з-мешканя их в наш край, а нас оскорбивши за Волгу пересылати похотел, без жадной побужаючой до того причины и пожитку, а особливе под сей час военный тое чинити, чого и в покою зостаючи, а немышлено негды чинити. А так явно есть, же то самая неправда и душевредная клевета, которой Мазепа уживает для покрытя своей Богомерзской измены; албо вем он, тую изменую не для запобеганя будто яковому укнованному отчизне нашей злу (которой он, як негды правдивым не был сыном, так барзей теперь явным супостатом и згубцею стался) учинил, але для приватной треклятой своей чести умышлениой, хотячи отчизну нашу в такий ляберинть и спустошене привести, затягнул Короля Шведского усиловне, который любо и ввойшол был, лечь мужеством Великороосийских и Малороссийских войск около Стародуба, до такого приведен бы повожоня, иж назад уходити на Волынь хотел (як тое все языки поведали), если бы он Мазепа, чрез измену свою, его знову не удержал и не повернул. Почетверто: что о посилках войск наших на службу Манаршую наменяет, тмумачачи прохирно, будто для згубы и уменшеня народу нашего тое деется, и то есть такаяж прохирная его ложь, поневаж мы под Его Высокодержавною рукою Монаршою живемо теды наша должность за благочестивую веру за достоинство Монаршое и за общое добро против общих неприятелей ставати, и як Великоросские войска нас под час потребы, по Указу Монаршом, оборяют, так и нам, по егож Указу Монаршом в военных оказиях и потребах помогати им належит, гдыж за тое маем Царского Пресветлого Величества милостивую протекцию и живемо при правах и волностях наших войсковыхх.

Пятое: якобы Светлейший Генерал Римского и Российского Государств Князь, его милость Александр Данилович Меншиков (которого он наругаючися укоряет, чого бы каждому цнотливому неналежало чинити), также его милость Киевский Воевода Князь Дмитрий Михайлович Голицын з-полками, будто для якогось промыслу над ним зменником, поход свой з-войском отправовали, и то все фалшивые его так-же вымыслы; гдыж еслибы хто знал его измену, албо хто хотел его, по Указу Монаршом, взяти, то и без полков латво было учинити, лечь яко Князь его милость, Александр Данилович, дорогою простою обходил неприятеля от Гомля на Чернигов, для безпечнейшего совокупленяся з-головным войском после битвы и увитязтва на Шведским Генералом Левенгофом, а не для якого иншого замыслу ишол. Так и его милость, Князь Дмитрий Михайловичь Голицын, по власной пораде его зменника, увойшол был в Нежине з-килкома полками, бо он Мазепа удал был ко Двору Царского Величества ложно, будто во всех полках Малороссийских бунты повстают, и для постереганя того и для обороны Малороссийского краю, оному Воеводе тот поход назначен, до которого превратный изменник обицовал послати Наказного от себя з-частю своего войска и для чегож там многотротне войска наши Малороссийские з-Великороссийскими совокупне бывали, без всякой шкоды и подейзреня.

По шесто: аргумент его изменничий барзей смеху гордый, а нежели правдивый, будто для того он изменил, же войска Московские не военные и от Шведа утекаючие. Мы зась сами тому сведками з многими значными Полковниками, з Старшиною и товариством войска Запорожского, иж Великороссийские войска, при помощи Божезкой, не бегают от Шведа, але отважне его бьют и гонят; яко то и сего лето деялося под Добрим, где великая их Шведская сила под Генерал Розином была, а потом под Мигновичами, на самого Короля Шведского и его переднейшую кавалерию збройную часть другуней Великоросской при лицу всего войска Шведского з немалою их шкодою отважне била и прогоняла, в якой оказии я и сам былем. Потом еще приводом самого Его Царского Пресветлого Величества, Шведский Генерал Левенгоф з войском, в шестнадцати тысячах будучий, от десяти тысячей Великороссийских войск на голову збитый, иж мало что з ним зостало. В Ингрии зас Генерал Лебекер з двадцятма тысячами, от Пана Адмирала Апраксина збитый на голову. А и самого Короля Шведского войско головное в разных отважных оказиях, аж до половины умалено и уставичне от нападаючих Царского Величества войск умаляется, а надея, же за помощию Вышнего, и до остатка знесено из отчизны Нашой выгнано будет; а так отчизна наша, край Малороссийский, от того згубци неприятеля и еретика, которого изменник Мазепа за протектора и оборонцу нашой Православной от безумия, а барзей мовития от беззакония обрал свобожденна застанет, гдыж войска Великороссийские не выступают з Украйну, лечь заступают оную от неприятельского наступления. Вчом сам собе он изменник прекословячи, двояко в едином Универсале пишет; в початку написал, будто он, его протектор, Король Шведский не в Украйну, але в Москву идет, а потом осведчает, же внут Украйны вступает, а за ним, будто и Лещинский последует, из кого явна его неправда, иж не для целости милой отчизни нашой, але для разорения оной, по его злости, призваны и затягнены тые неприятеле наступают, и ежели бы не Господь и Его Царского Пресветлого Величества Высокомощная десница и воинство нам помогло, табы отчизна наша запевне через его, проклятого, подавному в работу Лядскую пришла, а церкви Божие в Лютеранские костели и в Римскую Унею от тых его мнимых протекторов обернени были; и як то уста его Богоотступные отворяются, же тых церкве Православной Кафолической противников и ворогов и нарушителев прав и волностей Полской и Литовской Речи Посполитой, Короля Шведского и Лещинского называет оборонцами церквей Православных и волностей наших. А за правды кто тилко от Шведского Короля протекцию поддался, жаден без порабованя и разорения не остался, яко то Полща и Литва, так же и Саксонея и почасти Шлионская земля, которые его за протектора приняли и крайную на себе руину понесли, любо Саксония и Шлионско з ним и единоверные суть, однакож целком от него порабовани и вольности их нарушены; костелы зась Римские в Шлионску на Лютерские обернены, и всякие им тиски и неволя учинена; чегож мы, Православные Християне, от него, яко иноверного и инноязычного, з которим а не народ наш а не границы наши и малой близкости исполности немает, ожиди себе можем? и любо бы он и хотел боронити нас, якая оборона нам не есть потребна, леч як то может из-за Болтицкого моря, и в такой далной отлеглости живучи, тое чинити и церквей наших, которых он противником, оборонцею быти? И если бысмо похотели (чого Боже не дай) отторгнутися от протекции найпевнейшой Всемилостивейшего Монарха нашего Православного, то бисмо мусели в порабощение Ляхов, а потом в разерване всем як и прошлих лет бывало, знову прийти, гды поводом Выговского и Тетери, таких зменников як и Мазепа, от Высокодержавнейшой руки Их Царского Преоветлого Величества отлучишеся, але узнавши потым свой упадок знову знаходилисмо прибежище и спасение под крилами высокопарного Орла Всероссийского; а так по сей час, за помощию Вышнего, в благополучном мире и повоженю пребывалисмо прето з тото очевисто всяк видети может, з якою совестию зменник Мазепа во свидетельство небо и землю и на суд Бога Всемогущого призывает, будто он для добра отчизны нашей, а не для своих приват тую измену учинил и до Шведа удался, оставивши Благочестивого и нам единоверного Монарху, которого милость он, враг и отступник, выхваляет, признаючи же и Княжою честю Римского Панства его почтил и милости Своею исходатайствовал, однак и тую милость проклятим своим неблагодарствием поносит, будто тое все чинено для того, жебы он соизволил на порабощение Украйны; лечь як таким вымыслам верите-ли? поневаж жадный знак негды до того з стороны Царского Пресветлого Величества не оказался и ежелиб тое было в намерении, то бы и без его Мазепина соизволения чинено; и колижбы Колвек могли якие знаки и початки того явитися, чого негды не бывало и нехто з нас, опроч милости Царского Пресветлого Величества ко всему Малороссийскому народу не узнал, яжо и теперь при обраню моем на Гетманство, и из уст милостивим словом, и в Грамоте Своей Монаршой з подписом властной руки содержати волности и права наши всемилостивно обещати и ассекуровати рачил, которые некогда от Его Величества не нарушены; овшем мает отчизна наша, Малая Россия остерегатися от тогож иазываючогося сыном, а, рачей молити, выродка, злочестивого Мазепы, иж он по змове з Королем Шведским и постановленным от его в Полщи на Королевство Лещинским, хочет запродати оную, для своего не насытного властолюбия в давное горкое ярмо Лядское. Албо вем кому может Король Шведский (чего Боже не дай), ежели бы взял силу, по выходе своем з сих краев до своей Шведской области, отчизну нашу отдати, окром своего единомысленика Станеслава Лещинского, от которого, яко запевне, доходит нас ведати, Мазепе и сестренцу его Войнаровскому уже даны титулы некоторых в Полщи Воеводств. А так очевидно его клятвопреступление и в том, иж он кленется, будто для общого и лепшого добра тую измену учинил; що теж приналежит о пашквилном его Мазепином дореканю, будто нам от Их Царского Пресветлого Величества негды данныя обетница не додержана, и то самая всеявная есть неправда, гдыж он жадного докуменку в том показати не может, иж бы що противного правам нашим, по Указу Его Царского Пресветлого Величества, мело деятися и о чом бы мы упоминатися мели у Его Величества и тое знову неисправлено было: а що он причитает до нарушеня прав, будто Его Царское Пресветлое Величество ему Мазепе во всех полках Компанею указал чинити, и тое належит до ведомости, иж мы той Указ сами видели и чули, в котором выражено было соизволение, по егож доношеню, в Жолкве, жебы по давному звычаю и постановленю учинити реестровых козаков, которые бы в войско ходили, и за тое з войскового скарбу плату брали, а иншие которые бы не были в реестре, домовство управляли; лечь гды Панове Полковники и Старшина о том почали просити, жебы тое отложено, теды прислан знову инный Его Царского Пресветлого Величества Указ, жебы того, по общему прошению нашему, занехано. Так н тое всем ведомо, же все поборы и аренды не от Его Царского Пресветлого Величества, але по части з общой порады и ухвалы войсковой, но давному обычаю, на заплату охочого войска постановлены, а болшей, по самоволному, ненасытному его Мазепину лакомству, з подвименем що раз арендового порукавичного и станций роковых на народ наш наложены, яковый излишок тепер, по Указу Его Царского Пресветлого Величества, за моим Реементарством оставляется и всякая полегкость народу будет учинена. Так же и в том он безбожный зменник Мазепа честь Монаршескую лживе поносит, будто бы всюда кредит Российского народа страчен от незадержаня трактатов и данных обетниц; гдыж всему свету ведомо, же Царское Пресветлое Величество, маючи союзы з посторонными Монархами, з Цесарем Римским, з Королями: Дунским, Полским и Пруским, оные святобливе содержовал и содержует, и в том славу от всей Европы мает, же слово свое и договори ненарушно содержовает; любо от иных Коллегатов, Ему, Великому Государю, несодержано. З того из инного всего может каждый верный сын отчизны нашой Малороссийской видети, иж целый помянутый Универсал, албо пашквиль Мазепин наполнен неправды и яду смертоносного, лестною облудою прикрытого, и не до чого иншого тилко до конечной руины нашу отчизну, войско Запорожское и ввесь народ ведет, побужаючи на згубу нашу, иж бисмо нарушивши обещание и присягу свою, повстали и воевали против Православного нашего Монархи и поддалися в неволю тяжкую иноверную, еретицкую Шведскую, албо теж Лядскую. Прето упоминаю и обовязую ваших милостей всех от старшого и до наймешого войсковых и посполитых людей, любовию и горливостию отчизны, жои и детей и обнадежным повоженем, а найборзей верую святою православную страхом праведного суда и гнева Божия, абысте затыкали уши от таких всепагубных и прелестных писм зменника Мазепы, оных не слухали и причетниками измены его не были, за которую он от Преосвященных Архиереев Малороссийских и всего Собору публичне зо всеми единомыслники своими проклят и от церкви Божой отлучен; овшим обысте ваши милости единостайне все з отвагою здоровя, за веру православную, за церкви благочестивыя и за отчизну свою, при обороне войск Его Царского Пресветлого Величества Великороссийских стояли, на каждом местцу, по силе своей, неприятеля громячи и на становиска до войска его жадных живностей и запасов не возили, чим бы оного, як найскорей з отчизни своей выгнати и выкоренити, а себе мир и спокойное подлуг стародавних волностей иаших мешкане одержати могли. А и мы з-местца уряду нашего упевняем словом нашим Гетманским в роковой стации и в иных податках, якие з утяженем посполитого народу от Мазепи наложены были (яковый же наменилося), полегкость и ослабу учинити. Що теж споминает он, незбожный зменник, о прилучившомся нещастю Батурину, и в нем кровопролитию: хтож инный до того причиною опроч его поневаж там будучие мало разсудные люде заведены от его, противилися своему власному Государеви, не хотячи доброволне не лагодное упоминане и обнадеживане милостию и жалованием Монаршим здатися, овшем ставши при упоре и противности, хотели город той за всею войсковою арматою и аппараментами военными Королю Шведскому отдати и поднести против своегож Монархи по неприятелску руку, Государского войска отчасти побили, чим примуменное войско Царского Пресветлого Величества под командою Светлейшого Генерала Князя, его милости, Менщикова будочое, штурмом добывати в тот час, яко звычайная, каждый жолнер, на помсту побитой братии своей, не скоро от убийства могл быти унятый; однак же що о жонах и детех, огвалтованю Панием и о инном, що написано во изменничом Универсале, то самая есть неправда, гдыж не тылко тые не имеючие в руках оружия, але большая часть з Сердюков и з городовых войсковых людей, в Батурине бывших, на потом пощажены и свободою в домы, по Указу Царского Пресветлого Величества, от Князя, его милости, Менщикова отпущены. А жебы и иным указови и облудам зменничим Мазепиным повинуючимся таковый припадок и гнев Манарший не прилучился, яко того не зычим, так христианско и горливе всех за часу в том перестерегаем, а до единомыслной з нами по прежнему верности и склонности под высокодержавную и крепкую руку православно-христианского нашого Монархи взываючи, доброго от Господа Бога здоровя и в спокойного помешканя всем вашим милостем уприйме желаем и сприям. Дан в Лебедине, Декемврия 8, року 1708.