Загрузка...



  • Сельское хозяйство. Усиление феодального гнета
  • Развитие городов. Торговля
  • Ремесло
  • Экономика Великого княжества Литовского в конце XIV — второй половине XVII веков

    Сельское хозяйство. Усиление феодального гнета

    Владея землей в Великом княжестве Литовском, феодалы не могли обойтись без крестьян — самого многочисленного социального слоя, — которые землю обрабатывали. Крестьяне получали землю из рук феодала, но не в собственность, а в пользование. За пользование землей они должны были выполнять для ее владельца разные повинности — дань, оброк (денежный или продуктами), барщину и т. д.

    В Великом княжестве крестьянство подразделялось на тех, кто имел право перехода, и тех, кто не имел права перехода и был прикреплен к земле. Крестьяне, не имевшие права перехода, назывались еще людьми тяглыми. Они принадлежали владельцу на основе вотчинного права и обязаны были отбывать в его пользу определенные повинности и платить налоги. В грамотах первой половины XV века определенным группам населения запрещался выход с земли.

    Великий князь Казимир в дарственной грамоте дворянству обязался не принимать в своих землях выходцев из боярских владений. Такие ограничения крестьян приобретали все больший размах. На протяжении XVI века слой крестьян, имевших право перехода почти исчез, хотя их права и не отменялись законом. Фактически крестьянство оказалось прикрепленным к земле, несвободным.

    Крепостными оказывались также пленные, например, татары, жители Великого княжества Московского и др. В Статуте Великого княжества Литовского 1588 года устанавливалось, что если свободный человек десять лет прожил на земле владельца, то это делает его несвободным.

    Самым низким социальным слоем населения в Великом княжестве были рабы. В XVI веке законодательство ограничило рабство, а Статут 1588 года его полностью отменил. Люди, бывшие на положении рабов, слились с крепостным крестьянством, ибо использовались в основном в сельскохозяйственном производстве. В восточных землях Великого княжества, благодаря наличию общины, свободное крестьянство дольше удерживало свои позиции. В течение XVI века оно оказывало сильное сопротивление администрации великого князя и частным землевладельцам, которые стремились установить панщину, увеличить налоги и подати, усилить контроль над жизнью крестьян, любым путем прикрепить их к земле, а значит, и к ее владельцам.

    Центрами сельскохозяйственной экономической жизни были хозяйские дворы, под которыми понимались не только центры управления, но и приписанные к ним волости, округи. В них жили боярство (служилые люди) и тягловое крестьянство. Тягловое крестьянство своим тяглом и инвентарем должно было обрабатывать фольварочную землю. Население несло различные повинности в пользу князя в виде панщины, предоставления гужевого транспорта и др. К панщине добавлялся оброк, который платили натуральными продуктами — хлебом, мясом, медом и т. д. С повышением уровня экономического развития оброк постепенно заменялся денежными платежами.

    При хозяйских дворах, кроме земледельческого населения жили ремесленники — портные, кузнецы, бондари, ткачи, а также рыбаки, садовники и др. Для управления дворами князь назначал старост и державцев. Привилеем 1447 года было положено начало юридическому закрепощению крестьян, все больше подчиняя их феодалам.

    Переход крестьянина от одного феодала к другому постоянно усложнялся. Статутом 1566 года был определен 10-летний срок сыска беглых крестьян, Статут 1588 года этот срок удвоил. Таким образом феодалами юридически было установлено крепостное право. Постепенно крестьяне становились крепостными. Кроме этого, феодалам Речи Посполитой было предоставлено право наказывать крепостных крестьян по своему усмотрению. В постановлении Варшавской генеральной конференции — о предоставлении феодалам Речи Посполитой права наказывать крепостных крестьян — сказано:

    … 4. Духовные и светские владельцы имеют право на полное повиновение и послушание своих подданных, и если бы последние посмели им сопротивляться, то такие владельцы могут своих подданных, непослушных им в духовном ли, или в гражданском отношении, подвергать наказанию по своему усмотрению…

    Законы европейских стран не позволяли феодалам казнить своего крестьянина смертью. Постановлением сейма 1573 года в Речи Посполитой такое наказание разрешалось. Усиление феодального гнета привело к обострению противоречий и борьбы между крестьянами и феодалами. Протестуя, крестьяне обращались с жалобами, отказывались выполнять повинности, устраивали побеги, переходили к другим владельцам, занимались грабежами и разбоем.

    Развитие городов. Торговля

    Повышение производительности сельского хозяйства, усиление общественного разделения труда, развитие товарно-денежных отношений влияло в Великом княжестве на развитие и рост числа городов. Так, если в конце XV века в нем было известно 83 города, то в конце XVI века — 530. В среднем городе проживали от 1,3 до 3 тысяч человек. В очень немногих городах численность населения достигала 10 тысяч. В грамоте великого князя Казимира от 1447 года назывались 15 больших городов, среди которых были Брест, Витебск, Гродно, Минск, Дрогичин, Новогрудок, Слуцк. Витебск и Полоцк были портовыми городами.

    В Полоцке, игравшем в то время огромную роль в политической, хозяйственной и культурной жизни великого княжества, жило 50 тысяч человек. В XV веке черты ремесленно-торговых центров, то есть городов, приобрели некоторые поселения, ранее являвшиеся крепостями, например, Орша, Лида, Ошмяны и др. В результате развития торговых отношений, втягивания в них новых территорий в XVI веке стал стремительный рост местечек, отдельные из которых постепенно перерастали в города. По социально-экономическому статусу города подразделялись на государственные (великокняжеские) и частновладельческие, принадлежавшие отдельным феодалам.

    Частновладельческий город был не только источником денежных поступлений для феодалов, но и административно-политическим центром его владений, опорным пунктом обороны. В некоторых случаях феодалы стремились подчинить себе жизнь самоуправляющихся городов. Они скупали участки с постройками и распространяли свою юрисдикцию на всех, кто жил на этой территории. Население этих «юридик» не подчинялось магистрату и не платило в государственный бюджет налогов. В борьбе против такой экспансии города искали защиты у великокняжеской власти, которая предоставляла им ту или иную степень самоуправления и обязывала всех ремесленников и торговцев быть под юрисдикцией магистрата.

    Росту городов и местечек содействовало развитие торговли и ремесла. Для расширения в городах ремесел и торговли великие князья использовали дарение им магдебурского права, которое подразумевало совокупность правовых норм, свойственных феодальным городам Восточной Германии, перенесенных затем в Венгрию, Польшу и другие страны. До середины XVII века это право получило большинство крупных городов Великого княжества. Первым в Беларуси получил это право Брест в 1390 году, затем в 1441 году Слуцк, в 1499 году Минск, в 1511 Новогрудок, в 1577 Могилев и т. д.

    Из жалованной грамоты великого князя Александра о предоставлении Минску магдебурского права:

    …Мы, Александр, чиним знаменито сим нашим листом, хто на него посмотрить, або чтучи его услышить, нынешним и потом будучим, кому будеть потреба его ведати. Иж маючы взгляд посполитого доброго размноженья и хотечи положенье места нашого Менского в мере лепшой поставити, абы люди наши, там мешкаючыи, через врад добрый а справедливый были размножены, тое место нашо Менск с права Литовского и Руского и которое коли будеть там перво держано, у право Немецкое, которое зоветься Майтборское, переменяем; на вечные часы вставляем и даем им знову обычай, подлуг того права Майтборского зуполное ряженье и всю уставу, отдалюючы того места вси права, вставы и обычаи перво держаныи, которыи ж тое право Майтборское нагабають, засмучають, або перешкожають…

    Статус магдебурского права давал городской общине широкие права и привилегии, освобождал от суда и финансового управления со стороны великокняжеской администрации. В крупных городах разрешалось строить ратуши, фабрики, мельницы, воскобойни, открывать бани, магизины, лотки, устраивать ярмарки, заниматься безакцизным винокурением и др.

    Торговое население городов состояло из нескольких групп. Высшим, наиболее богатым слоем были купцы — «гости», занимавшиеся торговлей с зарубежными странами. Купцы торговали с Москвой, Новгородом, Псковом, Тверью, Киевом, Львовом, Ригой, с городами Венгрии и Польши и др.

    Из договорной грамоты полоцких и рижских купцов об условиях торговли:

    А се мы, полочане, все добрыи люди и малыи, надеючесь на бог св. Софея милость и великого князя Витовта здоровье, хочем с тобою, княжь местерю, любовь держати и с твоею братьею, со всеми ридели. Також хочем с вами, ризькии ратьмяне, и со всеми ризькии купьци межу себе приязньство держати и любовь на обе стороне крепко.

    Вам нашего полочанина стеречи, как своего брата немчина у Ризе; а нам, полочаном, вашего немчина также по томуж стеречи у Полотьсце.

    А торговати по старому закону всякую торговлю, купити, продати. Купити вам, немцам, у нас, у Полотьсце, немецькому купьцю полберьковеска воску, полтысячи белкы.

    А торговати немецькому купьцю с гостем Литовьское земли доброволно. А с новьгородци немецькому купьцю торговати, а промежи има ходити нашему полочанину: занеже нас новьгородци не пустять у Немечькии двор торговати без своего новьгородца. А с москвичи торговати вашим немьцем; также нашему полочанину межи ими ходити, торговати; занеже на нас московичи тамьгу емлют.

    А восковыи вес держати по старому закону, штоже наш берьковеск восковыи болши вашего берьковеска полупудом ризького весу.

    А серебрыныи весы ризькии держати больши полочькиих весов серебрыных полузолотником.

    А соль весити пудным ременем; а берковеск солоные учинити у восковыи берьковеск; а белка купити, а намет давати, а у двор не имати.

    А мимо г. Польтеск немецькому купьцю не ходити, торговати немьцем в Полотьсце. А малое вам торговли не купити у Полотьсце порозничи.

    А корьчмы вам у нас у Полотьсце не держати.

    А весцем нашим и вашим кресты целовати, штоже им право весити на обе стороне.

    А кони нам у вас у Ризе купити, на чем у верх ехати, а ног не имати.

    А извиниться наш полочанин у Ризе, ино его немьцем у Ризе не казнити, отпустити его у верх; ино его там свои полочане казнять. А извиниться немьчин у Полотьсце, ино его полочаном не казнити у Полотьсце, пустити его в Ригу; ино его свои там судят по своему праву.

    А рубежа не чинити, знати истьцю истьца; а торговьцю приехати, отъехати чисто на обе стороны. О том есме к вам послали свои добрыи люди чесныи, к тобе, княжь местерю, и к всем риделем, и к всем ратьмяном, и к всем купьцем ризькиим, что вам дати правда нашему послу чисто, без всякоя хитрости; а наш посол вам дасть чисто правду, без всякоя хитрости, нашим правом. А старыму делу, что ся учинило меже себе, того не поминати и вам и ни нам, на обе стороне.

    Из договорной грамоты великого князя литовского Казимира с Великим Новгородом об установлении мира и условиях ведения торговли с Полоцком и Витебском:

    Се аз, великий князь Казимир, королевич всее Литовское земли и Жомойтское и многих Руских земль, докончал есми мир вечный со владыкою новгородским с Евфимьем и с посадником с Федором с Олисеевичем, и с тысячским Семеном Тимофеевичем, и с Великим Новым-городом. А приехали от Новагорода Есиф Васильевич, сын посаднич, а от жытьих Тимофей Иванович, с тыми есми мир кончал.

    А што моих людей: или литвин, или витбленин, или полочанин, или смолянин, или с иных нашых Руских земль, — тым путь чыст изо всее моее отчыны: торговати им в Новегороде без всякое пакости, по старыне, а торговати з новгородцы; а хто прыедет з великого князя товаром, торговати им з новгородцы в Немецком дворе. Також и новгородцом изо всее Новгородское вол. торговати без пакости по всей Литовской земли.

    А мне, великому князю Казимиру, королевичу, блюсти новогородца, как и своего литвина; також и новогородцам блюсти литвина, и своего новогородца…А мне, великому князю Казимиру, королевичу, на новгородском пути и на всих путех во всей Новгородской вол. пути не переймати гостя никакоже, хто поедет в Новгород или из Новагорода. А где новгородца в ратном имуть, пустити его с товаром, без пакости; или новгородцы литвина в ратном имуть, пустити его, а ему, право рек, свое взяти…

    В XV веке купцы Великого княжества Литовского за границу вывозили меха, воск, сырье и выделанную кожу, золу, поташ, лес и лесоматериалы, пеньку и некоторые ремесленные изделия. Во внутренней торговле купец покупал товар в одном городе и продавал его в других населенных пунктах, расположенных в 50–60 километрах.

    Многие купцы специализировались на каком-нибудь одном виде товара — гончарных изделиях, кожевенных, швейных и т. д. В городах и местечках создавались специальные склады — магазины. По всем местам разъезжали мелкие кочевые торговцы — коробейники. Городские купцы скупали в окрестностных деревнях сельскохозяйственную продукцию и изделия деревенских промыслов и продавали их на городских рынках. Во всех городах и местечках проводились торги, в крупных городах три раза в год проводили ярмарки, в которых участвовали не только местные, но и иностранные купцы.

    Порядок торговли устанавливался радой или владельцем города — феодалом. За продажу товара на рынке взимался побор. Существовавшие торговые связи связывали не только город с деревнями и местечками, но и крупные города между собой. Тесная связь заграничной и внутренней торговли заставляла купцов искать способы и средства закрепления за собой монопольного положения на местном рынке. Для этого купцы, как и ремесленники, создавали свои корпорации — цехи. Постоянная угроза быть ограбленными по дороге заставляла купцов создавать кассы взаимопомощи. Большим грузом на купечество ложились денежные пошлины и натуральные сборы.

    Верховная власть предоставляла городам некоторые торговые привилегии. Так, например, приезжим купцам запрещалось продавать свои товары в розницу. Они должны были продавать их оптом и только местным купцам. Кроме того, они не имели право закупать товары в местных деревнях. Купить товар можно было только у местного купца.

    Большие торговые привилегии имела шляхта. В 1551 и 1559 годах шляхтичи получили право на беспошлинный вывоз за границу леса, зерна и скота, а в 1565 году добились права беспошлинного ввоза для своих нужд товаров из других стран.

    Городские власти обкладывали налогами все субъекты хозяйствования, имели казну, где собирались доходы. К городу приписывались земли, сенокосы, угодья для рыбной ловли и т. д. Во главе органов городского самоуправления стоял войт. Эта должность давалась великим князем пожизненно, а иногда и в наследственное пользование. Но в конце XVI века почти все города выкупили право на замещение должности войта, и она превратилась в выборную.

    Выборными органами самоуправления были совет и лава, которые иногда соединялись в одно учреждение. Совет занимался хозяйственными делами города, его благоустройством, и рассматривал гражданские дела горожан. Лавой называлась судебная коллегия, которая состояла из войта и присяжных и осуществляла суд по уголовным делам. Дела шляхты рассматривали великокняжеский и воеводский суды. В больших городах существовали и другие судебные учреждения, так как средневековое право строго различало, какому суду подлежит та или иная личность. Так, в Вильно, кроме юрисдикции магистрата и воеводы были еще юрисдикции католического епископа, униатского митрополита, иезуитского капитула, виленской академии и др.

    Одновременно с развитием торговли и ремесел в городах развивались кредитное дело и ростовщичество. Кроме хозяйственно-экономической роли, города выполняли также административную функцию. Они были центрами воеводств, поветов, старостов. В них действовали как постоянные, так и периодически создаваемые различные органы государственной власти — вальные сеймы, совещания Главного Литовского Трибунала и др. Верховная власть поддерживала города. На этой основе сложился своеобразный союз городов с верховной властью, который выразился в значительном расширении права городов на самоуправление.

    В пользу государства или феодала горожане выполняли различные повинности: платили подати, выполняли строительные и хозяйственные работы, поставляли подводы и др. Натуральные повинности постепенно заменялись денежными налогами. Ремесленники частновладельческих городов, кроме денежных выплат, отдавали феодалу часть своей продукции. Крупные и некоторые средние города были центрами ярмарочной торговли. В каждом городе обязательно следили за пожарной безопасностью, в нем постоянно дежурила пожарная охрана.

    Города имели свое ополчение, которое состояло из полков, полки делились на сотни, сотни — на десятки. В составе ополчения имелись отряды кавалерии. Кроме городского ополчения имелись и отряды, состоявшие из мещан, несших постоянную военную службу, но не оставивших торговлю или ремесло.

    Ремесло

    Во второй половине XVI — второй половине XVIII веков в Великом княжестве Литовском получило дальнейшее развитие ремесло. Важнейшим показателем степени развития ремесел в городах было количество ремесленников и ремесленных специальностей. У каждого города были свои определенные ремесла. В основном ремесленники работали на заказ или были связаны только потребностями своего города.

    Одной из особенностей ремесленного производства был цеховой строй. Суть цехового строя состояла в том, что представители каждого ремесла объединялись в ремесленное товарищество — цеховое братство, которое необходимо было для закрепления своих прав и обеспечения монополии на рынке. Цехи могли быть разных типов. В специализированные цехи входили ремесленники одной профессии, в объединенные — двух или более близких профессий, в сборные входили ремесленники разных профессий.

    Цеховое братство имело выборную администрацию, свой стяг, хоругвь, под которыми принимало участие в светских, религиозных, похоронных и иных процессиях. Члены братства делились на мастеров, подмастерий и учеников. Право производить ремесленные изделия своего профиля имели только мастера. Ученики и подмастерья должны были подчиняться мастеру, деятельность цеха и каждого его члена регламентировалась уставом.

    Братство строго следило, чтобы никто в городе, не входящий в товарищество, не занимался их ремеслом. Вначале цеховая организация производства имела положительное значение. Она обеспечивала товарность производства, формировала внутренний рынок. Но со временем монопольные права цехов на цены и качество продукции стали отрицательно сказываться на общем экономическом развитии. Ремесленное производство предопределяло торговлю и активно содействовало ее развитию.

    В Вильно работали ремесленники разных ремесел: золотых дел мастера, кузнецы, котляры, латунщинки, слесари, часовщики, оружейники, ножевщики и др. Тот, кто пожелал стать мастером, чтобы снискать у всех славу и одобрение, должен был собственноручно в присутствии 2 назначенных для наблюдения мастеров, изготовить шедевр (образец) и передать его в цех. Чтобы стать ремесленником кузнечного ремесла нужно было изготовить: тесак, подкову и топор. Эти три предмета должны быть сделаны в один день и вчерне, то есть с молота, отданы.

    Если все указанные предметы не были сделаны удовлетворительно с первого раза, тогда по усмотрению мастеров и цеха, эти предметы необходимо было делать второй раз и третий. Если с заданием не справлялись и в третий раз, тогда человек становился бродячим ремесленником или подмастерьем, пока не научится лучшему. От шедевра освобождались сыновья и дочери мастеров. Цех их единогласно признавал свободными, вменяя в обязанность только устройства ужина, который они должны были устроить по давнему обычаю.

    Если подмастерье какого-либо ремесла женился на вдове или дочери мастера, тогда он обязан был изготовить лишь половину шедевра и устроить ужин. Если же сын мастера женился на дочери мастера своего ремесла, его освобождали от обязательного выполнения шедевра. Он должен был только устроить ужин. Если, желающий стать мастером, не мог изготовить шедевра, соответствующего требованиям данного ремесла, он обязан был внести в кассу определенный взнос, и устроить через неделю ужин по обычаю.

    Если подмастерье какого-либо ремесла этого цеха, прибывший в город и выучившийся здесь ремеслу, пожелал стать мастером, он должен был год проработать у мастера, предъявить свидетельство о рождении и подчиниться городскому праву. После выполнения этих обязательств, он должен был изготовить шедевр своего ремесла. Если сын мастера учился у своего отца и женился на дочери мастера, он не обязан был изготавливать шедевр, а только устроить обычный ужин. Если он женился на дочери мастера другого ремесла или на вдове мастера, он должен был изготовить половину шедевра и устроить ужин.

    Если жена потеряла мужа — мастера какого-либо ремесла, ей разрешалось на протяжении одного года и шести недель содержать подмастерьев в своей мастерской, чтобы избежать нищеты. Если у вдовы имелось потомство, в особенности сын, ей разрешалось держать подмастерьев до тех пор, пока она не выйдет замуж или пока не вырастает ее сын.

    Старших мастеров избирали на общем собрании цеха, с учетом возраста, достоинства, солидности, совершенства в мастерстве и т. д., чтобы он умел заботиться об общественном благе, порядочности и т. д. Мастера цеха имели право принимать учеников в соответствии с обычаями, то есть открыто представлял братьям в соответствующем месте и вписывал в реестр. Принимать учеников и обучать их за деньги не разрешалось. Принятый ученик, например, в кузнечном ремесле, должен был обучаться три года. Таких учеников, которых он содержит и обучает, у кузнеца могло быть не более трех. Слесарному делу ученик должен был обучаться 4 года, если он мальчик, и 3 года, если подросток.

    Оружейник мог принять только одного ученика и обучать его 4 года. Когда, после обучения, мастер должен был отпускать ученика, он обязан был заявить об этом в цех, записать в реестр и заплатить за запись и в кассу цеха определенный внос.

    Если один мастер примет заказ, а другой будет отговаривать заказчика или переманит его к себе и это будет доказано, он должен был уплатить штраф. Никто не должен вмешиваться в заказы и ремесло другого, а должен был заниматься своим ремеслом, иначе его ждало наказание по усмотрению цеха.

    Кузнечным ремеслом должна была выполняться следующая работа: оковка телег, ковка лошадей, изготовление топоров, крюков, шлемов, якорей, цепей и всяких изделий из черного металла; изготовление решеток как с розетками, так и без розеток, что разрешалось и слесарям. Если кто-либо из ремесленников, приняв заказ не выполнил его как следует и на это поступила в цех жалоба, то принявший заказ по усмотрению цеха должен был возместить убыток, причиненный жалобщику и заплатить в кассу штраф. Этим же кузнецам разрешалось изготовлять простые ставни без распиловки. Слесари должны были изготовлять новые и чинить старые железные двери, оковывать сундуки, чего не следовало делать кузнецам. Кузнецам не разрешалось также паять и работать пилой, так как такого рода изделия должны были изготовлять мастера, владеющие иным ремеслом.

    По требованию всех ремесленников цех устанавливал незыблемый порядок, согласно которому подмастерья всех ремесел обязаны были платить квартальный взнос и участвовать в заупокойных службах. Если же случиться, что какой-нибудь подмастерье уйдет из г. Вильно не так как положено, не рассчитавшись и не будучи отпущенным, то за ним следом следом посылали грамоту о том, что он ушел не так, как положено…

    О подмастерьях. Если бы кто-либо из подмастерьев, работавших у мастера, не состоявшего в цехе, пожелал бы приписаться к цеховому мастеру, то он должен был прежде всего открыто отчитаться перед мастером и подмастерьями под угрозой уплаты штрафа в пользу цеха в размере определенной суммы еженедельно соответственно количеству недель, проработанных у этого мастера, не состоящего в цехе. Кроме того, он еще должен был быть наказан по усмотрению цеха.

    Если кто-либо, будучи мастером какого-либо ремесла, прибудет в Вильно, и пожелает здесь стать мастером, то он должен проработать год подмастерьем, а потом изготовить и сдать шедевр… Если же какой-либо мастер, проживающий в Вильно и являющийся мещанином его величества короля либо княжеским или господ духовных и светских, не пожелает записаться в цеховой реестр и оказывать должное послушание цехмистру своего ремесла, а сам самовольно будет продолжать заниматься своим ремеслом, то в соответствии с привилегиями, пожалованными их королевскими величествами, на основании уведомления цехмистров у такого мастера должны быть магистратом конфискованы его ремесленные инструменты и в дальнейшем к занятию этим ремеслом его не допускали.