Загрузка...



Социально-экономические отношения в Великом княжестве Литовском

В первой половине XVI века в Великом княжестве Литовском, как и в других раннефеодальных государствах, шел процесс становления и дальнейшего развития феодальных отношений, феодального способа производства. В основе феодального способа производства лежала феодальная собственность на землю, которая была основным средством производства и одним из важных условий его осуществления. В этом случае, как и в других государствах, верховным собственником земли, ее распорядителем был великий князь. Он регулировал земельные владения феодалов в государственных, финансовых и военно-политических целях. Средние и мелкие феодалы составляли шляхетское сословие. Начало ему положил привилей Ягайло 1387 года.

В различных частях Великого княжества Литовского, Русского и Жемайтского социально-экономические отношении складывались по-разному. Так, на территории Виленского-Трокского региона существовали такие социальные группы, как крупные князья и паны, лично зависимые от великого князя.

Они представляли собой местную знать — потомков литовских старейшин или представителей рода Гедиминовичей, утративших права удельных князей. Это были богатые крупные землевладельцы, которые пользовались значительными политическими и социальными привилегиями. В численном отношении этот слой не был большим. В привилее 1413 года указывается 47 крупных литовских родов. Но политический и экономический вес их был огромным. Некоторые из этих аристократов выставляли на войну большее число конных воинов, чем крупные административные единицы государства. Например, три пана Кезгайлы в 1528 году выставили более 750 конников, в то время как вся Полоцкая земля — 712, Альберт Гаштольд с сыном выставили 466 воинов, а Новогрудский повет — 357 и т. д.

За счет пожалования имений великим князем происходил быстрый рост землевладения феодалов. Значительная часть белорусских земель была отдана литовской знати. В результате многочисленных дарений владения великого князя значительно сократились. Если в конце XIV века на его землях проживала большая часть населения государства, то в первой четверти XVI века — только третья часть. Среди крупных феодалов, владевших землями в Беларуси, выделялась большая группа наследственных землевладельцев. В середине XV века 29 крупнейших магнатов на территории Беларуси сконцентрировали в своих руках 40 % всех феодальных владений.

Важное значение в формировании господствующего феодального сословия придавалось законодательному оформлению их прав и привилегий. Грамотой (привилеем), изданной в 1387 году, за литовскими боярами при принятии католичества признавалось право на неприконовенность и свободное распоряжение наследственными владениями.

Новые привилегии были предоставлены феодалам-католикам по Городельскому привилею 1413 года. Они получили широкие политические свободы и право распоряжаться своими землями. Их повинности сводились лишь к обязанности возводить укрепления и на свои средства участвовать в военных походах.

Сословные привилегии феодалов всех земель великого княжества без различия вероисповеданий были расширены привилеем 1434 года. Особое значение в укреплении социально-экономического положения имел привилей 1447 года. Согласно привилея верховная власть отказывалась в пользу феодалов от тех податей и повинностей населения их владений, которые ранее выполнялись в пользу великого князя. Ниже слоя феодалов стояли бояре.

Бояре являлись многочисленными представителями военно-служилого люда и отличались как по роду службы, так и по уровню материального достатка. В XV веке значение боярского звания понижается. К этому сословию стали относить средний и низший слои военно-служилых людей, составляющих основу экономического и военного могущества государства.

Бояре выставляли на войну отряды пеших воинов из нескольких человек. Великие князья наделяли всех желающих землей на условиях несения за это военной службы. При Витовте окрестности Трок, Вильно и Гродно были заселены на этих условиях служилыми татарами. Во время походов на Дон в конце XIV века Витовт взял в плен много татар и поселил их на границе с Тевтонским орденом и вокруг замков внутри государства. Их главной обязанностью было несение военной службы и поставка лошадей в армию во время войны. Самым древним типом феодального землевладения было фактическое владение землей, пожалованной великим князем. Как правило, эти владения были наследственными.

Бояре — шляхта, земляне и татары могли владеть землей только при условии службы великому князю. По прекращению службы или при плохом ее выполнении земля изымалась. Со временем слово «боярин» вытеснилось польским термином «шляхтич». Политические права мелкой шляхты постепенно расширялись. Когда Ягайло решил стать королем польским, произошло первое расширение прав шляхты. За согласие на его брак с Ядвигой он выдал шляхте первый привилей.

Привилей 1413 года расширил права шляхты, узаконив участие ее представителей в работе рады. Это уже было политическое право. В этом же году ряд политических прав был распространен и на православных шляхтичей. В привилее 1447 года великий князь обязался каждый раз просить у шляхты позволения собирать налог с частнособственнических подданных, что давало возможность шляхте контролировать вопросы войны и мира, а также другие стороны государственного управления.

Существенное расширение политических прав шляхты состоялось в 1492 году, когда при вступлении на престол новый великий князь Александр издал конституционную хартию. Это был первый общегосударственный документ, который провозглашал вольности как для литовской, так и для белорусской шляхты. Ей давались такие политические и социальные права, которые перекрывали и делали ненужными все местные привилегии. В хартии подтверждались все права и вольности, дарованные шляхте прежними государями, и провозглашалось 20 новых, значительная часть из которых ограничивала власть великого князя.

Князь обязывался назначать послов с учетом мнения членов рады, не заключать без их согласия договоров с другими государствами. На высшие должности могли назначаться только уроженцы Великого княжества. Без суда великий князь не имел права никого освободить от государственной должности и обещал не давать преимуществ плебеям перед шляхтой, хранить ее достоинство. Но кто может считаться шляхтичем и кто не может войти в это сословие?

В начале XVI начался длительный процесс определения, кто может пользоваться шляхетскими вольностями, правами, а кто не может. Чтобы доказать принадлежность к шляхетскому сословию, нужно было предъявить великокняжескую грамоту о том, что земля тому или иному лицу была предоставлена на условии его военной земской (конной) службы. Либо нужно было найти свидетелей, которые подтверждали бы факт несения такой службы. Окончательно эти вопросы разрешились при проведении реформы в сельском хозяйстве.

После реформы принадлежность к шляхте устанавливалось по акту рождения или нобилитации, то есть введения в это сословие государем за заслуги перед государством. Предусматривалось и лишение шляхетского звания в случае, если его носитель обвинялся в тягчайших уголовных преступлениях или если менял рыцарский образ жизни на плебейские занятия и начинал заниматься торговлей, ремеслом, шинкарством. Шляхтянка утрачивала этот статус, если выходила замуж за нешляхтича. Шляхта обладала большим общественно-политическим весом.

Шляхтичи имели право участия в политической жизни, право избирать и быть избранными в шляхетские учреждения, на сеймы. Они были обязаны участвовать в общем сборе войска, если такое проводилось по решению сейма. Лично шляхтич был освобожден от налогов. С его имения, с людей, живущих на его территории, прямой налог мог быть собран только по постановлению сейма. Личность шляхтича охранялась законом от лишения свободы без суда. Он имел право перемещения внутри страны и отъезда за границу.

Должности и звания, полученные шляхтичем, признавались пожизненными, и только путем повышения он мог быть переведен с одной должности на другую. Дела, касавшиеся чести шляхтича, судил сам государь. За убийство или оскорбление шляхтича закон предусматривал большее наказание, чем за убийство и оскорбление простолюдина. За умышленное убийство шляхтича смертной казни подвергались все участники преступления. Эта же мера наказания применялась и за ранение шляхтича. Если же убийство совершалось шляхтичем, то дело завершалось штрафом. Честь женщины шляхетского происхождения оберегалась удвоенным наказанием.