Загрузка...



VII. Запись по которой приведены к вере, по святой, непорочной Евангельской заповеди, Гетман Георгий Хмельницкий, Обозный, Судьи, Ясаулы Полковники, и вся Старшина и чернь в Переяславле в Соборной церкви Успения Пресвятыя Богородицы

Яз, Гетман Георгий Хмельницкий, обещаюсь пред святым Евангелием на том, что в прошлых летах посылали к Великому Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, отец мой, Гетман Богдан Хмельницкий, и все войско Запорожское посланников своих многажды бити челом, чтоб Великий Государь пожаловал, велел его Гетмана со всем войском Запорожским и всю Малую Русь, всяких чинов людей принять с городами и с землями под свою Государскую высокую руку в вечное подданство. И Великий Государь, Царь и Великий Князь Алексей Михайлович, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержец, Его Царское Пресветлое Величество, пожаловал под свою Государскую высокую руку его, Гетмана, отца моего, Богдана Хмельницкого и все войско Запорожское со всею Малою Россиею приняти изволив.

И в прошлом в 165 году, волею Божиею, отец мой, Гетман Богдан Хмельницкий, умер, а после его, по указу Царского Величества и по Войсковому обранью, учинен был войску Запорожскому Гетманом Писарь Ивашко Виговский; и ныне он, Ивашко, за свое клятвопреступление войском-же Запорожским от Гетманства отставлен, а по указу Великого Государя и по обранию всего войска Запорожского учинился ныне на Раде войску Запорожскому Гетманом я, Георгий Хмельницкий.

И мне, Гетману Георгию, с Полковники, и с Сотники, и со всякими чиновными людьми и со всем войском Запорожским, всяких чинов людьми, быть под Царского Величества высокою рукою на веки неотступным и служить Ему, Великому Государю, и Сыну Его Государеву, Государю нашему, Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу всея Великия и Малыя и Белыя России, и наследников Их верно, и на всякого Его Государева неприятеля стоять по Его Государскому повеленью безо всякия измены, а к Польскому, и к Турскому, и к Крымскому, и к иным Государем не приставать; и на том на всем я, Гетман Георгий, и войска Запорожского всякого чину люди, на чем ныне обещаемся, пред святым Христовым Евангелием, при Его Царского Величества боярех: при ближнем Боярине и Наследнике Казанском при Князе Алексие Никитиче Трубецком, при Боярине и Наместнике Белоозерском при Василье Борисовиче Шереметеве, при Окольничем и Наместнике Белогородском при Князе Григорье Григорьевиче Ромадановском, при при Думном при Ларионе Лопухине, да при Феодоре Грибоедове, которых Его Царское Пресветлое Величество для того ныне прислал. А на истинное уверение во всем в том обещаюсь Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Его Благоверной Царице, Государыне нашей и Великой Княгине Марьи Ильиничне, и Благоверному Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России и Их Государским Наследником, по непорочной заповеди Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, яко-же во святом Евангелии указал еже ей ей на том: служити мне и всему войску Запорожскому, всяких чинов людем, Ему, Великому Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Его Благоверной Царице, Государыне нашей Великой Княгиие Марии Ильиничне, и Благоверному Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государским Наследником; и опрычь Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и Сына Его Государева, Государя, Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государских Наследников, на Московское и на Владимирское Государства, и на все Великия Государства Российского Царствия, и на Великое Княжество Литовское, и на Княжества Киевское и Черниговское, и на всю Малую и Белую Русь, иного Царя из иных Государств, Польского и Немецких Королей и Королевичей, и разных земель Царей и Царевичей, из руских и из иноземских родов никого не хотети и под Государствами, которыя под Ними Государями, не подыскивати ни которыми мерами и никакою хитростью.

А где уведаю или услышу на Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и на Сына Его Государева, Благоверного Государя, Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и на Его Царского Величества Наследников, и на все Его Великия Государства, на Великую и на Малую и на Белую Русь, и на Великое Княжество Литовское, каких неприятелей Польских, Турских или Крымских, или коих иных Государств собрание и злой умысл, или Его Царскаго Величества в подданных измену или какой злой умысл: и мне, Гетману Георгию, Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, про то известить как можно вскоре; а самому против неприятелей за Государя своего и за его Государства стояти и промыслы всякими к помощи делати и битись, не щадя головы своей, а изменника пойматы и прислать к Царскому Величеству. А где велит мне Царское Величество быть на Своей Великого Государя службе войска Запорожского с ратными людьми, и с своими, Царского Величества, Московскими ратными людьми, и кто будет Царского Величества над войски Бояре и Воеводы совет держать и войска Запорожского ратным людем с Его Царского Величества ратными людьми по тому же совет и промысл имети, и с Его Государевыми недруги битись за одно; а которые со мною будут Царского Величества подданные, войска Запорожского ратные люди, и мне им утверждати, чтоб они Царского Величества с ратными людьми совет и дружбу имели, и Царского Величества с недруги бились за одно, не щадя голов своих; чтоб их обещание и клятва всех была без преткновения постоянна. И из полков мне Царского Величества к приятелю не отъехати никакими мерами, измены не учинить и в городех, где мне лучится быти, Царского Величества с поданными с Московскими ратными людьми и с иными, которы Царского Величества подданные, и мне тому неприятелю города не сдать, и неприятеля на простое и на безлюдное место собою и иным никем к городу не подвесть, и зла никакого не учинить, и ни в которое в иное Государство изменою не отъехать, и, будучи в полках, Воевод не покинуть, и с Его Государевыми недруги и со изменники не ссылатись, и ни в чем мне Государю Своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну Его Государеву, Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, и Их Государским Наследником не изменити никоторыми делы и никоторым лукавством; а кто не станет Государю, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну Его Государеву, Государю, Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу и Их Государским Наследником служити и прямити, или кто учнет с Их Государскими недруги ссылатися, и мне с теми людьми за Них, Государей своих, и за Их Государства битися до смерти; а самому мне, Гетману, по моему обещанию, еже обещаваюсь ныне пред святым сим Евангелием, ни к какой измене и к воровству ни к какому и ни к какой прелести не приставати. А что от Великого Государя, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, от Его Царского Пресветлого Величества, был я отлучен изменою клятвопреступника Ивашка Виговского, и впредь мне к тому изменнику и клятвопреступнику к Ивашку Виговскому и к его советником, к таким-же изменникам и клятвопреступникам, не приставати и ни на каких злочинцов прелести не прельщатись; и статьи, которы преж сего даны были прежнему Гетману, отцу моему, Богдану Хмельницкому, и которыя статьи ныне вновь на Раде поставлены и укреплены, и мне те статьи сдержати верно, и по сему своему обещанию быти мне у Государя своего, Царя и Великого Князя Алексея Михайловича, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержца, и у Его Государева Сына, у Великого Государя, Благоверного Царевича и Великого Князя Алексея Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России, и у Их Государских Наследников в подданстве на веки неотступно, и во всем мне Государю своему, Царю и Великому Князю Алексею Михайловичу, всея Великия и Малыя и Белыя России Самодержцу, и Сыну его Государеву, Великому Государю, Благоверному Царевичу и Великому Князю Алексею Алексеевичу, всея Великия и Малыя и Белыя России, и Их Государским Наследником служити, и прямити, и во всем добро хотети, безо всякого лукавства вправду, якоже аз обещахся.