Загрузка...



LXXIII От Орлика к тем же

Мои зело милостивие приятели и братья, Пане Атамане Кошевый и все старшое и меншое войска Запорожского Низового товаршиство!

Лист ответный от ваших милостей, добрых молодцов, милой братии моей, чрез Пана Феодора Нахимовского, до мене писанный, благодарным и радостным сердцем принял я, еще будучи в Швеции в городе столечном Штокгольме, при стороне Королевского Величества Шведского, з котораго то листу, когда уведомился о добром вашем милостей, добрых молодцов, милой братии моей, здоровью, счастливом их поведении и о непременной ко мне приязни, благодарение Господу Богу Всемогущему воздал я и неисповедимо утешился, в какую под вашею милостию, добрым молодцам, милой братии моей, что меня в далекую сторону, для дел публичных и общей вашей, такоже весго народу Малороссийского пользы, в посторонней край полуношный удалившагося, в благоприязном своем сердце, любви, приязни и памяти не забвенной ховаете и в чужой земле странствуючого власне, яко себе притомного, за вождя своего вольными голосами от себя избраннаго, узтаете. Таковою тогда от вашей милости, добрых молодцов, правдивою любовию и приязнию побужденный, стараемся усильне о отпуске из Швеции у Королевского Величества, чтоб я мог так к вашей милости, добрым молодцам, милой братии моей, зближитися, яко и у розных Монархов, наипаче тех, которые у Королевством Шведским союзом военным против Московского Государства совокупилить и соединилися, неусыпное мое старание о общей вашей милости, добрых молодцов, милой братии моей пользе и о высвобождении всего народу старание приложити, якож и упросивши у Королевского Величества Шведского причинных за собою листов и за вашими милостями добрыми молодцами, до Цесарского Величества Християнского, до Королевского Величества Аглинского, до Королевского Всличества Польского, так же до блистательной Порты Отоманской, до Наяснейшаго Хана его милости и до иных выехал я счастливо из Штокголму 11 Октября и переправившися, Божиею помощию, чрез море, а прибывши в Немецкую землю, поотсылал те все письма, при моих листах, до Наяснейших Монархов Християнских, одни к Ганноверу з-дедичнаго Княжения Королевского Величества Аглинского, а другие отсель из Шлионска и города Бряцлавля, где пребыл я сего настоящего году, 8 Ноября, до Наяснейшей Порты Оттоманской лист причинный Королевского Величества Шведского и до Наяснейшаго Везиря при себе еще удержал, ожидая на лист, так же причинный от Королевского Величества Аглинского до Наяснейшой Порты Оттоманской, который, когда отберу, не омедля с ним и з-листами Королевского Величества Шведского отсель туда, куда надлежит поспешити, а теперь посылаю перед собою Федора Нахимовского с листами Королевского Величества Шведского да Наяснейшаго Хана, его милости Сераскера Селистрийского, в хотенью застаючого, и до ваших милостей, добрых молодцов, милой братии моей, о чем и до всех тех Монархов так Християнских, яко и до Порты Оттоманской и до Хана его милости, изволил Королевское Величество Шведское за моим старанием и прошением, причины свои в делах наших писати листы, также какие я подал до покою придучого пункты, до вписания оных в инструкцию Королевского Величества Шведского, Послом его Величества полномощным: о Украйне, по обеим сторонам Днепра обретающейся, какие Монархи с Швециею военный союз учинили против Москвы, какое чинится приготовление и с какими силами на войну, которая, даст Бог, сего лета оттворится и о иных всяких поведениях публичных донесет вашим милостям, добрым молодцам, милой братии моей, словесно Нахимовский: которому во всем извольте, ваша милость, добрые молодцы, поверити и оному всякую помощь учинити, чтоб безопасно могл с теми всеми листами Королевскими и моими до Хана, его милости, доехати, а оттоль, возвратясь до Паши, его милости Хотенского перебратися, где для пересылки листов, имеет на резиденции от меня до подлиннаго часу доставати имея, в вашем милостем, милой братии моей, соединюся. Прошу только вашей милости, добрых молодцов, милой братии моей, абысте в хвалебном своем пред взятии статечно и постоянно знайдуючися, на жадные Московские прелести и не подлинное надеяние ушей своих не преклоняли, и сердце свое мужественное от оных отвращали; зде же, если бы, не дай Боже, неприятель прелести своими вашей милости, добрых молодцов, войско Запорожское, уловил и до своей стороны и соединения потягнул, то подлинноб народ весь погубили, в вечную неволю оных себе самих отдали и перед целым светом недостаток свой показали; чего, яко нигде по ваших милостех, добрых молодцов, войску Запорожском милой братии моей, несподеваюся, так им же желаю доброаго от Господа Бога здоровья и щастливого поведения.

Вашим милостям, добрым молодцам, милой братии моей, всего добра приятель и брат:

Филипп Орлик, Гетман войск Запорожских.

Дан в Рацлаве,

1721, Января 11 дня.