Загрузка...



  • 1. Освобождение советской территории от белогвардейцев и оккупантов
  • 2. Методы борьбы с контрреволюцией на заключительном этапе войны
  • 3. Ликвидация «Тактического центра»
  • 4. Народное возмездие колчаковским главарям
  • 5. Церковная контрреволюция
  • 6. Дело «кооператоров»
  • 7. Решительные меры против политического бандитизма на Украине
  • 8. Удары украинских чекистов по контрреволюционному подполью
  • 9. Борьба с басмачами продолжается
  • 10. Контрреволюция в Семиречье
  • Глава первая. Полный разгром белогвардейщины

    1. Освобождение советской территории от белогвардейцев и оккупантов

    К началу 1920 г. советский народ одержал решающие победы над объединенными силами Антанты и внутренней контрреволюции.

    В ноябре 1919 г. Красная Армия покончила с генералом Юденичем. Угроза, нависшая над Петроградом, колыбелью революции, была устранена.

    В январе 1920 г. советские войска, поддержанные мощными народными восстаниями и ударами партизанских отрядов в тылу врага, ликвидировали под Красноярском остатки колчаковской армии. 7 марта красноармейские отряды вступили в Иркутск. Сибирь была очищена от колчаковцев и интервентов.

    Красная Армия освободила Север России. Войска Антанты эвакуировались отсюда еще во второй половине 1919 г. К февралю 1920 г. было покончено и с белогвардейским режимом «генерал-губернатора Северной области» Миллера.

    Одновременно Красная Армия очистила от остатков деникинцев Украину, а к марту — и Северный Кавказ.

    Судорожно цеплялся за власть «главнокомандующий вооруженными силами Юга России». В поисках спасения Деникин призывал солдат бороться с Советской властью «до конца», обещал «широкую автономию» казакам, «землю крестьянству и трудовому казачеству», соглашался даже пойти на «демократизацию» своего режима. По указаниям генерала Хольмана — главы английской миссии при деникинском штабе — он образовал «новую», так называемую «южнорусскую власть». «Южнорусское правительство, — лживо возвещал Деникин в изданной 5 февраля 1920 г. декларации, — …стремится использовать демократическую государственность для проведения и осуществления в жизнь коренных экономических и социальных реформ в интересах народа и прежде всего трудящихся крестьян, казаков и рабочих». Председателем «Совета министров» Деникин назначил бывшего председателя «Особого совещания» П. М. Мельникова, министром землеустройства и земледелия — казачьего деятеля П. М. Агеева. Он даже включил в состав правительства министра без портфеля «социалиста» Н. В. Чайковского. Но все было тщетно. Народ не хотел поддерживать Деникина. Вся деятельность так называемого «Южнорусского правительства» ограничилась изданием упомянутой декларации. 22 марта 1920 г. Деникин передал командование «вооруженными силами России» генералу барону П. Н. Врангелю и уехал за границу.

    Под влиянием разгрома войск контрреволюции и интервентов усилились революционные процессы в Закавказье. 27 апреля рабочие Баку подняли восстание против мусаватистского правления. Власть перешла в руки Временного революционного комитета Азербайджана. 28 апреля в Баку вошли советские войска.

    В конце 1919 г. части Красной Армии под командованием М. В. Фрунзе перешли в наступление против английских и белогвардейских войск в Закаспийской области Туркестана. 6 февраля 1920 г. они заняли Красноводск — последний оплот интервентов в Закаспии.

    О последних днях английской оккупации Закаспийской области известный уже нам член Директории Зимин писал: «Не проходило дня, чтобы британское командование не предъявляло все новых и новых требований; закулисные интриги и таинственные, не всегда понятные даже «первым лицам в государстве», мероприятия генерала Маллесона и капитана Тиг-Джонса заменились открытым нажимом на совесть и достоинство членов Директории. Дошло до того… что ко мне явился Дружкин и от имени высших представителей лондонского правительства предложил, ввиду предстоящей эвакуации британских войск из Закаспийской области, выехать вместе с ним и членом Директории Беловым через Персию и Индию в Лондон, причем генерал Маллесон за оказанные британскому правительству в тяжелый момент услуги гарантирует нам троим уплату 5 000 000 рублей золотом. И я принужден был сказать… только то, что отказываюсь от предложения, так как бессилен предпринять что бы то ни было, и чувствовал, что нравственная петля все туже и туже затягивается на моей шее».

    В начале 1920 г. был ликвидирован и Семиреченский фронт против банд Анненкова и Бакича. Остатки их бежали на китайскую территорию.

    В интервенционистские войска Антанты все глубже проникали коммунистические идеи Октября. Правительства стран Антанты вынуждены были отозвать своих солдат из Советской страны. 16 декабря 1919 г. на Лондонском совещании представителей США, Англии, Франции, Италии и Японии было решено прекратить дальнейшую помощь антисоветским «правительствам». Верховный Совет Антанты 16 января 1920 г. разрешил обмен товарами с Советской Россией, фактически положив конец ее блокаде.

    С поражением Юденича, Колчака, Деникина, Миллера и войск иностранных интервентов на фронтах гражданской войны Советская страна получила наконец мирную передышку. С величайшим творческим подъемом советский народ начал мирную работу, приступил к восстановлению разрушенного народного хозяйства.

    Но международные империалисты снова помешали налаживанию мирной жизни советского народа.

    С конца 1919 и до апреля 1920 г. Советское правительство неоднократно обращалось к правительствам капиталистических стран с предложениями о мире. За исключением Эстонии, заключившей 2 февраля 1920 г. мир с Советским правительством, правящие круги буржуазных государств не отозвались на эти предложения. Объявив о снятии блокады Советской страны, правительства стран Антанты продолжали вмешательства в ее дела. Они изменили лишь методы интервенции, предпочитая теперь воевать руками русских контрреволюционеров и народов «буферных» государств. Правительства империалистических стран снабжали оружием и всеми другими средствами войны окопавшегося в Крыму последыша Деникина — барона Врангеля; то же самое они делали для Пилсудского в Польше, подстрекая ее на войну с Советской страной.

    25 апреля 1920 г. польская армия начала наступление. Вместе с нею на украинскую землю пошли ее «союзники» — петлюровцы. 6 мая враги захватили столицу Украины Киев; в Белоруссии они заняли Минск. 6 июня в наступление перешли и войска Врангеля. Советская страна вновь была ввергнута в тяжелую войну. Резко активизировалась шпионская и подрывная деятельность агентов польской разведывательной службы и контрреволюционных подпольных организаций. В советском тылу участились поджоги военных складов, взрывы мостов, нападения бандитских групп. 9 мая в Москве был взорван склад артиллерийских снарядов. В течение одного месяца вражеские диверсанты уничтожили до 20 военных объектов. Особенно широкие масштабы подрывная деятельность приобрела на Украине и в Белоруссии. Советское правительство вынуждено было вновь перевести страну на военное положение.

    Однако, как и в момент деникинского вторжения, народные массы, в том числе трудовое крестьянство, враждебно встретили новых пришельцев. За польскими войсками на Украину и в Белоруссию потянулись польские помещики и сахарозаводчики, намеревавшиеся восстановить свои имения и заводы. А за врангелевцами, как и раньше за деникинцами, следовал все тот же русский «помещичий шарабан».

    25 мая 1920 г. врангелевское правительство опубликовало «земельный закон», в котором предусматривалось «принудительное отчуждение крупных земельных владений у владельцев». Но «земля, — гласил закон, — отчуждается не даром, а за выплату государством стоимости ее». Такая передача земли призвана была обеспечить переход ее «к настоящим прочным хозяевам, а не ко всякому падкому на дармовщину и чуждому земле человеку». Так за фразами о «принудительном отчуждении» скрывалась подлинная цель «закона» — удовлетворить бывших помещиков за счет крестьян, которые в течение 25 лет должны были ежегодно отдавать помещику одну пятую урожая.

    Даже зажиточные крестьяне-середняки были недовольны этим законом. В деревнях процветали взяточничество, пьянство поставленных врангелевцами начальников — надзирателей, стражников, приставов, волостных старшин и тому подобных прихлебателей помещиков и кулаков. Крестьянство не верило в прочность врангелевского режима. Дезертирство и уклонение от службы в белой армии носили массовый характер. В Крыму и на других территориях, занятых врангелевцами, царил режим террора — начальники войсковых частей без суда и следствия вешали людей, подозреваемых в сочувствии большевикам.

    Таким же было отношение трудящегося населения оккупированных районов и к польской шляхте. Характер войны с Польшей, стремившейся к аннексии исконных русских земель, вызвал подъем патриотизма. В. И. Ленин говорил, что «война с Польшей пробудила патриотические чувства даже среди мелкобуржуазных элементов, вовсе не пролетарских, вовсе не сочувствующих коммунизму, пе поддерживающих диктатуры пролетариата безусловное иногда, надо сказать, и вообще не поддерживающих ее…». Советское правительство привлекало на службу в армию всех, кто готов был стать на защиту родины в войне с Польшей. Так, 2 мая 1920 г. Реввоенсовет республики образовал при главнокомандующем «Особое совещание», в работе которого участвовали видные старые генералы — А. А. Брусилов (председатель), А. М. Зайопчковский и другие.

    Создавшаяся обстановка оказывала влияние и на поведение мелкобуржуазных партий и организаций. В мае 1920 г. группа членов ЦК партии левых эсеров призвала членов своей партии к борьбе против наступавших контрреволюционных сил врангелевцев и войск буржуазно-помещичьей Польши. От имени этой группы И. 3. Штейнберг обратился в ЦК РКП (б) с просьбой разрешить ей легальную деятельность. Просьба была удовлетворена, и в октябре 1920 г. возникло Центральное организационное бюро левых эсеров в составе И. 3. Штейнберга, Я. М. Фишмана, И. Ю. Бакалла, С. Ф. Рыбина и О. Л. Чижикова, провозгласившее лозунг всемерной поддержки Красной Армии и Советской власти в борьбе с вооруженной контрреволюцией. Бюро предложило всем членам левоэсеровской партии принять энергичное участие в работе советских учреждений и «не превращать своей работы в исключительно политический профессионализм партийной борьбы».

    Революционные элементы мелкобуржуазных партий и даже целые партийные организации («Союз максималистов» в апреле 1920 г., социал-демократы интернационалисты в декабре 1919 г., Бунд в 1920 г. — марте 1921 г., революционные коммунисты в сентябре 1920 г., некоторые украинские социалистические партии, «советские анархисты») вступали в Коммунистическую партию.

    Несомненно, подобные повороты в политике мелкобуржуазных партий играли положительную роль в жизни Советской страны. Органы ВЧК проводили гибкую линию в отношении мелкобуржуазных партий и неоднократно освобождали арестованных их членов, как только они давали подписку, что не будут преступными методами бороться против Советской власти. Так, например, Президиум ВЧК в июне 1920 г. освободил 34 левых эсера, которые обязались в дальнейшем не вести антисоветской работы. В отношении правых эсеров — членов группы «Народ» (Вольского) Политбюро ЦК РКП (б) 28 февраля 1920 г. приняло постановление: «Принять как директиву: члены меньшинства партии с.-р. не подлежат аресту». В случае необоснованного ареста этих лиц местными органами они освобождались ВЧК. 29 октября 1919 г. Уфимская губчека арестовала группу правых эсеров. Члены эсеровского комитета пожаловались В. И. Ленину. В проверке обоснованности ареста участвовал член коллегии ВЧК С. Г. Уралов, и 10 арестованных, оказавшихся членами группы «Народ», были освобождены.

    Однако нередко члены мелкобуржуазных партий все же скатывались к контрреволюции. Даже члены Центрального левоэсеровского организационного бюро, выступившего с советской платформой, не всегда последовательно проводили ее в жизнь. Если некоторые из них продолжали эволюционировать в сторону сближения с большевиками (например, Я. М. Фишман, вступивший в Коммунистическую партию), то другие (к примеру, тот же И. 3. Штейнберг) впоследствии скатились в болото контрреволюции.

    Героическими усилиями народа удалось изменить ход войны с Польшей и Врангелем в пользу Страны Советов. Тогда империалисты Антанты, обеспокоенные успехами Красной Армии, согласились на перемирие между Польшей и Советской Россией. Лидеры буржуазно-помещичьей Польши в ходе войны убедились в невозможности осуществить свои захватнические цели. 12 октября в Риге между Советской Россией и Советской Украиной, с одной стороны, и Польшей, с другой, был подписан договор о перемирии и прелиминарных условиях мира. 23 октября ВЦИК ратифицировал этот договор. Теперь можно было все силы бросить против Врангеля. 28 октября 1920 г. Южный фронт под командованием М. В. Фрунзе перешел в решительное наступление, которое к 16 ноября завершилось полным разгромом Врангеля и освобождением Крыма. Это была уже окончательная победа в гражданской войне, полный и решительный разгром белогвардейщины и иностранной интервенции.

    2. Методы борьбы с контрреволюцией на заключительном этапе войны

    Как только положение на фронтах гражданской войны улучшилось, Советское правительство и ВЧК вновь рассмотрели вопрос о методах борьбы с контрреволюцией.

    В январе 1920 г. Ф. Э. Дзержинский внес в ЦК РКП (б) предложение о том, чтобы от имени ВЧК дать местным органам Чрезвычайной комиссии директиву о прекращении с 1 февраля применения высшей меры наказания (расстрела) и о передаче дел, по которым могло бы грозить такое наказание, в революционный трибунал. 13 января 1920 г. Политбюро ЦК РКП (б) постановило принять это предложение «с тем, чтобы приостановка расстрела была тем же приказом распространена и на ВЧК». Была избрана комиссия «для разработки формального приказа и подтверждения этого приказа от имени правительства в целом».

    В изданном ВЧК приказе указывалось, что разгром Юденича, Колчака и Деникина, занятие Ростова, Новочеркасска и Красноярска создают новые условия борьбы с контрреволюцией и в корне подрывают надежды отдельных групп контрреволюционеров свергнуть Советскую власть путем заговоров, мятежей и террористической деятельности. Теперь можно было отказаться от применения к врагам Советской власти высшей меры наказания — расстрела, «отложить в сторону оружие террора». Исходя из этих соображений, ВЧК постановила немедленно прекратить применение расстрела по решениям ее органов и войти в Совет Народных Комиссаров с предложением об отмене высшей меры наказания и по приговорам революционных трибуналов. Вместе с тем ВЧК предупреждала, что возобновление прямых нападений Антанты на нашу страну «неизбежно может выдвинуть возвращение к методам террора». ВЧК предложила всем чрезвычайным комиссиям обратить усиленное внимание на борьбу со спекуляцией и должностными преступлениями, содействовать налаживанию хозяйственной жизни, устранять препятствия, создаваемые саботажем и недисциплинированностью.

    17 января 1920 г. постановлением ВЦИК и СНК применение высшей меры наказания (расстрела) было отменено как по решениям ВЧК и ее местных органов, так и по приговорам революционных трибуналов (за исключением военных трибуналов). Это постановление утвердила первая сессия ВЦИК VII созыва. В докладе на ней В. И. Ленин говорил:

    «Террор был нам навязан терроризмом Антанты, когда всемирно-могущественные державы обрушились на нас своими полчищами, не останавливаясь ни перед чем. Мы не могли бы продержаться и двух дней, если бы на эти попытки офицеров и белогвардейцев не ответили беспощадным образом, и это означало террор, но это было навязано нам террористическими приемами Антанты. И как только мы одержали решительную победу, еще до окончания войны, тотчас же после взятия Ростова, мы отказались от применения смертной казни… И я думаю, надеюсь и уверен, что ВЦИК единогласно подтвердит это мероприятие Совнаркома и разрешит его таким образом, чтобы применение смертной казни в России стало невозможным. Само собой понятно, что всякая попытка Антанты возобновить приемы войны заставит нас возобновить прежний террор…».

    На IV конференции губернских чрезвычайных комиссий (3–6 февраля 1920 г.) Ф. Э. Дзержинский поставил вопрос о перестройке работы ЧК и призвал «изыскать такие методы, при помощи которых нам не нужно было бы производить массовых обысков, не пользоваться террором, однако все время вести наблюдение и пресекать корни козней и злонамерений врагов». Выступивший на конференции В. И. Ленин обратил внимание чекистов на то, что «…первый острый момент борьбы с контрреволюцией, с белогвардейской вооруженной силой как скрытой, так и явной, этот первый острый период, по-видимому, проходит. Но более чем вероятно, что попытки тех или иных контрреволюционных движений и восстаний будут повторяться…». Владимир Ильич призвал чекистов сохранять полную боевую готовность к отражению врага. «Сохраняя эту боевую готовность, — говорил он, — не ослабляя аппарата для подавления сопротивления эксплуататоров, мы должны учитывать новый переход от войны к миру, понемногу изменяя тактику, изменяя характер репрессий». В изданном 18 марта 1920 г. новом Положении «О революционных трибуналах» последние признавались единственными органами, имеющими право вынесения приговоров (даже в местностях, объявленных на военном положении). В примечании к статье 1 «Положения» было допущено лишь одно изъятие из этого правила: «В целях борьбы с нарушителями трудовой дисциплины, охранения революционного порядка и борьбы с паразитическими элементами населения, в случае, если дознанием не установлено достаточных данных для направления дел о них в порядке уголовного преследования, за Всероссийской Чрезвычайной комиссией и губернскими чрезвычайными комиссиями с утверждения Всероссийской Чрезвычайной комиссии сохраняется право заключения таких лиц в лагерь принудительных работ на срок не свыше 5 лет».

    В приказе ВЧК № 48 от 17 апреля 1920 г. давалось разъяснение местным чрезвычайным комиссиям по поводу этого изъятия. Необходимость его вызывалась тем, что борьба буржуазии и преступного мира против трудящихся еще не вошла в такое русло, когда каждое преступление могло бы караться только судом. Поэтому закон оставил за ВЧК право в административном порядке изолировать антиобщественные элементы и лиц, заподозренных в контрреволюционных деяниях. В таком порядке могли подвергаться заключению бывшие помещики, капиталисты, царские чиновники, члены враждебных Советской власти партий, лица, подозреваемые в спекуляции или уличенные в связи с явными контрреволюционерами, хранившие их переписку или деньги, а также лица, нарушающие трудовую дисциплину или саботирующие хозяйственную жизнь республики.

    Во время войны с белополяками и Врангелем Советское государство усилило борьбу с подпольной контрреволюцией. Органы государственной безопасности, и в частности особые отделы армий, были укреплены, усилено партийное руководство чрезвычайными комиссиями. Некоторым губернским революционным трибуналам ВЦИК предоставил права военных трибуналов. Учитывая усилившуюся активность белопольской агентуры в тылу Красной Армии, ВЦИК и Совет Труда и Обороны издали 28 мая декрет, в котором говорилось о необходимости «придать военному положению самый решительный и непреклонный характер». Для общего наблюдения за выполнением этого декрета и применением мер беспощадной расправы с врагами республики при Совете Труда и Обороны была образована специальная коллегия (председатель В. А. Аванесов, члены В. А. Антонов-Овсеенко и С. А. Мессинг). ВЧК и тем ее органам, которые получали от этой коллегии специальные полномочия, предоставлялись права военных революционных трибуналов в отношении всех преступлений, направленных против военной безопасности республики, таких, как взрывы, поджоги, измена, шпионаж, спекуляция военным имуществом, преступное нерадение при охране военных складов и других военных объектов и т. д.

    Специальные меры подавления контрреволюции были приняты на Украине, где враждебные действия польской агентуры смыкались с такою же деятельностью петлюровцев и где резко активизировались подпольные врангелевские организации.

    Органы защиты революции последовательно руководствовались классовым пролетарским принципом. Беспощадная расправа, жесткие меры против буржуазии, помещиков, явных белогвардейцев, выступавших с оружием в руках, шпионов и изменников сочетались с бережным отношением к лицам, которые случайно временно оказались на стороне контрреволюции. Видный деятель ВЧК М. Я. Лацис указывал, что пролетариат не наказывал попавших во вражеские сети рабочих и крестьян, а лишь ограничивался их изоляцией, «пока не поумнеют, пока не раскроются глаза и пока опасная для нас минута, какие бывали не раз, не пройдет. Но зато он не жалел сознательных и закоренелых контрреволюционеров; он искал руководителей и бил по ним…».

    Классовый подход применялся и при арестах, и при вынесении приговоров, и в практике частных амнистий, которые применялись специально по отношению к рабочим и крестьянам, обманом вовлеченным в антисоветские выступления.

    3. Ликвидация «Тактического центра»

    Расследование в 1919 г. дел об организациях контрреволюционного подполья показало, что в Советской стране существуют политические объединения, центры, которые направляют антисоветские движения. Но эти центры не удавалось раскрыть и ликвидировать.

    После поражения Юденича, Колчака, Деникина, Миллера контрреволюция в тылу Советской страны переживала распад. В феврале 1920 г. ВЧК арестовала группу заговорщиков, в том числе члена коллегии Главтопа Н. Н. Виноградского и профессора С. А. Котляревского, оказавшихся членами руководящих органов подпольных центров. Виноградский и Котляревский, а затем и другие арестованные, на собственном опыте убедившиеся в безнадежности борьбы против Советской власти, осознали свою вину перед народом и дали откровенные показания. Так удалось выявить руководящие кадры контрреволюционных организаций и раскрыть неизвестный ранее подпольный «Тактический центр», направлявший в 1918–1919 гг. антисоветские движения в стране.

    Впервые в истории советских судебных процессов прозвучало на весь мир раскаяние обвиняемых в контрреволюционной деятельности. Один из обвиняемых, бывший главный редактор «Голоса минувшего» С. П. Мельгунов, впоследствии так объяснял в эмигрантской печати, почему подсудимые были откровенны. «Все будущие участники процесса, — писал он, — во время предварительного следствия не держались тактики молчания, и не только о себе, но и о других… После первого допроса у меня было тяжелое раздумье о том, как поступить и как себя держать на следствии… Но дело в действительности было уже в полном смысле историческим: приходилось нести ответственность за прошлое, не действенное в настоящем. Следователь знал все, что мог я ему показать с фактической стороны. Казалось поэтому, что принципиальным неговорением я без нужды отягчаю свою судьбу и, может быть, судьбу других, не склонных, как я видел, занять позицию отрицания». Вот почему, как писал Мельгунов, он давал откровенные показания.

    Показания обвиняемых помогли выявить антисоветские политические организации и объединения, их руководящие кадры, действовавшие в Советской стране начиная с Октябрьской революции («Совет общественных деятелей», Торгово-промышленный комитет, «Союз земельных собственников», «Правый центр», «Национальный центр», «Союз возрождения России»).

    Зимой 1918/19 г. в Москве у известной буржуазной общественной деятельницы, бывшей «экономистки» Е. Д. Кусковой, собирались «за чашкой чая» деятели разных антисоветских групп. Они обсуждали политические события, происходившие в стране, стараясь выработать приемлемую для всех политическую платформу. В этой среде и возник «Тактический центр». В обвинительном заключении ВЧК говорилось: «В феврале 1919 г. начинаются события, заставляющие московских контрреволюционеров сблизиться окончательно. Таким импульсом прежде всего является радио Антанты о предполагаемом созыве конференции на Принцевых островах. В феврале, таким образом, созывается предварительное совещание членов «Национального центра» и «Союза возрождения», на котором присутствуют от «Национального центра» — Щепкин Н. Н., Кольцов, Котляревский, Трубецкой С. Е., Герасимов, Фельдштейн; от «Союза возрождения» — Мельгунов, Волк-Карачевский, Левицкий-Цедербаум (брат известного лидера меньшевиков Ю. Мартова. — Д. Г.), Филатьев, Студенецкий, Кондратьев, а затем второе совещание, на которое помимо указанных лиц приглашаются лидеры «Совета общественных деятелей» — Д. М. Щепкин и Леонтьев; присутствовал также член «Национального центра» Муравьев. На этих совещаниях обсуждается вопрос об объединении всех трех организаций в тактическом отношении и в смысле выработки единого плана действий. В результате этих совещаний создается тесный заговорщический союз между монархистами, кадетами, социалистами-революционерами, меньшевиками, народными социалистами и группой «Единство»… Таким образом в апреле 1919 г. образуется «Тактический центр», объединяющий «Совет общественных деятелей», «Национальный центр» и «Союз возрождения», сохраняя за ними автономность и организационную обособленность, а также самостоятельность касс. Договаривавшиеся группы остановились на следующей общей платформе: восстановление государственного единства России, Национальное собрание, долженствующее разрешить вопрос о форме правления в России, единоличная, диктаторского характера военная власть, восстанавливающая в стране «порядок» и разрешающая на основе признаваемого права личной собственности ряд неотложных мероприятий экономического и социального характера; вместе с тем «Тактический центр» высказывается за признание Колчака «верховным правителем России»».

    В руководство созданной организации вошли: от «Национального центра» — Н. Н. Щепкин, О. П. Герасимов и князь С. Е. Трубецкой; от «Совета общественных деятелей» — Д. М. Щепкин и С. М. Леонтьев, от «Союза возрождения России» — профессор С. П. Мельгунов. Была образована и особая военная комиссия в составе И. Н. Щепкина, С. М. Леонтьева и С. Е. Трубецкого для связи с подпольными военными группами.

    «Тактический центр» не был централизованной организацией, не имел устава и четко сформулированной программы. Он представлял собою, скорее, контактную комиссию, состоявшую из руководящих лиц «Совета общественных деятелей», «Национального центра» и «Союза возрождения России», и расценивался его участниками как некий «мозговой центр» всех антисоветских движений. Его члены разрабатывали принципы общей программы и отдельных преобразований для будущего правительства России. Это были различные проекты государственного устройства, решения аграрного, рабочего, продовольственного, национального вопросов, которые в общем соответствовали духу программы кадетов. Кроме того, члены «Тактического центра» были связаны с мятежными генералами, военными подпольными организациями и дипломатическими представителями стран Антанты.

    Известное представление о характере деятельности руководящего ядра «Тактического центра» и о взаимоотношениях входивших в «центр» групп дают показания Н. Н. Виноградского. Он заявил, что «Тактический центр», обсуждая вопрос об отношении к конференции на Принцевых островах, выработал декларацию, не признававшую никакого соглашения с Советской властью и призывавшую Антанту оказать вооруженную и материальную помощь армиям, боровшимся на окраинах против Советской власти. Когда выяснилось, что конференция на Принцевых островах не состоится, в «Совете общественных деятелей» возникла мысль информировать страны Антанты о положении дел в Советской России: составить записку, характеризующую все стороны государственной и общественной жизни страны. Записка обсуждалась в первой половине 1919 г. Щепкин и Леонтьев поставили в известность «Тактический центр» о намерении «Совета общественных деятелей» информировать таким путем страны Антанты. «Национальный центр» и «Союз возрождения» согласились, чтобы начатая «Советом общественных деятелей» работа была доведена им до конца, а затем подверглась обсуждению в «Тактическом центре». Позднее Леонтьев доложил «Совету общественных деятелей», что записка принята «Тактическим центром» с небольшими изменениями.

    Н. Н. Виноградский рассказал, что на заседаниях «Совета общественных деятелей» и «Тактического центра» заслушивались сообщения тайно приезжавших в Москву деникинских и колчаковских разведчиков: Хартулари (начальника деникинской разведки), ротмистра Донина и Азаревича. Весной 1919 г. после одного такого заседания было решено послать в «Колчакию» и «Деникин)» декларацию о том, какой строй должен быть установлен на местах после «освобождения» их от Советской власти. Такая декларация была составлена «Советом общественных деятелей» и обсуждалась в «Тактическом центре».

    Летом 1919 г. «Национальный центр» через свою петроградскую организацию вступил в контакт с английским разведчиком в России Полем Дьюксом. Дьюкс жил в 1919 г. в Петрограде, но, узнав о существовании в Москве «Национального центра» и других контрреволюционных организаций, в июне выехал в Москву. При посредстве ближайшей своей помощницы по шпионажу Н. В. Петровской он встречался с С. М. Леонтьевым, который познакомил его с Н. Н. Щепкиным, представив последнего Дьюксу как председателя «Национального центра». Дьюкс виделся с ним несколько раз. Н. Н. Щепкин просил Дьюкса от имени «Национального центра» связаться с русскими комитетами в Лондоне и Париже. В свою очередь Дьюкс предложил Н. Н. Щепкину субсидию английского правительства в размере полумиллиона рублей в месяц на расходы организации… Щепкин подробно информировал Дьюкса о политическом, хозяйственном и военном положении Советской России, обнадеживал его неминуемым крушением Советской власти в результате взрыва изнутри при содействии «Тактического центра». Дальнейшие переговоры с английским разведчиком оборвались из-за ареста Щепкина и отъезда Дьюкса в Англию.

    В августе 1920 г. расследование дела «Тактического центра» было закончено. Многих участников преступлений, совершенных в 1918–1919 гг., освободили по амнистии. Суду Верховного революционного трибунала были преданы 28 человек: руководители «Тактического центра» Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев, С. Е. Трубецкой и С. П. Мельгунов; члены «Совета общественных деятелей» и «Национального центра» профессора В. М. Устинов, С. А. Котляревский, Г. В. Сергиевский, В. С. Муралевич, П. Н. Каптерев, М. С. Фельдштейн, составлявшие проекты программы будущего управления страной, профессор Н. К. Кольцов, хранивший денежные средства «Национального центра»; член коллегии Главтода Н. Н. Виноградский; бывший начальник политического кабинета в министерстве иностранных дел Временного правительства

    B. Н. Муравьев; члены ЦК кадетской партии Н. М. Кишкин, Ю. Б. Губарева-Топоркова, Д. Д. Протопопов; член Торгово-промышленного комитета бывший фабрикант С. А. Морозов, финансировавший деятельность «Правого центра», «Совета общественных деятелей» и «Национального центра»; бывший товарищ министра внутренних дел при царизме и Временном правительстве

    C. Д. Урусов; бывший член Государственной думы В. И. Стемпковский; члены «Союза возрождения России» Н. Д. Кондратьев (Китаев); меньшевики-оборонцы Г. В. Филатьев, В. О. Левицкий-Цедербаум и В. Н. Розанов; член контрреволюционного «Союза русской молодежи» Ы. С. Пучков, содействовавший приезжавшим в Москву деникинским агентам (он снабжал их бланками паспортов, похищенными в Главном санитарном управлении, где служил делопроизводителем); Е. И. Малеина, занимавшаяся технической работой и расшифровкой секретных документов контрреволюционных объединений; А. Л. Толстая, предоставлявшая свою квартиру для заседаний «Тактического центра», и другие. Дело рассматривалось Верховным революционным трибуналом с 16 по 20 августа 1920 г. под председательством И. К. Ксенофонтова; обвинение поддерживал Н. В. Крыленко, защитниками выступала группа адвокатов, в их числе А. С. Тагер и Н. К. Муравьев.

    Характеризуя особенности судебного процесса, Н. В. Крыленко в обвинительной речи говорил, что все подсудимые принадлежат к интеллигенции. Отметив потрясения, которые пережила ее известная часть в процессе революции, он продолжал: «Сейчас наступает иной момент. 1920 год принес с собой… победу республики на польском фронте, фактическое признание нашей мощи представителями мирового империализма и, наконец, фактическое вступление рабоче-крестьянской России в ряды европейских держав, которые начинают считаться с нами как с мировой державой. В связи с этим в рядах интеллигенции опять намечается новый перелом: ряд ее представителей, подводя итоги своей борьбы против рабочих и крестьян, говорят: мы ошибались, мы сознаем свои ошибки, а в дальнейшем как граждане будем исполнять свои обязанности к Советской власти вполне лояльно…

    Я не хочу для отдельных представителей данной социальной группы… закрывать возможность доказать этот перелом. В отношении пяти подсудимых я считаю возможным спокойно заявить, что не требую их наказания… Они могут выйти отсюда свободными…»

    Верховный революционный трибунал, признав главных подсудимых «виновными в участии и сотрудничестве в контрреволюционных организациях, поставивших себе целью ниспровержение диктатуры пролетариата, уничтожение завоеваний Октябрьской революции и восстановление диктатуры буржуазии путем вооруженного восстания и оказания всемерной помощи Деникину, Колчаку, Юденичу и Антанте», приговорил их к расстрелу. Но, «принимая во внимание чистосердечное раскаяние их, более или менее полное, искреннее желание работать с Советской властью и принять участие в восстановлении разрушенного хозяйства, а также решительное осуждение ими вооруженных белогвардейских выступлений и иностранной интервенции», Верховный революционный трибунал постановил заменить им расстрел иными наказаниями. От наказания по амнистии были освобождены четверо подсудимых, к условному наказанию приговорены десять, к лишению свободы сроком на три года — трое, до окончания гражданской войны — шесть подсудимых. Лишь руководители «Тактического центра» Д. М. Щепкин, С. М. Леонтьев, С. Е. Трубецкой и С. П. Мельгунов были приговорены к тюремному заключению сроком на 10 лет. Один подсудимый — С. Д. Урусов — оправдан. Некоторые члены «Тактического центра», бежавшие от пролетарского суда, были объявлены врагами народа. Но когда задержали одного из них, крупного деятеля «Союза возрождения России» В. Мякотина, расстрел ему заменили пятилетним заключением. Уже в 1921 г. все осужденные по этому делу по амнистии Советского правительства были освобождены из заключения.

    4. Народное возмездие колчаковским главарям

    В конце 1919 г. колчаковская армия потерпела сокрушительное поражение. Даже командование Чехословацкого корпуса, оказавшегося в Сибири по воле Антанты, сочло необходимым отмежеваться от колчаковцев. 13 ноября 1919 г. в меморандуме «союзным державам» генералы мятежного корпуса писали: «Под защитой чехословацких штыков местные военные русские органы (то есть колчаковские власти. — Д. Г.) позволяют себе такие дела, от которых весь цивилизованный мир придет в ужас. Выжигание деревень, убийства русских мирных граждан целыми сотнями, расстрел без суда людей исключительно только по подозрению в политической нелояльности составляют обычное явление, а ответственность за все это перед судом народов целого света падает на нас за то, что мы, располагая военного силой, не препятствовали этому бесправию».

    Среди чехословацких эшелонов уныло тащился специальный поезд, в котором находился Колчак со своими приближенными. За ним следовал состав с захваченным колчаковцами золотым запасом России.

    4 января 1920 г. «верховный правитель» отрешился от власти и издал «указ» о назначении своим преемником еще не добитого Деникина, а до вступления последнего на этот «пост» передал военную власть… бандитствующему атаману Семенову.

    5 января в Иркутске произошло восстание, но власть захватил эсеро-меньшевистский «Политический центр». 6 января 1920 г. в Красноярске сдались в плен остатки колчаковской армии (20 тысяч человек). Эшелоны чехословацких легионеров, под охраной которых находился Колчак, оказались отрезанными. Легионеры просили пропустить их во Владивосток. Командование 5-й армии согласилось на это при условии, что они разоружатся и выдадут Колчака.

    15 января чехословаки передали Колчака «Политцентру». Но 21 января власть в Иркутске перешла в руки образованного большевиками ВРК. 22 января 1920 г. Военно-революционный комитет сообщил начальнику 30-й стрелковой дивизии А. Я. Лапину, которому были подчинены все партизанские части, действовавшие в районе Иркутска, что Колчак и его «премьер-министр» Пепеляев находятся в тюрьме, золотой запас России, захваченный при задержании Колчака, перевозится в кладовые Госбанка.

    Лапин приказал объявленного вне закона Колчака немедленно расстрелять. Однако Реввоенсовет 5-й армии приостановил осуществление этой меры. А. Я. Лапин срочно телеграфировал председателю Иркутского ВРК: «Революционный совет 5-й армии приказал адмирала Колчака содержать под арестом с принятием исключительных мер стражи и сохранения его жизни и передачи его командованию регулярных советских красных войск, применив расстрел лишь в случае невозможности удержать Колчака в своих руках для передачи Советской власти Российской Республики».

    Для расследования преступлений Колчака и членов его «правительства» еще «Политцентр» назначил Чрезвычайную следственную комиссию, в которую вошли большевик К. А. Попов, меньшевик В. П. Денике и правые эсеры Г. Г. Лукьянчиков и Н. А. Алексеевский. Военно-революционный комитет поставил во главе этой комиссии большевика С. Р. Чудновского. Следственная комиссия работала до 6 февраля 1920 г.

    Председатель Иркутского военно-революционного комитета А. А. Ширямов впоследствии рассказывал: «С момента ареста Колчак содержался в Иркутской тюрьме под охраной надежного отряда. Созданная еще при «Политцентре» и реформированная нами следственная комиссия вела следствие и производила допросы Колчака и других членов правительства.

    Город был занят нами в момент, когда в нем скопилась масса контрреволюционных элементов — буржуазия, застрявшие офицеры колчаковских армий, десятки всевозможных учреждений, юнкера и пр. и пр. В дни боев многие припрятали оружие, и его часто находили при обысках, находили части пулеметов, пулеметные ленты, гранаты, винтовки и т. д. Появились черносотенные прокламации, восхвалявшие Колчака как мученика, призывающие стоять за него…

    Готовясь к бою, мы приняли все меры к предупреждению восстания у себя в тылу. Интернировали юнкеров, провели ряд арестов. В специальных приказах ревкома предупредили буржуазию и белогвардейщину, что в случае какой-либо попытки к восстанию пощады не будет никому. И все же полной уверенности в том, что во время боя город останется спокойным, — у нас не было.

    Организующим центром этого восстания, его лозунгом оставался по-прежнему Колчак.

    Председателю следственной комиссии т. Чудновскому было дано распоряжение иметь наготове надежный отряд, который в случае боя на улицах должен был взять Колчака из тюрьмы и увезти его из города в более безопасное место. Но числа 3 февраля следственная комиссия представила в ревком список человек на 18, роль которых в колчаковщине была достаточно выяснена. По мнению комиссии, они подлежали расстрелу. В числе их был Колчак.

    Ревком выделил из списка только двух — Колчака и председателя совета министров Пепеляева. Все же в тот день вопрос о Колчаке был оставлен открытым.

    Находившемуся в штабе 5-й армии т. Сурнову было по прямому проводу передано поручение выяснить, как отнесется Реввоенсовет к расстрелу Колчака. Ответ Реввоенсовета гласил, что если парторганизация считает этот расстрел необходимым при создавшейся обстановке, то Реввоенсовет не будет возражать против него».

    6 февраля 1920 г. Иркутский военно-революционный комитет принял следующее постановление: «Обысками в городе обнаружены во многих местах склады оружия, бомб, пулеметных лент и пр. и таинственное передвижение по городу этих предметов боевого снаряжения. По городу разбрасываются портреты Колчака и т. д.

    С другой стороны, генерал Войцеховский, отвечая на предложение сдать оружие, в одном из пунктов своего ответа упоминает о выдаче ему Колчака и его штаба.

    Все эти данные заставляют признать, что в городе существует тайная организация, ставящая своею целью освобождение одного из тягчайших преступников против трудящихся — Колчака и его сподвижников. Восстание это, безусловно, обречено на полный неуспех, тем не менее может повлечь за собою еще ряд невинных жертв и вызвать стихийный взрыв мести со стороны возмущенных масс, не пожелающих допустить повторения такой попытки.

    Обязанный предупредить эти бесцельные жертвы и не допустить город до ужасов гражданской войны, а равно основываясь на данных следственного материала и постановлении Совета Народных Комиссаров Российской Социалистической Федеративной Советской Республики, объявившего Колчака и его правительство вне закона, Иркутский военно-революционный комитет постановил:

    1) бывшего верховного правителя — адмирала Колчака и

    2) бывшего председателя совета министров — Пепеляева расстрелять.

    Лучше казнь двух преступников, давно достойных смерти, чем сотни невинных жертв».

    7 февраля 1920 г. постановление Военно-революционного комитета было исполнено.

    Иркутские революционные власти расстреляли Колчака и Пепеляева в момент, когда на остальной территории Советской России смертная казнь, на основании постановления ВЦИК и СНК, не применялась. Этот расстрел следует рассматривать не как судебную кару, а лишь как меру обороны, вызванную сложной военной обстановкой, создавшейся в то время в Иркутске. Ни один честный революционер не считал эту меру каким-либо нарушением закона. Одиозность фигуры Колчака и его председателя совета министров, их кровавые преступления против народа оправдывали этот акт.

    С утверждением Советской власти в Сибири судебные органы подробно расследовали преступления, совершенные Колчаком и членами его «правительства». Были арестованы активный участник антисоветских движений на юге и востоке страны, один из организаторов «Национального центра», заместитель председателя колчаковского совета министров А. А. Червен-Водали, бывший меньшевик, министр труда в том же «правительстве» Л. И. Шумиловский, товарищ министра путей сообщения, доверенное лицо капиталистов А. М. Ларионов, директор бюро печати при «верховном правителе» кадет А. К. Клафтон, министр юстиции А. П. Морозов, товарищ министра профессор Н. Я. Новомбергский, министр просвещения Преображенский, товарищ министра финансов К. Н. Хреновский, колчаковский государственный контролер Г. А. Краснов, товарищ министра иностранных дел монархист Жуковский, товарищ министра продовольствия Дмитриев и другие. 23 активных деятеля колчаковщины в мае 1920 г. были преданы суду Чрезвычайного революционного трибунала при Сибирском ревкоме. Они обвинялись: «1) в бунте и восстании, при помощи и поддержке иностранных правительств, против власти рабочих и крестьян с целью восстановить старый строй; 2) в организации истребительной вооруженной борьбы против Советской власти; 3) в организации системы массовых и групповых убийств трудового населения; 4) в предательском призыве иностранных вооруженных сил против страны, к которой они принадлежали; 5) в организации массового разрушения достояния Советской республики и имущества трудового населения; 6) в расхищении и передаче иностранным правительствам достояния Советской республики».

    Судебный процесс по этому делу начался 20 мая в Омске. Председателем Чрезвычайного революционного трибунала был И. П. Павлуновский, членами — В. М. Косарев, П. Е. Щетинкин, Байков и Е. М. Мамонтов. Обвинителем выступал профессор А. Г. Гойхбарг. Заседания проходили в железнодорожных мастерских города в присутствии свыше 8 тысяч рабочих, красноармейцев и делегатов районов, пострадавших от колчаковщины.

    30 мая трибунал, признав, что подсудимые Червен-Водали, Шумиловский, Ларионов и Клафтон сохранили связи, которые могли облегчить им повторение преступлений, приговорил их к расстрелу. Краснов, Грацианов, Степаненко, Морозов, Жуковский и Малиновский приговаривались к пожизненному лишению свободы с применением принудительных работ. Цеслинский, Палечек, Молодых, Дмитриев, Введенский, Василевский и Хреновский — к лишению свободы сроком на 10 лет. Преображенский, Новомбергский и Ячевский — к лишению свободы на все время гражданской войны, а Карликов и Третьяк — к условному лишению свободы сроком на 5 лет.

    ВЦИК отклонил ходатайство о помиловании, и 23 июня приговор был приведен в исполнение.

    Таково было народное возмездие главарям колчаковщины, одной из главных сил внутренней контрреволюции.

    5. Церковная контрреволюция

    В буржуазно-помещичьей России иерархи русской православной церкви, связанные стародавними узами с монархистскими кругами страны, делали все, чтобы церковь исправно служила царизму и правящим классам. После Октябрьской революции во главе церкви стал представитель наиболее реакционного крыла духовенства московский митрополит Тихон (В. И. Белавин), 5 ноября 1917 г. избранный на Всероссийском церковном соборе патриархом всея Руси. Самый факт восстановления сана всероссийского патриарха как символа единоличной власти в православной церкви в то время, когда совсем недавно была свергнута единоличная власть монарха в стране, достаточно красноречиво свидетельствовал об антинародных, монархистских устремлениях реакционных церковников.

    Епископ Митрофан, выступая 28 октября 1917 г., уже после победы Октября, на Всероссийском церковном соборе, заявил: «Россия горит, все гибнет. И разве можно теперь долго рассуждать, что нам нужно орудие для собирания, объединения Руси? Когда идет война, нужен единый вождь, без которого воинство идет вразброд… Окружив себя таким воинством, патриарх совершит дело, которое выше сил одного человека. Он будет силен поддержкой собора и верующего народа». Таким образом, патриарх должен был стать орудием для собирания, объединения сил контрреволюции, вождем антисоветского воинства. Избранный на пост патриарха всея Руси московский митрополит Тихон, в прошлом деятельнейший член монархистского «Союза русского народа» — председатель «Союза русского народа» в Ярославле, был тем лицом, которому монархисты и реакционные церковники доверили пост своего «вождя». И он действительно оправдал это доверие. Под его руководством реакционные церковники немедленно выступили против Октябрьской революции и примкнули к лагерю монархистской контрреволюции.

    Покончив с политическим господством буржуазии и помещиков, Советская власть одновременно осуществила ряд мер, направленных на духовное раскрепощение народа. Декретами от 16 и 18 декабря 1917 г. и 20 января 1918 г. рабоче-крестьянское правительство провозгласило свободу совести и верований и отделило церковь от государства и школу от церкви. Религия была признана частным делом граждан, церковь потеряла право участия в государственной деятельности. Преподавание закона божьего в школах отменялось. Устанавливался гражданский брак и развод по суду. Церковная собственность, в том числе крупные монастырские поместья, объявлялась народным достоянием. Эти декреты лишали православную церковь положения государственного института и в значительной степени подрывали источники ее доходов.

    Реакционные церковники с ожесточением выступили как против этих, так и других декретов Советского правительства. Только от имени Всероссийского священного собора патриарх Тихон подписал 16 антисоветских посланий и воззваний к духовенству и верующим. Великая Октябрьская социалистическая революция рабочих и крестьян в этих документах называлась «бедствием», социалистическое строительство — «вавилонским строительством», народ призывался к «покаянию» и «возвращению на путь Христов». 19 января 1918 г. патриарх Тихон выступил с посланием к верующим, в котором призвал «стать на защиту церковного достояния» и «если нужно будет, и пострадать за дело Христовой веры». Предавая анафеме Советскую власть, он приказывал: «А вы, братие архипастыри и пастыри, не медля ни одного часа в вашем духовном деланьи, с пламенной ревностью зовите чад ваших на защиту попираемых прав церкви православной, немедленно устрояйте духовные союзы, зовите не нуждою, а доброю волею становиться в ряды духовных борцов».

    27 января 1918 г. Всероссийский священный собор объявил советские декреты «сатанинским гонением» на церковь. «…Изданный Советом Народных Комиссаров декрет об отделении церкви от государства, — говорилось в решении собора, — представляет собою… злостное покушение на весь строй жизни православной церкви и акт открытого против нее гонения… всякое участие как в издании сего враждебного церкви узаконения, так и в попытках провести его в жизнь несовместимо с принадлежностью к православной церкви и навлекает на виновных кару вплоть до отлучения от церкви». Собор постановил не признавать декретов Советской власти о браке и разводе и предавать «церковному осуждению» всех, кто будет на основании этих декретов расторгать церковные браки и вступать в новые.

    По решению собора все церкви должны были в знак протеста против декрета об отделении церкви от государства устроить специальные молебствия и крестные ходы. В Москве такой крестный ход состоялся 28 января 1918 г.

    В обращении Президиума Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов Москвы и Московской области «Ко всем гражданам» накануне крестного хода разъяснялось: «Крестный ход на 28 января назначен против власти рабоче-крестьянского правительства. Граждане увидят, как вся буржуазия присоединится к этому шествию. Потому что сейчас духовенство восстало на защиту вовсе не храмов и свободы веры. Этому никто и ничто теперь не угрожает. Оно восстало на защиту богатств, имений, земель, жалованья в 200 тысяч рублей митрополитам, в защиту миллионов, накопленных в монастырской казне, в защиту сытой, спокойной и бездельной жизни сотен тысяч праздных и богатых-людей».

    И действительно, в крестных ходах 28 января участвовали помимо церковных служителей торговцы, приказчики, бывшие чиновники и иные буржуазные и антисоветские элементы.

    15 марта 1918 г. делегация церковников во главе с А. Д. Самариным и Н. Д. Кузнецовым передала в Совет Народных Комиссаров декларацию, в которой заявлялось, будто русский народ смотрит на изданные декреты как «на тяжкое оскорбление его религиозного чувства». «Да будет ведомо вам, — заявила делегация Советскому правительству, — что религиозное успокоение ста миллионов православного русского народа может быть достигнуто не иначе, как отменой всех распоряжений, посягающих на жизнь и свободу народной веры». Это был «ультиматум» реакционных церковников.

    Православная церковь создала культ почитания «мощей святых»— останков «благочестивых людей», являющихся будто бы божьими избранниками, посредниками между небом и землей. Тела некоторых таких умерших «святых», в отличие от тел обыкновенных людей, будто бы остаются «нетленными», то есть не гниют, не разлагаются и сохраняются как бы «в свежести». «Святым мощам» приписывалась способность исцелять больных, совершать чудеса. Революционная совесть передовых трудящихся не могла мириться с этим мракобесием и обманом.

    В первые годы Советской власти по почину трудящихся во многих губерниях России было произведено вскрытие мощей, хранившихся в храмах и монастырях. При вскрытиях, происходивших в присутствии народа, духовенства, экспертов, в гробницах и раках вместо так называемых нетленных мощей святых оказывались или мумифицированные естественным образом трупы, или истлевшие, превратившиеся в пыль кости, или искусно выполненные из ваты, воска, тканей и картона куклы. В одних случаях в раках оказывались лишние кости, в других, наоборот, костей от скелетов не хватало. От «нетленных мощей преподобного Макария» вообще ничего не осталось, кроме пяти фунтов ваты, которой были проложены остатки костей. Вместо «нетленных мощей Питирима» (Тамбовская губерния) в раке было обнаружено несколько костей, залитых воском; голова «святого» представляла собой восковой слепок.

    В раке князя Владимира были обнаружены остатки кожаных сапог машинного производства. Очевидные факты фальсификации показали массам, чему церковники заставляли их поклоняться, и сыграли большую роль в избавлении народа от невежественных суеверий и религиозных предрассудков.

    Церковные власти, обеспокоенные этими вскрытиями, приняли меры, чтобы привести мощи в порядок.

    20 марта 1919 г. патриарх Тихон обратился с письмом к Председателю Совнаркома В. И. Ленину и потребовал, чтобы вскрытие мощей было прекращено. В случае, если требование церкви не будет выполнено, патриарх Тихон ультимативно угрожал обратиться к народу с призывом «повиноваться более богу, нежели человекам».

    Противодействие реакционных церковников мероприятиям Советского правительства не ограничивалось «ультиматумами»; они провоцировали и народные волнения. Возбуждаемые ими группы отсталых людей, созываемых набатным звоном «на защиту церкви», нападали на представителей советских органов и сельской бедноты, мешали им исполнять общественные и государственные обязанности.

    Однажды представители Люберецкого Совета явились в Николо-Угрешский монастырь и предложили его настоятелю на основании декрета правительства выделить для военных нужд несколько лошадей. Тот отказался. Тогда представители Совета обратились к митрополиту Макарию, проживавшему в монастыре. Тем временем монахи послали гонцов в близлежащие села: дескать, помогите, большевики грабят монастырь. Вскоре в монастыре собралась толпа крестьян. Возбужденные духовенством, кулаками и подозрительными лицами, проживавшими в монастырской гостинице, крестьяне избили представителей Совета, заперли их в пожарный сарай и держали там, пока на помощь им не пришли окрестные бедняки. Николо-Угрешский монастырь, как выяснилось, являлся прибежищем приезжих белогвардейцев, которые вели антисоветскую работу среди крестьян. В покоях митрополита Макария было обнаружено его обращение к населению молиться за упокой души «благоверного сына церкви» Николая II.

    Беспорядки произошли также в Звенигородском уезде, где спровоцированной антисоветскими элементами толпой, созванной колокольным звоном «на защиту церкви», были убиты два советских работника и милиционер. В Павловском Посаде возбужденная церковниками толпа фанатиков подожгла здание Совета и убила семь человек. В Яковлевском монастыре Пензенской губернии 5 сентября 1918 г. монахини и белогвардейцы убили юную чекистку Пашу (Прасковью Ивановну) Путилову. По сведениям Высшего церковного совета, при проведении в жизнь декрета об отделении церкви от государства в стране произошло 1414 кровавых столкновений, спровоцированных контрреволюционерами и реакционными церковниками. По данным Н. В. Крыленко, во время беспорядков были убиты 138 коммунистов. Революционные трибуналы республики в 1918–1919 гг. рассмотрели 78 дел о преступных действиях церковников.

    Не было ни одного крупного антисоветского заговора, в котором бы не участвовали реакционные церковники. Патриарх Тихон выступал против Брестского мира. 18 марта 1918 г. в своем очередном послании он писал, что «церковь не может благословить заключенный ныне от имени. России позорный мир». Как установлено при расследовании заговора Локкарта, Тихон дал дипломатическим заговорщикам стран Антанты «благословение» на совершение антисоветского переворота в России и собирался во имя успеха дела отслужить всенародный молебен. Из книги сына английского «дипломата» Локкарта мы узнаем, что в августе 1918 г. английские разведчики Сидней Рейли и Хилл передали патриарху Тихону 5 миллионов рублей из средств, собранных Локкартом для финансирования русской контрреволюции. Патриарх был связан с Колчаком и Деникиным, с лидерами «Национального» и «Тактического» центров. Многие служители культа являлись непосредственными участниками вооруженных антисоветских выступлений. Во время ярославского восстания священник Владимирской церкви с колокольни стрелял из пулемета по красноармейцам. В муромском восстании участвовали монахи, а престарелый епископ Митрофан дал мятежникам «благословение» и собрал в их пользу среди богатеев города крупную сумму денег. Владимирский губернский революционный трибунал, рассмотрев дело об этом восстании, освободил Митрофана от наказания, учитывая его преклонный возраст, и ограничился выселением его из Мурома; муромский же монастырь, как очаг контрреволюции, был закрыт. Одним из руководителей кулацкого восстания в селе Беловодском (Семиречье) являлся местный священник — черносотенец Иван Ткачев, который на сходе крестьян выступил с погромной речью. Этот воинственный поп организовал «черный отряд для истребления антихристов-большевиков».

    Еще более зловещей была деятельность контрреволюционных церковников на территории, занятой белогвардейцами и интервентами. Архангельское духовенство во главе с епископом Павлом (П. А. Павловским) поддерживало белых и интервентов. 15 августа 1918 г. в № 14 архангельских «Епархиальных ведомостей» церковники «поздравили» верующих с падением Советской власти и прибытием в город «союзников» — англичан, французов, американцев и призвали всех: «Поднимайтесь на защиту родины! Не ждите приказа о наборе. Идите сами доброй волей!» 18 августа они устроили на Соборной (ныне Октябрьской) площади торжественный благодарственный молебен с участием крестных ходов от всех приходов и всего городского духовенства «по случаю избавления города от насилия и перемены власти». Знаменитый в истории северной контрреволюции протоиерей Иоанн Лелюхин произнес здесь яростно враждебное по отношению к Советской власти «слово». Церковники собирали деньги и вещи для белой армии; посылали на фронт проповедников с погромной литературой. Когда по требованию английских рабочих интервенционистские войска должны были покинуть Архангельск, «Союз духовенства и мирян» делегировал в сентябре 1919 г. протоиерея Лелюхипа в Англию к архиепископу Кентерберийскому с просьбой воздействовать на английское правительство, чтобы оно не отзывало свои войска и продолжало войну с Советской Россией. Мало того, чтобы подогреть воинственно антисоветское настроение верующих, протоиерей Воскресенской церкви М. И. Попов сочинил «акт о явлении под Архангельском богоматери», благословляющей белую армию и интервентов. В этом акте от 27 августа 1919 г. говорилось, что группа детей — гимназистов и гимназисток от 10 до 13 лет — 3 августа в восьмом часу вечера «…видела невысоко над горизонтом к Почтамтской ул. на северо-западной стороне пресвятую деву Марию в сидячем положении и не во весь рост с богомладенцем Иисусом Христом. Она простирала обе руки вперед ладонями вниз и покрывала город. Младенец часто двигал руками, а потом сделал движение правой рукой, как благословляют. Видение продолжалось 20–30 минут и затем постепенно стало исчезать». Несмотря на явную вздорность «видения», архангельский епископ Павел положил на акте резолюцию: «Милость божия и заступление божией матери да будет с нами и над градом нашим». Акт о «дивном видении» был опубликован в архангельских «Епархиальных ведомостях» № 19–20 за 1919 г.

    Уфимский епископ Борис (Шипулин) во время торжественной встречи Колчака в Пермском кафедральном соборе обратился к нему с речью как к «освободителю от большевиков», призывал население жертвовать на армию Колчака и бороться с Советской властью. Екатеринбургский и Ирбитский архиепископ Григорий (Яцковский) и другие «отцы церкви» также помогали Колчаку. В ряде мест в Сибири реакционные церковники формировали из монахов и религиозных фанатиков-мирян вооруженные отряды, так называемые «иисусовы полки», «дружины святого креста», для борьбы против Советской власти.

    В ноябре 1918 г. в Томске состоялось Сибирское церковное совещание, в котором участвовали 39 высших иерархов православной церкви и монархистские деятели. Совещание образовало «для управления епархиями Сибири, Приуралья и другими освобожденными от советско-большевистской власти частями России» высшее временное церковное управление, главою которого был избран омский архиепископ Сильвестр. Совещание издало обращение с призывом к поддержке белогвардейского правительства Колчака и к борьбе с Советской властью. Избранное церковное управление и его местный довольно мощный аппарат состояли на содержании колчаковского правительства.

    В Ставрополе по инициативе Деникина в мае 1919 г. церковниками был созван Юго-восточный поместный собор русской православной церкви, который избрал Высшее церковное управление Юго-Востока России, состоявшее из реакционных деятелей (архиепископа донского и новочеркасского Митрофана и других). Церковное управление южных губерний было откровенно политическим органом борьбы с большевизмом и Советской властью. Оно определяло роль церкви так: «Гидра большевизма и после всех ударов, нанесенных ей нашими доблестными армиями с их беспримерными вождями-патриотами христианами, стоит еще с поднятой головой… Церковь должна поднять и крест и палицу свою против этой гидры, как подняла бы она все оружие свое против антихриста…»

    В одном из обращений к красноармейцам церковники устрашали их:

    «Долготерпелив господь, но страшен гнев его. Возмездие земное уже близится… Близится час, когда силою оружия благословляемые церковью русские полки с крестом и священными знаменами войдут в Кремль Москвы. Наступит час расплаты».

    При штабе Деникина было образовано церковное ведомство, которым руководил бывший протопресвитер царской армии Георгий Шавельский. Это ведомство «воодушевляло» солдат на борьбу с Советской властью и вело слежку за ними. На Юго-Востоке России при деникинщине отличился воинствующий священник Владимир Востоков, открыто проповедовавший погромные идеи монархистского «Союза русского народа» и организовавший так называемое «Братство животворящего креста» — дружины для борьбы с Советской властью. На Украине действовал известный монархист митрополит Антоний (Храповицкий) — один из главарей черносотенного «Союза русского народа».

    Уважая религиозные чувства известной части трудящихся, Советское правительство не применяло репрессий по делам о противодействии декрету об отделении церкви от государства. Лишь в случаях серьезных беспорядков революционные трибуналы наказывали зачинщиков, обычно кулаков и представителей реакционной части церковников. Что же касается темных, спровоцированных на выступления людей, трибуналы ограничивались минимальными наказаниями и условным осуждением. Всероссийская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией 11 июня 1918 г. оповещала население: «…ни один священник, епископ и т. д. не был и никогда не будет арестован только за то, что он духовное лицо; те же, кто ведет контрреволюционную деятельность, независимо от своей принадлежности к духовному званию, будут привлекаться к ответственности, но не за религиозную, а за антиправительственную деятельность».

    Примером карательной линии органов советского правосудия в такого рода делах может послужить приговор Новгородского губернского революционного трибунала от 12 февраля 1921 г. по делу митрополита новгородского и старорусского Арсения (А. Г. Стадницкого), епископа Алексия (С. В. Симанского) и других, обвиняемых в систематическом нарушении декрета об отделении церкви от государства. Суд признал установленным, что, несмотря на запрещение, церковники обложили все население губернии, в том числе и детей, подушным сбором на епархиальные учреждения, требовали, чтобы трудовые артели точно исполняли монастырский устав, подчинялись во всем настоятелям монастырей, рассылали указы касательно бракоразводного процесса, в «Епархиальных ведомостях» помещали статьи явно контрреволюционного характера, доходящие порой до призыва к восстанию. Признав, что все эти преступления производились под руководством митрополита Арсения, епископа Алексия и других священнослужителей, губернский революционный трибунал приговорил всех этих лиц к условному наказанию.

    Многие факты антисоветской деятельности церковных реакционеров стали известны при расследовании дела «Совета объединенных приходов г. Москвы».

    Началось с того, что в ноябре 1918 г. член сельского Совета из деревни Титово Мячковской волости И. Е. Зубов пожаловался на кулаков И. В. Гусева и Н. В. Королева, которые на сходе угрожали ему расправой. Гусевым и Королевым заинтересовались. Выяснилось, что Королев посещает собрания церковников, распространяет контрреволюционные слухи и наставляет крестьян, чтобы они по колокольному звону являлись на «защиту церкви». При расследовании этого дела Бронницкая уездная чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией нашла у местного священника брошюру «Доклад священника А. А. Полозова», в которой осуждался декрет Совета Народных Комиссаров об отмене преподавания закона божьего в школе. Брошюра была издана «Советом объединенных приходов г. Москвы» и распространялась через благочинных священников. Один из них, И. А. Тузов, и автор брошюры А. А. Полозов были арестованы.

    При обыске у Полозова нашли документы черносотенного содержания, в том числе погромные воззвания «Союза русского народа» времен царизма. Среди документов находилось и напечатанное на гектографе письмо, адресованное «благочинным уездов Московской епархии». Это был своеобразный бюллетень, выходивший еженедельно и посвященный деятельности учрежденного в Москве «Совета объединенных приходов». В нем отмечалось, что «Совет» был избран 30 января 1918 г. на первом собрании православных приходов и приглашает вступить в организацию все приходы Московской губернии. Особое внимание следствия привлекли рекомендации «Совета» приходам обсудить на собраниях «образ действий на случай покушений со стороны представителей нынешней власти захватить храм, его принадлежности или иным образом посягнуть на достояние церкви и прихода», а также подробные указания, как противодействовать этому. В частности, «Совет» указывал: «Если бы представители власти не вняли доводам настоятеля храма или приходского совета и стали бы проявлять намерение силой осуществить свое требование, надлежало бы тревожным звоном (набатом) созвать прихожан на защиту церкви… Если есть поблизости другие храмы, то желательно войти с ними предварительно в соглашение, чтобы и в них раздался тревожный звон, по которому население окрестных приходов могло бы прийти на помощь и своею многочисленностью дать отпор покушению на церковь».

    Из обнаруженных документов стало ясно, что «Совет объединенных приходов» пытался организовать сопротивление проведению в жизнь декрета об отделении церкви от государства и провоцировать антисоветские выступления. Правда, в указаниях «Совета» говорилось и о «неприменении оружия», но это были лишь пустые слова. Жизнь показала, что церковный набатный звон играл зловещую роль в кровавых беспорядках, вызванных контрреволюционерами.

    Руководство «Совета объединенных приходов» по своему составу было явно контрреволюционным. Председателем «Совета» являлся А. Д. Самарин, бывший обер-прокурор святейшего синода, «егермейстер двора его императорского величества», губернский предводитель московского дворянства, крупный помещик, владевший до революции 10 тысячами десятин земли. В состав «Совета» входили: священник А. А. Полозов — участник черносотенных организаций, профессор церковного права Н. Д. Кузнецов, московские протоиереи Н. В. Цветков и С. В. Успенский, философ Г. А. Рачинский, дьякон С. А. Смирнов — заведующий канцелярией «Совета», крупный торговец Емельянов.

    Органы ВЧК давно искали Самарина. 7 октября 1918 г. его задержали на станции Брянск с фальшивыми документами на имя Зарецкого. Он пытался пробраться на Украину, где в то время господствовал гетман Скоропадский. У Самарина обнаружили письмо патриарха Тихона, который поручал ему вести переговоры в Киеве по поводу автокефалии[1] украинской церкви. При расследовании было найдено и письмо Самарина от 18 июня 1918 г. на имя уехавшего на Украину В. И. Карпова — одного из деятелей «дворянского совета». В качестве председателя «Постоянного совета объединенных дворянских обществ» (давно ликвидированного революцией) Самарин писал Карпову: «Когда будете на Украине, если представится возможность, соберите там остальных членов совета и устройте совещание по вопросам, которые трактуются патриархом Тихоном в его послании по поводу Брестского мира». Таково было истинное лицо Самарина, выдававшего себя за аполитичного церковного деятеля. В тот раз, однако, ВЧК освободила Самарина. А 29 августа 1919 г. в связи с делом «Совета объединенных приходов г. Москвы» он был вновь арестован.

    Другим виднейшим деятелем «Совета приходов» был профессор церковного права Н. Д. Кузнецов, который специализировался на борьбе с Советской властью в «юридической области».

    В марте 1919 г. по решению съезда Советов Звенигородского уезда было произведено вскрытие мощей «преподобного Саввы», хранившихся в Звенигородском монастыре. Спустя некоторое время Кузнецов подал в Совнарком жалобу, в которой утверждал, будто при вскрытии мощей делегаты съезда Советов вели себя кощунственно и кто-то из них «плюнул» на череп Саввы. В. И. Ленин, к которому поступила жалоба Кузнецова, предложил произвести тщательное расследование. Командированный на место сотрудник НКЮ установил, что заявление Кузнецова носит провокационный, клеветнический характер. Выяснилось, что воротилы монастыря составили ложный акт о якобы совершенном кощунстве. В качестве «свидетелей» в акте фигурировали имена учеников местной школы — сыновей священников. Провокация в связи со вскрытием мощей в Звенигородском монастыре также была связана с деятельностью «Совета объединенных приходов г. Москвы».

    Дело «Совета объединенных приходов г. Москвы» рассматривалось в губернском революционном трибунале с 11 по 16 января 1920 г. с участием обвинителя Н. В. Крыленко и семи защитников. Перед судом предстали 12 подсудимых, в том числе Самарин и Кузнецов. Руководители «Совета» не признавали себя виновными, утверждая, что не имели в виду выступать против Советской власти и действовали исключительно в целях «оживления церковной жизни». Сокрушительную отповедь реакционным церковникам дал Н. В. Крыленко. «Физиономия Совета вполне характеризуется воззванием, — заявил Н. В. Крыленко, — которое говорит: «Организуйтесь в союзы мирян, объединяйтесь повсеместно при реквизициях церковного имущества, в крайних случаях — бейте в набат». Это послание прошлось по всей республике, докатилось до Твери, Тамбова, Сольвычегодска. «Бейте в набат» — так писали в Москве, и набатный звон церковных колоколов раздавался по всей России».

    Московский губернский революционный трибунал приговорил Самарина и Кузнецова к заключению в исправительный лагерь «до окончательной победы рабоче-крестьянской власти над мировым империализмом». Цветков и Фиргуф (игумен Иона) были осуждены на 5 лет, иеромонах Савва и священник Тузов — на 3 года лишения свободы каждый. Протоиерей Успенский, дьякон Смирнов, ризничий Ефрем и другие — к условному наказанию. Еще до окончания гражданской войны все осужденные к лишению свободы были выпущены на свободу по амнистии.

    6. Дело «кооператоров»

    В начале 1920 г. Петроградская ЧК расследовала дело о преступлениях работников петроградской конторы Центросоюза (потребительской кооперации), занимавшихся массовой скупкой товаров у спекулянтов. Оказалось, что кроме официальной в конторе велась еще и тайная — «черная» касса, в которой было обнаружено на несколько миллионов рублей «думских» и «николаевских» кредитных билетов, процентных бумаг и иностранной валюты. Этими изъятыми из обращения денежными знаками работники кооперации рассчитывались со спекулянтами.

    Заведующий конторой В. Н. Крохмаль (бывший член ЦК меньшевистской партии) давал сбивчивые и разноречивые объяснения о происхождении «черной» кассы. Решено было произвести обыск у него на квартире. Здесь чекисты нашли ряд писем от заграничной конторы Центросоюза, размещавшейся в Лондоне. Во главе ее стоял член правления Центросоюза А. М. Беркенгейм. Содержание писем говорило о том, что лондонская контора поддерживает тесную связь и работает в полном согласии с кооперативными организациями России, находившимися на занятой контрреволюцией территории, и даже руководит ими. Контрреволюционные заправилы из-за границы прислали в 1919 г. несколько циркуляров, в которых, в частности, речь шла о том, что после победы Юденича лондонская контора организует переброску продовольствия в голодающий Петроград. Заведующему петроградский конторой Крохмалю давались указания не жалеть средств на массовую скупку в городе и районе всевозможных товаров, не останавливаясь перед незаконными финансовыми операциями.

    Именно этим объяснялись действия работников петроградской конторы Центросоюза, скупавших товары у спекулянтов и проводивших незаконные операции с иностранной валютой. Крохмаль признал, что он получил из Москвы от членов правления Центросоюза Коробова, Кузнецова и Лаврухина 4 миллиона рублей «николаевскими» и «думскими» денежными знаками на приобретение иностранной валюты для расчетов с поставщиками товаров.

    Расследование преступлений руководящих работников Центросоюза в Москве показало, что буржуазные «кооператоры», свившие себе гнездо в центральном аппарате потребительской кооперации, вели антисоветскую работу, срывая экономические мероприятия и нарушая законы Советской власти.

    Продовольственные трудности в годы гражданской войны требовали решительных мер для спасения страны от голода. Декретом Совета Народных Комиссаров от 16 марта 1919 г. распределение продовольствия и других товаров передавалось широко разветвленному аппарату кооперации. В стране был создан единый распределительный орган — потребительские коммуны, объединившие аппарат рабочей кооперации, сельской потребительской кооперации и общегражданские кооперативы. В связи с этим в руководящие органы потребительских коммун помимо избранных пайщиками членов правления были введены представители советских государственных продовольственных органов, а в правление Центросоюза — представители Совета Народных Комиссаров.

    Буржуазные «кооператоры» встретили этот декрет враждебно. Во время обысков у товарища председателя правления Центросоюза Д. С. Коробова, членов правления В. А. Кузнецова и А. Н. Лаврухина чекисты обнаружили документы, подтверждавшие, что эти лица создали в Центросоюзе группу «своих» членов правления, в работу которых не посвящали лиц, назначенных Советским правительством. Эта группа превратилась в антисоветский центр, имевший тайные связи с кооперативными организациями на занятых контрреволюцией территориях России и с членами правления, уехавшими за границу и образовавшими там конторы Центросоюза.

    Одним из деятелей антисоветской группы членов правления Центросоюза за границей был А. М. Беркенгейм. В свое время он Выл командирован в США для закупки оборудования, но вскоре оказался в Лондоне, где основал контору Центросоюза. Беркенгейм тайно связался с представителями правительств империалистических держав, вел с ними переговоры в качестве одного из лидеров «не зависящей» от Советской власти кооперации. Его антисоветская ориентация создала ему авторитет в буржуазных кругах. Когда Антанта обсуждала вопрос об отмене блокады Советской страны, Беркенгейму поручили подготовить для Верховного совета Антанты доклад о возможностях товарообмена между Россией и странами Антанты. 11 января 1920 г. он представил такой доклад. Приняв решение о возобновлении торговых отношений с Россией, Верховный совет Антанты подчеркнул, что товарообмен будет производиться через кооперативные организации. Международные империалисты намеревались таким путем поставить торговлю с Советской страной в зависимость от антисоветской группы «кооператоров», с которой они надеялись договориться. Группа «кооператоров» в Центросоюзе (Коробов и другие) без ведома представителей Советского правительства распространила среди населения специальную прокламацию, в которой подчеркивалось, что Антанта решила торговать не с правительственными органами Советской страны, а с кооперацией. Такое противопоставление преследовало далеко идущие антисоветские цели.

    Члену правления Центросоюза из числа буржуазных «кооператоров» В. Н. Зельгейму Советское правительство в свое время разрешило поездку в Швейцарию на лечение. Но Зельгейм, выехав в Стокгольм, создал там контору Центросоюза, которая, как и лондонская, стала тайно вести антисоветскую работу. В найденной при обыске у Кузнецова копии доклада Зельгейма на имя Коробова указывалось: «Был от Беркенгейма запрос о том, посоветую ли я ему купить партию на 24 млн. долларов от американского интендантства: белья, обуви и плащей военного образца. Я телеграфировал отнестись возможно осмотрительней… советовал запросить наши омскую и ростовскую конторы». Ясно, что Зельгейм «советовал» реализовать американское военное обмундирование в Омске, где господствовал Колчак, и в Ростове, где хозяйничал Деникин.

    Подобным же образом вели себя и некоторые из членов правления Центросоюза на территориях, занятых контрреволюцией.

    «Кооператоры» Н. М. Михайлов, член правления Центросоюза, и А. М. Никитин, бывший министр Временного правительства, в докладе на имя Деникина, опубликованном 10 декабря 1919 г. в «Бюллетене кооперации Юга России», писали: «Везде, где кооперативные организации входили в сферу влияния Добровольческой армии, они немедленно и на этот раз искренно и охотно устанавливали тесные отношения… иногда жестоко страдая от большевиков при временном возврате большевистской власти». Михайлов эвакуировался с белыми из Харькова в Ростов-на-Дону, оттуда в Екатеринодар, а затем и вовсе эмигрировал за границу.

    В Сибири член правления Центросоюза Вахмистров открыто поддерживал Колчака. Сибирские «кооператоры» содержали на средства кооперации офицерские дружины, сформированные для борьбы с Советской властью.

    Многие буржуазные «кооператоры» участвовали в подпольной деятельности антисоветских политических организаций. В частности, товарищ председателя правления Центросоюза Д. С. Коробов состоял членом «Национального центра».

    27 апреля 1920 г. Совет Народных Комиссаров в связи с раскрытыми преступлениями в Центросоюзе отстранил до решения суда от исполнения обязанностей членов правления Центросоюза Коробова, Лаврухина, Кузнецова и находившихся за границей Беркенгейма, Ленскую, Зельгейма, Вахмистрова и Михайлова, временно заменив их вновь назначенными людьми. Но Беркенгейм, Зельгейм и другие лица за границей не сдали дел советским представителям, а, захватив имущество и капиталы контор Центросоюза, объявили себя «независимым акционерным обществом». Под защитой международного капитала они открыто выступили против Советской власти.

    По окончании расследования суду Верховного революционного трибунала было предано 19 обвиняемых, в том числе ряд лиц, причастных к спекулятивным операциям.

    Бывший товарищ председателя правления Центросоюза Д. С. Коробов, члены правления А. Н. Лаврухин и В. А. Кузнецов обвинялись в том, что, являясь ответственными руководителями русских кооперативных организаций, создали в Центросоюзе антисоветскую группу для противодействия экономической политике Советской власти. Под разными вымышленными предлогами они командировали за границу, на Украину и в Сибирь членов правления Центросоюза, известных как антисоветские деятели, поддерживали с ними связь и совместно с ними вели подрывную антисоветскую работу, они же отдали распоряжение о массовой закупке у спекулянтов товаров по произвольным ценам и разрешили вести расчеты со спекулянтами денежными знаками, изъятыми из обращения, и иностранной валютой.

    Члены правления Центросоюза Сахаров и Прусс обвинялись в содействии Коробову, Лаврухину и Кузнецову.

    Председатель комитета по делам кооперации Юга России А. М. Никитин обвинялся в том, что вместе с бывшим министром Временного правительства К. А. Гвоздевым и членом правления Центросоюза Н. М. Михайловым (эмигрировавшими за границу) направлял деятельность кооперативных организаций Юга России в контрреволюционное русло.

    Ряд сотрудников кооперативных организаций обвинялись в содействии спекулятивным операциям. Были привлечены к ответственности и спекулянты.

    Дело рассматривалось в Верховном революционном трибунале с 31 августа по 4 сентября 1920 г. под председательством И. К. Ксенофонтова, с участием обвинителя Н. В. Крыленко и защитников Брусиловского, Мажбица и других.

    Суд приговорил Коробова, Лаврухина, Кузнецова и Никитина к лишению свободы сроком на 15 лет каждого, ряд других обвиняемых — к различным срокам заключения. Освобождены от наказания были трое подсудимых, условно осуждены также трое, оправданы двое. Суровым наказаниям подвергнуты спекулянты.

    7. Решительные меры против политического бандитизма на Украине

    На собственном опыте украинские крестьяне убеждались в том, что петлюровщина, махновщина и другие антисоветские движения прямым путем ведут к реставрации буржуазно-помещичьего строя, что только в братском единении с русским рабочим классом они могут отстоять завоевания революции. Многие крестьяне, входившие ранее в антисоветские отряды, сражались теперь бок о бок с красноармейцами против общего врага.

    Центральный Комитет Российской коммунистической партии (большевиков) по инициативе В. И. Ленина рассмотрел вопрос об Украине и политике, которую следует там осуществлять после изгнания деникинцев. 21 ноября 1919 г. вопрос обсуждался на заседании Политбюро ЦК РКП (б), затем специальная комиссия разработала проект резолюции, которая 29 ноября была принята Пленумом ЦК РКП (б) и утверждена 2–4 декабря 1919 г. VIII Всероссийской партийной конференцией.

    В резолюции «О Советской власти на Украине» Российская коммунистическая партия вновь подтвердила, что она стоит на точке зрения признания самостоятельности Украинской Советской Социалистической Республики. Подтверждая необходимость всемерного содействия свободному развитию украинского языка и культуры, привлечению украинского трудового населения, в частности крестьян, к управлению государством, резолюция указывала: «Поскольку на почве многовекового угнетения в среде отсталой части украинских масс наблюдаются националистические Тенденции, члены РКП обязаны относиться к ним с величайшей терпимостью и осторожностью, противопоставляя им слово товарищеского разъяснения тождественности интересов трудящихся масс Украины и России… Ввиду того, что на Украине, еще в большей мере, чем в России, преобладающую массу населения составляет крестьянство, задачей Советской власти на Украине является завоевание к себе доверия со стороны не только крестьянской бедноты, но и широких слоев среднего крестьянства, которое своими подлинными интересами теснейшим образом связано с Советской властью».

    Партия обсудила и вопрос об отношении к партизанщине. Еще в июле 1919 г., в период поражений на Южном фронте, В. И. Ленин считал партизанщину, то есть ту специфическую форму, в которую вылилось крестьянское партизанское движение, одной из главных причин неудач Советской власти на Украине. «При крайне недостаточном пролетарском сознании на Украине, — говорил Владимир Ильич, — при слабости и неорганизованности, при петлюровской дезорганизации и давлении немецкого империализма, — на этой почве там стихийно вырастала вражда и партизанщина. В каждом отряде крестьяне хватались за оружие, выбирали своего атамана или своего «батька», чтобы ввести, чтобы создать власть на месте. С центральной властью они совершенно не считались, и каждый батько думал, что он есть атаман на месте, воображал, что он сам может решать все украинские вопросы, не считаясь ни с чем, что предпринимается в центре». Ленин выражал уверенность, что опыт деникинщины излечит украинских крестьян от «недостатков партизанщины и хаоса». VIII Всероссийская конференция РКП (б) признала необходимым сосредоточение революционных вооруженных сил Украины в единой рабоче-крестьянской дисциплинированной Красной Армии.

    Указания Ленина и решения конференции РКП (б) сыграли важную роль в советском государственном строительстве и установлении социалистического правопорядка на Украине.

    Правильная национальная, продовольственная и земельная политика Коммунистической партии, активная работа в этом направлении советских организаций после освобождения Украины от деникинщины привели к улучшению социально-политической обстановки в украинской деревне. Заметно усилилось влияние Советской власти на середняцкие слои крестьянства. Повсеместно образовывались комитеты «незаможных селян», то есть сельской бедноты, — комнезамы. Согласно закону ВУЦИК и СНК УССР от 9 мая 1920 г., комнезамы учреждались «для защиты интересов бедняков и середняков села». Они должны были стать опорою диктатуры пролетариата на селе.

    Украинские большевики и Советское правительство приняли решительные меры для подавления контрреволюции и бандитизма, обуздания кулачества, устранения хаоса и беспорядка, порожденных партизанщиной.

    В декларации по военному вопросу от 22 января 1920 г. Всеукраинский революционный комитет постановил: «Самой первой и важной военной задачей в освобожденной Украине является разоружение кулацких и бандитских элементов… Обнаглевшее вследствие неустойчивости всзх украинских режимов, привыкшее обращаться с оружием украинское кулачество является элементом социального распада, хаоса, разрушения украинской государственности, независимо от того, выступает ли оно под именем петлюровцев, махновцев или под другим именем».

    После начала военных действий, развязанных буржуазно-помещичьей Польшей и Врангелем, в советском тылу на Украине снова усилилась подрывная деятельность контрреволюционных организаций и банд. В ноябре 1920 г. V Всеукраинская конференция КП(б)У констатировала: «В настоящий период Советской власти сосредоточение партийных сил на всей территории Украины на задачах расслоения села, классовая продовольственная политика, политика комнезаможей на реальной основе перераспределения земельных и продовольственных ресурсов внутри села видоизменяют по всей территории Украины социальную природу бандитизма, превращая прошлогодние восстания всего села или в восстание кулацких верхушек села с соответственной откровенно врангелевской или откровенно петлюровской идеологией, или в откровенный разбойничий грабительский бандитизм деклассированных элементов села. Банды социально отрываются от села, восстанавливая против себя массы не только беднейшего, но и трудового среднего крестьянства… В ряде районов бандитизм становится откровенным продолжением наступления Антанты и Польши, находясь в непосредственной связи и под непосредственным руководством агентов Антанты и Польши».

    По-прежнему наиболее опасным и распространенным антисоветским движением на Украине оставалась петлюровщина.

    Изгнанные в 1919 г. почти со всей украинской земли главари петлюровщины приютились в граничащих с Польшей районах и образовали там «правительство Украинской Народной Республики», которое пыталось продолжать буржуазную политику прежних «самостийных» правительств. Во время ликвидации советскими войсками деникинщины петлюровцы направили остатки своих вооруженных сил под командованием Омельяновича-Павленко в глубь страны «для партизанской войны с деникинцами», а фактически для того, чтобы захватить (как и во время ликвидации гетманщины) власть на освобожденной от деникинцев территории. Тогда же и в тех же целях украинские эсеры и «незалежники» образовали в Каменец-Подольске «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» («Цупком») во главе с членом ЦК партии украинских эсеров Назаром Петренко. Однако петлюровские войска Омельяновича-Павленко были разбиты, а роль партизанских отрядов «Цупкома» в борьбе с деникинцами была столь мизерной, что они не могли и мечтать о захвате власти.

    Когда попытки петлюровцев вновь занять господствующее положение в стране провалились и Украина окончательно стала советской, «правительство УНР» пошло на сговор с правителями Польши. В ночь на 22 апреля 1920 г., накануне нападения на Советскую страну, в Варшаве был подписан тайный договор, по которому петлюровцы в обмен на признание украинской «самостийности» и помощь им в войне против братского русского народа передавали польской шляхте почти пятую часть украинской земли (Восточную Галицию, Холмщину, часть Волынской губернии) с населением около 10 миллионов человек, а польским помещикам и сахарозаводчикам, проживавшим на Украине, — их владения и привилегии. Далее, петлюровские главари согласились передать под польское командование для войны с Советской страной свои вооруженные силы. Этот сговор дал толчок к оживлению подрывной деятельности петлюровщины в советском тылу.

    Вот только краткое перечисление наиболее известных петлюровских банд, орудовавших на Украине в период войны с поляками и Врангелем: на Киевщине — банды Голого, Грызла, Цветковского, Мордалевича, Дороша, Яременко, Богатыренко, Цербарюка, Струка; в районе Кременчуга — банды Киктя, Левченко, Деркача, Хмары, Клепача, Яблучка, Мамая, Зализняка, Завгородного, Стенового, Калиберды, Бондаря; на Полтавщине — банды Гонты, Христового, Матвиенко, Вояки, Штапы; на Подолии — банды Шепеля, Складного, Заболотного, Моргуля, Гранового, Салтиса. Наибольшего распространения петлюровский бандитизм получил в Александрийском, Чигиринском и Черкасском уездах, где орудовала так называемая Александрийская повстанческая дивизия, насчитывавшая в августе — сентябре до 15–20 тысяч вооруженных людей. Ее атаманом вначале был некий Око, а затем известный бандит Хмара, оперировавший ранее на Полтавщине, а политическим руководителем — Елисаветградско-Александрийский повстанческий комитет во главе с Нестеренко. Крепостью петлюровского движения стал знаменитый Холодный Яр — густой лес с трясинами, холмами и речками в Чигиринском уезде. Он представлял удобное место, где могли укрываться главари подполья и банды[2].

    Если в 1919 г. петлюровское повстанческое движение часто выступало с «советскими» лозунгами, то теперь оно было откровенно кулацким движением, поддерживавшим курс петлюровского «правительства». К перемене курса быстро приспособились известные атаманы петлюровских банд Зеленый и Тютюнник. 20 августа 1920 г. они отправили петлюровскому «правительству» заявление, в котором объявили: «Восстание подымалось под лозунгом — власть трудовому народу, селянству и работникам, ибо психология момента того требовала. Но сейчас, когда стало ясно, что высокая Директория и ее правительство стоят на ином принципе, чем тот, на котором стоят повстанцы, мы заявляем, что если это необходимо для утверждения нашей государственности, то мы отказываемся от наших первых повстанческих лозунгов и будем впредь бороться со всеми врагами нашей государственности и нашей социальной и экономической независимости». Это заявление было опубликовано в петлюровской газете «Украина» 2 октября 1920 г.

    Между тем опыт гражданской войны вынуждал деятелей мелкобуржуазных националистических и «социалистических», партий, действующих на Украине, пересматривать свои политические позиции, что неизбежно вело многих из них в сторону сближения с Советской властью.

    В ходе борьбы с деникинцами в украинской партии эсеров образовалась группа боротьбистов, которая затем преобразовалась в отдельную партию — Украинскую коммунистическую партию (боротьбистов). В декабре 1918 г. эта партия вошла в организованный большевиками Всеукраинский ревком (ее представителем стал член ЦК Г. Ф. Гринько). В подписанном соглашении между ЦК КП(б)У и ЦК УКП (боротьбистов) от 17 декабря 1919 г. указывалось, что основой сотрудничества обеих партий признаются директивы «О Советской власти на Украине», намеченные VIII Всероссийской конференцией РКП (б). Боротьбисты осудили всякую агитацию, преследующую организацию сепаратных военных образований из бывших партизан и разложившихся петлюровских частей, и военное отделение украинской Красной Армии от российской. В марте 1920 г. Всеукраинская конференция партии боротьбистов приняла решение о самоликвидации и вступлении ее членов в КП(б)У. Украинская партия «незалежников» также изменила свои позиции и встала на путь сближения с большевиками. Она тоже назвалась коммунистической.

    В рядах левоэсеровской партии, действующей на Украине, также шел процесс переоценки политической позиции. Характерно в этом отношении письмо одного из активных членов левоэсеровской партии «Сени» (Лавров С. Г.) на имя ЦК своей партии. Он осуждал антисоветские движения на Украине, в которых участвовали левые эсеры: «Зрелище более отвратительное трудно себе представить… Масса (восставших) находится под непосредственным влиянием кулаков, черносотенцев, самостийников, белогвардейцев и просто погромщиков. При всех восстаниях неизменно восстанавливалась не подлинная Советская власть, а доподлинная кулацко-самостийническо-белогвардейская гегемония… Расстрелы, погромы — кровавые и бесчисленные, жестокие и непрекращающиеся, взрывы, крушения, налеты, грабежи — вот неприглядный фон, вот та действительность, которая является неотъемлемой частью… восстания (на Украине)». Касаясь политики и деятельности своей партии, автор письма отметил, что программа левых эсеров «выродилась в голые лозунги. Действительность дала слишком жестокие уроки: крестьянские восстания — эта карта бита. Партизанщина… выродилась в бандитизм… Все эти атаманы и «батьки», пользующиеся нашими лозунгами… ведут массы не за Советскую власть, а против нее, на погромы, убийства». Такая политика левоэсеровской партии «есть доподлинная контрреволюция, есть прямое пособничество ей». Заканчивая письмо, автор заявил: «Мы докатились, до последнего предела… Наша политика не оправдала себя, продолжать ее сейчас — это значит способствовать контрреволюции и приготовить себе как партии окончательную гибель… Быть свидетелем и участником отхода нашей партии от революции, пособничества контрреволюции, быть ее могильщиком я не хочу и не могу». Так уходили из левоэсеровской партии революционные элементы.

    Серьезные социально-политические сдвиги произошли и в махновщине.

    Расправившись с Григорьевым, Махно сформировал из махновцев и присоединившихся к нему григорьевцев новые вооруженные силы численностью до 15 тысяч бойцов. В августе 1919 г. он открыл фронт против деникинцев. К нему потянулись крестьяне (в период наивысшего подъема армия Махно насчитывала до 80 тысяч человек). В конце сентября 1919 г., когда почти вся Украина была захвачена войсками Деникина, Махно в их тылу проделал глубокий рейд и занял многие районные центры и города, в том числе Пологи, Гуляй-Поле, Бердянск, Никополь, Мелитополь и даже Екатеринослав (он удерживал этот город свыше месяца). Махновское движение стало, таким образом, важным фактором в борьбе с деникинщиной. Украинские большевистские подпольные организации в деникинском тылу завязывали с махновцами связи для совместных действий против белогвардейцев; некоторые советские воинские части, оказавшиеся во время отступления отрезанными, вошли в состав махновской армии (например, части 58-й дивизии под командованием командира полка коммуниста Полонского).

    Контролируя обширный район, махновцы создали там некое подобие своего «безвластного государства». Здесь-то в полной мере и проявилась идейная несостоятельность махновщины и анархизма. Вопреки провозглашенным принципам «свободы», «безвластия», «безначалия», махновцы ввели на занятых ими территориях режим произвола, принуждения и насилия.

    На состоявшемся по инициативе «Революционного военного совета повстанческой армии имени батьки Махно» съезде крестьян, рабочих и повстанцев в Александровске (27 октября — 2 ноября 1919 г.) махновцы объявили декларацию, в которой провозгласили идею отказа от государственного принуждения. И вместе с тем съезд принял, например, такую резолюцию по военному вопросу: «Отрицая в принципе регулярную армию, построенную на началах принудительной мобилизации, как противоречащую основным принципам интернационального социализма, но ввиду тяжелого положения на фронте и необходимости физических сил произвести добровольную уравнительную мобилизацию на территории, освобожденной от белых, от 19 до 39 лет по волостям, селам и уездам с командным составом и хозяйственно-судебным органом при частях, начиная от полка, стремясь превратить повстанческую армию, как таковую, во всенародную рабоче-крестьянскую армию». Такова была «добровольно-принудительная» мобилизация в махновском «безвластном государстве»!

    Махновцы «в принципе» отрицали государственный суд, учреждения охраны государственной безопасности, взрывали тюрьмы и выпускали на свободу заключенных. Вместе с тем они создали «контрразведку», в которой царили беззаконие и террор. Организаторами «контрразведки» были «безвластники» — анархисты (Черняк, Глазгон и другие), ее начальником — анархист Зинковский, палачами — уголовники. Махновская «контрразведка» состряпала «дело о заговоре Полонского» и расстреляла этого мужественного коммуниста и его друзей.

    Вл. Мирошевский, в то время член Екатеринославского губкома большевистской партии и секретарь губревкома, рассказывал:

    «Наша военная организация концентрировалась вокруг т. Полонского, коммуниста-командира так называемой «железной махновской дивизии», пользовавшегося в армии популярностью, почти равной популярности самого Махно… Совершенно неожиданно для нас в начале декабря… т. Полонский и целый ряд армейцев-коммунистов были арестованы батьковской контрразведкой…

    Немедленно после арестов наш партийный комитет отправил делегацию к Махно с требованием гласного суда над Полонским.

    — Гласного суда не будет, — отвечал батька, — его судьба решена военным командованием: он будет расстрелян.

    — Но если гласности потребуют рабочие и крестьяне, мы надеемся, вы подчинитесь их требованиям?

    — Нет, — было кратким ответом.

    — Но если гласного суда потребуют повстанцы, бойцы, знающие товарища Полонского, вы их требование исполните?

    — Нет. Кто мною недоволен, пусть не служит мне, пусть убирается к…

    5 декабря т. Полонский, его жена, тт. Азаров, Семенченко, Вайнер и Бродский были расстреляны Мишкой Левчиком, профессионалом-налетчиком…

    Махно неловко и неумело пытался скрыть истинные причины этого гнусного убийства честных революционеров. Реввоенсовету было объявлено, что Полонский якобы пытался отравить «батьку» в целях восстановления Советской власти, на заседании же военного штаба «батька» заявил, будто Полонского уличили в сношениях… с белыми».

    Махновцы были не в состоянии обеспечить элементарный порядок и условия для нормальной жизни на контролируемых ими территориях. Промышленные предприятия не работали. Все денежные средства банков конфискованы, изъяты и разграблены. Воинские части облагали население городов поборами, контрибуциями, устраивали «экспроприации буржуазии». Повсюду царили беспорядок и пьянство.

    Между тем Красная Армия, развивая победоносное наступление против деникинцев, приближалась к «безвластному царству». В январе 1920 г. состоялась встреча советских войск (14-й армии) с махновскими отрядами. Все лучшее, что было среди махновцев, партизаны, боровшиеся с деникинщиной, по-братски встречали Красную Армию и массами вливались в ее состав. Лишь Махно и его приближенные уклонялись от встреч.

    8 января 1920 г. Реввоенсовет 14-й армии на основании решения Советского правительства о ликвидации всех нерегулярных войск отдал приказ Махно выступить со своей армией по маршруту Александрия — Борисполь — Бровары — Чернигов — Ковель и занять фронт против польских войск как часть Красной Армии. Приказ имел в виду оторвать махновцев от их постоянных баз. Махновцы долго не давали ответа. Наконец 22 января на встрече с представителями 14-й армии они потребовали, чтобы за их частями была сохранена внутренняя самостоятельность, и отказались выполнить приказ о выступлении на польский фронт. Тогда советское военное командование предложило Махно разоружиться. Махновцы отказались, и Всеукраинский революционный комитет объявил Махно вне закона. Войска Красной Армии предприняли решительные действия, окружив махновские отряды. Но Махно удалось с частью войск прорваться.

    Махновские тачанки носились то тут, то там по тылам Красной Армии в селах Екатеринославской, Донецкой, Полтавской и Харьковской губерний, оставляя после себя разрушения и кровь.

    Отряды Махно превратились в бандитские шайки. Если раньше к нему шли крестьяне, чтобы сражаться с белогвардейцами, то теперь, когда Махно открыто выступил против Советской власти, бедняцко-середняцкие слои крестьянства ушли из его отрядов. С ним остались лишь кулацкие и деклассированные элементы.

    Осенью 1920 г. наступавшие врангелевцы заняли ряд городов Украины, в том числе Бердянск, Александровск, Гуляй-Поле, Синельниково и другие места. Собственные интересы заставили Махно, находившегося в то время в районе Старобельска, предложить свои услуги Украинскому Советскому правительству для совместных действий против белогвардейцев.

    Предложение Махно, имевшего тогда около 12 тысяч бойцов, было принято Реввоенсоветом Южного фронта Красной Армии. В октябре 1920 г. состоялось соглашение между махновцами и Советской властью. Военную часть соглашения подписали командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе и члены Реввоенсовета Бела Кун и С. И. Гусев, с одной стороны, и представители махновцев В. Кутриленко и Д. Попов — с другой; политическую часть соглашения — представитель Украинского Советского правительства Я. Яковлев и те же махновские делегаты. Махновцы обязались вместе с Красной Армией вести борьбу против «отечественной и мировой контрреволюции». Они включались в состав вооруженных сил Советской страны, «сохраняя внутри себя установленный распорядок», и должны были подчиняться оперативным приказам советского военного командования. Политическая часть соглашения предусматривала отказ махновцев от вооруженной борьбы против Советской власти. Советское правительство обязывалось освободить из-под стражи и амнистировать арестованных махновцев и анархистов, которые откажутся от продолжения вооруженной антисоветской борьбы.

    Касаясь этого соглашения с Махно, В. И. Ленин в докладе на совещании актива Московской организации РКП (б) 9 октября 1920 г. говорил, что вопрос о Махно обсуждался весьма серьезно в военных кругах и выяснилось, что ничего, кроме выигрыша, здесь ожидать нельзя. «Объясняется это тем, что элементы, группировавшиеся около Махно, уже испытали на себе режим Врангеля и то, что он им может дать, их не удовлетворило. Договор наш с Махно обставлен гарантиями, что против нас он не пойдет. Здесь получилась такая же картина, как с Деникиным и Колчаком: как только они затронули интересы кулаков и крестьянства вообще, последние переходили на нашу сторону».

    По заданию командования Красной Армии махновцы, к которым примкнули теперь многие крестьяне, прорвались в тыл врангелевцев, снова заняли Гуляй-Поле, Синельниково, Александровск и другие районы, а позднее приняли участие в Крымском походе. И все же махновские замашки сказались опять. По пути следования и в тылу Красной Армии махновцы своевольничали, не подчинялись дисциплине, вызывали различные Эксцессы.

    23 ноября 1920 г., когда с Врангелем было покончено, командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе приказал штабу махновской армии немедленно приступить к работе по превращению партизанских частей в нормальные войсковые соединения Красной Армии. В частности, предусматривалось переформировать махновские части, ввести их в состав 4-й советской армии и направить эти части на Кавказский фронт. Махно должен был ответить через три дня, подчиняется ли он приказу. Махновцы приказа не выполнили. Махно издал секретный приказ о подготовке захвата Синельникова, Юзовки и других городов. Этот приказ стал известен чекистам. В ночь на 25 ноября все губчека получили телеграфное распоряжение немедленно арестовать махновских вожаков и анархистов-«набатовцев». В ночь на 26 ноября 1920 г. войска Южного фронта окружили и разоружили крымскую группу махновцев, а в Гуляй-Поле — основные их силы во главе с Махно. Самому Махно и нескольким его соратникам удалось прорваться из Гуляй-Поля и бежать. Одновременно в Харькове чекисты арестовали политическую и военную делегацию махновцев в составе Д. И. Попова (секретаря штаба), членов штаба Буданова, Хохотвы, а также связанных с ними анархистов-«набатовцев». Арест махновского штаба Крымского направления был блестяще проведен группой чекистов под руководством сотрудника Особого отдела 6-й армии Н. М. Быстрых. Рискуя жизнью, они смело проникли в дом, занятый штабом, захватили пулемет и арестовали ряд махновских командиров.

    Всего в разных местах Украины чекисты арестовали тогда около 400 человек, среди них видных махновцев и анархистов (Волина, командиров полков Зинченко, Колесниченко, Кусенко). Группу арестованных отправили в Москву, в ВЧК. Среди них был и левый эсер Д. И. Попов, приговоренный к расстрелу еще в ноябре 1918 г. за участие в левоэсеровском мятеже. Попова и некоторых других махновцев по постановлению ВЧК расстреляли. Одиннадцать анархистов-«набатовцев» (в том числе Волин) постановлением Президиума ЦИК УССР были высланы за границу. Но сам Махно и некоторые его сторонники продолжали бесчинствовать в советском тылу.

    8. Удары украинских чекистов по контрреволюционному подполью

    Деятельность украинских органов борьбы с контрреволюцией была прервана в 1919 г. в связи с занятием республики деникинцами. В конце года по мере освобождения ее территории от врага они стали восстанавливаться. Вначале это были главным образом фронтовые чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. Лишь в отдельных районах создавались следственные комиссии и территориальные судебно-следственные учреждения.

    17 марта 1920 г. ВУЦИК принял декрет об образовании «Центрального управления чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности» («Цупчрезком») на Украине. В отличие от прежней ВУЧК, являвшейся отделом НКВД республики, «Цупчрезком» учреждался при Совнаркоме УССР и должен был подчиняться непосредственно ему. Дальнейшими постановлениями Совнарком УССР определил, что «Цупчрезком» работает в тесном контакте с НКЮ и НКВД. Местные его органы, являющиеся отделами исполкомов Советов, работают по инструкциям «Цупчрезкома» в тесном контакте с местными отделениями наркоматов внутренних дел (отделами управления) и юстиции. Заведующие губернскими отделами юстиции и заведующие отделами управления входят в состав коллегии губернской чрезвычайной комиссии, которая в свою очередь делегирует своего представителя в коллегию губернского революционного трибунала. Уездные чрезвычайные комиссии не создавались. Вместо них в составе милиции образовывались уездные политбюро, ведавшие борьбой с контрреволюцией и бандитизмом.

    Позднее в «Цупчрезкоме» был создан особый отдел для охраны границ, ведения контрразведки, для борьбы со шпионажем и бандитизмом. Для военного подавления вооруженных банд использовались войска внутренней охраны (ВОХР), а также части особого назначения (ЧОН); последние формировались местными партийными комитетами и им непосредственно подчинялись.

    ЦК РКП (б) и Советское правительство РСФСР оказывали деятельную помощь в воссоздании украинского чекистского аппарата; в Харьков, Полтаву, Донбасс, Екатеринослав, Одессу и другие города направлялись группы опытных работников, которые создавали костяк чрезвычайных комиссий. Начальником «Цупчрезкома» Совнарком Украины назначил В. Н. Манцева, который был одновременно членом Коллегии ВЧК и начальником Особого отдела Южного и Юго-Западного фронтов.

    В мае 1920 г. в связи с наступлением белополяков председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский был назначен по совместительству начальником тыла Юго-Западного фронта и прибыл на Украину (в Харьков) с большой группой работников. Феликс Эдмундович объединил под своим руководством борьбу с контрреволюцией и борьбу с бандитизмом на Украине. За два месяца своего пребывания здесь он провел огромную работу по очищению советского тыла. Энергично действовал на Правобережье Украины и заместитель председателя ВЧК Я. X. Петерс, руководивший специально образованным там штабом тыла фронта.

    Острота социально-политической обстановки военного времени, постоянные враждебные действия вооруженных банд и подпольных организаций в украинском советском тылу требовали принятия жестких мер для подавления контрреволюционных элементов. Поэтому здесь чрезвычайным комиссиям (начиная с губернских) предоставлялось право применять меры внесудебных репрессий по делам, требующим немедленного решения.

    Всеукраинский ревком постановил не применять на Украине январский (1920 г.) декрет ВЦИК и СНК РСФСР об отмене смертной казни. В обстановке, когда контрреволюция оказывала ожесточенное сопротивление на военных фронтах, а в тылу обнаруживались все новые и новые заговоры, на Украине еще не возникли условия, какие позволили Советской России отменить смертную казнь. Исходя из этого ревком считал, что до тех пор, пока укрепление власти рабочих и крестьян не будет полностью завершено, необходимо сохранить смертную казнь как средство борьбы с контрреволюцией на Украине. Обращаясь в связи с этим к населению, ревком указывал: «Пусть украинский народ, убедившись на примере Советской России, знает, что террор и все тяжкие репрессии в отношении врагов рабочих и крестьян навязываются нам исключительно свергаемой буржуазией и ее наемниками и что эти тяжкие меры отменяются, как только укрепление власти рабочих и крестьян считается завершенным».

    Среди многочисленных подпольных организаций петлюровского буржуазно-националистического толка, раскрытых украинскими чекистами, определенную опасность представлял так называемый «Комитет освобождения Украины», возникший в мае 1920 г. в Полтаве. Учредителем «Комитета» явилась группа преподавателей местной гимназии во главе с профессором Приймой. В группу входили также сотрудники губернского отдела народного образования Никовский, Балик, Лойко (последние два — бывшие петлюровские офицеры), комендант театров Юрченко и кооператор Вашин. Эти лица являлись ревностными сторонниками украинской «самостийности», но вначале не были связаны с какой-либо политической партией. Они строили подпольную организацию по принципу «пятерок»: каждый ее член должен был завербовать пять новых членов. Таким путем они надеялись распространиться по Украине й в подходящий момент поднять восстание.

    «Комитет освобождения» намеревался взять под свое политическое руководство петлюровские повстанческие отряды, орудовавшие на Украине. Заговорщики вели об этом переговоры с главарями банд Переяславского, Лубенского, Гадячского и Звенигородского уездов, но успели подчинить себе только местную банду атамана Вовка численностью до 200 человек.

    В мае 1920 г. вожаки «Комитета» повели переговоры с деятелями украинских партий эсеров и «незалежников» о совместных действиях. От «незалежников» в «Комитет» вошли Денисенко и Левченко, а от украинских эсеров — Чубуков-Дорошенко.

    Опьяненные такими «успехами», главари «Комитета» решили считать себя «правительством» Украины. Председателю «Комитета» Прийме они поручили выехать в Польшу и согласовать с Петлюрой «план работы правительства». Но этим «планам» не суждено было осуществиться. Весь состав «Комитета освобождения Украины» и «правительства» вместе с его периферией — «Полтавским губернским повстанческим комитетом», за которыми давно уже следили чекисты, был арестован.

    Ряд дел показал, что петлюровские банды и подпольные антисоветские организации не останавливались перед сговором со злейшими врагами украинских рабочих и крестьян — врангелевскими белогвардейцами.

    Во главе раскрытой чекистами в конце августа 1920 г. елисаветградской подпольной организации, руководившей бандитским движением в районе, стояли прибывший из Крыма врангелевский полковник Александр Беличенко и ярый петлюровец Мусий. В состав другой подпольной группы, ликвидированной одесскими чекистами в июле 1920 г., входили петлюровцы Климович, атаман банды Усиевич и его помощник Гребач, секретарь «просвиты» Крачец и несколько врангелевских офицеров. Эта объединенная антисоветская группа, располагавшая большими запасами оружия, намечала создать антисоветское «правительство» из украинских буржуазных националистов и контрреволюционеров белогвардейского толка.

    Украинские органы борьбы с контрреволюцией много сделали для разоблачения перед трудящимися антинародной сущности политики украинских мелкобуржуазных «социалистических» партий. В этом отношении большое значение имел судебный процесс по делу группы членов Центрального комитета партии украинских эсеров. Эта партия имела большинство в бывшей Центральной раде. Возглавляемое ею правительство в 1918 г. заключило договор с немцами, отдав в их распоряжение богатства страны, и в немалой степени было повинно в нарождении гетманщины. Украинские эсеры входили в петлюровское «правительство» Директории, вступили в союз с империалистической Антантой, приняли участие в войне против братской Советской России и в подавлении революционного движения на Украине. Они в союзе с другими буржуазно-националистическими партиями руководили повстанческим движением в украинском советском тылу. Только после военного поражения петлюровцев и опыта деникинщины эсеры вышли из состава «правительства УНР» и 7 февраля 1920 г. официально заявили об отказе продолжать вооруженную борьбу против Советской власти. Но это была лишь пустая декларация.

    10 августа того же года в городе Каменец-Подольске Особый отдел 14-й армии арестовал члена ЦК партии украинских эсеров В. А. Голубовича, бывшего в 1917–1918 гг. председателем правительства Центральной рады. Во время обыска у него нашли записки, уличавшие его в сношениях с атаманом петлюровской банды Юрием Мордалевичем. Известно было и об участии эсеров в петлюровских подпольных организациях Полтавской губернии. Все это противоречило официальным заявлениям ответственных деятелей партии о лояльном отношении к Советской власти. Поэтому Особый отдел Всеукраинской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией арестовал членов Центрального комитета партии украинских эсеров И. Лизановского, Н. Петренко, И. Часныка, Ю. Ярослава; активиста партии Ю. Скугар-Скварского, неоднократно переходившего в 1919 г. линию фронта для передачи шпионских сведений «правительству УНР»; бывшего министра, а затем председателя «Совета министров УНР» в 1919 г., члена партии украинских эсеров профессора С. Остапенко, а также члена партии украинских социал-демократов «незалежников» бывшего военного министра «правительства УНР» Г. Сиротенко, нелегально вернувшегося на Украину и проживавшего по подложному паспорту.

    Дело рассматривалось специальным присутствием Всеукраинского чрезвычайного революционного трибунала под председательством М. В. Михайлика с участием государственного обвинителя — видного деятеля Коммунистической партии, члена Президиума ВУЦИК Д. 3. Мануильского — и защиты. Судебный процесс, проходивший с 22 по 29 мая 1921 г, в Харькове, сыграл большую роль в разоблачении предательства украинских эсеров. Подсудимые признали себя виновными в тягчайших преступлениях против рабочих и крестьян и подтвердили антинародную сущность петлюровщины, бандитский характер антисоветского повстанчества.

    Бывший председатель «Цупкома», член ЦК партии украинских эсеров Назар Петренко, желая как-то обелить свою партию, заявил на суде, что его партия рассматривала антисоветское движение 1919 г. как стихийное явление и стремилась своим участием в нем «не дать повстанчеству пойти вправо». Но, сокрушенно признавал Петренко, «из этого… ничего не вышло». Далее Петренко заявил, что пережитые события убедили его в ошибочности позиции эсеровской партии. «Я понял, что в моменты напряженной борьбы с контрреволюцией она (Коммунистическая партия. — Д. Г.) должна была так поступать. Это с одной стороны. С другой стороны, кое-какие факты из политики Советской власти мы ошибочно понимали…» «Теперь мы видим, что повстанчество (1920 г.) вовсе не имеет стихийного характера, что теперь оно… выродилось в абсолютный бандитизм, и мы его осуждаем».

    29 мая 1921 г. Всеукраинский верховный революционный трибунал вынес приговор, в котором отметил, что «тяжкие преступления по отношению к рабочим и селянам Украины, содеянные Центральным комитетом украинской партии социалистов-революционеров, всей партией и отдельными ее представителями в недавнем прошлом, заслуживают наивысшего и наисуровейшего наказания…». В то же время, «принимая во внимание мощь и величие революционного движения», раскаяние Голубовича, Петренко, Лизановского, Часныка и Ярослава во всех совершенных ими преступлениях, публичное обещание «словом и делом бороться с так называемой УНР и с повстанческо-бандитским движением на Украине и, руководствуясь в этом деле революционной совестью и социалистическим правосознанием», трибунал приговорил В. А. Голубовича, Н. А. Петренко, И. Н. Лизановского, И. Н. Часныка и Ю. Ю. Ярослава к 5 годам заключения, а Г. Т. Сиротенко освободил от отбывания назначенного ему наказания. Ю. А. Скугар-Скварский был осужден к заключению в исправительный лагерь на 5 лет. Профессора С. С. Остапенко трибунал приговорил к 5 годам принудительных работ без лишения свободы с использованием по специальности.

    В июне 1920 г. в Харьковскую чрезвычайную комиссию явился бывший начальник контрразведки при Директории Юлиан Чайковский. Он заявил, что, раскаиваясь в прошлой деятельности, решил отдать себя в руки советского правосудия.

    Чекисты произвели тщательное расследование. Помимо Чайковского, давшего пространные откровенные показания, были допрошены многие свидетели и потерпевшие. Дело Ю. Чайковского рассматривалось в публичном заседании Всеукраинского верховного революционного трибунала. Оно привлекло к себе внимание трудящихся. На суде были оглашены многочисленные факты преступного хозяйничанья петлюровских «вояк» в Киеве в дни господства Директории. Только в Анатомическом музее после изгнания петлюровцев из города нашли 200 трупов зарубленных ими людей.

    Спрошенный об этом бывший председатель Директории В. К. Винниченко, прибывший весною 1920 г. на Украину из эмиграции и явившийся на суд, заявил, что все эти преступления совершались без ведома «правительства», которое будто бы даже боролось с ними. «Когда первый раз в Киеве был разгромлен профсоюз отрядом Коновальца и представители Бюро профсоюзов пришли ко мне, — поведал на суде Винниченко, — я немедленно вызвал тех, кто производил разгром, и поставил им вопрос, на каком основании они это сделали. Мне было отвечено, что, по сведениям контрразведки, в помещении профсоюза собираются большевики, которые угрожают спокойствию и государственной власти… Я просто дал приказ, чтобы немедленно все было исправлено, чтобы арестованные были отпущены, а книги возвращены… Но за первым разгромом последовал другой, за ним — третий. Каждый раз повторялась та же история». Винниченко объяснял, что он и Директория с «резким осуждением» относились к погромам на местах, выносили об этом соответствующие постановления. Но военная власть, представителем которой был Петлюра, никаких практических мер к их прекращению не принимала. «Отряд Ковенко, правда, получил задание ликвидировать погромы, но в действительности, выезжая на места для ликвидации, он сам эти погромы устраивал».

    Объяснения Винниченко свидетельствовали лишь о том, что он и другие «демократы», входившие в Директорию, в сущности, только создавали иллюзию, будто правительство выступает против преступлений военщины. Фактически они прикрывали злодеяния петлюровцев.

    Наконец Винниченко сказал на суде: «Два лица, голова Директории и председатель Совета министров, я и Чеховский, которые по иронии судьбы представляли из себя высшую власть, фактически никакой власти не имели и прямой политики не делали. Несмотря на то, что все резолюции, декларации и постановления выносились в духе этих представителей, власть фактически принадлежала националистическому и шовинистическому мещанству»[3]. (В другом месте Винниченко говорил, что фактически власть принадлежала военщине, «представителем которой был Петлюра».)

    Таким образом, суд над Юлианом Чайковским превратился в суд над Директорией. Он раскрыл перед трудящимися антинародную ее сущность, осветил жалкую и предательскую роль украинских социал-демократов, их виднейших деятелей. Всем стало ясно, что Директория была правительством петлюровской военщины, буржуазии и кулачества, а «социалистические» партии и их деятели, входившие в Директорию и громче всех кричавшие о своей приверженности «демократии», прикрывали ее контрреволюционную сущность.

    Во время советско-польской войны в Киеве, Харькове, Одессе, Житомире, Бердичеве, в России действовал законспирированный аппарат польской войсковой организации («ПОВ»).

    В марте 1920 г. на советско-польском фронте, в Подольской губернии, красноармейцы задержали неизвестного, пытавшегося перейти линию фронта. При обыске у него были найдены зашитые в одежду удостоверение «ПОВ» и зашифрованное письмо. Неизвестного препроводили в губчека. Здесь выяснилось, что он является курьером польской разведки Покотянским и связан с киевской организацией «ПОВ». Доставленный в Киевскую губчека, Покотянский дал подробные показания, благодаря чему чекисты раскрыли опаснейший центр польской разведки в Киеве. Выяснилось, что «ПОВ» и польская разведка имели на Украине, в России, на Кубани и Кавказе хорошо поставленный шпионский аппарат. Территория Украины была разделена на шпионские округа с центрами в Киеве, Харькове, Одессе. Киевская «комендатура» руководила шпионскими гнездами в Ровно, Житомире, Бердичеве и других местах. Агенты «комендатуры» проникали в органы снабжения Красной Армии, в управления железных дорог, в штабы советских войск, собирали шпионские сведения, были связаны с петлюровскими бандами. Чекисты арестовали свыше 200 таких агентов. У многих из них нашли шпионские материалы, оружие. Были уничтожены шпионские гнезда также в Харькове, Одессе, Житомире, Белой Церкви и других местах.

    Успешно работали украинские чекисты и по ликвидации подпольных групп общероссийской контрреволюции. Они разоблачили и обезвредили немало членов антисоветского «Национального центра», «Союза возрождения России» и других контрреволюционных организаций, которые пышным цветом расцвели во время господства деникинцев на Украине, а затем продолжали работу в интересах врангелевцев.

    Вечером 18 мая 1920 г. одесские рыбаки, возвращаясь с моря, обратили внимание на то, что среди рыбацких шаланд затесалась какая-то незнакомая им шаланда с тремя неизвестными. Рыбаки сошли на берег Одессы, но незнакомцы не высадились вместе с ними. Заподозрив неладное, рыбаки сообщили об этом чекистам. По распоряжению председателя губчека С. Реденса наряды чекистов осмотрели побережье. Перед рассветом оставленная засада пограничников заметила, как на берег из подозрительной шаланды сошли трое. Чекисты окружили их, неизвестные открыли огонь. В завязавшейся перестрелке один из нарушителей границы — им оказался Казимир Руникер — был убит, второй, Георгий Морданов, — ранен, а третий, Арнольд Лелян, сдался.

    Расследование установило, что высадившиеся на берег под видом рыбаков Руникер, Морданов и Лелян были агентами иностранных разведок. В частности, профессиональный шпион Арнольд Лелян поддерживал связь между врангелевской и французской разведками. Вместе с тем он, как и раненый Морданов, участвовал в белогвардейской офицерской группе, готовившей восстание в Одессе. Главарь этой организации, бывший офицер Балаев, собирал шпионские сведения через завербованных им в городе лиц, имевших связи с Красной Армией. В работе этих белогвардейцев принимала деятельное участие и жена Морданова, дочь бывшего генерала. Ряд членов этой организации был арестован.

    В деле Леляна имелись данные о том, что он предполагал встретиться в Одессе с секретарем греческого консульства Серафадисом, передать ему инструкции и получить шпионские материалы для французской разведки. Серафадис, как было известно чекистам, еще во время иностранной интервенции в Одессе поддерживал отношения с деникинской и французской разведками. Теперь в связи с показаниями Леляна стало ясно, что Серафадис собирал шпионские сведения через созданную им шпионскую сеть.

    Чекисты тайно ввели в шпионскую группу Серафадиса своих сотрудников. Выяснилось, что один из деятелей деникинской разведки, генерал Гаврилов, во время отступления белых из Одессы оставил Серафадису деньги для организации шпионской и подрывной деятельности и формирования вооруженного отряда из числа белых офицеров в советском тылу. Серафадис после занятия города советскими войсками повел широкую работу в красноармейских частях, в милиции, поддерживая связи с белыми, которым передавал подробные сведения о планах советского военного командования, дислокации и вооружении частей Красной Армии. Его ближайшими помощниками являлись бывший поручик деникинской армии Голяско и некий Равтопуло. Организация объединяла до 300 человек. 18 июля 1920 г. шпионское гнездо Серафадиса было ликвидировано. Чекисты конфисковали большие запасы оружия, денег, обмундирования. Найден был доклад Серафадиса на имя генерала Врангеля. По постановлению коллегии Одесской губчека Серафадиса, Голяско и Равтопуло расстреляли.

    15 июня 1920 г. один из командиров доложил начальнику Екатеринославского гарнизона о том, что его познакомили с человеком, который имеет связи с антисоветской организацией в городе и вербует в нее военных. Начальник гарнизона сообщил об этом в губчека. По заданию губчека несколько военнослужащих связались с контрреволюционером, оказавшимся Гудкиным-Графским, и «согласились» вступить в антисоветскую организацию. Как выяснилось затем, контрреволюционеры готовили захват города, убийство коммунистов и советских работников. Они ограбили Каменское отделение банка, где захватили 10 миллионов рублей. Екатеринославские чекисты ликвидировали эту бандитскую группу антисоветчиков. Гудкин-Графский и несколько его сообщников бежали из Екатеринослава, но были пойманы в Ростове-на-Дону и наказаны.

    Этот неполный перечень заговоров и антисоветских подпольных организаций, раскрытых на Украине, свидетельствует о том, что украинские чекисты внесли значительный вклад в общее дело разгрома контрреволюции в годы гражданской войны.

    9. Борьба с басмачами продолжается

    В 1920 г. вооруженная борьба с разбойничьими бандами басмачей в Туркестанском крае продолжалась. Теперь на первое место среди вожаков банд в Фергане встал один из непримиримых басмачей Курширмат, не согласившийся с позицией известного уже нам вожака Мадамин-бека, прекратившего борьбу с Советской властью.

    Курширмат объединил всех недовольных Мадамин-беком басмачей, объявил себя «командующим войсками ислама» и продолжал бандитскую деятельность, получая поддержку оружием от бухарского эмира Сеид Алим-хана и английских агентов.

    В мае 1920 г. Мадамин-бек вызвался склонить Курширмата к прекращению борьбы с Советской властью. Его командировали в расположение басмачей для переговоров с Курширматом. Курширмат притворился, что идет навстречу Мадамин-беку, и заманил его в ловушку. Когда отряд Мадамин-бека показался в Уч-Кургане, Курширмат напал на него и, захватив живым Мадамин-бека, передал последнего вожаку киргизских басмачей Хал-ходже, личному врагу Мадамин-бека, который и отрубил ему голову.

    События показали, что перешедшие на сторону Советской власти басмачи все же оставались басмачами. Они использовали передышку для пополнения своих отрядов вооружением и боеприпасами за счет Красной Армии. Некоторые курбаши, став командирами советских частей, не подчинялись распоряжениям командования. Военные власти вынуждены были издать приказ о разоружении полков из бывших басмачей. Тогда большинство вожаков басмачей бежали со своими отрядами в степи и присоединились к Курширмату и Хал-ходже.

    Коммунистическая партия и Советское правительство принимали меры к налаживанию отношений с коренным мусульманским населением, от чего зависел и успех в борьбе с басмачами. 29 июня 1920 г. в решении «Об основных задачах РКП (б) в Туркестане» Центральный Комитет РКП (б), чтобы устранить национальное неравенство и искоренить феодально-патриархальные пережитки, предложил отобрать у русских переселенцев все земли, захваченные у киргизов, оставляя первым участки в размере трудового надела; изъятые земли обратить в фонд наделения киргизских обществ, артелей и отдельных лиц; обеспечить землей безземельных дехкан; ликвидировать все кулацкие организации, обезоружить кулаков и самыми решительными мерами лишить их возможности не только руководить, но и влиять на организацию местной власти и на местное строительство; выслать из Туркестана всех бывших чинов полиции, жандармерии, охранки, спекулянтов, бывших управляющих крупными российскими предприятиями, всех примазавшихся к партии, советским органам, Красной Армии и т. д.; в порядке перераспределения партийных сил откомандировать в распоряжение ЦК тех туркестанских коммунистов, которые заражены колонизаторством и национализмом; уравнять в продовольственном отношении коренное городское население с русским и принять меры к улучшению продовольственного положения и развитию местной промышленности.

    Выполняя эти решения, туркестанские власти в 1920–1921 гг. провели земельную реформу, в результате которой было ликвидировано 466 кулацких хозяйств, выселено и расселено свыше 8 тысяч переселенческих хозяйств, поступило в земельный фонд более 232 тысяч десятин земли, наделено землей около 13 тысяч хозяйств, в том числе почти 10 тысяч казахско-киргизских, немногим более 3 тысяч узбекских и 54 русских.

    В сентябре 1920 г. Чрезвычайная комиссия Туркестанской республики по борьбе с контрреволюцией издала приказ о регистрации в органах ЧК всех бывших крупных чиновников, жандармов и полицейских царской администрации, владельцев крупных фабрик, заводов и торговых предприятий и других колонизаторских элементов. Во многих советских учреждениях чекисты выявили бывших жандармов, полицейских, агентов охранки. К началу 1921 г. из пределов Туркестана было выслано более 2 тысяч представителей враждебных элементов.

    Активнейшее участие туркестанские чекисты приняли и в непосредственной борьбе с басмачами. Они вели политическую работу по разложению басмачества, разведку о состоянии и местонахождении басмаческих банд, их составе и вооружении. Чекисты проникали в стан басмачей и добывали сведения, необходимые для советского военного командования, вели контрразведывательную работу по поимке и обезвреживанию басмаческих агентов. Среди таких агентов были осведомители (главным образом муллы и торговцы), сообщавшие о передвижениях советских частей, скупщики оружия и боеприпасов (в их числе нередко попадались бывшие белогвардейские офицеры, служившие в советских военных учреждениях) и другие.

    Басмачи приносили огромный вред не только государству, но и непосредственно населению края. Только в 1920 г., по неполным данным, они сожгли 56 хлопкоочистительных заводов, около 153 тысяч пудов хлопка-сырца, 34,5 тысячи кип волокна, 17,5 тысячи пудов семян. В Ферганской области басмачи истребили из каждой сотни 84 лошади, 93 головы крупного рогатого скота и 90 голов мелкого скота.

    В обращении к мусульманскому населению Ферганской области командующий вооруженными силами, действовавшими против басмачей, М. В. Фрунзе писал: «Братья! Два с лишним года льется кровь по всей Фергане; два с лишним года измученное население области не знает отдыха и не может спокойно трудиться; два с лишним года шайки басмачей терроризируют мирных жителей, угоняя их скот, забирая жен и сыновей, лишая последнего достояния.

    В результате их грабительских «подвигов» все население стонет, поля не обработаны, ибо их нечем было пахать, отцы и матери оплакивают тысячи погибших детей, все хозяйство прежде цветущего и богатого края — на краю полного уничтожения…

    С этим пора кончить. Пора каленым железом выжечь язву басмачества, пора железной метлой вымести из края всех грабителей и бандитов. Отныне с басмачеством, как явным бичом народа, будет вестись беспощадная борьба. Это — твердое решение Советской власти…

    Братья дехкане, поднимайтесь на борьбу с язвой местной жизни — басмачеством… Собирайтесь в дружную братскую семью под красным знаменем Советской власти».

    Немалое влияние на социально-политическую обстановку в Туркестане оказывали события в Бухаре и Хиве. Эти небольшие мусульманские государства, граничащие с русским Туркестаном и управляемые деспотичными правителями, до Октября 1917 г. находились под протекторатом России, содержавшей на их территории военные гарнизоны. После Октября русские войска ушли из Бухары и Хивы. И тогда правители этих государств, подстрекаемые английскими империалистами, повели антирусскую и антисоветскую политику.

    В январе 1918 г. после ухода из Хивы русских казачьих войск родовой вождь одного из туркменских племен Магомет Курбан Сардар Джунаид (известный впоследствии под именем Джунаид-хана), занимавшийся грабительскими налетами, ввел своих бандитов в столицу ханства и захватил здесь фактическую власть. Хивинский хан Исфендиар был оставлен на престоле и покорился Джунаиду, ставшему диктатором Хивы. В конце сентября 1918 г. сын Джунаида убил Исфендиара; хивинским ханом теперь был провозглашен младший брат Исфендиара — Сеид Абдулла-хан, ставший послушной пешкой Джунаида. В стране воцарилась жестокая ханская деспотия, усугубленная кровавыми похождениями банды Джунаида. Басмачество здесь было возведено в ранг государственной власти.

    Среднеазиатские контрреволюционные силы направили Джунаида, создавшего довольно крупные вооруженные отряды, против победившей в Туркестане Советской власти. Джунаид связался с английской агентурой, с бухарским эмиром, контрреволюционерами Закаспийской области, туркестанскими басмачами, получил от них помощь оружием и в ноябре 1918 г. вторгся на советскую территорию. Он занял ряд населенных пунктов и осадил город Торткуль Амударьинского отдела. Бандиты Джунаида убивали и грабили население, а награбленное имущество вывозили в Хиву. Авантюра Джунаида провалилась; его банды были изгнаны с советской территории. Но он продолжал разбойничать. В 1919 г. Джунаид связался с уральскими белоказаками, поднявшими 14 августа антисоветский мятеж в Амударьинском отделе Туркестана. Предводителя мятежа Фильчева Джунаид признал «законной властью» в Амударьинском отделе и оказывал ему помощь в вооруженной борьбе против Советской власти.

    Между тем деспотическое «правление» Джунаида вызвало недовольство хивинцев. Под влиянием революции в России в Хиве возникло младохивинское движение, направленное против ханской власти, а потом и против диктатора Джунаида. Младохивинцы и руководители некоторых хивинских племен обратились к советским властям Туркестана с просьбой помочь страдающему населению Хивы против Джунаид-хана. Эти обстоятельства, а также угроза вторжения банд Джунаида на советскую территорию, привели к тому, что в конце декабря 1919 г. советские войска вступили в Хиву с целью уничтожения банд Джунаида.

    В обращении к войскам Амударьинской группы указывалось: «Подкупленный английским золотом, снабженный англичанами оружием, Джунаид-хан, вождь одного из туркменских племен, соединился с белогвардейцами — казаками Чимбайского фронта. Тот же Джунаид, установив с помощью английского оружия свою кровавую диктатуру в Хиве, безжалостно грабит мирное население, насилует женщин, выгоняет и предает огню целые кишлаки. Население Хивы стонет под его кровавой рукой, и, будучи бессильно само справиться с ним, ждет нашей помощи.

    Российская Советская власть… сочла необходимым отозваться на этот призыв мирного населения Хивы и уничтожить Джунаида, агента английской буржуазии и союзника русских белогвардейцев, на его собственной территории. Для этого… отнюдь не посягая на независимость Хивы и не вмешиваясь в дела ее внутреннего управления… мы вступаем в пределы Хивинского ханства… Для всей Хивы мы несем не меч, но мир».

    Этот поход против джунаидовцев и белоказаков был совершен под командованием уполномоченного Комиссии ВЦИК по Туркестану Г. Б. Скалова и командующего войсками Н. М. Щербакова, с участием на стороне советских войск отряда туркменских конников — противников Джунаида. В январе — феврале 1920 г. советские войска разгромили банды Джунаида и белоказаков Фильчева. Власть Джунаида в Хиве была ликвидирована. Хивинский народ сверг и ханскую власть. Сеид Абдулла-хан отрекся от престола. Образовалось временное правительство, возглавляемое младохивинскими организациями. А 26 апреля 1920 г. I Всехорезмский курултай народных представителей провозгласил Хорезмскую народную Советскую республику (так стала называться Хива).

    Джунаид, однако, не сдавался. Он продолжал грабить кишлаки Хорезма. Весною банда Джунаида была разгромлена. Кровавый диктатор бежал в Персию, где находился около трех лет. В конце 1923 г. он вновь возобновил свои нападения на Хорезмскую Советскую республику.

    Подобный же процесс происходил и в Бухаре, где эмир Сеид Алим-хан, подстрекаемый Англией, создал антисоветский плацдарм. Сеид Алим-хан действовал в контакте с англичанами; находившаяся в Бухаре английская военная миссия снабжала его оружием и боеприпасами, и он вел войну с Советской Россией. В марте 1920 г. эмир принял на службу бывшего эмирского офицера Ибрагим-бека, бежавшего в свое время от смертного приговора за уголовные преступления и ставшего главарем басмачей района Локая (к юго-западу от Душанбе), и поручил ему командовать своими войсками. Так и в Бухаре басмачество было возведено в ранг государственной политики.

    В августе 1920 г. население Бухары, доведенное до отчаяния деспотизмом эмира, подняло против него всеобщее восстание. Красная Армия помогла местным революционерам, и 2 сентября 1920 г. Бухара была освобождена, а эмир вместе со своими сановниками бежал в горы. 5 октября 1920 г. I Всебухарский курултай народных представителей провозгласил создание Бухарской народной Советской республики.

    Сеид Алим-хан не прекратил вооруженной борьбы, пытаясь восстановить свою власть. Теперь его главной опорой стало басмачество Восточной Бухары. С помощью англичан он организовал крупные банды, которые нападали на кишлаки и жестоко расправлялись с населением. Борьба с шайками Ибрагим-бека и бухарского эмира длилась несколько месяцев; 5 марта 1921 г. Сеид Алим-хан вместе с Ибрагим-беком и другими приближенными бежал в Афганистан. Вскоре они, однако, вновь начали войну против Советской власти.

    10. Контрреволюция в Семиречье

    Весьма сложная обстановка создалась и в Семиреченской области.

    Русские казаки и кулаки-переселенцы, торговцы и чиновники составляли здесь с дореволюционных времен господствующий слой. Они принимали участие в усмирении коренного мусульманского населения, поднявшего восстание против колониального гнета царского режима в 1916 г.; они рассчитывали и при Советской власти господствовать и эксплуатировать коренных жителей, которые относились к ним с ненавистью.

    Наиболее организованной силой контрреволюции в Семиречье было реакционное казачество. Его верхушка пыталась сохранить свои привилегии и захватить власть в области. Реакционному казачеству оказывали сопротивление трудящиеся, в том числе крестьянство. Однако значительное влияние на крестьянство имело тогда кулачество, которое, в сущности, лишь конкурировало с казаками из-за земель, отобранных у коренного населения. Нередко кулаки поддерживали реакционных казаков и их контрреволюционные выступления. Так, когда в ночь на 26 июля 1919 г. казачьи банды заняли ряд «старожильческих» богатых сел Пржевальского уезда, кулаки встречали казаков хлебом-солью. Только крестьяне-бедняки организовали оборону. Три дня бушевали взбунтовавшиеся казаки. Когда мятеж был подавлен, казаки бежали на китайскую территорию, туда же ушли и многие кулаки.

    В 1920 г. в результате ликвидации Семиреченского фронта в области появились офицеры и казаки из разгромленных белогвардейских армий. Приказом Реввоенсовета Туркестанского фронта всем им была гарантирована «полная безопасность, забвение прежних вин». Среди них оказалось, однако, немало нераскаявшихся врагов Советской власти, которые, воспользовавшись амнистией, втайне продолжали борьбу против рабоче-крестьянского строя. Кроме того, остатки банд Дутова, Анненкова и Бакича, осевшие на китайской территории в непосредственной близости от Семиречья, продолжали набеги через границу и засылали свою агентуру для подпольной работы. Эти обстоятельства осложняли обстановку в Семиречье. Здесь возникали разнообразные антисоветские движения.

    12—19 июня 1920 г. произошел мятеж гарнизона столицы области— города Верного (ныне Алма-Ата). Непосредственным поводом для событий послужило нежелание красноармейцев одного из батальонов 27-го полка выполнить приказ командующего Туркестанским фронтом и отправиться в Фергану для борьбы с басмачами. Крестьяне-семиреченцы, составлявшие большинство красноармейцев гарнизона, не желали уходить из родных мест. Кроме того, красноармейцы батальона выражали недовольство хлебной монополией.

    К мятежу присоединились другие части гарнизона и милиция города. Мятежники заняли крепость и образовали так называемый «Временный областной военно-революционный совет» (или, как его еще называли, «Боевой совет»), который объявил, что принимает на себя всю полноту власти в области. Главою «Боевого совета» мятежники избрали начальника милиции города, предателя Георгия Чеусова.

    В первом приказе от 12 июня «Временный областной военно-революционный совет», не раскрывая до конца своих замыслов, сообщил, что его целью являются «улучшение быта защитников Советской власти» и предотвращение возможных конфликтов среди трудящихся масс и в красноармейских частях.

    Тем временем мятежные толпы разгромили Особый отдел, разогнали его работников, освободили арестованных и грозили разгромить все советские учреждения. В город стали стекаться крестьяне окрестных русских поселений.

    «Боевой совет» сместил всех начальников и командиров красноармейских частей, назначив на их посты других. «Командующим войсками Семиреченской области» стал некто Петров, «политическим военным комиссаром» — Чернов, начальником штаба войск — Бороздин.

    Всю тяжесть борьбы с мятежом пришлось вынести небольшой группе большевиков и реввоенсовету дивизии во главе с комиссаром Д. А. Фурмановым и начальником дивизии И. П. Беловым (тем самым, который, будучи комендантом Ташкентской крепости, героически проявил себя в дни январского мятежа 1919 г.).

    Д. А. Фурманов впоследствии описал эти события в документальной повести «Мятеж». Не имея достаточно сил, чтобы немедленно подавить антисоветское движение, большевики вступили в переговоры с мятежниками. «До прихода подмоги, — писал Д. А. Фурманов, — нам неизбежно приходилось вести политику лавирования, всяческих уговоров и переговоров и до поры до времени идти на всевозможные компромиссы. Необходимо было выиграть время до подхода вооруженных частей…».

    Среди требований мятежников, сформулированных в 12 пунктах и предъявленных военному командованию, были и такие, которые на первый взгляд не могли показаться контрреволюционными. Но это была лишь ширма. Выдвигая их, мятежники пытались обмануть красноармейцев, вовлечь их в водоворот событии.

    Вот некоторые из таких требований: немедленно снять со всех ответственных постов бывших офицеров и анненковских перебежчиков; снабдить крестьянство Семиречья оружием для защиты от казаков и киргизов (это требование означало вооружение кулацких элементов русских поселков); улучшить снабжение красноармейцев обмундированием; улучшить питание красноармейцев и больных, содержащихся в госпиталях; пересмотреть дела всех арестованных Особым отделом и революционными трибуналами; приступить к организации на местах выборной Советской власти (этот пункт был направлен против назначенных центральной властью ревкомов на местах и имел целью передать власть в руки местных кулаков).

    Рисуя обстановку митинга, на котором были выдвинуты эти требования, Д. А. Фурманов писал: «Митинг состоялся внутри крепости, где теперь уже нашли приют все обиженные и почему-либо недовольные Советской властью: тут были и пострадавшие от карательной политики революционных органов, и беженцы Лепсинского уезда, настойчиво требовавшие возмещения полностью убытков, которые принесла им война с Анненковым; были тут просто бежавшие и выпущенные из тюрьмы; были кулаки ближайших, а может быть, уже и отдаленных сел, приехавшие или за оружием, или с жалобами в крепость… Словом, горючего элемента тут была целая уйма». Толпа, подогреваемая мятежниками, бурно обсуждала свои требования. «И все-таки, — продолжает Д. Фурманов, — более чем на час нам удалось овладеть этой неспокойной и мятежной аудиторией… Увидев, что аудитория слушает… главари крепости вдруг устроили ложную тревогу, объявили о каких-то мусульманских отрядах, появившихся на окраинах города, о броневиках и т. д. Митинг был сорван.

    Через несколько минут нас пригласили на объединенное заседание с боевым ревкомом в особое помещение. Там для проформы минут 10–15 они несли разную ахинею, а затем явились два молодца (Вуйчич и Технорядов) и объявили нас арестованными «от лица всех красноармейцев»».

    Вскоре мятежники привели арестованных на заседание «Боевого совета» для обсуждения своих требований. С большим трудом Фурманову удалось успокоить взбудораженных контрреволюционной агитацией солдат.

    О событиях в городе Фурманов сообщил Реввоенсовету фронта. В ответ командующий фронтом М. В. Фрунзе дал указание рассмотреть требования гарнизона и устранить ошибки, допущенные местными органами власти. В частности, было предложено выслать из Семиречья бывших анненковцев. Вместе с тем Фрунзе приказал объявить красноармейцам, что в случае невыполнения приказа о переброске частей гарнизона в Фергану никаких разговоров с ними вести не будут.

    Д. Фурманову и его товарищам удалось достичь некоего компромисса. Решено было включить в состав Военного совета и в облревком представителей, избранных красноармейцами на митинге. Д. Фурманов сообщил Реввоенсовету:

    «…Можете себе представить, что значит заставить пятитысячную массу крепости (не только гарнизон, но и полевые части), — массу, страшно взволнованную и требующую оставления своей крепостной власти, — убедить в необходимости подчинения приказу центра! Сегодня, 15 июня, в 10 часов утра мы открыли в крепости общее собрание, длившееся целых шесть часов; налицо имелось двенадцать волнующих массу вопросов… Докладчиком по всем этим вопросам пришлось выступать мне. Одно время раздавались настойчивые требования о нашем аресте и расправе. В конце концов принято голосованием подчинение центру и согласие от каждой роты выбрать по пять человек представителей, которые сегодня в 6 часов собираются в советском театре, — из них будут выбраны добавочные члены в Военсовет и в облревком. Как пройдут выборы и состоятся ли они (трудно сказать), так как настроение крепости весьма изменчиво… Город оцеплен патрулями».

    Дальнейшие события показали, что враждебные силы продолжали подрывную деятельность среди гарнизона. Когда начавшему мятеж батальону 27-го полка приказали выступить из Верного в Ташкент, он вновь взбунтовался.

    18 июня Фурманов тревожно сообщил в Реввоенсовет: «Сейчас на собрании батальона определили, что он выступать не хочет из Семиречья, требует, чтобы его оставили до прихода других полков, с которыми он хочет о чем-то поговорить. Ясно, что он хочет спровоцировать, поднять бунт, убрать центровиков и остаться в Семиречье. Нас, человек восемь ответственных работников, постановлено сегодня ночью расстрелять и снова занять крепость. Сведения мы получили секретно…Немедленно выезжаем к 4-му полку, ибо дальнейшими разговорами ничего не сделаешь… Успокоение, как выяснилось теперь, было только поверхностное». Фурманов, Белов и несколько работников штаба ночью тайно покинули город и направились в 4-й кавалерийский полк, стоявший в 20 километрах от города. На следующий день полк двинулся в Верный. Мятежники сразу же капитулировали. Так без единого выстрела и без капли крови был ликвидирован мятеж, а большая часть его главарей арестована.

    В августе 1920 г. выездная сессия революционного военного трибунала Туркестанского фронта в г. Верном рассмотрела дело об арестованных мятежниках и их пособниках. Чеусов, Вуйчич, Технорядов и некоторые другие были приговорены к расстрелу, а остальные — к разным срокам заключения.

    После верненских событий партийные и советские учреждения Туркестана приняли ряд политических, хозяйственных и административных мер для улучшения обстановки в Семиречье. Кулаков русских поселений обезоружили. У них отняли земли, захваченные у коренного населения, многие колонизаторские и контрреволюционные элементы были высланы из Туркестана.

    Усилиями чекистов в 1920 г. было раскрыто и ликвидировано несколько белогвардейских групп.

    Одну из них возглавлял бывший помещик Казанской губернии полковник царской армии Л. В. Молоствов. Незадолго до разгрома банды Анненкова, в которой он служил командиром бригады, Молоствов, будучи завербованным английской разведкой, по ее заданию покинул банду и появился в Верном. Там он сколотил антисоветскую группу из бывших офицеров. Каждый ее член, устроившись на службу в советское учреждение, должен был всячески дезорганизовывать его работу, распространять клеветнические измышления, дискредитирующие Советскую власть, вызывать недовольство населения. Таким путем готовилась подходящая почва для антисоветского выступления. Молоствов и члены его группы по постановлению Семиреченской чрезвычайной комиссии были расстреляны.

    Почти одновременно чекисты ликвидировали контрреволюционную организацию, созданную в районе озера Балхаш полковником Ниловым. В 1919 г. он с группой офицеров был направлен Колчаком в Семиречье для подготовки восстания. В созданную Ниловым организацию входили бывшие офицеры, жандармы, священники. Чекисты накрыли собрание ее участников. Заговорщики оказали вооруженное сопротивление, трое из них были убиты во время перестрелки, а около 40 арестованы. Чекисты нашли склад оружия, боеприпасов и антисоветские листовки для распространения среди населения. Участники этой белогвардейской организации были сурово наказаны.

    5 ноября 1920 г. красноармейцы 1-го батальона 5-го пограничного полка, несшего службу на границе с Китаем, во главе с командиром, бывшим царским офицером Д. Кирьяновым, оставили посты и под предлогом участия в праздновании годовщины Октябрьской революции направились в свои казармы, находившиеся неподалеку, в городе Нарыне. Здесь заговорщики арестовали политработников батальона, разоружили небольшие подразделения местного гарнизона, тяжело ранили райвоенкома Копылова, произвели аресты среди партийных и советских работников, убили председателя горкома партии Хакима Мусабекова, заведующего уездным политбюро по борьбе с контрреволюцией Сулеймана Оразбекова, выпустили на свободу и вооружили всех арестованных и вместе с городскими контрреволюционерами, участвовавшими в заговоре, захватили власть в Нарыне. К мятежу примкнули местные баи. На следующий день мятежники объявили об открытии границы с Китаем и провозгласили лозунги: «Долой коммунистов!», «Народная власть», «Свобода торговли».

    Из Нарына мятежники двинулись на Пишпек (ныне Фрунзе) и Токмак. Здесь их встретил советский полк особого назначения и 16 ноября разгромил. 19 ноября мятежники, разграбив Нарын, бежали в Китай, 20 ноября Советская власть в городе была восстановлена.

    Семиреченским отделом Чрезвычайной комиссии были установлены все обстоятельства мятежа. Как оказалось, мятеж подготовила контрреволюционная организация, возглавляемая амнистированным белогвардейским офицером Демченко. Прибыв в мае 1920 г. в Нарын, Демченко создал подпольные группы в таможне, штабе 1-го батальона 5-го пограничного полка (в нее и входил упомянутый уже командир батальона Д. Кирьянов) и в других учреждениях. Организация была тесно связана с Дутовым, объединившим на китайской территории остатки разгромленных банд Семиреченского фронта и руководившим подпольной деятельностью вражеских групп на советской земле. Все участники заговора и мятежа были арестованы и понесли заслуженное наказание.

    Наиболее серьезной и опасной была офицерская белогвардейская организация, созданная в Верном амнистированными анненковскими офицерами во главе с Александровым. В нее входили Воронов, Покровский, Сергейчук, Кувшинов и казачий полковник Бойко. Все они устроились на работу в областной военкомат. К сентябрю 1920 г. эта организация сколотила антисоветские группы в ряде станиц области, вовлекая в них казаков и кулаков. В Б. Алма-Атинской станице группа состояла из 80 хорошо вооруженных участников, в Талгаре — из 250, в Надеждинской — из 200, в Тюргене (Михайловском) — из 80 и в Джаланаше — из 50 участников.

    Заговорщики разработали план сосредоточения вооруженных групп и продвижения их к городу Верному. План был согласован с Дутовым и предусматривал взаимодействие с его бандами, которые должны были перейти китайскую границу и соединиться с мятежниками на советской территории. По плану восставшие намеревались захватить крепость в Верном, разоружить воинские части, разгромить областную ЧК и Особый отдел. Внутри города уже действовали около 50 участников заговора, проникших на важные военные объекты (полевой и общий телеграф, радиостанцию, в облревком и некоторые воинские части).

    Заговор был своевременно раскрыт. Чекисты получили данные о тайных сборищах у казаков станицы Надеждинской — Романа Шустова и Антона Есютина. Проследив за этими сборищами, сотрудники ЧК установили, что их посещает бывший полковник Бойко. Все это позволило ликвидировать организацию.


    Примечания:



    Глава вторая. Разгул и крах мелкобуржуазной стихии при переходе от войны к миру

    >

    1. Антисоветский лагерь в конце гражданской войны

    Контрреволюционный лагерь в советском тылу к концу гражданской войны претерпел серьезные изменения. Часть активных контрреволюционеров была обезврежена, еще большая часть покинула страну. Белоэмигранты (за границей их насчитывалось около 2 млн.) представляли собой определенную антисоветскую силу и поддерживались международной буржуазией. Многие из них имели связи с правительственными кругами империалистических стран, а некоторые располагали крупными средствами в иностранных банках. Все они претендовали на руководство контрреволюционным движением в советском тылу.

    На крайнем правом фланге белой эмиграции в конце 1920 г. и в 1921 г. стояли организации, сконцентрировавшиеся вокруг константинопольского центра монархистов (в который входили также реакционные церковники во главе с епископами Вениамином и Евлогием) и вокруг небезызвестного черносотенца, бывшего члена Государственной думы Маркова 2-го, издававшего в Берлине газету «Двуглавый орел». Бежавший с остатками своих войск барон Врангель пытался объединить и возглавить монархистскую часть эмиграции. В этих целях он принял руководство антисоветским «Союзом освобождения России».

    На правом фланге эмиграции находились и кадеты. Наиболее влиятельной была парижская группа, которая создала комитет, в конце 1920 г. возглавлявшийся П. Н. Милюковым. Комитет выдвинул идею создания единого антибольшевистского фронта с «народными социалистами» и эсерами для продолжения борьбы с Советской властью. Парижская группа издавала газету «Общее дело», редактируемую В. Л. Бурцевым.

    В Париже обосновался и «Торгово-промышленный комитет», члены которого лишились своих предприятий в Советской стране и мечтали об их возвращении. За границей находились также многие деятели разгромленных в России «Национального» и «Тактического» центров.

    Широко были представлены, в эмиграции деятели так называемых «социалистических» партий.

    Руководство правых эсеров было расколото и находилось частью в Советской России, частью за границей. Члены ЦК партии A. Гоц, Д. Донской, Е. Тимофеев и некоторые другие были изолированы и находились в московской Бутырской тюрьме. Оставшиеся на свободе создали подпольное организационное бюро для руководства работой местных партийных организаций в России. В августе 1921 г. организационное бюро созвало X совет партии, проходивший в условиях строгой конспирации. На нем было избрано Центральное бюро партии правых эсеров в Советской стране. Находящиеся в Бутырской тюрьме члены ЦК, используя льготные условия заключения (свободное передвижение в пределах тюрьмы, свидания и т. п.), вели переписку, устраивали заседания и пытались влиять из тюрьмы на работу эсеровских организаций. Члены ЦК, эмигрировавшие за границу (В. Чернов, А. Керенский, B. Сухомлин и другие), образовали заграничную делегацию ЦК партии, которая издавала ряд газет («Революционную Россию», «За народное дело» в Ревеле, «Волю России» в Праге) и журналов. Эта группа членов ЦК также претендовала на руководство эсеровскими организациями в Советской стране.

    Партия меньшевиков в советских республиках находилась на легальном положении. Вместе с тем она вела и нелегальную работу в крупных городах. Возглавляли партию члены ЦК, оставшиеся в Советской России (Ф. Дан и другие). Одновременно члены ЦК Л. Мартов, Р. Абрамович, П. Аксельрод, эмигрировавшие за границу, образовали в Берлине заграничную делегацию ЦК и издавали «Социалистический вестник», являвшийся центральным органом меньшевистской партии.

    В эмиграции были и некоторые левые эсеры, а также самостоятельные, не связанные с основными политическими партиями антисоветские группы, и среди них организация Бориса Савинкова в Польше. Там же в Польше нашли пристанище эмигрантское петлюровское правительство, Белорусская рада, контрреволюционные объединения донского, кубанского, терского казачества.

    Эмигрантские деятели создавали блоки, союзы для совместной борьбы против Советской власти. Таким, например, был существовавший в Париже с середины 1920 г. до апреля 1922 г. антисоветский «Административный центр», формально являвшийся внепартийной организацией, в которую входили эсеры, некоторые меньшевики и другие эмигранты. Учредителями «Административного центра» были эсеры Чернов, Керенский, Авксентьев, Зензинов. Этот «центр» пытался вести подрывную работу в Советской стране.

    Таким образом, к концу гражданской войны наметилась тенденция к переносу руководящих центров антисоветских движений с территории Советской страны в белоэмигрантские и связанные с ними иностранные империалистические круги. Многие из белоэмигрантских деятелей, ничему не научившиеся на уроках истории, продолжали мечтать о вооруженной борьбе с Советской властью, призывали к продолжению интервенции и к войне с Советами.

    В конце 1920 г. органам ВЧК стало известно о террористических замыслах белой эмиграции. В опубликованном Советским правительством сообщении говорилось: «Разгромленная в лице Врангеля, Петлюры и Балаховича контрреволюция не хочет сдаваться. После того как агенты русской и иноземной буржуазии были разбиты идейно и политически, после того как они были сокрушены в открытой гражданской войне оружием Красной Армии, вожди их, прежде чем отказаться от мысли вернуть себе господство над рабоче-крестьянской Россией, пытаются пустить в ход последнее средство, в котором банкротство контрреволюции должно найти свое наиболее злобное и ожесточенное выражение, — средство индивидуального террора. Ответственные органы Советской власти располагают достаточными доказательствами того, что различные белогвардейские организации (группа Савинкова, группа Чернова, группа «Национального» и «Тактического» центров, заграничные офицерские группы врангелевцев и др.) не только сошлись на мысли о применении террористических мер против руководителей рабоче-крестьянской революции, но и предприняли уже ряд практических шагов по исполнению этого замысла. Созданы целые школы контрреволюционных террористов. Ряд агентов направлен через окраинные государства в Россию. Правительства Антанты открыли, разумеется, контрреволюционным убийцам широкий кредит. Жалким безумием является мысль опрокинуть путем отдельных убийств рабоче-крестьянскую власть после того, как она вышла победительницей из идейной, политической и военной борьбы. Но Советское правительство, уверенное в своей несокрушимости, далеко, однако, от мысли предоставлять контрреволюционным террористам, агентам Антанты, возможность снова вернуться к тому методу борьбы, который был ими применен в 1918 г. и вызвал в ответ суровый урок красного террора. Рабоче-крестьянское правительство имеет в своих руках достаточное количество видных и ответственных контрреволюционных деятелей из лагеря всех перечисленных выше групп, и особенно из среды врангелевского офицерства. Рассматривая всех их как связанных круговой порукой непримиримой кровавой борьбы против власти рабочих и крестьян, Советское правительство объявляет эсеров группы Савинкова, как и группы Чернова, белогвардейцев «Национального» и «Тактического» центров и офицеров-врангелевцев, заложниками. В случае покушения на вождей Советской России ответственные единомышленники организаторов покушения будут беспощадно истребляться. Социалистическая республика, готовая ныне все свои силы, уменье, знания и весь свой энтузиазм перенести на дело мирного хозяйственного строительства, не вкладывает, однако, меча в ножны и готова в любой момент обрушить его на головы своих врагов, под каким бы знаменем они ни выступали и к каким бы методам ни прибегали». Суровое предупреждение Советского правительства произвело переполох в лагере внутренней контрреволюции и возымело свое действие.

    Советская страна, приступившая к мирному строительству, испытывала большие трудности. Народное хозяйство было разрушено империалистической и гражданской войнами. В довершение ко всему летом 1921 г. страну постигло стихийное бедствие — неслыханная засуха опустошила поля плодороднейших районов, голод охватил миллионы людей.

    Основные классы советского общества — рабочие и крестьяне — оказались в тяжелом положении. Рабочие, перенесшие трудности империалистической и гражданской войн, хозяйственной разрухи, устали. Известная часть их деклассировалась, бросала заводы и фабрики, уходила в деревню. Нелегким было и положение крестьян, которые отдавали государству все излишки сельскохозяйственной продукции. Пока шла война с помещиками и капиталистами, крестьяне мирились с тяготами и суровыми мерами «военного коммунизма». Но после победы они хотели работать на полученной и отвоеванной земле, свободно распоряжаясь, как мелкие товаропроизводители, продуктами своего труда, продавая хлеб на рынке. Участились выступления против продовольственной разверстки. В результате демобилизации армии в деревни и города возвратились сотни тысяч людей, которые не могли сразу получить работу. Это увеличило количество недовольного населения. В. И. Ленин говорил: «…в 1921 году, после того как мы преодолели важнейший этап гражданской войны, и преодолели победоносно, мы наткнулись на большой, — я полагаю, на самый большой, — внутренний политический кризис Советской России. Этот внутренний кризис обнаружил недовольство не только значительной части крестьянства, но и рабочих. Это было в первый и, надеюсь, в последний раз в истории Советской России, когда большие массы крестьянства, не сознательно, а инстинктивно, по настроению были против нас».

    В конце 1920 г. и в 1921 г. по стране прокатились волны кулацких выступлений, в которых участвовали и многие крестьяне-середняки, поднялась «мелкобуржуазная анархическая стихия». Участники движения выступали главным образом под флагом «беспартийности» и выдвигали требования: «Долой продразверстку!», «Да здравствует свободная торговля!», «Свобода для всех!», «Советы без большевиков!». Но, как известно из истории, мелкая буржуазия, колеблющаяся между пролетариатом и буржуазией, никогда самостоятельно не добивалась своих целей. В. И. Ленин говорил: «Мы знаем из своего собственного опыта — и подтверждение этого видим в развитии всех революций, если брать новую эпоху, скажем, сто пятьдесят лет, во всем мире, — что везде и всегда результат был именно такой: все попытки мелкой буржуазии вообще, крестьян в частности, осознать свою силу, по-своему направить экономику и политику кончались крахом. Либо под руководством пролетариата, либо под руководством капиталистов — середины нет». Проявления мелкобуржуазной стихии в Советской стране немедленно использовались контрреволюционерами, которые пытались направить недовольство мелкой буржуазии в сторону реставрации буржуазного строя. В. И. Ленин придавал серьезное значение опасности мелкобуржуазной контрреволюции. Он писал: «Эта мелкобуржуазная контрреволюция, несомненно, более опасна, чем Деникин, Юденич и Колчак вместе взятые, потому что мы имеем дело со страной, где пролетариат составляет меньшинство, мы имеем дело со страной, в которой разорение обнаружилось на крестьянской собственности, а кроме того, мы имеем еще такую вещь, как демобилизация армии, давшая повстанческий элемент в невероятном количестве».

    Особую предательскую роль в это время играли активизировавшиеся остатки эсеров и меньшевиков. Их агитация, приноровленная к настроениям недовольных крестьян и голодных рабочих, являлась одной из причин волнений. В. И. Ленин называл их «шептунами» и давал такую оценку их деятельности: «Когда мы говорим о шептунах эсерах и меньшевиках, то мы говорим о другом классе, говорим о тех, которые идут за буржуазией, о тех, которые пользуются всяким тяжелым положением, выпускают листки и говорят: «Смотрите, у вас отбирают триста пудов излишков, отдайте все, а получите только разноцветные бумажки». Что, мы не знаем таких шептунов? Из какого они класса? Это те же помещики, как бы они себя ни называли, эсерами, сторонниками свободы, народовластия, учредилки и т. д.».

    Весной 1921 г. в руках у ВЧК оказался архив членов ЦК партии правых эсеров. По этим документам, было установлено, что ЦК партии правых эсеров дал. директиву местным эсеровским организациям об использовании кулацких антисоветских движений в интересах своей партии. Так, например, выдвигая в директиве о тактике партии от 25 февраля 1921 г. лозунг «решительного преодоления большевистской диктатуры», лидеры эсеров давали указания своим организациям, чтобы они брали в свои руки руководство вооруженной борьбой на местах и содействовали созданию на «освобожденной» территории органов «демократической государственности».

    X совет партии эсеров, состоявшийся в августе 1921 г., прямо заявил: «Вопрос о революционном низвержении диктатуры Коммунистической партии со всей силой железной необходимости ставится в порядок дня. Становится вопросом всего существования российской трудовой демократии». Эта резолюция знаменовала полный отказ эсеров от решений их февральской конференции 1919 г. и возвращение на позиции VIII совета партии эсеров (май 1918 г.), призывавшего к вооруженной борьбе с Советской властью.

    Меньшевики в острый и напряженный момент разгула мелкобуржуазной стихии также резко усилили свою работу на предприятиях Москвы, Петрограда, Харькова и других городов. Перекрасившись в «беспартийных», они призывали рабочих к забастовкам и антисоветским выступлениям.

    Таким образом, правые эсеры и меньшевики, участвуя в стихийных «беспартийных» выступлениях, вновь пытались стать во главе антисоветских движений. «Весенние события 1921 года, — писал В. И. Ленин, — показали еще раз роль эсеров и меньшевиков: они помогают колеблющейся мелкобуржуазной стихии отшатнуться от большевиков, совершить «передвижку власти» в пользу капиталистов и помещиков. Меньшевики и эсеры научились теперь перекрашиваться в «беспартийных»… Такие люди помогают мятежам, помогают белогвардейщине». В другой работе В. И. Ленин, давая оценку позиции меньшевиков и эсеров в этот период, писал: «Как поступили социалисты-революционеры и меньшевики? Все время они колебались и этим усиливали буржуазию. Организация всех русских партий за границей показала, как обстоит сейчас дело. Умнейшие вожди русской крупной буржуазии сказали себе: «Мы не можем победить в России немедленно. Поэтому нашим лозунгом должно стать: «Советы без большевиков»»… Лозунг сейчас таков: борьба против большевиков какой угодно ценой, во что бы то ни стало. Вся буржуазия помогает теперь меньшевикам и социалистам-революционерам. Эсеры и меньшевики являются сейчас авангардом всей реакции…

    Поэтому мы должны продолжать беспощадную борьбу против этих элементов».

    Тяжелое положение страны пытались использовать и «леваки» — левые эсеры и анархисты. Они участвовали в антисоветских выступлениях, своими дезорганизаторскими действиями осложняли трудности. Некоторые из них возрождали подпольные бандитские группы.

    Использовали трудности в стране и петлюровцы, и другие контрреволюционные националистические группы.

    В самый острый момент разгула мелкобуржуазной стихии, учитывая положение страны, интересы и требования крестьян, а также потребности восстановления разоренного народного хозяйства, Ленин предложил заменить продовольственную разверстку натуральным продовольственным налогом, с тем чтобы брать у крестьян лишь часть излишков продовольствия, другую же часть оставлять в их распоряжении, разрешив свободно продавать ее на рынке. Эта мера соответствовала объективным потребностям общества, строящего социализм при активном участии всех народных масс, прежде всего рабочих и крестьян. Основы новой экономической политики были разработаны В. И. Лениным еще в 1918 г.

    X съезд Коммунистической партии, состоявшийся 8—16 марта 1921 г., принял ленинские предложения. Замена продразверстки продналогом и другие мероприятия новой экономической политики позволили Коммунистической партии и Советскому правительству преодолеть политический кризис и сыграли большую роль в стабилизации внутреннего положения в стране.

    >

    2. Разгром антоновщины

    19 августа 1920 г. в селе Каменка Тамбовского уезда подстрекаемые кулаками крестьяне отказались сдавать хлеб по продовольственной разверстке. Вскоре волнение охватило другие села Тамбовского, а затем Кирсановского, Козловского, Моршанского, Борисоглебского уездов Тамбовской губернии и частично Воронежскую губернию. Оно быстро переросло в открытое антисоветское вооруженное выступление. Вначале во главе движения стояли местные вожаки, затем к нему присоединился и возглавил его небезызвестный в Тамбовской губернии авантюрист А. С. Антонов, по имени которого движение получило название антоновщины[4].

    Антонов, происходивший из села Инжавино Кирсановского уезда, в свое время был членом эсеровской партии и отбывал при царизме наказание за экспроприации. После Февральской революции 1917 г. он служил в Кирсанове начальником уездной милиции, а в советское время, захватив в милиции оружие, со своими сподвижниками — милиционером Трескинской волости Петром Токмаковым и членом партии эсеров с 1905 г. Иваном Ишиным — сколотил небольшую шайку из дезертиров и уголовников для борьбы с Советской властью. Он изображал себя «идейным противником» большевиков, но не был организационно связан с какой-либо политической партией, а действовал на свой страх и риск методами бандитизма: убивал коммунистов, продработников, громил и грабил советские учреждения и хозяйства. Летом 1919 г. в банде Антонова насчитывалось уже около 150 человек. Этот авантюрист использовал начавшееся в связи с продразверсткой волнение среди крестьян и своими демагогическими обещаниями и агитацией вовлекал несознательные массы в свою банду. В нее стали вливаться кулаки, некоторые недовольные продразверсткой крестьяне-середняки, белогвардейские элементы и насильно втянутое в антисоветское движение население. В распоряжении Антонова оказалось большое количество оружия.

    Антонов разбил свое «войско» на две «армии». В «первую армию», командовать которой он поставил бывшего полковника царской армии Александра Богуславского, входило 9 «полков». Во «вторую армию», под командованием бывшего подпоручика царской армии Петра Токмакова, входило 4 «полка». Кроме того, под личным командованием Антонова состояли сформированные им несколько отборных особых конных «полков» — оплот антоновщины. Все эти вооруженные силы строились по территориальному принципу: в «полки» (Каменский, Кирсановский, Семеновский и т. д.), состоявшие из 400—1000 человек, включались жители определенного села, района, население которого должно было снабжать бандитские шайки фуражом, продовольствием, лошадьми и пополнять людьми. Во главе мятежных банд стоял так называемый «главный оперативный штаб революционной народной армии», в состав которого входили Антонов (начальник «штаба»), Токмаков, Богуславский и другие «высшие командиры». Для политической работы среди «войска» и населения Антонов образовал Тамбовский губернский «Союз трудового крестьянства» (он помещался в селе Каменка) во главе с И. Е. Ишиным и вожаком восстания в Каменке местным кулаком Г. Н. Плужниковым. «Союз трудового крестьянства» создавал низовые организации в селах, охваченных мятежом, канцелярии, агитационный аппарат, вооруженную милицию для внутренней охраны.

    Антоновское движение с самого начала носило кулацко-эсеровский характер. Оно вело свою родословную от эсеров. В его «программе» содержались требования: установление политического равенства всех граждан, без разделения на классы; созыв Учредительного собрания на основе всеобщего, прямого, равного и тайного голосования (при этом не предрешался вопрос о характере будущего политического строя России — «программа» не требовала даже установления республики); свобода слова, совести, печати, союзов и собраний для всех; социализация земли; допущение русского и иностранного капитала для развития экономической жизни страны. Антоновцы требовали, кроме того: «открытия широкого государственного кредита личности; свободного производства кустарной промышленности», «урегулирования цен на труд и продукты производства фабрик и заводов, находящихся в ведении государства». Они заявили, что для достижения этих целей «организуют добровольческие партизанские отряды и ведут вооруженную борьбу», считая «своей первой задачей свержение власти коммунистов-большевиков».

    Иногда антоновцы агитировали за образование в стране некоего «крестьянского государства» и обещали в нем всему населению «жирную жизнь». В листовке, распространенной среди крестьян, брат Антонова Дмитрий сложил безграмотное «стихотворение», в котором, между прочим, призывал: «Давайте вместе вести борьбу… Устроим по-хорошему жизнь свою… Пусть пламя восстания горит ярче. Народ восстал спасать себя. Этот пожар впереди жирную жизнь сулит… Да здравствует союз всех крестьян… Да здравствует вождь наш Антонов». Несмотря на весьма неопределенную политическую окраску, «программа» антоновцев была безусловно кулацкой и должна была привести к реставрации капитализма в стране.

    Центральные органы эсеровской партии отрицали свою связь с антоновщиной. Эсеры утверждали, что созданные ими весной 1320 г. в Тамбовской губернии «союзы трудового крестьянства» не имели ничего общего с одноименными «союзами», образованными антоновцами. Они заявили, что районный комитет эсеровского «союза трудового крестьянства» постановил воздержаться от участия в восстании, но «был втянут» в это движение. Позже, во время расследования дела членов ЦК партии правых эсеров, советские следственные органы, сделали вполне обоснованный вывод, что партия социалистов-революционеров проводила предательскую политику как по отношению к Советской власти, так и по отношению к обманутым крестьянским массам. Во-первых, эсеры участвовали в работе по подготовке восстания, организовав «союзы трудового крестьянства». Во-вторых, лозунги, с которыми шли повстанцы, являлись не чем иным, как безграмотным изложением обычных эсеровских лозунгов. И, в-третьих, движение, начатое эсерами, было брошено ими на произвол судьбы и отдано в руки «первого попавшегося проходимца».

    Верховный революционный трибунал в приговоре по делу правых эсеров отметил, что тамбовская организация этой партии вместе с левыми эсерами уже в феврале — марте 1920 года вела антисоветскую агитацию среди крестьян и организовывала их на борьбу за «отвоевание власти из рук Коммунистической партии в руки нового временного правительства». «После уборки урожая, — говорилось в приговоре, — вспыхнуло восстание, во главе которого встал Антонов, назвавший себя беспартийным с.-р. и выставивший в основе те же лозунги, какие выставила ранее организация партии с.-р. Связь тамбовской организации партии с.-р. уже после начала восстания с повстанцами поддерживалась. И если партия с.-р. не встала официально во главе этого движения, то это есть результат… политической двойственности, боязни взять на себя ответственность за движение, хотя и вызванное с.-р., но явно шедшее навстречу поражению».

    Антоновское движение, разрастаясь, все более приобретало характер политического бандитизма. Антоновцы зверски расправлялись с коммунистами, продработниками, советскими активистами, грабили советские хозяйства и учреждения. За время мятежа они убили и замучили около 2 тысяч человек. Особенной жестокостью отличался приятель Антонова — «командир» одного из подразделений банды, известный уголовник Васька Карась. Очевидец, побывавший в Тамбовской губернии, в декабре 1920 г. докладывал в ЦК РКП (б) и ВЧК: «В деревнях при поимке товарищей коммунистов они терзают их, отрезая сперва конечности, выкалывая глаза, вскрывают живот и, набивая бумагой и опилками, зажигают живые факелы; насытившись вдоволь муками своих жертв, они изрубливают их и оставляют трупы на земле для кормежки собак, и под страхом смерти никто не смеет убрать трупы, пока банда не скроется. Жертвою этих зверей падают не только товарищи коммунисты, но также и их семьи, и их имущество, и сами жилища сжигаются дотла». Участник восстания старый эсер ф. Подхватилин, разочаровавшийся в «движении» и добровольно сдавшийся советским властям, говорил: «Заговорщики и главари бандитизма — это люди в большинстве своем полуграмотные, крайне грубые и невежественные… Большинство руководителей выпущенной программы восстания не понимает… Они не придерживались ее в своей работе и действиях. Грабеж, пьянство, насилие, безразборчивые убийства и расстрелы тружеников — вот, по существу, их «программа»».

    Вначале местные партийные и советские организации вели борьбу с антоновщиной недостаточно эффективно, и мятеж принял затяжной характер. ЦК РКП (б) и лично В. И. Ленин неоднократно требовали от тамбовских властей скорейшей ликвидации бандитизма, развертывания политической работы среди населения; из центра в Тамбов посылались воинские части. 2 февраля 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) рассмотрело вопрос о событиях в Тамбовской губернии. Были приняты решения усилить политическое руководство в губернии, развернуть там работу с целью оторвать крестьян от антоновских банд, снизить объем продовольственной разверстки, взыскиваемой с крестьян Тамбовщины, послать в Тамбов полномочную комиссию ВЦИК во главе с В. А. Антоновым-Овсеенко и командировать для работы в Тамбовской губернии большую группу партработников.

    12 февраля 1921 г. Центральная междуведомственная комиссия по борьбе с бандитизмом под председательством Ф. Э. Дзержинского постановила усилить Тамбовскую чрезвычайную комиссию но борьбе с контрреволюцией. Туда был командирован особоуполномоченный ВЧК Я. Б. Левин с группой чекистов, а начальником губчека назначен опытный чекист М. Д. Антонов.

    Комиссия ВЦИК приступила к работе в Тамбове с 16 февраля 1921 г. На основании постановления Советского правительства крестьяне Тамбовщины были освобождены от дальнейшего выполнения плана продразверстки, в губернии разрешена свободная торговля хлебом. По решению X съезда РКП (б) Советское правительство объявило о полной отмене в стране продовольственной разверстки и замене ее продовольственным налогом. Комиссия ВЦИКа и местные организации развернули широкую разъяснительную работу среди крестьян. Объявили двухнедельник (с 21 марта по 5 апреля) добровольной явки с повинной крестьян, вовлеченных в антисоветские выступления: их освобождали от наказания за их прошлые преступные деяния. Все эти политические мероприятия положительно повлияли на крестьянские массы. Наметился явный перелом в их настроениях. В Борисоглебском уезде, например, явились с повинной около трех тысяч крестьян, ушедших из антоновских банд. Все добровольно явившиеся были освобождены от наказания.

    Однако антоновские «активисты» продолжали бандитские действия. Теряя влияние среди крестьян, они стали терроризировать и насильно принуждать их участвовать в мятеже. 27 апреля 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б), учитывая изменение настроений крестьянства и начинающееся разложение антоновских банд, поставило перед командованием Красной Армии задачу ликвидировать бандитизм в Тамбовской губернии в течение месяца. В пораженные антоновщиной районы прибыли дополнительные войска, командующим всеми вооруженными силами на Тамбовщине по предложению В. И. Ленина стал М. Н. Тухачевский, а его заместителем И. П. Уборевич. Среди направленных в Тамбовскую губернию войск была и отдельная кавалерийская бригада прославленного героя гражданской войны Г. И. Котовского.

    Главный штаб Красной Армии и руководство ВЧК разработали оперативный план быстрого разгрома антоновских банд. Видное место в плане отводилось чекистским мероприятиям. Чекисты, действуя вместе с войсками, должны были вести разведку в антоновском лагере, в освобожденных районах вылавливать скрывающихся бандитов и содействовать восстановлению работы советских учреждений. Ставилась задача проникнуть в лагерь антоновцев, захватить вожаков движения. Исполнение этих мероприятий поручалось работникам Секретного отдела ВЧК, которым в то время руководил Т. П. Самсонов, и чекистам Тамбовской и Воронежской губерний. Для ведения разведывательной работы в банды были направлены специальные агенты и оперативные работники, среди которых особенно отличался Е. Ф. Муравьев. Под видом председателя Воронежского комитета и члена Центрального комитета левоэсеровской партии Петровича он проник в логово антоновцев, вошел в доверие к их главарям и, пробыв среди них полтора месяца (май — июнь 1921 г.), успешно выполнял задание.

    Об интересных деталях чекистских операций впоследствии рассказал секретарь Тамбовского губкома РКП (б) Б. А. Васильев. «Осенью 1920 года в Тамбове, — писал он, — были ликвидированы два областных эсеровских комитета, которые политически руководили восстанием. После этого разгрома, по всем данным, в городе не было эсеровской организации… Между тем антоновский главный оперативный штаб и волостные повстанческие организации получали из Тамбова весьма точные сведения о передвижениях Красной Армии. Из Тамбова же приходили в деревню политические директивы повстанцам и призывы не падать духом, так как «помощь близка», «в Москве и Питере власть большевиков уже свергнута» и т. д. В целях обнаружения источника и авторов этих документов были сделаны по Тамбову изъятия политически подозрительного элемента. Они обнаружили… что ключ к разгадке на этот раз надо искать не среди эсеров или меньшевиков, а правее.

    Искусными приемами, пользуясь эсерами, которые перешли на нашу сторону, Чека раскрыла «секрет». Оказалось, что фактическим руководителем главного оперативного штаба повстанческой армии был некий Федоров — бывший тамбовский присяжный поверенный, бывший домовладелец и землевладелец, устроившийся под видом представителя Петроградской конторы по закупке лошадей… Федоров чрезвычайно искусно конспирировал. Он имел несколько квартир, держал связь с совработниками, изображал из себя самого последнего спекулянта, которому в высокой степени наплевать на все политические вопросы. Спекулянтом Федоров слыл недаром. Он широко спекулировал золотом и драгоценными камнями, а в последнее время еще и лошадьми, которые бандиты сдавали ему на комиссию для продажи. От бандитов Федоров тщательно скрывал свою настоящую физиономию. Для них он был «товарищ Горский», представитель центрального эсеровского комитета».

    Чтобы ликвидировать шпионскую деятельность Д. Ф. Федорова, чекисты провели сложную операцию. Выступая под видом антоновцев, они вошли в доверие к Федорову и направили его в Москву для переговоров о совместной деятельности антоновцев с руководством некоей антисоветской «московской организации», могущей помочь антоновскому движению. Федорову дали «явку» в Москве… и он попал в чекистскую «ловушку»: в качестве «руководящего деятеля московской организации» в Москве его встретил начальник Секретного отдела ВЧК Т. П. Самсонов.

    Федоров подробно рассказал Самсонову о состоянии и планах антоновского движения, после чего был арестован. Разоблаченный шпион вынужден был сознаться в своей преступной деятельности. Тогда-то и выяснилось, что он исподволь, втайне направлял антоновское движение в кадетское русло и пытался в этих целях связаться с центром кадетской партии через известного ему члена ЦК партии кадетов, бывшего крупного тамбовского землевладельца Н. М. Кишкина, проживавшего в Москве и работавшего в то время во Всероссийском комитете помощи голодающим.

    В чекистскую «ловушку» попал и начальник контрразведки антоновского штаба Н. Я. Герасев («Донской»). По указанию чекистского агента Е. Ф. Муравьева Герасев приехал в Москву, чтобы принять участие в оперативном совещании «штаба московских боевых сил» и в подготовке «всероссийского съезда повстанческих отрядов». И опять, как и в случае с Федоровым, Герасев попал на конспиративную квартиру ВЧК. Его встретил все тот же Т. П. Самсонов и его сотрудники. Они сумели получить от Герасева обстоятельный доклад о положении дел у антоновцев, о их намерениях и арестовали его.

    Наконец, «член ЦК левоэсеровской партии Петрович» провел собрание антоновцев для выбора делегатов на «всероссийский съезд» повстанцев в Москве. «Делегатами» стали один из военных руководителей антоновцев, бывший штабс-капитан Павел Эктов и «начальник политотдела» Иван Ишин. Кроме того, с ними должны были выехать «для получения в Туле оружия» двадцать отборных бандитов и Е. Ф. Муравьев. Их встретили в Москве чекисты под руководством помощника начальника Секретного отдела ВЧК Т. Д. Дерибаса. Антоновцы многое рассказали «членам штаба» контрреволюционной организации (а на самом деле чекистам) и были арестованы.

    Вожаки банды (за исключением Антонова, который в тот период оказался вне поля зрения чекистов) понесли заслуженное наказание. Только Павел Эктов был помилован; он оказал впоследствии серьезные услуги при ликвидации антоновщины.

    Между тем в конце мая 1921 г. командующий советскими войсками М. Н. Тухачевский приступил к решительным боевым действиям против банд антоновцев. Первый удар был нанесен в районе станции Инжавино по «второй армии» антоновцев, возглавляемой Антоновым. Против бандитов действовали конные части: бригада Г. И. Котовского, 14-я отдельная кавалерийская бригада, 7-е Борисоглебские кавалерийские курсы и другие части под общим командованием И. П. Уборевича. Бои продолжались с 29 мая по 7 июня 1921 г., в результате «вторая армия» была разгромлена. Раненый Антонов с небольшим отрядом бандитов бежал.

    Затем начались операции против «первой армии» антоновцев под командованием бывшего полковника Богуславского. Она была окружена в Тамбовском уезде, но 14 июня ушла за Дон, а затем, преследуемая частями Красной Армии, оказалась в Воронежской губернии. 20 июня около г. Урюпинска (Борисоглебского уезда) советские войска настигли антоновцев, и «первая армия» была полностью уничтожена. В одном из боев Богуславский был ранен, пытался бежать, но метким выстрелом одного из бойцов автоброневого отряда ВЧК (под командованием Ю. В. Конопко) был убит.

    В дальнейшем разгром мелких групп и шаек бандитов продолжался. Преследуемые воинскими частями, чекистами, добровольческими отрядами рабочих и крестьян, проклинаемые крестьянами, антоновцы разлагались. Втянутые в банды крестьяне массами уходили от Антонова, являлись с повинной к советским властям, многие из них приняли участие в боевых действиях против бандитов.

    Упорно сопротивлялась «столица» антоновцев — село Каменка. Но и здесь в июне 1921 г. местные крестьяне рассказали воинам Красной Армии и чекистам о местонахождении подземелья, в котором скрывались члены губернского и уездного комитетов «Союза трудового крестьянства». Подземелье было окружено, взято, и там захвачено до 80 «активистов» антоновского движения. В подземелье обнаружены также важные документы канцелярии «Союза трудового крестьянства». 75 «активистов»-антоновцев из Каменки добровольно сдались. Инициатор восстания Г. Н. Плужников был обнаружен крестьянами в лесах района и убит при задержании.

    20 июля 1921 г. председатель комиссии ВЦИК В. А. Антонов-Овсеенко сообщал в ЦК РКП (б): «Банды Антонова разгромлены. Шайки Богуславского уничтожены. Банда Карася вместе со своим атаманом ликвидирована. Бандиты массами сдаются, выдавая главарей. Само крестьянство окончательно отшатнулось от эсеро-бандитского предательства. Оно само вступает в решительную борьбу с разбойными шайками».

    Подводя итоги боев с антоновцами, один из непосредственных участников ликвидации антоновщины — командующий отдельной конной группой по борьбе с антоновщиной К. В. Бриммер приводил впоследствии следующие цифры потерь антоновцев: «С 28 мая по 26 июля добровольно явилось бандитов: с оружием—1260, без оружия — 4325. Взято в облавах: с оружием — 572, без оружия — 4713, взято в плен в боях 985, убито в боях 4515. Всего — 16 370».

    Последняя крупная банда антоновцев (около 500 человек) под предводительством бывшего вахмистра Ивана Матюхина была разбита отрядом Г. И. Котовского в июле 1921 г. Отряд Котовского под видом антисоветской банды — «отряда казачьего атамана Фролова», прорвавшегося с Дона и Кубани, вступил в контакт с бандой Матюхина «для совместной борьбы против Советской власти». Г. И. Котовский, принимавший личное участие в этой операции, сыграл роль «белогвардейского казачьего атамана», а бойцы его отряда — роль казаков. Участие в этой операции принял бывший офицер, служивший у Антонова, Павел Эктов, арестованный ВЧК. По указанию ВЧК Эктов; об аресте которого Матюхин не знал, вместе с отрядом Котовского вошел в расположение банды Матюхина, связался с ее участниками, представил Матюхину Г. И. Котовского как «казачьего атамана Фролова» и рекомендовал вступить в контакт с ним. 20 июля в деревне Кобылинка произошла встреча обоих располагавшихся там отрядов. По этому случаю собрались для встречи члены «штаба» матюхинской банды и комсостав «отряда казаков Фролова». Когда все собрались, Г. И. Котовский и его товарищи в короткой перестрелке уничтожили «штаб» матюхинской банды. А после этого сигнала конники Котовского разгромили всю банду. Только немногим бандитам и раненому Матюхину удалось бежать. Во время этой операции был ранен и Г. И. Котовский.

    Матюхин вскоре снова образовал банду из уцелевших антоновцев. В сентябре 1921 г. она была окончательно ликвидирована. Отважные чекисты В. Г. Белугин и Ч. М. Тузинкевич проникли в эту банду, вошли в доверие к ее главарю, а затем в условленный момент вызвали из Тамбова отряд красноармейцев, который по данному ими сигналу напал и разгромил бандитов. При этом сотрудник Особого отдела армии В. Г. Белугин лично застрелил главаря банды Матюхина. Другой чекист, Чеслав Тузинкевич, геройски погиб в этом бою.

    Наконец наступил и конец вожака мятежа Антонова, который скрывался в тамбовских лесах. 24 июня 1922 г. в селе Нижний Шибряй Борисоглебского уезда отряду Тамбовского губернского отдела ГПУ под командованием М. И. Покалюхина удалось выследить Александра Антонова, укрывавшегося со своим братом Дмитрием в избе Н. И. Катасоновой. При попытке задержать их Антоновы оказали вооруженное сопротивление и оба были убиты в перестрелке. В чекистском отряде по поимке Антоновых участвовали и бывшие антоновцы. Один из них, Михаил Ярцев, и застрелил вожаков бандитизма. Крестьяне благодарили чекистов за избавление от антоновщины.

    >

    3. Разгром мятежа изменника Сапожкова

    Антисоветские мелкобуржуазные движения развернулись также в Саратовской и соседних с нею губерниях. Немалое влияние на них оказал мятеж, поднятый изменником Сапожковым.

    Александр Сапожков, сын зажиточного самарского крестьянина, во время войны 1914–1918 гг. дослужился в царской армии до чина подпоручика. В 1917 г. он примкнул к левым эсерам, принял участие в Октябрьской революции в Саратовской губернии и пытался даже вступить в большевистскую партию. Но он постоянно колебался в политическом отношении и подпадал под кулацкое влияние. Как военный специалист Сапожков занимал ответственные посты в Красной Армии: с февраля 1919 г. командовал 22-й дивизией и участвовал в военных действиях на Уральском и Южном фронтах.

    Находясь со своей частью в 1920 г. в Новоузенском уезде Саратовской губернии, где происходили кулацкие выступления, Сапожков зачастую открыто выражал солидарность с этими выступлениями. Он требовал от местных властей прекращения продовольственной разверстки, введения свободной торговли. Формируя на территории Новоузенского, Пугачевского, Бузулукского и Самарского уездов новую, 2-ю Туркестанскую дивизию, Сапожков принимал в состав дивизии не только местных дезертиров, но и соседних реакционных уральских казаков, а на командные посты назначал своих друзей, зараженных анархо-эсеровскими настроениями. В его частях почти открыто велась антисоветская агитация.

    Когда командованию Заволжского военного округа стало известно о неблагополучии в частях формируемой дивизии, командующий войсками округа К. А. Авксентьевский в июле 1920 г. снял Сапожкова с поста начальника дивизии и назначил на его место другого. Эти события и послужили непосредственным поводом к мятежу. Сапожков призвал комсостав дивизии к неподчинению командованию военного округа, а 13 июля в Бузулуке начал открытый вооруженный мятеж.

    Главным лозунгом сапожковского мятежа был лозунг: «Долой продразверстку, да здравствует свободная торговля!» Сапожков выдвигал еще и «левацкие» требования: выступал против «комиссаров», «спецов», «белогвардейцев», требовал «правильного распределения предметов, необходимых населению» и т. п. Оплотом его стали кулаки и дезертиры Пугачевского, Новоузенского, Бузулукского уездов, а также соседние реакционные казаки. Свою банду он пышно назвал «1-й армией правды», в некоторые моменты ее численность достигала 2500 человек.

    Банда Сапожкова заняла Бузулук, его районы и повела наступление в сторону Пугачева, Новоузенска, Уральска. Однако уже через несколько дней, 17 июля, отряды Заволжского военного округа, ЧОН и ВОХР очистили от мятежников Бузулук и железную дорогу. Тогда Сапожков разделил банду на две части: одна, под командованием его помощников Серова и Усова, двинулась на Уральск, другая, под его личным командованием, — на Новоузенск.

    В телеграмме от 2 августа 1920 г., адресованной Ревкому Уральской области, президиуму Саратовского исполкома и в копии командующему Заволжским военным округом и губкомам партии Саратова и Уральска, В. И. Ленин писал: «Бывшим начдивом 2-й туркдивизии Сапожковым поднято восстание в Бузулукском районе. Сапожкову удалось привлечь на свою сторону некоторые красноармейские части и часть кулацкого населения и в настоящее время он стремится пробиться на Новоузенск и далее, вероятно к низовьям реки Волги и Урала. С целью облегчить борьбу с Сапожковым и воспрепятствовать его успешному бегству предлагаю: 1) обязать все ревкомы и исполкомы оставаться на местах до последней возможности, энергично ведя агитацию против изменника и всячески препятствуя его агитации среди населения; 2) направить в распоряжение командарма ряд серьезных работников; 3) установить самую тесную связь между подчиненными вам ревкомами и исполкомами и воинскими отрядами, обеспечив согласованность действий, принять меры к охранению технической связи; 4) вести самое тщательное наблюдение за движением отрядов Сапожкова, используя местных жителей, сообщая результаты наблюдения ближайшим войсковым начальникам; 5) пресекать в корне всякое проявление сочувствия и тем более содействия местного населения Сапожкову, используя всю полноту революционной власти; в тех случаях, где содействие имело место, потребовать выдачу виновных главарей; от селений, лежащих на пути следования отрядов Сапожкова, брать заложников, дабы предупредить возможность содействия. Настоящее распоряжение требует самого срочного и энергичного выполнения под личной ответственностью всех исполнителей.

    Предсовтрудобороны

    Ленин».

    Руководствуясь этими указаниями, местные власти приняли меры к ликвидации мятежа.

    В результате военных действий частей Красной Армии, среди которых особенно отличились курсанты Борисоглебских кавалерийских курсов, саратовские и самарские отряды ЧОН, банда Сапожкова постепенно таяла: от «1-й армии правды» после августовских боев осталось всего 60–80 человек, от банды Серова и Усова — 20–30 человек. Но Сапожков вновь продолжал формировать банды, силой заставляя крестьян воевать против Советской власти.

    5 сентября 1920 г. банда Сапожкова была окончательно разгромлена у озера Бак-Баул, а сам Сапожков убит. Его ближайшие сподвижники Серов и Усов с отрядом около 300 человек скрылись в степях.

    Ранней весной 1921 г. в Саратовской губернии снова усилились антисоветские выступления. Теперь они коснулись не только крестьянских районов, но и центра губернии — города Саратова, в котором возникли брожения среди части рабочих и служащих, страдавших от недостатка продовольствия и других трудностей.

    Когда Саратовский горсовет вынужден был сократить продовольственный паек трудящимся, на некоторых предприятиях города (особенно в железнодорожных мастерских) под влиянием эсеро-меньшевистской агитации начались волнения. Раздавались призывы объявить политическую забастовку, связаться с оперирующими в деревнях бандами.

    Разъяснительная работа, проведенная партийными и советскими организациями, решительная борьба с контрреволюционерами и зачинщиками «волынок» улучшили обстановку в городе. Часть подпавших под влияние эсеров и меньшевиков рабочих отшатнулась от контрреволюционеров.

    26 марта 1921 г. в обращении к населению председатель Саратовской губернской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией отмечал:

    «Не довольствуясь кровавыми уроками всей гражданской войны, с.-р. вкупе с явными белогвардейцами пошли на поднятие организованного восстания против власти рабочего класса…

    Уничтожена масса заготовленного для рабочих и красноармейцев продовольствия, сорвана совершенно посевная кампания, убиты, истерзаны не один десяток сознательных рабочих и крестьян. Одновременно искусственно пытались вызвать волнения среди рабочих и красноармейцев г. Саратова, дабы подготовить почву для взятия бандитами Саратова…

    Установлено, что скопление бандитских сил на территории губернии и внутренние волнения в Саратове представляют из себя осуществление одного плана, руководимого из одного центра бело-эсеров…».

    Резкое усиление колебаний мелкобуржуазной стихии в Саратовской губернии было связано также с разрушительной работой вторгшейся сюда банды изменника К. Т. Вакулина, служившего в Красной Армии и поднявшего мятеж в слободе Михайловка Усть-Медведицкого округа Донской области. Прорвавшись в Саратовскую губернию, банда Вакулина поддержала антисоветские настроения местных кулаков. Вакулин агитировал крестьян за «раздел» советских амбаров с семенным и продовольственным зерном, собранным в порядке продразверстки. Началось расхищение зерна в Камышинском, Новоузенском и Пугачевском уездах. Львиная доля похищенного, конечно, попадала к кулакам.

    После того как Вакулин 17 февраля 1921 года был убит в бою, командование бандой перешло к его помощнику — донскому казаку Ф. Попову, и последний действовал в Саратовской губернии до апреля, когда банда была окончательно разгромлена.

    Весной 1921 г. активизировались бандиты из бывшей сапожковской банды, скрывавшейся в степях в Новоузенском уезде. Ими командовал сподвижник Сапожкова Серов. Свою банду Серов назвал «группой восставших войск воли народа» и проводил для пополнения ее принудительные мобилизации среди крестьян.

    В 1921 г. бандитам удалось на короткое время захватить Камышин, Хвалынск, Ртищево, Пугачев. Они расхитили свыше 2 миллионов пудов хлеба, убили несколько тысяч рабочих и крестьян. Головорезы банды Серова сожгли живьем на хуторе Вольница 13 красных партизан. Другая банда спустила живыми под лед 20 крестьян села Тетеровятки и коммунаров сельскохозяйственной коммуны «Пионер».

    21 марта 1921 г. пленум Саратовского губисполкома постановил создать Саратовский революционный комитет (Сарревком) как высшую власть в губернии. Председателем ревкома утвердили старого большевика М. Васильева. Ревкомы создавались также в уездах и волостях. Ими была проведена большая разъяснительная, политическая и организационная работа. Советское правительство отпустило населению Саратовской губернии 2 миллиона пудов хлеба в качестве продовольственной и семенной помощи. При воинских частях образовывались специальные чекистские следственные отряды, которые вели борьбу с действующими в подполье бандитами и их соучастниками. Выездные сессии ревтрибуналов на местах рассматривали судебные дела бандитских вожаков.

    Все эти меры, а особенно начавшееся осуществление новой экономической политики, положительно отразились на настроениях крестьянства. Десятки и сотни крестьян покидали банды, возвращались в деревни и приступали к мирному труду. Многие из них стали сопротивляться принудительным мобилизациям в бандитские шайки, помогали частям Красной Армии вылавливать бандитов. В некоторых волостях крестьяне, вооружившись чем попало, сражались с бандитами. Началось и разложение банд. В середине апреля 1922 г. части Красной Армии разгромили банду Серова, который едва успел бежать. Наконец к августу 1922 г. бандитизм в Саратовской области был окончательно ликвидирован.

    >

    4. Политический бандитизм на юго-востоке страны

    Весьма остро протекали кулацкие выступления в Юго-Восточном крае страны: на Дону, в Астраханском крае, особенно в Калмыкии, на Северном Кавказе — в Кубано-Черноморской, Терской областях и Ставропольском крае.

    После поражения Деникина здесь остались многие соучастники его преступлений, рассеявшиеся по станицам, селам и городам. Добровольческая армия и белоказачий актив как бы рассыпались по территории обширного края, готовые в любую минуту вновь выступить против Советской власти.

    Тяжелый хозяйственный кризис, изъятие хлеба у крестьян и казаков в порядке продовольственной разверстки, трудовая повинность, мобилизация в связи с советско-польской войной, аннулирование деникинских денег без замены их советскими — все это вызывало недовольство крестьян и казаков и способствовало росту антисоветских настроений, дезертирства, образованию банд. Советское правительство объявило амнистию всем лицам, служившим в деникинских и казачьих бандах. Но активные белогвардейцы, чувствовавшие за собой вину, не доверяли амнистии, скрывались и часто искали убежища в бандах.

    Таким образом, кадры бандитизма на Северном Кавказе состояли из «зеленых» — дезертиров и скрывавшихся от репрессий; закоренелых белогвардейцев — офицеров, жандармов, представителей буржуазной интеллигенции, порвавших с самого начала с Советской властью; фанатичных врагов Советской власти из числа богатых казаков и кулаков. Кроме того, в рядах мятежников оказывались уголовники, авантюристы, лица, попадавшие в отряды в результате проводимых повстанцами так называемых летучих мобилизаций. В связи с этим политическая окраска бандитских движений была весьма пестрой.

    Большую помощь контрреволюционерам Северного Кавказа оказывало меньшевистское правительство Грузии. Несмотря на мирный договор, заключенный с правительством Советской России 7 мая 1920 г., оно приютило на своей территории ряд антисоветских организаций. Крупнейшей из них был «Комитет помощи генералу Врангелю» или, как его еще называли, «Комитет освобождения края от большевиков», возглавлявшийся генерал-лейтенантом князем Меликовым и Тумановым. «Комитет» имел в своем распоряжении огромные денежные средства и являлся базой врангелевского влияния на Северном Кавказе. Он направлял агентов в советский тыл, чтобы объединить и организовать всех контрреволюционеров под единым врангелевским знаменем. В Тифлисе находились также бежавшие члены кубанского «правительства» во главе с Тимошенко, терского «правительства» во главе с Букановским, горского «правительства» во главе с Тапа Чермоевым.

    Летом 1920 г. мелкие разрозненные антисоветские отряды бело-зеленых на Кубани превратились в «Армию возрождения России», главари которой пытались сформулировать собственную политическую программу. В ней были требования созвать Учредительное собрание, передать землю «трудовому народу» и т. п. Все это, однако, служило лишь прикрытием фактических целей антисоветского движения, находившегося под влиянием и управлением белогвардейцев. Командующим «армией», состоявшей из нескольких тысяч вооруженных казаков и кулаков, являлся явный монархист генерал М. А. Фостиков, а командирами частей — бывшие деникинские офицеры, выполнявшие указания врангелевского военного штаба.

    14 августа на побережье Азовского моря в районе станицы Приморско-Ахтарской (южнее Ейска) высадился десант из отборных офицерских и казачьих врангелевских частей под командованием генерала С. Г. Улагая. Затем по соседству высадились другие такие же десанты. Эти операции тщательно подготовлялись, на них возлагались серьезные надежды. Врангель решил захватить Кубань, соединиться здесь с бело-зелеными отрядами и свергнуть Советскую власть. Он предполагал, что местное население окажет десантам активную поддержку. В приказе по войскам десанта генерал Улагай специально предупреждал офицеров, казаков и солдат: «Кубанцы! Развал армии Деникина совершился только исключительно благодаря грабежам и насилиям войск над мирным населением. Все… города… провожали нас с ненавистью… Надо идти к населению с чистыми руками и совестью, иначе мы вновь погубим то, что создадим тяжелыми усилиями и потерями». Улагай грозил расстрелом за малейший грабеж и «ничтожнейшее насилие» над населением. Но все эти приказы не достигали цели. Население видело во врангелевских десантниках прежних деникинцев. Между казачье-крестьянской Кубанью и реакционной врангелевщиной было непримиримое противоречие. Объявленная Улагаем мобилизация в армию провалилась. Части Красной Армии разбили его десант. Разгромлена была и «Армия возрождения России». Фостиков со своими людьми бежал в Грузию, а оттуда к Врангелю.

    Весною 1921 г. антисоветское движение на Северном Кавказе усилилось. В Баталпашинском отделе Кубанской области под командованием полковника Серебрякова возникла вооруженная группа так называемых «Народных войск Северного Кавказа», которая к маю 1921 г. насчитывала более четырех полков. К тому времени в Ейском отделе сформировался другой отряд (полковника Жукова), назвавшийся «дивизией помощи русской армии генерала Врангеля». Эти две мятежные группы сообща вели разрушительную работу в тылу советских войск, обманом вовлекая в нее казаков и крестьян.

    К 25 мая 1921 г. основные силы Жукова и Серебрякова были разгромлены Красной Армией. Остатки их бежали в горы. «Главком» Серебряков был взят в плен и понес заслуженное наказание.

    В сентябре — октябре 1921 г. на Кубани образовалось подпольное «Кубанское временное повстанческое правительство» в составе полковника Савицкого, бывшего члена Кубанской рады Пилюка и Малиновского. Из разрозненных банд казаков, под командой генерала Пржевальского (он же Марченко) «правительство» сформировало «Кубанскую повстанческую армию», которая в сентябре предпринимала активные боевые действия. Она подступила почти к самому Екатеринодару (ныне Краснодар). Но подоспевшие части 1-й Конной армии остановили мятежников, 22 сентября у села Белого они потерпели окончательное поражение. «Кубанская повстанческая армия» была ликвидирована, а ее руководители — Савицкий, Пилюк, Малиновский и другие — преданы суду.

    Оживились в 1920–1921 гг. и антисоветские движения среди горских народов Северного Кавказа. На сцену вновь вышли националистические вожаки горской контрреволюции, скрывавшиеся в горах или бежавшие в Турцию и Грузию. Нажмуддин Гоцинский опять объявил себя имамом Дагестана и Северного Кавказа; к нему присоединился полковник Кайтмас Алихапов; им удалось поднять на мятеж во имя «защиты ислама» отсталые массы горских крестьян отдаленных районов Гунибского, Андийского и Аварского округов. Вождем восстания был объявлен внук Шамиля, молодой офицер французской службы Саид-бей. К октябрю 1920 г. мятеж принял широкие размеры. Против мятежников были направлены части Красной Армии. К маю 1921 г. они закончили очищение Кавказских гор от антисоветских банд. Главари мятежа бежали (Саид-бей — в Турцию, Гоцинский — в горы Чечни), полковник Алиханов погиб.

    Немалую роль в развитии бандитских движений 1920–1921 гг. на юго-востоке страны играли события в Калмыцкой степи. Здесь, в малолюдных местах, оперировали многие белогвардейские, казачьи, кулацкие банды; находили прибежище разбитые Красной Армией банды, скрывались дезертиры, уголовники, скотокрады.

    Местное отсталое кочевое калмыцкое население, разоренное войнами и эксплуатацией своей родовой знати и духовенства (князей, зайсангов — дворян, лам), влачило нищенское существование и пополняло кадры всевозможных банд, действующих в степях. Калмыцкие князья и зайсанги, в прошлом пресмыкавшиеся перед царскими чиновниками, после Октября вступили в союз с реакционным казачеством, с деникинцами.

    Многие обманутые калмыки по призыву своих реакционных вожаков входили в дезертирские «зеленые» банды и продолжали вести борьбу с Советской властью.

    В 1919–1921 гг. в Хошеутовском и Богацехуровском улусах орудовала банда зайсанга Дорджи Онкорова; ее состав в отдельные периоды достигал 1000 всадников, среди которых были и русские казаки. Банда боролась за восстановление прежних дореволюционных порядков в степи, в частности нарушенного революцией калмыцкого родового строя. Бандиты совершали зверские убийства советских работников и активистов, грабили продовольственные склады, угоняли табуны скота и терроризировали местное население.

    Советские отряды неоднократно разгоняли банду, но она вновь воскресала. В конце концов она разбилась на мелкие уголовные шайки.

    Самой крупной в калмыцких степях была банда Маслака, действовавшая в 1921 г. в западной части области, граничащей с Сальским округом и Ставропольской губернией.

    Главарь банды Маслак в свое время служил командиром бригады конной армии Буденного. За неподчинение приказам военного командования и другие злоупотребления решено было предать его суду военно-революционного трибунала. Узнав об этом, Маслак снял с фронта свои части и, обманув солдат, повел их в калмыцкие степи. Он объявил солдатам, что выступает против «несправедливостей органов Советской власти». «Всякая власть, — говорил он, — насилие. Анархия — мать порядка».

    Появившись в степях Манычского улуса, Маслак имел в своем распоряжении 500 бойцов, 18 пулеметов и 2 орудия. Для борьбы с этой бандой царицынское военное командование направило специальный конный отряд, который в марте 1921 г. нанес ей первое поражение в Малодербетовском улусе.

    Однако Маслак продолжал бандитские похождения: занял Яш-куль, Чилгир, Улан-Эрге и Бургун-Сала, разгромил в этих местах все учреждения и убил многих советских работников. 29 апреля банда Маслака заняла ставку улуса — Элисту. Здесь бандиты расстреляли 75 захваченных в плен красноармейцев и 25 ответственных работников.

    В июле 1921 г. на границе с Донской областью советские воинские подразделения настигли и разгромили значительную часть банды Маслака. В бою был убит и сам Маслак. В банде начался разброд, и вскоре она разделилась на мелкие уголовные шайки.

    В августе 1920 г. в Оргакиновском аймаке Манычского улуса образовалась казачья банда в составе 10 человек. Соединившись затем с мелкими шайками дезертиров, она вскоре превратилась в крупную банду «зеленых», командирами которой стали дезертир И. М. Дараганов и казак Г. С. Андрианов. В составе этой банды были исключительно русские дезертиры, казаки, кулаки. В Манычском улусе и в районах северной части Ставрополья банда убивала коммунистов и советских работников, грабила кооперативные лавки и учреждения.

    8 июня 1922 г. видный калмыцкий советский деятель— председатель калмыцкого представительства при Наркомате по делам национальностей Амур-Санан и председатель уисполкома Барыков во время поездки по району на автомашине возле села Янушковское были внезапно окружены и схвачены бандой Дараганова — Андрианова. Бандиты хотели тут же расправиться с представителями Советской власти. Амур-Санан, однако, обратился к бандитам с речью, убеждая их прекратить бандитскую деятельность, сдаться Советской власти и просить о применении к ним амнистии. Он обещал свое содействие в этом, если они искренне и честно хотят вернуться к мирной жизни. Бандиты выслушали Амур-Санана и заявили, что они давно уже тяготятся своим положением и согласны сдаться. Но они желают получить гарантии безопасности. Для этого банда направилась в Бюдермис-Кюбетовский аймак, задержала здесь весь состав исполкома и ответственных работников и объявила их, как и ранее задержанного Амур-Санана, заложниками. Одного из захваченных, члена уездного исполкома Егорова, бандиты направили в Большедербетовский уездный исполком, чтобы он рассказал там, что бандиты готовы сдаться и освободить всех заложников, если уездные власти гарантируют жизнь всем членам банды и предоставят в ее распоряжение все имеющееся в уезде оружие. Бандиты определили срок, когда должен поступить ответ исполкома, пригрозив в случае неявки Егорова расстрелять всех заложников.

    Большедербетовское уездное военное совещание, заслушав сообщение явившегося Егорова, обсудило все обстоятельства дела. Уверенное в том, что бандиты сдадутся, совещание согласилось выполнить их требования. Егоров возвратился к бандитам; сюда же прибыли делегаты уездных властей с привезенным оружием, которое они вручили бандитам. И тогда бандиты освободили всех захваченных заложников, кроме Амур-Санана. Теперь бандиты потребовали еще и выдачи им легализующих документов. Уездное военное совещание удовлетворило и это требование. В постановлении совещания указывалось: «Принимая во внимание неподдающуюся учету колоссальную пользу, которую приносит т. Амур-Санан своею деятельностью… а также то чрезвычайно важное обстоятельство дела, что с ликвидацией банды Дараганова и Андрианова несомненно наступит успокоение в уезде… Увоенсовещание постановило: 1) весь отряд банды Дараганова и Андрианова амнистировать на основании существующих положений центра; 2) ходатайствовать перед ВЦИК об утверждении амнистии; 3) выдать амнистированному отряду соответствующие документы».

    Теперь банда освободила и Амур-Санана. 9 июня 1922 г. Андрианов и Дараганов от имени отряда подали следующее ходатайство: «Во Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет.

    От отряда зеленых в числе 35 человек под командованием гр. гр. Андрианова Григория Семеновича и Дараганова Ивана Михайловича.

    Мы, 35 человек, вот уже три года как скитаемся из края в край, не имея нигде приюта и отдыха. Одни из нас попали в такое положение просто по недоразумению, в силу нашей неграмотности, другие — в силу неумения правильно разрешать вопросы представителями местной власти. Ведя партизанскую войну, мы все глубоко верили, что высшая Советская власть, если бы она знала наше положение, т. е. каким образом мы дошли до жизни такой, она обязательно дала бы нам жизнь, дала бы возможность заняться мирным трудом.

    Но не было случая, когда мы могли бы по нашему желанию довести до сведения высшей власти. Теперь нам представился счастливый случай: мы наткнулись на члена ЦИК Амур-Санана, он, будучи совершенно безоружный и одинокий — словом своего убеждения заставил нас подчиниться ему беспрекословно, и мы изъявили с радостью согласие написать настоящее ходатайство. Мы его отпустили с миром и вернули пулемет и винтовки, которые были взяты нами в ставке Башанта Большедербетовского уезда Калмыцкой Автономной Области…

    Мы с надеждой ждем амнистию, чтобы с радостью взяться за мирный труд. То обстоятельство, что амнистия для нашего отряда раскатится могучим эхом среди всех отверженных, а их так много по всему Северному Кавказу, они широким потоком польются в берега мирной жизни».

    22 июня 1922 г. Президиум ВЦИК постановил амнистировать отряд зеленых в числе 35 человек.

    В 1922 г. с бандитизмом на юго-востоке страны в основном было покончено. Лишь кое-где продолжали орудовать раздробленные, мелкие уголовные шайки, вылавливаемые милицией. Крестьянство, трудовое казачество, горские народы этого края, одобрив новую экономическую политику Советской власти, отказали авантюристам и белогвардейцам в какой-либо поддержке.

    >

    5. Разгром кулацкого мятежа в Западной Сибири

    Антисоветские кулацкие выступления в 1920–1921 гг. происходили и в Западной Сибири.

    31 января 1921 г. в северных волостях Ишимского уезда Тюменской губернии и в районе Усть-Ишима (на границе Тобольского и Тарского уездов) начались антисоветские выступления. Вскоре весь север Ишимского уезда был охвачен восстанием, которое стало распространяться на соседние уезды. К середине февраля оно охватило все уезды Тюменской губернии, а также прилегающие Петропавловский уезд Омской губернии, Курганский уезд Челябинской губернии, Камышловский и Шадринский уезды Екатеринбургской губернии. Незадолго до восстания кое-где в этих местах происходили так называемые «женские волынки». В Белозерской, Иковской, Падеринской и Усть-Суерской волостях Курганского уезда женщины собирались у сельских Советов и требовали прекращения изъятия хлеба по продовольственной разверстке. Они задерживали подводы с хлебом, направлявшиеся в город, ссыпали хлеб в сельские амбары и кричали: «Долой продразверстку!» Было ясно, что «женские волынки» искусно направлялись вражеской рукой. Затем они сменились кровавыми выступлениями.

    Повстанцы перерезали железнодорожный путь, связывающий Сибирь с Центральной Россией, прервали доставку хлеба в голодные районы страны, захватили ряд городов Западной Сибири, в том числе Ишим, Петропавловск, Тобольск, Березово, Обдорск, Барабинск, Каинск, и подошли на 4–8 километров к Тюмени.

    Антисоветские восстания в Западной Сибири имели свои особенности по сравнению с другими антисоветскими кулацкими выступлениями 1921 г. В Сибири удельный вес кулацкой прослойки был самый высокий в стране: кулацкие хозяйства составляли в 1920 г. 13,8 % всех крестьянских хозяйств и засевали 36,8 % общей посевной площади. Середняки также находились в более выгодном положении, чем в Центральной России: в 1920 г. они засевали 44,8 % всех посевных площадей и производили более 2/3 товарного хлеба. В деревнях и городах Сибири еще и в 1921 г. сказывалось влияние дореволюционных купцов и промышленников. Здесь нашли приют белогвардейские офицеры, оставшиеся после разгрома колчаковской армии. Поэтому в Сибири имелось еще достаточно горючего материала, способного поддерживать антисоветские выступления.

    Наиболее полно и конкретно «идеалы» и политическая платформа кулацкого движения в Западной Сибири воплотились в деятельности мятежников Тобольска, находившегося под их властью с 20 февраля по 8 апреля 1921 г. 1 марта 1921 г. в статье под заглавием «Основные принципы организации народной власти» некий местный кулацкий «теоретик» с ученым видом доказывал, будто в русских национальных условиях «истинное народовластие» есть «власть, избранная пахарями», так как де 80 % населения России составляют крестьяне-землепашцы. Вот такую «крестьянскую диктатуру», основной задачей которой было восстановление частной собственности, и пытались установить главари мятежа.

    В Тобольске они образовали «городской крестьянский совет», пытавшийся распространить свою власть на окружные села и уезды, включенные в так называемую «Тобольскую федерацию». Состав «крестьянского совета» весьма показателен. В числе его 18 членов не было ни одного рабочего, ни одного крестьянина-бедняка. Главари кулацкой власти не допускали в состав «совета» даже представителей созданного после переворота «временного бюро профсоюзов», который устами своих лидеров из «социалистов» высказывался за поддержку «новой власти». После настойчивых домогательств и торга эсера Корякова с уполномоченными «власти» президиум «городского крестьянского совета» 1 марта принял постановление: «Признать такое представительство (профсоюзов в совете) принципиально приемлемым, но с совещательным голосом». Решающие голоса получили в «совете» кулаки, торговцы и черносотенные элементы, вплоть до открытых монархистов. Председателем «городского крестьянского совета» стал кадет Степанов.

    Заправилы восстания на первых порах не решались ликвидировать советскую форму правления, пользовавшуюся доверием у населения. В большинстве случаев они сохраняли местные сельские Советы и волисполкомы, но путем исключения из них коммунистов и включения кулаков делали их пригодными для своих целей. Здесь на практике осуществлялся новый лозунг контрреволюции — «Советы без коммунистов». Чтобы не отпугнуть трудовое крестьянство и рабочий класс, главари повстанцев заявили, что о возврате земли помещикам и о нарушении закона о 8-часовом рабочем дне «не может быть и речи». Они приспособили к нуждам владельцев предприятий советский кодекс о труде, исключив из него ряд положений, гарантирующих трудящимся право на отпуск, на пособия по болезни и безработице. Кулацкая власть Тобольска использовала царские судебные уставы 1864 г. как «готовый стройный кодекс» и провела на их основе выборы окружного суда. Это не помешало «главнокомандующему» Желтовскому образовать и «военно-следственную комиссию», которая, вопреки всякой законности, расправлялась с коммунистами и лицами, сочувствовавшими Советской власти. За время кулацкого господства в Тобольске мятежники расстреляли около 200 советских и партийных работников.

    Когда кулацкий отряд под командованием бывшего колчаковского офицера Третьякова, посланный из Тобольска, занял Сургут, тобольская «власть» 14 марта 1921 г. телеграфно распорядилась образовать там «городской крестьянский совет». Одновременно предлагалось упразднить советские учреждения: райпродком, милицию, суд, отдел записей актов гражданского состояния и т. д. Взамен их восстанавливались по образцу бывших царских учреждений продовольственная управа, полицейская охрана, судебные учреждения, действовавшие по царским уставам. Предписывалось записи актов гражданского состояния производить в церквах. Объявлялась полная свобода торговли, частного предпринимательства и собственности. Во главе сургутского «городского крестьянского совета» стал крупный кулак А. Кондаков. Кулацкая власть продержалась здесь с 9 марта по 22 мая 1921 г.

    Бывшие колчаковские офицеры мобилизовали мужское крестьянское население захваченной контрреволюцией территории и создали довольно крупные вооруженные силы мятежной «народной армии». Председатель Тюменского губисполкома С. Новоселов на 3-м губернском съезде Советов говорил: «Характерной чертой бандитизма служат якобы «народные», «мужицкие» стремления к свободе. Нам попали в плен несколько командиров «народной армии», простые мужики. Им задаешь вопрос, почему они шли против Советской власти. Получаешь ответ: «Не знаю, приказали». «А кто приказал?» — «Не знаю, штаб». И вот, проходя по цепи этих приказаний, приходится убедиться, что руководителями «народной власти» были «народники» в золотых погонах». «Штаб сибирского фронта», руководивший ишимско-петропавловской группой повстанческих отрядов, возглавлял бывший поручик царской армии Родин. «Главнокомандующим» тобольской «народной армией» был Желтовский, начальником штаба — полковник Сватош, бывший адъютант чехословацкого генерала Гайды. «Войсками», наступавшими на Петропавловск, командовал бывший полковник Кудрявцев, на Сургут — бывший колчаковский офицер Третьяков. Казачьей «Сибирской кавалерийской дивизией» командовал полковник Токарев, голышмановской группой — офицер Свириденко. Мелкими сельскими отрядами повстанцев командовали местные кулаки.

    Повсюду на территории, захваченной повстанцами, сельские кулаки жестоко расправлялись с беднотой, с учителями и советскими работниками. Вот характерное сообщение о действиях бандитов: «Красногорская волость Ялуторовского уезда. Одиннадцатилетний мальчик — сын коммуниста в Красногорской волости — убит бандитами ударом железной остроконечной пики в голову. Белыми вырезана огромная по численности, около 200 человек, Красногорская коммуна. В Ялуторовском и Заводоуковском селах разграблены ссыпные пункты. Есть много случаев убийства учителей, арестов и увоза их неизвестно куда. Зверски убит и выброшен в озеро один весьма преклонных лет коммунист по фамилии Комальцев».

    Борьбу с мятежниками вели вначале местными силами. Однако масштабы мятежа потребовали вмешательства центральной власти. ЦК РКП (б) и СНК приняли экстренные меры. Для ликвидации мятежа и для борьбы с кулацкими бандами Главное командование вооруженных сил республики направило воинские соединения Красной Армии, в том числе 21-ю стрелковую дивизию, кавалерийскую бригаду, Казанский и Сибирский пехотные полки, состоящие из курсантов, Вятские пехотные курсы, 121-й и 122-й кавалерийские полки, четыре бронепоезда и др. Их возглавил помощник главнокомандующего войсками РСФСР по Сибири В. И. Шорин. Район мятежа был разбит на три участка: северный (Ишимский), южный (Петропавловский), западный (Камышловско-Шадринский). В ночь на 16 февраля 1921 г. части Красной Армии освободили Петропавловск. 18 февраля разбили голышмановскую группу мятежников в районе железной дороги, соединяющей Сибирь с Центральной Россией, и к 25 февраля отбросили банды от линии железной дороги. В первых числах марта железнодорожное сообщение на линии Омск — Челябинск было восстановлено. В марте Красная Армия начала наступление на Тобольск и 8 апреля освободила его. Там был захвачен главный «повстанческий» штаб. Остатки банд вместе с главарями «народной армии» Желтовским, Сватошем, Силиным, Степановым бежали на север. В мае экспедиционные отряды Красной Армии окончательно разбили банды кулаков, оперировавшие в северных уездах Тюменской губернии. Желтовский, его адъютант Крупинин, полковник Сватош и начальник штаба кулацкой армии Силин были убиты; председатель тобольского «крестьянского совета» Степанов и командующий войсками Данилов взяты в плен. 22 мая был освобожден Сургут, в конце мая — Обдорск.

    После ликвидации основных сил мятежников в отдельных селах действовали еще мелкие части и банды, скрывавшиеся в лесах. В июне 1921 г. 3-й губернский съезд Советов объявил двухнедельник добровольной явки. Потом в Тюменской губернии прошел трехнедельник добровольной явки. 1 октября председатель Тюменского губисполкома Макаров говорил на собрании коммунистов города: «Проведенный трехнедельник добровольной явки бандитов дал удовлетворительные результаты, и сейчас остаются в лесах небольшие шайки бандитов, делающие налеты на склады и населенные пункты. Есть случаи убийства ответственных работников на местах». Борьба с бандитскими шайками продолжалась до конца 1921 г., когда наконец политический бандитизм в Сибири благодаря наступившему в настроениях среднего крестьянства перелому был ликвидирован.

    Немалую роль в ликвидации бандитизма сыграли чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией. В феврале 1921 г., в разгар выступлений мелкобуржуазной стихии, органы чрезвычайной комиссии под руководством полномочного представителя ВЧК по Сибири И. П. Павлуновского ликвидировали организации «Союза трудового крестьянства», связанные с антисоветскими кулацкими выступлениями. Аресты были произведены в Омске, Тюмени, Новониколаевске, Красноярске и других городах и районах Сибири.

    Как выяснилось, в марте 1920 г. в соответствии с указаниями своего ЦК эсеровские партийные организации приступили к созданию нелегального «беспартийного» Всесибирского крестьянского союза для подготовки антисоветского восстания. Среди учредителей «Союза» были видные эсеровские активисты — Юдин, Тагунов-Елыпевич, Тяпкин, народные социалисты В. И. Игнатьев (бывший член антисоветского «Верховного управления Северной области»), Савченко, Меринов. Вскоре губернские комитеты «Союза трудового крестьянства» были образованы: в Омске — во главе с Юдиным, Тагуновым и Подвицким; в Новониколаевске — во главе с эсером Степановым и Гусельниковым; в Алтайской губернии — во главе с членом ЦК партии народных социалистов Игнатьевым; в Красноярской губернии — во главе с народным социалистом Сибирцевым. В Тюменской губернии действовали уже упоминавшиеся эсеры Коряков, Силин, также являвшиеся членами «Союза трудового крестьянства».

    С первых же своих шагов руководители «Союза трудового крестьянства» стали связываться не только с кулацкими, но и с офицерскими белогвардейскими группами, принимая их в свои организации.

    Арестованный активный член «Союза» эсер Тагунов при расследовании дела показал, что в августе 1920 г. инициативная группа «Крестьянского союза» в Омске, в которую входили Юдин, Тяпкин, Данилов и он, Тагунов, узнала о существовании в Омске военной организации во главе с колчаковским офицером Густомесовым и поручила вступить с нею в переговоры. «Мною было установлено, — показал Тагунов, — что военная организация определенной платформы не имела и вообще политически слабо ориентировалась: так, например, организация высказывалась за полное восстановление частной собственности, как помещичьих земель, так и промышленных предприятий и банков. Организацией допускалась возможность оставления земли у крестьян, но только за выкуп. Я развил Густомесову программу «Крестьянского союза», после чего Густомесовым мне было заявлено, что его военная организация, пожалуй, может согласиться с программой «Крестьянского союза» и его задачами. О результатах ознакомления с военной организацией Густомесова мною на заседании комитета «Крестьянского союза» был сделан доклад; по заслушании доклада было решено, что данных для вхождения военной организации в состав «Крестьянского союза» достаточно».

    В октябре 1920 г. белогвардейская группа Густомесова вместе с имевшимся у нее складом оружия была принята в омский «Союз» и стала работать в его военном отделе под руководством эсера Тяпкина. Некоторых ее членов «Союз» командировал для организации повстанческих групп в Тюмень, на ст. Вагай, в Славгородский уезд. Белогвардейские офицеры участвовали в работе «Союза трудового крестьянства» также в Тюменской, Алтайской, Красноярской, Новониколаевской губерниях. В военный отдел эсеровского красноярского «Союза» входили 89 офицеров-белогвардейцев.

    В начале февраля 1921 г., когда кулацкие повстанческие отряды, руководимые деятелями «Союза трудового крестьянства», подступили почти к самой Тюмени, внутри города белогвардейская организация готовила восстание. Во главе заговора стоял бывший колчаковский корнет Лобанов. Заговорщики вербовали сторонников среди населения, в красноармейских частях, среди железнодорожников и бывших офицеров. В 9 часов вечера 11 февраля они намеревались прервать телеграфную и телефонную связь и, воспользовавшись тем, что им удалось узнать пароль, захватить склады с оружием. К этому времени в Тюмень должны были прибыть кулацкие отряды из волостей. Предполагалось захватить и губчека, но заговорщики сами попали в руки чекистов, не успев привести в исполнение свой замысел.

    Таким образом, в Западной Сибири антисоветским движением мелкобуржуазной контрреволюции, подготовленным и поднятым правоэсеровскими мятежниками через «Союзы трудового крестьянства», фактически руководили белогвардейцы.

    Арестованные Чрезвычайной комиссией по борьбе с контрреволюцией главари этого антисоветского движения (в том числе Юдин, Тагунов, Тяпкин, Густомесов), кулацкие заправилы и белогвардейцы были сурово наказаны. Вместе с тем чрезвычайные комиссии и революционные трибуналы великодушно относились к крестьянству, обманно вовлеченному в антисоветское движение. Выездная сессия военного трибунала рассмотрела в Петропавловске много дел участников восстания. Лишь особо злостные из них приговаривались к наказаниям, малосознательные крестьяне освобождались от ответственности. Примером карательной линии революционных трибуналов может служить приговор Тюменского губернского трибунала по делу о мятежниках Червищенской волости Тюменского уезда. По этому делу привлекалось к судебной ответственности 35 крестьян, среди которых были командир сельского бандитского отряда Иван Рычков, председатель «крестьянского совета» Степан Панышев, товарищ председателя Петр Панышев, секретарь «совета» Прохор Благушин, «начальник штаба» Иван Осколков. 25–26 сентября 1921 г. революционный трибунал приговорил: «Рычкова И., Панышева С, Мокрюкова И., Зырянова Л. и Туранова И. подвергнуть высшей мере наказания — расстрелять, но, принимая во внимание их несознательность, приговор смягчить, подвергнуть вышеуказанных лиц заключению в рабочий дом сроком на 5 лет каждого». Остальным подсудимым трибунал назначил условное наказание.

    >

    6. Кронштадтский мятеж

    Наиболее серьезным выступлением мелкобуржуазной контрреволюции в 1921 г. был кронштадтский мятеж. В феврале в Петрограде началось брожение среди рабочих, вылившееся в «волынки» на некоторых предприятиях. Они были спровоцированы деятелями «социалистических» партий, главным образом меньшевиками, которые в своих целях использовали недовольство рабочих, страдавших от недостатка продовольствия и хозяйственной разрухи. В Петрограде орудовал в то время член ЦК партии меньшевиков Ф. Дан. На заводских собраниях меньшевики разглагольствовали о ликвидации заградительных отрядов, боровшихся с мешочниками и спекулянтами, требовали свободной торговли, равного для всех распределения продуктов, «демократических» свобод и перевыборов Советов.

    Слухи о волнениях рабочих петроградских фабрик и заводов дошли до матросов Кронштадтской морской базы, среди которых было много крестьян, недавно пришедших на флот вместо испытанных революционных моряков. Действовавшие в Кронштадте контрреволюционные заговорщики, используя мелкобуржуазные настроения моряков, давно уже готовили мятеж против Советской власти. 25 февраля на линейном корабле «Севастополь» состоялось общее собрание команды, которая благодаря подстрекательству контрреволюционеров решила послать делегацию в Петроград «для выявления причин волнений на фабриках и заводах». Такое же постановление 26 февраля вынесла и команда линейного корабля «Петропавловск». Делегаты матросов наслушались в Петрограде агитаторов «социалистических» партий и по возвращении в Кронштадт выступили на собраниях моряков с отчетом о результатах поездки. Провоцируемые антисоветскими элементами, моряки «Петропавловска», а затем и «Севастополя» приняли резолюции, повторявшие меньшевистские и эсеровские требования. 1 марта вожаки начавшегося движения созвали матросов Кронштадтской морской базы и морских частей, дислоцированных в Кронштадте, на Якорную площадь (ныне площадь Революции) на митинг «беспартийных моряков». Выступившие на митинге мнимые «беспартийные» демагогическими выкриками призывали толпу к мятежу. Митинг принял резолюцию, ставшую платформой кронштадтского мятежа. В ней были требования перевыборов Советов, свободы слова и печати для мелкобуржуазных партий, освобождения из тюрем всех осужденных за антисоветские выступления, упразднения политотделов и коммунистических отрядов, предоставления полного права крестьянам распоряжаться землей «так, как им желательно», разрешения свободного кустарного производства и т. д.

    Это были типичные для того времени требования мелкобуржуазной контрреволюции. Только некоторые из них (как, например, требования свободной торговли, свободного распоряжения своим хозяйством) отражали экономические интересы мелкобуржуазных крестьянских масс, политические же требования навязывались массам меньшевиками, эсерами, анархистами, сомкнувшимися с белогвардейскими элементами.

    2 марта по предложению местных советских властей, стремившихся мирно урегулировать конфликт, состоялось совещание делегатов от команд кораблей и предприятий Кронштадта для обсуждения выдвинутого на митинге требования о перевыборах Совета. В момент совещания кем-то был пущен провокационный слух, будто против собравшихся движется отряд «в две тысячи человек». Делегаты под руководством писаря с линкора «Петропавловск» С. М. Петриченко тут же арестовали комиссара Балтийского флота Н. Н. Кузьмина и председателя Совета П. Д. Васильева и решили образовать руководящий движением комитет. Этот комитет в составе пяти человек «в целях охраны» отправился на линейный корабль «Петропавловск», ставший штабом мятежа. В тот же день по распоряжению комитета матросы заняли типографию, учреждения, штабы и другие важные объекты города.

    3 марта состоялось заседание комитета, в котором приняли участие присоединившиеся к мятежу начальник артиллерии Кронштадтской крепости бывший генерал Козловский и некоторые офицеры, впоследствии составившие «штаб обороны» мятежников. Козловский предложил установить связь с Финляндией и начать наступление против Советской власти, используя мощь крепости и внезапность нападения.

    4 марта на собрании делегатов от частей и кораблей был избран кронштадтский «временный революционный комитет». В него вошли 15 «беспартийных» моряков. Это были: председатель — старший писарь линкора «Петропавловск» С. Петриченко; заместители председателя — телеграфист Яковенко и машинный старшина Н. Архипов; секретарь — штурман дальнего плавания Кильгаст; члены — мастер лесопильного завода В. Вальк, содержатель аварийной доков Романенко (они ведали гражданскими делами «ревкома»), заведующий обозом Бойков (ведал следственной частью), мастер электромеханического завода Тукин (ведал продовольствием), машинист линкора «Севастополь» Г. Ососов, старший гальванер Ф. Патрушев, матрос «Севастополя» С. Вершинин, старший лекарский помощник Куполов, заведующий школой Орешин, гальванер П. Перепелкин. Лица, близко знавшие этих «беспартийных», отмечали, что Вальк и Романенко были меньшевиками, Тукин и Бойков — домовладельцами, Орешин — эсером. Ясна была и политическая физиономия Петриченко, которого матросы прозвали Петлюрой. Большую роль в мятеже играли эсер-максималист А. Ламанов и бывший священник Путилин (отец Сергий), служивший ранее в Кронштадтском соборе. Они редактировали «Известия временного революционного комитета». Их сочинения носили путаный мелкобуржуазный анархистский характер и были пропитаны злобной клеветой против большевиков и Советской власти. Так в одном антисоветском клубке сплелись меньшевики, эсеры, анархисты, священник и прочие контрреволюционеры.

    После первых же выстрелов в Кронштадт прибыл из-за границы Вилькен, бывший командир линейного корабля «Севастополь», бежавший в свое время от революции. Он предложил «ревкому» помощь в лице 800 вооруженных офицеров и оставался в городе во время мятежа в качестве «представителя» русского отдела американского Красного Креста в Финляндии. Мятеж поддержал и лидер кадетов П. Н. Милюков. В эмигрантских «Последних новостях» он дал такую оценку программе кронштадтцев: «Эта программа может выразиться в кратком лозунге: «Долой большевиков, да здравствуют Советы». «Да здравствуют Советы»— для настоящего момента означает, всего вероятнее, что власть должна перейти от большевиков к умеренным социалистам, которые получат большинство в Советах…» Милюков как бы сформулировал основной лозунг кронштадтских мятежников — «Советы без большевиков», не без оснований надеясь, что впоследствии власть перейдет в руки буржуазии. Лидер эсеров В. Чернов предложил мятежникам помощь людьми, даже намеревался «прибыть лично, отдать свои силы, авторитет делу народной революции». Эмигрантский контрреволюционный «Административный центр» получил от бывшего царского посла в Соединенных Штатах Америки Б. А. Бахметьева 25 тысяч долларов и отправил их в Кронштадт. Кроме того, «Административный центр» прислал из Парижа 50 тысяч франков и установил связь с русскими банкирами и промышленниками, находившимися в Париже, для организации снабжения мятежников продовольствием. Одновременно с этим меньшевики, эсеры, анархисты и нелегальная группа «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов Петрограда» вели агитацию среди рабочих Петрограда в поддержку мятежников. Однако питерские рабочие, поняв, к чему могут привести забастовки на предприятиях, осудили мятежников.

    В. И. Ленин характеризовал кронштадтский мятеж как яркое проявление «мелкобуржуазной анархической стихии». 8 марта 1921 г. на X съезде партии он говорил об этом событии: «Что оно означает? Переход политической власти от большевиков к какому-то неопределенному конгломерату или союзу разношерстных элементов, как будто бы даже немножко только правее большевиков, а может быть даже и «левее» большевиков, — настолько неопределенна та сумма политических группировок, которая в Кронштадте попыталась взять власть в свои руки. Несомненно, что в то же время белые генералы, — вы все это знаете, — играли тут большую роль. Это вполне доказано. За две недели до кронштадтских событий в парижских газетах уже печаталось, что в Кронштадте восстание. Совершенно ясно, что тут работа эсеров и заграничных белогвардейцев, и вместе с тем движение это свелось к мелкобуржуазной контрреволюции, к мелкобуржуазной анархической стихии».

    Позднее В. И. Ленин писал: «Характернее всего в кронштадтских событиях именно колебания мелкобуржуазной стихии. Вполне оформленного, ясного, определенного очень мало. Туманные лозунги «свободы», «свободы торговли», «раскрепощения», «Советов без большевиков», или перевыбора Советов, или избавления от «партийной диктатуры» и так далее и тому подобное. И меньшевики и эсеры объявляют кронштадтское движение «своим»… Вся белогвардейщина мобилизуется «за Кронштадт» моментально, с быстротой, можно сказать, радиотелеграфической… Крупные банки, все силы финансового капитала открывают сборы на помощь Кронштадту. Умный вождь буржуазии и помещиков, кадет Милюков, терпеливо разъясняет… что не к чему торопиться с учредилкой, что можно и должно высказаться за Советскую власть — только без большевиков». И далее В. И. Ленин указывал: «Милюков прав против Черновых и Мартовых, ибо выдает действительную тактику действительной белогвардейской силы, силы капиталистов и помещиков: давайте поддерживать кого угодно, даже анархистов, какую угодно Советскую власть, лишь бы свергнуть большевиков, лишь бы осуществить передвижку власти! Все равно, вправо или влево, к меньшевикам или к анархистам, лишь бы передвижку власти от большевиков; а остальное, — а остальное «мы», Милюковы, «мы», капиталисты и помещики, «сами» сделаем, анархистиков, Черновых, Мартовых мы шлепками прогоним…»

    Когда все попытки мирно урегулировать конфликт были отвергнуты мятежниками, 7-я армия под командованием М. Н. Тухачевского начала военные действия.

    На стороне мятежников были хорошо вооруженные военные моряки, первоклассная морская крепость, мощная артиллерия. Решено было штурмовать крепость сухопутными частями по льду Финского залива. Первая атака, предпринятая в ночь на 8 марта, не увенчалась успехом. В подготовке решительного штурма большую роль сыграли свыше 300 делегатов и гостей X партийного съезда, прибывших в войска 7-й армии и энергично развернувших политработу в частях и штабах. 15 марта командующий армией М. Н. Тухачевский отдал приказ штурмовать Кронштадт, и в ночь на 17 марта после мощной артиллерийской подготовки части Красной Армии двинулись по льду на штурм. В 6 часов утра красноармейцы ворвались в крепость и город. Коммунисты, остававшиеся на линкорах «Петропавловск» и «Севастополь», вместе с сознательной частью матросов арестовали своих мятежных «комитетчиков» и офицеров и сдали корабли наступавшим войскам. К утру 18 марта город и крепость были полностью очищены, а главари «ревкома» и белогвардейские офицеры бежали в Финляндию.

    Арестованные мятежниками коммунисты, в том числе комиссар Балтийского флота Н. Н. Кузьмин, председатель Кронштадтского Совета П. Д. Васильев, были освобождены. В городе и крепости восстанавливался революционный порядок. Состоялся ряд судебных процессов над участниками мятежа.

    В ноябре 1921 г. Советское правительство в ознаменование 4-й годовщины Великой Октябрьской социалистической революции освободило от наказания рабочих и крестьян, вовлеченных в мятеж обманом, насилием или по своей малосознательности. Через год ВЦИК провел вторую амнистию, по которой получили полное прощение все рядовые участники мятежа. Тем из них, кто бежал за границу, была предоставлена возможность вернуться на родину. Лишь главари мятежников остались на чужбине и превратились в группу наемных заговорщиков, предлагавших свои «услуги» реакционным кругам эмиграции.

    >

    7. Псевдореволюционное «левачество» в период разгула мелкобуржуазной стихии и кулацких восстаний

    Кулацкие выступления и разгул мелкобуржуазной анархической стихии оживили и «левацкие» течения мелкобуржуазной демократии, казалось бы, ушедшие в небытие.

    Советское правительство и органы борьбы с контрреволюцией проводили гибкую линию в отношении тех мелкобуржуазных политических течений и их деятелей, которые время от времени декларировали отказ от продолжения попыток насильственного свержения Советской власти и выражали намерение содействовать социалистическому строительству.

    Органы борьбы с контрреволюцией снисходительно относились к деятелям мелкобуржуазных партий, полагая, что они все-таки включатся в советскую работу. М. Я. Лацис (Судрабс) в 1921 г. писал: «Время от времени мы даем этим партиям возможность исправиться, повернуть свою работу в другом направлении, освобождая их из заключения, но пока это оказалось бесполезным: эти партии своей прежней природы не бросили».

    Председатель ВЧК Ф. Э. Дзержинский 30 декабря 1920 г. издал приказ, в котором предлагал членов антисоветских партий, арестованных по политическим делам, рассматривать «не как наказуемых, а временно в интересах революции изолируемых от общества, и условия их содержания не должны иметь карательного характера».

    Некоторые группы партии левых эсеров работали в 1920–1921 гг. легально. Лидер партии левых эсеров М. А. Спиридонова, которая по приговору Московского революционного трибунала от 24 февраля 1919 г. была изолирована от политической и общественной деятельности сроком на один год, по указанию В. И. Ленина была помещена в Кремле. Ей предоставили здесь две комнаты для проживания, она получала питание из кухни Совнаркома, вела оживленную переписку, пользовалась литературой. Но 20 апреля 1919 г. она бежала, перешла на нелегальное положение и продолжала антисоветскую работу.

    20 октября 1920 г. Спиридонова вновь была задержана. Теперь уже ее поместили в тюрьму, а затем, ввиду болезненного состояния, в больницу. 13 сентября 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б) приняло решение освободить Спиридонову из-под стражи, о чем было дано указание ВЧК. 18 сентября Спиридонову освободили под поручительство председателя центрального организационного бюро партии левых эсеров (легальных) И. 3. Штейнберга и секретаря того же бюро И. Ю. Баккала.

    Анархистские группы в 1920–1921 гг. также в большинстве своем работали легально. Советское правительство разрешало анархистам, если они не занимались уголовными преступлениями, пропагандировать свои идеи, издавать газеты. В марте 1920 г. в ответ на письмо группы анархистов ЦК РКП (б) разъяснил, что Советское правительство и большевики проводят «строжайшее разграничение между анархистами-революционерами и анархистами-контрреволюционерами». Ни один анархист, который не принимает участия в контрреволюционной борьбе, не может быть объектом репрессии; тот же, кто занимается террористической деятельностью, не может требовать снисхождения.

    В ночь на 8 февраля 1921 г. в Москве скончался известный теоретик анархизма П. А. Кропоткин, долгие годы боровшийся с царским самодержавием. Группа анархистов и дочь Кропоткина обратились к Советскому правительству и В. И. Ленину с просьбой освободить из тюрьмы анархистов для участия в похоронах. Президиум ВЦИК, рассмотрев это ходатайство, предложил ВЧК удовлетворить его. Об этом же дал указание и В. И. Ленин.

    ВЧК отпустила под честное слово всех заключенных в московской тюрьме анархистов, и они 13 февраля 1921 г. прибыли без конвоя в Колонный зал Дома Союзов для участия в похоронах. Затем они провели остаток дня в легально существовавших анархистских клубах и в 12 часов ночи, согласно договоренности, возвратились в тюрьму.

    И все же «активистские» элементы левоэсеровской партии и некоторые анархисты под влиянием разгула в стране мелкобуржуазной стихии в 1921 г. включались в антисоветские движения и в ряде случаев направляли их. Они считали эти движения «крестьянской революцией».

    В ночь на 26 августа 1921 г. в Таганской тюрьме Москвы во время спектакля для заключенных шестеро из них вышли во двор, подошли к главным воротам тюрьмы, постучались и, когда надзиратель открыл дверь, напали на него, разоружили, при помощи отобранного ключа открыли наружные ворота, вышли из тюрьмы и скрылись. Выяснилось, что бежали левые эсеры: С. С. Ган-Погодин — бывший губвоенком и товарищ председателя Череповецкого губисполкома в 1918 г., Е. С. Филатов-Бурятов — бывший секретарь Калужского губкома левоэсеровской партии, И. С. Елисеев-Семенов — активный деятель петроградской организации.

    В следующую после побега ночь чекисты настигли беглецов в Москве, на Шаболовке, в Варваровском переулке, 21, в квартире Е. А. Смирновой и В. Н. Уткина. Беглецы оказали вооруженное сопротивление, но были задержаны. При обыске в квартире чекисты нашли 4 типографские полукассы, шрифт, две накатные доски — по-видимому, части нелегальной типографии — и левоэсеровскую литературу. Здесь были и подпольные листовки, а также два револьвера и патроны. Вместе с участниками побега была задержана эсерка Л. А. Головина. Стало ясно, что это конспиративная квартира «активистской» группы левых эсеров.

    Найденная на квартире литература и допрос арестованных позволили установить, что левоэсеровские «активисты» распространяли среди крестьян, рабочих и красноармейцев прокламации, в которых разжигали ненависть к большевикам и поддерживали антисоветские выступления в стране. Они писали: «В Сибири, на Украине, на Урале, в Саратовской, Самарской, Казанской, Тамбовской, Воронежской и Курской губерниях катится волна крестьянской революции. Факел грядущей революции — Кронштадт…» Листовки повторяли кулацкую клевету о «насилиях» советских органов в отношении крестьян, выступали против сельских «комитетов бедноты», называли бедняков «последними людьми — лодырями и пьяницами», призывали к установлению «истинного социализма и подлинной Советской власти».

    Арестованные принимали и непосредственное участие в выступлениях мелкобуржуазной контрреволюции. С. С. Ган-Погодин был арестован в Тамбове, куда его командировало левоэсеровское руководство в период антоновщины. На судебном процессе он объяснил, что тамбовские левые эсеры вели пропаганду своих «идей» среди восставших крестьян. Подсудимый И. С. Елисеев-Семенов во время кронштадтского мятежа вел антисоветскую агитацию среди рабочих Путиловского завода и на «Треугольнике», выезжал в Москву для информации левоэсеровской организации и ознакомления ее с резолюциями кронштадтских мятежников. Е. А. Смирнова, П. А. Сугуцкий-Смирнов, В. Н. Уткин и Л. А. Головина содержали конспиративную квартиру левоэсеровской группы, хранили и распространяли антисоветские листовки.

    Судебный процесс по этому делу происходил в Верховном революционном трибунале 27–29 июня 1922 г. под председательством А. А. Сольца. Суд приговорил С. С. Гана-Погодина, Е. С. Филатова-Бурятова, И. С. Елисеева-Семенова к трем годам лишения свободы каждого, а Е. А. Смирнову, В. Н. Уткина, П. А. Сугуцкого-Смирнова и Л. А. Головину — к условному лишению свободы сроком на один год каждого.

    16 августа 1921 г. группа вооруженных грабителей совершила в Москве налет на кассу Главного военно-инженерного управления (ГВИУ) и захватила 100 миллионов рублей. Служащие конторы подняли тревогу. Грабители, бросив мешок с деньгами, бежали. За ними началась погоня. Налетчики открыли стрельбу, в результате которой оказались убитыми и ранеными семь человек, находившихся на Смоленском рынке. Один из бандитов был окружен толпой. Он пытался застрелиться, ранил себя и был задержан. У него нашли записки и несколько адресов. По этим данным в ночь на 17 августа сотрудники Московской чрезвычайной комиссии арестовали соучастников раненого бандита Трошки (Т. П. Силантьева). Это были члены группы «анархистов подполья» П. Д. Турчанинов, В. С. Потехин, С. Д. Барон, Илья Шапиро и другие. Почти одновременно был арестован и содержатель конспиративной квартиры анархистов уголовник В. И. Фаер. Установив квартиру одного из участников налета на ГВИУ, Тихона Каширина, чекисты устроили в ней засаду. Через некоторое время появился неизвестный, который в перестрелке с чекистами убил одного из них и сам был убит. Он оказался участником налета Иваном Бубновым. После этого на квартире Бубнова и М. Н. Романова были задержаны анархисты И. Н. Гаврилов и Тихон Каширин — главные участники налета на ГВИУ. Потом была арестована и «идейная» вдохновительница анархиствующих бандитов — Фаня Барон. Во время обысков чекисты нашли литографские камни, краски, экспедиционную бумагу, револьверы и переписку анархистской группы.

    Инициатором создания группы был Павел Турчанинов (он же Лев Черный). В подпольной анархистской деятельности он участвовал и в 1919 г. Между прочим, на его квартире в свое время печаталось «извещение» анархистов о совершенном ими злодейском взрыве в Московском комитете РКП (б). Тогда анархистское подполье было разгромлено. А теперь, два года спустя (в момент разгула кулацких выступлений), Турчанинов решил, что снова пришло его время. В инициативную группу по созданию организации входили также остававшиеся на свободе с 1919 г. «анархисты подполья» Владимир Пивоваров, Юзик Перельман и Илья Шапиро. Начало деятельности группы положил Юзик Перельман, который организовал в Казани налет на артельщиков райлескома, захватив у них около 200 миллионов рублей, и из этих денег дал Турчанинову несколько десятков миллионов рублей на «организационную работу». Инициативная группа решила привлечь в организацию лиц, отбывавших наказание в тюрьме в Рязани Ивана Гаврилова, Тихона Каширина, Виктора Курбатова и Фаню Барон. Они устроили им 10 июля 1921 г. побег из тюрьмы, мечтая создать подпольные организации анархистов для террористической борьбы с Советской властью.

    Преступники устроили нелегальную типографию для печатания фальшивых советских денежных знаков. Турчанинов и Потехин связались с уголовником Фаером, договорились установить на его квартире станок для печатания денег, закупили специальную бумагу, заказали клише и т. п. Вопросы этики не беспокоили бандитствующих псевдореволюционеров. Уголовники, находившиеся в анархистской группе, торопили главарей поскорее начать печатание денег. Турчанинов отчетливо сознавал опасность этого. «В их руках, — говорил он, — деньги пойдут на их личные, ничего общего с анархистской работой не имеющие надобности». Но все же он передал им «типографию». Преступникам не удалось приступить к фабрикации фальшивых денег: они были арестованы. Все типографское оборудование и материалы были изъяты Чрезвычайной комиссией.

    Одновременно подпольщики занимались и грабежами. 1 августа 1921 г. Тихон Каширин и Иван Бубнов в Москве в Армянском переулке во время налета убили двух артельщиков Центрального управления торфа. По постановлению Московской чрезвычайной комиссии девять активных участников этой группы анархиствующих бандитов были расстреляны.

    Все эти действия левоэсеровских «активистов» и анархиствующих бандитов вынудили ВЧК принять решительные меры против них. В Москве, Петрограде и других городах страны были проведены аресты преступников.

    >

    Глава третья. Последние удары чрезвычайных комиссий по организованной контрреволюции внутри страны

    >

    1. Раскрытие «Петроградской боевой организации»

    В июне 1921 г. Петроградская губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией напала на след подпольной группы бывших участников кронштадтского мятежа. Один из арестованных сознался и дал подробные показания, которые способствовали раскрытию дела. Руководителем группы, носившей название «Объединенная организация кронштадтских моряков», оказался бывший матрос линейного корабля «Петропавловск» М. А. Комаров, исполнявший во время мятежа обязанности коменданта кронштадтского «временного ревкома». На его квартире обосновался штаб заговорщиков. Здесь чекисты нашли динамит, документы, печать, штамп, бланки и типографский станок, на котором печатались антисоветские прокламации.

    Как выяснилось, Комаров с группой участников кронштадтского мятежа пробрался нелегально в Петроград из Финляндии по заданию председателя контрреволюционного кронштадтского «временного ревкома» С. М. Петриченко для подпольной антисоветской работы. Заговорщики вербовали сторонников, создавали подпольные ячейки в городских районах и ставили во главе их своих доверенных людей. Так, например, «начальником» Василеостровского района был поставлен А. И. Федоров, «начальником» 2-го городского района — И. Е. Анплеев (он же Андреев), «начальником» Невского района — П. В. Ищенко. Все эти «активисты», бывшие участники кронштадтского мятежа, вернувшиеся из Финляндии, получали от организации ежемесячное вознаграждение в размере 400 тысяч рублей (советскими денежными знаками того времени).

    Далее чекисты установили, что «Объединенная организация кронштадтских моряков» являлась частью другой, более крупной «Петроградской боевой организации» («ПВО»), во главе которой стоял профессор В. Н. Таганцев, член ликвидированного в свое время «Национального центра». Арестованный в первые же дни раскрытия дела, Таганцев долго и упорно отказывался давать объяснения, скрывал правду. В конце июля от него все же удалось получить нужные сведения. Стало известно, что «Петроградскую боевую организацию» возглавлял комитет, в который входили В. Н. Таганцев, бывший полковник артиллерии В. Г. Шведов и бывший офицер, агент финской разведки Ю. П. Герман. Эта организация, созданная еще до кронштадтского мятежа, придерживалась кадетского направления и включала кроме «Объединенной организации кронштадтских моряков» еще две группы — профессорскую и офицерскую.

    В профессорскую группу входили известный финансист князь Д. И. Шаховской, ректор Петроградского университета, бывший царский сенатор профессор Н. И. Лазаревский, бывший царский министр юстиции С. С. Манухин, профессор М. М. Тихвинский и другие. Группа эта «идейно» направляла работу всей организации и разрабатывала проекты государственного и хозяйственного переустройства России, полагая, что свержение Советского правительства — вопрос лишь времени. Лазаревский, например, подготовил проекты переустройства местного самоуправления, денежной реформы, план восстановления кредита. Профессор Тихвинский, связанный со старыми служащими нефтяных предприятий Нобеля, собирал сведения о состоянии нефтяной промышленности страны. Разработанные проекты и планы отсылались в заграничный центр организации, в Париж, а сведения о состоянии нефтяной промышленности — бывшим владельцам нобелевских предприятий. Таганцев вместе с князем Шаховским пытались создать подпольные банковские конторы, чтобы срывать финансовые мероприятия Советского правительства. В профессорской группе состояли также князь К. Д. Туманов, работавший в информационном центре РОСТА и использовавший его материалы в интересах контрреволюции, князь С. А. Ухтомский, геолог В. М. Козловский, на квартире которого хранились динамит и белогвардейская литература, и другие.

    Офицерскую группу возглавлял сподвижник Юденича — подполковник П. П. Иванов. Группа разработала план вооруженного восстания в Петрограде и области. Его предполагалось начать одновременно в Петрограде, Рыбинске, Старой Руссе, Бологом и па станции Дно и, таким образом, отрезать Петроград от Москвы. Петроград был разбит на районы, и в каждом из них во главе мятежных сил поставлен опытный офицер. Группе удалось привлечь к антисоветской деятельности нескольких офицеров, служивших в Красной Армии и на флоте. Среди них были Н. М. Подня (он же Бутгель-Подлобный), дворянин, скрывший свое прошлое, обманным путем вступивший в Коммунистическую партию и ставший комиссаром роты 3-го минно-подводного дивизиона; Г. X. Рооп, сын генерала, адъютант того же дивизиона, снабжавший документами членов подпольной организации и шпионов.

    Кадет Таганцев вынашивал идею создания «массовой базы», на которую могла бы опираться «ПБО», и искал связей с антисоветскими группами, действовавшими среди рабочих. Он не прочь был использовать лозунги мелкобуржуазной контрреволюции — «Свободные перевыборы в Советы», «Советы без большевиков», полагая, что они могут послужить и кадетам. Во время «волынок» в Петрограде и кронштадтского мятежа члены «ПБО» распространяли среди рабочих прокламации антисоветского содержания, а один из лидеров организации, В. Г. Шведов, выступал с антибольшевистскими речами даже на заводских собраниях. В поисках связи с «демократическими» элементами Таганцев вошел в контакте группой так называемых «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов г. Петрограда», созданной по меньшевистским рецептам. Эта группа представляла собой авантюристический блок выходцев из разных «социалистических» партий, выступала под флагом «беспартийности» и вела антисоветскую пропаганду на предприятиях. Деятельную помощь в установлении связи с этой группой оказал Таганцеву кооператор Н. И. Ястребов.

    «Петроградская боевая организация» помогала группе «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов» издавать за границей антисоветские прокламации, которые затем распространялись на предприятиях Петрограда. В сообщении ВЧК по этому поводу говорилось: «В мае месяце сего года между Таганцевым и этим блоком (группой «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов». — Д. Г.) было заключено соглашение, в силу которого «ПБО» обязалась предоставлять свои технические средства и аппарат связи для нужд блока. Представители блока пытались склонить Таганцева к подчинению «ПБО» «идейному руководству» «социалистического блока». «С нашей стороны, — говорил Таганцев, — за моральное воспитание наших членов он (представитель блока) желал получить денежную субсидию, а равно техническое содействие работе блока. По вопросу о технической помощи мы изъявили согласие, от моральной опеки мы с Комаровым нашли необходимым воздержаться».

    Кстати следует заметить, что и меньшевики пользовались техническими средствами «ПБО». Впоследствии Ф. Дан признавал, что во время кронштадтских событий меньшевики распространяли среди рабочих Петрограда «летучки и воззвания, которые в силу условий печатались в Стокгольме».

    Попытки «ПБО» вовлечь в свои ряды трудящихся закончились провалом. Не помог и контакт с группой «уполномоченных фабрик и заводов» — она сама не была связана с массами трудящихся. Мечты Таганцева о «массовой базе» не сбылись, В мае 1921 г. Таганцев начал переговоры с находившимся в Финляндии кронштадтским «временным ревкомом», главари которого (Петриченко, Яковенко, Ососов) просто-напросто торговали участниками кронштадтского мятежа, интернированными в Финляндии, и направляли их по договоренности с разными антисоветскими группами для подпольной работы в Россию. По соглашению между «ПБО» и «временным ревкомом» в Петроград приехали несколько моряков во главе с Комаровым, «работу» которых оплачивала «ПБО». Эта группа, образовавшая «Объединенную организацию кронштадтских моряков», заменила собой «массовую базу» организации, на нее и возлагали надежды главари заговора.

    «Объединенная организация кронштадтских моряков» занялась вербовкой сторонников и подготовкой террористических актов и диверсий. Террористической деятельностью организации руководил матрос В. И. Орловский, заочно приговоренный к расстрелу за шпионаж еще в 1919 г. Этот шпион, служивший финской и американской разведкам, приобрел гранаты, динамит; его разбойничья группа взорвала в Петрограде памятник В. Володарскому, подожгла трибуны в день первомайского праздника; она готовила взрывы предприятий, террористические акты против деятелей большевистской партии и налет на поезд, в котором перевозились государственные ценности.

    Из центра «Петроградской боевой организации», созданного за границей, были получены десятки миллионов рублей. В сообщении ВЧК указывалось: «ПБО» имела значительные связи с белыми за рубежом. До съезда национального объединения центр этой организации в Париже составляли генерал Владимиров, кадеты Карташев и Струве, бывший царский министр Коковцов, Иваницкий и другие. В то время как Владимиров организовывал распыленные эмигрантские военные круги, Коковцовым и Струве была организована группа финансистов для оказания продовольственной и финансовой помощи Петрограду после переворота. В Финляндии центр организации составляли редактор белой газеты «Новая русская жизнь», бывший ректор Петроградского университета (член ЦК кадетской партии. — Д. Г.) профессор Д. Д. Гримм, член редакции той же газеты кадет Новицкий и глава русского Красного Креста в Финляндии профессор Цейдлер.

    Задачи подготовки вооруженного восстания были тесно связаны с интенсивной работой по шпионажу в пользу финского генерального штаба и Франции. По показаниям участников заговора, политический и экономический шпионаж являлся одним из источников финансовых средств для работы в белых организациях».

    Арест Таганцева, гибель шпиона Германа, убитого при незаконном переходе границы, внесли замешательство в ряды заговорщиков. В это время произошла смена зарубежного руководства «ПВО». На съезде правых белоэмигрантских группировок в Париже состоялось их объединение под руководством бежавшего из России с остатками своих войск барона Врангеля, который стал руководителем «Союза освобождения России». Финансирование этой монархистской организации взял на себя Торгово-промышленный комитет. Один из главарей «ПВО» — Шведов — вошел в «Союз освобождения России» и получил задание выехать в Петроград для активизации работы «ПВО» и объединения всех правых группировок. Одновременно в Петроград был послан и резидент «Союза освобождения России» лейтенант П. В. Лебедев. Но надежды заговорщиков, связанные с выездом в Петроград Лебедева и Шведова, не оправдались. ВЧК удалось напасть на их след. На квартире бывшего морского офицера шпиона Г. В. Золотухина, служившего на советском эсминце «Азард», чекисты устроили засаду, в которую и попал посланец Врангеля Лебедев. При аресте он оказал сопротивление, застрелил чекиста. На явочной квартире «ПВО», принадлежавшей бывшей дворянке Т. Н. Арнгольд, сотрудники Особого отдела ВЧК арестовали Шведова, который также отчаянно сопротивлялся и убил двух чекистов.

    Аресты профессионального разведчика Лебедева (он совершил 19 переходов через границу) и одного из главарей «ПВО» Шведова позволили выявить новые шпионские гнезда, созданные как «ПВО», так и врангелевским «Союзом освобождения России». Были ликвидированы явочные квартиры финляндской, американской, французской и английской разведок в Петрограде (эти квартиры содержали дочь царского генерала О. П. Рафаилова, бывшая дворянка Е. Г. Манухина, купец И. Д. Калачев, бывшая помещица О. С. Лунд, дочь царского полковника М. В. Карлович, контрабандисты В. П. Матвеев и К. М. Зубер, некая Е. А. Антипова) и арестован ряд шпионов. На явочной квартире у морского офицера Г. Д. Дмитриева был обнаружен курьер американской разведки Старк, который застрелил двух чекистов и скрылся. В сообщении ВЧК указывалось, что «ПВО» была связана с другими белыми организациями в Петрограде. Русская белая организация, работавшая на американскую разведку, располагала рядом явочных квартир в Петрограде и имела связи среди морских офицеров, в числе которых были флаг-интендант штаба Балтийского флота бывший лейтенант Дмитриев, мичман Золотухин, мичман Кунцевич и другие. Сначала она являлась чисто шпионской организацией, продававшей добываемую ею информацию о политическом, военном и экономическом положении Советской республики финскому генеральному штабу и американцам. После кронштадтского мятежа эта организация приступила к созданию боевых ячеек из матросских групп, руководимых из Финляндии. Подобная же организация, работавшая на французскую разведку, пользовалась покровительством французского консульства в Гельсингфорсе. Во главе ее стояли бывшие русские офицеры Николай Лион и Степанов (псевдоним Стефан). В Петрограде организацию возглавляли бывший колчаковец капитан Мейзе, подполковник Дурново, временно исполнявший обязанности начальника 2-го отдела Петроградского окружного артиллерийского управления, и начальник управления военно-морских учебных заведений бывший контр-адмирал Зарубаев. Организация эта вначале также преследовала разведывательные цели в пользу Франции, но после кронштадтского восстания по предписанию из-за границы перед нею была поставлена задача создания боевых групп из матросов, присланных при посредничестве барона Вилькена из Финляндии, и распределения этих матросов по заводам.

    К В. И. Ленину неоднократно поступали ходатайства в защиту некоторых буржуазных специалистов и интеллигенции, арестованных по делу «ПВО». Владимир Ильич тщательно проверял такие заявления, требуя от Чрезвычайной комиссии представления данных об обоснованности ареста. В частности, к Ленину поступали заявления в защиту профессоров В. Н. Таганцева и М. М. Тихвинского. Ленин убедился в том, что арест этих лиц был обоснованным, и оставил ходатайства без последствий. В связи с ходатайством Русского физико-химического общества за профессора химии Тихвинского, изобличенного в экономическом шпионаже, Ленин заметил: «Тихвинский не «случайно» арестован: химия и контрреволюция не исключают друг друга».

    По этому же делу В. И. Ленин рассматривал и ходатайство об освобождении инженера-технолога, консультанта Госплана М. К. Названова, приговоренного Петроградской губчека к расстрелу. Вина Названова заключалась в том, что весною 1921 г. он через Н. И. Ястребова свел Таганцева с антисоветской группой «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов г. Петрограда». В. И. Ленин получил прошение отца Названова о смягчении участи сына, а также положительные характеристики о работе Названова со стороны Л. Б. Красина, председателя Госплана Г. М. Кржижановского и двух рабочих — членов ЦК профсоюза рабочих сахарной промышленности. Кржижановский рассказал Ленину о том, что Названов раньше действительно был антисоветски настроен, но весною или летом 1921 г. (очевидно, после совершения Названовым преступления) он, Кржижановский, заметил у Названова перелом в настроениях и взял его на работу в Госплан. Владимир Ильич, таким образом, убедился в том, что Названов не представлял опасности для Советской власти, и потребовал приостановить исполнение постановления Петроградской губчека и рассмотреть вопрос о судьбе Названова на заседании Политбюро ЦК РКП (б). Со своей стороны Владимир Ильич предложил «отменить приговор Петрогубчека и применить приговор, предложенный Аграновым (следователем ВЧК, рассматривавшим дело «ПВО». — Д. Г.)… т. е. 2 года с допущением условного освобождения» К Политбюро ЦК РКП (б) согласилось с этим предложением, и Названов был освобожден. В. И. Ленин интересовался и после этого поведением Названова. В частности, он поручил потребовать через два месяца отчет о работе Названова в Госплане.

    Общее количество арестованных по делу «ПВО» составляло свыше 200 человек. По постановлению Петроградской чрезвычайной комиссии от 29 августа 1921 г. наиболее опасные из них, в том числе Таганцев, Шведов, Лебедев, Орловский, были расстреляны, остальные приговорены к различным срокам лишения свободы.

    >

    2. Голод и контрреволюция

    Летом 1921 г. в районах Поволжья, Приуралья, Кавказа, Крыма и части Украины засуха уничтожила посевы. Плодороднейшие районы, являвшиеся житницей страны, не дали не только хлеба для снабжения населения, но и семян для нового урожая. Советская страна, не оправившаяся от хозяйственной разрухи, унаследованной со времен империалистической и гражданской войн, оказалась перед новым страшным бедствием — голодом. К зиме и весне 1922 г. голод охватил свыше 30 миллионов человек. Особенно тяжело было в Поволжье, где население от голода вымирало.

    Советское правительство принимало чрезвычайные меры для борьбы с голодом. Миллионы трудящихся, работая на фабриках, заводах и полях страны, отчисляли из своего скудного заработка и полуголодного пайка продовольствие и деньги для помощи голодающим. Но внутренние ресурсы были ничтожны, разоренная страна нуждалась в помощи извне. В. И. Ленин призвал международный пролетариат оказать такую помощь. А. М. Горький обратился ко всем честным людям Европы и Америки с просьбой помочь русскому народу. Призыв В. И. Ленина и обращение А. М. Горького встретили широкий отклик трудящихся за рубежом. Нашлись, однако, и силы, попытавшиеся использовать стихийное бедствие, постигшее Советскую страну, в контрреволюционных целях.

    В июне 1921 г. А. М. Горький предложил учредить общественный Всероссийский комитет помощи голодающим. За это предложение ухватились бывшие кадетские «общественные деятели» — С. Н. Прокопович, Е. Д. Кускова, Н. М. Кишкин, бывший царский министр Н. Н. Кутлер и другие. Они образовали инициативную группу по созданию комитета. 21 июля состоялось собрание этой группы совместно с представителями Советской власти. Кишкин потребовал «независимости» организаций учреждаемого комитета, «строгих гарантий» со стороны советских органов в отношении деятельности работников комитета, говорил о необходимости предоставления комитету права связываться с зарубежными организациями. Было ясно, что «общественные деятели» намереваются использовать свое участие в борьбе с голодом в политических целях.

    В тот же день, 21 июля 1921 г., декретом ВЦИК был учрежден Всероссийский комитет помощи голодающим. Ему присвоили знак Красного Креста, под флагом которого он должен был работать. Первоначально комитет был утвержден в составе 63 человек; большинство его, за исключением нескольких представителей правительства и советских работников, состояло из общественных деятелей старой формации. Только председатель комитета и его заместитель назначались ВЦИК, остальные члены президиума избирались закрытой баллотировкой на общем собрании комитета, которому предоставлялось в дальнейшем право самостоятельно пополнять свой состав. Всероссийский комитет помощи голодающим был наделен правами образовывать свои отделения на местах и за границей, приобретать в России и за границей продовольствие, фураж, медикаменты и другие предметы, распределять их среди голодающих.

    Буржуазные элементы расценили создание Всероссийского комитета помощи по-своему. Контрреволюционеры надеялись, что они сумеют, прикрываясь легальной работой, превратить местные отделения комитета в органы политической борьбы против Советской власти. Белогвардейская эмиграция торопилась связаться с членами комитета. Большие надежды на комитет возлагали и агенты международного империализма.

    Широкое общественное движение за границей заставило и заправил капиталистического мира выразить свое отношение к помощи голодающим в России. 10 августа 1921 г. Верховный совет Антанты принял решение образовать комиссию «для выяснения возможности оказать помощь голодающему населению России». Во главе комиссии был поставлен известный враг Советской власти, бывший посол Франции в России Жозеф Нуланс. Комиссия Нуланса в качестве непременных «условий предоставления помощи голодающим России» потребовала от Советского правительства признания внешних долгов царского и Временного правительств, «достаточных гарантий соблюдения будущих обязательств» и создания «нормальных условий» экономической жизни в стране.

    В Соединенных Штатах Америки на призыв А. М. Горького откликнулась Американская администрация помощи (АРА), которую возглавлял министр торговли Герберт Гувер. АРА являлась ассоциацией нескольких благотворительных, религиозных и националистических обществ, действовавших под управлением единой администрации. Ее целью было оказание продовольственной и иной помощи пострадавшим от войны народам Европы. Одной из тайных задач этой организации было империалистическое проникновение в разные страны и оказание на них политического давления. Во время начавшихся переговоров с Советским правительством представители АРА добивались права бесконтрольной деятельности, экстерриториальности своих отделений на земле Советской России и даже потребовали предоставления залога в обеспечение того, что доставленное в Россию продовольствие будет использовано «по назначению». В. И. Ленин, внимательно следивший за ходом переговоров с АРА, 13 августа 1921 г. писал:

    «Ввиду того что подлые американские торгаши хотят создать видимость того, будто мы способны кого-то надуть, предлагаю формально предложить им тотчас по телеграфу от имени правительства… следующее: мы депонируем[5] золотом в нью-йоркском банке сумму, составляющую 120 % того, что они в течение месяца дают на миллион голодных детей и больных. Но условие наше тогда такое, что ввиду столь полной материальной гарантии ни малейшей тени вмешательства не только политического, но и административного американцы не допускают и ни на что не претендуют. Т. е. тогда отпадают все пункты договора, дающие им хоть тень права на административное хотя бы только вмешательство. Проверка же производится паритетными комиссиями (от нашего правительства и от них) на местах.

    Этим предложением мы утрем нос торгашам и впоследствии осрамим их перед всем миром».

    АРА во время переговоров в Риге вынуждена была отказаться от претензий на залог и от ультимативного домогательства экстерриториальности своих представителей. 20 августа было заключено приемлемое для обеих сторон соглашение. Администрации АРА предоставлялись довольно широкие права по размещению своих отделений, самостоятельному набору сотрудников, распоряжению своими фондами и т. д. Советское правительство получило, однако, право отвода сотрудников американских отделений.

    В середине августа 1921 г. в Женеве состоялась конференция представителей международных и национальных организаций Красного Креста, которые избрали популярного общественного деятеля — норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена главным уполномоченным организаций Красного Креста по оказанию помощи голодающим в России. Нансен без лишних проволочек вступил в переговоры с Советским правительством и 27 августа заключил с ним соглашение о работе созданной им организации — Исполнительного комитета международной помощи России, в который входили и представители Советской власти. В отличие от АРА, Нансен всю работу по распределению продовольствия в России согласился проводить через местные органы Советской власти.

    Соглашение с АРА и деятельность международной организации помощи голодающим Нансена раскалывали единый фронт, который, используя голод, пытались образовать империалисты против Советской России. Лишь правительства стран Антанты, представленные в комиссии Нуланса, не достигли соглашения с Советским правительством. Вскоре выяснилось, что империалистические круги питают большие надежды на деятелей из Всероссийского комитета помощи голодающим. Агенты французского правительства уже начали переговоры с представителем этого комитета в Париже — М. И. Скобелевым.

    Всероссийский комитет помощи голодающим образовал в стране большое количество местных отделений, в которые вошло немало буржуазных «общественных деятелей». Благодаря своему большинству в комитете кадетские деятели избрали для посылки за границу делегацию во главе с Н. М. Кишкиным, С. Н. Прокоповичем, Е. Д. Кусковой. Они торопили с отъездом делегации, явно стремясь принять участие в политических переговорах между Советским правительством и правительствами капиталистических стран.

    Советские органы своевременно разгадали политические ухищрения деятелей Всероссийского комитета. 18 августа ВЦИК признал необходимым отложить поездку этой делегации за границу и предложил комитету выделить максимальное число своих членов для практической работы в районах, охваченных голодом. Большинство комитета, не согласившееся с решением ВЦИК, 23 августа в ультимативной форме потребовало пропустить делегацию за границу, пригрозив в противном случае прекратить работу.

    27 августа ВЧК произвела ряд обысков и арестов среди членов комитета. По этому вопросу ВЧК сообщила: «С первых же дней возникновения комитета в ВЧК стали поступать сведения, указывающие на то, что группа членов Комитета, не отказавшаяся на деле от своих активных политических задач, подошла к народному бедствию Поволжья, как средству политической борьбы и заговора против Советской России, возложив все надежды на новую интервенцию заграничных капиталистов в новой форме. Эта группа устраивала ряд тайных собраний, заводила, пользуясь легальностью ВКПГ (Всероссийского комитета помощи голодающим. — Д. Г.), связи и т. п. Все эти данные заставили ВЧК произвести 27 августа сего года среди членов Комитета и лиц, окружавших его, ряд обысков и арестов, которые дали богатый материал, подтверждающий правильность предварительных данных».

    У члена партии кадетов Кафьевой, являвшейся секретарем Кишкина, чекисты обнаружили написанную рукой Кишкина подробную схему переустройства Советской России — с верховным правителем во главе государства, с канцлером, с государственной думой и государственным советом, с областными, губернскими, уездными и волостными начальниками и т. д. У арестованного несколько ранее другого члена комитета — П. Т. Саламатова — были обнаружены «тезисы доклада по поводу записки «Воссоздание единой России», в которых оспаривалась схема Кишкина. В тезисах предлагалось после низвержения Советов образовать единую сильную национальную власть, указывалось, что только единоличное диктаторское правление способно восстановить порядок в России. В тезисах предусматривался способ свержения Советов — ряд местных восстаний, сливающихся затем в единое движение под руководством из центра.

    Во время обысков и арестов служащих комитета и лиц, связанных с ними, в здании комитета были обнаружены документы, свидетельствующие о его совершенно определенной политической работе. Так, например, член комитета Булгаков в своем дневнике, касаясь политической деятельности комитета, писал: «И мы и голод — это средство политической борьбы».

    Стало ясно, что Комитет помощи голодающим является на самом деле центром антисоветской работы. 30 августа 1921 г. Советское правительство сообщило, что «большинство Комитета окончательно оказалось в плену политических расчетов, не имеющих ничего общего с интересами голодающих, и что Комитет склонен пренебречь интересами деловой работы ради участия в той контрреволюционной политической игре, которая завязалась вокруг его создания среди заграничных белогвардейцев и вдохновляемых ими правительственных групп Европы». Советское правительство постановило ликвидировать комитет. Наиболее активные его «деятели» — Н. М.Кишкин, С. Н. Прокопович, Е. Д. Кускова и другие — были в административном порядке высланы из Советской страны.

    Однако империалисты стран Антанты продолжали попытки использовать голод в Советской России для осуществления своих политических целей. 4 сентября 1921 г. Нуланс сообщил Советскому правительству о решении возглавляемой им комиссии направить в Россию «комитет экспертов, уполномоченных произвести на месте быстрое и подробное обследование размеров нужд и способов к наиболее быстрому и наиболее действительному их удовлетворению». Нуланс потребовал, чтобы этим «обследователям», в количестве около 30 человек, были предоставлены «все необходимые условия и гарантии» для работы. Он привел подробный перечень вопросов, подлежавших обследованию. Это была, по существу, плохо замаскированная программа сбора шпионских сведений о состоянии России. Возмущенный требованиями Нуланса, В. И. Ленин в тот же день заявил: «Нуланс нагл до безобразия». В предложенном проекте постановления Политбюро ЦК РКП (б) Ленин писал: «Поручить Чичерину составить в ответ Нулансу ноту отказа в самых резких выражениях типа прокламации против буржуазии и империализма, особенно подчеркнув контрреволюционную роль самого Нуланса, особо указав издевательски-наглый характер предложения послать до всякого договора комиссию шпиков под названием комиссии экспертов… Особо подчеркнуть, что мы не можем ни секунды верить в желание помочь гг. Нулансов при таком их подходе к делу»[6],

    В ноте правительствам Великобритании, Франции, Италии и Бельгии от 7 сентября 1921 г. народный комиссар по иностранным делам Г. В. Чичерин указывал: «Комиссия г-на Нуланса заменила помощь голодающим собиранием сведений о внутреннем состоянии Советской России. Она выставила обширную программу расследования, требующую для своего выполнения продолжительного времени и сводящуюся к установлению ресурсов и средств Советской России в области земледелия, транспорта, скотоводства и т. д., причем это должно делаться под руководством тех людей, которые уже занимались этим изучением в ничем не прикрытых целях устройства мятежей и облегчения продвижения иностранных армий на территории Советской Республики. Голод и страдания трудящихся России оказались поводом для этой комиссии, чтобы попытаться узнать, какими силами и средствами располагает Советское Правительство». Отказываясь удовлетворить домогательства комиссии Нуланса, Советское правительство вместе с тем указывало, что «оно пойдет в полной мере навстречу всякой другой организации, раз оно увидит, что эта организация действительно хочет заняться помощью голодающим».

    Все попытки Фритьофа Нансена привлечь к делу честной помощи голодающим правительства стран Антанты и Лигу наций наталкивались на непреодолимые преграды. В книге «Россия и мир», изданной в 1923 г., Нансен указывал, что политические деятели Европы считали, что «помощь умирающему от голода и страдающему русскому народу была бы равносильна поддержке Советского правительства и большевиков». «Сердца политических деятелей, — говорил Нансен, — часто бывают черствы и бесчеловечны». IX Всероссийский съезд Советов в специальном обращении к Фритьофу Нансену 25 декабря 1921 г. указывал: «Русский народ сохранит в своей памяти имя великого ученого, исследователя и гражданина Ф. Нансена, героически пробивавшего путь через вечные льды мертвого Севера, но оказавшегося бессильным преодолеть безграничную жестокость, своекорыстие и бездушие правящих классов капиталистических стран».

    Антисоветскую деятельность пытались вести и сотрудники Американской администрации помощи. Руководитель АРА Герберт Гувер не скрывал своего враждебного отношения к советскому строю и, заключая соглашение с Советской Россией, преследовал, конечно, империалистические цели[7]. Создав аппарат в Советской стране, АРА укомплектовала его американскими сотрудниками (их было около 300), многие из которых являлись кадровыми разведчиками. Директором АРА в России был полковник Хаскель, а его секретарем — разведчик Джон А. Лерс (в прошлом американский консул в Петрограде). Разведчиками были также помощник директора Мэтьюз Филип, представитель на Юго-Востоке России М. А. Дрискол, уполномоченный в Казани Джон Г. Бойд, в Башкирии — Крейг, на Украине — полковник В. Р. Гров, в Одессе — полковник Хайнес, в Белоруссии — армейский разведчик Харди и другие. В качестве русских сотрудников деятели АРА часто принимали на службу людей с темным, антисоветским прошлым, реакционных священников, бывших эсеров, кулаков. Кроме распределения продовольствия и руководства питательными пунктами, этот аппарат немало времени уделял разведывательной и подрывной антисоветской деятельности. Сотрудники АРА совершали частые поездки по стране (пытались проникать даже в пограничные районы, где не было питательных пунктов), вербовали в свою агентурную сеть неустойчивых людей, собирали сведения о состоянии промышленности, сельского хозяйства и военном положении Советской страны.

    В ряде мест, подбадриваемые деятельностью АРА, поднимали голову кулацкие элементы. В одном только Самарском уезде с декабря 1921-го по октябрь 1922 г. за антисоветские выступления, связанные с американской помощью, было привлечено к ответственности 44 кулака.

    Органы государственной безопасности Советской страны вели неустанную борьбу с попытками шпионской и подрывной деятельности американских разведчиков под вывеской АРА. Например, Царицынское ГПУ за активный сбор разведывательных сведений и оскорбительные действия в отношении местных властей выслала из Советской страны американского разведчика из АРА Фоя. Советские же граждане, изобличенные в незаконной деятельности, привлекались к суду или по требованию советских органов увольнялись с работы в организациях АРА.

    И все же Советское правительство стремилось установить с АРА деловые отношения в работе по оказанию помощи голодающим. Это давало возможность направить богатые ресурсы этой организации на помощь голодающим.

    Бедствия, причиняемые голодом, создали почву для усиления религиозных суеверий и предрассудков. Малосознательные массы искали спасения от бедствий у сверхъестественных сил. В 1921–1923 гг. по стране прокатилась волна «обновления чудотворных икон», крестов, которые истолковывались темными людьми как знамение божие. Церковь, как религиозная организация, стремившаяся сохранить свое влияние на широкие массы, не могла остаться в стороне от тяжелых испытаний, выпавших на долю народа, и должна была принять участие в борьбе с голодом. Патриарх Тихон 22 августа 1921 г. обратился к населению с воззванием, в котором рекомендовал жертвовать в пользу голодающих «кто сколько может». Вместе с тем реакционное духовенство устраивало массовые крестные ходы с «обновленными чудотворными иконами», молебны на выжженных солнцем полях, возбуждая в народе религиозный фанатизм, и исподволь настраивало население против «безбожной» Советской власти, будто бы повинной в голоде.

    В июне 1921 г. в селе Боево Воронежского уезда распространились слухи о том, что в местном храме «обновилась» старая икона под названием «Достойна есть». Неграмотные отсталые крестьяне, преимущественно женщины, устроили паломничество к иконе и стали требовать от духовенства выдачи ее для молебствий. Получив икону, толпы крестьян двинулись с нею на поля. Они верили, что икона поможет избавиться от засухи. Священники устраивали торжественные встречи иконы с колокольным звоном, молебны, акафисты и т. п. Религиозный психоз, охвативший крестьян, был настолько велик, что во многих окрестных деревнях также появились «обновленные иконы», и не только в храмах, но и в домах крестьян. Дело о вдохновителях и организаторах ложного «чуда» рассматривалось Воронежским губернским революционным трибуналом. В его приговоре от 22 октября 1921 г. отмечалось: «Научно-психиатрическая экспертиза установила развитие эпидемии массового религиозного психоза, а судебное следствие установило извлечение материальных выгод из этого народного бедствия для черничек и церкви». Революционный трибунал признал привлеченных к ответственности крестьян, а также некоторых священнослужителей «одержимыми религиозным психозом» и освободил их от наказания; лишь семь священнослужителей приговорены к общественно-принудительным работам без лишения свободы сроком на шесть месяцев каждый условно. В Рязанской губернии предметом поклонения стала хранившаяся в Троицком монастыре «чудотворная» икона, которой в 1613 г. рязанский архиепископ Феодорит «благословлял» на царствование Михаила Романова.

    Когда народное бедствие достигло предела, в общественных организациях трудящихся стали подумывать о том, чтобы для борьбы с голодом использовать огромные ценности, имевшиеся в церквах. Об этом говорили на многочисленных собраниях рабочих и крестьян. А в январе 1922 г. представители голодающих губерний обратились с подобным ходатайством к Советскому правительству. 23 февраля ВЦИК принял решение «изъять из церковного имущества все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть самого культа», и передать в фонд помощи голодающим. Тогда-то в полной мере и выявилось истинное лицо реакционного духовенства. 28 февраля 1922 г. патриарх Тихон обратился с воззванием ко всем «верующим чадам российской православной церкви», в котором, касаясь постановления ВЦИК, провозглашал: «С точки зрения церкви подобный акт является актом святотатства… Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, освященных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами вселенской церкви и карается ею как святотатство»[8].

    Это был прямой призыв к неподчинению постановлению Советского правительства. Воззвание Тихона объявлялось с амвонов церквей, передавалось из уст в уста и возбудило волну беспорядков, нередко кровавых. 12 марта 1922 г. комиссия по изъятию церковных ценностей в городе Шуе Иваново-Вознесенской губернии явилась в соборный храм, где уже собралась враждебно настроенная толпа. Комиссию встретили криками и ругательствами. Наиболее ретивые черносотенцы из толпы толкали членов комиссии и наносили им удары. Желая избежать столкновения, комиссия решила отложить выполнение задания до 15 марта. Но 15 марта по призыву черносотенного духовенства в храме и на соборной площади собралась еще большая толпа. Когда к собору подошел наряд милиции для установления порядка, толпа встретила его камнями. На колокольне храма стали бить в набат. Колокольный звон продолжался полтора часа, возбуждая массы. К месту сборища явилась полурота красноармейцев. Из толпы раздались револьверные выстрелы. Красноармейцев окружили и, оттеснив от строя четырех, обезоружили их и тяжко избили. Тогда красноармейцы вынуждены были стрелять. В перестрелке погибло четыре человека.

    В правительственном сообщении по этому поводу указывалось: «Правительству чужда мысль о каких бы то ни было преследованиях против верующих и против церкви… Ценности созданы трудом народа и принадлежат народу. Совершение религиозных обрядов не потерпит никакого ущерба от замены драгоценных предметов другими, более простыми. На драгоценности же возможно купить достаточное количество хлеба, семян, рабочего скота и орудий, чтобы спасти не только жизнь, но и хозяйство крестьян Поволжья и всех других голодающих мест Советской Федерации… Только клика князей церкви, привыкших к роскоши, золоту, шелкам и драгоценным камням, не хочет отдавать эти сокровища на дело спасения миллионов погибающих. В жадном стремлении удержать в своих руках ценности какой бы ни было ценой центральная привилегированная клика не останавливается перед преступными заговорами и провокацией открытых мятежей… Сохраняя по-прежнему полное внимание и терпимость к верующим, Советское правительство не потерпит, однако, ни единого часа, чтобы привилегированные заправилы церкви, облаченные в шелка и бриллианты, создавали особое государство церковных князей в государстве рабочих и крестьян».

    Сопротивление верхушки духовенства было сломлено. В фонд помощи голодающим поступило большое количество церковных ценностей, которые пошли на спасение жизни людей.

    Огромными усилиями Коммунистической партии, советского народа, его правительства, при помощи международного пролетариата голод в стране удалось ликвидировать. Контрреволюция не смогла использовать его в своих целях.

    >

    3. «Народный союз защиты родины и свободы» на службе международного империализма

    В западных пограничных областях Белоруссии, несмотря на окончание советско-польской войны, в 1921 г. было неспокойно. На границах возникали вооруженные инциденты, провоцируемые — польской военщиной и разведкой. Из Польши на советскую территорию перебрасывались агенты и вооруженные отряды для диверсионной и подрывной работы. Контрреволюционеры, бежавшие из Советской страны и обосновавшиеся в Польше, вели шпионскую работу в советском тылу, подстрекали население к антигосударственным выступлениям.

    Политический бандитизм в Белоруссии был связан с действиями остатков разгромленных Красной Армией войск Булак-Балаховича и отрядов белорусских буржуазных националистов, принимавших участие в советско-польской войне на стороне Польши. В октябре 1920 г. разбитое «войско» С. Н. Булак-Балаховича сосредоточилось в районе Турова и Давид-Городка. Здесь Булак-Балахович при помощи поляков сформировал так называемую «Народную добровольческую армию» в составе четырех дивизий. С этими силами он перешел в наступление на Мозырь и Овруч.

    В ноябре 1920 г. части Красной Армии нанесли решительное поражение Булак-Балаховичу. Его «армия» рассыпалась. Часть ее капитулировала, часть перешла границу и была интернирована в Польше. Отдельные подразделения, раздробившись на мелкие шайки, рассеялись по окрестным селам.

    Вскоре белорусские контрреволюционеры с согласия польских властей стали перебрасывать из Польши на советскую сторону небольшие группы из интернированных отрядов Булак-Балаховича. Они должны были создавать в пограничных районах плацдармы для будущих наступлений более крупных соединений из Польши, а также организовывать базы для контрреволюционного восстания в советском тылу.

    В таком же направлении действовали и находившиеся в Польше остатки отрядов белорусских буржуазных националистов, сосредоточенные вокруг организации «Зеленый дуб», созданной в конце 1920 г. так называемым «Белорусским политическим комитетом», возглавляемым бывшим помещиком Алексюком. В начале 1921 г. отряды «Зеленого дуба» формально были расформированы.

    Но фактически они по-прежнему перебрасывались из Польши на советскую землю для подпольной борьбы и их деятельностью все так же руководил штаб «Зеленого дуба», находившийся на захваченной Польшей территории (в Молодечно). Ему подчинялись все банды в Белоруссии.

    Действуя небольшими отрядами в 20–30 человек, бандиты совершали нападения на советские учреждения, взрывали мосты, уничтожали телеграфные линии, склады продовольствия, грабили население, нападали и на отдельных прохожих в лесах. Иногда банды разрастались за счет местных грабителей.

    За зиму 1920/21 г. бандиты произвели в Белоруссии до 40 погромов, из них 21 в Мозырском уезде, где орудовали булак-балаховцы. В марте 1921 г. погромов было совершено 18, в апреле — также 18, в мае — 53. В Игуменском уезде оперировал отряд численностью до 400 человек под командованием полковника Павловского, в Бобруйском — отряд в 300 человек под командой капитана Колосова. К июню 1921 г. на территории Белоруссии действовало до 40 банд с постоянным контингентом до 3 тысяч человек.

    Для ликвидации бандитизма в Белоруссии был создан Революционный военный совет, в который вошли командующий войсками И. П. Уборевич, председатель Белорусской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией Я. К. Ольский, народный комиссар внутренних и военных дел республики И. А. Адамович. К борьбе с бандами привлекались партийные и советские организации и крестьянская беднота. Был издан приказ, согласно которому добровольно явившимся с повинной участникам банд гарантировалось прощение. Вместе с тем применялись конфискация имущества у семей скрывавшихся бандитов и иные принудительные меры.

    При каждом отряде по борьбе с бандитами действовал специальный чекистский аппарат, который вел разведывательную работу, проникая в банды и подпольные организации. На места, в села, для суда над участниками банд выезжали революционные трибуналы, которые слушали дела в открытых судебных заседаниях в присутствии крестьянских масс. Приговоры имели большое воспитательное значение.

    Весной 1921 г. отряды ВЧК и Красной Армии настигли и разгромили несколько крупных бандитских отрядов в Белоруссии. Выяснилось, что их начальники (Павловский, Прудников, Пименов и др.) являлись офицерами банд Булак-Балаховича и Перемыкина и были переброшены из Польши на советскую территорию контрреволюционной организацией — так называемым «всероссийским комитетом» «Народного союза защиты родины и свободы», обосновавшимся в Варшаве.

    В мае органы ВЧК раскрыли в Гомеле западный областной комитет этого «Союза», имевший отделения в разных городах Белоруссии и в северо-западных областях России. Чекисты арестовали членов этого комитета, многих активистов, закордонных курьеров, шпионов — всего несколько сот участников организации. Были захвачены также многочисленные документы. Выяснилось, что во главе «Народного союза защиты родины и свободы» стоит небезызвестный Борис Савинков.

    После провала в 1918 г. восстания в приволжских городах Савинков бежал на территорию, занятую чехословаками, и продолжал борьбу против Советской власти в рядах контрреволюционных армий. Так, например, он участвовал в действиях каппелевского офицерского отряда. В конце 1918 г. Савинков был представителем Колчака за границей. Обивая пороги французских и английских министерств, он добывал оружие, снаряжение и обмундирование для колчаковских и деникинских войск. Во время советско-польской войны 1920 г., будучи в Варшаве, Савинков стал председателем белоэмигрантского «Русского политического комитета» («РПК») и установил тесные отношения с польскими властями и французской военной миссией. Он участвовал в создании так называемой «Русской народной армии» под командованием Перемыкина и Булак-Балаховича, воевавшей на стороне Пилсудского, и в составе ее участвовал в походе на Мозырь. По окончании войны Савинков вместе со своим братом, казачьим есаулом Виктором Савинковым, создал в Польше организацию для добывания секретных сведений о положении в Советской стране и с этой целью насаждал шпионскую сеть в советском тылу. Часть полученных материалов Савинков передавал разведывательному отделу польского генерального штаба и французской военной миссии в Варшаве, руководимой генералом Нисселем.

    В январе 1921 г. братья Савинковы из остатков «Русского политического комитета», переименованного к тому времени в «Русский эвакуационный комитет», начали сколачивать новую антисоветскую организацию, которую назвали «Народным союзом защиты родины и свободы». Вознамерившись превратить ее во всероссийский антисоветский центр, Борис Савинков заключил соглашения о совместных действиях с эмигрантским петлюровским правительством УНР, с белорусскими буржуазными националистами и казачьими антисоветскими группами, находившимися в Польше. С тех пор бандитизмом в Белоруссии руководили главным образом савинковские организации.

    13—16 июня 1921 г. в Варшаве состоялся съезд «Народного союза защиты родины и свободы», на котором присутствовал 31 человек, и среди них представители поддерживавших «Союз» иностранных государств: офицеры французской (майор Пакейе), английской, американской, итальянской (Стабини) военных миссий в Варшаве и офицер службы связи между министерством иностранных дел и военным министерством Польши Сологуб. На съезде были также представители Петлюры (Юрий Тютюнник) и белорусских буржуазных националистов. Главари контрреволюционного движения твердили о необходимости поднять «всеобщее восстание» на советской территории. С этой целью решено было широко применять террор и диверсии для дезорганизации жизни в Советской стране. Один из представителей «всероссийского комитета» «Союза» рассказывал: «Предлагалась организация налетов и разрушение центров управления, Советов, исполкомов, парткомов, организация взрывов в советских учреждениях, на съездах, совещаниях и т. д. Террор выдвигался как средство для деморализации коммунистов и как средство, долженствующее прекратить приток свежих сил в РКП(б), что должны были достичь расстрелами и отравлениями коммунистов и репрессиями против их семейств».

    В состав руководства «Народного союза защиты родины и свободы» помимо братьев Савинковых (Борис Савинков был избран председателем) вошли известный деятель бывшего «Союза защиты родины и свободы» А. А. Дикгоф-Деренталь, литератор профессор Д. В. Философов, бывший штабс-ротмистр лейб-гвардии кирасирского полка Г. Е. Эльвенгрен, казачий полковник М. Н. Гнилорыбов и другие. Участие в «Союзе» Эльвенгрена, которого арестовывали за контрреволюционную деятельность еще при правительстве Керенского, и представителя Донского казачьего круга полковника Гнилорыбова достаточно красноречиво характеризовало лицо созданной организации. Б. Савинков хотел изобразить «Народный союз защиты родины и свободы» как непартийное объединение, задачей которого явилась бы практическая подготовка свержения Советской власти. Дальнейшая судьба России должна была, по его расчетам, решаться после поражения большевиков. Такая позиция давала возможность объединять в «Союзе» самые разнородные элементы — от монархистов до «социалистов».

    «Народный союз защиты родины и свободы» образовался при содействии польских властей и представителей французской военной миссии в Варшаве, заинтересованных в подрыве тыла Советской страны и в создании шпионской сети на ее территории. Фактически «Союз» стал подсобным органом польской разведки. В докладе ВЧК о деятельности «Народного союза защиты родины и свободы» говорилось: «Роль польского генерального штаба сводится к следующему: а) разрешению и содействию организации на территории Польши партизанских отрядов и перевозке их по железной дороге за счет польского военного министерства… б) снабжению этих отрядов оружием… в) содействию вербовке в лагерях военнопленных и интернированных организаторов антисоветских групп и отправке их в Россию; г) содействию реорганизации и приведению в боевую готовность остатков интернированных армий Булак-Балаховича, Перемыкина и Петлюры».

    В распоряжении ВЧК имелось письмо Булак-Балаховича на имя исполнявшего обязанности начальника рабочих дружин в Польше капитана Поворзака, из которого было ясно, что армия Балаховича, якобы интернированная в Польше, на самом деле была переформирована в дружины, подчинявшиеся второму отделу польского генерального штаба. ВЧК располагала также документами, указывавшими на то, что интернированные казаки принимались на польскую службу в пограничную стражу, при которой была учреждена должность казачьего представителя (таковым являлся член Всероссийского комитета «Народного союза защиты родины и свободы» полковник Гнилорыбов).

    Почти все агенты Савинкова состояли одновременно на службе польской разведки и контрразведки (офензивы и дефензивы). Военные и политические сведения, доставлявшиеся из России, курьеры Савинкова передавали в польский генштаб и французскую военную миссию. Проводниками агентов и диверсантов, направлявшихся через пограничные посты в Советскую Россию, служили чины польской офензивы и жандармерии.

    Организацию Савинкова финансировали второй отдел польского генерального штаба и французская военная миссия в Польше. За особо важные сведения о Красной Армии шеф информационного отделения французской военной миссии майор Марино выплачивал дополнительное вознаграждение. В перехваченном ВЧК письме полковник Павловский, командующий партизанскими отрядами Савинкова на советской территории, просил того «содрать» с французов за доставляемые им сведения о Красной Армии возможно дороже. При поездке весною 1921 г. в Париж для переговоров с французским правительством Б. Савинкову удалось при помощи русского промышленника Путилова склонить группу крупных капиталистов к субсидированию савинковской организации.

    Всероссийский комитет «Союза» фактически являлся международным бюро шпионажа против Советской республики. Он добывал, систематизировал сведения о Красной Армии и снабжал ими иностранные военные миссии в Варшаве.

    На территории России и Белоруссии «Народный союз защиты родины и свободы» создал ряд областных комитетов, которые, в свою очередь, организовывали губернские, уездные, городские и волостные комитеты и ячейки в советских учреждениях, на предприятиях, в деревнях, в частях и штабах Красной Армии. Эти организации должны были подготовить местные повстанческие силы к вооруженному выступлению, в котором предусматривалось участие переброшенных из Польши интернированных остатков войск Булак-Балаховича, Перемыкина, Петлюры.

    После разгрома военно-политических формирований Колчака, Деникина, Юденича Борис Савинков решил сделать ставку на кулацкие восстания в Советской стране. В одной из брошюр того времени он писал: «Основная, решающая ошибка Колчака, Деникина, Юденича состояла именно в том, что и Колчак, и Деникин, и Юденич — доблестные вожди — не уразумели того, что идею нельзя победить штыками, что идее нужно противопоставить тоже идею, и идею не вычитанную из книг и не взращенную на традициях Карамзина, а живую, жизненную, понятную каждому безграмотному солдату и близкую его сердцу». По мнению Савинкова, «Россия ни в коем случае не исчерпывается… двумя враждующими лагерями («красные», большевики — с одной стороны, «белые», «реставраторы» — с другой). Огромное большинство России — крестьянская демократия… Не очевидно ли поэтому, — писал Б. Савинков, — что, пока вооруженная борьба с большевиками не будет опираться на крестьянские массы, иными словами, пока патриотическая армия не поставит себе целью защиту интересов крестьянской демократии, и только ее, большевизм не может быть побежден в России. Именно крестьянству, именно во имя своих собственных интересов суждено свергнуть большевиков и восстановить порядок в России». Разгул мелкобуржуазной крестьянской стихии в Советской стране Савинков расценил как подтверждение своей «идеи». Ему казалось, что он сможет использовать обстановку и поднять весною 1921 г. «всеобщее восстание» против Советской власти. К этому моменту и готовились все савинковские организации, а вместе с ними их союзники — петлюровцы, белорусские националисты, реакционные казачьи группировки.

    Но весна 1921 г. не оправдала надежд контрреволюции. Подпольные савинковские организации в Белоруссии и западных областях Советской России так и остались лишь группками авантюристов и бандитов, лишенных сколько-нибудь широкой социальной базы. Основные массы крестьянства не поддержали савинковцев и шедших с ними белорусских буржуазных националистов. Кровавые похождения савинковцев в селах и местечках раскрыли всем глаза на суть «повстанчества», к которому призывали контрреволюционные «активисты», переброшенные из-за границы. Крестьяне сумели распознать в них все тех же белых офицеров, белогвардейцев, от которых они избавились в результате гражданской войны. Заявление Советского правительства о переходе к новой экономической политике, отмена продовольственной разверстки изменили настроение крестьян. Они стали отворачиваться от савинковцев и буржуазных националистов и помогать советским органам в поимке засланных из-за границы организаторов банд. Главарям контрреволюции пришлось отложить «всеобщее восстание» сначала до момента сбора урожая и внесения продовольственного налога, а потом и на более поздний срок.

    Однако контрреволюции никогда не удалось реализовать свои планы. Красная Армия и чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией неизменно срывали происки врага. Чудовищные зверства и погромы, совершаемые бандами, переброшенными Савинковым на советскую территорию, вызывали гнев народных масс.

    Вот лишь краткий перечень преступлений одного из ближайших сподвижников Савинкова — полковника С. Э. Павловского, который во главе банды контрреволюционных головорезов совершал рейды из Польши на советскую территорию.

    Во время первого рейда банда Павловского ворвалась в город Холм. Бандиты убили здесь 250 и ранили 310 человек. Отступая из Холма в направлении Старой Руссы, они заняли Демянск, разгромили там все советские учреждения, выпустили из тюрьмы уголовников, зверски расправились с коммунистами, советскими активистами, комсомольцами и местным населением, убив 192 человека.

    Во время второго рейда банда Павловского в районе Пинска захватила в плен юношей из отряда ЧОН. Головорезы заставили 14 членов этого отряда рыть для себя могилы, после чего Павловский лично расстрелял их. В селе Корюкине по приказу Павловского был замучен и повешен продработник коммунист Силин. Банда ограбила банки в уездных центрах Духовщина, Белый, Поречье и Рудня.

    Во время третьего рейда головорезы совершили налет на пограничную заставу, убили отдыхавших после дежурства на заставе девятерых красноармейцев, повесили беременную жену начальника заставы. В Велиже они ограбили банк, а в Опочке живым сожгли директора банка Г. И. Хаймовича. Отступая с советской территории, бандиты по приказу Павловского угнали много скота, принадлежавшего советским людям.

    Так же зверствовали и другие савинковские банды. Захватив местечко Пуховичи, бандиты отряда бывшего офицера Павлова бросили в котел с кипящей смолой старика пастуха, заподозренного в сочувствии Советской власти; зверски замучили и убили двух коммунистов, захватили 11 жителей местечка и потребовали за них выкуп; получив требуемую сумму денег, бандиты зарубили заложников. Близ Полоцка бандиты спустили под откос поезд, ограбили почтовый вагон и пассажиров, расстреляли 15 коммунистов, у которых нашли партийные билеты.

    В январе 1922 г. красноармейцы задержали нарушителя границы, оказавшегося бывшим подполковником В. Свежевским. Этот изменник, служивший в Красной Армии, а затем сражавшийся против нее в составе разных банд, был интернирован в Польше. Когда ему «надоело бездействовать», он предложил свои услуги «Народному союзу защиты родины и свободы». По ходатайству Б. Савинкова и М. Гнилорыбова, руководившего террористической деятельностью «Союза», польские власти освободили Свежевского. Он получил от савинковского «Союза» задание убить Ленина и с этой целью пробирался в советский тыл.

    В связи с раскрытием связей «Народного союза защиты родины и свободы», а также украинских и белорусских буржуазных националистов с польскими разведывательными органами Советское правительство в ноте правительству Польши 4 июля 1921 г. потребовало ликвидации на польской территории организаций, действующих против Советской России, Белоруссии и Украины, и изгнания их руководителей. В ноте подробно характеризовалась враждебная Советскому государству деятельность савинковских организаций и приводились многочисленные факты связи их с органами польской разведки. В ноте говорилось также о том, что польский генеральный штаб содействовал отправке в Россию яда с целью массового отравления красноармейских частей в момент восстания. Так, например, 2-й отдел польского генерального штаба за подписью майора генерального штаба Бека выдал агентам Савинкова документ на провоз в Советскую Россию якобы для исследовательских целей двух килограммов яда.

    Советское правительство потребовало немедленного изгнания с польской территории обоих братьев Савинковых, Философова, Мягкова, Одинца, Дикгофа-Деренталя и других членов «Русского политического комитета», братьев Булак-Балаховичей, Перемыкина, Эльвенгрена, Васильева и других членов «Народного союза защиты родины и свободы», Петлюры, Тютюнника, Мордалевича, Орлика, Струка и других украинских контрреволюционных главарей, а также Злотского и других руководителей белорусских контрреволюционных организаций, полковника Гнилорыбова и других руководителей казачьих контрреволюционных групп и всех агентов указанных выше лиц и организаций.

    После долгих переговоров 7 октября 1921 г. между представителями РСФСР и Польши был подписан протокол, по которому польскую территорию должны были оставить В. Савинков, Д. Одинец, М. Ярославцев, А. Дикгоф-Деренталь, А. Рудин, А. Мягков, В. Уляницкий, М. Гнилорыбов, Эрдман, С. Петлюра, Ю. Тютюнник, Павленко, Зелинский, Н. Булак-Балахович. 28 октября главари антисоветских организаций покинули пределы Польши. Борис Савинков уехал раньше. Деятельность «Народного союза защиты родины и свободы» была парализована, а бандитизм в Белоруссии и западных областях Советской России к концу 1921 г. пошел на убыль. Советские войска наносили сокрушительные поражения бандитским отрядам. Лишь небольшие шайки бандитов еще и в 1922 г. продолжали свои действия в Минской, Гомельской и Витебской губерниях. К концу 1922 г. бандитизм в Белоруссии был окончательно ликвидирован.

    >

    4. Разгром основных сил петлюровщины. Крах махновщины

    На Украине, где мелкобуржуазные антисоветские движения бурно развивались еще в 1919–1920 гг., в 1921 г. они продолжались. 28 февраля 1921 г. В. И. Ленин говорил о положении на Украине: «Там было 120 правительств, и зажиточное крестьянство там развращено. Оно не может понять, что есть рабоче-крестьянское правительство и что раз оно берет хлеб, то для того, чтобы облегчить положение рабочих и крестьян. До тех пор, пока мы не добьемся там полного освещения всех этих вопросов, мы не перестанем получать известия о беспорядках, бандах, восстаниях. Это неизбежно, потому что неизбежны темнота, распыленность и озлобленность отдельных крестьян, которые остались нам в наследие от капитализма, которых нам нужно перевоспитывать годами». Антисоветские кулацкие выступления на Украине были использованы всеми действовавшими здесь контрреволюционными силами: общероссийской буржуазно-кадетской контрреволюцией; общероссийскими мелкобуржуазными партиями эсеров, меньшевиков, анархистов; организациями, выступавшими под флагом «беспартийности». Но в наибольшей степени эти выступления использовали петлюровцы и махновцы.

    После окончания войны с Польшей и краха петлюровской «государственности» вожаки украинского контрреволюционного националистического движения, в том числе члены «правительства Украинской Народной Республики», очутились в эмиграции в Польше. Там же в Польше (и в Румынии) сосредоточились интернированные остатки войск «УНР» численностью 25 тысяч человек. Заправилы петлюровщины теперь уже из-за границы пытались вызвать антисоветские движения на Украине. Конечно, эти эмигранты являлись находкой для польского и румынского буржуазных правительств, которые вели враждебную Советскому государству политику. Вот почему за небольшую плату в виде «помощи украинской государственности» польская и румынская разведки привлекли главарей петлюровщины на службу.

    В Польше (во Львове) Симон Петлюра образовал «Центральный штаб» для ведения подрывной деятельности в советском тылу. Начальником «штаба» он назначил Юрия Тютюнника, возведенного в звание «генерал-хорунжего армии УНР». Начальниками отделов «штаба» состояли: полковник Отмарштейн — начальник оперативного отдела, полковник Л. Б. Ступницкий — организационного, полковник бывшего царского генерального штаба Кузьминский — разведывательного и подполковник Добротворский — административно-политического. Вся работа «штаба» приспосабливалась к нуждам польской разведывательной службы. В петлюровский «штаб» входил и фактически контролировал его деятельность польский поручик Ковалевский. Полковник Кузьминский был связан со 2-м отделом польского генерального штаба и, в сущности, состоял там на службе. Все лица, нелегально направляемые «штабом» на советскую территорию, непременно получали от польской разведки шпионские задания, а по возвращении информировали не только петлюровский «штаб», но и польскую разведывательную службу. Переброска через границу петлюровских шпионов и диверсантов осуществлялась с помощью той же польской разведки. Средства на содержание петлюровского «штаба» давал 2-й отдел польского генштаба из секретных сумм; в расходах участвовала и французская разведка, получавшая через поляков сведения, добытые петлюровскими шпионами.

    Антисоветские движения, широко распространившиеся в конце 1920-го и начале 1921 г. в Екатеринославской, Киевской, Полтавской губерниях, Кременчугском и Юзовском районах, пробудили новые надежды у петлюровских главарей: у них созрел план воспользоваться этим движением и поднять «общее восстание» на Украине. В связи с этим они и заключили соглашение о совместных действиях с эмигрантскими савинковскими организациями, белорусскими контрреволюционными националистами и группами реакционного казачества.

    Согласно выработанному «Центральным (петлюровским) штабом» плану, вся территория Украины разбивалась на пять частей, образующих повстанческие группы, каждая из которых, в свою очередь, разделялась на 4–5 районов, а последние — на подрайоны. Эти части организационно должны были объединить все петлюровские вооруженные силы, предназначенные для действий на территории этих районов. Командующие группами назначались «Центральным штабом» из числа наиболее опытных начальников; командиры районов — командующими группами из местных людей или из офицеров, присылаемых из-за кордона. Помимо повстанческих отрядов согласно плану предполагалось организовать повстанческие подпольные комитеты — повстанкомы (центральный, групповые, губернские, уездные). Сеть повстанкомов строилась так: в селах создавались повстанческие «двойки», из представителей сельских «двоек» выделялись волостные «тройки», последние должны были создать уездный повстанком из пяти человек. Комитеты более высоких ступеней назначались «Центральным штабом». В момент, определенный «штабом», по его сигналу вся эта система петлюровских повстанческих отрядов и комитетов должна была начать «общее восстание». Одновременно планировалось вторжение на советскую территорию из Польши и Румынии интернированных там петлюровских войск.

    Этот план в значительной части остался на бумаге. Фактически «Центральный штаб» в 1921 г. образовал в советском тылу две группы. Первая охватывала мятежников южных (Одесской, Херсонской и Таврической) губерний; во главе ее стоял полковник А. А. Гулый-Гуленко, находившийся в Румынии. Вторая группа охватывала мятежников Киевщины и Волыни; командовать ею назначили бывшего командира бригады петлюровских войск полковника С. И. Яворского (Карого). Остальные группы не были созданы, хотя «штаб» послал во все концы Украины немало инструкторов и офицеров, которые создавали на местах повстанкомы и отряды.

    Тем временем в Киеве образовался и подпольный «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» («Цупком») или, как он еще себя называл, «Комитет освобождения Украины».

    В сентябре 1920 г. петлюровский министр Левицкий от имени «правительства УНР» предложил киевскому инженеру Наконечному взяться за организацию подпольных антисоветских ячеек, подчиненных петлюровскому эмигрантскому правительственному центру. К февралю 1921 г. Наконечный привлек к выполнению этого задания группу украинских интеллигентов, которые создавали в провинции ячейки, вовлекая в них главным образом учителей, кооператоров и других представителей интеллигенции. В этой-то среде и возникла мысль об образовании «Всеукраинского подпольного центра». В группу по созданию «центра» вошли Наконечный, сотрудники Киевского отдела народного образования Чепилко (бывший полковник), Грудницкий, работники кооперации Махиня и Андрух, сотрудник губвоенкомата Комар. В марте 1921 г. группа провела нелегальное совещание, пригласив для участия в нем представителей украинских антисоветских партий. Во время обсуждения вопроса о характере создаваемого «центра» разгорелась дискуссия. Представитель эсеров Максименко высказался за то, чтобы «центр» строился по партийному принципу. Наконечный и Чепилко возражали. Совещание постановило строить «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» по персональному принципу, независимо от партийной принадлежности его членов.

    Далее инициаторы решили связаться с эмигрантским «правительством» и получить от него полномочия на руководство подпольным движением в масштабе всей Украины. С этой целью в Польшу выехали Андрух и Наконечный. В беседах с Петлюрой и Тютюнником «делегаты» старались создать впечатление о большом значении и влиянии созданной ими организации. Им удалось убедить главарей контрреволюционного национализма в этом, и они получили от Петлюры мандат на объединение под своим руководством всех подпольных повстанческих сил, имевшихся на Украине. Петлюра отпустил им и средства на нужды организации.

    Председателем «Всеукраинского центрального повстанческого комитета» был избран Чепилко, а членами — Наконечный (уполномоченный по иностранным делам), Грудницкий (уполномоченный по военным делам) и Данчевский (уполномоченный по делам связи с периферией). «Цупком» налаживал контакты с имевшимися подпольными губернскими повстанческими комитетами и вооруженными отрядами.

    Весной 1921 г. петлюровские вожаки начали ускоренную подготовку военного выступления. Как стало известно впоследствии, разработанный «Центральным штабом» план вторжения из-за кордона петлюровских банд на Украину был согласован с военным командованием Польши, с французской военной миссией, находившейся в Варшаве, с савинковской организацией. Польский генерал Соснковский от имени польского военного командования и французский генерал Ниссель от имени французской военной миссии принципиально согласились поддержать вторжение и одобрили смету на расходы по этой авантюре. Фактически был заключен договор, по которому поляки: 1) разрешили организовать петлюровский штаб на своей территории; 2) обязались снабжать средствами как штаб, так и все пропускные пункты, через которые будут проходить посылаемые на Украину агенты; 3) дали разрешение использовать интернированных в лагерях офицеров и казаков для посылки на Украину; 4) предоставили право получения документов польского генерального штаба и бесплатного проезда по железной дороге петлюровским агентам; 5) обязались выпустить к моменту восстания всех интернированных офицеров и казаков из лагерей и снабдить «дивизии» необходимым оружием, снаряжением, обмундированием, обозом для создания фронта против Советов. Такие же обязательства приняло на себя и румынское военное командование во время переговоров с полковником А. А. Гулым-Гуленко.

    Готовился к выступлению и «Всеукраинский центральный повстанческий комитет». Его главари — Чепилко, Наконечный и другие — выехали уже из Киева в Холодный Яр, откуда собирались объявить о начале «всеобщего восстания».

    Не менее активно действовал в то время и Махно. Прорвавшись в конце ноября 1920 г. сквозь кольцо окруживших его в Гуляй-Поле советских войск, он в короткий срок вновь создал, теперь уже из кулацких, антисоветских элементов и старой махновской «гвардии», крупную банду. И вновь начались грабежи и убийства на территории многострадальной Украины.

    Борьба с бандитизмом в конце 1920 г. стала одной из главных задач Советской власти на Украине. Украинское Советское правительство образовало «Военное совещание» во главе с главнокомандующим войсками Украины и Крыма М. В. Фрунзе. Значительно были усилены войска ВЧК. В основном очаге махновщины, в Александровском районе, ЦК КП(б)У и СНК УССР образовали специальную Политсекцию Александровского района, которую возглавил народный комиссар внутренних дел Украины В. П. Антонов (Саратовский). В январе 1921 г. все местные чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией на Правобережной Украине были объединены и подчинены специальному уполномоченному ВЧК, прибывшему из Москвы. Все это сыграло важную роль в подавлении контрреволюции. Замена продразверстки продналогом и другие политические мероприятия, связанные с проведением новой экономической политики, позволили Коммунистической партии и Советскому правительству преодолеть мелкобуржуазную стихию и на Украине. Подавляющее большинство украинских крестьян сочувственно встретили новый закон. Петлюровский и махновский бандитизм лишился на Украине благодатной почвы. Махновские банды были изгнаны с насиженных мест и стали беспорядочно метаться по Херсонской, Киевской, Полтавской губерниям.

    Уже в конце июля 1921 г. М. В. Фрунзе мог заявить: «Бандитизм как вооруженная сила резко и определенно идет на убыль. Подавляющее большинство прежних крупных бандитских соединений уничтожено… Значительная часть действующих ныне на территории Правобережья банд — зарубежного происхождения и появляются у нас периодически, сорганизовавшись или сформировавшись на территории Румынии и Польши при попустительстве румынских и польских властей.

    Что касается Левобережья, то здесь приходится отметить… почти полное искоренение самого сильного бандитского соединения, так называемой «повстанческой армии Махно». Махно… был вынужден распустить свою армию. Повстанческая армия в настоящее время почти совершенно ликвидирована… Убиты ближайшие помощники Махно — Забудько, Куриленко, тяжело ранен ряд других (Щусь, Фома Кожин), отбит весь обоз, все тачанки с пулеметами. У одного Махно взято около 40 пулеметов.

    Красной Армии как силе, активно борющейся с бандитизмом, сейчас, ввиду отсутствия крупного противника, делать почти нечего, и на первый план выступает отныне роль ЧК и милиции».

    В апреле 1921 г. на основании решения V Всеукраинского съезда Советов Центральное управление чрезвычайных комиссий Украины было преобразовано во Всеукраинскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. Согласно постановлению ВУЦИК и СНК УССР от 2 апреля 1921 г. «О Всеукраинской чрезвычайной комиссии» в чекистском аппарате усиливались коллегиальные начала, важнейшие вопросы работы решались коллегией с участием представителей НКЮ и НКВД. Председателем ВУЧК был назначен В. Н. Манцев, членами коллегии — Е. Г. Евдокимов, Н. А. Рославец и другие.

    Внимание чекистского аппарата было сосредоточено на ликвидации бандитизма и петлюровских повстанческих комитетов. Чекисты увязывали свои действия с военным командованием: вели разведку, проникали в самую гущу бандитских соединений, вылавливали отдельных главарей и активистов. Они проделали огромную работу по ликвидации петлюровских банд атаманов Мелашко, Лозина, Федотченко, Стенового (Пастушки), Бровы, Зирки — на Екатеринославщине, Трепета на Киевщине и других. Венцом этой работы была ликвидация «Всеукраинского центрального повстанческого комитета».

    7 августа 1921 г. информационный отдел Всеукраинской чрезвычайной комиссии опубликовал отчет о своей работе и сообщил о ликвидации «Цуикома». Это произошло при следующих обстоятельствах. В конце 1920-го и начале 1921 г. Екатеринославской губчека удалось арестовать бывшего начальника конных частей банды Стенового — Илью Тимошина (он же Иванов) и бывшего начальника штаба той же банды Гвиненко. В результате этих операций были установлены подробности деятельности петлюровского эмигрантского «Центрального штаба», польской разведки и подпольного «Цупкома», находившегося в лесах Холодного Яра.

    Одновременно чекистам удалось напасть на след крупного петлюровского деятеля Гелева. Серб, врач по специальности, этот авантюрист по каким-то неясным причинам связал свою судьбу с петлюровщиной. Вначале он участвовал в похождениях банды Трепета на Киевщине. Потом, после ее разгрома, спасаясь от преследования чекистов, бежал за границу, пробрался в Польшу и явился к Петлюре. Последний вручил Гелеву мандат на организацию повстанческих отрядов и комитетов на советской территории; «Центральный штаб» дал Гелеву несколько явок, и тот с группой помощников вернулся на Украину.

    Чекисты бдительно следили за деятельностью Гелева и раскрыли его связи с подпольным «Цуикомом». Между тем части 1-й Конной армии во время преследования банды на Екатеринославщине окружили в одном из сел самого Гелева с тремя его помощниками. Буденновцы предложили всем сдаться, но бандиты открыли огонь. В результате перестрелки дом, в котором был Гелев, загорелся, и сам авантюрист погиб. После этого чекисты приступили к ликвидации организаций, во главе которых стояли соучастники Гелева, связанные с «Цупкомом».

    Чекисты установили адрес важной конспиративной квартиры «Цупкома». Эта явка была «накрыта». Здесь были арестованы: видный петлюровец Цыбенко, прибывший из Польши с шифром для связи между петлюровскими организациями, один из холодно-ярских атаманов, а также супруги Уманские — содержатели явки «Цупкома».

    На основе всех этих данных был выработан план ликвидации «Цупкома». В его разработке приняли участие видные чекисты, работавшие в 1920–1921 гг. на Украине: В. Н. Манцев, К. М. Карлсон, Е. Г. Евдокимов, М. П. Портнов. В сообщении ВУЧК говорилось: «Весь «Всеукраинский повстанческий комитет», состоящий из пяти человек, был изъят. Арестованными оказались: голова «Цупкома» полковник Чепилко, секретарь Наконечный (он же Днистров) и члены — Комар и полковник Грин. Начальник штаба «Цупкома» (штабс-капитан Чепилко-младший) при попытке бежать и сопротивляться был убит»[9].

    Несмотря на эти поражения, петлюровские эмигрантские вожаки продолжали безрассудную авантюру — готовили так называемое «общее восстание» на территории Советской Украины. Начало «восстания», по согласованию с польским генеральным штабом, они перенесли на осень 1921 г. Польские власти обещали освободить «для пробы» из лагерей 2–3 тысячи интернированных петлюровцев и перебросить их за границу.

    Правительства Советской России и Украины потребовали от польского правительства прекращения враждебных действий, противоречащих условиям мирного договора.

    Между тем в начале октября 1921 г. из Польши на советскую территорию в районе Острога проник вооруженный отряд петлюровцев под командованием генерала Нельговского. Он взял направление на Волынь. 25 октября в районе села Копиченец двинулась на советскую Подолию вторая крупная группа петлюровских войск под командованием подполковника Палия-Черного.

    Наконец в ночь на 5 ноября в районе юго-западнее Олевска с большим отрядом — так называемой «киевской дивизией» — перешел советскую границу и сам «генерал-хорунжий» Тютюнник. Как выяснилось впоследствии, польские власти, освободив из лагерей значительное число интернированных войск «УHP», содействовали им в переходе советской границы.

    Наконец-то петлюровцы осуществили свой долго вынашиваемый план вторжения на украинскую землю. Они надеялись, что им удастся привести в движение созданные ими на Украине подпольные организации и вовлечь крестьянство в антисоветское восстание. Тютюнник опубликовал «приказ», в котором объявил, что «разрешается свободная торговля, хранение и перевозка товаров», а также «неприкосновенность частной собственности». Но ни крестьяне, ни рабочие не поддержали «тютюнниковский рейд».

    17 ноября 1921 г. в районе деревни Звиздаль (35 километров северо-западнее Тетерева) конная бригада Г. И. Котовского и бригада червонного казачества В. М. Примакова разгромили объединенную банду Тютюнника и Палия-Черного. Тютюнник бежал.

    Так провалилось последнее крупное вооруженное наступление петлюровцев на украинскую землю. Тем временем Красная Армия и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией окончательно ликвидировали махновский бандитизм.

    Под влиянием новой экономической политики крестьяне в одиночку и группами уходили от Махно. Многие добровольно сдавались Советской власти. К осени 1921 г. сдались: член штаба махновской армии Зверев, инспектор артиллерии Шаровский, начальник связи Полено, электротехник Пахарь и другие махновские командиры — всего 30 человек — и 2443 рядовых махновца.

    Лишь Нестор Махно с горсткой своих «гвардейцев» метался, убегая от преследования Красной Армии и чекистов. В августе 1921 г. он с небольшим отрядом прорвался к границе Бессарабии. 28 августа перешел реку Днестр и сдался румынским властям. Правительства Советской России и Украины в ноте правительству Румынии от 20 сентября 1921 г. потребовали выдачи Махно. Но правители Румынии не сделали этого. Многие бежавшие за границу махновцы сами с повинной вернулись на родину. Среди них начальник махновского штаба Виктор Белаш, старые махновские командиры Ф. Каретников, Курильников, Иван Лепетченко, Лесовик и другие. Советское правительство амнистировало их.

    С ликвидацией мелких вооруженных шаек махновщина перестала существовать. Нестор Махно перешел на положение эмигранта. Некоторое время он находился в румынском концлагере, затем бежал в Польшу, где был арестован. В 1922 г. его освободили, он переехал в Париж и отошел от политической жизни. Умер Махно в 1934 г.

    >

    5. Белофинская авантюра в Карелии

    Антисоветские движения в Карелии активно поддерживались буржуазной Финляндией. Эта страна, в прошлом входившая в состав Российской империи, получила независимость согласно декрету Советского правительства от 31 декабря 1917 г. 27 января 1918 г. в Финляндии началась пролетарская революция и образовалась Советская социалистическая республика. В завязавшейся гражданской войне финской буржуазии с помощью «приглашенных» ею германских войск под командованием генерала фон-дер Гольца, оккупировавших Финляндию, в апреле 1918 г. удалось удушить финскую революцию рабочих и крестьян. Финляндия была превращена в плацдарм для нападения на Советскую Россию. Кровавый душитель революции генерал Маннергейм мечтал о создании «Великой Финляндии», включающей в себя соседние советские территории, в том числе и Карелию…

    В декабре 1918 г. финские войска захватили ряд пограничных волостей в Советской Карелии. 21 апреля 1919 г. банды финских и русских белогвардейцев снова вторглись из Финляндии в Южную Карелию и повели наступление на Олонец, Лодейное Поле и Петрозаводск. На захваченных землях они создавали отряды из карельских крестьян, принуждая их выступить против Советской власти и присоединиться к «родственной Финляндии». Красная Армия разгромила карело-финские банды. Остатки их осели в нескольких волостях Кемского и Повенецкого уездов Архангельской губернии. Здесь в селе Ухта в апреле 1920 г. образовалось антисоветское «Ухтинское правительство», объявившее своею целью создание «автономной Карелии», входящей в состав буржуазной Финляндии. Это «правительство» получало финансовую поддержку от властей, капиталистических фирм, обществ и банков Финляндии.

    Между тем карельские трудящиеся создали свою, рабоче-крестьянскую автономию и 8 июня 1920 г. ВЦИК санкционировал образование в составе РСФСР Карельской автономной Трудовой Коммуны. Всекарельский съезд Советов заявил, что карельский народ чувствует себя свободным в пределах Советской России и не пойдет под капиталистическое ярмо ни Финляндии, ни какого-либо другого иностранного государства.

    В октябре 1920 г. был подписан мирный договор между Советской Россией и Финляндией, однако финляндское правительство продолжало тайно содержать на своей территории карельские белогвардейские отряды для подготовки вторжения на советскую землю. В феврале 1921 г. по требованию Советского правительства финские власти предложили «Ухтинскому правительству» самораспуститься. Но вместо «правительства» был создан «Карельский просветительный союз», занимавшийся той же работой — собиранием вооруженных сил для вторжения в Карелию.

    В начале октября 1921 г. в Тунгудской, Ребольской, Ухтинской и Вокнаволоцкой волостях Карелии появились вооруженные отряды белофиннов и карельских кулаков, переправленные из Финляндии. Первая банда, во главе с финским майором Т. Токкиненом и карельским кулаком из села Березнаволоцкого В. Сидоровым, перешла границу еще в конце сентября. Авантюристы приступили к организации вооруженных отрядов из местных кулаков для свержения Советской власти.

    Мятежники создали на советской территории так называемый Карельский временный комитет — антисоветское «правительство Карелии», в состав которого вошли упомянутые Токкинен, Сидоров, О. Борисов и другие, и постановили обратиться к финскому правительству за помощью.

    Оплотом мятежников и белофиннов стали карельские кулаки. Одновременно с местными формированиями под видом «добровольцев» из Финляндии в Карелию шел поток пополнений — финские вооруженные отряды под командованием кадровых офицеров. В Карелию двинулись и некоторые русские белогвардейцы и даже отряд, составленный из бывших участников кронштадтского мятежа.

    Началась война, охватившая значительную часть Карелии. Финские белогвардейцы и местные кулаки восстанавливали в захваченных районах старые царские порядки и законы, заменяли Советы старостами, находящимися под контролем финских комендантов, уничтожали скудные продовольственные запасы народа, обрекая его на голод, терроризировали население.

    Сопротивление прорвавшимся из Финляндии отрядам оказывали сначала местные советские силы, в том числе отряд Карельской ЧК, а затем в боевые действия включились воинские части Петроградского военного округа. Активное участие в подавлении карельской авантюры принимали работники Особого отдела и войска ВЧК.

    В начале 1922 г. советские войска под командованием А. И. Седякина перешли в наступление. Видную роль в боевых действиях сыграл батальон Интернациональной военной школы, состоявший из курсантов-финнов под командованием известного финского революционера Тойво Антикайнена. К марту банды мятежников в основном были разгромлены; финские воинские части, а вместе с ними и многие карельские мятежники бежали в Финляндию. Советские войска захватили документы 47 кадровых финских офицеров, участвовавших в боях против Советской России. Документы эти были опубликованы в «Правде» 2 февраля 1922 г.

    За время своего господства бандиты буквально опустошили районы Карелии. Карельско-Мурманский военно-революционный комитет в обращении к населению от 23 декабря 1921 г. констатировал: «Положение очень тяжелое; много продовольственных запасов уничтожено, лошади угнаны, лесные заготовки, — главный источник существования, — стоят.

    Тунгудская волость была самой зажиточной волостью Кемского уезда, теперь там народ бедствует».

    Мятежники разворовали и уничтожили много тысяч пудов хлеба, доставленного в свое время советскими органами для голодающего населения Кемского и Петрозаводского уездов. Они ограбили Сегозерский завод, вывезли оттуда все материалы. Они разоряли школы, убивали учителей. В Ругозерской волости бандиты зверски убили коммунистов, собравшихся для празднования годовщины Октябрьской революции. Главарем убийц в этой волости являлся некий Карпов, служивший ранее Архангельскому антисоветскому правительству, а затем перешедший на службу к белофиннам.

    Обращение Карельско-Мурманского военно-революционного комитета призывало: «Трудящиеся Карелии! Бандитизм, организованный финскими капиталистами, толкнул вас в глубокое несчастье. Белые банды… являются наймитами и подручными финляндских капиталистов. Сами эти господа сидят в Финляндии… нисколько не заботясь о тех бедствиях, которые переживает бедная Карелия по их милости. Если на земле найдется хоть сколько-нибудь правосудия, то эти господа должны быть привлечены к суровой расплате. К ответственности должны быть привлечены не только местные руководители бандитов — Карповы, Ореховы и Токкинены, но и в первую очередь должны дать ответ их белофинские хозяева — Свинхувуд, кровавый Маннергейм и хулиганы-егеря… Они в первую очередь виновны в ручьях трудовой крови, в разорении наших домов и в наших неисчислимых страданиях».

    Военно-революционный комитет предложил крестьянам, скрывающимся в лесах, вернуться в свои дома. «Тем, которые будут честно исполнять все приказы Советской власти, помогать войсковым частям ликвидировать бандитизм, гарантируется Военно-революционным комитетом освобождение от всякого наказания».

    Советское правительство ассигновало и израсходовало из государственного бюджета большие средства на восстановление разрушенного бандитами хозяйства Карелии.

    Несмотря на разгром основных сил мятежников, их руководящие деятели, в том числе и так называемое «карельское правительство», находясь в Финляндии, долго еще при попустительстве и с ведома финских властей продолжали вести подрывную антисоветскую работу и готовиться к новым набегам на Карелию.

    13 сентября 1922 г. в протесте председателя российской делегации Русско-финляндской центральной комиссии, организованной для обеспечения спокойствия и мира в пограничной зоне, указывалось: «В Суомуссальми и Кухмониеми (на территории Финляндии. — Д. Г.) под видом «этапных пунктов» для беженцев открыто действуют организации так называемого «карельского правительства». Во главе этих организаций стоят лица, известные своей руководящей ролью во время бандитских нападений на Карельскую Трудовую Коммуну в 1921-м и 1922 гг. Из числа этих лиц я могу назвать бывшего члена так называемого «ухтинского правительства» Федора Сергеевича Федорова, который ныне под фамилией Синикива заведует Суомуссальмским «этапом», помощником его является другой известный руководитель бандитских нападений на Карельскую Трудовую Коммуну — Александр Мелентьев, ныне скрывающийся под фамилией Ренне. Начальником Кухмониемского «этапа» состоит не менее известный организатор бандитских нападений Ваара (родом из Ухты)…

    В непосредственной близости к пограничной полосе, в деревнях Хюрюнсальми, Путкола, Рисиярви и в Каяне не только существуют те «этапы», деятельность которых я уже характеризовал выше, но при некоторых из этих «этапов» имеются даже военные курсы того же «карельского правительства», в коих частью насильственно, частью же за плату, выдаваемую от этого «правительства», карельские беженцы, способные носить оружие, проходят курсы военных наук, необходимых для успешного проведения новых вооруженных нападений на Россию».

    30 апреля 1923 г. Советское правительство объявило амнистию всем крестьянам, принимавшим участие в карельской авантюре. Тем самым был открыт путь на родину тем, кто обманом и силой был вовлечен в авантюру. Вернувшиеся карельские крестьяне занялись мирным трудом на советской земле.

    >

    6. Конец дутовщины

    Весною 1920 г. после крушения колчаковщины разгромленные Красной Армией отряды атамана оренбургского казачьего войска А. И. Дутова были включены в «Отдельную Семиреченскую армию» Б. В. Анненкова и вместе с нею перешли китайскую границу. Они расположились в землянках вблизи города Чугучака, а некоторая часть в самом городе.

    Скопившаяся на китайской территории масса развращенной военщины (анненковцев, дутовцев, семеновцев, колчаковцев) и сопровождающих ее беженцев представляла собою угрозу для Советской страны, в частности для соседнего Семиречья. Это скопище было опасно и для китайских властей. Обнищавшие, потерявшие надежду на лучшее будущее, люди зверели, теряли всякое представление о совести, чести, добре и зле.

    В начале 1921 г. атаман Дутов задумал объединить все остатки русской военной белогвардейщины в Китае. Неоднократно битый Красной Армией, он вновь ввязывался в борьбу с Советской властью. Дутов установил контакты с антисоветскими зарубежными организациями, с Врангелем, с английской разведывательной службой, с басмачами и готовился к крупным военным операциям против Советской страны.

    В октябре 1920 г. в письме к командующему ферганскими басмачами Иргашу Дутов писал: «Еще летом 1918 г. от Вас прибыл ко мне в Оренбург человек с поручением от Вас — связаться и действовать вместе. Я послал с ним Вам письмо, подарки: серебряную шашку и бархатный халат в знак нашей дружбы и боевой работы вместе. Но, очевидно, человек этот до Вас не дошел. Ваше предложение — работать вместе — мною было доложено Войсковому правительству Оренбургского казачьего войска, и оно постановлением своим зачислило Вас в оренбургские казаки и пожаловало Вас чином есаула. В 1919 г. летом ко мне прибыл генерал Зайцев, который передал Ваш поклон мне. Я, пользуясь тем, что из Омска от адмирала Колчака едет миссия в Хиву и Бухару, послал с нею Вам письмо, халат с есаульскими эполетами, погоны и серебряное оружие и мою фотографию, но эта миссия, по слухам, до Вас не доехала. В третий раз пытаюсь связаться с Вами. Ныне я нахожусь на границе Китая и Джаркента в г. Суйдуи. Со мной отряд всего до 6000 человек. Теперь я жду только случая ударить на Джаркент. Для этого нужна связь с Вами и общность действий. Буду ждать Вашего любезного ответа».

    Надо было обезвредить Дутова. Советские чекисты задумали «выманить» Дутова на советскую землю или похитить его и за все его злодеяния предать суду.

    Для этого необходимо было проникнуть в расположение Дутова, войти в доверие к лицам, окружавшим его, и изыскать способ доставить Дутова на советскую сторону. Эту сложную задачу поручили группе чекистов, в том числе Касымхану Чанышеву, у которого были родственники на китайской территории и который мог поэтому появиться там, не вызывая подозрений.

    Касымхан Чанышев перешел границу и прибыл в Кульджу. Там он встретил друга детства, служившего переводчиком у Дутова, и через него добился свидания с последним. Он сыграл роль «недовольного Советской властью» и предложил Дутову свои услуги для работы в советском тылу. Весьма подозрительный по натуре, генерал, однако, поверил Чанышеву и дал ему задание вернуться в Джаркент, приступить к подготовке восстания, подробно информировать его о положении дел и поддерживать с ним постоянную связь через доверенных людей. Дутов предупредил Чанышева, что в случае измены найдет его «даже на дне моря» и расстреляет.

    Завязалась «игра» чекистов с Дутовым. В нее был включен в качестве «связного» между Чанышевым и Дутовым чекист Махмуд Ходжамиаров. Последний стал приносить с советской стороны интересующие Дутова «сведения», а для Чанышева от Дутова — указания и контрреволюционные листовки. Дутов также послал в помощь Чанышеву своего агента. В «игру» были включены и другие чекисты, получившие таким путем доступ к Дутову. Чанышев завоевал доверие атамана.

    В январе 1921 г. чекисты решили приступить к завершению операции по захвату Дутова. Ее назначили на 6 февраля 1921 г. Авторы книги «Из истории органов государственной безопасности Узбекистана» Р. Арипов и Н. Мильштейн на основании документальных материалов подробно описали проведенную операцию. В намеченный день в крепости Суйдуне собрались тщательно проинструктированные участники операции; каждый из них четко знал свои обязанности. У ворот крепости с лошадьми дежурили Азиз Ашурбакиев, Кудек Баймысаков и Юсуп Кадыров. Ходжамиарову предстояло пройти с письмом от Чанышева к Дутову, а Баймысакову — «убрать» часового, стоявшего у дверей квартиры Дутова. Передавая письмо Дутову, Ходжамиаров должен был ударом в голову оглушить его, а затем вместе с Баймысаковым втиснуть атамана в мешок и нести к лошадям. Если бы кто-нибудь заинтересовался содержимым мешка, участникам операции следовало ответить, что они несут полученные воззвания. Сам Чанышев должен был находиться неподалеку от дверей караульного помещения и в случае необходимости открыть огонь по окну и двери помещения и задержать конвой.

    Войдя к Дутову, Ходжамиаров передал ему письмо следующего содержания: «Господин атаман, хватит нам ждать, пора начинать. Все сделал. Готовы. Ждем только первого выстрела, тогда и мы спать не будем. Ваш Чанышев». В ту минуту, когда Дутов начал читать письмо, Ходжамиаров ударом оглушил его и сразу же позвал Баймысакова. Но тут в комнату неожиданно вошел адъютант Дутова, который, проходя мимо, заметил отсутствие часового. Увидев в комнате Ходжамиарова и Баймысакова, которые склонились над оглушенным атаманом, адъютант выхватил оружие, но был убит успевшим выстрелить раньше Баймысаковым.

    Конвоиры пытались выбежать из караульного помещения, но путь им преградил Чанышев. Ходжамиаров, видя, что похитить в такой обстановке Дутова невозможно, выстрелом в упор убил атамана. Убедившись, что Дутов мертв, Ходжамиаров и Баймысаков выпрыгнули через окно во двор и бросились к воротам крепости. К ним присоединился и Чанышев. Все трое вскочили на коней и, отстреливаясь, галопом помчались к границе. Вскоре они были в безопасности.

    Настала очередь покончить и с белогвардейским скопищем, образовавшимся в Китае. Один из участников событий, бывший белый эмигрант, впоследствии писал: «Весною 1921 г. в Чугучаке наступил настоящий голод…

    Ежедневно на улицах умирали люди, трупы которых по нескольку дней никем не убирались, — они лежали, скорчившись, в арыках, на скамейках около земляных стен. Нищих и больных появилось ужасающее количество. С раннего утра до вечера они шли беспрерывной вереницей, и у дверей все время слышался несмолкаемый стоп: «О-ой баибича, ой бай, ой баяй» — или русское: «Подайте милостинку христа ради». Вглядываясь в лица русских, лишь с трудом можно было узнать в этих лохматых, сгорбленных, дрожащих фигурах знакомых людей: «Вот этот полуголый, хрипло скулящий «христа ради»… бывший сельский хозяин, за ним дикий, косматый субъект в опорках — бывший инженер, дальше офицер, он почти беспрерывно плачет, вот учитель, вот окончивший консерваторию музыкант, лесничий, женщина с двумя ребятишками, за ней еще и еще… Они ходят по улицам Чугучака, одни из них просят милостыню, другие еще не просят, но скоро будут просить…»

    Заканчивая свое повествование, автор писал: «…Подавляющее большинство не понимало, за что, почему и с кем они боролись; не понимало в широком значении этого слова, т. к. многие боролись за свои личные интересы, но, так сказать, в глубину не видели ничего…

    Страдания учат многому. Военную диктатуру, власть буржуазии и бюрократии люди изучили хорошо. Дикость и никудышность их стояли у каждого перед глазами. Во времена колчаковщины, а в особенности там, в далеком Китае, все приняло простые, ясные формы, все обнажилось. Стесняться было нечего» и перед людьми во всем великолепии выступило все, скрытое раньше под громкими фразами, размалеванными декорациями и пустым слоем грима. В Китае спали последние покровы, румяна и белила слиняли, и под ними показалось дряблое, гнусное, отжившее лицо…» Это была безнадежность людей, потерявших родину.

    Советское правительство решило предпринять операцию по ликвидации русской белогвардейщины в Китае и возвращению этих отчаявшихся людей к мирной жизни на родине. 24 мая 1921 г. части Красной Армии по соглашению с китайскими властями перешли границу и двинулись на лагери белогвардейцев. Многие из этих людей были взяты в плен и переброшены на советскую территорию. Здесь они постепенно включались в мирную жизнь страны. Лишь непримиримые враги советского строя, профессиональная белогвардейская военщина продолжали свои авантюры. Теперь, после гибели Дутова, белогвардейцами на китайской территории стал командовать генерал-лейтенант А. С. Бакич.

    >

    7. Дело Унгерна

    Среди многочисленных и разных врагов революции и Советского государства, действовавших в первые годы Советской власти, особое место принадлежит барону Р. Ф. Унгерну фон Штернбергу. Этот отпрыск древнего рода прибалтийских баронов, предки которого состояли членами ордена меченосцев и участвовали в крестовых походах, являлся одним из злейших врагов советского строя.

    Военная карьера барона, служившего в русских войсках и до революции, была связана с Забайкальем. Сюда он вместе с казачьим атаманом Семеновым был послан после революции Керенским для формирования бурятских полков. В годы гражданской войны Унгерн фон Штернберг подавлял народные движения в Сибири и Забайкалье. За эти «заслуги» Семенов присвоил своему помощнику, 35-летнему Унгерну, чин генерал-лейтенанта. В 1920 г. барон, расставшись с Семеновым и разбитыми Красной Армией колчаковцами, самостоятельно организовал вооруженную банду из разбойничьего сброда: русских казаков-монархистов, контрреволюционно настроенных монголов, китайцев, бурят и японцев. Местом своей деятельности он избрал Монголию. Здесь хозяйничали тогда китайские милитаристы, ликвидировавшие остатки монгольской автономии. Глава ламаистской церкви «живой бог» — богдогэгэн вместе с монгольской феодальной знатью пресмыкался перед чиновниками пекинского правительства.

    Однако в стране поднималось мощное народно-освободительное движение, руководимое Монгольской народно-революционной партией во главе с Сухэ-Батором.

    Барон Унгерн, хорошо знавший обстановку в Монголии, играя на национальных чувствах монгольского народа, выдвинул лозунг «освобождения» страны и восстановления ее автономии. Он сумел воздействовать на богдогэгэна, которого насильно привез в свой штаб, и заручился обещанием его поддержки. В конце 1920 г. Унгерн со своей бандой двинулся в Монголию. В феврале следующего года он захватил ее столицу — Ургу и восстановил богдогэгэна на престоле. Фактически диктатором в стране стал он сам.

    В Урге окончательно оформились «философия» и политическое кредо барона. Отпрыск христианских рыцарей-крестоносцев, сокрушавших неверных «за веру Христову», барон Унгерн выступил против европейского «гнилого Запада» и выдвинул идею… воссоздания «Срединной Азиатской империи», подобной империи Чингисхана, чей образ он избрал своим идеалом. Эта империя должна была объединить под властью свергнутой народом в Китае маньчжурской династии Цин все территории, на которых жили племена «монгольского корня», — Китай, Маньчжурию, Монголию, Тибет и некоторые области Советского Туркестана. В последующем барон мечтал восстановить монархию в России и во всем мире.

    Будущее человечества представлялось Унгерну весьма просто. Власть в государствах должна принадлежать монархам, опирающимся на дворян и аристократию; фабрики и заводы — их владельцам, земля — помещикам. Рабочим, крестьянам, солдатам оставалось работать, служить и повиноваться монарху, капиталистам и помещикам. И никакого участия в государственной и общественной деятельности. Всякая революция — враг государства и народов. Порядок в стране должен поддерживаться силой; за нарушение дисциплины и веры в бога применять телесные наказания (до 100 ударов палками или кнутом) и казни.

    Унгерн сносился с китайскими генералами, боровшимися против революционного движения в Китае (Чжан Цзолином); с маньчжурским принцем — претендентом на престол в Срединном царстве; с феодальной верхушкой монгольских племен. Как средневековый рыцарь, он предлагал им свою саблю и службу: писал письма, приглашал объединиться во имя не дававшей ему покоя «идеи».

    В письме, направленном главам киргизских племен, Унгерн писал: «Зная хорошо Запад, где родились гибельные учения большевизма и коммунизма, зная западную культуру, оценивая пользу и вред, идущие оттуда, я ясно вижу, что монгольским племенам, где бы они ни жили, грозит смертельная опасность как со стороны русской, так и со стороны китайской революции…

    Надо спасаться и начать борьбу…

    Борьба эта — в объединении всех племен Внешней и Внутренней Монголии, управляемой ныне Богдыханом и его правительством в Урге.

    Дальнейшей задачей — соединение всех племен и верований монгольского корня в одно независимое могущественное Срединное государство, которое будет, как ветвь огромного дерева, питаться от могучего древнего древа, верное прежним заветам Срединной империи, возглавляемое императором из кочевой Маньчжурской династии, носительницы веры, верности и любви ко всем народам Великого Могола».

    В письме одному из китайских генералов он так формулировал свои замыслы: «Следующий этап организационной работы в Азии, работы, идущей под лозунгом «Азия для азиатов», является образование Срединного Монгольского царства, в которое должны войти все монгольские народы. Я уже начал сношения с киргизами и отправляю письмо влиятельному деятелю Алаш-Орды, бывшему члену Государственной думы, очень образованному киргизскому патриоту, потомку наследственных ханов Букеевской орды (от Иртыша до Волги) — А. М. Букейхану.

    Необходимо Вам из Пекина действовать в этом направлении па Тибет, (Восточный) Туркестан и особенно в первую очередь на Сиисян (Синьцзян. — Д. Г.)…

    Необходимо подчеркнуть во всех сношениях необходимость спасения Китая от революционной смерти путем восстановления маньчжурской династии Цинов». В окончательном восстановлении династии Цинов, писал Унгерн, «я вижу меру борьбы с мировой революцией».

    Унгерн понимал, что восстановление монархии в России — дело очень трудное, и поэтому, предлагая свою службу китайскому реакционному генералу, писал ему: «Сейчас думать о восстановлении царей Европы из-за испорченности европейской науки и вследствие испорченности этих народов, обезумевших под идеями социализма, невозможно. Пока возможно только начать восстановление Срединного царства и народов, соприкасающихся с ним, до Каспийского моря и только тогда начать восстановление Российской монархии, если народ к тому времени образумится. А если нет, то и его покорить».

    Замыслы Унгерна явно приходились по душе японским милитаристам, мечтавшим о создании под протекторатом Японии государства в составе Монголии, Маньчжурии, Тибета и некоторых русских дальневосточных областей. Как ни старался барон доказать самобытность своих «идей», они, по существу, совпадали с позицией японских милитаристов и с честолюбивыми мечтами потомков восточных деспотов. Недаром маньчжурский принц, претендент на престол в будущей «Срединной Азиатской империи», в ознаменование «заслуг» Унгерна издал «милостивый указ», по которому барону предоставлялось право иметь паланкин зеленого цвета, красновато-желтую курму, желтые поводья, трехочковое павлинье перо и присваивалось звание «Дающий развитие государству Великий Герой». А глава ламаистской церкви богдогэгэн присвоил ему высший княжеский титул в Монголии— «Ван».

    К маю 1921 г., кочуя со своей бандой по монгольским степям, грабя местное население, Унгерн почти исчерпал средства «кормления». 21 мая он издал приказ о наступлении против Красной Армии в советской Сибири. Приказ этот являл собою документ, в котором причудливо переплетались «философские» разглагольствования Унгерна, его религиозно-мистические бредни, желание одурачить малосознательных людей, изуверство черносотенца. Русский народ, говорилось в приказе, «в недрах своей души преданный вере, царям и отечеству», под влиянием интеллигенции и «неприменимых принципов революционной культуры… революционных бурь с Запада» начал, по мнению Унгерна, «сбиваться с прямого пути», и Российская империя распалась. «Россию, — проповедовал барон, — надо строить заново». И вот как он предлагал это сделать. «Ему (народу. — Д. Г.), — писал Унгерн, — нужны имена, имена всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно — законный хозяин земли русской — император всероссийский Михаил Александрович». Эту кандидатуру в цари он и выдвинул, ссылаясь на… Евангелие. Когда впоследствии дознавались, почему он это сделал, Унгерн отвечал: «Я верю в Евангелие. По Евангелию выходит (глава XI. — Д. Г.), что есть предсказание пророка Даниила, — это должно быть в июле 1921 г. — пришествие Михаила. На этих предположениях мы стоим…»

    В том же приказе Унгерн предписывал своим войскам во время похода «комиссаров, коммунистов и евреев уничтожать вместе с семьями. Все имущество их конфисковать». «Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней… Единоличным начальникам, карающим преступника, помнить об искоренении зла до конца и навсегда и о том, что неуклонность в суровости суда ведет к миру, к которому мы все стремимся, как к высшему дару неба».

    «Продовольствие и другое снабжение конфисковать у тех жителей, у которых оно не было взято красными…»

    Унгерн утверждал в приказе, что в походе против Красной Армии на широком фронте от Маньчжурии до Туркестана примут участие также войска атамана Семенова (Уссурийский край), корпус белогвардейского генерала Бакича (район Семипалатинска), казачья банда Кайгородова (Алтай) и другие.

    Однако задуманному плану контрреволюционного похода не суждено было сбыться. Народ не поддержал ни Унгерна, ни Бакича, ни Кайгородова, ни Семенова. «Философско»-черносотенный приказ монархистского мракобеса Унгерна не мог вдохновить русских крестьян, покончивших с монархией и помещиками.

    Двигаясь по левому берегу Селенги на Троицко-Савск, Унгерн оставлял за собою пепелища сожженных деревень и трупы. Все имущество «непокорных» Унгерн раздавал участникам своей банды, кормившейся за счет грабежей. Барон «покорял» русский народ методами Чингисхана.

    Между тем народно-освободительное движение в Монголии разрасталось и крепло. В начале 1921 г. там образовалось Народно-революционное правительство, и армия во главе с Сухэ-Батором повела успешную борьбу с китайскими милитаристами и белогвардейской бандой Унгерна. По просьбе Народно-революционного правительства на помощь монголам пришла Красная Армия, вступившая в столицу Монголии — Ургу. Тогда и богдогэгэн выступил против Унгерна, призывая народ уничтожить этого «распутного вора».

    В августе 1921 г. Красная Армия совместно с монгольскими народными войсками разбила банду Унгерна. Чекисты же, под руководством полномочного представителя ГПУ по Сибири И. П. Павлуновского, организовали захват живым этого палача народа. В войска Унгерна были посланы разведчики, которые провели большую работу среди солдат Унгерна, и они сами выдали барона красноармейцам.

    15 сентября в Новониколаевске (ныне Новосибирск) состоялось открытое судебное заседание Чрезвычайного революционного трибунала по делу Унгерна. Суд заседал в составе председателя Сибирского отдела Верховного революционного трибунала Опарина, членов Габишева, Гуляева, А. Д. Кравченко, И. Кудрявцева. Обвинителем выступил Емельян Ярославский, защищал Боголюбов.

    Чрезвычайный революционный трибунал признал, что Унгерн предпринял попытку свергнуть советский строй, причем «путь к этой попытке (вел) по рекам пролитой крови не только советских работников и их семей, но и невинных женщин и детей — не убиваемых, а истерзываемых и предаваемых самым бесчеловечным, известным нам только по глубокой истории, пыткам. Сжигались громадные села с женщинами и детьми (село Укыр и другие), расстреливалось сотнями крестьянство (станица Мензинская). Применялись пытки такого рода (сажание на лед, раскаленную крышу, битье кнутами, такое, чтобы летели куски мяса, и т. п.), о которых при упоминании и особенно при зверском хладнокровии Унгерна, вполне сознавшегося в их применении, невольно вспоминается феодализм со всеми его грязными бесчеловечными правами феодалов».

    Унгерн был приговорен к единственно возможному наказанию — к смерти и казнен в Новониколаевске.

    В декабре 1921 г. части Красной Армии совместно с отрядами красных партизан на территории Народной республики Танну-Тува (ныне Тувинская АССР) разгромили и банду генерала Бакича; Бакич бежал в Монголию, где был взят в плен и передан Советской власти. В мае 1922 г. Сибирское отделение военной коллегии Верховного революционного трибунала рассмотрело дело о злодеяниях генерала А. С. Бакича и шестнадцати его соучастников, в том числе его начальника штаба, генерала Ивана Смольнина-Терванда, полковника Токарева и других. Все они были сурово наказаны.

    Впоследствии в Горном Алтае была ликвидирована и банда Кайгородова, а ее атаман 10 апреля 1922 г. был убит при попытке к бегству.

    >

    Глава четвертая. Влияние НЭПа на ход борьбы с контрреволюцией

    >

    1. Особенности борьбы с контрреволюцией в условиях нэпа. Образование ГПУ

    Новая экономическая политика благотворно сказалась на народном хозяйстве, обеспечила подъем промышленности и земледелия, рост производительных сил. Вместе с тем она привела к некоторому оживлению капитализма в городе и деревне.

    С введением нэпа чаяния подавляющего большинства крестьян-середняков были удовлетворены. Они с новыми силами принимались за работу в сельском хозяйстве. В то же время мелкотоварное крестьянское хозяйство, свободная торговля усиливали позиции и старого, и вновь нарождавшегося кулачества.

    Разгромленная ранее промышленная буржуазия также частично ожила. Некоторые из бывших собственников старались получить в свое распоряжение мелкие и средние предприятия в порядке денационализации или аренды, остальные же поступали на службу на советские заводы, фабрики, в учреждения. Часть буржуазии и буржуазной технической интеллигенции все еще надеялась на реставрацию капитализма; другие же специалисты, устроившись на государственные предприятия, честно помогали налаживать хозяйство.

    Разгром основных организованных сил контрреволюции в России и новая экономическая политика усилили процесс расслоения в белоэмигрантских кругах. Наряду с крайними «активистскими» элементами, жаждавшими продолжать борьбу с революцией прежними авантюристическими методами, появились группы, пересмотревшие методы борьбы с Советской властью. Образовалось «сменовеховское течение», получившее свое название от сборника «Смена вех». Его издала группа кадетских профессоров-белоэмигрантов (Ю. В. Ключников, Н. В. Устрялов, Г. Л. Кирдецов, С. С. Лукьянов, П. В. Дюшен, Ю. Н. Потехин), многие из которых принимали раньше прямое участие в антисоветской деятельности. «Сменовеховцы» поняли, что насильственная реставрация буржуазно-помещичьего строя в России — дело несбыточное, и свои надежды связывали с новыми явлениями в экономической жизни Советской республики. Новая экономическая политика была рассчитана на развитие производительных сил страны в социалистическом направлении, на упрочение союза рабочего класса и крестьянства, на укрепление диктатуры пролетариата. «Сменовеховцы» же полагали, что нэп неизбежно должен привести к восстановлению капитализма, и решили «примириться» с Советской властью. Профессор Ю. В. Ключников, объясняя причины поворота настроений «сменовеховских» кадетов, писал: «Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что решающим моментом перехода нас на новую позицию был момент крушения общего антисоветского фронта в лице Колчака, Деникина, Юденича и Миллера, когда они совместно окружили Советскую Россию и давили на нее. После их поражения всякие мечты об уничтожении Советской власти не только становились безнадежными, но уже и политически вредными и гибельными для России… Мы все следим за усилиями Советской власти наладить экономическую жизнь, обеспечить в России правовой порядок и поддержать в ней культурное творчество. Нам кажется, что «смена вех» есть выражение глубокого органического процесса, переживаемого всей Россией, а именно: сближаются полюсы, открываются возможности людям, стоящим на разных точках зрения, делать одно общее дело. Мы протянули руку большевикам».

    Меньшевики и эсеры, так же как и «сменовеховские» кадеты, полагали, что нэп переводит Россию на капиталистические рельсы развития. Они по-своему приветствовали новую экономическую политику. Меньшевики пытались принудить Советское правительство к капитуляции перед капиталистическими элементами, предлагали передать частному капиталу, национальному и иностранному, всю промышленность и допустить в полной мере частную инициативу. В политической области они вновь заговорили о создании «демократической республики». Л. Мартов в эмигрантском центральном органе меньшевистской партии «Социалистическом вестнике» в октябре 1922 г. определял политическую задачу своей партии в условиях нэпа: «Таким образом, основная политическая задача может быть формулирована в нашей программе как борьба всеми средствами организованного массового движения за переход к нормальному режиму демократической республики».

    Советское правительство учло поворот в настроениях буржуазной интеллигенции и мелкобуржуазных слоев. Представители этих слоев населения, выразившие готовность работать в советских учреждениях и на советских предприятиях, привлекались к работе по восстановлению народного хозяйства. В. И. Ленин говорил: «Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это — ребячья, совершенно ребячья идея. Коммунисты — это капля в море, капля в народном море…

    Управлять хозяйством мы сможем, если коммунисты сумеют построить это хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому они хотят».

    Через год после введения новой экономической политики XII Всероссийская конференция РКП (б), состоявшаяся в августе 1922 г., констатировала: «В общем и целом за последний год в антисоветском лагере обнаруживается начало серьезного расслоения. Раскол кадетской партии на правых и левых кадетов и образование, в связи с этим, двух отдельных кадетских центров за границей, появление сменовеховского течения среди определенной части буржуазии, начавшийся глубокий раскол церкви, чреватый серьезнейшими последствиями, разделение меньшевиков и эсеров на ряд новых групп и подгрупп… усиление дифференциации среди студенчества в России и даже среди эмигрантской части студенчества, усиливающаяся дифференциация среди верхов бывшего белогвардейского генералитета — все это, вместе взятое, является симптомом ослабления антисоветского лагеря и косвенным подтверждением упрочения наших позиций».

    Но первый же год существования Советской власти в условиях новой экономической политики принес с собой и новые опасные явления, которые необходимо было учесть. Антисоветские партии и течения пытались использовать советскую легальность в своих контрреволюционных интересах, взяв курс на «врастание» в советский режим, который они надеялись постепенно изменить в духе буржуазной демократии.

    Антисоветские партии, действуя через интеллигенцию (профессуру, специалистов, литераторов), вели работу среди учащейся молодежи, мелкобуржуазных и обывательских элементов, создавали опорные пункты в высшей школе, в печати, литературных кругах, кооперации. Достаточно сказать, что в первый год нэпа в Москве возникло 337, а в Ленинграде — 83 издательства, учрежденных товариществами, группами и отдельными лицами, среди которых подвизались буржуазные деятели разных направлений. Во многих выпущенных этими издательствами книгах, журналах в завуалированной форме пропагандировались антисоветские идеи. В журнале «Экономист» выступал эсер Питирим Сорокин; в журнале «Утренник» — бывший член ЦК партии кадетов А. С. Изгоев; немало журналов и книг издавали «сменовеховцы», ожидавшие новых экономических и политических уступок со стороны Советской власти. В некоторых философских трактатах протаскивалась буржуазная идеология. Публиковались формалистические, далекие от жизни литературные произведения. На съезде врачей раздавались голоса, направленные против «коммунистического окружения». Антисоветские выступления прозвучали на агрономическом съезде и съезде сельскохозяйственной кооперации, оказавшейся почти целиком в руках эсеров и кадетов.

    XII Всероссийская конференция РКП (б) отмечала: «Первый год существования Советской власти в условиях новой экономической политики, совпавший с тягчайшим голодом, с усилением международной капиталистической реакции, с предъявлением Советскому государству грубо реставраторских требований от капиталистов и правительств Антанты (Генуя, Гаага), подтолкнул на усиленную контрреволюционную работу не только меньшевиков и эсеров, но и политиканскую верхушку мнимо-беспартийной буржуазной интеллигенции». Конференция наметила ряд практических мер борьбы с буржуазной идеологией и диверсиями контрреволюции. «…Нельзя отказаться, — говорилось в резолюции конференции, — и от применения репрессий не только по отношению к эсерам и меньшевикам, но и по отношению к политиканствующим верхушкам мнимо-беспартийной, буржуазно-демократической интеллигенции, которая в своих контрреволюционных целях злоупотребляет коренными интересами целых корпораций и для которых подлинные интересы науки, техники, педагогики, кооперации и т. д. являются только пустым словом, политическим прикрытием».

    Новая экономическая политика должна была привести к серьезным изменениям в формах и методах карательной политики диктатуры пролетариата. Как только страна стала переходить на мирное положение, ВЧК поставила вопрос об изменении карательной линии органов борьбы с контрреволюцией. В письме на имя ЦК РКП (б) в январе 1921 г. Ф. Э. Дзержинский доложил о тех мероприятиях, которые осуществила уже ВЧК, и о том, какие наметила. Он сообщил, что 24 декабря 1920 г. ВЧК запретила всем губернским ЧК приводить в исполнение постановления о высшей мере наказания (расстреле) без санкции на то ВЧК. «ВЧК полагает, — писал Ф. Э. Дзержинский, — что применение этой меры можно сейчас отменить по всем политическим преступлениям, за исключением террористических актов и открытых восстаний. В области уголовных преступлений ВЧК считает необходимым принять высшую меру наказания к бандитам и шпионам, но в особенности настаивает на сохранении высшей меры наказания для тех должностных преступлений, которые резким образом препятствуют Советской власти восстановить производительные силы РСФСР».

    Далее в письме говорилось: «ВЧК полагает, что в настоящее время все ее органы, за исключением тех мест, частей, которые входят в сферу военных действий с бандами или внешним врагом, могли бы передать свои функции в трибунал… Но необходимой предпосылкой отказа органов ЧК от судебных функций является упрощение и укрепление судебных органов».

    Важным документом, отразившим изменения карательной линии ВЧК, является приказ ВЧК всем ее местным органам от 8 января 1921 г. Ф. Э. Дзержинский дал в нем указания о коренном изменении методов работы чрезвычайных комиссий. Он писал, что бороться с контрреволюцией старыми методами сейчас нельзя. «Всех подозрительных, которые могут принять участие в активной борьбе… нужно держать на учете, выяснить, проверить. Это гигантская информационная работа, которая должна выступить на первый план…

    Грубые признаки различения на своего или не своего по классовому признаку — кулак, бывший офицер, дворянин и прочее — можно было применять, когда Советская власть была слаба, когда Деникин подходил к Орлу…» Теперь, указывал Ф. Э. Дзержинский, буржуазия и ее техническая интеллигенция в значительной части превратились в советских служащих, вошли в советские предприятия и учреждения и «могут погубить все попытки коммунистов восстановить производство». Определяя этот новый вид подрывной деятельности как «техническую контрреволюцию», Ф. Э. Дзержинский писал: «…опасность технической контрреволюции, руководимой иностранным капиталом, нельзя предотвратить грубыми, случайными ударами чекистского молота. Надо, чтобы он пришелся по руке злодея, а не по самой машине… Здесь нужно иметь в руках точные улики, конкретные данные, которые опять-таки можно получить лишь хорошей информацией… но если нам удастся поставить борьбу с техническими контрреволюционерами на новые рельсы, то само собой понятно, что расправа с пойманными, уличенными саботажниками должна быть беспощадна. Для таких буржуазных преступников должен быть установлен особый, суровый тюремный режим так, чтобы другим неповадно было».

    В мае 1921 г. по инициативе газеты «Известия» в печати началось обсуждение вопросов революционной законности. Все выступавшие высказывались за то, чтобы роль обычных судебных учреждений в борьбе с контрреволюцией и уголовной преступностью была повышена, и, в частности, за прекращение практики внесудебного разрешения дел чрезвычайными комиссиями. Однако обстановка 1921 г., когда в стране бушевал политический бандитизм, не давала пока возможности радикально решить все вопросы революционной законности.

    23 июня 1921 г. ВЦИК издал декрет об объединении всех революционных трибуналов республики. 11-й пункт декрета устанавливал: «Срок лишения свободы по приговорам чрезвычайных комиссий, без направления дела для судебного разбирательства в народные суды или трибуналы, понизить до двух лет, ограничив присуждение к таковому только в отношении лиц, уличенных в принадлежности к антисоветским политическим партиям или явно белогвардейским элементам. Все остальные дела, находящиеся в производстве чрезвычайных комиссий, поскольку таковые дела не направляются в трибуналы, обязательно направляются чрезвычайными комиссиями в особые камеры народного суда, подлежащие образованию при каждой чрезвычайной комиссии. В местах, объявленных на военном положении, предоставленные чрезвычайным комиссиям права по применению всех мер наказания, вплоть до расстрела, ограничить исключительно тремя категориями преступлений: а) по делам о шпионаже, б) по делам о бандитских преступлениях, в) по делам об участии в открытом вооруженном восстании. Все чрезвычайные комиссии обязать отчетностью о постановленных ими в несудебном порядке приговорах в Верховный трибунал…»

    К осени 1921 г. Красная Армия и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией в основном закончили ликвидацию политического бандитизма в стране. И тогда Коммунистическая партия и Советское правительство приступили к решению коренных проблем революционной законности и перестройке работы органов борьбы с внутренней контрреволюцией.

    15 ноября 1921 г. Совет Народных Комиссаров при рассмотрении одного из вопросов решил образовать комиссию в составе Дзержинского, Курского и Каменева для разработки «норм, регулирующих взаимоотношения ВЧК и НКюста… в частности, нормы об установлении надзора НКюста за следственным аппаратом ВЧК».

    В. И. Ленин внимательно следил за работой этой комиссии. Сохранился его собственноручный набросок проекта постановления Политбюро ЦК РКП (б) о ВЧК. Он содержал такие предложения:

    «1-ое: компетенцию сузить

    2-ое: арест еще уже права

    3-ье: срок < 1 месяца

    4-ое: суды усилить или только в суды

    5-ое: название

    6-ое: через В ЦИК провести > серьезные умягчения».

    1 декабря 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б), согласно этим ленинским предложениям, дало комиссии в составе Курского, Дзержинского и Каменева следующую директиву для руководства при разработке нового положения о ВЧК: «а) сузить компетенцию ВЧК, б) сузить право ареста, в) назначить месячный срок для общего проведения дел, г) суды усилить, д) обсудить вопрос об изменении названия, е) подготовить и провести через ВЦИК общее положение об изменении в смысле серьезных умягчений».

    Существо и значение этих предложений раскрывается в выступлениях В. И. Ленина и принятых Советским правительством решениях. На заседании IX Всероссийского съезда Советов 23 декабря 1921 г. В. И. Ленин говорил о ВЧК: «…это то учреждение, которое было нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас…

    Без такого учреждения власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры, не имеющие желания преподнести рабочим и крестьянам на блюде свои права помещиков, свои права капиталистов. Это мы очень хорошо знаем…» Но вместе с тем, указывал В. И. Ленин в условиях новой экономической политики, необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими. «Чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, чем дальше идет развитие гражданского оборота, — говорил В. И. Ленин, — тем настоятельнее необходимо выдвинуть твердый лозунг осуществления большей революционной законности, и тем уже становится сфера учреждения, которое ответным ударом отвечает на всякий удар заговорщиков. Таков результат опыта, наблюдений и размышлений, который правительство за отчетный год вынесло».

    IX Всероссийский съезд Советов отметил, что в условиях мирного строительства «очередной задачей является водворение во всех областях жизни строгих начал революционной законности».

    Съезд указал на необходимость строгой ответственности органов власти, а также граждан за нарушения советских законов, но в то же время потребовал усиления «гарантий личности и имущества граждан». «Судебные учреждения Советской Республики должны быть подняты на соответствующую высоту. Компетенция и круг деятельности Всероссийской Чрезвычайной комиссии и ее органов должны быть соответственно сужены и сама она реорганизована» К Съезд Советов поручил Президиуму ВЦИК в кратчайший срок пересмотреть положение о ВЧК и ее органах в направлении их реорганизации, сужения компетенции и усиления начал революционной законности.

    23 января 1922 г. Политбюро ЦК РКП (б) поручило Д. И. Курскому и заместителю председателя ВЧК И. С. Уншлихту разработать проект постановления об упразднении ВЧК и дало им соответствующие директивы. 2 февраля разработанный проект был рассмотрен Политбюро, а затем внесен на рассмотрение Президиума ВЦИК. 6 февраля 1922 г. ВЦИК, исполняя постановление IX Всероссийского съезда Советов, издал декрет, по которому ВЧК и ее местные органы упразднялись. Задачи, которые ранее выполняла ВЧК, — подавление открытых контрреволюционных выступлений и бандитизма, борьба со шпионажем, охрана железнодорожных и водных путей сообщений, охрана границ РСФСР, борьба с контрабандой, выполнение специальных поручений Президиума ВЦИК или СНК по охране революционного порядка и расследование дел о контрреволюции — возлагались на Народный комиссариат внутренних дел, для чего в его составе создавалось Государственное политическое управление (ГПУ) под председательством народного комиссара внутренних дел или назначаемого Совнаркомом его заместителя. На местах вместо чрезвычайных комиссий создавались политические отделы в автономных республиках и областях при ЦИК и в губерниях — при губисполкомах. Все местные политические отделы должны были находиться в непосредственном подчинении НКВД через Государственное политическое управление. В составе ГПУ учреждались особые отделы ы транспортные отделы для борьбы с преступлениями в армии и на железной дороге. Декрет строго регулировал порядок арестов, обысков и иных следственных действий, производимых органами ГПУ: устанавливалось, что не позднее двух недель со дня ареста обвиняемому должно быть предъявлено конкретное обвинение, а все расследование должно быть закончено в двухмесячный срок. Лишь в исключительных случаях срок содержания под стражей мог быть продлен Президиумом ВЦИК. Декрет устанавливал следующее важнейшее положение: «Впредь все дела о преступлениях, направленных против советского строя или представляющие нарушения законов РСФСР, подлежат разрешению исключительно в судебном порядке революционными трибуналами или народными судами по принадлежности». Общий надзор за расследованием дел ГПУ возлагался на Народный комиссариат юстиции.

    Советское правительство приняло меры к укреплению судебных органов и к разработке твердых законов — кодексов пролетарского государства.

    На третьей сессии ВЦИК девятого созыва (12–20 мая 1922 г.) обсуждался представленный Наркомюстом проект Уголовного кодекса. Некоторые участники сессии выступили за исключение из кодекса такой меры наказания, как расстрел. Расстрел, говорили они, может применяться лишь в качестве внесудебной меры революционной борьбы с врагами, а не по суду. Народный комиссар юстиции Д. И. Курский разъяснил, что подобные предложения возвращают нас «к тому моменту, от которого мы отошли». А Советская республика на новом этапе считает необходимым с контрреволюционными преступлениями бороться путем закона.

    В. И. Ленин следил за подготовкой судебной реформы и изданием кодексов. Ему принадлежала формулировка статьи Уголовного кодекса, в которой давалось определение контрреволюционного преступления и мер наказания за него. Ленин рассматривал пропаганду, агитацию, участие в организации или содействие ей «в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к насильственному ее свержению, путем ли интервенции, или блокады, или шпионажа, или финансирования прессы и т. под. средствами», как контрреволюционные преступления и предложил карать такие преступления «высшей мерой наказания, с заменой, в случае смягчающих вину обстоятельств, лишением свободы или высылкой за границу». Предлагая эту формулировку, В. И. Ленин писал Д. И. Курскому: «Основная мысль, надеюсь, ясна, несмотря на все недостатки черняка: открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически-узкое) положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы.

    Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого».

    Эти ленинские мысли являлись результатом тщательного анализа уроков истории не только гражданской войны в Советской стране, но и истории классовой борьбы в международном масштабе. Еще в апреле 1921 г. в работе «О продовольственном налоге» В. И. Ленин отмечал: «Эсеры и меньшевики «не признают террора», ибо они исполняют свою роль подведения масс под флагом «социализма» под белогвардейский террор. Это доказали керенщина и корниловщина в России, колчаковщина в Сибири, меньшевизм в Грузии, это доказали герои второго Интернационала и Интернационала «два с половиной» в Финляндии, Венгрии, Австрии, Германии, Италии, Англии и т. д. Пускай лакействующие пособники белогвардейского террора восхваляют себя за отрицание ими всякого террора. А мы будем говорить тяжелую, но несомненную правду: в странах, переживающих неслыханный кризис, распад старых связей, обострение классовой борьбы после империалистской войны 1914–1918 годов, — таковы все страны мира, — без террора обойтись нельзя, вопреки лицемерам и фразерам. Либо белогвардейский, буржуазный террор американского, английского (Ирландия), итальянского (фашисты), германского, венгерского и других фасонов, либо красный, пролетарский террор. Середины нет, «третьего» нет и быть не может».

    Сессия ВЦИК приняла Уголовный кодекс с учетом указаний В. И. Ленина. Она признала, что рассмотрение дел о контрреволюции должно производиться судебным порядком на основе точно определенных законом положений, и допустила расстрел в качестве высшей меры наказания. Сессия ВЦИК приняла также Уголовно-процессуальный кодекс и Положение о прокурорском надзоре. По этим законодательным актам ГПУ становилось органом дознания (а по делам о контрреволюции — органом предварительного следствия), поднадзорным прокурору. Прокурор давал санкции на арест обвиняемых, обязательные для ГПУ указания по расследованию, решал вопросы предания суду и прекращения дела, возникшего в ГПУ. В дальнейшем (согласно Положению о судоустройстве, принятому в октябре 1922 г.) территориальные революционные трибуналы были ликвидированы, и все дела, в том числе и дела о контрреволюционных преступлениях, подлежали рассмотрению в общих судебных учреждениях (губернском суде, Верховном суде). В качестве специальных судов сохранялись лишь военные и военно-транспортные революционные трибуналы.

    Органы пролетарской диктатуры получили достаточные средства, чтобы и в условиях новой экономической политики в случае необходимости наносить удары по контрреволюции. Когда различные антисоветские элементы попытались использовать условия нэпа для подрывной деятельности, ГПУ решило применить административную высылку контрреволюционеров. Эта операция тщательно подготовлялась. В. И. Ленин еще 19 мая 1922 г. писал Ф. Э. Дзержинскому: «Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим». Рассматривая присланные ему издания журнала «Новая Россия», закрытого Петроградским исполкомом за протаскивание враждебных советскому народу идей, В. И. Ленин высказался против закрытия этого «сменовеховского» журнала и поставил вопрос об отмене постановления исполкома; не усмотрел Владимир Ильич и оснований для высылки редактора этого журнала. Вместе с тем, одновременно рассматривая журнал «Экономист», В. И. Ленин нашел, что этот журнал является явным центром белогвардейцев, а его сотрудники «почти все — законнейшие кандидаты на высылку за границу». Владимир Ильич предложил более тщательно просматривать некоммунистические издания, «собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей», вылавливать и высылать за границу явных контрреволюционеров, пособников Антанты, ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи.

    В августе — сентябре 1922 г. по постановлению Государственного политического управления из Петрограда, Москвы, Киева и других крупных центров страны в административном порядке были высланы наиболее активные контрреволюционеры. «Правда» по этому поводу разъясняла: «Высылка активных контрреволюционных элементов из буржуазной интеллигенции является первым предостережением Советской власти по отношению к этим слоям. Советская власть по-прежнему будет высоко ценить и всячески поддерживать тех представителей старой интеллигенции и специалистов, которые будут лояльно работать с Советской властью, как работает сейчас с ней лучшая часть специалистов. Но она по-прежнему в корне будет пресекать всякую попытку использовать советские возможности для открытой или тайной борьбы с рабоче-крестьянской властью за реставрацию буржуазно-помещичьего режима».

    Примерно в то же время ГПУ произвело в Москве аресты спекулянтов-валютчиков. Как высылка контрреволюционной профессуры, так и аресты «черных биржевиков» вызвали ложные толки, будто Советское правительство отказывается от провозглашенной им новой экономической политики. В. И. Ленин в интервью с корреспондентом английских газет, разъясняя причины ареста валютчиков, заявил: «…арестованы исключительно деятели так называемой черной биржи, и в руках наших властей имеются данные, устанавливающие связь этих биржевиков-валютчиков с некоторыми сотрудниками иностранных миссий в Москве, причем эти данные устанавливают не только продажу платины, золота (слитков), но и организацию контрабандной переправы этих ценностей за границу.

    Из этого Вы можете видеть, как абсолютно лишены содержания слухи о том, будто бы мы кладем конец «новой экономической политике», и как до последней степени фальшивы обвинения антирусской печати в Англии, которая старается самым неслыханным извращением дела и обманом представить нашу политику в ложном свете. На самом деле абсолютно не было и речи в каких бы то ни было правительственных кругах о том, чтобы положить конец «новой экономической политике» и вернуться к старой. Вся работа правительства, между прочим, в происходящей сейчас сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, направлена к тому, чтобы то, что называется новой экономической политикой, закрепить законодательно в наибольшей степени для устранения всякой возможности отклонения от нее».

    Советские органы государственной безопасности и в дальнейшем применяли административную высылку преступных и контрреволюционных элементов. К такого рода мерам следует отнести, например, очищение в 1923 г. Москвы и других крупных центров РСФСР от паразитических нэпманских и социально опасных элементов. Предлагая осуществить эту меру, председатель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский в докладе ЦК РКП (б) 22 октября 1923 г. писал: «Одним из немаловажных факторов, вздувающих цены на фабрикаты, являются злостные спекулянты, которые своей профессией избрали вздувание цен (особенно валюты) и опутывание своими махинациями трестов, кооперации и их работников. Особенно Москва, местонахождение главнейших трестов, Центросоюза и банков, их привлекает к себе. Съезжаются сюда со всех концов СССР. Они овладевают рынками, черной биржей. Метод их действия — подкуп и развращение. Если спросите их, чем они живут, они вам этого не смогут рассказать, но живут они с полным шиком… Это тунеядцы, растлители, пиявки, злостные спекулянты. Они-то развращают, втягивая постепенно и незаметно, наших хозяйственников». В декабре 1923 г. за подписью Ф. Э. Дзержинского появилось такое сообщение «Ко всем гражданам города Москвы»: «Жестокий жилищный кризис в Москве и продолжающееся заполнение Москвы социально опасными элементами поставили перед ОГПУ задачу очищения города Москвы и крупнейших центров РСФСР от той накипи нэпа, которая взамен участия в нормальном товарообороте и производстве взяла на себя паразитическое использование новой экономической политики. Во исполнение указаний правительства и наказа вновь избранному Моссовету об освобождении Москвы от элементов, не занятых никакой общественно полезной работой, ОГПУ в последнее время произведены аресты и высылка социально опасных элементов. Всего по сей день арестовано 916 человек, из коих 532 высланы за пределы Москвы в различные места, а остальные будут высланы в ближайшие дни. По категориям высылаемые делятся: 1) торговцев спиртом — 110 человек; 2) шулеров и аферистов — 156 человек; 3) контрабандистов ценностей, валютчиков и пр. — 120 человек; 4) лиц без определенных занятий, занимающихся ростовщичеством и пр., — 453 человека; 5) торговцев кокаином — 24 человека; 6) содержателей притонов — 53 человека. Итого — 916 человек. ОГПУ предупреждает, что в отношении лиц, не имеющих определенных занятий и прибывших в Москву в целях паразитического существования, будет и впредь применяться высылка в отдаленные места республики… Вместе с тем ОГПУ указывает, что те, кто участвует в нормальном товарообороте и производстве, уплачивая соответствующие налоги и ведя соответствующие законам СССР торговые и производственные дела, могут совершенно спокойно продолжать их, не опасаясь никаких преследований и высылок».

    В течение 1922–1925 гг. советский народ добился огромных успехов. Новая экономическая политика создала благоприятные условия для успешной борьбы с капиталистическим сектором народного хозяйства; она укрепила союз рабочего класса с крестьянством и упрочила диктатуру пролетариата. За эти годы советский народ под руководством Коммунистической партии в основном решил задачу восстановления народного хозяйства страны и заложил фундамент для перехода к новому этапу социалистического строительства. Широкие народные массы, в том числе крестьянство, чаяния которого были удовлетворены, еще более сплотились вокруг партии и Советского правительства.

    Важнейшее значение для укрепления государства диктатуры пролетариата имела классовая солидарность рабочих и крестьян разных национальностей Советской страны. Пять лет принципы пролетарского интернационализма служили фундаментом, скрепляющим фактическое единство советских социалистических республик.

    По инициативе коммунистических организаций разных республик был поставлен вопрос об образовании единого, объединяющего все социалистические государства Союза Советских Социалистических Республик. Этот почин был поддержан республиканскими съездами Советов. Съезд Советов УССР — 13 декабря, Белорусской ССР — 18 декабря, ЗСФСР — 13 декабря и РСФСР — 26 декабря 1922 г. раздельно постановили образовать СССР; 30 декабря 1922 г. созванный в Москве съезд Советов СССР принял Декларацию об образовании СССР. II съезд Советов СССР 31 января 1924 г. утвердил окончательный текст Основного Закона (Конституции) СССР.

    Образование СССР внесло четкость во взаимоотношения между отдельными советскими республиками и сыграло огромную роль в деле упрочения социализма в каждой советской республике и во всей Советской стране.

    Союз Советских Социалистических Республик становился великой державой, с которой должны были считаться все капиталистические государства мира. В течение 1921–1924 гг. Советское правительство заключило сперва торговые соглашения, а затем (главным образом в 1924 г.) установило нормальные дипломатические отношения с 22 государствами мира, в том числе со всеми, за исключением США, великими державами, заявившими о юридическом признании СССР.

    В связи с образованием Союза ССР Советское правительство 15 ноября 1923 г. приняло новое положение, регулирующее работу органов государственной безопасности. Было учреждено единое для всего Советского Союза самостоятельное ведомство охраны государственной безопасности — Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при Совете Народных Комиссаров СССР. ОГПУ должно было руководить работой ГПУ союзных республик, особых отделов военных округов, органов ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщений и их местных органов. В новом Положении об ОГПУ закреплялись правила расследования и рассмотрения дел о контрреволюции, разработанные Советским правительством при переходе к новой экономической политике.

    В 1922–1925 гг. антисоветский лагерь в стране стремительно сокращался. Кадетская партия в Советской стране окончательно распалась. За время с 1918 г. до конца 1922 г. развалилась и меньшевистская партия, из которой вышли такие ее представители, как О. А. Ерманский, И. М. Майский, А. А. Трояновский, А. С. Mapтынов, Б. И. Горев, Феликс Кон, Л. М. Хинчук, Н. А. Рожков, М. Г. Рафес, С. Семковский. Член ЦК меньшевистской партии О. А. Ерманский писал: «Мы видели, что находим поддержку главным образом в среде мещанства… Это действовало удручающим образом». Многие из бывших меньшевиков, осознав контрреволюционный характер деятельности своей партии и правильность политической линии Коммунистической партии, вступили в РКП (б).

    Вместе с тем не примирившиеся с Советской властью жалкие остатки мелкобуржуазных партий и контрреволюционных организаций уходили в глубокое подполье. Органы государственной безопасности решительно громили охвостье некогда опаснейших антисоветских движений и контрреволюционных организаций. В августе 1922 г. был проведен судебный процесс по делу ряда членов ЦК партии правых эсеров, продолжавших антисоветскую деятельность. Осенью 1922 г. были высланы за границу некоторые меньшевики, занимавшиеся нелегальной деятельностью, в том числе член ЦК партии меньшевиков Дан и другие.

    Успехи социалистического строительства в Советском Союзе, правильная политика Коммунистической партии заставили в эти годы некоторых даже наиболее активных представителей контрреволюции отказаться от продолжения борьбы с Советской властью.

    В 1922 г. в разных странах Европы стали возникать «Союзы возвращения на Родину» («Совнарод»), деятели которых призывали всех честных людей русской эмиграции, коим были дороги интересы родной страны, возвращаться в Советский Союз и искупить честной работой те преступления, которые они совершили в рядах белогвардейских армий.

    Вот одно из опубликованных заявлений, подписанное рядом видных генералов и офицеров белогвардейских армий, находившихся в эмиграции на Балканах:

    «К войскам белых армий. Боевые наши соратники! Настоящим обращением мы оповещаем всех вас, что отныне мы признаем в качестве Российского правительства нынешнее Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и готовы перейти на службу в Российскую Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Мы все даем обещание быть лояльными гражданами Советской Республики и честными солдатами ее революционной армии.

    Гражданская война и годы эмиграции наглядно показали, что идеология белого движения потерпела полное крушение, потому что по существу своему являлась глубоко антигосударственной и противонародной. Выброшенное в эмиграцию белое движение выродилось в ряд авантюр, лишенных какого бы то ни было идейного содержания. Зародившееся под лозунгом спасения отечества белое движение уже давно является ярко выраженным движением против России.

    Особенно показательной и требующей сурового осуждения является деятельность барона Врангеля, для которого несчастное положение беженских масс и бывшей армии является источником власти и который не оставляет попыток возобновить вооруженное нападение на Россию. Врангель не только являет собою угрозу мирной жизни в России, но и торгует русским оружием, носить которое мы почитали своей гордостью. Мы наблюдаем русские войсковые части на службе у государств, не состоящих с Россией ни в союзе, ни в дружественных отношениях. Несомненным преступлением против России является удар по тылу Российской Красной Армии в период наступления ее на поляков, преступным является и постоянная готовность Врангеля к борьбе с Новой Россией на стороне ее врагов. Мы не можем ни сочувствовать, ни нести ответственность за этот авантюризм.

    С другой стороны, нужно признать, что пятилетнее существование Советской власти свидетельствует о том, что эта власть признана русским народом и пользуется его всемерной поддержкой. Доходящие до нас из России сведения определенно говорят о том, что наша родина вышла из полосы первоначального революционного хаоса и вступила на путь творческой созидательной работы.

    На международной политической арене Советское правительство является единственным защитником интересов России и ее государственного суверенитета…

    Мы уверены, что наш пример увлечет за собою всех наших честных боевых соратников. Да здравствует же Революционная Советская Россия, великая наша Родина!

    Александр Секретов, генерал-лейтенант, бывший командир Донского конного корпуса. Юрий Гравицкий, генерал-майор, бывший начальник Марковской дивизии Добровольческой армии. Иван Клочков, генерал-майор, бывший командир 2-й бригады 1-й Донской казачьей дивизии. Евгений Зеленин, генерал-майор, помощник начальника Алексеевской пехотной дивизии. Дмитрий Житкевич, полковник, бывший командир Самурского пехотного полка. Вячеслав Оржановский, полковник, причисленный к Генеральному штабу, старший адъютант штаба Корниловской дивизии. Николай Климович, полковник, бывший командир 1-го Сунженско-Владикавказского пластунского батальона. Михаил Лялин, полковник, бывший командир бронепоезда «Единая Россия»».

    Движение за возвращение на родину принесло свои плоды. Советское правительство способствовало этому движению, осуществив ряд амнистий (1921–1924 гг.), которые предоставляли возможность бывшим солдатам и офицерам белых армий вернуться в СССР на правах возвращающихся на родину военнопленных. Тысячи солдат и казаков воспользовались этим правом.

    Такой же процесс разложения белогвардейского лагеря, раскаяния многих видных деятелей антисоветских движений развивался и внутри СССР.

    Один из лидеров антисоветского «Союза возрождения России», бывший член Уфимской директории и ее главнокомандующий генерал В. Г. Болдырев, боровшийся с Советской властью с первых дней Октября, в июне 1923 г., будучи арестованным, обратился во ВЦИК с таким заявлением: «Внимательный анализ пережитых пяти лет революции привел меня к убеждению:

    1) что за весь этот период только Советская власть оказалась способной к организационной работе и государственному строительству среди хаоса и анархии, созданных разорительной европейской, а затем внутренней гражданской войнами, и в то же время оказалась властью твердой и устойчивой, опирающейся на рабоче-крестьянское большинство страны;

    2) что всякая борьба против Советской власти является безусловно вредной, ведущей лишь к новым испытаниям, дальнейшему экономическому разорению, возможному вмешательству иностранцев и потере всех революционных достижений трудового населения;

    3) что всякое вооруженное посягновение извне на Советскую власть, как единственную власть, представляющую современную Россию и выражающую интересы рабочих и крестьян, является посягновением на права и достояние граждан Республики, почему защиту Советской России считаю своей обязанностью.

    В связи с изложенным, не считая себя врагом Советской России и желая принять посильное участие в новом ее строительстве, я ходатайствую (в порядке применения амнистии) о прекращении моего дела и об освобождении меня из заключения».

    Советское правительство амнистировало Болдырева, и он впоследствии добросовестно служил в советских учреждениях.

    Главарь кронштадтского мятежа С. М. Петриченко тоже разочаровался в «прелестях» эмиграции и пожелал вернуться на родину. В письме от 17 ноября 1923 г. он писал: «Скажу вам, что… стихийно на поверхность был выброшен я. Ну, а дальше, уже подхлестываемый стихией и по инерции, я вынужден был продолжать начатое… Не могу сказать, что в то время… я был убежденный в каком-либо направлении и сильной воли человек, а скорее был похож на обывателя с мещанской душой. Поэтому и неудивительно, что я не устоял перед стихией… Очень во многом себя теперь обвиняю, ибо горький опыт заставил меня понять, научиться многому… Жить здесь, слушать эмигрантские сплетни, грызню и т. п. противно стало… И все эти люди присваивают себе право на звания «мозг России», «носители российского общественного идеала», «цвет и гордость русской нации», «поборники свободы» и т. д. Полюбуйтесь, как Вам нравится! Чем не крепкие слова. Одно время и я всем этим интересовался и увлекался, но давно уже разочаровался и бросил всех и все».

    Органы борьбы с контрреволюцией бдительно следили за тем, чтобы под маской кающегося грешника в страну не проник активный, неразоружившийся враг. Так был разоблачен казачий полковник М. Н. Гнилорыбов, член руководства савинковского контрреволюционного «Народного союза защиты родины и свободы». Притворившись раскаявшимся, он выразил желание «помочь» казакам, находившимся в эмиграции, возвратиться на родину. Однако ГПУ быстро вывело его на чистую воду. 21 сентября 1922 г. ГПУ опубликовало сообщение, в котором отмечалось, что за последнее время наблюдается усиленная тяга из-за границы в Россию элементов белогвардейщины, которые разочаровались в вооруженной борьбе с Советской властью. Подчеркивая, что Советская власть предоставляет полную возможность вернуться на родину рабочим и крестьянам, которые обманом были вовлечены в гражданскую войну и которых их золотопогонные командиры покинули на чужбине на произвол судьбы, ГПУ в то же время предупреждало: «Но Советская власть не может допустить спекуляции на бедственном положении невольных эмигрантов и политиканства всякого рода авантюристов, которые, под видом забот о томящихся на чужбине, обделывают свои личные темные дела. К числу таких политиканов относится прибывший недавно в Россию Гнилорыбов, который отнюдь не является представителем интернированных казаков, за какового он выдает себя, а наглым авантюристом-самозванцем. Ввиду того, что, направляясь в Советскую Россию, Гнилорыбов обманул наше заграничное представительство, скрыв свое участие в террористической работе против представителей Советской власти, ввиду того, что против Гнилорыбова имеются тяжкие улики, свидетельствующие о его двурушничестве и авантюризме, Госполитуправление нашло необходимым взять под стражу самозваного «представителя казачества»».

    >

    2. Экономическая контрреволюция

    С первых же дней образования органов госбезопасности перед ними ставилась задача пресечения особо опасных преступлений в экономической области. Борьба с саботажем, спекуляцией, хищениями и связанными с ними должностными преступлениями всегда была в сфере внимания ВЧК.

    21 октября 1919 г. постановлением Совнаркома при ВЧК была образована Особая междуведомственная комиссия (Особмежком) для изучения и выработки мер борьбы с источниками спекуляции и связанными с ней должностными преступлениями. Председателем Особмежкома был назначен Н. В. Крыленко. Тем же постановлением GHK учредил и Особый революционный трибунал при ВЧК для рассмотрения дел о крупных спекуляциях товарами и должностных преступлениях лиц, уличенных в хищениях, подлогах и взяточничестве. Трибунал был наделен исключительными полномочиями; его члены назначались ВЧК и в своих суждениях руководствовались только интересами революции: приговоры трибунала были окончательными и не подлежали обжалованию К При открытии заседания этого Особого революционного трибунала его председатель Ф. Э. Дзержинский так разъяснил характер и его задачи; «Для окончательного торжества Советской власти нужна не только победа на внешних фронтах, но и овладение всем экономическим аппаратом страны, производством, распределением и транспортом. И как раз в этой области классовая борьба проявляется особо опасно… Всем вам известны, например, вопиющие факты существования значительного количества предметов первой необходимости, которые, однако, благодаря спекуляции попадают не в руки трудящихся, а… наших классовых врагов». Для борьбы с этими классовыми врагами, их преступлениями в экономической области и учрежден Особый революционный трибунал при ВЧК. Советской власти, разъяснял Ф. Э. Дзержинский, приходится прибегать к помощи специалистов, среди которых немало людей, всей душой преданных буржуазии. Трибунал при ВЧК будет строго судить таких преступников. «Мы приглашаем… к себе на службу, — сказал Феликс Эдмундович, — но при этом говорим: будьте честными, не вносите в наши ряды развала, и вы будете уравнены со всеми трудящимися. Но горе тем, которые желают возвратить прошлое, мы их будем уничтожать беспощадно, как своих классовых врагов».

    Особый революционный трибунал и междуведомственная комиссия при ВЧК, опираясь на широкую поддержку трудящихся (в их составе были представители профессиональных союзов), вели суровую борьбу со спекуляцией, хищениями, взяточничеством и саботажем.

    18 марта 1920 г. по декрету ВЦИК была учреждена единая система революционных трибуналов, и поэтому Особый революционный трибунал при ВЧК был ликвидирован. Междуведомственная же комиссия — Особмежком при ВЧК — продолжала свою работу.

    С переходом к новой экономической политике, допустившей развитие частного гражданского оборота и свободу торговли, работа органов государственной безопасности в экономической сфере приобрела несколько иной характер. Еще 25 января 1921 г. в составе ВЧК было образовано Экономическое управление, к которому перешли все функции Особмежкома, а затем и выполнение задач по борьбе с экономическим вредительством, саботажем и шпионажем в условиях нэпа.

    Первым начальником Экономического управления был прежний председатель Особмежкома Н. В. Крыленко.

    В основе саботажа и вредительства в народном хозяйстве в первые годы Советской власти лежала иллюзорная надежда контрреволюционеров на скорое падение рабоче-крестьянской власти и возвращение фабрик и заводов их бывшим владельцам. Политические и хозяйственные объединения крупных промышленников и торговцев («Торгпром» и др.), выброшенные революцией из страны, обосновались за границей и оттуда вели наблюдение за предприятиями в Советской России, чтобы овладеть ими, как только в результате интервенции или внутренних восстаний будет свергнута диктатура пролетариата.

    После введения новой экономической политики бывшие собственники предприятий и «Торгпром» поставили перед своими агентами внутри Советской страны новые задачи — содействовать им в получении «своих» предприятий в порядке денационализации или концессии.

    Подробности экономического шпионажа и вредительства буржуазных специалистов впервые были открыты в связи с ликвидацией заговора «Петроградской боевой организации». Тогда выяснилось, что еще в ноябре 1918 г. член правления акционерного общества нефтяных предприятий в России «Нобель» Густав Нобель перед отъездом за границу собрал в Петрограде группу ответственных служащих фирмы и, обещая им денежное вознаграждение, просил заботиться о сохранении технического, материального оборудования и сырья бывших предприятий «Нобель», с тем чтобы в момент, когда, как он надеялся, Советская власть будет свергнута, возвратить их акционерному обществу в полной исправности. Он дал также указание, если нужно будет (например, в момент интервенции), принять меры к прекращению работы предприятий, чтобы поставить Советскую власть в тяжелое положение. В 1919 г. в Финляндии образовалась отраслевая, входившая в Торгово-промышленный комитет, нобелевская организация, возглавляемая белогвардейцем — полковником Н. Н. Бунаковым. Эта организация вела экономический шпионаж в Советской стране. Она ежемесячно пересылала в Россию деньги для раздачи старым служащим фирмы «Нобель» и получала от них регулярные отчеты о добыче нефти и о состоянии предприятий. Всего из-за границы поступало около 200 миллионов рублей (в переводе на советские дензнаки) ежемесячно. Главарями нобелевского шпионажа в Советской стране являлись участник заговора «Петроградской боевой организации» профессор М. М. Тихвинский и управляющий Петроградским районным нефтяным комитетом, бывший голландский подданный В. В. Гармсен, в сферу «влияния» которого входил и Баку. В заговоре участвовали: лаборант петроградской конторы «Главнефть» X. Н. Казин (доверенный капиталистов по распределению денег, получаемых из-за границы), член коллегии, начальник технического правления «Главнефти» в Москве В. К. Истомин, председатель «Главнефти» в Петрограде Б. К. Зиновьев и другие лица. Их преступная деятельность продолжалась до середины 1921 г. и была пресечена в связи с ликвидацией заговора «Петроградской боевой организации».

    Арестованные были преданы суду Московского революционного трибунала в июле 1922 г. На суде выяснилось, что Гармсен являлся участником «Петроградской боевой организации» и поддерживал связи не только с М. М. Тихвинским, но и с главарем организации В. Н. Таганцевым. Гармсен признал, что передавал сведения о состоянии нефтяной промышленности Таганцеву, а деньги из-за границы получал через Тихвинского и через курьеров из Эстонии и Стокгольма. Другие подсудимые также признали, что получали деньги от бывших владельцев фирмы «Нобель», но оправдывались тем, что рассматривали эти деньги как «пособия» от бывших хозяев. 26 июля 1922 г. Московский революционный трибунал приговорил девять подсудимых по этому делу к разным срокам лишения свободы.

    В 1923 г. в Московское государственное политическое управление поступили сведения о дезорганизаторской деятельности ряда ответственных работников Серпуховского государственного текстильного треста. По указанию ГПУ Рабоче-крестьянская инспекция провела документальную ревизию, которая подтвердила, что руководящие работники треста занимаются крупными злоупотреблениями.

    Организовавшийся 19 ноября 1921 г. Серпуховский текстильный трест объединял главным образом текстильные фабрики бывшего «Товарищества мануфактуры Коншина». Он, в сущности, был во власти преступных дельцов из числа бывших служащих и совладельцев дореволюционных частных текстильных фирм. Председатель треста В. И. Чердынцев до революции был директором Богородско-Глуховской мануфактуры, заведующий торгово-производственным отделом треста Н. М. Калинин — членом правления «Товарищества мануфактуры Коншина», его помощник С. В. Гольцев — заведующим производственным отделом «Товарищества мануфактуры Коншина», заведующий финансовым отделом М. В. Епанешников — доверенным того же «Товарищества». Преданными служащими прежних владельцев «Товарищества мануфактуры Коншина» были заведующий материальным снабжением треста А. Г. Тебус, заведующий отделом минерального топлива А. Г. Гольштеге, главный бухгалтер московского отделения треста С. Т. Шелягин. К этой группе примыкал и бывший смоленский губернатор К. А. Шумовский, занимавший теперь скромную должность заведующего продовольственным снабжением треста.

    При обысках у обвиняемых чекисты нашли «черную бухгалтерию» — разные документы, в том числе протоколы заседаний частных торговых фирм, из коих следовало, что некоторые ответственные руководители Серпуховского государственного треста являются тайными совладельцами существующих в Москве частных фирм.

    Вскоре после организации Серпуховского треста по инициативе Н. М. Калинина в Москве образовалось частное торговое товарищество под названием «Первое объединение», в которое вошло несколько нэпманских дельцов. Но главную роль в этом товариществе играли тайные совладельцы фирмы — руководящие работники Серпуховского треста В. И. Чердынцев, Н. М. Калинин и С. В. Гольцев. «Первое объединение» ставило своей целью покупку и оптово-розничную продажу разных товаров, аренду и разработку промышленных предприятий. Но фактически занималось оно главным образом операциями с мануфактурой, которую добывало с помощью различных ухищрений в Серпуховском тресте. Чердынцев, Калинин и Гольцев, как руководящие работники треста, отпускали частному товариществу «Первое объединение» (то есть самим себе) мануфактуру на льготных условиях для реализации на частном рынке. Те же Чердынцев, Калинин и Гольцев при посредстве некоторых других нэпманов образовали еще два частных предприятия: «Московско-Сибирское товарищество» и товарищество «Бета». «Московско-Сибирское товарищество» занялось торговлей между Москвой и Сибирью разными товарами, в том числе и мануфактурой, которую оно закупало опять-таки в Серпуховском тресте. Товарищество «Бета» занималось покупкой и реализацией мануфактуры и поставкой Серпуховскому тресту суровья. Так, три частные фирмы, в которых фактически хозяйничали ответственные служащие государственного Серпуховского треста — Чердынцев, Калинин и Гольцев, — выкачивали большое количество мануфактуры из Серпуховского треста, реализовывали ее на рынке и наживали огромные прибыли. Своими преступными действиями они дезорганизовывали работу государственного треста.

    ГПУ раскрыло еще одну сторону преступной деятельности служащих Серпуховского треста. В конце 1921 г. бывшие владельцы «Товарищества мануфактуры Коншина», братья А. Ф. и Ф. Ф. Кнооп, эмигрировавшие из Советской страны, совместно с другими текстильными фабрикантами образовали в Германии объединение — «Висбаденское соглашение» — для продолжения дореволюционной коммерческой деятельности. Фабриканты-белоэмигранты надеялись, что в скором времени (в связи с новой экономической политикой) к ним перейдут «их» прежние предприятия в России. Поэтому они интересовались положением советской текстильной промышленности, состоянием «своих» предприятий. Участники «Висбаденского соглашения» открыли в Берлине контору, во главе которой поставили бывшего директора-распорядителя «Товарищества мануфактуры Коншина» А. А. Ценкера, бежавшего из Москвы. Ценкер энергично взялся за работу, создал шпионскую сеть, в которую вовлек многих бывших служащих коншинских предприятий. Эта сеть была настолько широка, что Серпуховский текстильный трест почти целиком оказался во власти лиц, выполнявших задания «Висбаденского соглашения». Наиболее деятельным агентом Ценкера стал его старый сослуживец, ловкий делец Н. М. Калинин, который наряду со своей коммерческой частнопредпринимательской деятельностью организовал в Серпуховском тресте сбор шпионских сведений для бывших владельцев коншинских предприятий. Он вовлек в это «дело» ряд работников треста, организовывал передачу шпионских сведений за границу и распределял между служащими деньги, присылаемые бывшими хозяевами. Эти деньги получали М. Е. Епанешников, А. Г. Гольштеге, А. Г. Тебус, С. Т. Шелягин, К. А. Шумовский и другие.

    Когда после ревизии Серпуховского треста Н. М. Калинин был снят со своего поста, Ценкер договорился о продолжении шпионской деятельности с другими работниками треста. В марте 1923 г. бывший владелец одной из серпуховских фабрик С. С Рябов получил из-за границы от своего брата, члена «Висбаденского соглашения», письмо, в котором находился пакет на имя К. А. Шумовского. В пакете было вложение — 42 фунта английских стерлингов и записка Ценкера о том, что эти деньги предназначаются работникам Серпуховского треста Шумовскому, Гольштеге и работникам московского объединения — В. И. Цилли, главному бухгалтеру П. П. Дунаеву и юрисконсульту А. О. Гетлингу. Спустя несколько недель через того же Рябова Шумовский получил и второе письмо от Ценкера с вложенными в него 30 фунтами стерлингов, которые он также распределил среди служащих Серпуховского треста и его московского объединения.

    Так деятельность лиц, наживавшихся на преступных «коммерческих» операциях в Серпуховском тресте, сомкнулась с шпионской работой.

    Дело о преступлениях в Серпуховском тресте рассматривалось в Московском революционном трибунале с 28 апреля по 7 мая 1924 г. Чердынцева и Калинина приговорили к расстрелу. (Впоследствии Чердынцев был помилован Президиумом ВЦИК.) Ряд участников преступных операций по расхищению товаров Серпуховского треста были осуждены на 10 лет лишения свободы. Лиц, получавших хозяйские «подачки», приговорили по ст. 68 УК РСФСР к лишению свободы сроком на один год каждого, причем в отношении Шумовского и Дунаева, ввиду их преклонного возраста, и Гетлинга, ввиду болезни, суд нашел возможным считать наказание условным[10].

    В 1922–1923 гг. французские капиталисты, члены правления «Платинопромышленной компании», владевшей до революции приисками на Урале, учредили новую фирму — «Эндюстриель де платин» и возбудили ходатайство перед Советским правительством о передаче им прежних предприятий для эксплуатации в порядке концессии. Представитель «Эндюстриель де платин» французский геолог профессор Дюпарк представил Советскому правительству доклад, в котором доказывал «выгодность» для России передачи уральских платиновых приисков в руки компании. Его доклад изобиловал столь подробными и достоверными сведениями о состоянии советской платиновой промышленности, что возник вопрос, откуда Дюпарк получил такие данные.

    Вскоре сотрудники ГПУ напали на след того, кто так точно информировал французов. Это был известный на Урале профессор, заведующий геологоразведочной частью треста «Уралплатина» и одновременно председатель научного общества любителей естествознания Модест Клер. Злоупотребив оказанным ему, как ученому, доверием, Клер, являвшийся швейцарским подданным, предложил французской компании свои услуги и содействовал ее представителям во время переговоров о получении концессии. Компания «Эндюстриель де платин» наладила с Клером связь через своего агента полковника Жильбера Сютель-Дюлонга, до первой мировой войны заведовавшего коммерческой частью французских приисков, в то время являвшегося на Урале директором французской миссии Красного Креста по оказанию помощи голодающим. В письме на имя директора компании «Эндюстриель де платин» Брэна разведчик Дюлонг сообщил: «Клер был мне весьма полезен и снабдил меня массой документов (некоторые из них весьма секретны, что могло ему стоить жизни). Он может быть нам полезен и в будущем. Надеюсь, что Париж поблагодарит меня. По мнению Клера, лучше не писать ему непосредственно. Я знаю здесь одного человека, которому можно доверять вполне. Условимся: все письма, которые Вы будете помечать четным числом, будут для Клера, а нечетным — для меня». Обнаруженная ГПУ переписка достаточно красноречиво говорила о преступлениях Клера, который к тому же получил от французских капиталистов за свои «услуги» 2000 франков. Советское правительство отказало французской компании в предоставлении концессии. А Модест Клер был арестован и в феврале 1924 г. осужден за экономический шпионаж на 10 лет лишения свободы.

    В апреле 1924 г. экономическим отделом ГПУ УССР было раскрыто дело о контрреволюционном вредительстве на днепровском металлургическом заводе «Югосталь» вблизи Екатеринослава (ныне Днепродзержинский завод).

    После разгрома Деникина в 1919 г. правление Южно-Русского днепровского металлургического общества, владевшее указанным заводом, эвакуировалось в Польшу, оставив на заводе своим «уполномоченным» инженера Жарновского. Бывшие владельцы поручили ему «сохранить завод до скорого возвращения правления». Тайно собрав ответственных служащих, Жарновский, ставший главным инженером, сообщил о решении бывшего правления и предложил им, каждому в своей области, выполнять указания бывших владельцев. При этом Жарновский отметил, что «правление» обещало выплачивать всем преданным старослужащим завода вознаграждение.

    В конце 1920 г. правление Южно-Русского металлургического общества наладило связь со своими старослужащими и начало присылать им деньги из-за границы. Когда же возникла в 1921 г. надежда на получение завода в концессию, бывший директор правления Макомацкий прислал Жарновскому письмо, в котором сообщил о том, что «правление» решило увеличить жалованье Жарновскому до 1000 франков, главному бухгалтеру завода Николаю Простакову — до 850, заведующему технической бухгалтерией Д. Ф. Храповицкому — до 800, а заведующему прокатным отделением А. В. Шихову — до 500 франков в месяц и ставит перед ними задачу содействовать «правлению» в получении завода в концессию. Нужно было сохранить квалифицированные кадры служащих и рабочих, оборудование и материалы завода, старую документацию. Для выполнения этих заданий на заводе была образована руководящая «тройка» в составе Жарновского, Простакова и Храповицкого. Вскоре, однако, Жарновский выехал в Польшу и не возвратился оттуда. При отъезде Жарновский оставил своим заместителем А. В. Шихова, который вскоре был назначен и главным инженером. К нему перешла руководящая роль во вредительской группе, работа которой принимала все больший размах. По указанию заграничного «правления» вредители производили крупные ремонтные работы, на что расходовали государственные средства, отпущенные на заработную плату рабочим. Ремонт зачастую не соответствовал производственной программе завода и иногда производился за счет тех ресурсов, которые должны были быть направлены на другие предприятия «Югостали». Вредители скрывали от учета имеющиеся на заводе материалы.

    Между тем, из-за границы от «правления» поступали деньги для участников вредительской группы. Деньги эти передавал вредителям главным образом коммерческий советник польского консульства в Харькове Ружицкий, в свое время работавший в Южно-Русском металлургическом обществе, а теперь назначенный на службу в польском консульстве. Это был ловкий разведчик, занимавшийся экономическим шпионажем под прикрытием дипломатического паспорта. Он связался сначала с Жарновским, а после его отъезда в Польшу с Простаковым и Шиховым, которые часто выезжали в Харьков по делам службы. Вредители получали деньги от Ружицкого в иностранной валюте или золотом.

    Во время расследования выяснилось также, что участники вредительской группы присвоили некоторое количество платины, принадлежавшей ранее бывшим владельцам завода и не сданной советской администрации. (У Храповицкого, например, при обыске обнаружено три фунта платины, присвоили платину также Николай Простаков, Жарновский и другие.)

    Характерно, что капиталисты не выплачивали своим агентам полностью назначенного им жалованья. Они обещали произвести окончательный расчет с каждым по истечении года его службы на заводе с момента передачи его Советской властью в концессию.

    3 июня 1925 г. в Екатеринославе (ныне Днепропетровск) выездная сессия Верховного суда УССР начала рассмотрение этого дела. Перед судом предстали 19 подсудимых— инженеров, техников и бухгалтеров завода. 18 июня был вынесен приговор.

    Верховный суд УССР признал доказанным существование на Днепропетровском заводе контрреволюционной группы, которая в интересах бывших владельцев завода и по их указаниям из-за границы принимала все меры к передаче завода в их распоряжение в порядке концессии и занималась вредительской работой.

    Шихов, Храповицкий и Простаков, как руководители преступной группы, были приговорены к высшей мере наказания, но, принимая во внимание «все усиливающуюся мощь советских республик, непоколебимость социалистического хозяйства, а также то обстоятельство, что указанные лица являются жертвами отживающей капиталистической системы», Верховный суд нашел возможным войти с ходатайством в ВУЦИК о смягчении их участи. Это ходатайство было удовлетворено, и наказание осужденным к расстрелу было заменено 10 годами лишения свободы.

    Восемь подсудимых были судом оправданы; трое приговорены к условным наказаниям; пять подсудимых, выполнявших вредительские акты и получавших за это вознаграждение от бывших хозяев, осуждены на 5–6 лет лишения свободы каждый.

    >

    3. «Центр действия» перестает действовать

    В 1921 г. в Париже несколько «активистов» из числа бежавших из России деятелей задумали создать новый центр для продолжения антисоветской борьбы в условиях новой экономической политики. Это были председатель ликвидированного «Верховного управления Северной области», лидер партии народных социалистов Н. В. Чайковский, кадеты А. В. Карташев, Н. П. Вакар и другие. Они исходили из того, что в России в скором времени должна произойти «национальная революция», которая-де приведет к свержению Советской власти. Для содействия такой «революции» они считали необходимым создать на советской территории подпольные ячейки. Учредители назвали свою организацию «Центром действия», образовали ее руководство в Париже и выработали «Наказ ответственным руководителям центров действия на местах».

    В «Наказе» излагались задачи созданной организации: «Пробуждение жизни в существующих в России легальных обществах и организациях, возбуждение в них разного рода общественных вопросов и политическая пропаганда среди селянства, рабочих, красноармейцев и учащейся молодежи…»

    Для проведения этой «работы» в России на местах создавались «областные центры действия», которые, в свою очередь, должны были организовать сеть ячеек в разных слоях населения, вовлекая в них «наиболее активных и самоотверженных людей». В ячейках предполагалось собрать те «специальные кадры» из представителей различных политических группировок — от правых кадетов вплоть до народных социалистов, — «которые могут быть использованы непосредственно после свержения Советского правительства в качестве военной и технической силы». «Центр действия» не определял конкретно будущего государственного строя России после свержения Советской власти. Сразу после переворота власть намечалось передать временному органу верховного управления.

    Жизнь, однако, показала, что оторвавшиеся от русского народа белоэмигранты строили свои планы на песке. Советский народ поддерживал рабоче-крестьянскую власть, и потуги эмигрантов вызвать новые антисоветские движения оказывались бесплодными.

    Разведывательные службы Франции и Польши выразили готовность содействовать «Центру действия», если он будет за это поставлять им шпионские сведения о Советской России. Так возникла неофициальная сторона деятельности «Центра действия» — добывание секретных сведений о военном, политическом и экономическом положении Советской России для разведок Польши и Франции. Особенно отличались в организации шпионской работы Н. П. Вакар, скрывавшийся под кличками Зело, Зелинский, и главный резидент «Центра действия» в Варшаве Б. А. Евреинов — Гусар. Они создали резидентуры в польских пограничных городах Корец и Ровно и превратили «Центр действия» в контору, торгующую шпионскими сведениями.

    В апреле 1922 г. Вакар отправился из Польши в «инспекционную» поездку в советский тыл и пробрался в Киев. Разыскав здесь старого товарища по гимназии А. В. Яковлева, Вакар рассказал ему о своем участии в подготовке свержения Советской власти, предложил вступить в «Центр действия» и образовать в Киеве молодежную группу интеллигенции. Задачей этой группы могло бы быть создание вооруженных отрядов, издание и распространение антисоветского пропагандистского журнала, участие в образовании городской думы, которая приступит к работе после переворота, и т. п. Яковлев вначале пытался возражать Вакару, высказывая сомнения в реальности оживления в настоящее время антисоветского движения, но в конце концов согласился организовать группу академической молодежи.

    Затем Вакар принялся за организацию в Киеве руководящего «областного центра действия». О своих целях он рассказал старому знакомому, бывшему царскому прокурору Киевской судебной палаты С. М. Чебакову, служившему теперь в земельном отделе коммунхоза. Вакар просил его собрать видных и верных людей и обещал выступить перед ними с докладом о деятельности парижского «Центра действия». Через несколько дней на квартире бывшего товарища министра просвещения при Временном правительстве и министра просвещения при гетманщине профессора Киевского института народного хозяйства, в прошлом члена ЦК кадетской партии Н. П. Василенко состоялось нелегальное собрание. Помимо С. М. Чебакова и хозяина квартиры на этом собрании были: брат хозяина, бывший видный меньшевик К. П, Василенко; работавший в губернском статистическом бюро профессор П. П. Смирнов; бывший кадет адвокат Л. Э. Чолганский. Заседание длилось с перерывами три дня. Главным докладчиком был Вакар. Характеризуя международное и внутреннее положение страны, он утверждал, что в России вот-вот произойдет переворот, к которому призывал подготовиться, чтобы взять власть в свои руки, и предложил образовать в Киеве руководящий «областной центр действия». Доклад Вакара вызвал критику. Собравшиеся указывали, что лидеры «Центра действия» в Париже не знают русской действительности, что их надежды на насильственный переворот в России иллюзорны и необоснованны. Профессора указывали, что сейчас в связи с новой экономической политикой положение в стране стабилизируется и должно постепенно измениться в сторону все большей «демократизации общественной жизни» (так они именовали возрождение капитализма и буржуазной демократии). В сущности, они высказали взгляды, близкие к «сменовеховским». Все же они согласились создать в Киеве «областной центр действия» для сплочения своих сил и участвовать в издании и распространении нелегального журнала под названием «Новь».

    Вакар доверительно рассказал Чебакову о том, что в Киеве существует тайная техническая «линия связи», через которую «областной центр действия» сумеет вести переписку, пересылать материалы и получать издаваемый за границей нелегальный журнал. Он познакомил Чебакова с заведующим «линией связи» Б. Ю. Павловским и рекомендовал ему в целях конспирации переписку «областного центра действия» с Парижем вести за подписью «Катя». Закончив организационную работу в Киеве, совершив с этой же целью поездку в Москву, Вакар отбыл за границу.

    Вначале деятельность подпольных групп, созданных Вакаром в Киеве, протекала оживленно. Собирался «областной центр действия», его члены рассуждали о будущем устройстве России, разрешали текущие дела. Чебаков через «линию связи» передавал в Париж материалы для журнала «Новь». Сообщения «областного центра действия», которые обычно в форме «дружеских писем» писал К. Василенко, также направлялись в Париж, а оттуда поступали указания.

    В течение августа — ноября 1922 г. из-за кордона было доставлено некоторое количество экземпляров двух изданных номеров журнала «Новь» для распространения. Этот журнал представлял собой набор злобных антисоветских «сочинений» и свидетельствовал о полном незнакомстве эмигрантских редакторов с жизнью Советской страны. Лишь две статьи киевлянина Б. Н. Толпыги, статья, подписанная псевдонимом «Юрист» (впоследствии было установлено, что автором ее являлся некто Вельмин), и статья, написанная К. Василенко, были близки по мысли киевским членам организации. В статьях «К кризису идеологии» и «Опыт подведения итогов» Толпыга утверждал, будто в России нарождается новое антисоветское движение, которое базируется на известной социально-экономической почве, создаваемой нэпом. Автор призывал использовать возможности нэпа для идеологической борьбы с коммунизмом путем поддержки оппозиционных настроений, деловой, легальной критики отдельных мероприятий Советской власти на заседаниях научных обществ, профессиональных союзов, в специальной прессе, путем завоевания советского административного аппарата при помощи «спецов», соответствующей работы в кооперации, высшей школе и т. д.

    Признаки жизни проявляла и молодежная группа. Яковлев вовлек в нее ассистента Института народного хозяйства Л. М. Венгерова, преподавателя того же института П. С. Тартаковского. В эту же группу вошел и скрывшийся позднее от суда Г. Швайковский. Участники молодежной группы вели бесплодные разговоры о создании ячеек среди студенчества. Яковлев несколько раз обращался к представителю «областного центра действия» профессору Смирнову, предлагая свои услуги для работы в журнале «Новь», но «старшие» отказывались от сотрудничества с «молодыми», считая Яковлева легкомысленным, увлекающимся человеком.

    Как-то летом Яковлев через Г. Швайковского познакомился с военным работником, помощником начальника 1-го отделения штаба Киевского военного округа С. П. Единевским. Помня задание Вакара о создании подпольных вооруженных отрядов, Яковлев предложил Единевскому взяться за эту работу. Единевский отказался, заявив, что не имеет знакомых, которые согласились бы вступить в отряд. Но при следующих встречах Единевский предложил Яковлеву секретные военные документы, которые могут быть полезными «Центру действия». Получив эти документы, Яковлев поспешил к профессору Смирнову и дал их ему для использования «областным центром действия». Смирнов передал документы Чебакову, а тот — заведующему «линией связи» Павловскому. Последний поручил курьеру «линии связи» М. А. Онищенко-Павлюку (Молодому) отвезти документы в Полонное и передать за границу, что последний и выполнил. Документы попали в главный штаб польской армии.

    Так и «старшие» и «младшие» участники киевской группы скатились в общее русло шпионской деятельности «Центра действия».

    Наиболее важной частью подпольной организации в Киеве являлась тщательно оберегаемая «линия связи», созданная в марте 1921 г., еще до возникновения «областного центра действия»[11]. Сначала в ней работали связистками сестры Куцеваловы — Леонида (Пианистка) и Зинаида (Гимназистка), вовлеченные в преступную работу братом, бывшим капитаном деникинской армии Бонифацием Куцеваловым, резидентом шпионской организации в польском местечке Корец. Сестры Куцеваловы принимали курьеров, приезжавших из-за границы, получали от них материалы и деньги, имели шифры и передавали за границу шпионские сведения. Активнейшим курьером начиная с 1921 г. являлся бывший деникинский доброволец Онищенко-Павлюк. Он неоднократно с помощью польских разведывательных органов пробирался из Польши в Киев и обратно, перевозил материалы и деньги, связывался с заведующими «линией связи», а также выполнял задания по сбору шпионских сведений для польских властей.

    С апреля 1922 г. заведующим «линией связи» в Киеве стал бывший подполковник генерального штаба царской армии и опытный разведчик Б. Ю. Павловский, носивший клички Варин и Мухин. Он поселился на квартире Варвары Виноградовой, которую постепенно вовлек в свою работу. Павловский наладил связи с заграницей через жителей Новоград-Волынска и местечка Полонное, профессиональных контрабандисток О. Кереш и Шарвар, и использовал в качестве курьеров незаметных лиц, женщин и родственников разведчиков, в том числе сестру и мать резидента шпионской организации в польском местечке Корец бывшего офицера Д. Капоцинского (Орленка) — Анну и Марию Капоцинских. Пожилая женщина, Мария Капоцинская по задапию шпионов нелегально переходила границу, переносила шпионские материалы, которые тщательно заклеивались в жестяные коробки или в чемодан с двойным дном.

    После смерти Павловского в декабре 1922 г. «линией связи» стала заведовать В. В. Виноградова, под кличкой Соломон.

    В мае — июне 1923 г. главный резидент «Центра действия» Б. А. Евреинов (Гусар) сообщил из-за границы по «линии связи» в Киев, что парижский «Центр действия» распался и что он, Евреинов, выехал в Прагу и ведет переговоры об издании нового журнала, в котором предлагает участвовать и киевским «активистам». Получив это письмо, Чебаков возмутился. Он считал, что еще можно было «действовать», когда во главе организации стояли такие хорошо известные в антисоветской среде лица, как Чайковский. Но после того, как «Центр действия» распался, не могло быть и речи об участии киевских «активистов» в новом предприятии Гусара.

    В июле 1923 г. работники Киевского отдела Государственного политического управления, давно уже напавшие на след организации и наблюдавшие за нею, арестовали всех наличных участников старшей и молодежной групп и «линии связи» «Центра действия». Наиболее дальновидные члены этой организации уже поняли беспочвенность надежд на переворот. Большинство арестованных признали свою вину. По окончании расследования суду были преданы 18 человек, из них несколько профессоров и преподавателей высших учебных заведений. Дело это рассматривалось в марте — апреле 1924 г. в Киевском губернском суде.

    Процесс вызвал широкие отклики в стране и за рубежом. Белоэмигрантские круги подняли кампанию по поводу «притеснений» интеллигенции и профессуры в Советском Союзе. Президент Франции Пуанкаре, известный своей ненавистью к революции, решил даже вмешаться в ход судебного процесса. В телеграмме на имя народного комиссара иностранных дел 7 апреля 1924 г. он выражал опасение, что профессорам, потеря которых «болезненно ощущалась бы как сокращение мирового интеллектуального достояния», может быть вынесен смертный приговор. Телеграмма Пуанкаре вызвала негодование широкой советской общественности. Даже подсудимые выступили с публичным заявлением, отвергая вмешательство иностранцев.

    Генеральный прокурор Украинской Советской Социалистической Республики Н. А. Скрыпник заявил: «С глубоким негодованием отвергаем мы какое бы то ни было право Пуанкаре на моральные сентенции. Не Пуанкаре, у которого руки в крови рабочих, протестовать против высшей меры наказания, применяемой к шпионам. Разве во Франции не продолжается действие военно-исключительного положения, по которому шпионы приговариваются к высшей мере наказания? Разве французский буржуазный суд перестал быть классовым, пристрастным? Разве по подозрению в большевизме сотни и тысячи французских солдат не заключены в тюрьмы?.. С глубоким возмущением и омерзением надо отнестись к лицемерному заявлению Пуанкаре в пользу польско-французских шпионов. Из 18 обвиняемых но делу «Центра действия» лишь 3 принадлежат к профессуре. Это десятистепенные величины из цеха ученых».

    8 апреля 1924 г. Киевский губернский суд вынес приговор, по которому четырех обвиняемых приговорил к условному наказанию; Леониду и Зинаиду Куцеваловых — к 5 годам лишения свободы; шпионку Анну Капоцинскую — к 7 годам лишения свободы; профессора Н. П. Василенко, К. П. Василенко, Б. Н. Толиыгу, адвоката Л. Э. Чолганского, профессора П. П. Смирнова и шпиона М. А. Онищенко-Павлюка — к 10 годам лишения свободы; изменника С. П. Единевского, бывшего царского прокурора С. М. Чебакова, А. Я. Яковлева и заведующую шпионской «линией связи» В. В. Виноградову — к высшей мере наказания — расстрелу.

    16 мая 1924 г. Президиум Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета, рассмотрев ходатайство осужденных о помиловании, вынес решение: «…установив, что контрреволюционная организация «Киевского областного центра действия» при всей контрреволюционности стремлений инициаторов и руководителей его была лишь бессильной и беспочвенной попыткой представителей старой буржуазии к восстановлению капиталистического строя; что попытка эта была заранее осуждена на полную бесплодность ввиду враждебного отношения к ней со стороны широких масс рабочего класса, крестьянства, а также украинской и русской интеллигенции, что выразилось в широких демонстрациях и массовых собраниях трудящихся; что государственная измена и шпионаж… на деле существенного вреда не принесли… а потому, принимая во внимание действительное и чистосердечное раскаяние принесших просьбу о помиловании, Всеукраинский Исполнительный Комитет постановляет… заменить установленную утвержденным Верховным судом УССР приговором Киевского губернского суда высшую меру наказания в отношении осужденных Чебакова Сергея, Единевского Сергея, Яковлева Алексея и Виноградовой Варвары — 10 годами лишения свободы со строгой изоляцией и поражением прав сроком на 5 лет каждого. В отношении Куцеваловой Леониды, Куцеваловой Зинаиды, Капоцинской Анны, Василенко Николая, Толпыги Бориса, Чолганского Леонтия, Смирнова Павла, Онищенко-Павлюка Михаила, осужденных к разным срокам лишения свободы, срок наказания сократить наполовину».

    Кроме «Киевского областного центра действия» органы ГПУ ликвидировали также немногочисленные кадры «Центра действия» в других городах России, в том числе в Москве. Попытка контрреволюции создать новый «центр» борьбы против Советской власти провалилась.

    >

    4. Базаровско-незнамовская авантюра

    В 1922 г. органами ГПУ была раскрыта кулацкая контрреволюционная группа в Сибири, пытавшаяся организовать вооруженное выступление против Советской власти. Эта кулацкая организация, имевшая ячейки в ряде районов Западной Сибири и на Урале, образовалась в результате объединения двух ранее существовавших отдельно антисоветских групп, возглавлявшихся Базаровым и Незнамовым.

    Базаровскую подпольную группу создал в 1920 г. бывший старший урядник Оренбургского казачьего войска И. Д. Жвалов. В декабре 1919 г., когда войска Колчака, в которых он служил, были разгромлены, Жвалов, укрывшись в Красноярске, изготовил себе фальшивые документы на имя А. Ф. Базарова. В 1920 г. он под этим именем проник в Коммунистическую партию и служил в железнодорожной рабоче-крестьянской инспекции. В августе 1920 г. Базаров сколотил в Барабинске небольшую группу единомышленников, среди которых выделялись дьякон Дудин, Пономарев, домовладелец Сметанин и работавший ревизором телеграфа на железной дороге сын псаломщика Архаров. Эта группа создавала антисоветские ячейки в учреждениях, на предприятиях города и в окружающих селах.

    В 1921 г., передав руководство барабинской ячейкой Дудину, Базаров переехал в Тюмень, где развернул контрреволюционную работу в более крупных масштабах. К моменту наибольшего развития базаровская организация имела ячейки в Тюмени, Барабинске, Омске, Посаде Троицком, Петропавловске, Кургане, Боровом, Павлодаре, Заводоуковском и ряде сел. Базаров создал военный комитет из бывших офицеров для подготовки вооруженного восстания; железнодорожный комитет — из служащих на транспорте — для сбора сведений о железнодорожных маршрутах и для участия в предполагаемом восстании; гражданский комитет.

    Основной идеей базаровской кулацкой организации было образование Сибирской автономной крестьянской республики. Как и другие главари кулацких движений, возникавших в 1921 г., Базаров противопоставлял «крестьянские советы» Советам рабочих и крестьянских депутатов. Базаровский лозунг «Автономия Сибири» служил прикрытием действительной цели контрреволюционной организации — свержения диктатуры пролетариата.

    Руководителем незнамовской антисоветской группы являлся один из участников ишимско-петропавловского восстания 1921 г., бывший казачий офицер штабс-капитан А. А. Карасевич. После разгрома армии Колчака, в которой он служил подъесаулом, Карасевич занимался некоторое время подпольной антисоветской работой, а затем состоял па советской службе в Петропавловске. В феврале 1921 г., когда повстанческий отряд, руководимый «главнокомандующим» полковником Кудрявцевым, занял Петропавловск, Карасевич примкнул к нему и был назначен «помощником главнокомандующего». Затем Карасевич получил от Кудрявцева задание сформировать «независимый особый добровольческий отряд» под названием «отряд атамана Незнамова» и начать вооруженную борьбу в тылу советских войск. В г. Барабинске он встретился с эсером А. Окуличем, раньше работавшим информатором при штабе полковника Кудрявцева, и с его помощью приступил к выполнению задания, к формированию вооруженного отряда. Это дело Карасевич поставил на широкую ногу: создал штаб-квартиру в Каинске, «штабы пополнения», контрразведку. «Командующий отрядом атаман Незнамов» (в других случаях он выступал как генерал Белов, доктор Грибоедов, Баратов и т. д.) письменными приказами назначал своих сообщников на различные посты, выдавал назначенным лицам мандаты с печатью. Члены организации Карасевича вербовали сообщников главным образом среди кулаков и духовенства окрестных сел. В организацию вошли священник церкви села Булатова Павел Чемоданов, священник Гусев и другие. Предполагалось, что восстание начнут крестьяне, а созданные Карасевичем (Незнамовым) «штабы пополнения» вольются в движение и придадут ему военный характер.

    В декабре 1921 г. руководитель барабинской ячейки базаровской группы Дудин информировал Базарова о том, что в Каннском районе действует антисоветская группа Незнамова, «крупного деятеля» петропавловского восстания. В январе 1922 г. Базаров приехал в Барабинск и встретился с членом руководства незнамовской группы эсером Островским.

    Они договорились о совместной работе обеих групп и в дальнейшем действовали сообща.

    Вскоре «атаман Незнамов» назначил вооруженное выступление против Советской власти. Выступление должно было начаться 20 июня 1922 г. в селе Гутове, где находился советский кавалерийский отряд численностью в 65–70 человек. Местному кулаку, на квартире которого жил командир отряда, было поручено убить командира, а кулацкой повстанческой ячейке — разбить отряд, оставшийся без начальника. После расправы с кавалерийским отрядом один из заговорщиков, бывший офицер Михалевский, должен был произвести спешную мобилизацию окрестных крестьян и явиться на помощь повстанцам, действующим под командованием «атамана Незнамова», для занятия Каинска. Одновременно с выступлением в Каинске намечалось взятие Барабинска. Затем объединившиеся повстанческие отряды, пополнившись за счет мобилизации населения, должны были начать военные действия в сторону Новониколаевска (Новосибирска), Омска, Томска.

    Выполняя этот план, вожаки незнамовской группы развернули работу. Всем своим сообщникам Незнамов выдал мандаты о назначении на ответственные должности. Сын владельца мыловаренного завода М. А. Матюшкин был назначен «начальником северного партизанского отряда», бывший псаломщик М. С. Гаркуша — «начальником штаба каинской группы», бывший офицер С. С. Иванов-Боярский — «адъютантом атамана Незнамова», бывший чиновник военного времени М. И. Хухарев — «начальником штаба пополнения в Новониколаевской губернии и комендантом г. Новониколаевска», кулак Иван Гилев — «начальником района Булатовской волости» и т. д. Рядовым участникам заговора было приказано явиться в назначенный час с оружием в руках на Громов-скую заимку, где будет находиться штаб организации.

    Узнав о том, что Незнамов назначил вооруженное выступление, Жвалов (Базаров) выехал в Барабинск для переговоров с Незнамовым. Но они не состоялись. В назначенный день, 20 июня 1922 г., в условном месте собралась группа кулаков. Их было так мало, что о вооруженном выступлении не могло быть и речи. Как отмечается в обвинительном заключении, «выступление не увенчалось даже частичным успехом, исключительно благодаря тому, что вовлеченные случайно в организацию середняцкие элементы в самый решительный момент поняли, что свержение рабоче-крестьянской власти противоречит их насущным интересам, и на открытый конфликт с Советской властью… не пошли».

    Провал базаровско-незнамовской антисоветской затеи характеризует то новое положение, которое создалось в деревне после введения новой экономической политики. Середняцкие массы, которые еще недавно находились под влиянием кулачества, теперь безвозвратно отходили от кулаков. После провала вооруженного выступления Карасевич (Незнамов) скрылся, но в июле 1922 г. был задержан в Коканде вместе со своим сообщником Матюшкиным.

    По делу базаровско-незнамовской организации было арестовано в Новониколаевской и Омской губерниях около 200 человек. 95 активных участников заговора вместе с Жваловым (Базаровым) и Карасевичем (Незнамовым) предали суду, среди них 25 кулаков и бывших землевладельцев, 21 офицер, 9 священников и дьяконов, 7 представителей сельской интеллигенции, кроме того, незначительное число служащих и крестьян. Эти данные ясно показывают, на кого опирались заговорщики.

    Судебный процесс состоялся 21 апреля— 18 мая 1923 г. в Новониколаевском губернском суде под председательством С. Чудновского, при участии прокурора Сибири П. Алимова и защиты. 20 подсудимых были оправданы, 12 освобождены от наказания по амнистии, остальные приговорены к разным срокам заключения — от 1 года до 10 лет, главари организации, некоторые кулаки и активисты были приговорены к расстрелу.

    >

    5. Разгром басмачества

    Еще в 1921 г. басмаческое движение в Туркестане начало спадать. Во главе басмачей Ферганы в то время стоял один из наиболее непримиримых и вероломных вожаков, Курширмат, получивший поддержку от низложенного бухарского эмира Сеид-Алим-хана и англичан. Действовали в этом районе также отряды киргизского курбаши Муэтдина, банда Исраила и другие. Они совершали внезапные налеты, непрерывно меняли стоянки, имели хорошую разведку. Поэтому борьба с ними была весьма трудной. Снова встал вопрос о создании воинских частей, знакомых с условиями быта и языком коренного населения.

    В апреле 1921 г. на советскую сторону перешел один из вожаков басмачей, Джаны-бек, из отряда которого был сформирован территориальный конный полк. Учитывая прошлые уроки измены перешедших на советскую сторону басмачей, советское военное командование действовало теперь осмотрительнее.

    Летом 1921 г. мирные переговоры начал Курширмат. Вел он их уклончиво. 12 сентября Курширмату было предъявлено ультимативное требование сдать оружие. Он снова уклонился от прямого ответа. И тогда части Красной Армии начали наступление против его отрядов в Маргеланском районе. Курширмат скрылся в камышах Сырдарьи.

    Так же вел себя и киргизский вожак Муэтдин. Он бесконечно вилял во время переговоров с советским военным командованием. Части Красной Армии выступили и против него. Муэтдин оказал упорное сопротивление, но, будучи не в силах выдержать боя, скрылся в горах. В ноябре 1921 г. Курширмат передал командование отрядами Муэтдину, а сам ушел в Восточную Бухару, откуда перебрался в Афганистан.

    Зловещую роль в туркестанских событиях сыграл Энвер-паша, зять турецкого султана, бывший военный министр Турции. Этот ловкий авантюрист выдавал себя за представителя турецкого национально-освободительного движения. В 1920 г. он прибыл в Москву, оттуда выехал в Баку на съезд народов Востока, где произносил псевдореволюционные речи. В конце 1920 г. Энвер-паша появился на туркестанской земле. Здесь он развернул свою деятельность как глашатай пантюркизма и панисламизма. Он бредил идеей создания «Великого мусульманского государства» в составе Турции, Персии, Бухары, Хивы, Афганистана и советских территорий Средней Азии, был связан с афганскими реакционными кругами и английской разведкой.

    Проинструктированные Энвером, деятели буржуазно-националистического движения Туркестанского края Джанузаков и Абду-рашитов создали по его указаниям тайный антисоветский «Комитет национального объединения». Главными деятелями «Комитета» стали ташкентский муфтий[12] Садретдин-ходжа Шарифходжаев, Гариф Каримов, Юсуп-бек Курбанов, Мухамедяр Мухамед Умаров, Рустамбек Ниязбеков и Абдулладжан Зия Мухамедов. Эта строго конспиративная организация (при вступлении в нее приносилась присяга на Коране и пистолете) строилась по принципу «троек» (каждый ее член должен был завербовать троих) и быстро распространяла свое влияние по Туркестану.

    «Комитет национального объединения» был раскрыт чекистами и частично ликвидирован весною 1921 г. благодаря бдительности семнадцатилетнего сотрудника аулие-атинской уездно-городской чрезвычайной комиссии коммуниста Хамида Расулькариева, которого пытался завербовать руководитель местной организации «Комитета национального объединения» торговец Шукур Мухамедов. Чекист сообщил о предложении Мухамедова в ЧК и по ее указанию «согласился» вступить в организацию. В течение нескольких месяцев Хамид Расулькариев «работал» в контрреволюционной организации, выведывая ее замыслы.

    В марте 1921 г. ташкентский муфтий Шарифходжаев, как руководитель «Комитета национального объединения», написал письма английскому и японскому консулам в Кульдже с просьбой об усилении помощи басмачам (оружием и другими средствами). Эти письма в Кульджу должны были доставить члены организации Каримов и Курбанов. Когда эти лица по пути приехали в Аулие-Ату (ныне Джамбул), Шукур Мухамедов поручил Хамиду Расулькариеву, как «члену организации», помочь приехавшим беспрепятственно перебраться через границу. Молодой чекист согласился сопровождать посланцев «Комитета национального объединения», выехал с ними на лошадях, избрав путь мимо здания Чрезвычайной комиссии. У этого здания он остановился, арестовал посланцев «Комитета» и сдал их в ЧК вместе с письмами.

    «Комитет национального объединения» и после этого частичного провала продолжал подрывную антисоветскую деятельность.

    Осенью 1921 г. Энвер-паша прибыл в Бухару. Он предложил бухарскому советскому руководству услуги в качестве инструктора по формированию национальных частей Красной Армии. Получив такой пост и хорошо изучив обстановку, Энвер-паша бежал из Старой Бухары в Восточную, к Данияр-беку, бывшему командующему национальным отрядом армии Бухарского советского правительства, изменившему Советской власти.

    В конце 1921 г. Энвер-паша стал «главнокомандующим вооруженными силами ислама и наместником эмира Бухарского» (на серебряной печати, заказанной Энвером, была выгравирована надпись: «Верховный главнокомандующий войсками ислама, зять Халифа и наместника Магомета»). При содействии «Комитета национального объединения» Энвер-паша заключил соглашение с Курширматом, с главарем хорезмских басмачей Джунаид-ханом, другими басмачами и координировал их действия против Красной Армии. Энвер занял почти всю территорию Восточной Бухары, окружил Душанбе и после двухмесячной осады занял его.

    4 августа вблизи афганской границы во время стычки с отрядом 8-й советской кавалерийской бригады Энвер-паша был убит. Командование басмачами перешло к Данияр-беку, который также вскоре был убит. Басмаческое движение пошло на спад и в Бухаре. В 1922 г. чекисты ликвидировали организации «Комитета национального объединения».

    Ликвидация басмачества в Туркестане была осуществлена благодаря успехам новой экономической политики. Хозяйственно-политические мероприятия здесь строились на внимательном учете национальных особенностей коренного населения, решительной борьбе с остатками колонизаторских пережитков, привлечении к советской работе и к борьбе с басмачами значительных слоев местного населения. Одним из важных документов, определявших линию Коммунистической партии в этих вопросах, явилось циркулярное письмо ЦК РКП (б) от 11 января 1922 г. Коммунистической партии Туркестана. «Вы должны отдавать себе ясный отчет в том, — указывалось в этом документе, — что полное изживание колонизаторского уклона (который есть прямая измена коммунизму и бесстыдное надругательство над принципами III Интернационала) должно быть и может быть достигнуто сравнительно в наименьший срок и является основой оздоровления национальных отношений и роста доверия трудящихся масс местных наций к Коммунистической партии и Советской власти».

    В письме особо подчеркивалось значение новой экономической политики для ликвидации басмаческого движения. «Органы Советского государства, — говорилось в письме, — применяясь к законам рынка, должны экономически связаться с мелкими производителями и, дав им выход, избавляющий их от капиталистической кабалы, найти в них прочную политическую опору, обеспечить в них верных и убежденных союзников партии пролетариата. В частности, новая хозяйственная политика, дополненная усиленной политработой среди узбеков, поможет в Фергане окончательно вырвать почву из-под ног басмачества, являющегося теперь одним из важных факторов хозяйственного разложения».

    Соблюдение этих указаний ЦК РКП(б), исполнение их сыграли решающую роль в ликвидации басмачества.

    10 июня 1922 г. против Муэтдина были начаты военные действия, которые вызвали волну сдачи частям Красной Армии как отдельных басмачей, так и целых их групп. В течение 1922 г. на сторону Советской власти перешли 137 курбашей и 2420 рядовых басмачей, сдавших оружие. Муэтдин был взят в плен и предан суду.

    В сентябре 1922 г. Военно-революционный трибунал Туркестанского фронта под председательством П. А. Камерона при огромном стечении населения рассмотрел дело о злодеяниях Муэтдина и семи его ближайших сообщников. Присутствующий на суде участник борьбы против басмачей Ф. П. Шацилло написал в свое время репортаж, который ярко отражает перемену отношения местного населения к преступлениям басмачей:

    «Громадный двор мечети Азрет в городе Оше. Тысячная толпа. Здесь и местные жители, здесь и приехавшие за сотни верст любопытные и делегаты; каждый стремится пробраться вперед и увидеть, хоть на один момент, скамью подсудимых, на которой сидит царек Ошского района Муэтдин, или, как он именовал себя, Эмир-ляшкар-баши Муэтдин-катта-бек Усман Алиев, что в переводе значит: верховный главнокомандующий, непобедимый Муэтдин, большой господин Усман Алиев.

    Вокруг Муэтдина — ближайшие помощники его. Здесь и известный палач Камчи Темирбаев…

    Несколько дней тянулись свидетельские показания. Свидетели — живые страницы жуткой летописи о кровавом разгуле. Вот толстый арбакеш. Он вез, под охраной 45 красноармейцев, транспорт.

    — В транспорте, — рассказывает он, — было до шестидесяти человек граждан; среди них были женщины и дети. По нашим законам беременная женщина считается святой. Но для Муэтдина нет ничего святого — он уничтожал всех. Беременным женщинам вскрывали животы, выбрасывали плод и набивали животы соломой. Детям разбивали головы о колеса арб или устраивали из них козлодранье, и они разрывались на части. Красноармейцев сжигали на костре…

    Появляются новые свидетели, и все твердят одно: если власть не расстреляет бандита, они покинут свои места и уйдут в Мекку. Десятками поступают приговоры от населения…

    Долгими, несмолкаемыми аплодисментами встречается речь обвинителя, требующего расстрела для Муэтдина и его приближенных. Протестующие крики и угрозы несутся по адресу защитника, просящего о снисхождении. Защитник теряется.

    Приговор мог быть только один.

    Муэтдин и семь его помощников приговорены к расстрелу».

    Туркестанскими военно-революционными трибуналами в декабре 1922 г. были рассмотрены дела главаря узбекских басмачей Рахманкула и десяти его сподвижников, орудовавших в районе Старого Кокавда, а также крупной банды басмачей (54 человека) Маргеланского уезда. Главари были расстреляны, активные участники преступлений осуждены к лишению свободы на разные сроки, а дехкане, вовлеченные по несознательности в банды, освобождены от наказания.

    Большое значение в деле ликвидации басмачества имела правильная национальная и хозяйственная политика Советской власти. В 1923 г. в Фергану было завезено большое количество хлеба, необходимого дехканам для перехода от посева пшеницы к посеву хлопка; много промышленных товаров; выданы семенные и денежные ссуды; отпущены значительные средства на ирригацию. Дехкане принялись за восстановление разоренного хозяйства. В конце 1924 г. в Туркестанском крае были образованы Киргизская и Казахская автономные, Узбекская и Туркменская союзные республики. Местное население все более вовлекалось в управление страной. Дальнейшие экономические и политические мероприятия Советского правительства, особенно индустриализация, постепенно превратили среднеазиатские советские республики в цветущие районы. Эти республики явились примером для других районов и народов Востока.

    Но некоторые басмачи еще долго продолжали свои разбойничьи похождения. Один из курбашей Маргеланского района, Умар Али, в «наказание» за то, что дехкане посеяли хлопок, вырезал в одном кишлаке 54 человека, пригрозив в случае повторения посева хлопка «построить священный курган из голов жителей». Борьба басмачей против Советской власти превращалась в борьбу против всего трудового народа. Басмачи теряли связи с населением. Они не могли уже скрываться в кишлаках и окончательно превратились в разбойников, нарушающих мирную жизнь страны.

    В одном из обнаруженных в Национальном архиве Индии секретных докладов английской разведки 1923 г. сообщалось, что «общее впечатление таково, что… мало вероятны попытки свергнуть в скором времени большевиков в Туркестане». Разведчики отмечали, что «население Бухары в целом мало питает симпатий к старому эмирскому режиму»; что здесь происходили массовые антибританские демонстрации; «в небольшом городке — Керки — один из наших информаторов слышал, как школьники пели: мы никогда не покоримся англичанам и не отдадим им нашей страны».

    В 1923 г. Маргеланский, Андижанский, Кокандский, Наманганский районы Ферганы были очищены от банд. Сдались и были захвачены в плен такие крупные главари басмачей, как Баястан, Исламкуль, Аман-Палван, Казак-Бай и другие. Они были преданы суду. Военно-революционный трибунал приговорил Аман-Палвана и его помощника Хаким-бая Авибаева к расстрелу.

    За девять месяцев 1923 г. басмачи Ферганы потеряли 320 курбашей и около 3200 басмачей, из них добровольно сдались 175 кур-башей и 1477 басмачей.

    Были ликвидированы и другие очаги басмачества в Средней Азии, в частности в районе Локайя (входившем ранее в Восточную Бухару). Здесь на смену Энвер-паше пришел снова Ибрагим-бек, назначенный бухарским эмиром «главнокомандующим войсками ислама».

    В районе г. Куляб весной 1923 г. появился новый авантюрист — турецкий офицер Селим-паша, принявший под свое командование остатки энверовских банд в районе левобережья реки Вахш. Селим-паша заключил соглашение о совместных действиях с Ибрагим-беком, установил связи с ферганскими басмачами и начал военные действия. Ему удалось осадить и занять г. Куляб, но его оттуда выбили, и он вынужден был перейти на правый берег реки Вахш. В мае 1923 г. части Красной Армии принудили Селим-пашу бежать в Афганистан. После этого были разгромлены и банды Ибрагим-бека, который, однако, еще долго скрывался в малодоступных горных районах Таджикистана. В 1926 г. бандам Ибрагим-бека было нанесено решительное поражение. В июне 1926 г. он также бежал в Афганистан[13].

    >

    6. Авантюра грузинских «паритетчиков»

    25 февраля 1921 г. грузинские трудящиеся при помощи Красной Армии Советской России свергли меньшевистско-националистическое правительство Ноя Жордания и установили в Грузии рабоче-крестьянскую власть. Грузинский народ получил подлинную свободу и национальную независимость. Среди безземельных и малоземельных крестьян было распределено свыше 250 тысяч десятин пахотной земли, инвентарь и постройки, изъятые у местных князей-помещиков и торговцев. Материальное положение рабочего класса улучшалось. Господствовавшая ранее в стране партия грузинских меньшевиков потеряла свое влияние. Состоявшийся в Тбилиси 25–30 августа 1923 г. съезд меньшевиков, делегаты которого представляли 11235 членов партии, объявил о ликвидации меньшевистской партии Грузии. В обращении съезда говорилось: «Сопоставив поведение меньшевистского правительства в Грузии с поведением сменившего его Советского правительства, мы убедились, что первое загоняло пролетариат под ярмо буржуазии, а второе выводит его на широкую дорогу к социализму. Поэтому, и только поэтому, мы решили покинуть ряды меньшевистской партии». В течение 1923 г. из меньшевистской партии Грузии ушло около 17 тысяч рабочих и крестьян. На стороне бывшего ЦК меньшевиков осталось примерно 2 тысячи человек, главным образом выходцев из дворянских и буржуазных кругов.

    Между тем лидеры обанкротившегося меньшевистско-националистического движения не примирились с поражением. Они эмигрировали за границу, образовали там «грузинское правительство в изгнании» (в него входили Ной Жордания, Ной Рамишвили, Ираклий Церетели и другие) и попытались из-за границы организовать борьбу с Советской властью. Они создавали нелегальные заговорщические группы, поддерживали бандитские шайки в советском тылу и готовили контрреволюционный переворот. Главную надежду они возлагали на помощь «союзников» — западноевропейских буржуазных государств.

    В течение 1922–1924 гг. заговорщикам удалось кое-где (в Сванетии, Гурии) спровоцировать кулацкие выступления. Скрывавшиеся в лесах и горах шайки бывшего полковника Какуцо Чолокашвили (Чолокаева) и других вожаков бандитизма, связанных с националистами, совершали отдельные налеты и мешали советскому строительству.

    В августе 1922 г. остатки пяти грузинских партий — социал-демократов (меньшевиков), национал-демократов, социалистов-федералистов, независимых социал-демократов и эсеров — заключили соглашение о создании единого фронта. Соглашение состояло из пяти пунктов: 1) партии объединяются для того, чтобы общими силами бороться за «независимость Грузии»; 2) после свержения Советской власти в Грузии должно быть созвано Учредительное собрание, которому дадут отчеты в своей деятельности как правительство, находящееся за границей, так и то, которое будет образовано в переходное время; 3) на заседании Учредительного собрания будет организовано новое правительство на коалиционных началах, причем ни одна партия не имеет права занять в нем более одной трети мест; 4) избирается паритетная комиссия для разбора деятельности прежнего правительства; 5) для руководства подготовкой и проведением восстания образуется на паритетных началах «Комитет независимости Грузии». Во главе «Комитета независимости» (или «Паритетного комитета») в 1922 г. был поставлен командированный в Грузию из-за границы член ЦК партии грузинских меньшевиков, бывший министр земледелия меньшевистского правительства Ной Хомерики.

    Грузинская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией в течение 1922–1924 гг. вела непрестанную борьбу как с бандами, действовавшими в республике, так и с «паритетчиками»[14]. Время от времени чекисты задерживали активистов «Комитета независимости» и наносили удары по их организациям.

    В 1924 г. Чрезвычайной комиссии удалось арестовать часть лидеров «Комитета независимости», в том числе его председателя Ноя Хомерики и членов ЦК меньшевиков Бения Чхиквишвили, В. Нодия и других.

    У Чхиквишвили было обнаружено письмо Ноя Жордания, который из-за границы давал «советы» «Комитету независимости». Он, между прочим, писал: «Конечно, оно (восстание. — Д. Г.) не может осуществиться вооруженной борьбой только грузин… Выступление же в закавказском (с Дагестаном) масштабе обязательно приведет к победе, если это выступление будет производиться общими силами. Русские цари только с Дагестаном вели борьбу более 30 лет. А сколько лет понадобится большевикам, чтобы вести борьбу не с одним Дагестаном, а с целым Закавказьем, легко представить. Перенос военной базы на Кавказский хребет и укрепление там всеми нашими вооруженными силами — залог нашей победы. Только в этом случае Европа обратит на нас серьезное внимание и окажет помощь».

    6 августа 1924 г. Грузинская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией задержала прибывшего из-за границы члена ЦК партии грузинских меньшевиков, бывшего командира «преторианской» контрреволюционной «народной гвардии» меньшевистского правительства Валико Джугели, руководившего теперь непосредственной подготовкой восстания.

    Находясь под стражей, Джугели убедился, что в распоряжении Чрезвычайной комиссии имеются подробные данные о деятельности «Комитета независимости». Он понял, что готовящаяся авантюра обречена на провал. Тогда он попросил работников ЧК дать ему свидание с меньшевиками, через которых он мог бы передать письмо участникам заговора. Он обещал посоветовать им отказаться от выступления, грозящего национальной катастрофой.

    Чекисты приняли предложение Джугели, и последний написал из заключения письма «Комитету независимости», в которых предлагал отказаться от вооруженного выступления. Одно из писем было опубликовано в газетах.

    Джугели писал своим сообщникам, что не малодушие и не трусость привели его к отказу от борьбы, а безнадежность задуманного предприятия. «Я испытал на себе, — писал Джугели, — страшное влияние воздуха Чека, и я понял, что вся сила этого воздуха состоит в том, что именно здесь ближе знакомишься с обратной стороной нашей работы, со всеми теневыми ее сторонами».

    Между тем в связи с арестом Джугели, в руках которого сосредоточивались нити заговора, оставшиеся на свободе заговорщики вынуждены были отложить намеченное на 15 августа выступление. Но потом, получив письма Джугели, они не поверили им и решили начать восстание 28 августа 1924 г.

    В этот день, на рассвете, небольшая группа вооруженных заговорщиков во главе с князем Георгием Церетели захватила г. Чиатуры и образовала «Временное правительство Грузии». Уже на второй день, когда советские отряды приблизились к городу, мятежники и их «правительство» бежали.

    В село Приют ворвались 60 всадников из банды Какуцо Чолокашвили. Они окружили сельский Совет, открыли стрельбу, ранили несколько человек и разграбили местный цейхгауз.

    В Сенакском уезде мятежники заняли на один-два дня города Сенаки, Абашу и ряд деревень. Гражданскую власть в Сенаки поделили между собой местные богатеи — братья Каландаришвили и Шалва Иоселиани, начальником поенного штаба был назначен бывший царский офицер Лахшия. Приступая к «реформам», мятежники сразу же раскрыли помещичьи, буржуазные цели своего движения: они восстанавливали дореволюционные учреждения, возвращали национализированные дома, предприятия и земли бывшим владельцам. Духовенство служило молебны о «даровании» победы мятежникам.

    Антисоветские выступления незначительных групп имели место также в Саберинском уезде, где во главе мятежников стоял бывший князь Чхотуа, в Шарапанском, Зугдидском и Душетском уездах. В г. Батуми Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией удалось еще до начала выступления арестовать местный подпольный «Паритетный комитет» во главе с членом ЦК партии меньшевиков Миха Сабашвили и «командующим вооруженными силами» генералом Соломоном Каралашвили.

    В целом выступление вылилось в авантюру, не имевшую поддержки в массах. Рабочий класс Грузии отнесся к мятежникам резко враждебно. На предприятиях городов проходили многолюдные митинги протеста. Крестьянство Грузии в первый же день антисоветских выступлений убедилось в том, что главную роль в них играют бывшие помещики, дворяне, князья, торговцы, генералы и офицеры, а также уголовные бандиты, скрывавшиеся в лесах. С этими элементами крестьянству было не по пути. Поэтому почти повсеместно, за редкими исключениями (например, в Гурии), крестьяне выражали недовольство нарушением мирной жизни страны и не поддерживали мятежников. В ряде мест (Талавском, Сигнахском, Сенакском и других уездах) крестьяне выступили против князей и дворян.

    Наконец, против восстания поднялось население национальных автономных районов Грузии: абхазцы, осетины, аджарцы. 1500 крестьян-аджарцев с оружием в руках охраняли советские границы с Турцией на случай возможного нападения оттуда. Абхазские крестьяне помогали красноармейским отрядам в борьбе с повстанцами в Зугдидском и Горийском уездах. В Ахалцихском уезде свыше тысячи крестьян разных национальностей встали на защиту Советской власти.

    31 августа 1924 г. Коллегия Чрезвычайной комиссии Грузии объявила: «…события последних дней, когда меньшевистские бандиты совместно с князьками, дворянами, генералами и купцами произвели вооруженное выступление в Чиатурах и в некоторых других пунктах Грузии, показывают, что нет границ поползновениям контрреволюционеров и что самая суровая расправа со стороны органов пролетарской власти с преступниками, ввергающими трудовые массы в кровавую авантюру, способна предотвратить страну от повторения этих безумных попыток. Поэтому Чрезвычайная Комиссия Грузии постановляет… организаторов восстания против пролетариата и непримиримых врагов рабоче-крестьянской власти предать высшей мере наказания — расстрелу».

    На основании этого и последующего постановлений были расстреляны 44 активиста заговора, в том числе 17 бывших князей и помещиков и 18 участников банды Чолокашвили, занимавшихся убийствами и грабежами.

    4 сентября 1924 г. работники ЧК выследили и арестовали председателя «Комитета независимости» князя Коте Андроникашвили, секретаря «Комитета», члена ЦК партии национал-демократов князя Ясона Джавахишвили, скрывавшихся в Шио-Мгвимском монастыре (Мцхете), а также члена «Комитета» от партии правых эсеров Михаила Бочоришвили, члена ЦК партии меньшевиков Ж. Джинория и члена ЦК национал-демократической партии Михаила Ишхнели.

    Это были руководители восстания. 5 сентября 1924 г. они выступили с таким заявлением, опубликованным в газетах: «…наша надежда не оправдалась, в результате чего мы понесли поражение. Массовое организованное выступление, которого мы ожидали, не состоялось; широкие народные массы нас не поддержали…» Признав свое выступление фактически авантюрой, «Комитет независимости» объявил, что продолжение вооруженной борьбы против Советской власти является совершенно лишенным всякой перспективы и гибелью для грузинской нации. Он предложил немедленно распустить все вооруженные силы, сдать оружие и заявил о своем самороспуске.

    Показания арестованных руководителей восстания ярко раскрыли его авантюристический, «бутафорский», как тогда говорили, характер. Член ЦК национал-демократической партии М. Ишхнели, рассказывая о силах, на которые рассчитывали главари движения, показывал: «Бения Чхиквишвили привез нам (из-за границы. — Д. Г.) следующие конкретные сведения, сообщенные нам через Ясона Джавахишвили: члены французского правительства в личной беседе с Церетели обещали нам помощь… Заграничное бюро сообщало: если Франция помогает Румынии и Польше, она поможет и нам».

    Надежды на военную помощь из-за границы не оправдались, мятежники получили лишь некоторую сумму денег из Франции. Но это не могло повлиять на развитие событий.

    Не оправдались также надежды грузинских мятежников на помощь других народов Кавказа.

    Грузинские заговорщики решились выступить в одной Грузии, не дожидаясь «союзников» из других местностей Кавказа. И они вновь просчитались, теперь уже в подсчете своих собственных сил.

    Председатель «Комитета независимости» Коте Андроникашвили рассчитывал выставить в Западной Грузии около 3 тысяч бойцов. В Восточной Грузии Какуцо Чолокашвили обещал двинуть против Советской власти 600 вооруженных людей. Фактически же в Западной Грузии выступили незначительные силы, а у Чолокашвили вместе 600 человек оказалось всего 60 бандитов. Андроникашвили вынужден был на следствии сказать: «Я убеждаюсь теперь, мы потерпели поражение также потому (помимо того, что не поддержала «пассивная» Восточная Грузия и Тифлис молчал), что имели преувеличенное представление о своих силах и душевном настроении народа в нашу пользу».

    А вот как характеризовал деятельность «высшего командования» мятежников член «Комитета независимости» Михаил Бочоришвили.

    «Последнее заседание «Паритетного комитета», — показывал он, — состоялось 18 августа, когда и было назначено время восстания — 2 часа ночи 28 августа… Я отправился в Мцхет, где меня встретил проводник, доставивший меня к Андроникашвили и Джавахишвили. Там же я нашел Шалву Амираджиби и Давида Ониашвили. При нас находилась стража из 5 человек…

    28 августа к нам явился курьер от Лошкарашвили с сообщением, что последний готов для занятия Гори и Ахалкалаки… В тот же день явился человек из Манглийского района от Чолокашвили, сообщившего, что вместо ожидаемых 600 человек к нему явились только 60…

    29 августа мы не получили никаких известий… 31-го до нас дошла весть, что восстание охватило всю Западную Грузию.[15] 1 сентября мы не получили вестей. 2 сентября — то же самое. Ночью, в 10 часов, мы уже меняли место. Несколько раз перекочевывали с места на место. В это время красноармейцы открыли по нас стрельбу. Мы бежали вместе с охраной. Я скрылся в кустах. Вдруг в темноте на меня наткнулся Ясон Джавахишвили и принялся уверять меня, что он ранен в спину. Я осмотрел его: раны не было. Потом заявил, что ранен в ногу. Я осмотрел и ногу: и там раны не оказалось. До утра мы меняли места. К вечеру Ясона Джавахишвили одолела жажда. Пристал ко мне с просьбой спуститься вместе к ручью. Я просил его потерпеть еще один день, но ему было невмоготу. Мы пошли к монастырскому ручью, где и были арестованы».

    После краха авантюристического выступления «паритетчиков» Грузинское советское правительство обратилось к народу с призывом к мирной жизни. Оно обещало тем, кто порвет связь с авантюристами, их преступными замыслами и деяниями, «предать забвению их невольные прегрешения». Все рядовые участники выступления, приходившие с повинной и сдававшие добровольно оружие, не подвергались никакому наказанию.

    Провал авантюристического выступления «паритетчиков» оказал большое влияние на процесс разложения меньшевистской партии Грузии. Фактически после этого провала она как политическая сила перестала существовать. Между тем обосновавшееся в Париже заграничное бюро меньшевистской партии Грузии во главе с Ноем Жордания и Ноем Рамишвили не оставляло своих бесплодных попыток «поднять грузинский народ» на новые авантюры. В июне 1927 г. чекисты-пограничники контрольно-пропускного пункта Батумского погранотряда задержали при переходе советско-турецкой границы некоего Ивана Карцивадзе. Он оказался ответственным эмиссаром заграничного парижского бюро ЦК меньшевиков, направлявшимся в Грузию для подпольной работы. У Карцивадзе изъяли сумку писем для передачи деятелям подпольных организаций меньшевиков. Это были новые директивы, написанные Ноем Жордания и Ноем Рамишвили по подготовке «восстания». В сущности они повторяли старые указания Валико Джугели и Бения Чхиквишвили «паритетчикам» накануне авантюры 1924 г… Карцивадзе был доставлен в грузинское ГПУ. Подготовка новой авантюры была сорвана. Лица, намеревавшиеся продолжать подрывную антисоветскую работу в Грузии, понесли заслуженное наказание[16].

    >

    7. Дело патриарха Тихона

    28 февраля 1922 г. патриарх Тихон (В. И. Белавин) и состоявшие при нем члены Священного синода русской православной церкви призвали верующих к сопротивлению представителям Советской власти при изъятии церковных ценностей для помощи голодающим. Это воззвание вызвало волну кровавых беспорядков в стране. 5 мая 1922 г. Московский революционный трибунал постановил привлечь патриарха Тихона к судебной ответственности. Такие же определения вынесли Новгородский, Петроградский, Донской и другие революционные трибуналы.

    ГПУ арестовало Тихона и его соучастников — членов Священного синода — Н. Г. Феноменова, А. Г. Стадницкого и П. В. Гурьева. В июне 1923 г. расследование закончилось, и дело передали в Верховный суд РСФСР. В обвинительном заключении были изложены многочисленные факты антисоветской деятельности Тихона и его ближайшего окружения. Эти факты свидетельствовали о том, что реакционные деятели церкви под общим руководством и при непосредственном участии патриарха Тихона (Белавина), Стадницкого, Феноменова и Гурьева создали организацию, поставившую своей целью свержение власти Советов, и направляли к этой преступной цели деятельность легально существовавших религиозных объединений.

    В мае — августе 1918 г. Тихон поддерживал связи с агентами французского правительства и «благословлял» мероприятия этого правительства по организации военной интервенции против России. Рассчитывая на свое религиозное влияние, Тихон «благословлял» деятельность контрреволюционных сил, добиваясь поддержки их несознательными верующими людьми. Он выпустил ряд воззваний, возбуждавших народные массы против внутренней и внешней политики рабоче-крестьянского правительства, издал циркуляр, обязывающий низшее духовенство организовывать на местах специальные ячейки приходских и епархиальных советов для борьбы против Советской власти, а также инструкцию о способах вовлечения несознательных масс в движение сопротивления Советской власти (принятие резолюций, осуждающих мероприятия Советской власти, устройство демонстративных крестных ходов, созыв прихожан набатным звоном «на защиту церкви»).

    Двусмысленно было и отношение патриарха Тихона к белоэмигрантским кругам православного духовенства.

    Бывший митрополит харьковский Антоний (Храповицкий), бежавший из страны с белогвардейцами, вел за границей далеко не церковную работу. В ноябре 1921 г. он организовал в Сремски Карловцы (Югославия) так называемый «русский всезаграничный собор», на который собрались епископы и иные церковные деятели, а также представители монархистских групп для обсуждения планов борьбы за восстановление монархии в России. Собор принял послание, в котором требовал посадить на российский престол «законного православного царя из дома Романовых»; он создал и так называемый Архиерейский собор и синод российской православной церкви за границей.

    Только после того, как народный комиссар юстиции Д. И. Курский обратил внимание патриарха Тихона на политические, а не церковные решения Карловацкого собора, Тихон на письме наркома написал такую резолюцию: «Собор закрыть, а за постановлениями Карловацкого собора не признавать канонического значения, ввиду вторжения его в политическую область, ему не подлежащую. Материалы заграничного Собора затребовать, чтобы судить о степени виновности участников Собора». Прошло некоторое время, и церковные власти, состоящие при патриархе, решили «войти в обсуждение деятельности виновников Собора… по восстановлению нормальной жизни Российского Синода». Фактически это означало отказ от всякого расследования.

    Учитывая ставку помещичье-буржуазной контрреволюции на удушение Советской власти путем голода, постигшего Россию в 1921 г., и имея намерение использовать в этих целях голод в Поволжье, патриарх Тихон ответил на мероприятия Советской власти об изъятии церковных ценностей для помощи голодающим воззванием, в котором призывал верующие массы выступить против этих мероприятий и запрещал выдачу Советской власти церковных ценностей. В случае исполнения требований Советской власти он угрожал мирянам отлучением от церкви, духовным лицам — лишением сана, сделав в воззвании заведомо ложные ссылки на каноны, якобы запрещающие выдачу властям церковных ценностей. В результате этого призыва возник ряд кровавых беспорядков в Москве, Шуе, Смоленске и других местах республики.

    Наиболее активными соучастниками и исполнителями преступных постановлений патриарха Тихона были члены Священного синода А. Г. Стадницкий (митрополит новгородский Арсений), Н. Г. Феноменов (епископ Вятской епархии) и П. В. Гурьев (управляющий канцелярией Священного синода и Высшего церковного совета).

    Предстоящий судебный процесс над церковными деятелями вызвал шумную кампанию протестов антисоветских кругов за границей; там утверждали, будто патриарх Тихон не занимался антисоветской деятельностью. Но сам патриарх во время подготовки судебного процесса 16 июня 1923 г. обратился в Верховный суд со следующим заявлением: «Я считаю по долгу своей пастырской совести заявить следующее: будучи воспитан в монархическом обществе и находясь до самого ареста под влиянием антисоветских лиц, я действительно был настроен к Советской власти враждебно, причем враждебность из пассивного состояния временами переходила к активным действиям, как-то: обращение по поводу Брестского мира в 1918 г., анафемствование в том же году власти и, наконец, воззвание против декрета об изъятии церковных ценностей в 1922 г. Все мои антисоветские действия, за немногими неточностями, изложены в обвинительном заключении Верховного суда. Признавая правильность решения суда о привлечении меня к ответственности по указанным в обвинительном заключении статьям уголовного кодекса за антисоветскую деятельность, я раскаиваюсь в этих поступках против государственного строя и прошу Верховный суд изменить мне меру пресечения, т. е. освободить меня из-под стражи. При этом я заявляю Верховному суду, что я отныне Советской власти не враг. Я окончательно и решительно отмежевываюсь как от зарубежной, так и внутренней контрреволюции».

    Учитывая это заявление, судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда РСФСР 25 июня 1923 г. удовлетворила ходатайство патриарха Тихона (Белавина) и освободила его из-под стражи. Рассмотрение дела было отложено.

    Выйдя из тюрьмы, Тихон пожелал вернуться на патриарший престол, но его церковные противники вступили с ним в борьбу.

    Вызванное Октябрьской революцией мощное народное движение социализма заставило наиболее дальновидных деятелей церкви пересмотреть традиционное отношение православия к социальным вопросам. Так же как и на Западе, в русской православной церкви появились течения «обновления», требовавшие «социализации» доктрины православия. Идеологи этого течения, пытаясь пристроиться к мощному движению современности — социализму, доказывали, будто социалистические идеалы коренятся в христианстве или, во всяком случае, не противоречат христианству, и призывали к «примирению» церкви с Советской властью. Это была одна из попыток церковников удержать под своим влиянием массы трудящихся. В 1922–1923 гг. эти течения в русской православной церкви, возглавлявшиеся епископами Антонином, Георгием Добронравовым, протопресвитером Владимиром Красницким и другими, приобрели большую силу. Созванный «обновленцами» поместный собор лишил патриарха Тихона священного сана и избрал новое Высшее церковное управление. Тихон не согласился с таким решением. В ответ Высшее церковное управление обратилось к верующим с воззванием, в котором дало уничтожающую характеристику патриарху. Обвиняя Тихона в деспотическом управлении церковью, оно призывало на его голову «божию кару и божие отмщение».

    Движение «обновления» все же влияло и на патриарха. 8 ноября 1923 г. Священный синод под его руководством вынес постановление, осудившее политическую, антисоветскую деятельность церковников.

    21 марта 1924 г. Президиум ЦИК СССР, учитывая публичное раскаяние патриарха Тихона, принял такое постановление: «Принимая во внимание, что гр. В. И. Белавин, бывший патриарх Тихон, публично раскаялся в своих контрреволюционных выступлениях против власти рабочих и крестьян, что среди широких масс рабочих и крестьян проявляется усиленная тяга от религиозных суеверий в сторону науки и просвещения, что тем самым влияние так называемой православной церкви на широкие массы рабочих и крестьян решительно ослаблено и что вследствие этого гр. Белавин, бывший патриарх Тихон, и привлеченные с ним граждане не могут быть социально опасными для Советской власти, Президиум ЦИК Союза ССР постановил: дело по обвинению граждан Белавина В. И. (бывшего патриарха Тихона), Феноменова Н. Г., Стадницкого А. Г. и Гурьева П. В. в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 62 и 119 Уголовного Кодекса РСФСР, производством прекратить».

    Патриарх Тихон все более переосмысливал отношение руководимой им церкви к Советскому государству. В завещании от 7 января 1925 г. он призвал верующих и духовенство православной церкви «со спокойной совестью, без боязни погрешить против святой веры, подчиняться Советской власти не за страх, а за совесть».

    >

    Глава пятая. Ликвидация остатков организованной контрреволюции в советской стране

    >

    1. Преступления правых эсеров становятся достоянием гласности

    В конце 1921 г. Всероссийской чрезвычайной комиссии стали известны факты, которые по-новому осветили контрреволюционную деятельность эсеровской партии. Ряд данных о преступных действиях лидеров этой партии сообщили ВЧК бывшие эсеровские активисты Г. И. Семенов (Васильев) и Л. В. Коноплева. 15 января 1922 г. Коноплева написала заявление в ЦК РКП (б) и дала показания в ВЧК, а Семенов, кроме того, в феврале того же года опубликовал за границей разоблачительную брошюру «Военная боевая работа партии социалистов-революционеров за 1917–1918 гг.». Будучи в прошлом непосредственными участниками преступлений, Семенов и Коноплева открыли факты использования эсерами в борьбе с Советской властью диверсий, экспроприации и индивидуального террора в отношении виднейших деятелей большевистской партии и Советского государства.

    27 февраля 1922 г. президиум Государственного политического управления сообщил, что оно располагает рядом материалов, подтверждающих имевшиеся ранее сведения о террористической и боевой деятельности партии социалистов-революционеров в годы гражданской войны. В качестве одного из этих материалов указывалась и брошюра Семенова (Васильева), бывшего начальника центрального «летучего» боевого отряда партии эсеров и руководителя террористической группы, организовавшей, в частности, покушения на жизнь В. И. Ленина и В. Володарского. «Ввиду того, что имеющиеся в распоряжении ГПУ материалы с несомненностью устанавливают преступления партии с.-р. перед пролетарской революцией, — говорилось в сообщении, — Центральный комитет этой партии и ряд ее активных деятелей предаются суду Верховного революционного трибунала. Государственное политическое управление призывает гражданина Семенова (Васильева) и всех с.-р., причастных к деяниям этой партии, но понявших ее преступные контрреволюционные методы борьбы, явиться на суд над партией социалистов-революционеров».

    Разоблачения Семенова и Коноплевой потрясли советский народ и прогрессивную общественность мира. Однако главные обвиняемые — члены Центрального комитета партии эсеров, находившиеся под стражей, а также эмигрировавшие активисты этой партии — не признавали своей вины и решили превратить предстоящий суд в трибуну для пропаганды и оправдания политики своей партии в русской революции. Эмигрантская группа членов ЦК партии эсеров выступила за границей с опровержением разоблачений Семенова и Коноплевой и попыталась изобразить готовившийся процесс как расправу. Эсеры клеветнически утверждали, будто суд незаконен, так как за свою прошлую деятельность эсеры в феврале 1919 г. были Советским правительством амнистированы; что подсудимым предрешен смертный приговор. Подняв шумную кампанию, эсеры обратились за поддержкой к «социалистическим партиям всего мира». В то время III, Коммунистический Интернационал намечал тактику единого рабочего фронта и предложил созвать всемирный конгресс из представителей всех международных объединений рабочего класса для выработки плана совместных действий в борьбе с капиталом. Воспользовавшись собравшейся в связи с этим 2–3 апреля 1922 г. в Берлине конференцией трех Интернационалов, лидеры реформистских II и II 1/2 (Венского) Интернационалов, взявшие под защиту эсеров, потребовали от делегации Коминтерна в качестве непременного условия соглашения о совместных действиях согласия на допуск представителей обоих реформистских Интернационалов в качестве защитников на судебный процесс и письменного заверения, что в отношении обвиняемых не будет применена смертная казнь. Представители РКП (б) в Коминтерне Бухарин и Радек дали от имени Коминтерна соответствующие обязательства. В статье «Мы заплатили слишком дорого», опубликованной в «Правде» 11 апреля 1922 г., В. И. Ленин подверг критике этот шаг, квалифицируя его как политическую уступку, сделанную пролетариатом без какой-либо компенсации со стороны международной буржуазии по отношению к революционному пролетариату.

    В ответ на провокационные заявления эмигрантских кругов о незаконности предстоящего суда ввиду амнистии 1919 г. народный комиссар юстиции Д. И. Курский заявил, что амнистия касалась лишь тех правых эсеров, участвовавших в вооруженной борьбе с Советской властью, которые пересмотрели свое поведение и отказались от продолжения борьбы. Те же обвиняемые, которые не отказались от террора, диверсий и экспроприации, не подлежат амнистии.

    Когда рассматривалось дело правых эсеров, в Советской стране были провозглашены новые начала революционной законности, которые в судебной области означали предоставление подсудимым больших прав на защиту, большую гласность процесса. Эти начала, зафиксированные в первом Уголовно-процессуальном кодексе РСФСР, принятом ВЦИК 25 мая 1922 г., формально вводились в жизнь с 1 августа, но фактически влияли на практику уже с момента их провозглашения. Поэтому, хотя судебный процесс (8 июня — 7 августа) проводился по правилам судопроизводства, предусмотренным Положением о революционных трибуналах, фактически на процесс по делу правых эсеров оказывали сильное влияние новые начала революционной законности.

    Расследование по делу эсеров вело сначала ГПУ, а затем по постановлению пленума Верховного революционного трибунала от 29 апреля группа следователей трибунала во главе с Е. Ф. Розмирович.

    Следователи допросили сотни свидетелей и обвиняемых, приобщили к делу партийные решения, письма и т. д., материалы многих судебных процессов по делам о контрреволюции. Число обвиняемых достигало 218 человек. Следователи и Верховный трибунал исключили из процесса неразысканных обвиняемых, находившихся за границей, лиц, которые подлежали амнистии (они давали подписку об отказе от вооруженной борьбы с Советской властью); из основного дела выделили материалы для отдельных производств. В конечном итоге суду Верховного революционного трибунала по основному делу были преданы 34 человека. Обвинительное заключение представляло собой книгу, изданную типографским способом, объемом в 117 страниц.

    За время расследования среди обвиняемых произошло резкое политическое размежевание. Члены ЦК и другие ответственные работники партии эсеров (А. Р. Гоц, Д. Д. Донской, Е. М. Тимофеев, Л. Я. Герштейн, М. А. Лихач, Е. М. Ратнер-Элькинд, М. А. Веденяпин, М. Я. Гендельман-Грабовский, Н. Н. Иванов, Д. Ф. Раков, Ф. Ф. Федорович, С. В. Морозов и другие — всего 22 человека) упорно защищали провалившуюся политику своей партии и не отказывались от продолжения борьбы с Советской властью; активисты же и рядовые члены боевых отрядов эсеровской партии (Г. И. Семенов, Л. В. Коноплева, И. С. Дашевский, Г. М. Ратнер, К. А. Усов, Ф. В. Зубков, Ф. Ф. Федоров-Козлов, П. Т. Ефимов, П. Н. Пелевин и другие), убедившиеся в ошибочности политики эсеровского руководства, порвали с партией. Это политическое размежевание существенно отразилось на ходе расследования и суда. Первая группа обвиняемых вела себя вызывающе. Большинство членов этой группы не давали показаний на предварительном следствии, заявив, что объяснения будут давать только на гласном суде. По окончании предварительного следствия они ознакомились с делом и тщательно подготовились к выступлениям. Вторая же группа обвиняемых разоблачала эсеровские преступления. Конкретные показания этих подсудимых являлись существенной частью доказательственного материала.

    Немалые трудности были и при формировании состава сторон на суде. Центральные комитеты партий эсеров и меньшевиков добивались участия своих представителей в процессе, надеясь превратить его в трибуну для антисоветских демонстраций. Заграничная группа членов ЦК партии эсеров выдвинула в качестве защитников эсеров-эмигрантов, потребовала разрешения на въезд их в Советскую Россию и гарантий их неприкосновенности. Верховный трибунал, руководствуясь ст. 17 Положения о революционных трибуналах, отклонил незаконные домогательства эсеров и меньшевиков. Вместе с тем на основании специального постановления Наркомюста трибунал допустил к защите представителей реформистских Интернационалов и решил, что в судебном процессе должны участвовать также представители Коминтерна. В результате состав сторон был определен так: защиту первой группы подсудимых (членов ЦК партии эсеров) представляли допущенные в порядке изъятия из правил ст. 17 Положения о революционных трибуналах делегаты II и II 1/2 Интернационалов — деятели реформистского социалистического движения — Эмиль Вандервельде, Теодор Либкнехт, Курт Розенфельд и небезызвестные дореволюционные адвокаты Н. К. Муравьев, А. С. Тагер, а также ряд правозаступников. Защиту второй группы подсудимых (эсеров, отошедших от партии) вели общественные деятели — профессор С. Б. Членов, Рубен Катанян, а также представители Коминтерна Феликс Кон, Жак Садуль, Антонио Грамши и другие. Обвинителями были назначены Н. В. Крыленко, А. В. Луначарский, М. Н. Покровский и деятельница Коминтерна Клара Цеткин.

    Дело слушалось специальным присутствием Верховного революционного трибунала при ВЦИК.

    Начало судебного процесса ознаменовалось политической демонстрацией. Гендельман от имени первой группы подсудимых заявил отвод всему составу суда на том основании, что судьи, являющиеся членами Коммунистической партии, будто бы не могут быть беспристрастными в этом процессе. По «логике» отвода выходило, что члены Коммунистической партии вообще не могут быть судьями по делам о контрреволюционных преступлениях.

    Абсурдность такого отвода понимали и сами подсудимые. Член ЦК партии эсеров подсудимый Тимофеев заявил, что подсудимые не отказываются от данного суда. Трибунал отклонил явно провокационный отвод. Но подсудимые продолжали наскоки на суд: заявили отвод обвинителю Н. В. Крыленко, возбудили ходатайства о допущении защитниками меньшевиков, о вызове новых свидетелей и т. п. Трибунал отклонил отвод Крыленко, подтвердил прежнее решение о недопущении защитников-меньшевиков, ходатайство же о вызове дополнительных свидетелей в основном удовлетворил.

    Особенно вызывающе вели себя иностранные защитники. Вандервельде, Розенфельд и Либкнехт, не считаясь с процессуальными нормами советского трибунала, требовали особых привилегий для себя и, когда получали обоснованный отказ, демагогически заявляли, будто советская сторона нарушает берлинское соглашение трех Интернационалов. Трибунал предоставлял подсудимым и их защитникам все возможности в рамках советского процессуального права. Не кто иной, как Розенфельд, в одном из судебных заседаний признал это, заявив: «Я был очень рад, что обвиняемым и защите была дана возможность защищать те интересы, которые здесь должны быть защищены. Я надеюсь, что мне удастся вернуться в Германию, и я сумею там сказать, что действительно обвиняемым дается возможность защищаться». Лишены были оснований и ссылки иностранных защитников на нарушения берлинского соглашения: требуя привилегий на основании этого соглашения, иностранные защитники умалчивали о том, что оно, в сущности, уже разорвано реформистами, отказавшимися созвать всемирный конгресс, ради чего оно и заключалось.

    13 июня иностранные защитники спровоцировали очередной инцидент. Они потребовали на основании берлинского соглашения разрешить им вести свою отдельную стенограмму судебного процесса. Конечно, защитники имели право вести свои записи, на что и не требовалось разрешения трибунала, но частная стенограмма, не предусмотренная процессуальными нормами, не могла иметь юридического значения. Защитникам были даны соответствующие разъяснения, но они продолжили незаконные домогательства. На следующий день иностранные защитники не явились в суд. Они передали через подсудимых заявление об отказе исполнять свои обязанности ввиду нарушения судом берлинского соглашения. Гендельман и Тимофеев, передавая заявление, демонстративно подтвердили, что подсудимые первой группы солидарны с иностранными защитниками и освобождают их от защиты. Трибунал так оценил поведение защитников: «Иностранная защита, с самого начала усвоившая себе неправильный тон по отношению к трибуналу, пытавшаяся заподозрить его объективизм и беспристрастие, осмелившаяся сопоставлять его с антипролетарскими буржуазными судами капиталистических государств, убедившаяся на деле в том, что процесс ведется со всеми гарантиями действительной защиты подсудимых и действительного выяснения индивидуальной виновности каждого… что перед лицом фактов политической манифестации остается все меньше и меньше места, — эта защита искала только предлога, чтобы покинуть процесс, участие на котором для нее становилось явно политически невыгодным». Так иностранные «защитники» ушли с процесса.

    Вскоре произошел новый инцидент. Вечером 20 июня в суд явились представители московских и петроградских рабочих и попросили разрешения огласить резолюции, принятые на фабриках и заводах в связи с проходившим процессом. Трибунал, принимая во внимание, что он «является органом Рабоче-Крестьянской Республики и мнение трудящихся масс имеет чрезвычайно существенное значение, хотя в своих суждениях Верховный трибунал и независим от мнения какой бы то ни было группы товарищей», разрешил рабочим огласить резолюции. Делегаты заклеймили преступления эсеров и потребовали строгого их наказания.

    Подсудимые и их буржуазные адвокаты не преминули воспользоваться этим фактом для очередной демонстрации. Адвокат Муравьев усмотрел в нем некое «ниспровержение основ судебного процесса» и потребовал прекращения дальнейшего разбирательства дела и назначения нового суда. Конечно, такое требование не могло быть удовлетворено. Тогда подсудимые первой группы демонстративно заявили, что отказываются вообще от услуг защитников и будут защищаться сами. 26 июня защитники Муравьев, Тагер и другие подали ходатайство об освобождении от участия в процессе ввиду отказа подсудимых от их услуг. Трибунал вынужден был удовлетворить это ходатайство, и в дальнейшем суд проходил без них. Но среди подсудимых было немало юристов и бывших адвокатов; это были опытные политические дельцы, и они в полной мере использовали предоставленные им права на защиту. Поистине трудно найти в истории еще один подобный политический судебный процесс, на котором подсудимые пользовались бы большей свободой слова и большими правами на защиту!

    Суд полностью подтвердил разоблачения, сделанные Семеновым и Коноплевой. Партия эсеров и ее Центральный комитет, как выяснилось, систематически организовывали вооруженные восстания против рабоче-крестьянской власти, вели шпионаж в пользу воюющих с Красной Армией белогвардейцев и интервентов, совершали диверсионные акты. Подсудимые и не отрицали этих фактов, заявляя, что в 1917–1918 гг. вели вооруженную борьбу против Советской власти. Однако они утверждали, что прекратили вооруженную борьбу в феврале 1919 г. и с тех пор занимались лишь политической организацией масс, от чего не отказываются и сейчас.

    Наиболее важной частью судебного процесса явилось раскрытие данных о террористических актах, совершенных эсерами против виднейших деятелей Советской власти. Подсудимые — члены ЦК партии эсеров — не признавали этих фактов. На суде с особой яркостью выявилось двурушничество и лицемерие эсеровских лидеров, которые пытались изобразить себя противниками применения террора против большевиков и Советского правительства, а фактически поощряли террор и тайно руководили им.

    В эсеровских партийных организациях культивировались террористические настроения. В конце 1917 г. члены Центрального комитета партии эсеров Гоц, Ратнер и Чернов неоднократно выступали с заявлениями о необходимости террора; за применение террора против деятелей Советского правительства и большевистской партии высказывались целые эсеровские организации (петроградская, харьковская).

    Наконец в феврале 1918 г. ЦК партии эсеров официально обсуждал этот вопрос. На заседании выявились две точки зрения: одни (В. М. Чернов и другие) высказались за террор, другие (М. И. Сумгин) считали невозможным применение террора против Советского правительства и большевиков. Победили сторонники террора. Однако принятое решение держалось в секрете. На суде эсеровские руководители уверяли, что ЦК партии принял большинством голосов отрицательное решение о терроре. Но показания участников боевых эсеровских отрядов и практика эсеровской партии подтверждали обратное.

    Первые попытки организовать антисоветский террор предпринимались отдельными эсерами и местными эсеровскими партийными организациями. В частности, в Петрограде зародился план — устроить взрыв поезда Совнаркома во время переезда правительства из Петрограда в Москву, а эсеровская активистка Коноплева задумала совершить покушение на жизнь В. И. Ленина.

    Злодейский замысел у сотрудницы петроградского комитета партии эсеров Коноплевой возник в феврале 1918 г. О своем намерении она сообщила руководителю военной работы при ЦК партии эсеров Б. Рабиновичу и члену ЦК А. Гоцу. Заботясь о том, чтобы партия эсеров не несла ответственности за это злодеяние, Коноплева предложила придать покушению форму «индивидуального акта». Это означало, показывала позже на суде Коноплева, что «акт должен совершиться с ведома партии, с ведома ЦК, но я, идя на это дело, не должна была заявлять, что это делается от имени партии, и даже не должна была говорить, что являюсь членом партии».

    Рабинович и Гоц от имени партии санкционировали задуманное Коноплевой преступление. В марте Коноплева вместе с приглашенным ею эсером Ефимовым выехала из Петрограда в Москву для осуществления своего замысла. В организации слежки за В. И. Лениным, добывании оружия, финансировании «предприятия» Коноплевой оказывали содействие находившиеся в Москве члены ЦК партии эсеров В. Рихтер, Е. Тимофеев и М. Веденяпин. Однако ЦК партии эсеров старался организовать дело так, чтобы на него не пала ответственность за террористический акт. Года, который приехал в Москву, очень испугало впечатление, произведенное на него Коноплевой. Она выглядела «душевно удрученным и морально разбитым человеком». Такой человек мог, конечно, «подвести» лидеров эсеров, и Гоц, согласно его показаниям, сказал Коноплевой: «Бросьте не только вашу работу, которую вы ведете, но бросьте всякую работу и поезжайте в семью отдохнуть».

    В этот раз задуманное эсерами покушение на жизнь В. И. Ленина не состоялось.

    В мае 1918 г. начальник эсеровской боевой дружины в Петрограде Семенов предложил образовать при ЦК партии «центральный боевой отряд» и начать организованный террор против виднейших представителей Советской власти. Члены ЦК партии Гоц и Донской, с которыми Семенов вел переговоры об этом, дали от имени партии санкцию на образование такого отряда под начальством Семенова. Тот привлек в отряд эсеров, которые и раньше действовали в этом же направлении (Коноплеву, Иванову-Иранову, Усова, Сергеева и других), и отряд начал свою преступную работу. Решено было убить видных петроградских большевиков В. Володарского, М. С. Урицкого и других. Эти цели были тайно санкционированы членами ЦК эсеровской партии. В результате 20 июня был убит В. Володарский.

    Не скрывая своей ответственности за это преступление, начальник отряда Семенов на суде показал: «Когда один из моих боевиков — Сергеев — направился на очередную слежку на Обуховскую дорогу, он спросил меня, что, если будет случайная возможность легко произвести покушение, как быть? Я указал, что… вопрос ясен, тогда нужно действовать, поскольку вопрос санкционирован ЦК, а (право определить. — Д. Г.) время и день действия, бесспорно, принадлежит боевой организации… Как раз такая возможность представилась, и товарищ Володарский был убит. Сергееву удалось благополучно бежать».

    Не имея возможности опровергнуть показания Семенова и других членов его отряда, подсудимые — члены ЦК и их единомышленники из эмигрантской группы — вынуждены были признать, что они знали об убийстве В. Володарского членом эсеровской боевой группы Сергеевым, который якобы «не стерпел», встретившись случайно с В. Володарским. Тем не менее 22 июня 1918 г. Гоц от имени петроградского бюро ЦК партии эсеров опубликовал дезориентирующее извещение о том, что «ни одна из организаций партии к убийству комиссара по делам печати Володарского никакого отношения не имеет».

    Центральный комитет партии социалистов-революционеров сохранил террористическую группу Семенова и после убийства Володарского, лишь перебазировав ее в Москву. Группа продолжала террористическую работу, готовя покушение на жизнь В. И. Ленина. 30 августа 1918 г. Ленин был тяжело ранен в результате покушения Фани Каплан.

    Долгое время обстоятельства этого злодеяния не были полностью раскрыты. Через 4 года на суде показаниями участников «центрального боевого отряда» при ЦК партии эсеров Семенова, Коноплевой, Усова, Федорова-Козлова, Зубкова, Пелевина, Ставской, а также Дашевского и других было установлено, что покушение на жизнь В. И. Ленина являлось делом «отряда». Они заявили, что члены ЦК Гоц и Донской в июле 1918 г. санкционировали это тягчайшее преступление.

    На суде выяснились такие подробности.

    Террористка Каплан начала готовить свое преступление еще в феврале — марте 1918 г., приехав специально для этого в Москву. Она считала, что «будничной работой» сейчас заниматься не время, нужно «вспомнить старые заветы партии», и организовала небольшую эсеровскую террористическую группу для совершения покушения на жизнь В. И. Ленина. Осуществить тогда этот злодейский план Каплан не удалось, она совершила покушение только после вступления в отряд Семенова.

    «Центральный боевой отряд» Семенова, переехавший в Москву, насчитывал в то время около 15 человек. Каплан была принята в состав отряда по рекомендации члена военной комиссии партии эсеров Дашевского. В начале июля он узнал о твердом намерении Каплан совершить террористический акт против Ленина. Дашевский считал необходимым, чтобы такого рода выступления, могущие иметь серьезнейшие последствия, совершались под контролем и руководством ЦК. Поэтому он решил связать Каплан с Семеновым, работа которого санкционировалась и проходила под контролем ЦК.

    Отряд Семенова деятельно готовил покушение. В то время в Москве еженедельно по пятницам проходили митинги на предприятиях города, и В. И. Ленин часто выступал на них. Заговорщики разделили город на части и назначили исполнителей, которые должны были стрелять в Ленина, когда он прибудет на митинг. На крупные предприятия посылались дежурные террористы, которые при появлении Ленина должны были сообщить об этом исполнителю. Один из членов террористической группы, подсудимый Усов, говорил на суде: «Все наши руководящие лица: Семенов, Елена Иванова и Коноплева — категорически настаивали, чтобы убийцей Ленина непременно был рабочий. Это, мотивировали они, послужило бы большой агитацией против Коммунистической партии…». Кроме Усова исполнителями террористического акта были назначены Федоров-Козлов, Каплан и Коноплева. Усов, встретив на одном из митингов В. И. Ленина, не смог выполнить преступное задание. На суде он объяснял это так: «Ленин был встречен громом аплодисментов и восторженными криками, и, конечно, вырвать бога у полуторатысячной рабочей массы я… не решился. Я стрелять не стал». Так же поступил в другом случае и Федоров-Козлов.

    30 августа на заводе Михельсоиа дежурил член террористической группы Новиков, который и сообщил Каплан о приезде Ленина. Она явилась на завод. Когда Ленин, окруженный рабочими, выходил из помещения, где только что закончилось собрание, Новиков умышленно споткнулся и застрял в двери, сдерживая выходящих людей. В это время Каплан произвела выстрелы.

    Уличенные в организации покушения на жизнь В. И. Ленина, подсудимые — члены ЦК партии эсеров — вновь прибегли к версии, которую неоднократно выдвигали на процессе. Они пытались изобразить действия Каплан и Семенова как самовольные. Когда же на суде выяснилось, что накануне покушения Каплан встречалась с членом ЦК партии Донским, который одобрил ее преступный план, Донской поспешил опровергнуть последнее утверждение. Он не отрицал, что виделся с Капли и, но заявил, что во время встречи якобы сказал ей, «что партия террористической борьбы не ведет», и добавил, что она поставит себя вне партии, если выступит. «Когда произошло покушение, у меня явилась первая мысль о ней… удалось встретиться с моими товарищами но бюро. Обсудивши и выяснивши положение, мы решили выпустить сообщение… о непричастности партии к этому покушению».

    Отказ эсеровских лидеров признать покушение на В. И. Ленина «партийным делом» вызвал недовольство у членов «центрального боевого отряда». Семенов рассказывал: «После покушения на Ленина в газетах появилось сообщение от московского бюро ЦК о том, что партия эсеров непричастна к этому покушению. Это произвело на наш отряд впечатление ошеломляющее… На собрании я указал на недопустимость отношения ЦК и предложил, чтобы кто-нибудь из боевиков вместе со мной пошел бы к Донскому… Донской сказал, что партия обратно не возьмет этого решения, что сейчас идет красный террор, что если мы это решение возьмем обратно, то вся партия в целом будет подвергнута разгрому». Семенов показал, что в связи с отказом ЦК признать покушение «партийным делом» в боевой организации создалось тяжелое настроение и она дальше существовать не могла. Только пятеро из отряда решили продолжать «работу» от имени «боевой группы эсеров». Когда он рассказал об этом Донскому, то последний сказал, что «единственная возможность, которая осталась, — эта мысль ему понравилась — действовать как народные мстители, черные маски, вот это дело хорошее, тут партия будет в стороне, и, с другой стороны, капитал приобретем, удар основательный нанесем Советской власти…».

    Причастность членов ЦК партии эсеров к покушению на жизнь В. И. Ленина подтверждали и другие данные. Донской, Гоц, Тимофеев, Морозов признали на суде, что Каплан являлась членом их партии, и подтвердили, что эсеровские боевики, уверенные в том, что ЦК партии санкционировал применение террора, выражали свое возмущение отказом признать покушение 30 августа «партийным делом». Коноплева рассказала о своей беседе в июле 1918 г. с Гоцем, который говорил: «Сейчас нужны террористические акты на Ленина и других… Партия эти акты если сейчас не признает, то она их позже признает». Коноплева также рассказала, что член ЦК партии Донской предложил Новикову, участвовавшему в покушении, написать воспоминания об этом, с тем чтобы оставить их в архиве партии. А позже, весной 1919 г., член ЦК партии Морозов приобрел карточку Каплан для партийного архива. Когда Морозова спросили на суде, для чего ему понадобилась карточка Каплан, он сказал: «Я был секретарем, и все бумаги, которые имели касательство к партии, я всегда собирал». Так эсеровские лидеры, официально отрицая причастность своей партии к покушению, фактически руководили им и пытались увековечить в партийном архиве злодейское преступление Каплан.

    На суде было установлено, что Каплан стреляла из пистолета системы браунинг, данного ей Семеновым — командиром эсеровского «центрального боевого отряда». Вот почему в 1918 г. Каплан упорно не отвечала на вопросы следователей о том, где она взяла браунинг. Теперь стало понятно и то, почему у Каплан в портфеле находился железнодорожный билет Томилино — Москва. Из показаний участников семеновского отряда выяснилось, что на даче в Томилино находилась конспиративная квартира отряда и там неоднократно бывала Каплан, приезжавшая из Москвы.

    Судебный процесс над группой членов ЦК партии социалистов-революционеров показал, что эта партия была связана с империалистическими державами, вела диверсионную, подрывную и террористическую деятельность против Советской власти с первых дней ее существования и вплоть до судебного процесса. Даже те члены ЦК, которые находились под стражей в момент принятия X советом партии резолюции о возврате к политике вооруженной борьбы с Советской властью, солидаризировались с такой политикой. Арестованные Гоц, Донской, Тимофеев и другие, воспользовавшись мягким режимом заключения, 5 сентября 1921 г. послали вновь избранному Центральному бюро партии эсеров письмо, в котором писали: «С радостью узнали мы о благополучном исходе X совета партии. X совет партии совершенно правильно заявляет, что главным заданием является преодоление диктатуры правящего правительства».

    Верховный революционный трибунал после 50-дневного тщательного судебного разбирательства приговорил членов ЦК партии социалистов-революционеров А. Р. Гоца, Д. Д. Донского, Л. Я. Герштейна, М. Я. Гендельмана-Грабовского, М. А. Лихача, Н. Н. Иванова, Е. М. Ратнер-Элькинд, Е. М. Тимофеева, членов различных руководящих органов партии С. В. Морозова, В. В. Агапова, А. И. Альтовского, члена ЦК партии народных социалистов В. И. Игнатьева и членов «центрального боевого отряда при ЦК партии эсеров» Г. И. Семенова, Л. В. Коноплеву и Е. А. Иванову-Иранову к расстрелу. Десятерых подсудимых — ответственных деятелей партии эсеров, в том числе членов ЦК Д. Ф. Ракова, Ф. Ф. Федоровича и М. А. Веденяпина, а также непосредственных участников террористической и боевой деятельности партии эсеров П. Т. Ефимова, К. А. Усова, Ф. В. Зубкова, Ф. Ф. Федорова-Козлова, П. Н. Пелевина, И. С. Дашевского, Ф. Е. Ставскую — к разным срокам тюремного заключения. Двое подсудимых — Г. М. Ратнер и Ю. В. Морачевский — были оправданы. Вместе с тем Верховный трибунал обратился в Президиум ВЦИК с ходатайством об освобождении осужденных Семенова, Коноплевой, Ефимова, Усова, Зубкова, Федорова-Козлова, Пелевина, Ставской, Дашевского и Игнатьева от наказания, так как нашел, что эти подсудимые заблуждались при совершении ими тяжких преступлений, а затем вполне осознали всю их тяжесть, поняли контрреволюционную роль партии эсеров, вышли из нее и из стана врагов рабочего класса.

    8 августа 1922 г. Президиум ВЦИК, рассмотрев приговор Верховного трибунала, дал такую оценку политике эсеров:

    «В величайшей борьбе исторических сил, где, с одной стороны, были капитал, привилегии, короны, церкви, все формы и способы насилия имущих над неимущими, а с другой стороны, восставшие рабочие массы России при возраставшем сочувствии трудящихся всего мира, — в этой борьбе партия социалистов-революционеров встала целиком на сторону капитала, угнетения, реакции…

    Всей политикой партии социалистов-революционеров вдохновленные и фактически рукой ее Центрального комитета направляемые, боевики партии совершают ряд убийств и покушений на деятелей, которым рабочие и крестьяне России вверили ответственные посты в своей Республике. В метаниях между активной службой буржуазной реакции и тщетными усилиями удержать остатки доверия рабочих масс партия социалистов-революционеров пропитывается двойственностью, лживостью, лицемерием: фактически подталкивает к убийствам и организует их, официально отказываясь от них; поддерживает, питает, организует каждое движение против Советского строя, из каких бы черносотенных источников оно ни исходило, не беря на себя открыто ответственности».

    В завершающей части постановления ВЦИК указывалось:

    «1. Приговор Верховного трибунала в отношении к подсудимым: Гоцу, Донскому, Герштейну, Гендельману-Грабовскому, Лихачу, Н. Иванову, Е. Ратнер-Элькинд, Тимофееву, Морозову, Агапову, Альтовскому и Е. Ивановой-Ирановой, приговоренным к высшей мере наказания, утвердить, но исполнение приостановить.

    Если партия социалистов-революционеров фактически и на деле прекратит подпольную заговорщическую, террористическую, военно-шпионскую, повстанческую работу против власти рабочих и крестьян, она тем самым освободит от высшей меры наказания тех своих руководящих членов, которые в прошлом этой работой руководили и на самом процессе оставили за собой право ее продолжать.

    Наоборот, применение партией социалистов-революционеров методов вооруженной борьбы против рабоче-крестьянской власти неизбежно поведет к расстрелу осужденных вдохновителей и организаторов контрреволюционного террора и мятежа…

    2. В отношении Семенова, Коноплевой, Ефимова, Усова, Зубкова, Федорова-Козлова, Пелевина, Ставской, Дашевского и Игнатьева ходатайство Верховного трибунала о полном освобождении их от наказания удовлетворить».

    14 января 1924 г. Президиум ЦИК Союза ССР рассмотрел вопрос об осужденных эсерах и заменил им высшую меру наказания — расстрел — лишением свободы сроком на 5 лет, а остальным сократил срок лишения свободы наполовину.

    Судебный процесс по делу членов ЦК партии правых эсеров еще яснее показал трудящимся действительное лицо этой партии, углубил процесс разложения в ее рядах. Созванный инициативной группой Всероссийский съезд бывших рядовых членов эсеровской партии (главным образом рабочих и крестьян), состоявшийся в Москве с 18 по 23 марта 1923 г., констатировал полный распад партии, заклеймил позорную деятельность ее лидеров и лишил полномочий членов ЦК. Съезд призвал эсеров вступать в ряды Коммунистической партии, выражающей интересы трудящихся. В дальнейшем многие эсеры вступили в ряды РКП (б) или окончательно отошли от политической борьбы. Только незначительные остатки этой некогда крупной партии, не примирившиеся с Советской властью, и ее эмигрантские лидеры пытались и в дальнейшем продолжать бесплодную антисоветскую подпольную работу.

    >

    2. Кто руководил убийством М. С. Урицкого?

    Если убийство В. Володарского и покушение на жизнь В. И. Ленина на судебном процессе по делу членов ЦК партии правых эсеров было в полной мере выяснено, то убийство М. С. Урицкого к этому времени все еще оставалось не вполне раскрытым. Исполнитель этого преступления — Л. Каннегисер — был пойман, понес заслуженное наказание, но возникал вопрос: кто его сообщники?

    Как известно, в тот самый день, когда в Петрограде был убит М. С. Урицкий, 30 августа 1918 г., в Москве на заводе Михельсона Каплан стреляла в Ленина и тяжело ранила его.

    Естественно было предположить, что совершенные в один день в Петрограде и Москве покушения представляли собой акты организованного террора и были подготовлены одной политической группой контрреволюционеров. ВЧК обоснованно проверяла эту версию, вытекавшую из социально-политической обстановки, в которой находилась тогда страна. Но при расследовании выяснилось, что Каплан в прошлом была анархисткой, затем эсеркой, а Каннегисер состоял в партии народных социалистов. Центральный комитет партии правых эсеров и другие «социалистические» партии выступили с официальными публичными заявлениями о том, что их организации не имеют никакого отношения к убийству М. С. Урицкого и покушению на жизнь В. И. Ленина. Еще раньше они заявляли то же по поводу убийства В. Володарского. Конкретных данных, опровергающих утверждения этих партий, ВЧК в то время не имела.

    Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией обратила внимание на связи убийцы М. С. Урицкого с Филоненко. В сообщении Петроградской чрезвычайной комиссии указывалось, что Капнегисер являлся родственником Филоненко. Этот интерес к Филоненко не был случайным.

    М. М. Филоненко, по образованию инженер, поручик царской армии, был известен издевательским отношением к «низшим чинам» и заслужил ненависть солдат. Он был человеком огромного честолюбия, карьеристом, склонным к авантюрам. Керенский назначил его военным комиссаром Временного правительства при 8-й армии Корнилова. Учуяв в Корнилове претендента в военные диктаторы, Филоненко стал одним из главных его советников. Действуя вместе с таким же авантюристом, как и он сам, — Б. В. Савинковым, занимавшим в то время пост комиссара Временного правительства на Юго-Западном фронте, Филоненко всячески поддерживал Корнилова и его проекты установления военной диктатуры в стране, введение смертной казни. Корнилов намечал его членом правительства военной диктатуры. После революции Филоненко начал тайную борьбу против Советской власти. Однако весьма подозрительная связь Каннегисера с Филоненко в деталях вскрыта не была.

    Материалы судебного процесса по делу правых эсеров выявили более подробные данные о личности Каннегисера. Как выяснилось, последний постоянно вращался среди антисоветски настроенных офицеров и юнкеров, участвовал в подпольных военных группах, создававшихся в Петрограде. Он являлся сторонником активных методов борьбы с Советской властью. Член ЦК партии народных социалистов В. И. Игнатьев показал, что Каннегисер, как член партии народных социалистов, предложил ему использовать в партийных интересах военные группы, в которых он работал.

    «Приблизительно в конце марта, — рассказывал Игнатьев, — ко мне явился… Каннегисер, который представил мне определенные рекомендации от знакомых мне лиц и после некоторого разговора предложил мае сорганизовать или, вернее, оформить уже существующую организацию беспартийного офицерства, которая поставила своей задачей активную борьбу против Советской власти. Он сказал, что свыше 100 человек разбиты по разным районам города. Город разделен на комендатуры. Я осведомился, каково политическое кредо этой группировки. Ответ получился такой, что они стоят на точке зрения идейного народоправства. Затем мы более детально обсудили этот вопрос… Я просил более ответственных руководителей (организации) и комендантов прийти ко мне на совещание. Около полумесяца пошло на эту организационную работу». В конце концов офицерские военные группы, в которых участвовал Каннегисер, перешли в ведение партии народных социалистов, и член ЦК этой партии Игнатьев взял на себя политическое руководство ими. Между тем в городе существовали и военные группы правых эсеров. Впоследствии все городские военные группы слились в единую организацию, ставшую военным костяком антисоветского «Союза возрождения России». В районах Петрограда были созданы низовые объединенные военные организации «Союза» — военные комендатуры, большая часть которых возглавлялась правыми эсерами. Комендантом же Выборгского района был Каннегисер.

    Игнатьев рассказал, что Каннегисер предлагал ему вступить от имени партии народных социалистов также в связь с действовавшей в городе самостоятельной антисоветской организацией Филоненко. «Каннегисер неоднократно говорил мне, — показывал Игнатьев, — о своих личных связях с Филоненко, о своей прошлой работе с ним, о встречах с ним в период своей работы в «Союзе возрождения». От встречи с Филоненко я отказался, от вхождения в связь с его организацией уклонился, так как, по моей информации, организация его носила правый уклон и слишком личный характер, служила не для достижения общих целей, а для честолюбивых устремлений Филоненко к власти… Непременным условием для совместной работы с его организацией ставилось признание Филоненко в качестве будущего премьера и военного министра». Отвечая на вопрос о причастности Филоненко к убийству М. С. Урицкого, Игнатьев сообщил на следствии, что он встречался с Филоненко в Архангельске во времена господства там «союзных» оккупантов, при этом «во время разговора с Филоненко у последнего пробегала мысль о том, что он что-то знает по делу убийства Урицкого, но я, скорее, был склонен приписать ее желанию похвастаться своей актуальностью в борьбе с большевиками перед правыми кругами и союзниками, с которыми Филоненко был тесно связан»[17].

    Новые данные о личности Каннегисера, его связях с право-эсеровскими организациями были рассмотрены следственными органами, которые пришли к выводу, что они, однако, недостаточны для определенных суждений. В обвинительном заключении по делу правых эсеров указывалось: «Следствием установлено, что Каннегисер все же находился в тесной связи с организацией партии с.-р., входил в организацию Филоненко и в свое время был одним из назначенных военных комендантов партии с.-р. в Выборгском районе при подготовке попытки восстания и был на одном из заседаний военного штаба за Невской заставой».

    В 1926 г. в белоэмигрантском сборнике «Голос минувшего на чужой стороне», издававшемся в Париже под редакцией С. П. Мельгунова и В. А. Мякотина, была опубликована статья-воспоминание под названием «Белые террористы». Автор статьи, бывший капитан лейб-гвардии Преображенского полка, принимавший участие в антисоветской деятельности в Петрограде, скрывшийся за инициалами «Н. Н.», рассказал в ней о Каннегисере и об обстоятельствах убийства М. С. Урицкого.

    По словам автора, в мае 1918 г. по приглашению Каннегисера он вступил в террористическую группу, возглавляемую Филоненко, которая поставила своей целью «истребление видных большевистских деятелей». «Слежка подвигалась медленно, — писал «Н. Н.», — хотя Каннегисеру и удалось проследить Урицкого до его квартиры… но оказалось, что он почти не бывал дома, оставаясь даже ночевать в ЧК. Вторым препятствием являлась малолюдность улицы. Я выходил на слежку несколько раз в роли разносчика папирос, но безрезультатно, и первоначальный план — убить Урицкого у его квартиры — нам пришлось оставить. Вскоре через Филоненко были получены сведения, что Урицкий едет на совещание в Москву. Эти сведения ему удалось добыть, пробравшись пол видом маляра в самую ЧК». Но и замысел убить Урицкого на вокзале не был проведен в жизнь (Урицкий не поехал в Москву). Тогда в организации возник новый чудовищный проект. «На одном из совещаний, — продолжал автор, — Филоненко было предложено несколько изменить тактику. Представлялась возможность произвести террористический акт над целой группой лиц. Филоненко удалось достать 5 баллонов с синильной кислотой, которые, по его плану, должны были быть разбиты на предполагавшемся в скором времени Всероссийском съезде Советов, результатом чего явилась бы смерть если не всех, то большинства собравшихся». Автор подробно рассказал, как шли приготовления к этому злодейскому акту, как чекисты арестовали рассказчика, как Урицкий допрашивал его и отпустил на свободу под подписку о том, что он не будет в дальнейшем заниматься контрреволюционной деятельностью. Далее анонимный автор заявил: «После выхода из ЧК я не принимал уже активного участия в организации, так как вскоре уехал из Петербурга. Работа же там шла своим чередом. Каннегисеру наконец удалось проследить Урицкого, и… он убил его 4 выстрелами в упор».

    Казалось бы, теперь была установлена причастность организации Филоненко к убийству М. С. Урицкого. Но за границей оказался еще один белый эмигрант, который, по его словам, участвовал в террористической группе Филоненко. Скрывшись под анонимной подписью «X», он обратился с письмом в редакцию журнала «Голос минувшего на чужой стороне» и уличил «Н. Н.» в ряде неточностей при изложении им фактов деятельности группы и обстоятельств убийства М. С. Урицкого. По мнению «X», «террористический свой акт Каннегисер совершил независимо от организации, задумав и выполнив его самостоятельно, не привлекая никого из ближайших своих сотрудников по конспиративной деятельности и не посвящая их в свой план».

    В деле об убийстве М. С. Урицкого все возникавшие при расследовании версии имели под собой фактические основания. Недаром в советских изданиях и публикациях террористические акты против В. И. Ленина, В. Володарского и М. С. Урицкого основательно рассматриваются как проявление единой тактики организованного террора контрреволюции против вождей рабочего класса. В самом деле, разве правые эсеры, разведчики и агенты международного империализма, такие авантюристы, как Филоненко и Савинков, состоявшие на содержании империалистических разведок, действуя в отдельности и вступая в различные заговорщические комбинации, не осуществляли террористические акты против вождей рабочего класса? Разве убийца М. С. Урицкого Каннегисер не был связан с такими организациями? Наконец, пропаганда террора, оплата этими группами контрреволюции услуг всяких проходимцев-террористов создали такую обстановку, что отдельные враги Советской власти могли решиться и на подобные самостоятельные действия.

    >

    3. Ликвидация петлюровской «Казачьей рады»

    Новая экономическая политика позволила ликвидировать хозяйственный кризис, поднять благосостояние народа. Широкие массы крестьянства были удовлетворены: они жаждали мира, порядка и спокойствия на своей многострадальной земле. Украинский народ на опыте убедился в том, что его социальные и национальные интересы совпадают с интересами всех братских народов Советского Союза и могут быть обеспечены лишь при осуществлении социалистических идеалов на основе пролетарского интернационализма. Правильная ленинская политика позволила отсечь от петлюровщины последние остатки середняцких и бедняцких масс украинского крестьянства.

    5 марта 1921 г. V Всеукраинский Съезд Советов, впервые собравшийся после победоносной, упорной борьбы с белогвардейскими силами, считая желательным «предоставить всем нарушившим свой долг перед рабоче-крестьянской республикой возможность обращения на путь честного и добросовестного труда», объявил широкую амнистию. Освобождались от уголовной ответственности виновные в бандитизме, если они добровольно явятся в распоряжение местных властей не позднее 15 апреля и дадут обязательство не принимать участия в вооруженных выступлениях против Советской власти. На тех же условиях освобождались от ответственности также все лица, покинувшие страну. Тем же постановлением была заменена высшая мера наказания за преступления, совершенные до издания постановления, на лишение свободы сроком на 5 лет. Сокращено было наказание и другим осужденным. 30 ноября 1921 г. ВУЦИК объявил амнистию всем рабочим и крестьянам, а 12 апреля 1922 г. и всем другим лицам, служившим во вражеских антисоветских армиях и находившимся за границей.

    Первейшими задачами органов борьбы с контрреволюцией на Украине было теперь искоренение охвостья петлюровских подпольных групп.

    В марте 1922 г. Киевская губернская чрезвычайная комиссия ликвидировала крупнейшую подпольную организацию, которая пыталась воссоздать на месте разгромленного «Цупкома» новый петлюровский центр, так называемую «Казачью раду Правобережной Украины».

    Шесть месяцев длилось предварительное наблюдение за этой организацией, затем в одну ночь киевские чекисты провели крупную операцию: арестовали свыше 600 человек, изъяли ряд документов, 10 пулеметов, много винтовок, револьверов, гранат и патронов. Начальник секретно-оперативной части Киевской ЧК Ю. М. Перцов, руководивший операцией, рассказывал впоследствии такие подробности:

    «Были мобилизованы все сотрудники, вплоть до регистраторов, очень плохо или совсем не владеющих оружием. Вооруженные сотрудники были направлены по адресам согласно предварительно разработанному плану. Заместителем предгубчека являлся тогда покойный тов. Кравченко (речь идет об известном украинском чекисте Иване Васильевиче Кравченко. — Д. Г.). До отправки сотрудников по адресам он явился в штаб и изъявил желание также получить адрес, попросив дать ему «место поопаснее»… В И часов вечера я экстренно был вызван по телефону в одно место, где необходимо было разрешить сложный «узел». Замещать меня в штабе остался тов. Кравченко. Через полчаса, вернувшись, я не застал его. Предгубчека тов. Лившиц (известный чекист Яков Абрамович Лившиц. — Д. Г.) взволнованно сообщил мне, что Кравченко смертельно ранен, а один сотрудник — Янковский — убит (был убит чекист Дмитрий Васильевич Янковский. — Д. Г.)… Во время моего отсутствия в штаб донесли по телефону о том, что на одной из квартир по Дионисьевскому переулку членами петлюровской контрразведки убит наповал наш сотрудник Янковский, а остальные (регистраторы) деморализованы. Предпринятому делу, таким образом, грозил полнейший срыв по всему фронту. Тов. Кравченко, захватив с собой несколько сотрудников, немедленно отправился на место происшествия. Не доехав до Дионисьевского переулка, все сошли с автомобиля, чтобы не спугнуть бандитов, и направились по переулку. Пройдя небольшое расстояние, тов. Кравченко заметил двух мужчин и одну женщину, направляющихся к нему навстречу. Заподозрив в них членов шайки и убийц Янковского, Кравченко выхватил оружие и бросился на них с криком: «Руки вверх!» Следовавшие за ним сотрудники еще не успели как следует подтянуться, как раздался выстрел. Тов. Кравченко зашатался и упал. Будучи ранен, он успел еще выстрелить в своего убийцу. Поднялась перестрелка между нашими сотрудниками и раненым злоумышленником, который, лежа на земле, не переставал посылать пулю за пулей. В результате он был изрешечен пулями и спутники его задержаны. Тов. Кравченко понесли в ближайший медпункт, где он через 15 минут скончался. Убивший его оказался членом петлюровской контрразведки Брейненсеном, постоянно курсировавшим между штабом Петлюры и контрразведкой через границу. Так тов. Кравченко буквально грудью спас положение и, возможно, жизнь других сотрудников, находившихся по другим адресам, которых, несомненно, контрразведчик Брейненсен поспешил бы известить об опасности»[18].

    Расследование преступлений арестованных производилось по трем основным направлениям. По делу главарей «Казачьей рады Правобережной Украины» было установлено, что этот подпольный центр создали в г. Белая Церковь Киевской губернии в августе 1921 г. оставшиеся на свободе активисты разгромленного «Цупкома».

    «Казачья рада» была утверждена Петлюрой в качестве центра информационной работы на Правобережье Украины. Но такая роль не удовлетворяла вожаков организации. В сентябре 1921 г. они решили расширить свою компетенцию и действовать еще и как центр по подготовке восстания в Киевской, Волынской, Николаевской и Одесской губерниях. Председателем избрали служащего Белоцерковской кооперации Павла Гайдученко (Гонта); начальником информационного бюро — Николая Лозовика (бывшего заместителя председателя информационного бюро при Директории); уполномоченным почт и телеграфа — Михаила Симака (бывшего члена «Цупкома»); «командующим вооруженными силами повстанцев северо-восточной части Правобережья» — атамана Тихона Бессарабенко, имевшего мандат «Центрального штаба У HP»; командующим северо-западной частью — Ивана Шамуленко (Федорцева), работавшего в районном союзе кооперации; генеральным писарем — Григория Григоренко.

    Активисты «Казачьей рады» вербовали сторонников. Белоцерковский районный союз потребительских обществ и его помещение они превратили в конспиративные квартиры контрреволюционной организации. В работе «Казачьей рады» участвовали и некоторые служащие Белоцерковского уездного военкомата, земельного отдела, почты и других учреждений. Григорий Григоренко вовлек в организацию сотрудников штаба 45-й советской дивизии Ф. Т. Галянта, В. П. Выговского, М. М. Малика, И. Ф. Велика, которые добыли для заговорщиков топографические военные карты и сообщали им секретные сведения о совещаниях, происходящих в штабе. Лозовик и Симак завербовали в Киеве Анастасию Гудимович, которая составляла антисоветские прокламации и связала «Казачью раду» с петлюровцами в Черниговской и Полтавской губерниях. Они вовлекли в работу секретаря киевского церковного совета Ивана Тарасенко и его дочь Марию. Наконец, «Казачья рада» завязала отношения с «8-м повстанческим районом» и с «УНРовской подпольной контрразведкой» в Киеве, созданными «Центральным (эмигрантским) штабом», и вооруженными бандами Гаевого и Трейко.

    19 января 1922 г. вожаки «Казачьей рады» созвали в Белой Церкви совещание, на котором решили учредить штаб для военной подготовки вооруженного выступления весной 1922 г. Атаманам, связанным с организацией, было предложено привести вооруженные силы в боевую готовность и добыть средства на нужды восстания (путем ограбления сахарных заводов и других советских учреждений). Но в марте чекисты прервали «бурную деятельность» авантюристов.

    По второму делу, о «8-м повстанческом районе», выяснилось следующее. В апреле 1921 г. петлюровский «Центральный штаб» назначил содержавшегося в лагере интернированных войск УНР в Польше поручика Николая Якубовича начальником «8-го повстанческого района» и приказал отправиться на Киевщину для сформирования вооруженных сил «района». С помощью польских пограничников, выдавших ему советский паспорт на имя Гайлевич Зинаиды Константиновны (этот паспорт переделали на мужское имя — Гайлевича Зинаида Константиновича), Якубович нелегально перешел границу. Сопровождал его казак Дударец, который должен был, как житель Таращанского уезда, познакомить его с подпольными петлюровскими элементами. Дударец привел своего начальника к жителю одного из уединенных хуторов, крупному кулаку Ивану Тимченко. Здесь они и обосновались.

    Вскоре произошло непредвиденное. На хуторе появились сотрудники милиции, проводившие облаву на дезертиров. Когда они приблизились к хате, дочь Тимченко, заметив их, предупредила Якубовича и Дударца. Якубович успел выбросить за комод компрометирующие его документы и оставил при себе лишь фальшивый паспорт на имя Гайлевича. Посланцы закордонцев были задержаны как подозрительные лица. Бывший петлюровский сотник лесничий Г. Г. Грабовский явился в милицию с просьбой разрешить ему свидание с Гайлевичем (Якубовичем). Во время свидания Якубович передал ему свои полномочия по организации «8-го повстанческого района».

    14 августа 1921 г. Таращанское политбюро при уездной милиции освободило арестованных Гайлевича (Якубовича) и Дударца «за отсутствием улик». Оказавшись на свободе, они возобновили антисоветскую деятельность. Якубович вновь возвратился к исполнению обязанностей начальника «8-го повстанческого района». По заданию «штаба» «8-й повстанческий район» должен был сформировать вооруженную повстанческую «дивизию». Якубович разделил свой район на три подрайона. В первый подрайон, которым командовал атаман уголовной шайки Куравский (Богун), он включил Таращанский и Сквирский уезды; во второй, с хорунжим Питеренко (Ястребом) во главе, — Белоцерковский и Каневский уезды; в третий, под командованием Титаренко-Кузьменко, — Звенигородский и Черкасский уезды. Кроме того, он выделил в самостоятельный подрайон села, лежащие по реке Рось, и назначил его начальником сотника Ронского. В отряды вовлекались бандиты и бывшие петлюровские активисты.

    «8-й повстанческий район» являлся частью 2-й (северной) группы, образованной эмигрантским «Центральным штабом». Осенью 1921 г., когда готовился «тютюнниковский рейд», «командующим» группой был назначен начальник организационного отдела эмигрантского «штаба» полковник Л. Б. Ступницкий. Он направил Якубовичу «приказ» от 23 октября 1921 г. о переходе его «сил» к военным действиям. В свою очередь и Якубович издал «приказ». «Согласно приказу по 2-й группе повстанческих войск УНР, — говорилось в нем, — объявлено всеобщее восстание на территории всей Украины. Мне приказано уничтожить вражеские части в моем районе, не дать им вывозить имущество, прервать связь, всеми силами поддерживать и распространять панику, занять станцию Бобринскую. Главные силы сосредоточить в районе Таращи, Белой Церкви и Сквири. Приказываю начальникам Таращанского, Белоцерковского, Сквирского, Звенигородского, Черкасского и Каневского уездов объявить всеобщее восстание в своих уездах и распространять прилагаемые при этом воззвания…»

    Все эти «приказы» создавали лишь видимость деятельности. Так называемая «2-я группа повстанческих войск УНР», в том числе и 8-й район, оказалась бессильной, так как крестьяне не поддержали мятежников. Якубович тем не менее продолжал свои авантюры и после разгрома тютюнниковцев. В январе 1922 г. он вступил в переговоры с членом руководства «Казачьей рады» Лозовиком и признал свое подчинение этому центру. Он получил задание грабить сахарные заводы и занялся уголовщиной. Наконец чекисты поймали в его доме лесничего Грабовского. Здесь чекисты обнаружили и «канцелярию» 8-го района. Чекисты задержали в Бердичевском уезде и бывшего «начальника 2-й группы» полковника Яворского (Карого).

    Третья группа арестованных привлекалась по делу «УНРовской подпольной контрразведки г. Киева».

    В августе 1921 г. «Центральный штаб» командировал в Киев для шпионской работы офицера Николая Афанасьева, окончившего в Польше курсы контрразведки. Николай явился к отцу, Самуилу Афанасьеву, бывшему директору департамента в министерстве финансов при Директории. Отец и сестры (Ольга и Елена) добыли Николаю Афанасьеву подложные документы, позволившие легализоваться в Киев§, а затем познакомили с лицами, которые могли бы помочь ему в выполнении преступного задания.

    Спустя некоторое время независимо от Николая Афанасьева в Киев прибыл командированный эмигрантским «штабом» и 2-м отделом 6-й польской армии бывший полковник генерального штаба царской армии Виктор Алексеев, получивший мандат на организацию подпольной петлюровской контрразведки. Под фамилией Георгия Мосейчука он с помощью жены и ее знакомых поступил на службу в советское военное учреждение. Он разыскал Николая Афанасьева и договорился с ним о совместной шпионской работе. Собранные через завербованных агентов шпионские сведения Алексеев в шифрованном виде регулярно переправлял в Польшу через Эдуарда Брейненсена.

    В феврале 1922 г. Алексеев, узнав о существовании «Казачьей рады», вошел в контакт с нею. Заговорщики предложили ему работать по совместительству помощником начальника контрразведки при штабе «Казачьей рады». Алексеев принял предложение, помогал этой организации и переправлял через свою шпионскую сеть ее донесения в Польшу. 3 марта 1922 г. чекисты ликвидировали и «УНРовскую контрразведку».

    По указанным трем делам было предано суду 245 человек. Дела рассматривались чрезвычайной сессией Киевского губернского революционного трибунала под председательством известного чекиста Е. Г. Евдокимова, входившего в состав трибунала в качестве представителя ГПУ. 24, 26 августа и 1 сентября 1922 г. трибунал вынес приговоры, согласно которым от наказания были освобождены 53 человека, а остальные осуждены на разные сроки лишения свободы. Участников же бандитских шаек, выступавших с оружием в руках, и шпионов приговорили к расстрелу.

    >

    4. Конец петлюровского охвостья

    Во время военного разгрома вторгшихся на советскую землю отрядов Тютюнника и Палия-Черного некоторым участникам «рейда» удалось вырваться из окружения и рассеяться по селам Волыни и Подолии. Одна из таких групп состояла из военного врача В. А. Грунтенко, его помощника Н. К. Длугопольского, разведчика генерального штаба УНР М. Т. Зубченко и казака М. Чмиля. Они укрылись в селе Карповцы Полонского уезда Волынской губернии у кулака Слубского. Спустя некоторое время они связались с хорунжим А. Т. Маслюком, также бежавшим из окружения и скрывавшимся в соседнем селе Трощи. Маслюк ввел их в уголовную банду Тимофея Мельника (Торгана). Вскоре к банде присоединился еще один петлюровец из отряда Палия-Черного, хорунжий И. Андреевский. Вместе с уголовниками банды Торгана петлюровцы участвовали с ноября 1921 г. по июль 1922 г. в нападениях на советские учреждения. В местечке Краснополье они разгромили милицию и волисполком, уничтожив там все документы и архивы, захватили 12 винтовок и убили председателя волисполкома.

    В июле 1922 г. во время одной из перестрелок с милицией бандитский главарь Мельник (Торган) был убит. Руководство бандой перешло к Длугопольскому, Грунтенко и другим петлюровцам, которые попытались придать ее деятельности «политический характер». Они вовлекли в банду несколько сельских интеллигентов, а затем решили связаться с другими петлюровскими подпольными группами и с «УНРовским руководством» в Польше. Их посланец М. Т. Зубченко нелегально перешел границу, явился к члену «Центрального штаба» полковнику Ступницкому, подробно рассказал ему о деятельности своей организации и просил указаний. Лидеры УНР, деморализованные сокрушительным разгромом «тютюнниковского рейда», рекомендовали приостановить активные действия группы Длугопольского и до особого распоряжения занять выжидательную позицию.

    В отряде Тютюнника, вторгшемся на советскую землю, находилась так называемая административная «тройка», на которую петлюровцы возлагали задачу организовать «власть» в занятых ими районах. Главарь этой «тройки» во время разгрома тютюнниковцев погиб, второй член «тройки» бежал за границу, а третий — инженер-путеец Афанасий Петрик — скрылся. Позже он объявился в селе Дидковичи Татарновической волости Коростенского уезда Волынской губернии. С помощью бывшего сельского старосты кулака Лукаша Костюшко он завязал отношения с атаманами уголовных банд, действовавших в районе (С. И. Зубрийчуком и другими головорезами), и начал создавать подпольную антисоветскую группу. Узнав, что в районе сел Карповец — Трощи Полонского уезда оперирует организация Длугопольского, Петрик и Костюшко в январе 1922 г. решили установить с нею связь. Они отправились в село Высокая Печь Житомирского уезда к брату Костюшко, местному священнику, чтобы через него уточнить сведения об этой организации. В то время у священника Костюшко скрывался его родственник, студент Павел Недашковский, бывший офицер войск УНР, который группировал вокруг себя петлюровцев и кулаков. Через священника приехавшие познакомились с Недашковским. Петрик отрекомендовался «полномочным представителем УНР» и предложил Недашковскому влиться в возглавляемую им организацию. Недашковский согласился.

    Чтобы запугать крестьян, Петрик распространял слухи, будто в феврале 1922 г. петлюровцы с помощью Антанты начнут поход против Советской власти. В феврале восстания не произошло, и тогда Петрик стал уверять, что оно отложено до мая. Наконец 1 мая 1922 г. Петрик созвал совещание активистов, на котором было решено создать губернскую военную организацию под названием «повстанческая Волынская армия» и начать подготовку антисоветского восстания собственными силами. Петрик объявил себя «командующим «повстанческой Волынской армией»», «начальником штаба» назначил Лукаша Костюшко, адъютантом — Федора Костюшко, «начальником полевого суда» — Андрея Лазаренко. При «штабе» он основал «курень пометы» («отряд мести») во главе с учителем Иваном Закусило для проведения террора против советских активистов. Заговорщики назначили и связных, которые должны были поддерживать живую связь между частями ПВА и собирать шпионские сведения о передвижениях Красной Армии.

    Вскоре «начальник штаба» Костюшко и «старшина особых поручений» Михневич разыскали наконец группу Длугопольского в селе Трощи. Эта группа решила влиться в ПВА. Наконец в ПВА вошла и житомирская городская петлюровская подпольная группа, называвшая себя «Комитетом освобождения родного края».

    Объединенная организация вела антисоветскую агитацию, издавала прокламации, призывала население к погромам. Крестьянам грозили «святой народной местью», если они не присоединятся к контрреволюционному движению.

    «Штаб ПВА» решил начать «восстание» осенью 1922 г., приурочив его к продналоговой кампании и призыву новобранцев в Красную Армию. Сигналом к выступлению должно было послужить уничтожение местечка Базар Овручского уезда. Эту бандитскую диверсию главари ПВА задумали провести под видом акта «народной мести» за погибших в Базаре участников «тютюнниковского рейда». Предполагалось, что 12 специальных поджигателей одновременно в ночь на 8 октября 1922 г. подожгут в разных местах дома жителей и советские учреждения. В это время «курень пометы», окружив Базар со всех сторон, будет беспощадно убивать убегающих из горящего местечка людей. По этому сигналу «повстанческие дивизии ПВА» должны были начать военные действия, расширяя восстание в сторону Киева и к польской границе.

    Однако кровавую авантюру удалось предотвратить. В ночь на 5 октября 1922 г. все активисты ПВА были арестованы. Чекисты давно уже следили за заговорщиками. В ликвидации ПВА приняли участие многие трудящиеся Волыни. В выступлении на заседании Житомирского городского Совета 12 ноября председатель Волынского губернского отдела ГПУ Голышев, докладывая о проведенной операции, подчеркнул, что «заслуги красноармейцев в деле ликвидации движения громадны. Каждый рядовой красноармеец, участвовавший в этой операции, выявил необычайную твердость, сознательность и глубокую преданность Советской власти. Не меньшие заслуги и отдельных членов профессиональных организаций, а также незаможников, оказывавших всевозможное содействие и лично активно участвовавших в этой ответственной операции».

    7—18 марта 1923 г. чрезвычайная сессия Волынского губернского суда иод председательством Е. Г. Евдокимова рассмотрела дело о 285 активных участниках ПВА. Губернский суд устанавливал индивидуальную вину каждого из привлеченных и применял гибкий, классовый подход к решению их судьбы, 45 человек суд оправдал, 58 человек освободил от отбывания назначенного им наказания, 69 человек приговорил к лишению свободы от 3 до 5 лет. Лишь бандитов, кулаков и активных петлюровцев, принимавших участие в кровавых налетах, суд приговорил к 10 годам лишения свободы, а особо опасных — к расстрелу.

    В марте 1922 г. в г. Валки Харьковской губернии во время облавы был задержан воспитатель детского дома Захарчук, оказавшийся бывшим петлюровским офицером. Захарчук сознался в том, что в составе группы из 12 человек прислан на Украину из-за кордона для подпольной антисоветской работы. Названный Захарчуком другой участник группы, Бабюк, тоже оказался бывшим офицером австрийской и петлюровской армий, вступившим в Украинскую коммунистическую партию (УКП) (как теперь именовалась украинская партия эсеров-боротьбистов, заявившая в 1920 г. об отказе от вооруженной борьбы с Советской властью).

    Прибыв на Украину под видом «друзей» Советской власти, они установили связи с петлюровскими офицерами, бежавшими из лагеря военнопленных и проживавшими под чужими фамилиями.

    Познакомившись с учителем Огульчанской волости Валковского уезда Яковом Гаевским, Бабюк узнал от него о существовании «Харьковского губернского повстанческого (петлюровского) комитета», во главе которого стоял бывший петлюровский полковник Котелевец — атаман вооруженного отряда. Бабюк и его группа соединились с этой организацией.

    Заговорщики поддерживали связи и с другими бандами, оперировавшими в Харьковской губернии. Однако вскоре эти банды были ликвидированы. Котелевец расстрелян, а петлюровцы из Валковского уезда арестованы Харьковским губернским отделом ГПУ. В сентябре 1922 г. чрезвычайная сессия Всеукраинского верховного революционного трибунала рассмотрела дело о 45 участниках этой организации. 24 подсудимых крестьян трибунал освободил от наказания, как обманутых петлюровцами, 5 главных обвиняемых, в том числе Бабюка, приговорил к расстрелу.

    1 сентября 1921 г. в Купянское уездное политбюро Харьковской губернии явился некий В. Кияшко, предъявил документы и отрекомендовался сотрудником Донской чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией. Он заявил, что ему поручено найти спрятанные склады оперировавшей в Купянском уезде банды, и просил выдать ему арестованного бандита Коломийца, знающего об этих складах. В политбюро ответили, что вопрос о Коломийце необходимо согласовать с Харьковской губернской чрезвычайной комиссией, и предложили Кияшко поехать для этого в Харьков с сотрудником политбюро. Кияшко согласился. Он сказал только, что должен отпустить бричку, па которой приехал. С этими словами он вышел к подъезду. За ним последовали сотрудники политбюро. Во дворе Кияшко неожиданно выхватил револьвер, двумя выстрелами ранил одного из сотрудников политбюро, вскочил на бричку и скрылся.

    Политбюро выяснило, что Кияшко работал на находившейся в Купянском уезде гидротехнической станции. Вскоре небольшая группа сотрудников политбюро и красноармейцев появилась на станции. При обыске чекисты нашли здесь фальшивые бланки Донской чрезвычайной комиссии, отряда особого назначения по борьбе с бандитизмом, штаба Северо-Кавказского военного округа и инженерного отряда. Несколько человек из «администрации» станции (а на самом деле главарей банды) были арестованы. «Заведующий» станцией Павлюк скрылся. Кияшко нигде не было. Не успели еще чекисты закончить обыск, как на горизонте в боевом строю появился отряд всадников в 250 человек. Это был «трудовой отряд», состоящий при станции, а на самом деле банда. Малочисленная группа сотрудников политбюро вынуждена была покинуть станцию. Вскоре чекисты увидели, что станция горит.

    7 сентября 1921 г. Кияшко наконец был пойман в одном из сел уезда. Как оказалось, Кияшко, родившийся в Купянском уезде, был студентом Ростовского (на Дону) политехнического института. Там он вступил в «Кубанскую национально-социалистическую повстанческую организацию», которая вела антисоветскую работу. От этой организации Кияшко получил задание под видом гидротехнической станции организовать в Купянском уезде повстанческую банду для борьбы с Советской властью. В июне — июле 1921 г. Кияшко прибыл в Купянский уезд и, используя заготовленные поддельные бланки ростовских советских учреждений, официально зарегистрировал гидротехническую станцию в Купянске. С помощью петлюровцев он завербовал в так называемый «трудовой отряд» при станции дезертиров и бандитов, на которых даже получал продовольственное снабжение и обмундирование от упрод-кома и других советских учреждений Купянска. Далее Кияшко и привлеченные им петлюровцы связались с бандами, действовавшими в округе. Кияшко мечтал придать этим уголовным бандам «идейный характер». Он привлек к работе знакомых учителей, служащих, сыновей кулаков, учеников средпих учебных заведений. В июле 1921 г. Кияшко созвал совещание главарей банд и убедил их объединиться. Батькой объединенной банды был избран бывший полковник петлюровской армии Журба, скрывавшийся в Волчанском уезде под фамилией Павлюк. Одновременно Журбу (Павлюка) назначили «заведующим» гидротехнической станцией. Теперь отряд контрреволюционной организации состоял из 250 человек и, несмотря на решение оставить уголовщину, все же занимался грабежами. Среди сочувствующих и содействующих банде были помещик Мартыненко, владевший до революции 700 десятинами земли, братья Заморцевы, бывшие владельцы 200 десятин земли, помещица Компанеец, в прошлом собственница ссыпного пункта, и прочая «уездная знать».

    Эта опасная организация была ликвидирована. В столкновениях с частями Красной Армии и чекистами банды потеряли две трети своего состава. Остатки банд — 43 человека — после долгих скитаний, не имея никакой поддержки от населения, сдались Советской власти. По приговору чрезвычайной сессии Всеукраинского верховного революционного трибунала от 7 сентября 1922 г. 15 подсудимых, привлеченных по этому делу, преимущественно крестьяне, были оправданы, 7 приговорены к лишению свободы на срок от 1 до 3 лет, 4 — на 5 лет, 15 наиболее опасных бандитов — к расстрелу.

    В те же 1922–1925 гг. чекисты ликвидировали еще несколько петлюровских подпольных организаций и вооруженных банд в районе Кременчуга, в Николаевской, Киевской, Подольской, Одесской, Полтавской, Харьковской и Черниговской губерниях.

    Трудна и опасна была эта работа. Многие сотрудники — уполномоченные органов государственной безопасности — непосредственно проникали в вооруженные банды и повстанкомы и самоотверженно вели опасную работу.

    Вот как чекисты захватили группу петлюровских главарей, и среди них «начальника 2-й Холодноярской дивизии» атамана Завгородного, участвовавшего в петлюровском движении с 1919 г.

    В начале 1921 г. Завгородный сформировал банду численностью около 220 человек, на вооружении которой имелось 13 пулеметов. Затем он объединил несколько других, более мелких банд и стал орудовать значительными вооруженными силами. Банда совершила более 100 налетов, грабежей и убийств. Особенно жестокими были налеты на станции Знаменка, Каменец, сахарный завод в Грушовке, на село Кохановка. Банда вела бои и с частями Красной Армии (на станциях Цибулево, Знаменка, Фундуклеевская, в Разумовке, под Черкассами).

    Чтобы ликвидировать эту опасную банду, киевские чекисты заслали в нее разведчиков, представившихся «бандитами». Один из сотрудников ГПУ предложил бандитам созвать съезд атаманов для обсуждения планов дальнейшей «деятельности». Сыграв роль завзятого петлюровца, он усыпил бдительность главарей бандитов. Съезд собрался в Звенпгородке Киевской губернии. 28 сентября 1922 г. Завгородный с семью главарями банд прибыл на конспиративную квартиру. В разгар «совещания» подготовленная группа сотрудников ГПУ и чекисты, игравшие роль «участников съезда», без единого выстрела обезоружили и захватили живыми всех бандитов. Особенно отличился уполномоченный Смелянского политбюро Иван Васильевич Андреев, награжденный за эту операцию правительственной наградой. Завгородный и другие вожаки бандитов предстали 2 февраля 1923 г. перед судом чрезвычайной сессии Киевского губернского революционного трибунала.

    Примерно таким же образом был пойман другой известный бандит — Гаевой (Грисюк), орудовавший со своей балдой в Киевском и Белоцерковском уездах. Начальник секретно-оперативной части Киевского губернского отдела ГПУ Ю. М. Перцов, руководивший этой операцией, впоследствии рассказывал: «Отдел ГПУ задался целью во что бы то ни стало изъять известного бандита Гаевого, главаря банды, виновника крушения продмаршрута для Донбасса и участника многих убийств, грабежей и нападений… Его никак не удавалось поймать на периферии, несмотря на массу затраченных сил и на жертвы. Необходимо было заставить Гаевого приехать в Киев, выудить его из района, где он имел много связей. После шестимесячной разработки плана комбинированным подходом удалось наконец выудить Гаевого, начальника его штаба и двух «пэвных» казаков в Киев… В первых числах октября 1922 г., в 6 часов утра, я получил сведения, что Гаевой со штабом прибыл в одну из квартир по Львовской улице. Нам было также известно, что вечером того же дня они собираются уехать поездом и что у каждого из них имеется много оружия (у Гаевого — 2 револьвера и бутылочная бомба, у остальных — 5 револьверов и 2 бомбы). Необходимо было найти способ изъятия всех живьем, без жертв. Был разработан следующий план: нам было известно, что бандиты собираются отправиться на вокзал. Сначала должны были проследовать Гаевой со спутником, а спустя полтора часа — следующая пара. Принимая во внимание, что путь их следования лежал по Дмитриевской улице, мы решили, что на углу Дмитриевской и Столыпинской первая пара должна быть изъята. Необходимость брать их на улице диктовалась тем, что из квартир, где они остановились, брать их нельзя было без применения оружия. А ведь кроме Гаевого и его штаба изъятию подлежали все его покровители на периферии. Было также известно, из заявления самого Гаевого, что при попытке кого бы то ни было задержать его на улице он патронов не пожалеет и что в его правом кармане всегда имеется бутылочная бомба, в кольце которой он всегда держит указательный палец… Мною было подготовлено 8 человек, которых я разбил на две группы… В 8 часов вечера первая группа уже стояла на Дмитриевской улице, вторая — на бывшей Столыпинской. Расстановка людей была сделана с таким расчетом, чтобы группа по Дмитриевской улице была в тылу у Гаевого и чтобы на углу двух улиц обе группы сошлись, сплюснув с двух сторон Гаевого и его спутника, после чего немедленно приняться за разоружение. Одновременно было привлечено несколько сотрудников, обязанностью которых было следить за Гаевым и сообщать мне своевременно как о времени отъезда Гаевого, так и о возможности следования его по другой дороге. На ближайшем базаре тоже было расставлено несколько человек, которые должны были во всяком случае прийти на помощь или задержать бандитов в случае попытки к бегству… Вся операция была рассчитана на пунктуальность и быстроту выполнения. Малейшее промедление грозило катастрофой. К 8 часам нам донесли, что Гаевой с товарищем направляются к тому месту, где находились группы. Я был тут же… Все было сделано так, как предполагалось. Бандиты очутились в тисках между двумя группами, сошедшимися с двух сторон. Я машинально стал считать в уме количество секунд, оставшихся до взрыва, которого, однако, не последовало… Конечно, спустя несколько минут бандиты были обезоружены, связаны и посажены в автомобиль. Мне при свете уличного фонаря особенно врезались в память лицо и фигура Гаевого в тот момент, когда его стиснули с двух сторон. Он остался без движения, словно каменный. В автомобиле, после первого впечатления, он заметил: «О це работа!» А на вопрос о том, почему он в первую минуту не стрелял, ответил: «Забувся». Спустя полтора часа были задержаны и остальные бандиты».

    Особенностью борьбы с петлюровщиной в 1922–1925 гг. явилось активное участие в ней украинских незаможных селян (бедноты), которые образовывали вооруженные отряды (была даже конная бригада незаможников) и преследовали бандитов.

    В 1922 г. в дебрях Холодноярского леса скрывалась вооруженная банда Грозного, насчитывавшая около 100 человек. Бандиты бесчинствовали в окрестных селах и местечках. Они разгромили Валявский волисполком, зверски убили всех членов коммунистической ячейки в волостном центре, неоднократно нападали на Балаклеевский и Городищенский сахарные заводы, лавки и предприятия районных обществ потребительской кооперации, грабили их.

    12 августа 1922 г. банда Грозного была разгромлена. Уцелевшие бандиты бежали и вскоре, преследуемые чекистским отрядом и незаможниками, оказались в критическом положении. Им предложили сдаться. Переговоры с бандитами вел начальник Черкасского уездного отделения ГПУ С. А. Бергавинов. Этот отважный чекист и коммунист с первых дней Октября находился на передовых позициях борьбы за Советскую власть. С 1919 по 1924 г. С. А. Бергавинов работал в органах государственной безопасности сперва на родине, в местечке Ярцево Смоленской губернии, а затем на Украине. Он вел непрестанную борьбу с контрреволюцией, участвовал в боях против петлюровцев, григорьевцев, деникинцев, белополяков и пять раз был ранен. В Пирятинском и Чигиринском уездах он создавал отряды по борьбе с бандитизмом, безоружным ходил в лесные чащи Холодного Яра для переговоров с отпетыми бандитами и силою коммунистического убеждения не раз склонял их к прекращению борьбы с Советской властью[19].

    На этот раз, в Черкасском уезде, С. А. Бергавинов пришел в самое логово банды Грозного — в хату лесника в глухом лесу — и решительно заявил бандитам, что они должны выдать оружие, награбленное имущество и беспрекословно подчиниться Советской власти. Бандиты не сразу дали ответ. А ночью Бергавинов подслушал, как они совещались в сенях, выполнить ли им предъявленные условия или убить большевика — и делу конец… Наступила ночь. Бергавинов неслышно вылез через окно и скрылся в лесу. В селе Орловец, куда он пришел на следующее утро, 29 августа, открылась ярмарка. Опытный партийный работник, Бергавинов выступил перед 8-тысячным сходом крестьян, съехавшихся на ярмарку, призвал их к борьбе с бандитами. Тут же на ярмарке крестьяне избрали делегацию в составе 50 человек (среди них был и священник села Орловец), которые пошли в лес к бандитам Грозного и потребовали, чтобы они сдались властям. Уже на следующий день, когда Бергавинов снова появился перед бандитами, они беспрекословно сдались. 3 сентября, как писал корреспондент газеты «Коммунист», «в Черкассах можно было наблюдать своеобразную картину. По запруженным праздной толпой улицам, ведущим к исполкому, направилась группа «лесовиков» со знаменем впереди. На красном полотнище знамени была надпись: «Да здравствует Советская власть на Украине!»». 50 сдавшихся бандитов были амнистированы. Спустя некоторое время бежавший Грозный и трое его ближайших сподвижников были обнаружены отрядом незаможных селян в одном из сел и во время перестрелки убиты.

    Иногда амнистированные участники банд все же возобновляли преступную деятельность. В Нежинском уезде Черниговской губернии длительное время оперировал бандит Панкрат Хижняк, житель села Бранница. Вместе с сообщниками он в 1920 г. убил председателя сельсовета Бондаренко, члена сельсовета С. Полуяна и его сына, терроризировал сельских активистов. В 1921 г., учитывая раскаяние бандитов и их бедняцко-середняцкое происхождение, советские органы амнистировали Хижняка и участников его банды. Но амнистированные не оправдали доверия Советской власти. Участвуя в разоружении уголовной шайки в Козелецком уезде, они присвоили оружие бандитов. В связи с этим в село Бранница прибыли милиционеры. Старший команды милиционеров Гладкий потребовал от Хижняка сдачи оружия, но бандиты убили Гладкого и милиционеров и скрылись. В 1922 г. по ходатайству местного населения Хижняк и его союзники снова были амнистированы и вернулись в село. Спустя некоторое время, летом 1922 г., в Бранницу прибыл из Киева некий Лука Артеменко, представившийся мелким торговцем. Он познакомился с Хижняком и тайно сообщил ему, что имеет связь с членом «Центрального повстанческого (петлюровского) комитета», который поручил распространить несколько прокламаций с призывом создавать в селах повстанческие группы. Хижняк принял прокламации и обещал организовать антисоветскую группу в селе. Собрав «старых друзей» (бывших бандитов) и сочувствующих им (10 человек), Хижняк ознакомил их с прокламацией. Бандиты решили создать в Браннице подпольный повстанческий комитет. Председателем комитета избрали Филиппа Цареня, а во главе повстанческого отряда поставили Хижняка. В то время неподалеку от Бранницы скрывался прибывший из-за границы петлюровский организатор Иван Назаренко. Хижняк и Артеменко связались с Назаренко, и тот включился в работу повстанческого комитета. Заговорщики добыли пишущую машинку, издавали прокламации, заготовляли оружие. О существовании петлюровской организации в Браннице стало известно чекистам. В апреле 1923 г. в село прибыл отряд ГПУ, которому удалось арестовать членов организации. В октябре 1924 г. бандиты предстали перед Черниговским губернским судом. Хижняк, Артеменко и двое самых активных их сподвижников были приговорены к расстрелу. Но советские власти вновь проявили к ним снисходительность: расстрел был заменен лишением свободы сроком на 10 лет.

    Бывали случаи, когда крестьяне самосудом расправлялись с бандитами. В свое время в Елисаветградском уезде свирепствовала банда, совершившая много жестоких преступлений. Вожак банды, бывший подпрапорщик Галка, собственноручно расстрелял в деревне Ивановке 15 крестьян, отказавшихся вступить в его отряд. В 1924 г., когда банда Галки была ликвидирована и ее амнистированные участники возвратились в деревни, местные жители расправились с ними самосудом.

    >

    5. Позднее прозрение

    В январе 1925 г. в Киевском губернском суде рассматривалось дело Андрея Чмеля, Генриетты Ган и других, совершивших преступления в Киевском уезде в 1921–1922 гг.

    Один из главных обвиняемых, двадцатилетний Андрей Чмель, проживавший в селе Боярка Киевского уезда, воспитанный в духе украинского буржуазного национализма, мечтал об активной политической деятельности и искал связей с петлюровской организацией. Он познакомился с появившимся в селе бывшим петлюровским сотником Косарем (Дранником), прибывшим из-за кордона. Затем он обратился за содействием к учительнице Генриетте Ган, муж которой, петлюровец Винник, в свое время был расстрелян Чрезвычайной комиссией за антисоветскую деятельность. Ган продолжала контрреволюционную деятельность покойного мужа. Будучи знакома с уже упоминавшимся членом «УНРовской контрразведки г. Киева» Николаем Афанасьевым, она решила связать с ним своего бывшего ученика Чмеля, который охотно согласился осведомлять петлюровскую контрразведку о состоянии повстанческого движения на селе.

    Чмель явился к Афанасьеву вместе с Косарем. Афанасьев дал им задание — создавать петлюровские ячейки в Киевском уезде. Выполняя это поручение, Чмель собрал в своем селе близких ему молодых людей. Так в Бояркском районе появилась петлюровская ячейка. Была избрана руководящая «тройка» во главе с Чмелем. Один из членов ячейки, Проценко, раздобыл типографский шрифт и организовал типографию, в которой можно было печатать прокламации. Ячейка связалась с оперировавшей поблизости бандой Гаевого и оказывала ей содействие, информируя о расположении советских воинских частей и т. п.

    Между тем Косарь, получивший вскоре через Афанасьева от петлюровского «Центрального штаба» назначение на пост «начальника повстанческого района», объединявшего повстанцев Киевского и Радомысльского уездов, создавал петлюровские ячейки в других районах.

    В октябре 1921 г. в связи с готовившимся «тютюнниковским рейдом» на Украину Косарь поручил учительнице Ган выехать за границу, вручить петлюровскому эмигрантскому руководству доклад о деятельности организации, получить средства для работы п указания. Задание Ган выполнила. Она нелегально перешла границу, пробралась во Львов, передала доклад, получила шифровки, деньги и все это, возвратившись, вручила Косарю.

    Вскоре, однако, последовали ликвидация «УНРовской контрразведки г. Киева», арест Афанасьева, поражение банды Гаевого, провал «тютюнниковского рейда». Деятельность организации замерла. Весной 1922 г. бояркская ячейка вновь ожила: Чмель напечатал прокламацию, призывавшую крестьян не платить продналога, сопротивляться изъятию церковных ценностей в пользу голодающих. Но осенью 1922 г. ячейка окончательно распалась. Андрей Чмель выехал из Боярки и стал скрываться то в Житомире, то в Киеве под фамилией Крыжановского. Генриетта Ган бежала в Уманский уезд, затем на станцию Ваинярка и в конце концов была арестована в июне 1923 г.

    Чекисты привлекли по этому делу к судебной ответственности 12 человек. Суд состоялся в январе 1925 г. К этому времени политические настроения большинства участников петлюровской ячейки Бояркского района изменились. Андрей Чмель заявил на суде, что давно уже разочаровался в петлюровском движении и в настоящее время является врагом петлюровщины, которая не имеет никаких корней в крестьянстве. Генриетта Ган, оказывавшая раньше вредное влияние на своих бывших учеников, заявила на суде, что готова «признать свои преступления перед народными массами». В таких условиях Киевский губернский суд вынес приговор, по которому 2 подсудимых оправдал, б приговорил к условному наказанию. При этом суд ходатайствовал перед ВУЦИК о полном помиловании Чмеля; лишь Генриетту Ган и еще 2 обвиняемых суд приговорил к лишению свободы сроком на 5 лет.

    В июле 1922 г. Одесскому губернскому отделу ГПУ стало известно, что в Одессу нелегально из Румынии прибыл какой-то видный антисоветский деятель. Чекисты установили за ним наблюдение и вскоре арестовали его. Это был командующий южной группой войск УНР полковник А. А. Гулый-Гуленко.

    Гулый-Гуленко заявил на следствии: «Анализ всех событий привел меня к той мысли, что дальнейшая вооруженная борьба с Советами бесполезна и бессмысленна. Слишком уж жалкую роль мы играли во время последнего восстания, нанося непоправимый вред украинскому народу». Так от петлюровщины отошел один из видных ее деятелей.

    Наконец потерпел крушение и ближайший сподвижник Симона Петлюры, командующий антисоветским «рейдом» генерал-хорунжий Юрий Тютюнник. В середине 1923 г. он вместе с несколькими другими эмигрантами нелегально прибыл на Украину для подпольной работы в созданной им новой петлюровской организации— «Высшем военном совете». Пробыв несколько месяцев на родине, Тютюнник убедился в тщетности своих усилий продолжать борьбу с Советской властью и решил сдаться. В письме на имя В. П. Затонского он писал: «Тяжким путем я пришел к уверенности, что властвующие на Западе силы способны только угнетать украинский народ, а не помогать его освобождению. Эти силы, используя легкомысленные и окончательно деморализованные элементы нашей эмиграции, думают только о своем благополучии. Поскольку деморализованность эмиграции дошла до наивысшей степени, для меня стало понятным, что будущее Украины выковывается здесь, на Украине. Прошло уже несколько месяцев, как я перешел кордон и, находясь на территории УССР, изучаю действительное положение. В первую очередь меня интересовала природа власти на Украине. В том, что эта власть является властью рабочих, я никогда не сомневался, но является ли она украинской властью, в этом у меня были сомнения, а в свое время даже уверенность в противоположном». Ознакомление с украинской действительностью и с характером Советской власти на Украине убедило Тютюнника в том, что он заблуждался. «Сейчас на Украине, — писал он Затонскому, — украинская власть».

    Украинское советское правительство поручило ГПУ УССР проверить искренность заявления Тютюнника и его группы, ходатайствовавших о помиловании. Тютюнник представил такие доказательства: сдал весь архив петлюровского «штаба», вызвал свою семью на Украину и т. п. ГПУ УССР дало заключение о возможности применения амнистии. 28 декабря 1923 г. Президиум ВУЦИК удовлетворил ходатайство Тютюнника. Были амнистированы и другие петлюровские деятели, и среди них известный украинский националистический деятель, бывший председатель Центральной рады профессор М. С. Грушевский, выразивший желание заняться в Киеве научной работой. Юрий Тютюнник вскоре опубликовал мемуары, в которых рассказал о роли польских разведывательных органов и международного империализма в петлюровском движении. Впоследствии, однако, Тютюнник вновь занялся преступной деятельностью и был наказан.

    В 1924 г. чекистами был пойман проникший на советскую территорию из Польши известный петлюровец Хмара, бывший учитель, штабс-капитан царской армии, член партии украинских эсеров и агент польской разведки. На протяжении ряда лет он боролся с Советской властью методами террора, диверсий и шпионажа. Теперь Хмара уверял суд в том, что он «заблуждался», не понимал национальной политики Советской власти. В последнем слове, обращаясь к суду, он сказал: «В случае осуждения меня к высшей мере прошу передать от моего имени Петлюре: пусть оставит бесплодную, ненужную борьбу с Советской властью и поступит по примеру Тютюнника…».

    Но главарь петлюровщины Симон Петлюра не последовал совету Хмары. Перебравшись из Польши во Францию, он безуспешно пытался продолжать антинародную деятельность. 25 мая 1926 г. в Париже он был убит Самуилом Шварцбардом — родственником одной из семей, погибших во время диких петлюровских погромов на Украине. Парижским судом присяжных Шварцбард был оправдан.

    >

    6. Как «каялся» атаман Анненков

    Анненков принадлежал к кучке казачьих атаманов, главной целью которых было удушение Советской власти, восстановление царского строя.

    Внук известного декабриста, он не пошел по стопам своего деда, а стал жестоким палачом и карателем русского народа. Происходивший из аристократической дворянской военной семьи, он окончил Одесский кадетский корпус, Московское военное училище и посвятил свою жизнь службе в казачьих войсках. Убежденный монархист, Анненков мечтал об идеальном государе, наделенном неограниченной властью и «твердой волей».

    После Октября казачий отряд Анненкова, находившийся на фронте, получил приказ разоружиться и направиться в Омск. Анненков нарушил приказ и прибыл в Омск с вооруженным отрядом. Там Совет казачьих депутатов вновь предложил ему разоружиться. Но Анненков снова не подчинился, ушел с казаками из города и перешел на «партизанское» положение. С тех пор «партизанский отряд Анненкова» (так он назывался) стал вооруженной силой контрреволюции. Передвигаясь с места на место, он вел войну с народом: уничтожал революционные учреждения в селах, районах, городах, убивал активистов революции, грабил и терроризовал население. В отряд Анненкова вступали богатые сибирские и семиреченские казаки, бывшие жандармы, стражники, полицейские, разорившиеся мелкие торговцы, искатели легкой добычи, уголовники. Частям своего отряда Анненков давал звучные, громкие названия: «черные гусары», «голубые уланы», «кирасиры», «атаманский полк». Анненковцы содержались за счет грабежей, пожертвований буржуазии и казачьей верхушки. Семипалатинские торговцы и промышленники, например, дали Анненкову 2,5 миллиона рублей на формирование отряда. Главари казахской «Алаш-орды» формировали казахские полки в составе ан-ненковского отряда. Анненковская банда превратилась в «дивизию». Она входила сначала в состав войск Временного сибирского правительства, а впоследствии в состав войск Колчака. Полем ее действий стали Омская и Семипалатинская губернии и Семиреченский край. Колчак произвел тридцатилетнего Анненкова в генералы и назначил «командующим отдельной Семиреченской армией».

    Но Анненков всегда сохранял особую, «партизанскую» самостоятельность и часто не подчинялся ничьим приказам. В его отряде были свои, «атаманские» обряды и правила. Слово «господин» заменялось словом «брат». На знамени отряда был начертан девиз: «С нами бог» — и вышита эмблема — человеческий череп с двумя перекрещенными костями. «Атаманцы» к девизу «С нами бог» добавляли: «…и атаман Анненков». Такие надписи красовались на стенах вагонов, на орудиях, даже на теле «атаманцев» в виде татуировок. Девиз «С нами бог и атаман Анненков» был постоянно на устах головорезов отряда. «Нам нет никаких запрещений, с нами бог и атаман Анненков, руби направо и налево», — говорили анненковские разбойники. В анненковских частях свирепствовали офицерская контрразведка и военно-полевые суды, следившие за каждым шагом солдат и населения и жестоко расправлявшиеся с инакомыслящими. За Анненковым следовал специальный вагон, прозванный «вагоном смерти», в котором содержались арестованные. Редко кто выходил оттуда живым. Единоличным и непогрешимым правителем и законодателем в этой большой разбойничьей банде был «брат атаман» — фанатичный деспот и садист Анненков.

    Вот отдельные примеры действий анненковской банды.

    В сентябре 1918 г. крестьяне Славгородского уезда Омской губернии, недовольные мобилизацией в армию молодежи и возмущенные репрессивными мерами белогвардейских властей, решили выступить под руководством подпольной большевистской организации (находившейся тогда в селе Черный Дол) против белых. В один из базарных дней, когда в уездном городе Славгороде собралось много крестьян, чернодольцы начали восстание, освободили арестованных и очистили город от белых. Вскоре в Славгороде собрался уездный крестьянский съезд, на который съехалось свыше 400 делегатов. А в Черном Доле обосновался образованный крестьянами военно-революционный комитет.

    Омское Временное сибирское правительство приняло «меры». Бывший жандармский офицер «военный министр» П. П. Иванов-Ринов поручил ликвидацию славгородских большевиков Анненкову.

    И сентября 1918 г. анненковцы заняли г. Славгород. В первый же день ими было убито около 500 человек. Захваченных делегатов крестьянского уездного съезда (87 человек) Анненков приказал изрубить на площади против Народного дома и здесь же закопать. Этот приказ был исполнен.

    Одновременно анненковцы принялись за села и деревни уезда. Деревня Черный Дол была сожжена дотла. Крестьян же, их жен и даже детей расстреливали, били, вешали на столбах. В деревнях Павловке, Толкунове, Подсосновке и других казаки производили массовые порки крестьян обоего пола и всех возрастов, а затем их казнили.

    — И как казнили! — рассказывал очевидец этих событий Блохин. — Вырывали живым глаза, вырывали языки, снимали полосы на спине, живых закапывали в землю.

    Другой свидетель, Голубев, показывал:

    — Привязывали к конским хвостам веревкой за шею, пускали лошадь во весь опор и таким образом убивали насмерть.

    Молодых девушек из города и ближайших деревень приводили к стоявшему на железнодорожной станции поезду Анненкова, насиловали, а затем тут же расстреливали.

    Степь была усеяна обезглавленными трупами крестьян.

    «Ликвидировав» крестьянское движение в Славгородском уезде, Анненков своим «приказом» упразднил волостные, земские и сельские комитеты, восстановил царский институт старшин и старост. Под угрозой расстрела каждого пятого обложил крестьян контрибуцией.

    В дальнейшем Анненков продолжал кровавые злодеяния. В г. Сергиополе (ныне Аягуз) анненковцы расстреляли, изрубили и повесили 80 человек, часть города сожгли, имущество граждан разграбили. В селе Троицком они убили 100 мужчин, 13 женщин, 7 грудных детей, а село сожгли. В селе Никольском (Шмидовка) анненковцы выпороли 300 человек, расстреляли 30 и 5 повесили; часть села сожгли, скот угнали, имущество граждан разграбили.

    В селе Знаменка вырезали почти все население.

    В начале ноября 1919 г. атаман Анненков прибыл с небольшим отрядом в Усть-Каменогорск, где был торжественно встречен «отцами» города, казачьими верховодами и местной буржуазией. Ему устроили пышный банкет с музыкой. А в это время прибывшие с Анненковым «атаманцы» явились в Усть-Каменогорскую крепость, в которой содержались арестованные. Они издевались и терроризировали всех заключенных, некоторых из них расстреляли прямо в коридорах тюрьмы. Наконец бандиты отобрали группу арестованных — 30 человек — работников Павлодарского Совета и советских работников других мест. Их поместили на пароход атамана Анненкова для доставки в Семипалатинск.

    В Семипалатинске арестованных поместили в «вагон смерти». Через несколько дней Анненков без всякого суда и следствия распорядился расстрелять всех 30 человек. Анненковцы вывели их на берег уже скованного льдом Иртыша, сделали прорубь и приказали им прыгать в воду. В нежелающих прыгать стреляли.

    Двигаясь по Семиречью, анненковские разбойники продолжали кровавые экзекуции. И здесь чаша терпения крестьянского населения переполнилась. В обвинительном заключении указывается: «Когда пьяная разнузданная банда… стала безнаказанно пороть крестьян, насиловать женщин и девушек, грабить имущество и рубить крестьян, невзирая на пол и возраст, да не просто рубить, заявлял свидетель Довбня, а рубить в несколько приемов: отрубят руку, ногу, затем разрежут живот и т. д.; когда, ворвавшись в крестьянскую хату, анненковцы, по словам свидетеля Турчинова, насаживали на штык покоящегося в колыбели грудного ребенка и со штыка бросали в горящую печь, крестьяне селений Черкасского, Новоантоновского вместе с бежавшими жителями из самого г. Лепсинска, Покатиловки и Веселого встали как один против бандитов». По примеру этих сел стали организовываться и другие, лежащие к востоку от Черкасского, селения — Новоандреевская, Успенское, Глинское, Осиповское, Надеждинское, Герасимовское, Константиновское и часть Урджарского района. Вооружившись чем попало: вилами, пиками, гладкоствольными ружьями и в небольшом количестве трехлинейными винтовками, крестьяне тех селений создали против анненковцев настоящий фронт.

    Несколько месяцев крестьяне стойко отбивали нападения бандитов. И только после третьего наступления, начатого Анненковым 14 июля 1919 г., осажденные в селе Черкасском из-за голода, цинги, тифа вынуждены были сложить оружие. Захватив Черкасское, анненковцы уничтожили в нем 2 тысячи человек, в селе Колпаковка — более 700 человек, в поселке Подгорном — 200 человек. Деревня Антоновка была стерта с лица земли. В солении Кара-Булак Уч-Аральской волости были уничтожены все мужчины.

    В начале 1920 г. «Отдельная Семиреченская армия», разбитая частями Красной Армии, отступила к китайской границе. Анненков собрал здесь свое «воинство» и заявил им: «Со мной должны остаться только самые здоровые борцы, решившие бороться до конца. А тех, кто устал, я не держу, пусть кто хочет идет назад в Советскую Россию». Многие изъявили согласие возвратиться в Советскую Россию, не идти в Китай. С Анненковым остались лишь сверхотъявленные головорезы. Тогда потихоньку было отдано распоряжение расстреливать тех, которые собираются в Советскую Россию и не уходят в Китай.

    Такие жестокие расправы с подчиненными Анненков практиковал неоднократно. «Так, в Семипалатинске во время наступления на Лепсинские красные части солдаты бригады генерала Ярушина, влившиеся затем в анненковский отряд, отказались действовать против крестьян и стали переходить на их сторону. Анненков решил расформировать и обезоружить бригаду. По его приказу большая часть бригады в количестве 1500 человек, в том числе и офицеры, была расстреляна и зарублена анненковским полком в непроходимых Алекульских камышах».

    Наконец анненковская банда пересекла китайскую границу и в районе синьцзянского города Урумчи разместилась в Китае.

    Анненков намеревался продвинуть своих «атаманцев» на восток, чтобы присоединиться к Семенову[20], а его люди тем временем бандитствовали на китайской земле. И тогда, в 1921 году, китайские власти разоружили «атаманцев», а самого Анненкова посадили в тюрьму, где он пробыл около трех лет. Только при содействии английских и японских влиятельных лиц его в феврале 1924 г. освободили.

    К тому времени, за три года постыдного пребывания в Китае, «анненковское братство» рассыпалось: многие ушли в белогвардейские отряды, формировавшиеся здесь русскими белоэмигрантскими контрреволюционными организациями; некоторые пробрались к Семенову, поступили на службу к китайским генералам, ведущим гражданскую войну; часть возвратилась на родину с повинной.

    Освободившись из тюрьмы, Анненков со своим бывшим начальником штаба Н. А. Денисовым (которого он самолично произвел теперь в генералы) и небольшим отрядом (18 человек) «атаманцев» в мае 1924 г. направился в глубь Китая, поселился неподалеку от г. Ланьчжоу и занялся «разведением племенных лошадей».

    В апреле 1926 г. в советской, китайской и белоэмигрантской печати было опубликовано заявление Анненкова, в котором он просил Всероссийский Центральный Исполнительный Комитет о прощении. Вслед за этим Анненков, а затем и его начальник штаба Денисов прибыли из Китая в Советскую Россию. Анненков обратился к своим бывшим «партизанам» и ко всем белогвардейцам с призывом прекратить антисоветскую борьбу, покаяться перед Советской властью и вернуться на родину с повинной.

    Подобное не было в то время неожиданностью. Советский народ и весь мир знали уже немало случаев раскаяния врагов советского строя, осознавших безнадежность продолжения борьбы. Среди них были и непримиримые ранее политические противники, много лет сражавшиеся против Советской власти, видные белогвардейские генералы. И все же раскаяние и явка с повинной Анненкова представляли в некотором роде загадку. Что повлияло на Анненкова, заставило его прекратить борьбу с Советской властью? Как мог надеяться на помилование этот фанатичный, жестокий «каратель» и «усмиритель»?

    Только сравнительно недавно, через сорок с лишним лет после процесса, были опубликованы данные, которые пролили свет на «мотивы» Анненкова. И оказалось, что раскаяние Анненкова было «раскаянием особого рода».

    Ни на один момент после освобождения из китайской тюрьмы Анненков не оставлял мысли о продолжении вооруженной борьбы против Советской власти. Из медвежьего угла, неподалеку от Ланьчжоу, где он «разводил племенных лошадей», Анненков вел обширную переписку с бывшими соратниками, лидерами русских белогвардейских организаций, действовавших на китайской территории. Он присматривался к белому лагерю, изучал возможности вновь продолжить борьбу, искал в ней свое место (конечно же подобающее его «высокому положению атамана»).

    В Китае существовал в то время ряд белоэмигрантских антисоветских организаций. В интересующем Анненкова русском монархистском лагере действовала тогда шанхайская группа «Н. Н.» — бывшего великого князя Николая Николаевича. Возглавлял эту шанхайскую группу некий Николай Остроухов. В том же Шанхае существовала и другая монархическая организация — «Богоявленское братство» — под руководством бывшего полкового врача ан-ненковской армии Д. И. Казакова. Обе монархистские группы конкурировали между собой, и обе призывали Анненкова в свои ряды. Действовали в Китае и чисто военные организации из бывших офицеров и солдат колчаковской, дутовской, семеновской, анненковской армий. Они влачили жалкое существование, жили на подачки богатых белоэмигрантов и империалистических разведок. Причудливо вплетались они в гражданскую войну в Китае между реакционными генералами Чжан Цзолином и У Пейфу и Народной армией сторонников Сунь Ятсена, возглавляемой в то время Фэн Юйсяном. Разбитые в боях с Красной Армией, остатки антисоветской военщины нанимались на службу к реакционным китайским генералам. У генерала Чжан Цзолиыа советником состоял белогвардейский полковник Меркулов, глава одной из военных белогвардейских группировок. Среди белой эмиграции действовали и разведчики империалистических государств.

    Положение Анненкова оказалось неблагоприятным еще и потому, что он проживал в районе действий китайской Народной армии (Фон Юйсяна); еще свежи были в памяти годы, которые он провел в китайской тюрьме. Он понимал, что китайские власти следят за ним, и вел тайную работу осторожно.

    В начале ноября 1925 г. Анненков встретился со своим «атаманцем», бывшим начальником личного конвоя Ф. К. Черкашиным, которому, безусловно, верил. Тот, появившись в Ланьчжоу под видом закупщика пушнины для английской фирмы, передал Анненкову письмо от начальника штаба русской белогвардейской группы в войсках Чжан Цзолина, бывшего начальника штаба 5-й сибирской колчаковской дивизии М. А. Михайлова, действовавшего по поручению Меркулова. В письме содержалось предложение организовать под командованием Анненкова отряд из русских белоэмигрантов для борьбы с революцией в рядах Чжан Цзолина, с перспективой переключения отряда на борьбу с Советским Союзом. Анненков согласился.

    Свое решение и ответ Анненков изложил в трех письмах, переданных им Черкашину для вручения адресатам.

    В письме па имя Михайлова Анненков заявил, что согласен взять на себя командование отрядом русских белогвардейцев. Он писал: «Сбор партизан (анненковских «партизан», находившихся в Китае. — Д. Г.) и их организация — моя заветная мечта, которая в течение пяти лет не покидала меня… И я с большим удовольствием возьмусь за ее выполнение… Судя по многочисленным письмам, получаемым от своих партизан, они соберутся по первому призыву… Все это даст надежду собрать значительный отряд верных, смелых и испытанных людей в довольно непродолжительный срок. И этот отряд должен быть одним из кадров, вокруг которых сформируются будущие части».

    В другом письме, адресованном бывшему анненковцу П. Д. Иларьеву, служившему при штабе Чжан Цзолина, он написал, что получил предложение собрать отряд и поручает ему, Иларьеву, временно командовать им, так как он сам не может открыто взяться за это. «Для того, чтобы я выбрался отсюда, — писал Анненков, — нужно добиться того, чтобы мое имя совершенно не упоминалось в причастности к отряду. Лучше наоборот, распускать слухи о моем отказе вступать в дальневосточные организации, о моей перемене фронта».

    Анненков написал еще и третье письмо, на имя руководителя монархистской организации «Богоявленское братство» Д. И. Казакова. Впоследствии в ОГПУ он так характеризовал это письмо: «В этом письме я писал Казакову о моем «якобы нежелании вступить в ряды Чжан Цзолина и организации отрядов», которые бы впоследствии выступили против 1-й Народной армии. В случае если бы Черкашин попал в руки 1-й Народной армии, то он постарался бы уничтожить вышеуказанных два письма (письмо Михайлову и письмо Иларьеву), оставив третье, провокационное письмо на имя Казакова».

    Хитер и осторожен был Анненков. Но он не учел того, что за ним следили не только китайские власти. Пристально следила за ним и советская контрразведка, заинтересованная в освещении планов белоэмигрантской контрреволюции, которая непрерывно в союзе с китайской реакцией устраивала провокации и диверсии против Советского Союза. Советские чекисты обезвредили Анненкова. Не одно, а все три письма Анненкова (им написанные, им подписанные и скрепленные «атаманской печатью») попали не к адресатам, а в руки чекистов.

    План поимки Анненкова разрабатывался в ОГПУ под руководством В. Р. Менжинского, начальника контрразведывательного отдела А. X. Артузова и начальника иностранного отдела М. А. Трилиссера. Решено было заставить Анненкова и его начальника штаба Денисова сдаться советской контрразведке, доставить их в Советский Союз и предать суду за совершенные ими злодеяния. Для этого можно было использовать ложную версию и слухи, которые распространял сам Анненков о том, будто он «отошел от политики» и намерен «примириться с Советской властью». Анненков пустил в ход такие слухи, чтобы под их прикрытием тайно вести антисоветскую работу. Теперь нужно было заставить его публично принести «повинную». Раскаяние бывшего атамана Анненкова могло бы содействовать разложению белоэмиграции в Китае: если Анненков явится с повинной в Советский Союз, то его примеру могут последовать и многие его «атаманцы» и лица, среди которых он пользовался авторитетом. Но как заставить Анненкова сдаться в руки советских органов, раскаяться? Мог ли он на это пойти добровольно? Как иначе можно было заставить его сдаться? Может быть, если поставить его в безвыходное положение, он сам попытается перед советскими органами продолжить «игру» в добровольное «раскаяние», чтобы заслужить снисхождение?

    Выполнить сложный, трудный план поручили группе чекистов во главе со специально для этого командированным в Китай опытным контрразведчиком С. П. Лихаренко.

    В Китае в то время в Народной армии Фон Юйсяна в качестве советников работала группа советских военных специалистов во главе с бывшим командиром Червонного казачества В. М. Примаковым. Так как деятельность Анненкова, формировавшего белогвардейский отряд для помощи Чжан Цзолину, затрагивала интересы Фэн Юйсяна, чекисты сообщили свой план захвата Анненкова В. М. Примакову и просили его договориться с Фэн Юйсяном, чтобы тот пригласил Анненкова к себе якобы для работы и разрешил советской контрразведке в случае надобности задержать его.

    Все было сделано, как задумано.

    Приехав по приглашению Фэн Юйсяна в его штаб, Анненков через некоторое время был арестован и передан в руки чекистов. Перед ним раскрыли карты. Анненков понял, что находится в руках советской контрразведки и должен нести ответственность за свои злодеяния на советской земле. Ему не оставалось ничего иного, как попробовать сыграть роль «добровольно раскаявшегося»: авось это поможет. После того как он написал упомянутую уже просьбу о помиловании, его под солидной охраной доставили в Москву и передали в руки советского правосудия.

    Следствие по делу Анненкова и его начальника штаба вел следователь по особо важным делам прокуратуры РСФСР Д. Матрон. А рассмотрено оно было в Семипалатинске выездной сессией Военной коллегии Верховного Суда СССР 25 июля — 12 августа 1927 г. под председательством П. М. Мелнгалва. Государственное обвинение на суде поддерживал старший помощник прокурора Верховного Суда СССР Павловский и общественные обвинители Ярков, Мустамбаев и Паскевич. Защищали адвокаты Борецкий и Цветков. На суд были вызваны десятки свидетелей из Омской, Семипалатинской губерний и Семиречья. Помимо вызванных по списку обвинительного заключения по инициативе общественных обвинителей на суде были допрошены еще 90 свидетелей обвинения.

    Советские люди единодушно требовали уничтожения этого врага народа. Военная коллегия Верховного Суда приговорила Анненкова и его подручного Денисова к расстрелу. 24 августа 1927 г. приговор был приведен в исполнение.

    >

    7. Крах савинковщины

    В августе 1924 г. советская пресса опубликовала официальное сообщение, привлекшее внимание крупнейших информационных агентств мира. «В двадцатых числах августа, — говорилось в нем, — на территории Советской России ОГПУ был задержан… Борис Викторович Савинков, один из самых непримиримых и активных врагов рабоче-крестьянской России (Савинков задержан с фальшивым паспортом на имя Степанова В. И.)».

    Это сообщение в кратких словах подытоживало сложную и смелую операцию чекистов, которые «выманили» Савинкова вместе с несколькими его сподвижниками из-за границы и арестовали.

    Вынужденный оставить в конце 1921 г. Польшу, Борис Савинков обосновался в Париже и лихорадочно искал новых возможностей для продолжения антисоветской деятельности. К тому времени савинковский «Народный союз защиты родины и свободы» был почти парализован: финансирование его иностранными разведками резко сократилось. Но Савинков все еще пользовался авторитетом в международных антисоветских кругах, и можно было ожидать с его стороны новых диверсий.

    Летом 1922 г. советские пограничники задержали при переходе границы из Польши одного из деятелей «Народного союза защиты родины и свободы», адъютанта Савинкова, бывшего царского офицера Л. Д. Шешеню, который шел на связь с заброшенными в свое время в советский тыл савинковскими агентами. При допросе в ГПУ Шешеня рассказал о полученном им задании и выдал агентов, с которыми намеревался встретиться. Один из этих агентов, М. Д. Зекунов, так же как и Шешеня, предложил ОГПУ свои услуги по разоблачению савинковского подполья. Шешеня и Зекунов были использованы чекистами для проникновения в заграничные савинковские центры, чтобы выяснить и расстроить их антисоветские планы.

    ОГПУ направило Зекунова в Вильно к деятелю «Народного союза защиты родины и свободы» Ивану Фомичеву с письмом от Шешени (его родственника), который сообщал в письме, будто он связался с одной группой, ведущей серьезную контрреволюционную работу в Москве. Эта легенда явилась «приманкой», за которую ухватились деятели НСЗРС и в Вильно, и в Варшаве. Они поверили, что удалось найти на советской стороне солидную контрреволюционную группу и что можно, следовательно, вновь развернуть активную антисоветскую работу. Фомичев выразил желание немедленно же поехать в Советскую Россию, чтобы установить связь с «московской группой». Конечно, сподвижники Савинкова поскорее сообщили своему шефу в Париж о важном событии.

    И вот тогда ОГПУ разработало смелый план операции с целью, как говорили чекисты, «вывести Савинкова на советскую территорию». Под руководством Ф. Э. Дзержинского и В. Р. Менжинского план этот осуществлялся силами контрразведывательного отдела ОГПУ (КРО), во главе которого стоял А. X. Артузов.

    В работу по проникновению в савинковские зарубежные организации ввели опытного чекиста — старшего оперативного уполномоченного КРО ОГПУ А. П. Федорова, блестяще сыгравшего роль одного из «активных деятелей» «московской антисоветской организации». Под именем А. П. Мухина он несколько раз выезжал в Варшаву, встречался там с деятелями варшавской и виленской групп НСЗРС И. Т. Фомичевым, Д. В. Философовым, с бывшим членом Одесского царского окружного суда Е. С. Шевченко и М. П. Арцыбашевым, произвел на них хорошее впечатление. Они поверили в существование «московской организации». Федорову (Мухину) удалось заинтересовать их, а через них и Савинкова.

    Затем в Москве «нелегально», не без помощи чекистов, побывал представитель виленского отделения НСЗРС Фомичев, который лично познакомился с «деятелями» пресловутой «московской организации» (их роль исполняли сотрудники ОГПУ), которых представлял ему Шешеня. Фомичев пришел к выводу о реальности и солидности этой группы. Вместе с варшавским представителем НСЗРС Философовым он стал рьяным сторонником установления связей НСЗРС с «московской организацией» и уговаривал Савинкова возглавить ее.

    В июле 1923 г. А. П. Федоров под фамилией Мухина выехал в Париж и встретился там непосредственно с Савинковым. Он сообщил ему, что ввиду разногласий по некоторым вопросам в «организации» назревает кризис, и намекнул, что эти разногласия может ликвидировать только такой опытный деятель, как Савинков.

    Но осторожный Савинков решил еще раз проверить реальность существования «московской организации» и дал соответствующие указания отправляющемуся в Советский Союз своему ближайшему помощнику полковнику С. Э. Павловскому. В сентябре 1923 г. после ряда бандитских похождений вблизи границы тот прибыл в Москву и явился на квартиру к Шешене. Вел он себя агрессивно, был крайне опасен, и ОГПУ решило арестовать его.

    Попав в чекистскую «ловушку», Павловский, чтобы заслужить снисхождение при рассмотрении дела о его кровавых преступлениях, изъявил согласие оказать помощь ОГПУ. Чекисты включили в «игру» и Павловского. По заданию ОГПУ в письмах к савинковским деятелям за границу он подтвердил существование «московской организации», ее жизнеспособность, а в письме к Савинкову высказал мнение о необходимости его приезда в Москву[21].

    Операция закончилась тем, что Савинков со своими ближайшими помощниками А. А. Дикгоф-Деренталем и его женой, а также Фомичевым 15 августа 1924 г. «нелегально» перешел польскую границу и, встреченный работниками ОГПУ, 16 августа был арестован в Минске[22].

    Преступления Бориса Савинкова были хорошо известны. Органы государственной безопасности в течение 1921–1923 гг. ликвидировали западный областной комитет «Народного союза защиты родины и свободы» и его местные группы общей численностью свыше 300 человек; несколько ячеек «Союза» на территории Петроградского военного округа; 23 савинковские резидентуры в Москве, Самаре, Саратове, Харькове, Киеве, Туле, Одессе. Было проведено несколько крупных судебных процессов над савинковцами. Наиболее важные из них: «Дело 44-х», рассмотренное в августе 1921 г. революционным трибуналом Западного края в Минске; «Дело 12-ти», рассмотренное в июле 1922 г. Петроградским военным трибуналом; «Дело 43-х», рассмотренное 16–25 июня 1924 г. Военной коллегией Верховного Суда СССР. Эти судебные процессы разоблачили Савинкова как агента, состоявшего на содержании у разведок империалистических государств.

    Савинков не отрицал этих обвинений. Он рассказал, как постепенно убеждался в том, что белое движение направлено против народа, а иностранные империалисты, поддерживая и финансируя русскую контрреволюцию, преследуют свои собственные цели, не соответствующие интересам России. Савинков признал, что он и руководимые им организации с 1918 г. состояли на содержании иностранных империалистических держав; что в 1920–1923 гг. он снабжал разведывательные органы Франции и Польши шпионскими сведениями о Советской России за вознаграждение.

    27 августа 1924 г. Б. В. Савинков предстал перед Военной коллегией Верховного Суда СССР. Судебный процесс по делу Савинкова разоблачил подрывную антисоветскую деятельность международных империалистов. В частности, он подтвердил их участие в организации ярославского мятежа 1918 г.

    Пойманный в 1922 г. советскими органами государственной безопасности, руководитель ярославского восстания А. П. Перхуров рассказал, что восстание было предпринято по соглашению с представителями французских кругов и в расчете на помощь со стороны предполагаемого десанта «союзников». Перхуров писал, что, по полученным им от Савинкова сведениям, союзники категорически обещали не позже как через 4 дня после начала восстания высадить десант в Архангельске и двинуть его через Волгу на Ярославль.

    В том же 1922 г. на процессе правых эсеров бывший сотрудник французского генерального консульства Рене Маршан рассказал о некоторых деталях истории ярославского мятежа: «Савинков обратился через Готье (сотрудника французского консульства, поддерживавшего отношения с Савинковым. — Д. Г.) к французскому послу с просьбой о необходимости увеличения кредита ассигнований его организации, и Нулапс, который был чрезвычайно скуп, отказал. Когда Савинков стал настаивать, Нуланс через Готье сказал: «Передайте ему, что, пока он не докажет наконец, что он, по крайней мере, имеет где-нибудь людей, способных идти в бой, я ему больше ни одного су не дам…» Савинков, увидев, что нет возможности получать дальше кредиты, через Готье просил передать французскому послу, что он может сейчас выступить в двух городах: или в Калуге, или в Ярославле, по приказанию французского посла и по его выбору. Нуланс передал через Готье, что он выбирает Ярославль. На основании этого торга (я не могу назвать иначе) Савинков по приказу французского посла поднял ярославское восстание».

    В 1924 г. и сам Савинков рассказал на суде: Французы в лице консула Гренара, военного атташе генерала Лаверня, которые действовали от имени французского посла Нуланса… заявили мне о том, что союзники полагают продолжать войну с Германией на русском фронте. Мне было заявлено, что для этой цели будет высажен англо-французский десант со значительными силами в Архангельске. Этот десант было предположено поддержать вооруженными выступлениями изнутри. План был такой: занять верхнюю Волгу, а французский десант поддержит восставших. Таким образом, верхняя Волга должна была быть занята для движения на Москву. Мы должны были занять Ярославль, Рыбинск, Кострому и Муром. Вологду французы, как они заявили, оставили за собою, «Союзники» финансировали савинковские организации. Сначала французы давали небольшими суммами — 40—100 тыс. рублей. Когда же речь зашла о восстании, тогда на это дело они сразу дали большую сумму, если не ошибаюсь, — 2 млн. рублей… Но, — заявил Борис Савинков, — французы нас обманули. Десант в Архангельске не был высажен[23], и мы остались висеть в Ярославле. Восстание утратило смысл. Мы оказались в положении людей, обманутых иностранцами.

    В последнем слове Савинков выразил раскаяние и заявил, что окончательно отходит от контрреволюции. Он говорил: «Я признаю безоговорочно Советскую власть и никакой другой. И каждому русскому… человеку, который любит родину свою, я, прошедший всю эту кровавую и тяжкую борьбу с вами, я, отрицавший вас, как никто, я говорю ему: если ты… любишь свой народ, то преклонись перед рабочей и крестьянской властью и признай ее без оговорок».

    29 августа 1924 г. Военная коллегия Верховного Суда СССР признала доказанным, что Б. Савинков:

    1. До Октябрьской революции, будучи комиссаром Временного правительства на Юго-Западном фронте, управляющим военным министерством в правительстве Керенского, членом Совета союза казачьих войск, активно и упорно противодействовал переходу земли, фабрик и всей полноты власти в руки рабочих и крестьян, призывал подавлять их борьбу самыми жестокими мерами и приказывал расстреливать солдат, не желавших вести войну за интересы империалистической буржуазии.

    2. После Октябрьской революции пытался поднять казачьи полки в Петербурге для свержения рабоче-крестьянской власти, но, потерпев неудачу, бежал вслед за Керенским на Северный фронт и совместно с генералом Красновым активно боролся против восставших рабочих и крестьян, защищая интересы помещичье-капиталистической контрреволюции.

    3. В конце 1917 г. и в начале 1918 г. принял активное участие в контрреволюции на Дону, сотрудничая с генералами Алексеевым, Калединым и Корниловым, которых убеждал в необходимости вести вооруженную борьбу против Советской власти, помогал формированию белой Добровольческой армии.

    4. В начале 1918 г… явившись в Москву, создал контрреволюционную организацию «Союз защиты родины и свободы», в которую привлек участников тайной монархической организации, гвардейских и гренадерских офицеров. Созданная им организация имела своей целью свержение Советской власти путем вооруженных восстаний, террористических актов против членов рабоче-крестьянского правительства и получала материальную поддержку и руководящие указания от французского посла Нуланса.

    5. Весной 1918 г., получив от чехословацкого политического деятеля Масарика через некоего Клецанду 200 тысяч рублей па ведение террористической работы, организовал слежку за В. И. Лениным и другими членами Советского правительства, но совершать террористические акты ему не удалось по причинам, от него не зависевшим.

    Записи Масарика в дневнике о переговорах с Савинковым в Москве 2 и 5 марта 1918 г. подтверждают, что Савинков тогда информировал Масарика об имеющихся антисоветских организациях в разных городах России, об их методах борьбы с Советской властью. Масарик добавил от себя: «Я могу предоставить некоторые фин. средства…».

    Ряд других документов подтверждает, что Савинков представлял президенту Чехословацкой буржуазной республики Масарику секретные сведения и в 1921–1922 гг. и получал от него финансовые средства на антисоветскую работу.

    6. Получив разновременно весною 1918 г. от французского посла Нуланса около 2,5 миллиона рублей, по предложению того же Нуланса, в целях поддержки готовившегося англо-французского десанта в Белом море организовал, опираясь на офицерские отряды и «Союз защиты родины и свободы», при поддержке меньшевиков и местного купечества в начале июля 1918 г. вооруженные выступления в Ярославле, Муроме, Рыбинске и пытался поднять восстание в Костроме.

    7. После ликвидации мятежей на верхней Волге бежал в Казань, занятую чехословаками, и принял участие в боевых действиях — Каппеля в тылу красных войск.

    8. В конце 1918 г. был представителем Колчака за границей и в течение 1919 г., посещая неоднократно Ллойд Джорджа, Черчилля и других министров Англии, получал для армии Колчака и Деникина большие партии обмундирования и снаряжения; находясь во главе бюро печати «Унион», распространял заведомо ложную информацию о Советской России и вел в печати агитацию за продолжение вооруженной борьбы капиталистических государств против Советской республики.

    9. Во время советско-польской войны 1920 г., состоя председателем белогвардейского русского политического комитета в Варшаве, на польские средства и при содействии французской военной миссии в Варшаве организовал так называемую «русскую народную армию» под начальством генерала Перемыкина и братьев Булак-Балаховичей, а осенью того же года после заключения перемирия между Советской Россией и Польшей лично принял участие в походе Булак-Балаховича на Мозырь.

    10. В начале 1921 г. через специальное информационное бюро, во главе которого стоял его брат, Виктор Савинков, организовал военно-разведывательную работу на территории Советской России, передавал часть полученных сведений польскому генеральному штабу и французской военной миссии в Варшаве, получая за это денежные вознаграждения.

    11. С 11 июля 1921 г. по начало 1923 г., став во главе восстановленного им «Народного союза защиты родины и свободы», неоднократно посылал в западные пограничные советские губернии вооруженные отряды, которые совершали налеты па исполкомы, кооперативы, склады, пускали под откос поезда, убивали советских работников, а также собирали сведения военного характера для передачи польской и французской разведкам.

    12. В 1923 г. после разгрома большинства организаций «Народного союза», когда денежная поддержка, получаемая от Польши и Франции, сильно сократилась, пытался получить средства от Муссолини.

    13. В августе 1924 г., желая лично проверить состояние контрреволюционных организаций на территории СССР, перешел с фальшивым документом советско-польскую границу.

    За все эти преступления Военная коллегия Верховного Суда СССР приговорила Савинкова к высшей мере наказания — расстрелу. «Принимая, однако, во внимание, что Савинков признал на суде всю свою политическую деятельность с момента Октябрьского переворота ошибкой и заблуждением, приведшими его к ряду преступных и изменнических действий против трудовых масс СССР, принимая, далее, во внимание проявленное Савинковым полное отречение и от целей, и от методов контрреволюционного и антисоветского движения, его разоблачения интервенционистов и вдохновителей террористических актов против деятелей Советской власти и признание им полного краха всех попыток свержения Советской власти, принимая, далее, во внимание заявление Савинкова о его готовности загладить свои преступления перед трудящимися массами… на службе трудовым массам СССР, — Верховный Суд постановил ходатайствовать перед Президиумом ЦИК СССР о смягчении настоящего приговора».

    Рассмотрев ходатайство Верховного Суда и учитывая заявление Савинкова о полном отказе от какой бы то ни было борьбы против Советской власти, ЦИК СССР заменил Б. В. Савинкову высшую меру наказания лишением свободы на 10 лет.

    Подводя итог своей борьбы против Советской власти, Борис Савинков вынужден был сказать: «Для меня теперь ясно, что не только Деникин, Колчак, Юденич, Врангель, но и Петлюра, и Антонов, и эсеры, и «савинковцы», и грузинские меньшевики, и Махно, и Григорьев, и даже кронштадтцы не были поддержаны русским народом и именно поэтому и были разбиты; что, выбирая между всеми разновидностями бело-зеленого движения, с одной стороны, и Советской властью — с другой, русский народ выбирает Советскую власть… Всякая борьба против Советской власти не только бесплодна, но и вредна».

    Публичное раскаяние такого упорного и непримиримого врага Советской власти, как Борис Савинков, его разоблачения международного империализма и белой эмиграции произвели большое впечатление во всем мире. Контрреволюционная свора эмигрантов и империалисты подняли неистовый шум вокруг судебного процесса. Бывшие сподвижники объявили Савинкова «предателем». В письмах из тюрьмы Савинков писал в ответ бывшим друзьям и родным: «Истина заключается в следующем: я прибыл в Россию и (по заслугам) был судим Верховным судом… Правда в том, что не большевики, а русский народ выбросил нас за границу, что (мы) боролись не против большевиков, а против народа… Когда-нибудь… это… поймут даже эмигрантские «вожди».

    И все же судебный процесс по делу Бориса Савинкова не раскрыл всех фактов его многочисленных преступлений против Советского государства и народа. В частности, Савинков ни слова не сказал на суде о своих преступных отношениях с английской разведкой. Уже после судебного процесса рядом данных было подтверждено, что он находился в тесных связях с английским разведчиком Сиднеем Рейли и «дипломатом» Локкартом.

    В материалах английского Форин-оффиса недавно обнаружены доклады Локкарта о работе в Советской России. Они неопровержимо подтверждают связи Локкарта и других «союзных дипломатов» с Савинковым, участие разведывательных органов империалистической Антанты в организации и финансировании антисоветских заговоров и мятежей против Советской страны.

    Вот, например, один из таких документов. 26 мая 1918 г. Локкарт направил в Форин-оффис телеграмму: «Сегодня я имел продолжительный разговор с одним из агентов Савинкова. Этот человек — я знаю его в течение многих лет, и ему можно абсолютно доверять — заявил, что контрреволюционные планы Савинкова всецело рассчитаны на осуществление союзной интервенции. Французская миссия полностью поддерживает эти планы и заверяет (Савинкова) в том, что решение об интервенции полностью принято. Савинков предлагает убить всех большевистских лидеров в тот момент, когда высадятся союзники, и сформировать правительство, которое в действительности будет военной диктатурой». Локкарт, далее, сообщал, что Савинков предлагал ввести в это «правительство» генерала Алексеева, адмирала Колчака, бывшего царского министра Сазонова, лидера кадетов Кишкина, эсера Авксентьева и себя.

    Этот документ раскрывает обстоятельства заговора «Союза защиты родины и свободы», поднятых Савинковым в июле 1918 г. антисоветских мятежей на Волге и участие в них агентов международного империализма.

    Несмотря на публичное раскаяние в суде, Борис Савинков никак не мог примириться со своим положением осужденного к лишению свободы. Он рассчитывал, что советские люди сразу простят все его преступления и он получит свободу. 7 мая 1925 г., через восемь месяцев после вынесения приговора, он обратился к Ф. Э. Дзержинскому с письмом, требуя немедленного освобождения из заключения. Администрация тюрьмы, приняв заявление Савинкова, высказала свое мнение о малой вероятности нового пересмотра приговора. Тогда Савинков, воспользовавшись отсутствием оконной решетки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, выбросился из окна пятого этажа во двор и разбился насмерть. Так закончил жизненный путь этот, по меткому выражению А. В. Луначарского, «артист авантюры».

    >

    8. Конец супермена Сиднея Рейли

    В Англии его считали «вторым Лоуренсом», «асом среди шпионов». Заочно приговоренный к расстрелу Верховным революционным трибуналом по делу о заговоре трех послов, Сидней Рейли (Розенблюм) осенью 1918 г. бежал из Москвы, добрался до Англии, где был сразу же награжден орденом. Он стал доверенным лицом Уинстона Черчилля, советником по русским вопросам английской делегации на Парижской мирной конференции. С тех пор и вплоть до конца 1925 г., перейдя из военной разведки в «Секрет Иителлидженс сервис», Сидней Рейли ни на день не прекращал своей шпионской и подрывной деятельности против Советской страны. Для него, как он писал, «это дело… есть самое важное в жизни: я готов служить ему всем, чем только могу».

    ОГПУ приняло меры, чтобы обезвредить этого опасного врага. Командированные за границу в 1924–1925 гг. сотрудники ОГПУ под видом деятелей якобы существующей в Советской стране подпольной организации проникли к Сиднею Рейли, вошли в его доверие и предложили ему участвовать в работе «антисоветской организации». Падкий на авантюры, Рейли подхватил это предложение и вскоре пожелал познакомиться в России, на месте, с деятелями антисоветского подполья.

    25 сентября 1925 г. Сидней Рейли вместе с деятелями «контрреволюционной организации» — а на самом деле сотрудниками ОГПУ — перешел финскую границу и оказался на советской территории. Здесь его переправили в Ленинград, а затем в Москву.

    На одной из подмосковных дач 27 сентября было устроено совещание Рейли с «руководящими деятелями политического совета «контрреволюционной организации»». Рейли изложил новым знакомым свои бредовые проекты активизации деятельности антисоветского подполья и пути финансирования его. Для изыскания финансовых средств он рекомендовал похитить из русских музеев часть художественных ценностей и продать их за границей. Другой способ добыть деньги — осуществлять сотрудничество с английской разведкой.

    В тот же день чекисты арестовали Рейли. А для того чтобы скрыть факт поимки этого известного разведчика, в ночь на 29 сентября (в эту ночь соучастники Рейли должны были ждать его возвращения на финской стороне) на границе чекисты инсценировали перестрелку и создали видимость, будто Рейли и его сопровождающие наткнулись на советскую заставу и убиты. Инсценировка удалась.

    А между тем Сидней Рейли, пойманный в ловушку, давал показания в ОГПУ. Вот некоторые выдержки из его показаний.

    Из протокола допроса Рейли от 7 октября 1925 г. о его деятельности после побега из Москвы:

    «В 1919 и 1920 годах у меня были тесные отношения с представителями русской эмиграции разных партий… В то же время я проводил у английского правительства очень обширный финансовый план поддержки русских торгово-промышленных кругов во главе с Ярошипским, Барком и т. д. Все это время нахожусь на секретной службе, и моя главная задача состояла в освещении русского вопроса руководящим сферам Англии.

    В конце двадцатого года я, сойдясь довольно близко с Савинковым, выехал в Варшаву, где он тогда организовывал экспедицию в Белоруссию[24]. Я участвовал в этой экспедиции. Я был и на территории Советской России. Получив приказание вернуться, я выехал в Лондон».

    Теперь мы можем дополнить показания Сиднея Рейли, рассказав кое-что о его антисоветских похождениях в 1922–1925 гг.

    В 1922 г. белоэмигрантский «Торгово-промышленный комитет» («Торгпром») образовал в Париже секретный совет для организации активной борьбы с Советской властью. В его состав вошли такие киты дореволюционной русской промышленности и финансов, как Густав Нобель, владевший нефтяными предприятиями, миллионеры братья Гукасовы, С. Г. Лионозов, С. Н. Третьяков и другие. Совет располагал значительными денежными средствами и создал подрывную антисоветскую группу. Одним из деятелей этой группы стал проживавший в то время в Финляндии белоэмигрант, бывший штабс-ротмистр лейб-гвардии кирасирского (синего) полка, активный участник многих антисоветских предприятий, в том числе савинковского «Народного союза защиты родины и свободы», Эльвенгрен.

    Несколько лет спустя, весною 1926 г., будучи пойманным чекистами при нелегальном переходе границы, Эльвенгрен дал подробные показания и, между прочим, рассказал о связях с «Торгпромом». По словам Эльвенгрена, в 1922 г. представитель «Торгпрома» Павел Тикстон предложил ему па средства «Торгпрома» создать группу для ведения антисоветской деятельности. Согласившись с предложением, Эльвенгрен рекомендовал привлечь к этому «предприятию» своего давнего «шефа» — Бориса Савинкова, переживавшего в то время «кризисное состояние» вследствие почти полного разгрома его организаций и потери источников финансирования.

    Вскоре в Париже состоялось свидание представителя «Торгпрома» Густава Нобеля с Эльвенгреном и Савинковым. Нобель сказал им: «Мы люди коммерческие, нас интересует только активная борьба с большевизмом, и мы видим ее сейчас только в том, чтобы уничтожить всех главных руководителей этого движения. Внутри России мы бессильны что-либо совершить, но здесь мы можем при желании это сделать… Сделайте хоть одно дело, наш кредит к вам сразу вырастет и для дальнейшего… Сейчас, в связи с Генуэзской конференцией, нужно торопиться. Мы ассигновали на это дело пока 70–80 тысяч франков… Только непосредственно на террористическую деятельность. Нас не интересуют мелкие служащие… Нас интересуют такие имена, как Красин, Чичерин». (Последние входили в состав советской делегации на Генуэзскую конференцию.)

    Сделка состоялась. Эльвенгрен и Савинков получили от Нобеля деньги. И тут появился в Париже представитель «Интеллидженс сервис» Рейли, тесно связанный с Савинковым. Он поддержал план покушения на советскую делегацию и обещал свое содействие в Берлине, где делегация должна была остановиться по пути в Геную. Рейли поручил резиденту «Интеллидженс сервис» в Берлине русскому белоэмигранту В. Орлову оказать содействие террористической группе. Орлов достал для приехавших в Берлин Эльвенгрена и Савинкова пять револьверов, фотографические карточки членов советской делегации, два фиктивных паспорта и другие принадлежности для террористической работы.

    Недели через две в Берлин явились вызванные Савинковым из Варшавы три савинковца, а из Гельсингфорса прибыл вызванный Эльвенгреном бывший полковник Озолин. Все они включились в «работу», им было выдано оружие.

    Вскоре в Берлин прибыл и Рейли. Эльвенгрен характеризует его приезд как «инспекторский». «Как-то мне позвонил по телефону Орлов, — показал он при расследовании, — и сказал мне, чтобы я передал Савинкову, что хозяин приехал… Я очень удивился и не мог понять, кто это может быть. На мой вопрос Орлов ответил, что Савинков поймет… [Потом] Савинков сказал, что это приехал Рейли и что Орлов его так называет. Савинков быстро собрался для встречи с ним». Рассказывая о встречах с Рейли, Эльвенгрен продолжал: «Первая встреча была на квартире Орлова, Савинков рассказал Рейли о положении, о том, что до сих пор ничего не удается, о затруднениях с приездом сотрудников и т. д. Рейли спрашивал, доволен ли он помощью Орлова, надеется ли он все же что-нибудь сделать, в чем главное затруднение и т. п. Савинков сказал, что будет пытаться, по но особенно рассчитывает, так как средств совершенно недостаточно… что не знает, как с оставшимися деньгами дотянуть до конца»[25].

    Таким образом, подготовка террористического акта проходила под общим руководством и при помощи сотрудников «Секрет Интеллидженс сервис» Сиднея Рейли и других. Савинков и его друзья были лишь исполнителями воли своих «хозяев».

    Террористы сделали все приготовления к покушению на членов советской делегации, вели слежку за прибывшим в Берлин наркомом по иностранным делам Г. В. Чичериным, но им все же не удалось осуществить свои преступные замыслы. Средства, отпущенные террористам, иссякли, и они разъехались по домам.

    Книга сына английского разведчика дипломата Локкарта также восполняет сведения об отношениях между представителем английской разведки Рейли и Борисом Савинковым. Автор рассказывает, что Рейли, как представитель «Секрет Интеллидженс сервис», был теснейшим образом связан с Савинковым, в котором он видел «сильную личность», лидера, который способен объединить все течения русской контрреволюции и направить их против Советской власти. Он финансировал Савинкова и его организации не только из средств английской разведки, но часто и из личных средств, добываемых разными коммерческими и спекулятивными операциями. В поисках средств на финансирование антисоветских «предприятий» Рейли разъезжал (иногда вместе с Савинковым) по европейским столицам и добивался субсидий от французского, польского, чехословацкого правительств.

    Как пишет Локкарт, Рейли был движущей силой, и его влияние испытывали все антисоветчики, которые вели конспиративные переговоры за закрытыми дверями в Париже, Праге, Варшаве и Лондоне.

    В 1924 г., когда перед Савинковым открылась перспектива поездки в Советскую Россию (в связи с ловушкой, устроенной чекистами), он известил об этом Рейли, и последний приехал к нему в Париж. Рейли, так же как и Савинков, уверовал в солидность «московской организации», которая в действительности была создана лишь в их воображении искусной работой чекистов.

    Незадолго до выезда в Россию, 23 марта 1925 г., Рейли писал в Гельсингфорс своему сообщнику Н. Н. Бунакову: «Итак, вот три способа (борьбы против Советской власти. — Д. Г.): организация, пропаганда и террор… Террор, направленный из центра, но осуществляемый маленькими независимыми группами или личностями против отдельных выдающихся представителей власти. Цель террора… самая важная, всколыхнуть болото, прекратить спячку, разрушить легенду о неуязвимости власти, бросить искру… Я уверен, что крупный террористический акт произвел бы потрясающее впечатление и всколыхнул бы по всему миру надежду на близкое падение большевиков, а вместе с тем — деятельный интерес к русским делам».

    Таковы были планы «шпионского аса», когда он выезжал в Советскую страну. Эти планы расстроили чекисты.

    К концу расследования дела о поимке Сиднея Рейли чекисты объявили ему, что на основании приговора Верховного революционного трибунала от 3 декабря 1918 г. он подлежит расстрелу. И тогда, чтобы спасти жизнь, Рейли предложил свои услуги советской разведке.

    Вот его заявление в ОГПУ от 30 октября 1925 г.:

    «Председателю ОГПУ Ф. Э. Дзержинскому. После происшедших с В. А. Стырне разговоров, я выражаю свое согласие дать Вам вполне откровенные показания и сведения по вопросам, интересующим ОГПУ, относительно организации и состава великобританских разведок и, поскольку мне известно, такие же сведения относительно американской разведки, а также тех лиц в русской эмиграции, с которыми мне пришлось иметь дело… Сидней Рейли».

    Рейли поведал чекистам немало секретов. Вот что он, например, рассказал о работе «Интеллидженс сервис»:

    ««Секрет Интеллидженс сервис» ведет свою работу только под углом общегосударственной политической точки зрения… Его главное назначение — собирание сведений, касающихся общегосударственной политической безопасности и могущих лечь в основу направления высшей политики. Это учреждение — абсолютно тайное. Ни фамилии его начальника, ни фамилии тайных сотрудников никому не известны… Резиденты имеются во всех странах. Резиденты в соответствующих странах никогда не имеют своего явного и самостоятельного существования, а всегда находятся под прикрытием вице-консула, паспортного бюро и даже торговой фирмы…

    В каждой стране, где есть значительное количество русских эмигрантов или советское представительство, резиденты данной страны выполняют работу также по русскому отделу… Соответствующие штабы лимитрофных государств работают в полном контакте с соответствующим резидентом… Работа в СССР лимитрофных агентов — эстонцев, латышей, поляков и других — значительно упрощается тем, что им легче слиться со средой. Здесь масса их соотечественников, и, наконец, надзор за ними значительно слабее. Ведь для наблюдения за всеми поляками потребовалось бы десять ГПУ. Я считаю, что лимитрофных дипломатов и резидентов всех без исключения можно купить. Вопрос только в цене…»

    «Интеллидженс сервис»… получает в определенных случаях задания и чисто военного характера по организации восстаний, террора и прочих актов там, где правительство считает это нужным. По традиционной тактике все такого рода действия лишь руководятся через резидента, но выполняются же местными силами» (показания от 31 октября 1925 г.).

    3 ноября 1925 г. приговор Верховного революционного трибунала в отношении Сиднея Рейли от 3 декабря 1918 г. был приведен в исполнение.

    >

    Глава шестая. Провал попыток возрождения организованного контрреволюционного подполья в период перехода страны к социалистической реконструкции

    >

    1. Расстановка антисоветских сил к концу восстановительного периода

    Успехи в восстановлении народного хозяйства, достигнутые к концу 1925 г., создали в Советской стране предпосылки для перехода к новому этапу социалистического строительства. XIV съезд Коммунистической партии, состоявшийся 18–31 декабря 1925 г., определил генеральную линию дальнейшего развития как курс на социалистическую реконструкцию народного хозяйства на основе его индустриализации. Это был единственно возможный путь дальнейшего строительства Советской страны: без индустриализации, без развития крупной промышленности нельзя было построить социалистическое общество. Съезд поручил Центральному Комитету партии «во главу угла поставить задачу всемерного обеспечения победы социалистических хозяйственных форм над частным капиталом, укрепление монополии внешней торговли, рост социалистической госпромышленности и вовлечение под ее руководством и при помощи кооперации все большей массы крестьянских хозяйств в русло социалистического строительства… обеспечить за СССР экономическую самостоятельность, оберегающую СССР от превращения его в придаток капиталистического мирового хозяйства, для чего держать курс на индустриализацию страны, развитие производства средств производства и образование резервов для экономического маневрирования».

    Через два года, 2—19 декабря 1927 г., XV съезд Коммунистической партии, констатировав достижения в ходе выполнения намеченного курса, решил неослабными темпами продолжать политику социалистической индустриализации страны. А в резолюции «О работе в деревне» отметил, что «в настоящий период задача объединения и преобразования мелких индивидуальных крестьянских хозяйств в крупные коллективы должна быть поставлена в качестве основной задачи партии в деревне», и решил «развивать дальше наступление на кулачество и принять ряд новых мер, ограничивающих развитие капитализма в деревне и ведущих крестьянское хозяйство по направлению к социализму».

    По призыву Коммунистической партии и Советского правительства на борьбу за осуществление намеченного курса подымались миллионы трудящихся городов и деревень. Снова, как и в годы гражданской войны, выявились могучие народные силы, на которые опирались Коммунистическая партия и Советское правительство. Был принят первый пятилетний план развития народного хозяйства страны. Рабочий класс развернул социалистическое соревнование за выполнение пятилетки. Из городов соревнование перебросилось в деревни, ускоряя и социалистическую перестройку сельского хозяйства. Рождались герои пятилетки, герои борьбы за коллективизацию сельского хозяйства. Деревня переживала социально-политический переворот, сравнимый по своему значению с переворотом в октябрьские дни 1917 г.

    Новый курс партии и Советского правительства вызвал и приступ отчаянного сопротивления остатков разгромленных враждебных социализму сил в городе и деревне. Ведь он означал крушение их надежд на перерождение советского общества, на восстановление капитализма. Классовая борьба в Советской стране вновь обострилась. Одновременно усилили подрывную деятельность против СССР и международные империалисты. Понимая, что индустриализация страны и коллективизация сельского хозяйства ускоряют продвижение советского общества к социализму, укрепляют независимость СССР, усиливают его обороноспособность, они решили сорвать строительство социализма. Английские, французские, американские империалистические правители шли на всевозможные провокации против СССР. Все чаще раздавались их угрозы. Готовилась новая вооруженная интервенция.

    Внутренняя и международная контрреволюция попыталась опять ввергнуть Советскую страну в гражданскую войну. Она создавала подпольные контрреволюционные центры, готовила восстания и мятежи, пыталась сорвать социалистическое наступление. Однако попытки вновь возродить организованное контрреволюционное подполье, включить в его орбиту массы населения были тщетны, не находили поддержки у народа. В создаваемые немногочисленные контрреволюционные группы входили лишь остатки разгромленных в ходе гражданской войны антисоветских сил — крайние элементы из числа бывших монархистов, белогвардейцев, кадетов, владельцев промышленных предприятий, буржуазных специалистов, нэпманов и кулаков. В борьбу включались остатки развалившихся в ходе классовой борьбы мелкобуржуазных партии, непримирившиеся эсеры, меньшевики, буржуазные националисты. Это были сравнительно небольшие группы антисоветчиков, не имеющие никакой опоры ь массах. Они возлагали все свои надежды на помощь и поддержку международных империалистов. И все же враждебная деятельность этих антисоветских групп представляла в то время опасность для советского общества.

    На руку явной контрреволюции были антипартийные действия троцкистско-зиновьевского оппозиционного блока и других оппортунистических элементов в партии. Выступив против ленинского курса на строительство социализма, они пытались создать в стране свое подполье, которое рассчитывали использовать для свержения Советского правительства и развязывания гражданской войны в случае начала новой антисоветской вооруженной интервенции. Главарь антиленинских элементов в партии Троцкий открыто заявил в 1927 г., что оппозиционеры будут продолжать бороться за изменение политики партии и состава ее руководящих органов даже после нападения на СССР иностранных империалистов. Оппозиция явно делала ставку на войну против СССР как средство достижения своих антиленинских целей. Действия ее подпольных организаций все более приобретали явно антисоветский характер. На эти действия возлагали все большие надежды откровенные враги Советской власти, в том числе различные круги антисоветской русской эмиграции.

    Монархистские и белогвардейские элементы за рубежом концентрировались вокруг двух основных зарубежных центров и разделялись на «николаевцев» и «кирилловцев». Первую группировку возглавлял бывший великий князь Николай Николаевич, проживавший в Париже, вторую — бывший великий князь Кирилл Владимирович и его брат Андрей Владимирович, имевшие свою резиденцию на юге Франции, на Ривьере. Вокруг каждого из этих «претендентов на российский престол» объединялись бывшие властители Российской империи: монархистские политические деятели, главным образом бывшие генералы — организаторы проигранной гражданской войны, продолжающие мечтать о реставрации монархии. Особенно опасными были «николаевцы», в числе которых находился известный своими зверствами в годы гражданской войны генерал А. П. Кутепов. Он возглавлял белоэмигрантскую организацию — «Российский общевоинский союз» («РОВС»), — образованную еще в 1923 г. Врангелем. Белоэмигрантские монархистские группы устраивали диверсии против Советского Союза, направляли туда группы террористов и диверсантов.

    Усилили антисоветскую деятельность также кадеты и бывшие владельцы русских промышленных предприятий, их зарубежные организации и агентура на советских заводах и фабриках. Потеряв надежду на возвращение бывшим собственникам «их» предприятий, они предприняли отчаянную попытку сорвать социалистическую реконструкцию народного хозяйства в СССР. Белоэмигрантский «Торгпром» теперь перешел к организации активного вредительства в советской промышленности.

    Одним из инициаторов и организаторов его стал инженер П. И. Пальчинский. Этот известный «спекулятор» (так его называл В. И. Ленин) до революции был членом правления Лысьевского акционерного общества, организатором капиталистического синдиката «Продуголь» и имел тесные связи с финансово-банковскими кругами. После Февральской революции 1917 г. он стал товарищем министра торговли и промышленности в буржуазном Временном правительстве, боролся против демократических организаций и этим, по выражению В. И. Ленина, «приобрел… самую печальную и самую широкую, всероссийскую известность». В критические октябрьские дни 1917 г. Временное правительство назначило Пальчинского петроградским генерал-губернатором, и он безуспешно пытался оборонять Зимний дворец от восставших рабочих и солдат. После гражданской войны Пальчинский служил в советских хозяйственных учреждениях, оставаясь втайне врагом советского строя. В 1926 г. он возглавил подпольную группу недовольных Советской властью буржуазных специалистов («Союз инженерных организаций»), ставшую потом «Промышленной партией». Эта организация и занялась активным вредительством в советской промышленности.

    Деятель «Промпартии» профессор Московского высшего технического училища Л. К. Рамзин впоследствии показывал: «В начальное время существования (организации), совпавшее с концом восстановительного периода в народном хозяйстве… основная тактическая установка центра сводилась к максимальной охране предприятий крупных промышленников, связанных с центром…

    Начавшийся после восстановительного периода успешный ход реконструкции страны, быстро растущее укрепление ее экономического состояния и Советской власти делали совершенно безнадежными расчеты на контрреволюционный переворот внутренними силами… Поэтому центр изменил свою тактику и пришел к выводу о необходимости активного ускорения контрреволюционного переворота путем искусственного ухудшения экономической жизни Союза».

    Излагая, далее, цели «Промпартии», Рамзин подчеркивал: «Ее основной ставкой была ставка на интервенцию против Советского Союза, ибо лишь интервенция признавалась верным и быстрым способом совершения контрреволюционного переворота. Поэтому от прямого технического вредительства центр быстро пошел к «плановому» вредительству, которое сводилось к таким способам планирования отдельных отраслей народного хозяйства, которые искусственно замедляли бы темп экономического развития страны, создавали диспропорцию между отдельными участками народного хозяйства и приводили к экономическим кризисам, охватывающим уже все народное хозяйство».

    Один из активных деятелей «Промпартии», профессор И. А. Калинников, занимавший пост члена президиума Госплана СССР и председателя его промышленной секции, при обсуждении контрольных цифр пятилетки упорно отстаивал минимальные темпы развития промышленности и непрестанно выдвигал «доводы», изыскивал «причины», якобы делавшие невозможными быстрый темп развития народного хозяйства. Когда вредителям не удавалось добиться «минималистских» планов, они создавали трудности снабжения при выполнении планов, кризисы, которые лихорадили промышленность.

    Не менее активно действовали и другие враждебные социализму группы.

    Вокруг крупного экономиста профессора Н. Д. Кондратьева собралась группа буржуазных специалистов, открыто проповедующих необходимость направить Советскую страну по капиталистическому пути. В области промышленности они ориентировались на развитие частного капитала, денационализацию крупных предприятий, в области сельского хозяйства — на создание крупных единоличных кулацких хозяйств. Кондратьев утверждал, что в России якобы неизбежно, по объективным экономическим законам, должен возродиться капитализм, что советская экономика должна превратиться в капиталистическую экономику. В 1925 г., в момент оживленного обсуждения в партии и советском обществе вопроса о путях развития индустрии и сельского хозяйства страны, он писал: «Всякая попытка перешагнуть объективные границы, искусственно форсировать рост индустрии поведут неизбежно, путем ли инфляционного процесса или иным, к разрыву индустрии и сельского хозяйства и, в конечном счете, острому потрясению самой промышленности». По мнению Кондратьева, необходимо было главное внимание обратить на ускорение темпа роста сельского хозяйства, а не промышленности. При этом он предлагал сделать ставку на рост экономически «наиболее сильных», то есть кулацких, хозяйств.

    Бывший эсер (в 1917–1918 гг.), товарищ министра продовольствия буржуазного Временного правительства, член подпольного контрреволюционного «Союза возрождения России» в 1919–1920 гг. Н. Д. Кондратьев и его единомышленники занимали ответственные посты в Наркомземе, Наркомфине, ЦСУ, Госплане, в научных учреждениях. Имея возможность влиять на работу советских хозяйственных учреждений, они тормозили мероприятия по плановому регулированию промышленности и сельского хозяйства, по созданию совхозов и колхозов; противодействовали осуществлению классовой линии в налоговой политике.

    Впоследствии Кондратьев говорил: Когда я увидел социалистическое наступление, я сделал вывод, что я обязан противодействовать новому порядку… Начавшаяся с легальной оппозиции, борьба привела меня постепенно… к преступной борьбе — установкам вредительского характера, вплоть до признания необходимости использования интервенции… Моя идеология отвечала интересам лишь определенной, наиболее буржуазной и даже определенно кулацкой части деревни и интересам буржуазной реставрации вообще.

    Другой профессор, А. В. Чаянов, подвизался в области сельскохозяйственной экономики и тоже имел свою «школу» — группу антисоветски настроенных специалистов и ученых. В советских условиях Чаянов возродил неонародническую теорию. В 1920 г. он изложил ее основные положения в форме утопического повествования, опубликовав под псевдонимом Иван Кремнев книгу «Путешествие моего брата Алексея в страну крестьянской утопии». Эта книга дала возможность автору нарисовать картину будущего «идеального», по его мнению, общественного строя. Герой книги, участник советского социалистического строительства Алексей Кремнев, уснув будто бы в 1921 г., просыпается в Москве 1984 г. Принимаемый за гостя из США, он знакомится со страной…

    Как объясняют ему, здесь с 1934 г. на смену диктатуре пролетариата в результате поражения большевиков пришла к власти крестьянская партия, получившая на съезде Советов большинство голосов. Крестьянская партия и установила идеальный, национально-русский «крестьянский строй», который существует уже 50 лет.

    В центре Москвы, на месте, где раньше находилась гостиница «Метрополь», автор помещает воображаемый сквер, а в нем гигантскую колонну, составленную из пушечных жерл, украшенных барельефом. На вершине колонны — три бронзовые фигуры, обращенные друг к другу спиной и дружески взявшиеся за руки, — памятник деятелям великой революции. Это, оказывается, фигуры Ленина, Керенского и Милюкова. На барельефе изображены еще фигуры Рыкова, Коновалова, Прокоповича. Так Чаянов уравнивает политически непримиримых антиподов, опошляя историю.

    Основой хозяйства «страны крестьянской утопии», апостолом которой выступил Чаянов, является (и остается навсегда) мелкое трудовое индивидуальное крестьянское хозяйство. Из повествования видно, что крестьянские наделы были крохотными, 3–4 десятины на двор. Одновременно существовали и крупные частновладельческие крестьянские хозяйства.

    Чаянов воспевает ручной труд крестьянина — мелкого производителя, движимого собственническими побуждениями.

    Так как основой хозяйственной жизни в «стране крестьянской утопии» является индивидуальное частное земледелие, то промышленности в ней и рабочему классу отводится подчиненная роль; они призваны обслуживать сельское хозяйство, крестьянина. Существует и частная инициатива капиталистического типа.

    Итак, «страна крестьянской утопии» оказывается кулацкой страной, в которой существуют капиталистические порядки. Неонародническая теория Чаянова, ее антикоммунистическая, антирабочая направленность отражала кулацкую идеологию и, несомненно, служила теоретической основой кулацкой контрреволюции в Советской стране. Книга Чаянова была как бы кулацким манифестом, кулацкой политической платформой, прикрываемой мелкобуржуазной фразой о «трудовом крестьянстве».

    Но вскоре Чаянов перешел на позиции кондратьевщины — откровенно кулацкой, буржуазной теории, без прикрас проповедующей возврат к капитализму. Выступая против коллективизации, Чаянов защищал теперь не мелкое «трудовое» хозяйство. Он считал, что оптимальным, наиболее рентабельным является индивидуальное сельское хозяйство размером: для многополья — 200–250 десятин, для удобряемого поля — 500–800 десятин, а для залежного поля — 1800–2000 десятин, то есть откровенно кулацкое хозяйство.

    Объединенная группа Кондратьева — Чаянова образовала в течение 1926–1929 гг. антисоветскую подпольную «Трудовую крестьянскую партию», которая вела вредительскую работу в советских хозяйственных и плановых учреждениях и пыталась наладить антисоветскую деятельность среди крестьян, натравливая их против коллективизации. В партию входили эсерствующие интеллигенты и кулаки.

    Глубокий кризис переживали и остатки меньшевистских групп.

    В 1924 г. ЦК РСДРП (меньшевиков) опубликовал за границей «Платформу РСДРП», в которой сформулировал свои программные и тактические установки в связи с нэпом. Отрицая возможность социалистического строительства в СССР, меньшевики вновь предлагали рабочему классу принять политику соглашения с другими классами и партиями для создания в стране «последовательного демократического государственного строя». Они требовали вернуть большинство предприятий бывшим собственникам, уничтожить монополию внешней торговли, с заменой ее государственным регулированием и системой таможенных пошлин. В сущности, это была программа реставрации капиталистического строя в стране, но программа не предусматривала насильственного свержения Советской власти. Меньшевики, как они говорили, намеревались «безболезненно» добиться своих целей; они полагали, что восстановление капитализма «неизбежно» должно последовать в результате «углубления нэпа».

    Но жизнь опрокинула меньшевистские надежды и их рецепты устройства экономики и политики страны. Развитие СССР пошло по социалистическому пути. И меньшевики осознали приближающееся полное крушение своих надежд. Все чаще среди меньшевистских «активистов» раздавались призывы перейти к активной борьбе против большевиков. Член ЦК РСДРП (м) Бронштейн в «Социалистическом вестнике» заявил, что «Платформа РСДРП» 1924 г., основанная на идее «соглашения с большевистским правительством» при условии его уступок («углубления нэпа»), ушла теперь в «невозвратное прошлое». «Политические и экономические требования, — писал он, — должны быть не платформой соглашения, а платформой народной борьбы». Почти то же твердил и другой меньшевистский лидер, Абрамович. Он указывал, что Советская власть не пойдет па «добровольную самоликвидацию», что «гораздо более вероятной перспективой является перспектива… всенародного восстания против Советской власти», то есть предлагал сделать ставку на насильственное свержение Советской власти.

    В 1928 г. группа старых меньшевиков из остатков прежних развалившихся меньшевистских ячеек образовала в Москве подпольную организацию «Союзное бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)», которая вступила в связь с заграничным эмигрантским меньшевистским центром (группой Дана — Абрамовича — Бронштейна) и приступила к активной антисоветской деятельности.

    Члены руководства «Союзного бюро» занимали ответственные посты в советских учреждениях. Так, В. Г. Громан состоял членом президиума Госплана СССР. Старый меньшевик, он в начале нэпа, в 1922 г., заявил о выходе из меньшевистской партии. Когда же Советское государство перешло в наступление на капиталистические элементы города и деревни, он вернулся в меньшевистскую партию. XV съезд Коммунистической партии, — показал Громан, — принимает решение о решительном социалистическом наступлении, о приступе к социалистическому преобразованию всех отношений в стране, о социалистическом переустройстве деревни. Все наше мировоззрение… противилось восприятию этого лозунга… Начались выступления по конъюнктуре, по контрольным цифрам, где всяческими доводами и правдами и неправдами (мы) пытались доказать невозможность осуществления этого плана. А когда все-таки он был принят, то ставилась уже задача помешать этому осуществлению.

    Заметной фигурой среди участников организации был литератор-экономист Н. Н. Суханов, подвизавшийся в революционном движении России с 1905 г. Сперва он был эсером, затем (до 1920 г.) состоял в разных меньшевистских группах. Его специальностью была разработка теоретических вопросов экономики сельского хозяйства. При этом он пытался примирить народническое и марксистское учения.

    Еще до революции 1917 г. Суханов утверждал, что капитализму не удалось проникнуть в сельское хозяйство и что оно навсегда останется мелкособственническим. Эти неправильные взгляды, противоречащие ходу исторического развития сельского хозяйства, отрицавшие наличие классовой борьбы в деревне, были опровергнуты В. И. Лениным еще до революции. Владимир Ильич неоднократно критиковал путаные теории Суханова. И несмотря на это, последний и в 1924 и в 1928 гг. повторял их, поддерживая позиции группы Кондратьева — Чаянова, выступая против политики наступления на капиталистические элементы.

    Постоянно перебегавший в поисках «верного революционного пути» из одной политической группировки в другую, Суханов признавался: «К концу 1928 года я был готов уже в моей панике вступить в союз с меньшевиками, с эсерами, с кулаками, с самим чертом… Я принял меньшевистскую тактику, я бежал в их стан для того, чтобы их способами столкнуть диктатуру пролетариата».

    В руководящую группу «Союзного бюро» входили также старые меньшевики В. В. Шер — член правления Госбанка и А. М. Гинзбург, занимавший пост консультанта ВСНХ.

    «Союзное бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)» вело вредительскую деятельность в хозяйственных учреждениях Советского государства, перейдя на буржуазно-кулацкие позиции «Промпартин» и «Трудовой крестьянской партии».

    «Промпартия», «Трудовая крестьянская партия», «Союзное бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)» действовали начиная с 1926 г. вплоть до 1930–1931 гг., когда были раскрыты и ликвидированы органами государственной безопасности.

    Вновь стали поднимать голову и буржуазно-националистические элементы.

    В июне 1926 г. в Киеве состоялось тайное совещание небольшой группы националистических деятелей. Они основали подпольный антисоветский «Союз освобождения (вызволения) Украины» («СВУ») и поставили его целью добиваться отделения Украины от СССР и образования украинского буржуазного государства. В сущности, эта организация намеревалась продолжать деятельность потерпевшей крах петлюровщины.

    Руководители «СВУ» — вице-президент Украинской Академии наук С. А. Ефремов и А. В. Никовский — еще до революции 1917 г. участвовали в украинском националистическом движении и были учредителями организации «Братства украинской государственности». После революции это «Братство» переименовалось в «Союз украинских автономистов-федералистов», а затем и в «Украинскую партию социалистов-федералистов». В годы гражданской войны социалисты-федералисты активно участвовали в петлюровщине. Ефремов был членом правительства Украинской Центральной рады — секретарем по национальным делам, а Никовский в 1920 г. — членом петлюровского правительства «УHP» — министром иностранных дел.

    Крах петлюровщины был одновременно и крахом украинской партии социалистов-федералистов. Ефремов, оставшийся после этого в Киеве, в заявлении на имя украинского СНК выразил свою лояльность и попросил разрешения работать в советских научных учреждениях. Ему разрешили, и вскоре Ефремов стал вице-президентом Украинской Академии наук. Никовский же бежал за границу и пребывал там в стане петлюровской эмиграции. Через некоторое время, по ходатайству Ефремова, Никовскому разрешили вернуться на родину и работать в Украинской Академии наук. Несмотря на такое благожелательное отношение советских органов, Ефремов и Никовский остались врагами Советского государства.

    В числе руководителей «СВУ» был В. М. Чеховский, занимавший в конце 1918 г. пост председателя кабинета министров при петлюровской Директории. Украинская партия социалистов-революционеров, к которой принадлежал Чеховский, в 1920 г., после поражения петлюровщины, торжественно заявила о своем лояльном отношении к Советской власти, и Чеховский затем работал в советских учреждениях. В 1926 г. он вновь вернулся к антисоветской деятельности в организациях «СВУ».

    «СВУ» развертывал работу главным образом на идеологическом фронте. Ефремов, Никовский, Чеховский и вовлеченные ими в «СВУ» другие лица образовали несколько подпольных кружков «СВУ» в научных и культурных учреждениях Украины.

    Большое значение руководители «СВУ» придавали вовлечению в свои организации представителей украинского православного духовенства. Они рассматривали украинскую автокефальную церковь как удобную форму для проведения антисоветской идеологической обработки населения. В составе «СВУ» были видные представители автокефальной церкви.

    «СВУ» пытался создать «Союзы украинской молодежи» («СУМ») — фашистского типа подпольные группы, в которые вовлекались исключительно сыновья бывших помещиков, представителей реакционного духовенства и кулачества. Здесь готовились кадры для предстоящего вооруженного восстания.

    Организации «СВУ» приступили к агитации и в селах, настраивая крестьян против хозяйственно-политических мероприятий Советского правительства.

    Подрывная деятельность организации «СВУ» была пресечена чекистскими органами в конце 1929 г. На суде глава «СВУ» С. Ефремов говорил: «Тяжко подводить итоги. Это значит признать в полной степени свое политическое банкротство…Люди, которые могут так ошибаться, должны сойти с политической арены раз и навсегда, в области политики они покончили самоубийством». А другой деятель «СВУ», А. Никовский, заявил: «Путь Советской власти — это единственно правильный путь государственного и культурного возрождения украинского народа»[26].

    В среднеазиатских Советских республиках также пытались активизироваться буржуазно-националистические элементы.

    Известный уже нам по преступной деятельности в «Комитете национального объединения», амнистированный Советской властью Мунавар Кары Абдурашитов в 1926 г. вновь создал в Ташкенте из остатков прежних националистических групп антисоветскую организацию под названием «Милли Истяклял». Эта организация поддерживала связи с бежавшими за границу главарями тюркской контрреволюции Мустафой Чокаевым, Ахмедом Заки Валидовым и с английской разведкой.

    Члены «Милли Истяклял», используя советские мероприятия по коренизации государственного аппарата в Узбекистане, стремились проникнуть в советские учреждения и вести там подрывную работу, особенно в идеологической области. Они пытались также организовать «пассивное сопротивление» народных масс советским мероприятиям. В дальнейшем, по указанию главарей тюркской контрреволюции из-за границы, члены «Милли Истяклял» стали агитировать за переход к активному вредительству, включая уничтожение посевов хлопка.

    В среднеазиатских Советских республиках успешно проводились хозяйственно-политические мероприятия по ограничению, вытеснению и ликвидации феодально-байских элементов. Изымались излишки земли у баев; она распределялась среди безземельных. Землю получили более 123 тысяч бедняков и середняков. В 1928 г. в Казахстане у баев был конфискован скот и инвентарь. Созревали условия для начала массовой коллективизации.

    Феодально-байские элементы, пользуясь поддержкой зарубежных империалистических кругов, белой эмиграции, реакционного духовенства, развернули в это время борьбу против строительства социализма.

    На территории соседних капиталистических государств, где скрывались бежавшие вожаки басмачества, формировались отряды для борьбы с Советской властью. Басмачи делали попытки вторжения на советскую землю. Банда, нацеленная на Таджикистан, возглавлялась Ибрагим-беком, а на Туркменистан — Джунаид-ханом. Все эти попытки басмачей кончались провалом. Местное население не поддерживало их. В 1931 г. на советскую землю в последний раз вторглись басмачи под командованием Ибрагим-бека, и это вторжение потерпело крушение. Ибрагим-бек понес заслуженное наказание.

    Деятельность возродившихся подпольных групп буржуазных националистов в рассматриваемый период времени смыкалась с деятельностью других буржуазных и кулацких групп во всей стране и преследовала те же цели — сорвать социалистическое наступление на капиталистические элементы города и деревни. Буржуазные националисты выступали под флагом «защитников национальных интересов», а фактически вновь пытались бороться за сохранение старых, изживших себя феодальных и капиталистических порядков, которым теперь приходил конец.

    Все отмеченные социальные и политические события в стране оказывали большое влияние на работу советских учреждений но борьбе с контрреволюцией. Органы государственной безопасности, все правоохранительные учреждения страны стояли на защите Советского государства. 14 декабря 1927 г. в ознаменование 10-летия годовщины ВЧК — ОГПУ ЦИК СССР наградил Объединенное Государственное Политическое управление при СНК СССР орденом Красного Знамени. Одновременно этой же награды были удостоены 34 ответственных работника ОГПУ, а вскоре еще 31 чекист. В числе награжденных были В. Л. Аванесов, Г. И. Благонравов, Т. Д. Дерибас, М. С. Кедров, Н. П. Комаров, М. Я. Лацис, С. С. Лобов, Я. X. Петерс, М. А. Трилиссер, Л. Д. Буль, С. Г. Гендин, В. М. Горожанин, 3. Б. Кацнельсон, Ф. Т. Фомин и другие. Опираясь на активную помощь трудящихся города и деревни, им удалось ликвидировать созданные подпольные организации внутри страны, расстроить происки зарубежных контрреволюционных групп и империалистических разведок. Попытки сорвать социалистическое наступление провалились. Вот некоторые эпизоды этой борьбы.

    >

    2. Фабриканты антисоветских фальшивок

    В 1923–1927 гг. страны капиталистического мира были наводнены антисоветскими фальшивками. «Документы о подрывной деятельности» Советского правительства и Коммунистического Интернационала должны были «свидетельствовать» о том, что коммунисты и Советское правительство руководят «заговорами» в капиталистических странах.

    В 1924 г. произошел скандальный случай использования таких фальшивок в Англии. В октябре лейбористское правительство назначило выборы в парламент. Во время избирательной кампании соперничающая с лейбористами консервативная партия опубликовала сенсационное «Письмо Коминтерна от 15 сентября 1924 г.», в котором «Коминтерн» будто бы предлагал Центральному Комитету Британской Коммунистической партии готовиться к вооруженному восстанию в Англии, создавать «ячейки во всех войсковых частях… и на военных складах».

    Шумно оглашенное в печати сенсационное «Письмо Коминтерна» сыграло свою роль в избирательной кампании. Оно «доказывало ошибочность» политики лейбористов, установивших дипломатические отношения с Советским правительством. Поднятая шумная кампания напугала английского обывателя, и консерваторам удалось получить на выборах большинство голосов, свалить лейбористов и прийти к власти.

    Советское правительство категорически опровергло так называемое «Письмо Коминтерна» и ноту английского правительства по этому поводу; указало, что фальшивки, которыми пользовались в капиталистических странах против СССР, — дело рук белоэмигрантов и иностранных разведок, заинтересованных в срыве мирного сосуществования между СССР и капиталистическими государствами; потребовало расследования обстоятельств происхождения фальшивого «документа» третейским судом. Но английское правительство, пришедшее к власти при помощи этого «документа», отказалось от расследования и передачи вопроса на разрешение третейского суда. В дальнейших же отношениях с СССР консерваторы постоянно ссылались на эту фальшивку как на «подлинный документ».

    Все это вынудило советскую контрразведку пристально следить за деятельностью белоэмигрантских групп за границей и разведчиков капиталистических стран. Вскоре чекисты выявили за границей ряд «контор» по фабрикации антисоветских документов.

    Одной из таких «контор» в Берлине ведал белоэмигрант Г. И. Зиверт, бывший офицер 12-й русской армии, перешедший на сторону немцев во время их наступления в 1918 г. Зиверт работал под руководством заведующего «отделом русской агентуры» германской разведывательной службы доктора Рота. Он был весьма ловким разведчиком, его называли «гением политической проституции». Разведывательную «контору» он скрывал под названием «Дейче ост прессбюро» и официально рекламировал, что ее задачей является «изучение и систематизация материалов мировой политики». Впрочем, Зиверт был связан не только с немецкой, но и с другими разведками.

    Подручный Зиверта белоэмигрант Александр Гаврилов занимался фабрикацией антисоветских «документов» в Вене. Однажды он явился в одну из венских типографий и, назвавшись «представителем советского посольства», заказал изготовить большое количество чистых бланков советских учреждений и Коминтерна по представленным им образцам. Гаврилов уплатил авансом некоторую сумму, а затем по изготовлении бланков получил их. Не дождавшись полной оплаты заказа Гавриловым, администрация типографии представила счет за изготовленные бланки… советскому посольству. Так была раскрыта афера.

    Венская полиция по требованию советского посольства произвела расследование и обнаружила шайку изготовителей антисоветских политических фальшивок, в которую входили русские белоэмигранты Александр Гаврилов, Алексей Якубович и другие. Гаврилов был арестован. Даже буржуазная печать отмечала, что бланки заготовлялись для фальшивок, которые в то время публиковались во многих странах капиталистического мира. И все же авантюристы ускользнули от ответственности. Гаврилов вскоре был освобожден и бежал к своему шефу Зиверту в Берлин. Алексей Якубович продолжал грязную «работу» в Вене.

    В том же Берлине действовала и разведывательная контора русского белоэмигранта Владимира Орлова. Это был сильный конкурент Зиверта. В свое время он служил царским следователем по особо важным делам, в годы гражданской войны подвизался во врангелевской контрразведке и был весьма опытным шпионом. В отличие от Зиверта, Владимир Орлов обслуживал главным образом английскую разведку и поддерживал связи с известным «асом среди шпионов» Сиднеем Рейли. В «конторе» Орлова работали русские белоэмигранты — сын бывшего царского сенатора Алексей Бельгардт, белогвардейские офицеры Жемчужников, Гуманский.

    В январе 1923 г. в Берлине открыл «контору» под названием «Руссина» и белоэмигрант Сергей Дружиловский. В кадетской газете «Руль» он поместил такое объявление: «Русское информационное агентство «Руссина» принимает заказы на сведения о деятельности Коминтерна в мировом масштабе. Корреспонденции и сведения о положении дел в России. Требуются корреспонденты. Вознаграждение по соглашению. Прием от 5.30 до 7.30 вечером. Директор С. М. Дружиловский, секретарь Д. Типп».

    С. М. Дружиловский — сын полицейского исправника, подпоручик царской армии — был авантюристом по натуре. В 1918 г. за какую-то темную уголовную проделку он был арестован ЧК и отсидел 6 месяцев в тюрьме. В 1919 г. он бежал из Советской России. При переходе границы финские пограничники задержали его. Тогда он выдал себя за «политического беженца», «участника заговора Локкарта», горящего желанием «отомстить большевикам». Его освободили, и он поехал в Ревель, где генерал Юденич собирал белогвардейское воинство для похода на Петроград. В Ревеле Дружиловский продал в белоэмигрантскую газету свои рассказы «об ужасах в застенках ЧК» и устроился в контрразведку Юденича. После разгрома Юденича он занялся «литературной деятельностью». Вместе с агентом польской разведки Ляхницким на польские средства в 1920 г. он организовал издание «Экстренного бюллетеня местных и иностранных телеграфных сообщений», потом «Вечерней почты», выходивших на русском языке. В этих изданиях Дружиловский помещал клеветнические измышления о жизни в Советской стране. Когда «издания» прогорели, шефы из польской разведки направили Дружиловского в Ригу, но здесь он проворовался, растратив деньги, полученные на разведывательную работу. Его вызвали в Польшу, арестовали, а затем выслали в Данциг (тогда вольный город). Теперь Дружиловский «переориентировался» и стал работать на германскую разведку. После этого при покровительстве своих новых шефов — Зиверта и доктора Рота — он открыл в Берлине «контору Руссина». Впрочем, польская разведывательная служба не оставила его в покое, и он продолжал «работать» и на нее. Вообще в Берлине Дружиловский вращался в кругу шпионов и разведчиков всех мастей и был в курсе дел белоэмигрантских групп.

    В 1924 г. польские шефы предложили Дружиловскому добыть «советский документ, затрагивающий интересы Америки».

    Дружиловский рассказал о задании поляков немецким разведчикам, и Зиверт помог ему выполнить «заказ»: он связал его с Александром Гавриловым, имевшим «венский опыт» изготовления антисоветских фальшивок. За 50 марок Гаврилов продал Дружиловскому несколько чистых бланков, оставшихся у него из венских запасов, и научил его, как нужно делать фальшивки.

    Первым «документом», изготовленным Дружиловским, была «Инструкция по подготовке выборов в Исполком Профинтерна». Эта «инструкция» была адресована «Исполнительному Комитету Северо-Американских Соединенных Штатов». «Документ» был изготовлен на бланке с эмблемой СССР, полученном от Гаврилова, и содержал «директивы», данные будто бы Коминтерном Коммунистической партии США в лице ее руководителя «Рудберга», по вопросам выборов в Исполком Профинтерна.

    Польским шефам, которым Дружиловский представил свою «работу», «документ» понравился, и они предложили отнести его в американское консульство и передать там некоему П. А. Гамму (русскому по национальности). Когда последний осмотрел «документ», он велел Дружиловскому отдать его корреспонденту американской газеты «Чикаго трибюн» Солдесу.

    Солдес сразу же обнаружил в «документе» ошибку: в нем руководителем Коммунистической партии США был назван «Рудберг», в то время как действительная фамилия одного из руководящих деятелей партии в Америке Ч. Э. Рутенберг. Дружиловский, поддерживая свой престиж, стал утверждать, что фамилия этого руководителя двойная — «Рудберг-Рутенберг». Тогда корреспондент предложил представить еще один документ, в котором была бы обозначена фамилия «Рудберг-Рутенберг».

    Дружиловский заметался. Как изготовить еще один «документ»? И он вспомнил, что как-то один из его «друзей», белоэмигрант Бенстед (бывший чиновник русского министерства иностранных дел), работавший в польской и немецкой разведках, рассказывал ему, что имеет бланк берлинского представительства газеты «Известия». Дружиловский бросился к Бенстеду и выпросил этот бланк.

    В руках авантюриста бланк берлинского представительства газеты «Известия» превратился в бланк «замаскированного берлинского представительства Коминтерна» — «Отдела Исполкома Коминтерна». На этом бланке Дружиловский составил «Письмо в Америку», в котором сообщалось, что «Рудберг-Рутенбергу» от Коминтерна переведены деньги через «Нью-Йорк сити банк».

    Теперь корреспондент Солдес был удовлетворен и заплатил Дружиловскому за фальшивки 50 долларов.

    Изготовив копии этих же «документов», Дружиловский продал их еще и… майору Лорану из французской разведки (он был связан и с этой разведкой).

    Фальшивки были опубликованы 15 февраля 1925 г. в американских газетах «Чикаго трибюн» и «Нью-Йорк тайме».

    После этих первых «опытов» Дружиловский поставил работу «конторы Руссина» на более высокий уровень. Теперь он приобрел уже целую сотню бланков «Исполкома Коминтерна», заказав их в типографии по составленному им образцу. Он пригласил в «контору» опытного помощника — подделывателя документов Алексея Бельгардта, нанял машинистку-секретаря.

    По заказу польской разведки Дружиловский изготовил два фальшивых «Письма Коминтерна». В одном из них — «Секретной инструкции Исполкома Коминтерна» — предлагалось «Полпредству Коминтерна в Польше», изобретенному Дружиловским, активно выступить против правительства в день конституции (3 мая). В другом была «Инструкция Коминтерна», как проникать коммунистам в. важнейшие учреждения, особенно в военные.

    Для Франции по заказу майора Лорана «контора» Дружиловского изготовила «Директивное письмо Московской ЧК» какому-то таинственному «Подотделу во Франции» об организации «перманентных общественных конвульсий и дезавуации популярных государственных деятелей».

    Самым крупным делом «конторы Руссина» было изготовление фальшивок для болгарского посла. От Зиверта глава «Руссины» узнал, что болгарский посол в Берлине нуждается в его «услугах». Дружиловский явился в посольство, произвел хорошее впечатление на болгарского посла и получил заказ. Срочно нужны были «документы», которые могли бы оправдать кровавый террор фашистских правительственных органов Болгарии против коммунистов и одновременно служить основанием для требования перед странами-победителями в империалистической войне 1914–1918 гг. об увеличении болгарской армии.

    Вначале болгарский посол дал заказ сфабриковать «Письмо Коминтерна» к Коммунистической партии Болгарии об усилении партийной работы. Дружиловский выполнил этот заказ и получил в болгарском посольстве 100 марок. При этом в ведомости на получение денег он должен был подписаться фамилией «Шидловский», который будто бы получил деньги «за исследовательскую работу по заданию болгарского посольства».

    Затем болгарский посол заказал Дружиловскому второй «документ». Его содержание он лично продиктовал. В «документе» сообщалось из Москвы о переводе Коминтерном 10 тысяч долларов на расходы по усилению подпольной коммунистической деятельности в болгарских военных частях. И этот «документ» «контора» Дружиловского сфабриковала.

    Но самым важным был третий заказ, на котором Дружиловский «заработал» 500 марок. Вот как выглядела фальшивка, продиктованная болгарским послом, после ее изготовления в «конторе Руссина»:

    Совершенно секретно. После выполнения уничтожить.

    Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

    ИККИ, Центральная секция отдела внешних сношений

    № 2960

    Москва

    Настоящим согласно постановлению балканской коммунистической федерации при ИККИ от 12 марта с. г. сообщаем, что сейчас же после получения сего должны войти в связь непосредственно с тов. председателем контроля нашей секции при македонском «оуена оюка тауеб», сообщив, что вышеупомянутым постановлением балканская коммунистическая федерация утвердила постановление македонского «оуена оюка тауеб», относительно приведения в исполнение приговора над Русиновым и Гаржичем, и соглашается предоставить приведение в исполнение постановления тт. Матко и Кашемирову, как испытанным работникам в оперативно-террористическом отделе.

    Кроме того, согласно тому же постановлению мы должны посвятить всех находящихся в нашем непосредственном распоряжении товарищей из контроля балканского центра в следующее:

    1. С 15 апреля с. г. все работники контроля балканского центра объявляются мобилизованными.

    2. Те из них, которые организованы в тройках, пятерках и десятках, должны к 12 часам дня 15 апреля с. г. сообщить товарищам, находящимся под их руководством, по списку о мобилизации и передать им приказ о распределении работ, предвиденных в инструкции ИККИ от 10 мая 1924 года за № 47001.

    3. Заведующие распределительными оружейными пунктами должны к 1 часу дня 15 апреля с. г. подготовить выдачу амуниции в необходимом для каждого района количестве согласно требованиям руководителей района.

    4. Оружие выдается ночью с 15 на 16 апреля и должно храниться у каждого десятника под его личной ответственностью, и т. д. и т. п.

    Эти распоряжения нужно немедленно сообщить непосредственно местам, пользуясь кодом АЛЗ, предписывая после изучения уничтожить.

    По постановлению исполкома Коминтерна генеральный секретарь отдела внешних сношений

    А. Дорот».

    На этом документе сделана следующая надпись: «Тов. Зотову.

    Немедленно сообщите тов. Янчеву о приговоре, переведите инструкцию на код АЛЗ в нужном количестве отд. секр. экспорта.

    Сохранить в личном моем архиве.

    С. Бужанский 19. III 925 Вх. № 346/а 1925 Отд. общ. КОНТ. Отдел внешних сношений».

    Эта чудовищная фальшивка обошла всю европейскую и американскую прессу как «подлинный документ»; она рассматривалась в международных органах Антанты, послужила «основанием» для жесточайшего террора в Болгарии против коммунистов, якобы готовивших 16 апреля 1925 г. «вооруженное выступление».

    Советская контрразведка не могла оставаться безучастной в этой обстановке. Тогда-то и было установлено, что «болгарские фальшивки» были изготовлены в «конторе» Дружиловского. Необходимо было принять меры к разоблачению аферы, приведшей к кровавым последствиям.

    24 апреля 1925 г. центральный орган Коммунистической партии Германии «Роте фане» выступил с кратким, но очень емким по содержанию сообщением: «Аферист Дружиловский и его провокации!!! В Болгарии льется кровь!» Редакция объявила, что она располагает неопровержимыми данными, разоблачающими чудовищную провокацию против болгарских коммунистов. «Письмо Коминтерна» Болгарской коммунистической партии, которое рассматривалось Советом послов держав-победительниц, является фальшивкой, изготовленной в Берлине аферистом Дружиловским по заказу официальных лиц, представляющих в Германии болгарское правительство.

    Болгарский посол поспешил с опровержением, но оно выглядело беспомощным. Немецкая и польская разведка, принимавшие участие в афере Дружиловского, заметались. Разоблаченный Дружиловский представлял для них большую опасность, такую же опасность он представлял для правящих кругов Болгарии. Болгарский премьер-министр — кровавый диктатор Цанков, использовавший заведомо фальшивые «документы» Дружиловского, дал задание своим разведчикам ликвидировать Дружиловского, как опасного свидетеля.

    Немецкая и польская разведки упрятали Дружиловского в тюрьму. Когда же шум прошел, его освободили, обязав покинуть Германию. Аферист пробрался в Гамбург, а оттуда в Эстонию. Там его задержали за нелегальный переход границы. В конце концов эстонские разведчики завербовали его и перебросили для работы в Ригу. Его «похождения» продолжались и в Риге, пока он не попал в поле зрения советской контрразведки. Решено было перебросить Дружиловского на советскую сторону, где и предать суду за все его преступления.

    Советским разведчикам в Риге Воробьеву (Сумарокову) и Дальнему (Башкирцеву) удалось убедить Дружиловского, что ему будет полезно связаться с советской контрразведкой. Дружиловский, над которым висела угроза «неприятностей» от польской, немецкой и болгарской разведок, в конце концов решил попытаться связаться с советской контрразведкой. Не малую роль в этом его решении сыграли корыстные побуждения — он теперь надеялся «заработать» на сообщениях для советской контрразведки.

    В одном из сообщений разведчик Воробьев писал в Москву: «За все время нам еще не приходилось иметь дела с такой законченной в своей гнусности продажной личностью, воображающей себя политической фигурой. Если бы Вы только знали, как нам невероятно трудно выслушивать, да еще одобрительно, рассказы этого негодяя о его прежних заслугах. Цинизм неисповедимый. Например, в отношении Болгарии он выразился так: «От моей работы тамошние красные захлебнулись в собственной крови». И тут же начинает рассуждать (правда, еще не очень уверенно) о том, как должны обрадоваться в Кремле, если он предложит ему свои услуги. В общем, нет меры подлости, применимой к этому, с позволения сказать, человеку».

    Наконец операция перехода Дружиловского на советскую территорию была подготовлена. 28 июня 1926 г. он вместе с Дальним (Башкирцевым) перешел границу из Латвии в СССР. Дружиловский хотел лично «продать» советской контрразведке свои «сведения». Его встретил заместитель начальника КРО ОГПУ С. В. Пузицкий. Преступная карьера Дружиловского закончилась. Он должен был рассказывать теперь следственным органам о своих «похождениях».

    Дружиловский изготовил так много антисоветских фальшивок, что уже и сам не помнил всех их. Во время расследования пришлось предъявить ему сборник фальшивых документов, собранный и изданный Наркоматом иностранных дел СССР. Осматривая множество «документов» сборника, Дружиловский опознавал среди них изготовленные им фальшивки и писал на таких «документах»: «Этот документ — моей фабрикации», а иногда добавлял — «такого-то периода».

    С 8 по 13 июля 1927 г. Военная коллегия Верховного суда СССР рассматривала дело Дружиловского.

    Председательствующий на суде обратился к подсудимому:

    — Вам предъявлены два обвинения. Первое обвинение заключается в том, что после окончания гражданской войны вы, состоя на службе во 2-м отделе польского генштаба, участвовали в шпионской работе против СССР до 1926 г. По этому пункту вы признаете себя виновным?

    — Да, признаю, — ответил он.

    — Второе обвинение заключается в том, что в 1924–1926 гг. вы по заданиям разведывательных органов иностранных государств составляли подложные документы, исходящие якобы от Советского правительства и от Коминтерна, которые могли быть и были использованы для враждебных действий против СССР. В этом вы признаете себя виновным?

    — Да, признаю.

    В качестве свидетеля на суде был допрошен один из руководителей Коммунистической партии Болгарии — Васил Коларов. Он рассказал, что фальшивки Дружиловского (как и фальшивки, изготовленные в Вене Алексеем Якубовичем) были использованы правительством диктатора Цанкова для развертывания жесточайшего террора против прогрессивных сил страны. Палачи Цанкова за короткое время без суда и следствия убили несколько тысяч человек, «подозреваемых в подготовке восстания». На основании этих фальшивок, предъявленных на конференции послов Антанты в Париже, конференция в апреле 1925 г. разрешила правительству Болгарии увеличить армию на 10 тысяч человек для подавления «волнений и бунтов».

    Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Дружиловского к расстрелу.

    * * *

    Дело Дружиловского пролило свет и на тайну происхождения известного «Письма Коминтерна», использованного консерваторами в Англии во время избирательной кампании 1924 г.

    Органы ОГПУ еще в 1925 г. получили сообщение Н. Н. Крошко (Кейта) о том, что это «Письмо» было изготовлено берлинской «конторой» белоэмигранта В. Орлова. Последний сам рассказывал, что в фабрикации «Письма Коминтерна» участвовали белоэмигранты Бельгардт, Жемчужников и Гуманский, а «завершающей инстанцией» в «работе» был Сидней Рейли.

    Советское правительство отмечало эти факты в переписке и в отношениях с английским правительством[27], но английские официальные лица долгие годы скрывали действительное происхождение «Письма Коминтерна». Между тем даже в буржуазной печати публиковались материалы о подложности этого «документа». Английская газета «Манчестер Гардиан» в номере от 23 мая 1927 г. с достаточной прозрачностью указывала, что «Письмо Коминтерна», подобно другим антисоветским фальшивкам, было сфабриковано в Берлине. Жена русского белоэмигранта Бельгардта Ирина Бельгардт опубликовала воспоминания, в которых подтверждала, что «Письмо» создавалось с участием ее мужа. Буржуазная печать приходила к выводу, что фальшивку изготовила русская белоэмигрантская группа, находящаяся под покровительством польской разведки в Берлине, а затем передала английской разведке.

    Сын Локкарта прямо указал, что «Письмо Коминтерна» было изготовлено по инициативе Сиднея Рейли. Он сфабриковал этот «документ» с помощью русских белоэмигрантов в Берлине (В. Орлова и других). Автор подчеркивает, что Рейли не скрывал от друзей своей причастности к подделке «Письма Коминтерна». Напротив, по признанию майора Элли, указание на такую причастность было ему «приятно».

    8 февраля 1968 г. в английской газете «Санди таймс» на первой полосе появилась статья, в которой редакция сообщала о новой возможности найти ключ «к одной из наиболее зловещих политических загадок Британии в нашем веке» — тайне происхождения «Письма Коминтерна», сыгравшего такую большую роль в Англии.

    Научный сотрудник юридического факультета Гарвардского университета Уильям Батлер неожиданно нашел в подвалах университета оригинал «Письма Коминтерна» — четыре страницы русского текста, заснятые на фотографических пластинках, и еще две страницы какого-то другого документа, явно поддельного. Исследования Батлера, опубликованные в «Бюллетене Гарвардской библиотеки», привели его к заключению, что «Письмо Коминтерна» — подделка.

    Редакция «Санди таймс» воспроизвела на своих страницах русский оригинал «Письма Коминтерна», найденный Батлером, и высказала предположение, что, если кто-либо опознает почерк, которым написано «Письмо», то это, возможно, поможет выяснить, почему фальшивка была принята за подлинное «Письмо Коминтерна» и использована в предвыборной кампании 1924 г. против «красной опасности». Редакция предложила всем читателям помочь в решении этой исторической загадки.

    Статья газеты «Санди таймс» вызвала интерес английской общественности. Некий Майкл Кетти, историк, представил в редакцию образец почерка Сиднея Рейли, взятый из книги «Приключения Сиднея Рейли», отредактированной женой шпиона и опубликованной в 1931 г., и сообщил, что ему бросилось в глаза сходство между почерком Сиднея Рейли и оригиналом русского текста «Письма Коминтерна».

    Тогда редакция «Санди таймс» пригласила известного в Англии эксперта по исследованию спорных документов, члена Британской академии криминалистики Джона Коивея для экспертизы. Ему были предоставлены фотокопии несомненного письма Сиднея Рейли и полный текст оригинала «Письма Коминтерна» на фотопластинках, найденных Батлером.

    Изучив эти документы, Джон Конвей дал следующее заключение: «Я сравнил эти два текста и, исходя из характера почерков, то есть нажима, расстояния между буквами, написания букв, их размера и других характерных признаков, убедился, что они были написаны одним и тем же человеком. В особенности бросается в глаза сходство в манере написания прописного «Д» и строчного «д». Характерно также написание других букв… То, что тексты написаны на языках с различным алфавитом, несколько затрудняет сравнение, однако внешний вид и манера написания букв одинаковы. Ни один из этих признаков в отдельности не мог бы быть сочтен исчерпывающим доказательством, однако совокупность их заставляет полагать, что они характерны для почерка одного и того же человека».

    Газета «Санди таймс» отметила, что, по данным исследователя Батлера, обнаружившего в Гарвардском архиве русский текст «Письма Коминтерна», первоначально этот текст появился в Париже: английский консул Уэсткотт осенью 1924 г. писал в памятной записке, что этот документ был получен им от английского агента. По-видимому, этим агентом был Сидней Рейли.

    Таким образом, данные советской разведки о причастности Сиднея Рейли к «Письму Коминтерна», об обстоятельствах его изготовления получили дополнительное подтверждение.

    >

    3. Белый террор против СССР

    Весной и летом 1927 г. международные империалисты сколачивали блок капиталистических стран против СССР, готовили интервенцию.

    6 апреля 1927 г. вооруженный отряд полиции и солдат китайского буржуазного правительства ворвался во владения советского посольства в Пекине, занял часть его помещений и, нарушая элементарные законы международного права, подверг обыску и разграблению служебные помещения посольства и помещения большей части других домов на посольской территории. При этом китайские солдаты и полицейские задержали служащих посольства, а некоторых из них даже избили и ограбили.

    После обыска китайские власти шумно оповестили, что будто бы «благодаря покровительству советского посольства» китайские коммунисты обосновали в помещениях на советской посольской территории свои «учреждения», вели там собрания и работу по «организации восстания». Китайские власти утверждали, что они нашли при обыске документы, служащие доказательством «организации восстания», и опубликовали ряд грубо сфабрикованных фальшивок о «подрывной деятельности сотрудников советского посольства против Китая».

    12 мая 1927 г. помещения советской торговой делегации и «Аркоса» — русско-английского акционерного торгового общества, находящиеся в Лондоне на улице Мургет, № 49, были заняты большим отрядом английской полиции. Полицейские произвели во всех помещениях торговой делегации и «Аркоса» обыск и изъяли много документов и почту советского торгового агента. Они обыскали также и советских служащих. Это было грубое нарушение дипломатической неприкосновенности в отношении советской торговой делегации, пользующейся дипломатическим иммунитетом, и беспрецедентное в английской истории нападение на торговое акционерное общество, обороты которого достигали десятков миллионов фунтов стерлингов в год.

    27 мая главный статс-секретарь по иностранным делам Великобритании Остин Чемберлен в ноте на имя поверенного в делах Союза ССР объявил, что обыск в помещениях «Аркоса» и советской торговой делегации будто бы «доказал, что из дома № 49 по улице Мургет направлялись и осуществлялись как военный шпионаж, так и разрушительная деятельность на всей территории Британской империи». Такой «вывод» английское консервативное правительство сделало на основании будто бы обнаруженных при обыске «документов» и в связи с этим разорвало дипломатические отношения с СССР и предложило всем членам советской торговой делегации и всему персоналу советского посольства оставить пределы Англии. Английское правительство консерваторов подняло шумную антисоветскую кампанию.

    7 июня 1927 г. в Варшаве польским гражданином русского происхождения — белоэмигрантом Борисом Кавердой по заданию контрреволюционной группы русских белоэмигрантов был убит советский посланник в Польше П. Л. Войков.

    Это убийство явилось результатом той атмосферы политической травли Советского Союза, которая была создана деятелями антисоветского блока империалистических держав. Убийство П. Л. Войкова имело целью спровоцировать польско-советскую войну. В ноте от 7 июня Наркомата иностранных дел СССР на имя польского посланника в Москве было отмечено: «Союзное правительство ставит это неслыханное злодеяние в связь с целой серией актов, направленных к разрушению дипломатического представительства СССР за границей и создающих прямую угрозу миру. Налеты на пекинское посольство СССР, осада консульства в Шанхае, полицейское нападение на торговую делегацию в Лондоне, провокационный разрыв дипломатических отношений со стороны Англии — весь этот ряд актов развязал деятельность террористических групп реакционеров, в своей бессильной и слепой ненависти к рабочему классу хватающихся за оружие политических убийств». В ноте от 11 июня Наркомат иностранных дел СССР еще раз отметил, что убийство П. Л. Войкова явилось результатом «систематической и планомерной борьбы против Советского Союза со стороны темных сил мировой реакции и противников мира», и особенно подчеркнул «планомерно подготовленный разрыв дипломатических отношений с Союзом Советских Социалистических Республик со стороны нынешнего правительства Великобритании…».

    Этот вывод Советского правительства подтверждали и террористические акты, совершенные в те дни русскими белоэмигрантами на советской территории.

    В ночь на 3 июня 1927 г. в Москве в доме № 3/6 по Малой Лубянке, где проживали сотрудники ОГПУ, был обнаружен взрывной снаряд весом в четыре килограмма английского, как установила экспертиза, производства и зажигательные бомбы.

    7 июня (в тот самый день, когда в Варшаве убили П. Л. Войкова) был совершен террористический акт и в Ленинграде. Вечером в Центральном партийном клубе (бывшем Деловом клубе), па Мойке, 59, состоялось заседание философской секции научно-исследовательского института под председательством Б. П. Позерна. В заседании участвовали 35 преподавателей и слушателей Коммунистического университета и Института красной профессуры — членов семинара по историческому материализму. В 21 час в клуб проникли трое неизвестных. Один из них ворвался в комнату, где происходило заседание, и бросил две бомбы. Одна бомба взорвалась, произвела большие разрушения и ранила многих участников заседания. При попытке задержать преступников коммунист И. С. Ямпольский был смертельно ранен в живот.

    В ночь на 8 июня в районе Черной речки, вблизи Выборгского шоссе, пограничники заметили трех подозрительных лиц, пытавшихся перейти границу на финскую сторону. В ответ на приказание остановиться неизвестные открыли огонь, убили сторожевую собаку и все-таки бежали в Финляндию. По-видимому, это были террористы, совершившие нападение на Центральный партийный клуб.

    ОГПУ решило принять ответные меры против террористов. 10 июня 1927 г. оно опубликовало официальное сообщение о вынесении смертных приговоров 14 террористам-монархистам и 6 английским шпионам. Среди расстрелянных были: П. Д. Долгоруков — бывший князь и крупный помещик, член ЦК кадетской партии, в 1926 г. нелегально проникший из-за границы в УССР с целью создания антисоветских групп; Г. Е. Эльвенгрен — бывший штабс-ротмистр гвардейского кирасирского полка, участник многих антисоветских заговоров и террористических актов, в 1926 г. нелегально проникший на территорию СССР для продолжения террористической деятельности; И. М. Сусалин — бывший полковник врангелевской армии, участник неудавшегося покушения на жизнь советского представителя Л. Б. Красина за границей, в 1926 г. нелегально перешедший на территорию СССР с поручением бывшего великого князя Николая Николаевича организовать террористические группы; Н. А. Павлович — бывший начальник киевской боевой монархистской дружины «Двуглавый орел», в прошлом деятель деникинской контрразведки, в 1920-е годы занимавшийся контрреволюционной работой в Киеве; Б. А. Нарышкин — бывший офицер Черниговского гусарского полка, монархист — приверженец великого князя Кирилла Владимировича, шпион иностранных представительств в Москве; А. А. Никулин — бывший камергер императорского двора и член царского Государственного совета, монархист — сторонник великого князя Николая Николаевича, помогавший монархистам-террористам, прибывающим из-за границы; Е. Н. Щегловитов — сын царского генерала, монархист, занимавшийся шпионажем по заданиям иностранных разведок; В. И. Вишняков — бывший присяжный поверенный, монархист, помогавший террористам; А. Ф. Мураков — бывший крупный купец, активный монархист, финансировавший деятельность монархистских организаций на советской территории; В. И. Анненков (он же Махров, Арсеньев) — бывший офицер армии Юденича, белоэмигрант, в 1927 г. нелегально пробравшийся из Парижа на советскую территорию с заданием монархистской организации великого князя Николая Николаевича создавать террористические и диверсионные группы.

    Среди осужденных за шпионаж были английские шпионы: В. А. Евреинов — бывший царский консул и руководитель русской разведки в Персии; Н. А. Коропенко — бывший офицер и участник банд Семенова; С. Е. Мазуренко — бывший колчаковский офицер, информатор английского поверенного о морском и железнодорожном транспорте и военных перевозках в СССР; К. Н. Малевич-Малевский — бывший царский офицер; А. Е. Скальский, состоявший на службе у английской разведки и освещавший состояние военной промышленности и авиации СССР; Н. И. Лычев — бывший офицер царского департамента полиции.

    Советские органы государственной безопасности приняли меры и к поимке террористов, пытавшихся взорвать в Москве дом на Малой Лубянке и совершивших нападение на Центральный партийный клуб в Ленинграде.

    5 июля 1927 г. было опубликовано официальное сообщение ОГПУ за подписью председателя ОГПУ В. Р. Менжинского, а 6 июля — интервью заместителя председателя ОГПУ с сотрудниками газет о результатах расследования покушения на взрыв дома № 3/6 по Малой Лубянке в Москве. ОГПУ сообщило, что это покушение совершено проникшими на советскую территорию из-за границы членами монархистской организации генерала А. П. Кутепова М. В. Захарченко-Шульц (женщиной), Вознесенским и Э. О. Опперпутом-Стауницем. После провала «операции» террористы пытались бежать за кордон через западную, польскую границу. Онперпут-Стауниц был обнаружен с помощью населения в районе деревень Алтуховка, Черниково и Брюлевка Смоленской губернии. Когда его окружили, он открыл стрельбу и был во время перестрелки с чекистами убит.

    Захарченко-Шульц и Вознесенский пробирались к западной границе в другом месте. Около местечка Рудня (по дороге из Витебска на Смоленск) они остановили автомашину штаба Белорусского военного округа и, угрожая оружием, потребовали повернуть машину обратно на Витебск. Шоферы отказались, и нападавшие одного из них — Сергея Гребенюка — убили, а другого — Бориса Голенкова — ранили. Машина была выведена шоферами из строя, преступники не могли ее использовать и скрылись в лесу. Чекисты с помощью окрестных крестьян организовали погоню и вскоре обнаружили следы преступников в районе станции Дретунь. Пытаясь прорваться из оцепления, террористы очутились в расположении воинской части. Здесь их заметила жена одного из командиров; она стала звать красноармейцев, преступники открыли огонь и ранили ее. Подоспевшие красноармейцы вступили в перестрелку и убили обоих террористов.

    Само собой разумеется, ОГПУ в то время не могло огласить всех подробностей расследования по делу действующей еще против СССР кутеповской организации.

    Между тем террористическая борьба против СССР продолжалась.

    В июле 1927 г. в районе г. Острова чекисты задержали группу лиц, нелегально проникших на советскую территорию из буржуазной Латвии. Это были белоэмигранты Н. П. Строевой, В. А. Самойлов и фон Адеркасс. Их перебросили в советский тыл для исполнения террористических актов.

    21 августа 1927 г. недалеко от финской границы, у села Шуя, лесник Александр Ведешкин встретил двух подозрительных лиц. Он попытался задержать их, но выстрелом из огнестрельного оружия они убили его. На место происшествия прибыли сотрудники уголовного розыска и старший следователь Карельской АССР. На следующий день они заметили проходивших по дороге неподалеку от села Шуя двух мужчин. Это были А. Б. Болмасов и А. А. Сольский, которые тоже нелегально перешли границу, но убийства лесника не совершали. Розыски убийц лесника продолжались.

    26 августа в районе местечка Пески, в шести верстах от города Петрозаводска, на берегу Онежского озера пограничники заметили двух мужчин, которые оказали сопротивление и в перестрелке ранили трех пограничников. Один из неизвестных был убит, а второй скрылся в лесу, но вскоре, будучи окруженным, выстрелом из револьвера покончил с собой[28]. Убитых опознали. Ими оказались. А. А. Шарин и С. В. Соловьев, прибывшие нелегально из Финляндии. Это они убили лесника Ведешкина, пытавшегося их задержать.

    Показаниями задержанных террористов было выяснено: они являются членами монархистской контрреволюционной организации приверженцев бывшего великого князя Николая Николаевича, руководимой генералом Кутеповым.

    Органы советской контрразведки неустанно следили за этой организацией. Чтобы проникнуть в нее, чекисты привлекли к сотрудничеству А. А. Якушева — в прошлом бывшего видного царского чиновника и Н. М. Потапова — бывшего царского генерала. По указаниям чекистов Якушев стал «активистом» некоей монархистской московской организации, носившей для конспирации название «Трест». Действуя от имени «Треста», Якушев выезжал за границу, связывался там с белоэмигрантскими монархистскими кругами и таким путем проник к «николаевцам». Ему и Потапову удалось затем войти в личный контакт с генералом Кутеповым и даже с Николаем Николаевичем. Конечно, обо всем том, что Якушев и Потапов узнавали, они докладывали ОГПУ.

    Чекистские мероприятия в связи с этим делом проводились под общим руководством В. Р. Менжинского опытными работниками КРО ОГПУ А. X. Артузовым, Р. А. Пиляром, В. А. Стырне, полномочным представителем ОГПУ по Ленинградской губернии С. А. Мессингом и другими. На границах СССР с Польшей и Финляндией чекисты создали так называемые «окна», через которые можно было устраивать переход границы в обе стороны. Пользуясь «окпами», чекисты, действовавшие под видом членов «Треста», осуществляли контроль над переходом границы связистов кутеповской организации. «Окном» на финской границе заведовал начальник заставы Тойво Вяхя, награжденный за мужество при выполнении этой роли орденом Красного Знамени. Чекистские мероприятия позволили ОГПУ контролировать деятельность кутеповской организации и предупреждать ее террористические и иные опасные акты против СССР.

    Постоянными связистами Кутепова для контакта с «московскими монархистами» были М. В. Захарченко-Шульц, которая неоднократно появлялась в Москве вместе со своим мужем, бывшим царским поручиком, белогвардейцем Г. Н. Радкевичем-Шульцем. Связи с «Трестом» поддерживал и член кутеповской организации Э. О. Опперпут-Стауниц. Они должны были контролировать «деятельность «Треста»», но фактически сами попали под контроль чекистов.

    «Игра» продолжалась долго. В конце концов активистские элементы кутеповской организации, мечтавшие поскорее «ликвидировать Советскую власть», заподозрили, что руководитель «Треста» Якушев ведет двойную игру. В апреле 1927 г. Захарченко-Шульц и Опперпут-Стауниц бежали за границу. Там они рассказали о своих подозрениях в отношении Якушева, о том, что он тормозит активную террористическую деятельность контрреволюционной организации. И тогда генерал Кутепов распорядился резко усилить террористические акты против СССР.

    В Хельсинки стали ускоренно готовить группы террористов для засылки их в Советский Союз. Эту работу возглавил здесь «полпред Николая Николаевича» в Финляндии и одновременно резидент английской разведывательной службы «Интеллидженс сервис» белоэмигрант Н. Н. Бупаков. Террористические группы готовились также в Латвии под руководством бывшего князя Ливетта— представителя Николая Николаевича в Риге. В состав террористических групп вовлекались главным образом бывшие офицеры и молодежь из белоэмигрантской аристократической среды.

    В хельсинкскую группу террористов входили уже известные нам А. А. Сольский, А. Б. Болмасов, С. В. Соловьев, В. А. Ларионов, А. А. Шарин, Д. Мономахов, Вознесенский. В ней работали и посланная генералом Кутеповым из Парижа белоэмигрантка М. В. Захарченко-Шульц и ее муж Г. Н. Радкевич. Имея связи с финской разведывательной службой, Захарченко-Шульц добыла оружие, бомбы, яды для вооружения террористов.

    Когда все приготовления были закончены, в Финляндию самолично прибыл генерал Кутепов для «напутствия» террористов. Пойманный чекистами Болмасов рассказал на следствии, что Кутепов «наставлял» террористов, заявляя, что в СССР назревает антисоветский переворот, «почва подготовлена, ждать осталось недолго», «как только иностранцы увидят наши успехи, то, несомненно, предложения о помощи посыплются со всех сторон».

    Переброска террористической группы на советскую сторону осуществилась в конце мая 1927 г. при помощи проводников — сотрудников финляндской разведывательной службы. В группу вошли Захарченко-Шульц, Ларионов, Соловьев, Мономахов и Вознесенский. Перейдя границу, террористы разделились на две части: Ларионов, Соловьев и Мономахов направились в Ленинград; Захарченко-Шульц и Вознесенский — в Москву.

    Ленинградская группа — Ларионов, Соловьев и Мономахов — совершила 7 июня нападение на Центральный партийный клуб и бежала после этого в Финляндию[29].

    Московская группа террористов — Захарченко-Шульц, Вознесенский и присоединившийся к ним Опперпут-Стауниц, также вернувшийся в Москву, — пытались взорвать дом, в котором жили чекисты.

    Перешел из Финляндии в Советскую страну и Радкевич — муж убитой Захарченко-Шульц. Он намеревался отомстить чекистам. 6 июня вечером он бросил бомбу в бюро пропусков ОГПУ, а после взрыва бежал, но был настигнут в районе г. Подольска (близ Москвы) и покончил жизнь самоубийством.

    В августе удалось ликвидировать и группу террористов в составе Болмасова, Сольского, Шарина и Соловьева, переброшенную из Финляндии. Последние два, оказавшие сопротивление при задержании, были убиты.

    Пойманные чекистами члены кутеповской организации представляли собой колоритную группу: А. А. Сольский был воспитанником и племянником бывшего царского сенатора Гебнера, внучатым племянником бывшего председателя царского Государственного совета Сольского; А. Б. Болмасов — сыном царского генерала артиллерии, сам служил офицером артиллерии; Н. П. Строевой — бывшим мичманом царского флота, эмигрантом, бежавшим от революции за границу, активным монархистом и агентом разведывательной службы латвийского генерального штаба; В. А. Самойлов происходил из крестьян-кулаков Псковской губернии, служил в белых армиях в чине фельдфебеля, являлся активным деятелем монархистского белоэмигрантского «союза молодежи» в Риге и агентом латвийской разведки; фон Адеркасс, молодой человек из прибалтийских дворян, был сыном царского земского начальника.

    Эти лица предстали перед судом Военной коллегии Верховного суда СССР. Суд рассмотрел их дело в Ленинграде в открытых судебных заседаниях с 20 по 23 сентября 1927 г. Подсудимые сознались в тяжких преступлениях против советского народа и рассказали о многих подробностях деятельности кутеповской организации. Суд приговорил их к заслуженному строгому наказанию.

    >

    4. Шахтинское дело

    15 декабря 1923 г. жена главного инженера Кадиевского рудоуправления в Донбассе Гулякова, порвавшая отношения с мужем, явилась в ГПУ и сообщила, что ее муж занимается экономическим шпионажем. Она рассказала, что по поручению Гулякова несколько раз ездила в Харьков к представителю польского консульства Ружицкому, передавала ему сведения о состоянии угольных шахт Кадиевского рудоуправления и получала от него крупные суммы денег, которые распределялись затем среди работников рудоуправления.

    Экономический отдел ГПУ УССР произвел расследование заявления Гуляковой и вскоре выявил группу инженерно-технических работников Кадиевского рудоуправления, занимавшихся экономическим шпионажем и вредительством. Выяснилось, что в 1919 г., после разгрома деникинцев, члены правления Днепровского южно-русского металлургического общества, в состав которого входили и Кадиевские угольные рудники, бежали в Польшу. Покидая пределы России, правленцы (директор правления Макомацкий) поручили некоторым своим доверенным старослужащим, оставшимся на месте, сохранить в целости предприятия и информировать их о положении дел. Из-за границы правленцы организовали связь со своей агентурой и, в частности, использовали для этого аппарат польского консульства в Харькове, куда коммерческим советником был назначен один из бывших совладельцев Ка-диевских рудников Ружицкий. Этот-то Ружицкий, известный уже нам по делу о вредительской группе на Днепровском металлургическом заводе, руководил шпионской работой главного инженера Кадиевского рудоуправления Гулякова и расплачивался с ним от имени бывших хозяев. В течение 1921–1923 гг. Гуляков передавал Ружицкому сведения о техническом и хозяйственном состоянии шахт и выполнял его вредительские задания, пользуясь услугами нескольких вовлеченных им в «работу» инженеров и техников (Балтайтиса, Манукьяна, Годзевича, Овсяного, Вейцмана), с которыми делился хозяйскими подачками. Гуляков и его сообщники, выполняя задания Ружицкого, создавали видимость работы шахт, но фактически старались не истощать ценные участки разработок, сохранять в исправности оборудование рудников до «скорого» возвращения бывших шахтовладельцев. Они стремились не вывозить угольных запасов, не производили в достаточной степени подготовительные работы к выемке угля. В результате их вредительства рудоуправление не выполняло план добычи угля для советской промышленности.

    Дело это рассматривалось Верховным судом УССР с 14 по 21 июля 1924 г.

    Свидетели-рабочие на суде рассказали о недобросовестном отношении Гулякова и его сообщников к своим служебным обязанностям и бездействии. Месяцами вредители не посещали мест разработки угля. В рудоуправлении добывались только худшие сорта угля, лучшие же оберегались. Заявления рабочих об этих ненормальных явлениях Гуляков оставлял без внимания.

    Верховный суд УССР приговорил Гулякова к десяти годам лишения свободы, Балтайтиса — к семи, Манукьяна — к пяти, Годзевича и Овсяного — к трем и Вейцмана — к двум годам лишения свободы.

    Дальнейшее наблюдение органов ГПУ дало возможность вскрыть вредительские группы и в других районах Донбасса. Стало известно, что и другие инженеры поддерживали конспиративные связи с бывшими шахтовладельцами, эмигрировавшими за границу, и получали от них деньги. Так, например, инженер Шахтинского района Г. А. Шадлун поддерживал отношения с бывшим директором французского акционерного общества Берестово-Богодуховского района французским капиталистом Ремо; инженер Ю. Н. Матов — с бывшим директором-распорядителем Донецко-Грушевского акционерного общества Дворжанчиком, находившимся в Польше; А. В. Детер — с белоэмигрантом, бывшим владельцем Кондратьевских рудников Фениным, в 1918–1919 гг. состоявшим членом антисоветского «донского правительства»; инженер Д. М. Сущевский — с бывшим членом правления акционерного общества по разработке угля и соли на Юге России французским капиталистом Сансе; главный механик рудоуправления В. М. Кувалдин — с бывшим капиталистом белоэмигрантом Парамоновым и т. д.

    В 1927 — начале 1928 г. чекисты арестовали группу специалистов угольной промышленности Донбасса, связанных с капиталистами-белоэмигрантами.

    В сообщении прокурора Верховного суда СССР от 12 марта 1928 г. говорилось, что работа раскрытой «контрреволюционной организации, действовавшей в течение ряда лет, выразилась в злостном саботаже и скрытой дезорганизаторской деятельности, в подрыве каменноугольного хозяйства методами нерационального строительства, ненужных затрат капитала, понижения качества продукции, повышения себестоимости, а также в прямом разрушении шахт, рудников, заводов и т. д. При этом задача злоумышленников в случае интервенции, на которую они неизменно рассчитывали, состояла в том, чтобы организовать катастрофический срыв всей промышленности, резко понизить обороноспособность страны и тем помочь интервентам одолеть сопротивление Рабоче-Крестьянской Красной Армии…»

    Согласно данным предварительного следствия, произведенного органами ОГПУ, начало вредительской деятельности контрреволюционеров в угольной промышленности Донбасса относилось к годам гражданской войны. Еще тогда капиталисты — владельцы горнопромышленных предприятий Донбасса были озабочены судьбой своих предприятий. На состоявшемся в 1920 г. в Ростове последнем съезде углепромышленников и инженеров Донбасса был разработан план действий для остающихся на занятых советскими войсками предприятиях старослужащих, верных прежним хозяевам.

    Инженер Шахтинского района Н. Н. Березовский показал: «Целая группа инженеров и техников с рудников приехала в Ростов, так как рудники были заняты красными… У техников, находящихся в Ростове, была уверенность, что Советская власть просуществует очень недолго… Все разговоры (велись в том направлении), что, в случае занятия рудников красными войсками, мы должны работать в пользу старых хозяев по сохранению рудников и оборудования в целости, чтобы их не обесценивать, чтобы при переходе рудников обратно к белым они не были взорваны или повреждены красными войсками».

    Такие настроения господствовали тогда среди бывших владельцев угольных предприятий и верных им буржуазных специалистов. Специальных вредительских организаций в тот период опи не создавали. Шахтовладельцы «подкармливали» своих агентов — бывших служащих, надеясь, что они будут охранять их хозяйские интересы. Хозяйские подачки выдавались под благовидным предлогом «пособий» и т. п., хотя фактически они были вознаграждением за выполнение заданий бывших шахтовладельцев. Каждый владелец предприятия действовал единолично, на свой страх и риск.

    Однако отдельные верные шахтовладельцам старослужащие и тогда учиняли прямые вредительские акты. Так, горный техник С. А. Бабенко по указанию инженера Н. Н. Березовского осенью 1921 г. затопил шахту бывшей Ново-Азовской компании, входящую в Донецко-Грушевское рудоуправление. Он показал: «Березовский мне тогда говорил, что это надо сделать в интересах бывших хозяев, которым нежелательно, чтобы ее эксплуатировали. Шахта эта была на ходу, эксплуатация была бы выгодной… Затопление это я произвел путем поднятия насосов». Бывший управляющий Берестово-Богодуховским рудником, работавший при Советской власти районным уполномоченным Шахтинского района, инженер Г. А. Шадлун по указанию уезжавшего за границу директора французского акционерного общества Ремо распорядился после занятия Донбасса советскими войсками затопить шахту № 14, чтобы из нее «не выбирались педра». Это указание было выполнено в декабре 1919 г. Г. А. Шадлун показал на следствии: «Перед отъездом из Харькова (в конце 1919 г.) Ремо выдал мне записку на получение из кассы денег — восьмидесяти тысяч рублей и распорядился раздать их старшим служащим Берестово-Богодуховского рудника за то, чтобы они заботились о руднике и сохраняли имущество согласно его указаний».

    Впоследствии Шадлун получал деньги от Ремо через советника польского консульства в Харькове Ружицкого и других лиц. При аресте Шадлуна в 1927 г. у него был обнаружен остаток этих денег — 93 доллара и 10 фунтов стерлингов.

    Новая экономическая политика, как казалось заинтересованным капиталистам, открыла благоприятные возможности для бывших владельцев угольных предприятий. Они решили, что имеют теперь возможность получить «свои» шахты и рудники в порядке денационализации или концессии. Как и прежде, бывшие владельцы угольных предприятий были заинтересованы в том, чтобы их шахты и рудники были «на ходу», в исправности к моменту, когда они вновь перейдут в их распоряжение. Но для достижения этих целей бывшие углепромышленники должны были теперь действовать более организованно и целеустремленно, чем раньше.

    В 1923 г. в Париже из остатков дореволюционного капиталистического объединения «Совета съездов горнопромышленников Юга России» образовалось «Объединение бывших горнопромышленников Юга России» во главе с Б. Н. Соколовым, Фениным и другими. Примерно в то же время в Польше возникло и «Польское объединение бывших директоров и владельцев горнопромышленных предприятий в Донбассе», руководимое Дворжанчиком. Эти капиталистические объединения помимо охраны за границей интересов бывших шахтовладельцев ставили своей целью добиться возвращения принадлежавших им ранее русских предприятий. Объединения и стали организованно и планомерно направлять деятельность своей агентуры на советских шахтах и рудниках для содействия осуществлению поставленных ими целей.

    Одновременно начался процесс создания вредительских групп на советских предприятиях. Если раньше связи некоторых старослужащих с бывшими хозяевами носили личный характер, то теперь эти связи становились целенаправленными отношениями между объединениями капиталистов и вредительскими организациями. Вместо индивидуальных вознаграждений, которые иногда носили характер «хозяйских подачек», «пособий», теперь финансирование вредительской работы стало носить систематический характер.

    Начиная с 1922 г. постепенно образовались вредительские группы в Донецко-Грушевском, Власовском, Несветаевском, Щербиновском, Брянцевском, Селезневском, Екатерининском, Гришинском и других рудоуправлениях. К моменту вскрытия шахтинского дела в 11 из 28 рудоуправлений Донбасса уже существовали антисоветские организации инженерно-технических работников, занимавшихся вредительской деятельностью.

    Вот некоторые факты, характеризующие процесс создания вредительских ячеек на предприятиях и источники их финансирования.

    Инженер Донецко-Грушевского рудоуправления Н. Н. Березовский показал: «Во второй половине 1922 г… инженер Шадлун однажды похвастался передо мной, говоря, что его бывшие хозяева пересылают ему деньги из-за границы. Я заинтересовался этим и выразил сожаление, что я не получаю денег от хозяев. Шадлун мне сказал, что это легко можно сделать через Горлец-кого (последний работал тогда в «Донугле». — Д. Г.). Тогда же Шадлун мне сказал, что деньги эти являются вознаграждением со стороны хозяев за сохранение в порядке отобранных у них шахт, за сокрытие от советской власти наиболее ценных месторождений с тем, чтобы наиболее важные подземные богатства к моменту падения советской власти могли быть возвращены хозяевам нетронутыми и неистощенными. Я согласился принять на себя выполнение этих заданий… После этого я получил от Горлецкого письмо с изложением директив по вредительской работе».

    Березовский вовлек в преступную деятельность несколько инженеров и техников Донецко-Грушевского рудоуправления и образовал вредительскую ячейку. О порядке ее финансирования он сообщил: «До конца 1923 г. я получал деньги от Шадлуна не только для себя, но и для распределения на периферии. Деньги я передавал Колганову, и последний мне сообщал, что распределял их между членами организации… Лично я получил в свою пользу за все время от 15 000 до 20 (300 рублей. Всего за все время через меня прошло на нужды организации около 175 000 рублей».

    В Екатерининском рудоуправлении вредительскую группу организовал инженер Д. М. Сущевский, он же и распределял деньги среди ее членов. Впоследствии деньги распределял инженер Ю. Н. Матов, работавший в правлении «Донугля». Инженер С. П. Братановский показал: «Деньги я получал от Сущевского в конвертах с надписями на машинке… По внешнему виду конверты были заграничные. Первый пакет был получен осенью 1923 г. Деньги были в новых купюрах червонного исчисления в 100 рублей каждая. Припоминаю, что всего я получил деньги четыре раза, причем два раза через Сущевского… в первый раз 200 рублей, во второй раз, кажется, 250 рублей, в третий раз через Матова… но точно сумму не помню».

    Таким же образом распределялись деньги среди участников вредительских групп и в других рудоуправлениях.

    В 1923 г. образовался «Харьковский центр» вредительских групп в угольной промышленности Донбасса, состоявший главным образом из инженерно-технических работников советского хозяйственного объединения «Донуголь». Деятели «Харьковского центра», являясь одновременно ответственными работниками «Донугля», удобно могли направлять работу советских шахт и рудников по вредительскому руслу.

    Большую роль в создании «Харьковского центра» сыграл деятель «Польского объединения бывших директоров и владельцев горнопромышленных предприятий в Донбассе» белоэмигрант Дворжанчик. Он поддерживал регулярную связь с бывшими служащими горных предприятий, перешедшими на советскую службу (Сущевским, Матовым, Детером и другими), получал от них сведения о состоянии рудников, посылал им деньги. Свою «работу» по экономическому шпионажу Дворжанчик увязывал с польскими разведывательными органами. В частности, он поддерживал отношения с коммерческим советником Польского консульства Ружицким, через которого передавал указания, а также деньги своим агентам. В последнее время Дворжанчик имел постоянного связиста в лице члена вредительской организации инженера С. 3. Будного, часто выезжавшего за границу по делам «Донугля».

    Один из руководящих деятелей «Харьковского центра» Ю. Н. Матов рассказал о таких обстоятельствах образования «центра»: «Однажды в «Донугле» ко мне подошел Сущевский и сказал, что у него есть для меня письмо от Дворжанчика, которое ему привез Будный. Я прочел это письмо, в котором Дворжанчик пишет, что предлагает мне периодически давать сведения о шахтах и принять участие в работе в Донбассе, подробности о чем мне расскажет Сущевский. Я спросил у последнего, в чем дело, и он объяснил, что у него имеется письмо от Дворжанчика и инструкция, согласно которой и предлагается проводить работу в шахтах, причем добавил, что уже образовано ядро организации, в которое вошли он (Сущевский), Будный и другие. В общем инструкция сводилась к даче сведений о шахтах информационного характера и о проведении в жизнь ряда мероприятий на шахтах, которые должны были задерживать рост добычи и чинить всякого рода расстройства нормальному развитию работы».

    Ю. Н. Матов хорошо знал об активной деятельности Дворжанчика по сбору шпионских сведений, так как и раньше передавал ему такие сведения через советника польского консульства Ружицкого. После обсуждения этого вопроса с некоторыми другими работниками «Донугля» Матов решил примкнуть к организации. На него оказало немалое влияние то обстоятельство, что «Дворжанчик предлагал довольно большое денежное вознаграждение за такую деятельность, а именно: несколько менее получаемого нами жалованья от «Донугля», причем оплата предполагалась ежемесячно».

    Ю. Н. Матов следующим образом изложил задачи, которые взял на себя «Харьковский центр»: «Информация бывших владельцев о происходившем в Донбассе, добыче, состоянии работ и перспективных планах развития рудников и шахт. Проведение вредительской работы при производстве добычи, замедление темпа нового строительства. Вредительство при импортной механизации и рационализации. Общая установка в задачах и деталях организации сводилась к общей дезорганизации каменноугольной промышленности».

    Деятель «Харьковского центра» С. Б. Братановский, работавший в «Донугле» с 1925 г., показал: «Главнейшими задачами организации были: 1) Сохранение в неприкосновенном виде более ценных недр и машин для эксплуатации в дальнейшем прежними владельцами или концессиями. 2) Доведение рудничного хозяйства до такого состояния, при котором Советское правительство было бы вынуждено сдать рудники в концессию иностранцам или вообще капитулировать перед иностранным капиталом. 3) В случае войны помогать врагам СССР расстройством тыла, прекращая добычу и разрушая или затопляя рудники Донбасса. 4) Пропаганда против Советской власти».

    Инженер А. И. Казаринов, также входивший в состав инициативной группы «Харьковского центра», конкретизировал задачи организации. «В задачи организации, — показал он, — входило, как основная цель ее, — возвращение каменноугольных рудников и горных предприятий прежним их владельцам на тех или иных основаниях, будь то аренда, будь то концессия или другое… В осуществление этой задачи прилагались усилия к тому, чтобы на рудниках накапливалось большое количество механического оборудования, но так, чтобы оно до определенного момента не могло использоваться; в первую очередь восстанавливались и переоборудовались такие шахты, восстановление которых стоило дорого, вместо того чтобы на новом месте проходить более дешевые шахты; в то время разработка новых выгодных участков тормозилась искусственно путем задержки разведок и закладки новых шахт на малоценных участках. В результате всех этих мероприятий должны были выявиться невыгодность и нерентабельность эксплуатации для «Донугля» и, как естественный выход отсюда, денационализация и сдача шахт в аренду, в концессию».

    Руководящая группа «Харьковского центра» установила регулярные сношения с белоэмигрантскими объединениями бывших шахтовладельцев и действовала по их указаниям. Достаточно сказать, что, по собственному признанию инженера С. 3. Будного, он получил нелегально и передал организации за время с 1922 по 1926 г. не менее 40 пакетов (писем) от Дворжанчика. Переписку, а также личные свидания с Дворжанчиком и другими деятелями капиталистических объединений (во время командировок за границу) имели также члены организации, ответственные работники «Донугля» — главный инженер и член правления «Донугля» Н. Н. Бояршинов и Ю. Н. Матов.

    «Харьковский центр» широко развернул работу по руководству вредительством на предприятиях Донбасса. В 1926 г. «шахтинцы» создали вредительскую группу и в Москве. В нее вошли бывший акционер — директор Ирининского каменноугольного общества, занимавший пост председателя научно-технического совета каменноугольной промышленности ВСНХ, Л. Г. Рабинович, работник плановых органов Н. И. Скорутто и другие. Группа должна была объединить вредителей из числа работников наркоматов, трестов, плановых органов, имеющих отношение к управлению угольной промышленностью. Предполагалось, что она впоследствии возьмет на себя руководство вредительской работой в угольной промышленности во всесоюзном масштабе.

    Между тем так называемая «концессионная тактика» вредительских организаций не оправдала возлагаемых на нее капиталистами надежд. Успешный ход социалистической реконструкции народного хозяйства, быстрое экономическое укрепление страны сделали совершенно безнадежными прежние расчеты бывших владельцев шахт и рудников, как и всей буржуазии в целом, на получение ими в порядке денационализации или концессии «своих» предприятий. И тогда контрреволюционные круги пришли к выводу о необходимости ускорения антисоветского переворота путем искусственного ухудшения экономической жизни страны. Теперь они все чаще стали возвращаться к идее военной интервенции со стороны капиталистических стран против СССР. В 1926–1927 гг. шахтинские вредители усилили подрывную деятельность. Участились случаи взрывов и затопления шахт. Вредители портили дорогостоящее оборудование, закупали за границей негодные машины. Чтобы вызвать недовольство рабочих Советской властью, занижали зарплату, нарушали советский Кодекс законов о труде, срывали железнодорожное строительство.

    Многие свидетели — рабочие и честные специалисты — рассказали на предварительном следствии (а затем и на суде) о вредительских актах, совершенных обвиняемыми, их антисоветском поведении и издевательском отношении к рабочим. «Нет почти ни одной области в производстве, — говорилось в обвинительном заключении, — где бы рабочие не указывали следствию на конкретные случаи вредительства и на определенных виновников его. Уличенные этими показаниями обвиняемые были вынуждены признать свою вредительскую работу».

    Десятки свидетелей характеризовали бывшего шахтовладельца и управляющего рудниками акционерного общества «Грушевский антрацит», а в 1920—23 гг. заведующего шахтой Емельяна Колодуба. Рабочий Вайлов на очной ставке с ним заявил: «Много сирот, вдов и матерей плачут от действий этого палача при царизме и при власти его соратников белогвардейцев… Пусть он скажет, как обирал рабочих и загонял их в могилу. Пусть он скажет, как нажитые эксплуатацией рабочих 30000 денег отправил в германский банк». Рабочий Федор Куропаткин рассказывал, что Колодуб до революции «всегда ходил с толстой палкой, рабочих считал за собак. Эта палка Колодуба в 1913 году ходила и по моей спине».

    Некоторые из обвиняемых «шахтинцев» во времена господства белогвардейцев в Донбассе были связаны с деникинской контрразведкой. Их разоблачили рабочие-шахтеры. Это же подтвердили и арестованные бывшие сотрудники шахтинской контрразведки. Константин Клатько показал: «Контрразведку посещали и были связаны с ней специалисты с рудника Петропавловского механик-инженер Абрам Борисович Башкин, техник Калганов Николай Ефимович и инженер Николай Николаевич Березовский. Все эти лица были связаны лично с головкой контрразведки ротмистром Прудентовым и его помощниками… Эти лица, безусловно, давали сведения о лицах, сочувствующих Советской власти… Контрразведка по этим донесениям принимала меры арестов и расстрелов рабочих. Рабочие расстреливались пачками». Бывший начальник шахтинской контрразведки ротмистр Павел Прудентов также показал: «Инженер Калганов имел тесную связь с шахтинской контрразведкой, и не один раз его экипаж останавливался у подъезда, где помещалась наша контрразведка. В свои посещения контрразведки Калганов делился с нами сведениями о настроениях рабочих в Петропавловске, указывая на тех рабочих, которые выделялись среди последних или как агитаторы, или как большевистски настроенные». Прудентов подтвердил также связи с шахтинской контрразведкой Н. Н. Березовского, Емельяна и Андрея Колодубовых.

    По окончании расследования 53 участника вредительской организации предали суду. Среди них оказались четыре бывших шахтовладельца. Основную массу обвиняемых составили старые инженеры и техники, занимавшие при капиталистах крупные посты.

    Согласно обвинительному заключению, составленному старшим помощником Прокурора РСФСР Н. В. Крыленко и Прокурором Верховного суда СССР П. А. Красиковым, привлеченные к суду обвинялись в том, что «состояли членами вредительской контрреволюционной организации, действовавшей с 1920 по 1928 г., разновременно вступив в нее и поставив своей целью подрыв советской каменноугольной промышленности в контрреволюционных целях, для достижения чего производили:

    1. Разрушение и срыв производства на местах.

    2. Срыв работы организационного центра каменноугольной промышленности Донбасса — «Донуголь».

    3. Срыв работы центральных органов, руководивших каменноугольной промышленностью.

    Для достижения этих целей означенная контрреволюционная организация не только использовала аппараты советских учреждений, противодействуя их нормальной деятельности, но и, связавшись с пребывающими за границей и на территории СССР враждебными СССР лицами, группировками и органами, выполняла их враждебные в отношении СССР задания, передавала им сведения об экономическом состоянии каменноугольной промышленности для использования этих сведений во вред СССР и получала от заграничных контрреволюционных объединений и иных органов денежные средства для продолжения и дальнейшего развития своей контрреволюционной деятельности».

    Большинство подсудимых как на предварительном, так и на судебном следствии признало свою вину. Их показания подтверждались и другими материалами расследования (технической экспертизой, свидетельскими показаниями и др.)-

    Верховный суд СССР 6 июля 1928 г. после тщательного разбирательства, продолжавшегося более полутора месяцев, приговорил: 4 подсудимых — оправдать; других 4 подсудимых — к условному наказанию; 10 подсудимых — к лишению свободы сроком от 1 до 3 лет; 21 подсудимого — к лишению свободы сроком от 4 до 8 лет; троих подсудимых (Н. И. Скорутто, А. В. Детера, Д. М. Сущевского) — к 10 годам лишения свободы; И. Н. Горлецкого, Н. Н. Березовского, Г. А. Шадлуна, А. И. Казаринова, И. Н. Бояршинова, Ю. Н. Матова, С. В. Братановского, Й. К. Кржижановского, В. Я. Юсевича, С. 3. Будного, Н. А. Бояринова — к высшей мере наказания — расстрелу. Верховный суд СССР счел нужным довести до сведения Президиума ЦИК СССР, что ряд осужденных к расстрелу признали свою вину и стремились раскрыть преступную деятельность организации; что эти лица относятся к числу высококвалифицированных технических специалистов. В связи с этим суд ходатайствовал перед Президиумом ЦИК СССР о замене высшей меры наказания в отношении Березовского, Братановского, Казаринова, Матова, Шадлуна и Бояринова другой мерой наказания. Президиум ЦИК СССР согласился с ходатайством суда и заменил указанным лицам высшую меру наказания — расстрел — 10 годами лишения свободы.

    Шахтинское дело послужило серьезным уроком для советского народа. Оно обсуждалось на апрельском (1928 г.) объединенном Пленуме ЦК и ЦКК Коммунистической партии. Пленум констатировал, что шахтинское дело «вскрыло новые формы и новые методы борьбы буржуазной контрреволюции против пролетарского государства, против социалистической индустриализации».

    На основе материалов шахтинского дела Пленум ЦК вскрыл недостатки в хозяйственной и политической работе советских и партийных организаций Донбасса и всей страны. Эти недостатки проявились в неправильном подборе хозяйственных кадров, плохой подготовке и недостаточном выпуске советских специалистов из среды трудящихся. Пленум констатировал, что в ряде мест существует слепое доверие к буржуазным специалистам; что руководящие хозяйственные кадры мало втягивают широкие рабочие массы в дело управления промышленностью. На предприятиях нарушались советские законы о труде, правила техники безопасности и не велась надлежащая борьба с этими ненормальными явлениями.

    Коммунистическая партия и Советское правительство приняли решительные меры к устранению этих недостатков. Наряду с систематическим выкорчевыванием очагов вредительства всем хозяйственным и партийным организациям было предложено принять меры к созданию благоприятных условий для работы честных и добросовестных специалистов, привлекать массы старых специалистов к активному участию в социалистическом строительстве.

    Пленум ЦК ВКП(б), состоявшийся 4—12 июля 1928 г., рассмотрел допрос об улучшении подготовки кадров специалистов. В постановлении Пленума говорилось: «Шахтинское дело подчеркнуло, что при наличии преобладающей массы добросовестно работающих специалистов до сих пор, особенно среди более привилегированных в прошлом элементов этой среды, имеются прямые проводники саботажа и вредительства социалистической индустриализации, и тем самым это дело еще острее поставило перед нами проблему подготовки новых кадров красных специалистов для промышленности и транспорта». Пленум разработал и принял решение о совершенствовании методов обучения и создании кадров советских специалистов, преданных социализму.

    >

    5. Кулацкий террор

    В течение 1922–1925 гг. кулачество, использовав возможности и условия нэпа, значительно закрепило свои позиции в советской деревне. Кулаки производили пятую часть товарного хлеба; они сосредоточили в своих руках значительную часть средств сельскохозяйственного производства (тягловую силу, инвентарь). Большинство кулаков брало в аренду землю бедняков и середняков, не имеющих средств для ее обработки, и эксплуатировало батраков. Расширяя посевы, богатея за счет эксплуатации наемного труда, кулаки держали в экономической зависимости немало бедняков и середняков. Они пытались оказывать влияние и на политическую жизнь деревни: проникали в сельские советские и кооперативные организации.

    Принятые Советским правительством меры ограничения кулацких хозяйств, а затем политика социалистического наступления вызвали яростное сопротивление. Кулаки организовали саботаж хлебозаготовок 1927–1928 гг. Обладая большими запасами хлеба, они отказывались продавать его государству по ценам, определенным Советской властью. На 1 января 1928 г. дефицит товарного хлеба составил 128 миллионов пудов. В городах появились очереди за хлебом. В тяжелом положении оказалась и деревенская беднота, которой не хватало зерна до нового урожая. Нависла угроза срыва индустриализации и всего социалистического строительства в стране. Против кулаков выступили широкие народные массы; в деревнях создавались группы активистов из бедноты, которые повели борьбу с кулачеством. Советское правительство вынуждено было принять чрезвычайные меры. Была запрещена частная торговля зерном и мукой. Кулаков, отказывающихся продавать излишки хлеба государству, привлекали к уголовной ответственности по ст. 107 Уголовного кодекса — за спекуляцию — и принудительно изымали у них обнаруженный хлеб. Таким путем у кулаков было изъято 150 миллионов пудов хлеба, часть которого поступила в распоряжение крестьянской бедноты.

    Советское правительство при поддержке бедняцко-середняцких масс приняло дальнейшие меры против кулачества. По закону о землепользовании и землеустройстве, принятому в 1928 г., срок допустимой аренды земли был сокращен, а сдача земли в аренду кулакам вовсе запрещена. При землеустройстве у кулаков изымалась часть земли, им отводились участки в более отдаленных местах. Вводились ограничения на продажу кулакам сложных сельскохозяйственных машин, отбирались тракторы. Налоги на кулаков резко увеличились. В отношении к ним применялось прогрессивно-подоходное обложение. Они лишались избирательных прав и изгонялись из руководящих органов кооперации.

    Коммунистические и советские организации вели широкую разъяснительную и пропагандистскую работу среди бедняков и середняков за переход к коллективным формам сельского хозяйства. Осенью 1929 г. в деревнях началось массовое колхозное движение, вызвавшее новый приступ сопротивления кулаков. Кулаки пытались дискредитировать самую идею колхозов, распространяли среди экономически зависимых от них крестьян провокационные слухи о неизбежной гибели Советской власти. В деревнях явно чувствовалась «работа» агентов контрреволюционных подпольных организаций. Кулаки обращались к самым острым методам борьбы. По стране прокатилась волна террористических актов, направленных против активистов бедноты и колхозного движения, работников сельских Советов, сельских корреспондентов.

    По данным судебных органов, в центральных областях РСФСР (без автономных республик) только за 9 месяцев 1929 г. кулаки организовали террористические акты против 1002 человек. Среди потерпевших было 544 служащих низовых советских органов (54,3 %); 412 общественников (41,1 %); 46 сельских корреспондентов (4,6 %). По мотивам совершения преступлений дела эти распределялись так: в связи с хлебозаготовками — 139 дел (13,9 %), в связи с другой общественной работой — 711 дел (71,3 %). За это время было совершено: поджогов—141 (14,2 %), убийств — 384 (38,7 %), ранений —70 (7,1 %) и избиений — 396 (40 %). В составе привлеченных и осужденных за кулацкий террор было 1024 кулака (31,2 %), 1896 середняков-подкулачников (57 %), 296 бедняков <9 %) и 67 служащих (2,1 %).

    В период избирательной кампании по перевыборам в сельские Советы 1928/29 г. на Северном Кавказе (по 4 округам и 5 национальным областям) зарегистрировано 136 кулацких выступлений, из которых 4 убийства, 14 покушений на убийство, 11 ранений, 38 хулиганских нападений, 19 срывов собраний, 35 поджогов.

    Конкретные эпизоды, почерпнутые из материалов судебных процессов, рисуют картину ожесточенной классовой борьбы в советской деревне.

    7 июня 1928 г. по дороге между селом Ивановское и деревней Половинкино Пермского округа Уральской области на берегу речки Чермез ударами топором в голову был убит секретарь Ивановской ячейки ВКП(б) А. М. Аликин. Это был преданный Советской власти работник, умевший защищать интересы бедноты и правильно направлять деятельность сельских организаций. Помимо основной работы, он являлся корреспондентом пермской газеты «Страда».

    Незадолго до своей гибели А. М. Аликин опубликовал в газете обзор, в котором показал, что в районе допускается недообложение кулацких хозяйств. Он привел примеры из своего села, указал на кулаков: Трофима Иванцева, бывшего торговца, имевшего в хозяйстве двух постоянных батраков и платящего налог всего 25 рублей в год; Александра Иванцева, также торговца, имеющего постоянных батраков, платящего 59 рублей налога в год; кулака Григория Некрасова, имевшего три мельницы, нанимающего на время уборки урожая до сорока работников, но платящего налога всего 500 рублей в год…

    Разоблаченные кулаки люто возненавидели А. М. Аликина. Григорий Некрасов сказал, что не пожалеет и тысячу рублей, чтобы «уничтожить этого гада».

    8 день убийства к Трофиму Иванцеву пришли Александр Иван-цев и Григорий Некрасов. За выпивкой они рассуждали о том, что «Советская власть их давит», и обвинили во всем Аликина: по его настоянию их обложили крупными налогами, а у Некрасова по суду отобрали две мельницы. И они решили убить Аликина. Воспользовавшись тем, что секретарь коммунистической ячейки, как они узнали, должен был из села Ивановское пойти в деревню Половинкино, Григорий Некрасов и Трофим Иванцев, захватив топор, огородами пошли на дорогу, по которой он должен был проходить. Там они и убили А. М. Аликина.

    Свидетели изобличали убийц, так как, случайно проходя по дороге, видели их в том месте, где произошло убийство.

    20 августа 1928 г. Уральский областной суд приговорил Г. А. Некрасова и Т. Н. Иванцева к высшей мере наказания — расстрелу, а их соучастника Александра Иванцева — к 7 годам лишения свободы.

    7 ноября 1928 г. вечером выстрелом из огнестрельного оружия через окно был ранен председатель недавно организованного колхоза в деревне Починок-Крутый, бывшего Кологривского уезда Костромской губернии, Кузьма Манин.

    Покушение на жизнь активиста колхозного движения совершили Василий и Григорий Белых и Петр Парфенов, которые на протяжении ряда лет безнаказанно эксплуатировали и терроризировали бедноту и пытались сорвать мероприятия по социалистическому переустройству деревни. Василий Белых владел маслобойным заводом и эксплуатировал даже детей на своем предприятии; не брезгал он и мошенническим обирательством крестьян. Такими же способами наживался и Петр Парфенов, также владевший маслобойным заводом. Третий участник покушения, Григорий Белых, обогащался за счет постоянных хищений леса; продавал лес крестьянам на избы, бани, распиливал доски и торговал ими.

    Спаивая и подкупая деревенских советских работников, эти кулаки долгое время не подвергались никаким ограничениям и по официальным данным сельского Совета числились «трудовыми» крестьянами. Они пользовались и избирательными правами. Односельчане не решались ссориться с ними. Василий Белых неоднократно избивал бедняков. Григорий Белых брал на себя роль «вышибалы» и выгонял с собрания бедняков, когда они пытались критиковать богатеев.

    События 1927–1928 гг. резко обострили обстановку в этой глухой деревне. Бедняк-активист Кузьма Манин энергично стал работать над созданием колхоза, в который записалась группа бедняков и середняков. Манин стал и сельским корреспондентом газеты «Крестьянская правда». По его газетным заметкам кулаки Белых были лишены избирательных прав.

    Василий Белых грозил:

    — Всех колхозников перебьем, а первого — Кузьму Манина! Григорий Белых вторил:

    — Сто рублей и корову в сто тридцать рублей дам тому, кто убьет Кузьму. Колхозу все равно жить не дадим!

    А Петр Парфенов собирал у себя кулаков и обсуждал с ними, как помешать организации колхоза.

    29 марта 1929 г. Костромской губернский суд, признав виновными в убийстве Манина кулаков Василия и Григория Белых, а также Петра Парфенова, приговорил их к высшей мере наказания — расстрелу.

    19 декабря 1928 г. вечером на улице села Красная Дубровка Пензенского округа ударами топора в голову убили председателя сельского Совета Якова Кузьмича Синева.

    Следственные органы вскоре обнаружили убийц, которыми оказались самые богатые люди села — Иван Николаевич и Михаил Петрович Неволины. У Ивана Неволина при обыске был обнаружен топор, которым убили Синева, и полушубок с замытыми следами крови.

    Иван Неволин владел богатствами, нажитыми его покойным отцом: многими постройками, двухконной молотилкой, мельницей, просорушкой, маслобойкой, имел пять коров, несколько лошадей. Мельница и другие предприятия давали ему возможность ссужать бедноте хлеб за отработку и под проценты. Михаил Неволин также владел маслобойкой и половиной мельницы.

    Эти кулаки имели повсюду «своих людей» и оказывали влияние на все деревенские дела. Иван Неволин со всего своего имущества в 1927 г. платил всего 150 рублей налога в год!

    Когда осенью 1927 г. председателем сельского Совета избрали Я. К. Синева, влиянию Неволиных в селе пришел конец. Весною 1928 г. Синев потребовал сдачи хлебных излишков с хозяйства Ивана Неволина и вынудил его вывезти на ссыпной пункт 1,5 тонны хлеба. А во время нового обложения вместо прошлогодних 150 рублей у того потребовали около тысячи рублей. Значительно увеличили и обложение хозяйства Михаила Неволина. Они уплатили новый налог, но ненависть к честному советскому работнику росла. Иван Неволин, встретив жену Синева, заявил ей:

    — Либо мне, либо твоему мужу, а в тюрьме сидеть… 19 декабря Иван и Михаил Неволины покончили с Синевым. Они сознались в убийстве. Пензенский окружной суд 24 марта 1929 г. приговорил кулаков к высшей мере наказания.

    15 марта 1929 г. в селе Изюль, Тулупского округа, выстрелом из огнестрельного оружия был убит председатель сельского Совета кандидат в члены ВКП(б) Федосий Иванович Суранов, проводивший в это время собрание бедноты по вопросу о налоговом обложении зажиточных крестьян.

    Ф. И. Суранов пользовался большим уважением и доверием бедняков села и четвертый год подряд, несмотря на молодость, избирался председателем сельского Совета. Он был организатором комсомольской ячейки и вел непримиримую борьбу с кулачеством. По его инициативе был предпринят обмер земли в селе и выявлена утайка кулаками большого количества земли, скрытого от обложения.

    Непосредственными исполнителями террористического акта против Ф. И. Суранова оказались известные в селе пьяницы и самогонщики Николай Середа, Николай Одинцов и Иннокентий Серышев. Признав свое участие в убийстве, они показали, что действовали по наущению кулаков Антона Петрусева и Осипа Соболева. Антон Петрусев, кулак, укрывавший излишки хлеба от сдачи государству, действительно, еще в январе на собрании угрожал Суранову расправой.

    Тулупский окружной суд 31 марта 1929 г. приговорил участников убийства и их вдохновителей к строгому наказанию.

    В сентябре 1928 г. более сотни бедняков и середняков села Удельные Уты Вьюнической волости Брянского округа решили организовать колхоз. Когда они закончили предварительную работу, в село прибыл землемер, который должен был обмерить и определить границы колхозной земли.

    И тогда, 1 ноября, в селе разыгрались события…

    С утра толпа женщин и детей, вооружившись палками, ухватами, кольями, кочергами, запрудила улицу.

    Слышались выкрики:

    — Бей колхозников и землемера!

    Одна часть толпы разбросала костер, на котором колхозники клеймили землеустроительные столбы, другая опрокинула подводу, на которой перевозили заготовленные клейменные столбы, и порубила их, третья группа женщин бросилась к землемеру, окружила его. С трудом землемеру удалось вырваться и убежать. Толпа сорвала выдел земли колхозу.

    Инициатива враждебной антиколхозной демонстрации принадлежала местным кулакам. Они давно уже вели агитацию против колхозного движения, говорили крестьянам:

    — Если организуется колхоз, у нас всех отберут лучшие земли…

    — К весне придет конец Советской власти… Когда Советской власти придет конец, будет крышка не только всем коммунистам, но и всем колхозникам, всех до единого уничтожат…

    Кулаки угрожали сжечь избы тех, кто запишется в колхоз. В качестве участников демонстрации кулаки избрали наиболее темную и отсталую часть женского населения. На тайных кулацких совещаниях они говорили:

    — Надо выступить всем женщинам и детям. Которые выйдут, тем ничего не будет, все село судить не будут, если даже и убыот землемера.

    В день демонстрации агенты кулаков вызывали женщин из каждой избы на улицу:

    — Эй, бабы! Землемер идет отбирать землю. Выходите гнать землемера и колхозников!

    Зачинщиками и организаторами демонстрации были кулаки — братья Кузьма и Егор Кизиковы, владельцы паровой мельницы. В их доме происходили тайные совещания организаторов демонстрации.

    По приговору Брянского губернского суда от 13 апреля 1929 г. Кизиковы и некоторые другие зачинщики демонстрации были осуждены на 6, 8 и 10 лет лишения свободы, а несколько непосредственных участников беспорядков — женщин — были осуждены на 3 месяца принудительных работ без лишения свободы.

    Аналогичные события и акты кулацкого террора происходили и в деревнях национальных районов и республик. Здесь были лишь некоторые различия, связанные с национальными особенностями.

    26—27 июня 1928 г. в трех удмуртских деревнях — Лудорвае, Юськи и Лудзи Ижевского района Вотской области — с ведома и при участии некоторых членов сельского Совета «по решению общества» были публично выпороты розгами («вичками») крестьяне — бедняки и середняки.

    Один за другим, по очереди, полусогнувшись, подходили крестьяне и покорно принимали избиения розгами. С утра и до вечера в эти дни у школы перед сходом крестьян продолжались дикие сцены порки взрослых людей, не исключая женщин. Руководители этой экзекуции разослали сельских исполнителей по избам, чтобы заставить крестьян явиться на сход; выставили специальные дозоры у околиц, чтобы не допустить ухода крестьян из деревень; задерживали уклоняющихся от порки, волокли их «на сход», где публично пороли заранее приготовленными черемуховыми прутьями. Никто не смел сопротивляться, а кто прятался, тому отсчитывали двойную порцию розог. Многих крестьян пороли по нескольку раз: сперва якобы за изгороди, чтобы они в будущем всегда были исправны, затем за то, что добровольно на сход не явились, а потом за то, что «спорили», не желая подписывать «приговора» о «добровольной» порке.

    Каждый крестьянин, приведенный «на сход», должен был подписать этот «приговор». Так было «собрано» 176 подписей, по числу домохозяев Лудорвая, из них 111 неграмотных, за которых будто бы по их просьбе подписывался член сельского Совета Григорий Иванов.

    Вопиющее беззаконие в Лудорвае вызвало гневное возмущение общественности. Началось расследование. Лудорвайское дело оказалось кулацкой расправой над беднотой, пытавшейся бороться против кулацкого засилья в деревне.

    Зачинщиками и руководителями порки крестьян оказались лудорвайские кулаки и их ставленники в сельском Совете: Еремей Бегишев, Трофим Мемятов, Тычкин, Николай Сергеев, Матвей Ермолаев, Михайлов и другие. Из 10 привлеченных к ответственности были 4 кулака, 5 кулацких ставленников и 1 бедняк — член Юськинского сельсовета Токарев, который из страха перед кулаками также подписал «приговор» о порке. Шесть человек из десяти обвиняемых состояли членами сельского Совета.

    Подсудимые на суде пытались оправдаться ссылкой на древний удмуртский обычай о пряслах, за неисправность которых якобы и назначена была порка.

    — Озьмы гурт выраз (так велело общество), — говорили подсудимые.

    Но Вотский областной суд, разбиравший это дело, записал в своем приговоре — не «озьмы гурт выраз», а «озьмы кулак выраз» (так кулак велел).

    Выяснилось, что только у трех из всех избитых крестьян изгороди не были исправны. Так называемый «обычай» был лишь ширмой, за которой скрывалась кулацкая расправа над бедняками.

    В Лудорвае, как и до революции, в первые годы Советской власти господствовали кулаки. Около пятидесяти лет здесь не проводился передел земли, и дореволюционный, выгодный зажиточным порядок крестьянского землепользования сохранялся все время в силе. Кулаки владели большими и лучшими участками земли в деревне, всячески охраняли эти привилегии и жестоко подавляли недовольство бедноты.

    В 1918 г., при колчаковщине, лудорвайские кулаки расстреляли председателя сельского комитета бедноты и его 12-летнего сына. В 1919 г. они замучили (отрезали уши и переломали ноги), а потом расстреляли председателя сельского Совета Константина Соколова. В 1921–1922 гг., во время голода, здесь убили трех коммунистов, которые выявляли излишки хлеба и картофеля у кулаков, чтобы помочь умирающим от голода беднякам.

    Разбогатевшие за годы новой экономической политики лудорвайские кулаки закабаляли бедняков и, при попустительстве районных властей, не замечавших кулацких происков, захватили руководство во всех сельских организациях.

    В последнее время, однако, в глухую, отсталую удмуртскую деревню все чаще проникали советские идеи, и бедняки, чутко отзываясь на них, выражали недовольство кулацким верховодством. В 1924 г. бедняки потребовали передела земли. Когда в 1925 г. в деревню прибыл землемер для землеустройства, кулаки с топорами вышли на межи, сорвали его работу. Сорвали они в 1928 г. и выдел земли организованному группой бедняков «Ново-крестьянскому поселковому товариществу».

    Кулаки вели борьбу против постановления Советского правительства о самообложении крестьянских хозяйств, против классового обложения сельхозналогом (в Лудорвае бедняцко-середняцкие хозяйства были переобложены, а кулацкие — недообложены). Особенно они противодействовали хлебозаготовкам. Лудорвайская порка и возникла в связи с хлебозаготовками.

    За несколько дней до событий по инициативе учителя Шутова и деревенского активиста из бедняков Ульяна Маратканова в школе состоялось собрание бедняков. Они сошлись ночью, тайно, так как боялись, как бы кулаки не узнали, кто именно присутствовал на собрании, где обсуждался вопрос о выполнении плана хлебосдачи. Бедняки на собрании указали, у кого из кулаков имеются излишки хлеба и сколько каждый из них может сдать государству. 24 июня кулаков Бегишева, Тычкина, Мемятова. Михайлова и Сергеева обязали сдать 10 тоны хлеба государству. 26 июня они приступили к сдаче хлеба. И в тот же день началась порка бедноты. Бегишев, Тычкин, Сергеев, Мемятов и Михайлов были зачинщиками. Они руководили созванным сходом и всем происходящим на нем. Если кого-либо из бедняков били недостаточно жестоко, член сельского Совета кулак Николай Сергеев показывал личным примером, как нужно бить, а вдохновители избиения, кулаки Еремей Бегишев и Трофим Мемятов, выкрикивали:

    — Всыпь ему за обложение!

    — Не забудь за товарищество!

    — Пусть помнит, как наш хлеб заготовлять!

    Кулак Тычкин отвез на сдаточный пункт хлеб в количестве, назначенном бедняками, и на обратном пути на том же возу привез прутья для порки бедняков.

    Руководители порки послали сельских исполнителей за активистом Ульяном Мараткановым, участвовавшим ранее в собрании бедноты. Тот спрятался в крапиве. На следующий день, 27 июня, Маратканова выволокли из крапивы, жестоко выпороли «на сходе» и под угрозой вторичной порки заставили принести прутья для избиения других бедняков.

    Зачинщики порки не забыли выпороть и Алексея Соколова — сына расстрелянного кулаками в 1919 г. председателя сельского Совета.

    Активные участники порки крестьян в декабре 1928 г. были строго наказаны по приговору Вотского областного суда.

    4 июля 1929 г. в селении Милонфан Лебединской волости (неподалеку от г. Фрунзе), в Киргизии, был созван сход дехкан (крестьян) у главного арыка. Обсуждался вопрос о якобы плохом ремонте арыка. На сход были принудительно доставлены местный советский активист Боллод, член сельского Совета Метило и еще несколько бедняков. Всех приведенных тут же на сходе публично выпороли кнутом, а затем бросили в арык, наполненный водой до 1,5 метра глубины.

    Потерпевший Боллод, с трудом выбравшийся из арыка, вскоре явился в г. Фрунзе к прокурору и рассказал о происшедшем. Началось расследование, а затем состоялся суд над виновниками этого преступления.

    Судебный процесс в Главном суде Киргизии вскрыл, что зачинщиком порки являлся местный богатей Желяз Вудунян и его сообщники-кулаки, которые таким путем пытались сохранить господствующее положение в селении и дореволюционные способы эксплуатации бедняков. Желяз Вудунян до революции был управляющим, а затем и компаньоном богатого бая Сусуза Матинью, владевшего многими торговыми предприятиями в Пишпеке (ныне г. Фрунзе). После революции, лишившей Матинью и Вудуняна их владений, они занимались в Пишпеке спекуляцией, особенно расцветшей в годы нэпа. В конце концов их проделки были раскрыты, «предприятия» закрыты, и в 1928 г. Вудунян переселился в селение Милонфан. Предприимчивый делец организовал здесь сельскохозяйственную лжеартель, в которую входили его родственники и друзья, и пышно назвал ее «Красная нива». Постепенно, не занимая никаких официальных постов, будучи лишь заместителем муллы, Вудунян «завоевал» высокое положение в селении. Он даже содержал за свой счет председателя и секретаря сельского Совета. В найденных при расследовании документах были обнаружены регулярные записи Вудуняна о том, что он выплачивал «в дополнение к зарплате» этим должностным лицам «дотации», равные размерам получаемой ими зарплаты от государства. Таким образом, Вудунян получил возможность влиять и на сельский Совет.

    Советские законы уничтожили существовавшую до революции эксплуатацию бедноты богатеями, владевшими источниками искусственного орошения полей, водоснабжением. Советская власть передала это дело в ведение специальных должностных лиц. Однако местные богатеи «по обычаю» не выпускали из своих рук этого важнейшего жизненного производственного нерва местного крестьянского хозяйства. Он был для них источником наживы. В это-то дело и включился Желяз Вудунян. Опираясь на феодальный «обычай», при поддержке кулаков селения Вудунян захватил в свои руки ремонт арыков. Он по старым дореволюционным порядкам «облагал» население поборами за «уборку и ремонт арыка». Собранные деньги поступали непосредственно к нему, он нанимал рабочих, привлекал население к бесплатной работе и т. п. Никакой отчетности в израсходовании денег он не вел и основную часть средств присваивал. Кроме «налога» Вудунян брал с лиц, которые отказывались его платить, еще и «штрафы». Особенно тяжелой эксплуатации подвергались бедняки-дунгане, недавно переселившиеся в Милонфан. Советское правительство освободило их от всех налогов, а Вудунян взыскивал с них незаконные поборы.

    Весною 1929 г. бедняк-дунганин Боллод выступил против незаконных поборов на очистку арыка. Его поддержали бедняки, и было принято решение производить эти работы самим водопользователям без оплаты «сборов». Эта мера опрокидывала систему эксплуатации бедноты на водоснабжении, которая была выработана феодально-байскими элементами.

    И тогда Вудунян объявил, что те дворы, которые не уплатят установленный им «сбор», воды не получат. И эту угрозу он осуществлял. Мало того, он стал налагать и «штрафы» на тех бедняков, которые самостоятельно производили очистку арыка без оплаты «сборов». Мотивировал он наложение «штрафов» якобы некачественностью их работы. «Штрафы» начислялись от 20 до 110 рублей со двора. В первую очередь такому «штрафу» подвергли Боллода, который был инициатором нового порядка ремонта арыка.

    Наконец Вудунян и другие кулаки самовольно созвали сход, на котором и была учинена по феодально-байскому «обычаю» порка бедняков, не желавших платить незаконные поборы.

    Главный суд Киргизии, рассматривавший это дело, в приговоре отметил: «Принимая во внимание… отношение Вудуняна к населению, и в частности к бедноте, и принимая во внимание, что избиты и брошены были в арык исключительно беднота, и притом же Боллод является активным общественником, а Метило — членом сельсовета, а также принимая во внимание, что штраф был наложен исключительно на бедняков… нельзя эти действия рассматривать как общеуголовное преступление… эти действия являются террористическим актом против бедняков и дунганской общественности».

    Суд приговорил Желяза Вудуняна и его сына Нухеза Вудуняна (принимавшего активное участие в избиении бедноты) к 10 годам лишения свободы, а остальных троих сообщников Вудуняна — к 4 годам лишения свободы.

    Автору этих строк довелось лично расследовать дела о кулацком терроре против советских людей. Поэтому представляется не лишним заключить изложение этого раздела книги воспоминаниями о расследовании автором дела об убийстве Евгения Короля — секретаря сельского Совета села Головчинцы Жмеринско-го района Винницкой области, на Украине.

    Приступил я к расследованию этого дела примерно 20 июля 1928 г., когда первоначальные следственные действия были уже проведены, а труп захоронен. У работников уголовного розыска, выезжавших на место происшествия, никаких данных о виновниках убийства не было. Милиция задержала несколько парней, которые в вечер убийства поздно гуляли в селе.

    Настойчиво допрашивал я сельских парней и девушек. С трудом наконец выяснил, что позже других гулял в селе Иван Дацько. Он показал, что слышал слабый выстрел и видел проходящих мимо председателя сельсовета с Любарским.

    — Сколько вы слышали выстрелов? — допытывался я.

    — Так я ж говорю — один слабенький выстрел. А еще с вечера мы на дубках слышали ружейный выстрел, будто возле лавки кооперации. А больше выстрелов не было…

    Сторож кооперации, старый Панас, рассказывал:

    — Хто стреляв коло кооперации? Да то шуткувал наш староста. Стрелял по цели на лету. А затем с Василием Любарским они пошли в лавку и там сидели… Потом еще до них пришли учитель и Михайло Иванович… Правда, ничего плохого не скажу, и мне чарочку поднесли… Потом вышли вчетвером и пошли. Было тихо… Может, я немного заснул… только услыхал треск…

    — Кто такой Михаил Иванович?

    — Михайло Иванович Ковальчук… (Это был заместитель председателя Винницкого окружного исполнительного комитета — выдвиженец из крестьян села Головчинцы.) А староста — председатель сельсовета Григорий Ковальчук.

    Хозяйка квартиры, в которой жил Король, показывала:

    — Вечером Евгений пришел домой, постоял около ворот… Еще тогда проходили по улице наш председатель с Любарским… Потом я слышу выстрел около лавки кооперации. Евгений засмеялся и сказал, что «наверно, опять балуются возле кооперации», и пошел в хату… Скоро я заснула. В ночи проснулась, мени показалось, будто окно у нас выбито, — стукнуло… Я прислушалась… тихо. Я была одна в доме, боялась выйти на улицу и только утром узнала, что убили через окно Евгения…

    Вот она, хата, место происшествия. Вот окно, через которое убили Евгения Короля во время сна. Есть следы выстрела в окно. Но эти немые свидетели молчат.

    На следующий день по моему вызову в село прибыл судебный медик. При первом осмотре трупа не извлекли пулю, не было выяснено, каким именно оружием убит Евгений Король. Теперь пришлось вырыть труп. Судебный медик извлек застрявшую в позвонках пулю. «Очевидно, стреляли из револьвера «наган». Впрочем, на стенках пули очень резкие следы, будто она прошла через тесный канал ствола… Наверное, не фабричная, а самодельная пуля… Может пригодиться… Вот если бы найти револьвер и сравнить», — думал я.

    Вскоре я узнал, что Евгений Король был сельским корреспондентом. Надо было собрать все написанное им, с тем чтобы определить, о ком он писал, против кого направлялась его корреспонденция. Я побывал на квартире, где он жил; у его родителей, собрал все его бумаги. Затребовал корреспонденции из редакции окружной газеты «Червонный край». Заметок оказалось много. Евгений писал красными чернилами, острыми буквами. Небольшие резкие заметки критиковали деятельность сельских организаций и их руководителей.

    Но вот клеенчатая черная общая тетрадь. Без всякого заголовка Евгений написал в ней несколько страниц:

    «Всю власть в селе захватили кулаки и их прихлебатели. Беднота по старой привычке выбирает в организации села на руководящие должности людей из более богатой части населения. Кулаки, получив полномочия, на каждом шагу обманывают ту самую бедняцкую массу, которая их избрала.

    Везде: и в сельсовете, и в кооперации — руководят кулаки. Они поставили своего председателя сельсовета, которому и черт не брат, он в селе — царь, все его должны бояться!» Далее автор с горечью заметил: «Когда вы начинаете работать в общественной организации села, и вам предлагают примкнуть к их методам и практике работы, если вы, честный человек, от этого отказываетесь, верхушка начинает против вас враждебные действия: применяет клевету, стараясь снять с должности, угрожает силою убрать с дороги…»

    Что означают эти записи? О каком селе в них говорится? Горькие записи как бы обобщают отдельные заметки Евгения Короля о ненормальностях в родном селе. Как он пришел к такому обобщению? Почему пишет об угрозе, нависшей над честным человеком, несогласным с кулацкой верхушкой? Не здесь ли лежит путь к раскрытию тайны убийства Евгения Короля?

    Так создавалась следственная версия.

    Следственная версия иногда появляется как искрометная игра воображения следователя; искорка, которая как бы вырывается из цепи установленных им фактов расследования и на мгновение освещает, показывает возможный путь к установлению истины.

    Но истина — правда, освещенная со всех сторон не искоркой, а ровно горящим огоньком, он непрерывен; составляющие истину факты сплетены между собой, вытекают один из другого, ни одно звено не выпадает…

    Версия становится истиной только тогда, когда пройдет испытание проверкой, когда факты подтверждают ее с такой ясностью и определенностью, что она становится единственно возможной, истинной версией.

    Версия о классовой подоплеке убийства покоилась на интуитивном чувстве, навеянном записями Евгения Короля. Надо было еще убедиться в том, что Евгений Король дал правильную картину состояния села Головчинцы. Надо установить, кто конкретно убил Евгения. Вопросы возникали один за другим, они будили мысль, энергию…

    На следующий день я выехал в районный центр и зашел к секретарю районного комитета партии Папкову. Рассказал ему о возможной классовой подоплеке убийства, советовался с ним, каким путем можно проверить записи Евгения Короля.

    Папков быстро схватил самую сущность дела.

    — Кулацкое засилье… Кулацкая расправа с селькором…

    Не теряя времени, он организовал комиссию для обследования деятельности всех сельских организаций села Головчинцы и торопил вызванных им лиц:

    — Сегодня же, сейчас же выезжайте…

    Головчинцы — обыкновенное село, каких много на Правобережье Украины.

    До революции здесь господствовал помещик-немец Дербикандер. Он имел больше земли, чем все крестьяне села, вместе взятые. В селе было много батраков, безземельных, немного середняков и кучка зажиточных богатых крестьян, связанных с помещичьим имением.

    После революции от помещичьего имения не осталось и следа: крестьяне разобрали его «по кускам». Они поделили и землю по душам. Если до революции крестьяне владели всего 900 гектарами земли, то после раздела помещичьей земли они имели уже 2022 гектара. Батраков и безземельных вскоре не стало, село, как говорили тогда, осереднячилось.

    В первые годы революции и гражданской войны селом заправляли кулак Тимофей Свистун, лавочник Кузьма Дацюк, бывший волостной старшина Трофим Козуля. Последний организовал кулацкий отряд и захватил несколько сел в окружности. Кулаки образовали здесь так называемую «Головчинскую республику» с «президентом» Трофимом Козулей во главе. Эта «республика» пыталась вести «самостоятельную политику», отказывалась подчиняться Советской власти, выполнять продовольственную разверстку, не пропускала через «свою территорию» войска.

    Во время советско-польской войны, когда белопольские войска захватили эти места и возвратились представители помещика Дербикандера, крестьяне восстали против них. Белополяки сожгли село. Потом возвратились советские войска, вновь установилась Советская власть. Кулацкий отряд Трофима Козули выродился в бандитскую шайку, которая нападала на советские организации, а то и просто грабила проезжающих и проходящих по дороге. Вскоре банду ликвидировали, «самостийная республика» прекратила свое существование, ее «президент» бежал, а остальные участники банды после амнистии возвратились в село.

    В первые годы новой экономической политики кулаки и зажиточные середняки села, имевшие лошадей, машины, посевной материал, успешно стали заниматься хозяйством и увеличивать его доходность. Бывшие батраки и бедняки также вгрызались в хозяйство, но они не имели средств для успешного его ведения. Государство в то время не могло оказать им достаточной помощи. Многие бедняки и середняки вынуждены были идти на поклон к богатым, сдавали им землю в аренду, а то и незаконно продавали.

    Вот почему те же самые, что и прежде, Тимофей Свистун, лавочник Кузьма Дацюк и новые кулаки, народившиеся в годы нэпа, продолжали играть главную роль в селе и теперь.

    Во главе потребительской кооперации стоял Василий Любарский — представитель нового кулачества. В прошлом он состоял в банде. С жадностью захватывал он один кусок земли за другим, тайно арендовал землю бедняков и вскоре стал одним из самых богатых крестьян села. Хотя среди пайщиков кооперации было 50 процентов бедняков и только 9 процентов зажиточных крестьян, в правление бедняков не избрали. Председателем стал Василий Любарский, а его заместителем — Тимофей Свистун, который совмещал эту работу с должностью церковного старосты.

    Во главе садово-огородного товарищества воцарился кулак Аким Максимов. В сельском Совете, состоящем из двадцати двух членов, оказалось только три бедняка. Председателем сельского Совета был кулацкий подпевала Григорий Ковальчук. Таким образом, записи Евгения Короля о кулацком засилье в селе были правильны.

    Во время расследования дела в село вернулся местный молодой человек, Андрей Куценко, отбывший военную службу на территориальных сборах в районном центре. В первый же день он пришел ко мне. Смуглый, загорелый, по-военному подтянутый. Говорил волнуясь, торопливо:

    — Я хочу рассказать вам, товарищ следователь, о Жене Короле. Я его товарищ… Я знаю, кто его убил… Я уверен: его убил председатель сельсовета Ковальчук!

    Об Андрее Куценко как близком друге убитого я уже знал и ждал его возвращения в село. Но такой встречи не предвидел.

    — Спокойнее, Андрей… Расскажите не торопясь…

    Евгения Короля хорошо знали в селе. Отец его из местных бедняков, в годы гражданской войны выехал в Одессу, работал там на заводе и вернулся с семьей в село в 1921 г. Спустя пять лет семнадцатилетний Евгений начал работать в канцелярии сельсовета. В 1927 г. его послали в Винницу на курсы секретарей сельских Советов, где он познакомился с основами политики партии и советского строительства на селе. А когда, окончив курсы, вернулся в село, его избрали секретарем сельского Совета. Со всей энергией нерастраченных сил молодости, с увлечением он окунулся в общественную жизнь села, стал преданным и верным Советской власти работником.

    За восемь верст ходил он в соседнее село, чтобы присутствовать на собраниях комсомольской ячейки, подал заявление о приеме его в комсомол. Мечтал создать комсомольскую ячейку в своем селе, собирал инициативную группу молодежи. Стал сельским корреспондентом окружной газеты «Червонный край».

    Евгений видел, как далека работа сельских организаций родного села от того, чему его учили на курсах. Он горел желанием исправить недостатки.

    Началось с малого. Кооперация выдавала пайщикам в ссуду муку. Председатель кооперации Любарский требовал от бедняков, желавших получить ссуду, представления засвидетельствованных сельским Советом поручительств от состоятельных лиц. А председатель сельсовета Ковальчук приказал взыскивать за такое засвидетельствование от бедняков гербовый сбор. Напрасно Евгений возражал против этой кулацкой затеи, пытался объяснить ее незаконность, Ковальчук осадил его:

    — Ты еще молодой нас учить. Делай, как тебе говорят…

    Евгений наблюдал, как бедняки, приходившие в сельский Совет по своим делам, приносили «магарыч» председателю, как кулацкие заправилы превратили лавку кооперации в трактир. Однажды он зашел в лавку, потребовал книгу жалоб и записал в ней резко и хлестко:

    «Кооперация — не шинок!»

    В окружной газете появились его первые селькоровские заметки о жизни села Головчинцы. И хотя свои селькоровские заметки, бичующие непорядки на селе, подписывал псевдонимом Зрячий, все, против кого они были направлены, догадывались, кто их автор. Нередко для расследования селькоровских заметок наезжали в село милиционеры из района. Иногда они проводили обыски во дворах кулаков, находили хлеб, закопанный в ямах.

    Взаимоотношения между Евгением и кулацкими руководителями села все более ухудшались. Наконец после одного из инцидентов председатель сельского Совета Григорий Ковальчук ожесточенно бросил Евгению:

    — Помни, Женька! Если не ты, так твоя семья запомнит! Ты от моих рук не уйдешь!

    Это была реальная угроза. Тревожное письмо послал Евгений своему другу. А Андрей, воспользовавшись состоявшимся в территориальном полку собранием, на котором отчитывался председатель районного исполнительного комитета Александр Палыка, выступил и заявил о кулацком засилье в Головчинцах, о борьбе Евгения Короля, об угрозах Ковальчука. Палыка обещал принять меры.

    Я рассматривал теперь сохранившуюся переписку. Евгений, узнав о выступлении в полку, писал своему другу Андрею:

    «Это сделал ты, и никто другой. Честь и слава террармейцу, который так открыто и смело вскрывает недостатки советского строительства на селе. Если это сделал ты, так у меня не хватает слов для похвалы. Ты — герой в борьбе за строительство новой, социалистической жизни…»

    Андрей ответил:

    «Ты спрашиваешь, кто это выступил о состоянии нашего села? Это действительно я. Все те безобразия, о которых мы говорили с тобою, тлели внутри меня, жгли меня, и когда я высказался, то мне легче стало. Товарищи говорили, что я буду отвечать за такие слова, но я сказал: хорошо, буду отвечать!»

    Продолжая поиски материалов, я пересмотрел в районной милиции папку бумаг о преступлениях в селе Головчинцах за последние месяцы. И наткнулся на короткое заявление, написанное уже хорошо знакомым мне острым, режущим почерком:

    «Заявляю, что в случае, если меня когда бы то ни было убьют в нашем селе, то виновником моей смерти будет председатель сельсовета Григорий Ковальчук. Я мешаю ему и его компании проводить кулацкую политику в селе. Он прямо грозил убить меня, устранить со своего пути».

    Это было свидетельство самого Евгения Короля, как бы вставшего живым, чтобы изобличить своего убийцу…

    Как следователь я знал, что надо делать. Но был один пункт, который я должен был согласовать, — вопрос об ответственности должностных лиц района и округа. И я выехал в Винницу для доклада прокурору.

    Исполнявший тогда обязанности окружного прокурора Деревянко в прошлом был горняком, на лице его и шее еще сохранились следы работы в шахтах — въевшиеся в кожу осколки угля. Простой, может быть недостаточно образованный, он нутром, классовым сознанием рабочего человека разбирался в сложных вопросах, был мудр и прост в решениях. Выслушав доклад, просмотрев материалы дела, он согласился с моими предложениями и пошел вместе со мною в окружной исполнительный комитет.

    Председатель окружного исполнительного комитета Чабай внимательно выслушал мой доклад. Но когда я заявил о необходимости ареста и привлечения к ответственности не только сельских работников, но также и Михаила Ковальчука, он перебил меня:

    — Моего заместителя? Понимаете ли вы всю ответственность вашего предложения?

    — Да, понимаю, — ответил я.

    — Мы обсудим, — сказал он после некоторого раздумья.

    В тот же день меня снова вызвали к председателю окрисполкома.

    Чабай встал из-за стола и сказал:

    — Мы обсудили и согласны с вашим предложением. Мы верим вам. Помните об ответственности, которая лежит на вас и на нас! Вы должны показать, каким образом кулаки сумели пробраться к руководству советскими организациями села. Мы поможем вам. Свяжемся с Харьковом и согласуем с правительством вопрос об отстранении Ковальчука от должности… и тогда вы сможете его арестовать. Через несколько дней мы сообщим вам…

    Я возвратился в Головчинцы, полный решимости выполнить намеченный мною оперативный план следствия.

    В первый же день я арестовал председателя сельсовета Григория Ковальчука, председателя потребительского общества Василия Любарского, учителя Ивана Сороку, нескольких кулаков.

    Прошло несколько дней. Сообщений из Винницы не было. На пятый день я в сопровождении милиционеров отправился к Михаилу Ивановичу Ковальчуку.

    — А, товарищ следователь, пожалуйста, пожалуйста, садитесь, — сказал он, встретив меня, как знакомого… Но я прервал его:

    — Я буду производить у вас обыск…

    — Что? Разве вы имеете право на это? Вы, наверное, забыли, что я заместитель председателя окрисполкома? Где разрешение на обыск?

    Я присел к столу и чернильным карандашом на чистом листе бумаги написал постановление о производстве обыска у гражданина Михаила Ковальчука.

    — Вот постановление об обыске, — сказал я, вручая Ковальчуку бумагу.

    — Вы будете отвечать! — воскликнул он.

    Но я уже в присутствии понятых и милиционеров начал обыск.

    В одном из ящиков стола я нашел два заявления, подписанных группой крестьян села на имя районного исполнительного комитета. Крестьяне писали, что Михаил Ковальчук в прошлом был экономом у помещика Дербикандера, а в годы гражданской войны участвовал в кулацкой банде Трофима Козули. Что, скрываясь под личиной лояльного, старательного крестьянина, он проник на работу в сельские и волостные организации и его выдвинули на ответственный пост заместителя председателя окружного исполкома, что он поддерживает местное кулачество.

    Эти подлинные заявления крестьян, написанные ими для разоблачения Ковальчука, попали в руки самого Ковальчука. Их передал ему во время одной из совместных выпивок член президиума районного исполнительного комитета Иосиф Кершковский.

    Наблюдая за тем, как я читал найденные заявления, Михаил Ковальчук побледнел.

    — Пойдемте с нами, — сказал я ему. Теперь он уже не требовал, а только просил:

    — Не надо пешком, люди в селе увидят… Поедем, я запрягу лошадей…

    Когда Михаила Ковальчука вели в сельский Совет, все село высыпало на улицу.

    На следующий день прибыла комиссия Винницкого окружного комитета партии и исполнительного комитета. Председатель комиссии вручил мне документ — постановление Президиума Всеукраинского Центрального Исполнительного Комитета об отстранении Михаила Ковальчука от должности и предании его суду.

    Комиссия созвала сход крестьян села. Представители комиссии — опытные партийные работники — призвали бедноту к активному обсуждению деятельности сельских организаций.

    На этом сходе я увидел подлинное лицо хозяев села — бедноты, освобожденной от кулацкого засилья. Люди, которые раньше молчали, теперь горячо выступали, обличая кулаков и их покровителей. Крестьяне говорили теперь о преступлениях, о терроре кулацких заправил села. И все они отмечали, что особым цинизмом, наглостью отличался председатель сельского Совета Григорий Ковальчук, унаследовавший нравы бывших царских старост. Люто ненавидел он бедняков — членов организации незаможных селян. Когда они заходили по своим делам в сельсовет, он оскорблял, выгонял из помещения, а иных просто выталкивал в шею. Ежедневно пьяный, с ружьем ходил по саду, буйствовал, избивал людей.

    Вечером в день убийства Григорий Ковальчук вместе с Василием Любарским возле лавки кооперации забавлялись стрельбой «по шапкам», а затем выпивали в лавке, куда пришли также Михаил Ковальчук и Иван Сорока.

    А в это время Евгений Король стоял у ворот своей хаты, неподалеку от лавки кооперации, и наблюдал, как «начальство забавлялось». В одной из своих селькоровских заметок Евгений уже описывал подобные «забавы» Ковальчука и Любарского.

    Навеселе «начальники» возвращались из лавки кооперации. Их путь лежал мимо хаты, в которой жил Евгений. В его окне светил огонек. Понятно, какие ассоциации у пьяной компании вызвал этот огонек: «Опять пишет!»

    Нашлись свидетели, рассказывающие, что Григорий Ковальчук имел револьвер «наган» и сам мастерил к нему самодельные патроны. Незадолго до окончания расследования и селе, неподалеку от места, где жил Ковальчук, был найден револьвер. Согласно заключению Одесского института научно-судебной экспертизы выстрелом именно из этого револьвера был убит Евгений Король. Его убили Григорий Ковальчук и Василий Любарский.

    Вскоре я закончил расследование. Помимо непосредственных исполнителей террористического акта — Григория Ковальчука и Василия Любарского — к уголовной ответственности были привлечены должностные лица, не принявшие мер борьбы с кулацким засильем в селе, — Михаил Ковальчук, член президиума районного исполкома Иосиф Кершковский, председатель исполкома Александр Палыка, а также учитель Иван Сорока. По решению крестьян была выслана из села и группа кулаков.

    15 ноября 1928 г. выездная сессия Винницкого окружного суда под председательством И. Ф. Румянцева при участии окружного прокурора и адвокатов в железнодорожном клубе города Жмеринка начала рассмотрение дела об убийстве селькора Короля.

    Этот судебный процесс приобрел большое общественно-политическое значение.

    В течение трех недель клуб был переполнен. Организации трудящихся разных районов посылали сюда своих представителей. Прибыли многочисленные корреспонденты центральных и провинциальных газет для освещения процесса.

    Григорий Ковальчук и Василий Любарский были приговорены к высшей мере наказания — расстрелу; Михаил Ковальчук — к 3 годам, Иосиф Кершковский — к 2 годам, Иван Сорока — к 1 году лишения свободы, Александр Палыка — к общественному порицанию.

    Так в селе Головчинцах задолго до общей ликвидации в стране кулачества как класса беднота избавилась от кулацкого засилья. Активно заработали сельские советские организации, началось широкое колхозное движение. Оживленно прошли перевыборы сельского Совета. Бедняки оказали мне большую честь — избрали почетным членом сельского Совета. Новый председатель сельского Совета Андрей Куценко прислал мне книжку члена сельского Совета с надписью: «Не забувайте про нашу сельраду!» Эту серую книжечку я храню среди самых дорогих мне документов.

    >

    6. «Астраханщина»

    Обострение классовой борьбы отмечалось и в городах, хотя позиции капиталистических элементов здесь были слабее, чем в деревнях. Частники не выдерживали экономического соревнования с быстро развивающимися государственными, социалистическими предприятиями. Новая, нэповская буржуазия вытеснялась из экономики страны. Ее быстрейшей ликвидации содействовали меры советской кредитно-налоговой системы и других административных учреждений.

    Нэпманы отчаянно боролись с социалистическим наступлением. Они уклонялись от уплаты налогов, занимались различными ухищрениями, спекулировали, вступали в преступный сговор с отдельными служащими советского аппарата, разлагали и подкупали их, стремясь ослабить административные меры Советской власти. Нередко борьба нэпманов против советских мероприятий по ограничению частнокапиталистического предпринимательства приобретала политический характер.

    В конце 1928 г. в краевой печати Нижне-Волжского края («Поволжская правда») стали появляться материалы о грубых искажениях классовой линии в практике регулирования частного капитала и о фактах сращивания в Астрахани работников государственного аппарата (финансового и торгового) с нэпманами.

    Нижневолжские краевые организации, при активнейшем участии Астраханского окружного отдела ГПУ и окружной прокуратуры, приступили к ревизии деятельности финансового и торгового аппарата Астрахани. А в печать, в Рабоче-крестьянскую инспекцию и органы расследования тем временем поступало множество заявлений от отдельных рабочих и других советских граждан о преступных связях работников государственного аппарата с частниками.

    Началось расследование, которое производилось совместными усилиями ГПУ и прокуратуры. Были допрошены сотни свидетелей, проведены ревизии, хозяйственная и экономическая экспертизы деятельности финансового и торгового отделов, и в результате не только подтвердились первоначальные сведения о ненормальных явлениях в этих учреждениях, но данные расследования далеко превзошли всякие предположения о размерах преступных явлений в Астрахани.

    В обвинительном заключении дана такая общая характеристика астраханского дела: «…Тщательный анализ следственного материала и главным образом произведенных хозяйственных и экономических экспертиз о деятельности учреждений, сотрудники которых изобличены в тягчайших преступлениях, с несомненностью установил, что вместо наступления на нэпмана важнейшие органы регулирования… (в Астрахани) вели… политику создания наиболее благоприятных условий для дальнейшего… укрепления частнокапиталистического сектора в явный ущерб социалистическому сектору народного хозяйства…

    Это… привело в конечном счете к такому положению, когда в рыбной промышленности, не только основной для Астрахани, но по богатству рыбного бассейна имеющей доминирующее значение и для всего СССР, частный капитал перешел в энергичное наступление и за последние годы стабилизировал свое участие в рыбной промышленности в весьма высокой доле, почти 25 %. Накопляя капиталы, частник подвигался вперед, захватывая наиболее ценные и качественно высокие породы рыб…

    В условиях полного сползания с классовых рельс, решительного отрыва от широких рабочих масс, крепкой смычки с частником, при условии наибольшего ему благоприятствования развилась продажность…

    Частник фактически покупал планы рыбных путин; за деньги ломал классовую политику фиска… покупал все, что ему нужно было на укрепление своего экономического положения в целях борьбы с государственной промышленностью».

    И действительно, материалы дела показали, что в финансовом аппарате Астрахани в угоду нэпманам орудовали 25 советских-служащих во главе с председателем губернской налоговой комиссии А. В. Адамовым; а в торговом аппарате — 16 сотрудников, во главе с заведующим губторготделом А. В. Панковым и его заместителем В. С. Протодьяконовым.

    Обвиняемые — работники финансового отдела — в 1925–1928 гг. в интересах частного капитала сознательно искривляли классовое содержание налоговой политики Советского государства, снижали налоговое обложение крупных частных предприятий и предоставляли им незаконные отсрочки платежей. В результате этих преступных действий недопоступление в государственный бюджет налогов от частнокапиталистических предприятий выразилось в сумме 5 500 000 рублей. Кроме того, за ними образовалась недоимка налогов в сумме 4 116 000 рублей.

    Обвиняемые — работники торгового отдела Астрахани — предоставляли частным рыбопромышленникам право увеличенного сверх установленной нормы вылова и обработки рыбы-сырца, что привело к захвату частниками значительной части улова рыбы в осенние путины 1927–1928 гг. и соответственно снизило работу обобществленных предприятий. Преступные действия работников торготдела привели к дезорганизации внутреннего потребительского рынка спекулятивными ценами на рыбу частных предприятий.

    Председатель губернской налоговой комиссии А. В. Адамов и его заместитель А. А. Алексеев, заведующий губернским торговым отделом А. В. Панков и его заместитель В. С. Протодьяконов вместо выполнения лежащей на них обязанности защищать интересы обобществленного сектора народного хозяйства систематически получали взятки от частных владельцев торгово-промышленных предприятий. Взяточничество было распространено и среди финансовых инспекторов разных участков города и агентов торгового отдела. Фининспектор И. Н. Семиков, например, получил взятки деньгами и разными предметами от 30 нэпманов, с которыми ему доводилось встречаться по работе; он постоянно пьянствовал на их средства. Агент рыбо-сырьевой конвенции А. И. Авдеев получил взятки от 20 частных рыбопромышленников и торговцев.

    По астраханскому делу были привлечены 74 частных владельца торгово-промышленных предприятий. Они: 1) систематически скрывали действительные обороты своих предприятий, неправильно вели торговые книги, входили в соглашения с работниками финансового аппарата и при их содействии недоплачивали государству значительные суммы причитающихся с них налогов; 2) входили в преступные соглашения с руководителями торгового отдела (Панковым и Протодьяконовым) и другими служащими этого отдела и добивались через них: повышенных норм вылова рыбы как для всего частнокапиталистического сектора рыбной промышленности Волго-Каспийского бассейна, так и отдельных своих предприятий; возможности закупки рыбы по ценам выше конвенционных; устранения препятствий к фактическому громадному превышению нормы; возможности реализации рыбы по ценам выше рыночных, причем, обогатившись за счет социалистического сектора народного хозяйства и органов фиска, часть денег давали служащим торгового отдела.

    Следственные власти пришли к заключению, что содеянное привлеченными к ответственности лицами выходит далеко за пределы обычных общеуголовных преступлений и является контрреволюционным преступлением. «Прямая продажа интересов рабочего класса, — говорилось в обвинительном заключении, — разложение государственного аппарата, приспособление деятельности наших учреждений к интересам частнпка привели привлеченных по данному делу лиц к государственному преступлению. Размеры использования государственного аппарата и степень его разложения в этих целях, многомиллионное убытки, понесенные государством, и их последствия для всей хозяйственной и культурной жизни Астраханского округа далеко вывели данные преступные действия за пределы обычных должностных преступлений.

    В связи с этим по астраханскому делу было предано суду в общей сложности 129 человек, из них 121 обвинялись по ст. 58-7 УК РСФСР (об экономической контрреволюции), а остальные — по статьям УК о должностных преступлениях. Судебный процесс происходил в Астрахани с 29 августа по 27 октября 1929 г. под председательством председателя Нижпе-Волжского краевого суда Азеева, с участием государственных обвинителей — помощника Прокурора Верховного суда РСФСР В. И. Фридберга и краевого прокурора Берзина, общественных обвинителей и большой группы защитников.

    Государственный обвинитель В. И. Фридберг обосновывал свою точку зрения ссылками на социально-политическое содержание преступлений подсудимых. Он видел в этих преступлениях подрывную деятельность капиталистических элементов, перешедших в наступление на основные экономические позиции социализма. Когда враждебно-классовые преступления принимают такой характер, который мы имеем здесь, — говорил обвинитель, — когда большая группа людей посажена на скамью подсудимых за то, что они купили три аппарата, когда мы должны научить советский аппарат бороться с наступающим врагом, когда мы должны отучить классового врага наступать на советский аппарат, тогда мы должны, если не целиком и полностью, то частично… сказать, что расценивать вашу вину, вашу ответственность мы будем здесь не только по количеству данных рублей, не только по количеству центнеров нарушенной нормы, не только по сумме недоимки, а по вашему социальному значению в вашем классе.

    Общественный обвинитель — представитель Нижне-Волжского крайкома Коммунистической партии Филов говорил: «Непосредственным субъектом преступления, непосредственным преступником (в этом деле) является частник… Вся система его мероприятий, вся совокупность его наступательных и противозаконных действий, с последовавшими результатами подрыва, ослабления и разложения аппарата, — все это составляет экономическую контрреволюцию. Каждый советский чиновник, непосредственной своей деятельностью помогавший этому контрреволюционному наступлению, является соучастником… Действительная картина такова: наступающий классовый враг — непосредственный носитель преступления, а ему помогающий, ему продавшийся советский чиновник, вне зависимости от его роли и значения в советском аппарате, — соучастник… Подкуп имел главным образом в виду не только и не столько отдельные конкретные действия, сколько общее ослабление противодействия классовому врагу со стороны всех звеньев подкупаемого аппарата».

    Нижие-Волжский краевой суд после четырехдневного совещания признал в действиях основной массы подсудимых наличие признаков экономической контрреволюции.

    В основу обвинительного приговора по астраханскому делу суд положил классовую, политическую оценку преступных деяний подсудимых. Массовидность взяточничества и разложения служащих торгового и финансового отделов Астраханского округа под влиянием подкупа их частными владельцами торгово-промышленных предприятий, борющихся против советской политики регулирования экономической жизни страны; многомиллионные убытки, понесенные Советским государством, служили основанием для применения к подсудимым ст. 58-7 УК РСФСР об ответственности за экономическую контрреволюцию.

    Еще в первые годы Советской власти взяточничество рассматривалось как одна из форм классовой борьбы буржуазии, формой ее сопротивления мероприятиям Советской власти. Буржуазные элементы пытались разложить, подкупить служащих учреждений молодого рабоче-крестьянского государства., сделать их безвредными для себя и таким образом подорвать деятельность и законы Советской власти.

    Острие законов о борьбе с взяточничеством, острие карательной линии советских органов направлялось против представителей имущих классов, которые представляли тогда наибольшую социальную опасность. Они составляли основные кадры лиц, дающих взятки, и использовали взятку для «сохранения или приобретения привилегий, связанных с правом собственности».

    С переходом к новой экономической политике возникла опасность, что капиталистические элементы попытаются разворовать имеющиеся у государства запасы и источники продуктов, товаров и материалов, оказать вредное влияние на служащих государственного аппарата, в том числе путем вовлечения их во взяточничество.

    В. И. Ленин придавал особое значение борьбе с взяточничеством в годы нэпа. Выступая 17 октября 1921 г. на II Всероссийском съезде работников политпросветов с докладом на тему «Новая экономическая политика и задачи политпросветов», Владимир Ильич говорил: «На мой взгляд, есть три главных врага, которые стоят сейчас перед человеком, независимо от его ведомственной роли… Три главных врага, которые стоят перед ним, следующие: первый враг — коммунистическое чванство, второй — безграмотность и третий — взятка».

    Усиление разлагающего нэпмановского влияния на некоторые слои служащих государственного аппарата потребовало новых мер борьбы со взяточничеством.

    Одним из зачинателей кампании борьбы со взяточничеством был Ф. Э. Дзержинский. В воззвании к железнодорожникам от 11 сентября 1922 г. Ф. Э. Дзержинский писал: «Всем нам хорошо известно, каких размеров достигло взяточничество во всех областях хозяйственной жизни Республики… Мы должны отдавать себе отчет в том, что взятка имеет глубоко классовый характер, что она есть проявление мелкобуржуазной частнокапиталистической стихии, направленное против самых основ ныне существующего строя».

    По таким принципиальным соображениям основная масса подсудимых по астраханскому делу была осуждена по ст. 58-7 УК РСФСР.

    Суд приговорил: председателя губернской налоговой комиссии А. В. Адамова, заместителя заведующего налоговым подотделом губфинотдела А. А. Алексеева, заведующего торготделом А. В. Панкова, его заместителя В. С. Протодьяконова, члена губернской налоговой комиссии Г. А. Власова, фининспектора И. Н. Семпкова, агента рыбно-сырьевой конвенции торготдела А. И. Авдеева, частных рыбопромышленников и торговцев И. С. Солдатова, X. М. Заславского, С. Н. Кузнецова, И. Е. Калинина, Н. С. Блоха, С. А. Вишнепольского, М. В. Полевого — к расстрелу (Панкову расстрел был заменен ВЦИК 10 годами лишения свободы). К 10 годам лишения свободы приговорены 8 рыбопромышленников и 5 сотрудников финансового отдела. Оправдано 7 подсудимых, остальные приговорены к разным срокам лишения свободы и принудительных работ.

    >

    7. Дело Вели Ибраимова

    Одним из ярких дел о преступлениях буржуазных националистов является дело крымского татарского деятеля Вели Ибраимова, рассматривавшееся в 1928 г. в советском суде.

    Гражданская война в Крыму отличалась большим ожесточением. Здесь на протяжении ряда лет орудовали разномастные антисоветские элементы, борющиеся против социалистической революции рабочих и крестьян. Большую активность среди них проявляла татарская националистическая партия Милли Фирка, безуспешно пытавшаяся захватить власть, образовать буржуазно-националистическое татарское государство и отделиться от Советской России.

    В конце гражданской войны, когда советские войска изгнали белогвардейские полчища из Крыма, лидеры партии Милли Фирка решили «пересмотреть» свои антисоветские политические позиции, «примириться» с Советской властью. 25 ноября 1920 г. они обратились к Крымскому военно-революционному комитету с докладной запиской. В ней они, признав, что «Советская Россия является первым и естественным другом и союзником угнетенного мусульманства», предложили свои услуги в деле «организации экономической структуры общества в направлении перехода от капиталистического строя к коллективному на трудовых основаниях». За это они требовали: «1. Легализации Милли Фирка. 2. Передачи татарских религиозных, просветительных дел и вакуфов в ведение Милли Фирка. 3. Разрешения издания газеты «Миллет», литературных и научных журналов и книг».

    Крымский военно-революционный комитет не пошел на такое «сотрудничество» с буржуазными националистами. Их предложение являлось попыткой проникнуть в советский государственный аппарат и получить возможность легально руководить идеологической работой среди татарского населения. Не добившись своих целей легальным путем, миллифирковцы ушли в подполье.

    Одновременно миллифирковцы, скрыв свое участие в подпольной организации, стали работать в советских учреждениях Крыма. Особое внимание они уделяли учреждениям, связанным с идеологической работой. На службу в Крымский наркомат просвещения проникли крупные деятели Милли Фирка: профессор Чобан-заде, Озепбашлы, Асан-Сабри Айвазов и многие другие. Они заняли важные посты и оказывали влияние па ход идеологической работы советских учреждений. Так, например, взяв в свое ведение составление учебников для татарских школ, они протаскивали в этих учебниках националистические идеи. Буржуазно-националистическая и пантюркистская идеология пропагандировалась и в газетах, журналах, издававшихся на татарском языке («Ени-Дунья», «Иллери», «Оку-Ишляри»). В этом же духе миллифирковцы влияли и на молодежь, среди которой стали возникать националистические группы.

    В 1924 г. из документов, обнаруженных при обыске у одного из арестованных татарских контрреволюционеров, выяснилось, что в Крыму существует подпольный Центральный комитет партии Милли Фирка в составе Сеида Джелиля Усейн-оглу Хаттатова, Бекира Вагап-оглу Чобан-заде, Амета С. Абла Озенбашлы, Халиля Алямета Чапчакчи, Бекира Абдурашида Одобаша и других. Сохраняя свои прежние политические позиции (в том числе ориентацию на Турцию), эти лидеры партии надеялись в условиях новой экономической политики на перерождение Советской власти, восстановление капитализма и тайно направляли своих людей в советские учреждения.

    Помимо миллифирковцев в Крыму контрреволюционную работу вели и мусульманские клерикальные, панисламистские группы, мечтавшие о создании «великой Исламии», объединяющей все народности, исповедующие ислам.

    Упорная и почти открытая враждебная антисоветская работа татарских националистов, целый ряд недостатков в советском строительстве, факты кулацкого засилья в сельском хозяйстве Крыма вызывали обоснованные подозрения, что антисоветские элементы имеют здесь поддержку или покровительство со стороны местных должностных лиц.

    Летом 1926 г. в Главном суде Крымской АССР слушалось дело кулацких вожаков — братьев Муслюмовых, обвинявшихся в том, что, будучи в прошлом связанными с укрывавшимися в горах бандами, они в течение ряда лет терроризировали татарскую бедноту Южного берега Крыма. Преступления Муслюмовых разоблачали бедняки, и среди них — советский активист Абдураман Сейдаметов и красный партизан времен гражданской войны Ибраим Ариф Чолак. Эти свидетели, между прочим, указывали, что Муслюмовы были связаны с известной бандой Амета Хайсерова.

    Бывший штабс-капитан царской армии Хайсеров с первых дней Октября участвовал в гражданской войне на стороне контрреволюции. Сначала он действовал в составе татарских отрядов, ведущих вооруженную войну против Советов, а в 1919 г. служил во врангелевской контрразведке, где прославился жестокостью в отношении коммунистов и советских активистов. После освобождения Крыма Хайсеров образовал вооруженную банду и ушел с нею в горы, откуда совершал налеты и грабежи. В 1921 г. банда была ликвидирована, но Хайсеров и его сообщники ушли от наказания: к ним применили амнистию.

    Деятельное участие в судьбе Амета Хайсерова принял видный крымский советский работник Вели Ибраимов, в 1921 г. работавший председателем чрезвычайной тройки по борьбе с бандитизмом, потом ставший наркомом Рабоче-крестьянской инспекции, а в 1924 г. избранный на высокий пост председателя Центрального исполнительного комитета Крымской АССР. Благодаря содействию Вели Ибраимова Хайсеров был амнистирован; Ибраимов даже принял Хайсерова и его друзей на службу в отряд, состоящий при чрезвычайной тройке по борьбе с бандитизмом. Когда Вели Ибраимов вступил на пост председателя ЦИК, он назначил Хайсерова своим личным секретарем, а затем помог ему устроиться на службу в «Дом крестьянина». Между тем Хайсеров втайне продолжал заниматься преступлениями: в 1922 г., подкупленный турецкими контрабандистами, он убил ялтинского таможенного работника, спекулировал и т. п.

    Когда в 1926 г. возникло судебное дело Муслюмовых и над Хайсеровым нависла угроза разоблачения, снова вмешался Вели Ибраимов. Пользуясь своим высоким служебным положением, он предпринял ряд действий, направленных к срыву судебного процесса. Ему удалось добиться ослабления меры наказания в отношении подсудимых Муслюмовых, а главное — изъять из сферы судебного процесса материалы о причастности к этому делу Амета Хайсерова. Подобное поведение Вели Ибраимова вызвало недоумение, а у участников судебного процесса — свидетелей Сейдаметова и Чолака — возмущение. В свое время, в 1919 г., Хайсеров, работавший во врангелевской контрразведке, лично избивал нагайкой пойманного красного партизана Чолака, прострелил ему челюсть. Еще в 1921 г. Чолак заявлял об этих преступлениях Ибраимову, но последний заявил, что «возбуждать старое дело против Хайсерова не стоит». Чолак не смирился с этим и продолжал разоблачать Хайсерова как на собраниях, так и в частных разговорах. Так же поступал и Сейдаметов. В апреле 1927 г. партийные органы объявили выговор Ибраимову за «неправильное поведение в связи с делом Муслюмовых».

    29 мая 1927 г. на бывшего свидетеля по делу Муслюмовых Сейдаметова, направлявшегося из Ялты в деревню Дерекой, по дороге напали несколько злоумышленников. Один из них, в котором Сейдаметов опознал Хайсерова, произвел в него три выстрела из револьвера, но вследствие темноты не попал в цель. Сейдаметов упал, нападавшие оттащили его в сторону и камнями проломили ему голову. К месту происшествия приближались люди, и преступники убежали, оставив на месте тяжелораненого.

    Расследованием было установлено, что нападение произвели Амет Хайсеров и сообщники его былых бандитских похождений. Опасаясь ответственности, нападавшие скрылись в лесу и вновь во главе с Хайсеровым образовали шайку.

    13 июля 1927 г. в свалочной балке за Симферополем был обнаружен труп мужчины, присыпанный землей. Когда его извлекли и осмотрели, оказалось, что неизвестный был задушен кляпом, забитым в рот. Следы указывали, что труп был откуда-то привезен и выброшен на свалку. Это был второй свидетель по делу Муслюмовых — Ибраим Чолак.

    Стало ясно, что эти кровавые преступления — убийство Чолака и ранение Сейдаметова — связаны между собой, совершены одной преступной шайкой. Но раскрыть фактические обстоятельства этих преступлений и привлечь виновных к ответственности было весьма трудно. И сейчас председатель Крымского ЦИК Вели Ибраимов, пользуясь своим высоким служебным положением, препятствовал установлению истины, принимал меры к сокрытию преступления и деятельно помогал шайке преступников, скрывавшихся от следственных органов.

    Розыском по этому делу занялись органы ГПУ. Вскоре были получены сведения о том, что Ибраимов поддерживает связи с Хайсеровым, скрывающимся со своей шайкой в районе деревень Ай-Василь и Никита. Ибраимов передал бандитам револьвер, деньги; лично выезжал из Симферополя на автомашине в район Южного берега, в условленном месте на дороге вызывал свистком Хайсерова и вел с ним переговоры. Так продолжалось до сентября.

    Затем Ибраимов решил переправить скрывающихся Хайсерова и участников его шайки за границу, в Турцию. Предварительно необходимо было тайно доставить их в Симферополь. Перевозку Хайсерова осуществил сам Ибраимов, выехав на автомашине к условленному месту, где он по дороге захватил Хайсерова как «случайного прохожего», привез его в Симферополь и укрыл… у себя на квартире. В этом надежном укрытии Хайсеров прожил около полутора месяцев.

    Остальные члены шайки тоже были переправлены в Симферополь и укрыты у разных лиц. Активное участие в переправке членов банды, укрытии их от следственных властей и хлопотах по их нелегальной переброске за границу принимал приятель Ибраимова — заместитель председателя ЦИК Крымской АССР Мустафа Абдулла. В поисках путей переброски Хайсерова и его шайки за границу Ибраимов и Мустафа Абдулла вели переговоры с контрабандистами, лодочниками, турками.

    1 октября 1927 г. на станции Синелышково были задержаны в поезде два разыскиваемых участника шайки Хайсерова. У них нашли значительные суммы денег, золото, турецкие лиры, подложные документы. Они сознались, что едут в г. Гори (Грузия), где в гостинице «Боржоми» назначена их встреча с несколькими другими участниками шайки Хайсерова перед дальнейшим их нелегальным следованием за границу. Через несколько суток устроившие в гостинице засаду чекисты задержали еще двух приехавших членов банды. Они рассказали, что направлялись за границу, а Ибраимов и его заместитель Мустафа Абдулла помогали им в устройстве побега за границу.

    В середине октября скрывавшийся в квартире Ибраимова Хайсеров, снабженный подложными документами, вышел из квартиры под руку с женой Ибраимова и направился к поджидавшей его линейке. Следом за ними вышел и Вели Ибраимов. Хайсеров сел в линейку и скрылся.

    В начале ноября близ деревни Байдар чекистами были задержаны еще несколько человек из шайки Хайсерова.

    Теперь следственные органы получили возможность полнее расследовать все обстоятельства дела. Выяснилось, что покушение на жизнь Сейдаметова и убийство Чолака явились террористическими актами, в которых непосредственное участие принимал Вели Ибраимов.

    Убийство Чолака было совершено на квартире Ибраимова, при его непосредственном участии. 12 июля 1927 г. Чолак приехал в Симферополь ходатайствовать о назначении ему персональной пенсии как участнику подпольной борьбы против белых и потерпевшему от насилий врангелевцев (в заявлении он, между прочим, указывал и о преступлениях Хайсерова). Среди других должностных лиц Чолак посетил и председателя ЦИК Ибраимова, который во время беседы предложил ему зайти к нему на квартиру. Чолак согласился. Когда он явился, Ибраимов вместе с находившимся в квартире Афузом Факидовым задушили его. В тот же вечер Факидов с вовлеченным в это дело местным торговцем Абибуллой Исмаилом вывезли труп Чолака за город и выбросили на свалку. Факидов, как впоследствии выяснилось, систематически занимался нелегальной переправкой в Турцию контрреволюционеров, при этом он в ряде случаев действовал по поручениям Ибраимова. О преступлениях Факидова стало известно ГПУ в 1927 г., и тогда, опасаясь ареста, он в течение целого месяца скрывался в «надежном убежище» — квартире председателя ЦИК Крымской АССР Ибраимова. За это он и помог Ибраимову убить Чолака.

    Дело Ибраимова и 15 его сообщников было рассмотрено в апреле 1928 г. в Симферополе выездной сессией Верховного суда РСФСР под председательством А. А. Сольца, с участием прокурора В. И. Фридберга, общественного обвинителя и защитников. Обвинения, предъявленные Ибраимову и его соучастникам, были доказаны собственными признаниями подсудимых и целым рядом объективных доказательств. 28 апреля суд вынес приговор. Ибраимов и наиболее активный из его сообщников, заместитель председателя Крымского ЦИК Мустафа Абдулла были приговорены к расстрелу. Президиум ВЦИК отклонил ходатайство осужденных о помиловании, и приговор был приведен в исполнение. Остальные подсудимые были приговорены к разным срокам лишения свободы, а трое оправданы.

    К моменту судебного процесса еще не были в достаточной сте-пени выяснены факты прошлой антисоветской деятельности Ибраимова. Позднее эти вопросы были исследованы высшими партийными и советскими органами, и тогда преступления Ибраимова получили политическую оценку. Советская общественность прозвала эти преступления «велиибраимовщиной». Под таким названием понималось антисоветское явление, характеризующееся засорением советского аппарата националистическими антисоветскими элементами, антисоветское перерождение в этих условиях отдельных частей государственного аппарата, тенденция ослабить начавшееся в стране социалистическое наступление на капиталистические элементы города и деревни. «Велиибраимовщина» была связана с буржуазно-националистической контрреволюцией, с движением, возглавляемым татарской партией Милли Фирка.

    Как выяснилось, в прошлом Вели Ибраимов был и организационно связан с партией Милли Фирка. Кандидатура Ибраимова па выборах в сейм 1919 г., при господстве белогвардейцев в Симферополе, была выставлена по списку этой партии, наряду с такими известными деятелями партии, как Чапчакчи, Хаттатов, Озенбашлы, Одобаш и другие. Ибраимов скрыл свою принадлежность к организации Милли Фирка и обманно проник в Коммунистическую партию. Занимая ответственные посты в советском аппарате, он остался скрытым буржуазным националистом. Его работа в советских учреждениях способствовала контрреволюционной деятельности миллифирковцев, его поведение вполне соответствовало их тактике проникновения в советский аппарат для проведения в нем подрывной деятельности.

    В решении ЦК ВКП(б) о работе Крымской партийной организации от 8 августа 1928 г. говорится: «ЦК отмечает, что основная задача советского строительства в Крыму — ликвидация помещичьего землевладения — была проведена неудовлетворительно и с явным нарушением неоднократных директив ЦК и советского законодательства (невыселение помещиков, возвращение угодий прежним владельцам, закон о нормах оставления земли и т. д.), что привело к известному замедлению темпа хозяйственного и культурного подъема трудящихся масс Крыма и способствовало усилению роли и влияния кулачества в крымской деревне. В отношении работы советских органов в Крыму ЦК указывает на ряд выявившихся, особенно в связи с делом В. Ибраимова, серьезнейших недочетов, явившихся результатом слабой связи советских органов с массами, большой их засоренности чуждыми рабочему классу элементами и влияния в ряде случаев на советские органы кулацких и буржуазно-националистических групп…»

    ЦК ВКП(б) отметил также, что в руководящих органах Крымской республики «не прекращалась борьба групп, некоторые элементы которых дошли до установления связи с буржуазными националистами (миллифирковцами)».

    Несомненно, что одним из должностных лиц, поддерживающих связи с миллифирковцами, был Вели Ибраимов. Разве мог он бороться с проникновением в советский аппарат таких чуждых Советской власти людей, как Чапчакчи, Озенбашлы, Чобан-заде, Одобаш, которые так же, как и он, состояли в партии Милли Фирка, проникли в советский аппарат, чтобы проводить в нем враждебную Советскому государству деятельность?

    Судебный процесс по делу Ибраимова показал, что татарские буржуазные националисты готовы идти на преступный сговор с уголовными бандитскими элементами.

    * * *

    В условиях обострения классовой борьбы, вызванного ростом сопротивления остатков эксплуататорских классов успешному наступлению социализма, советские органы защиты завоеваний революции и социалистического правопорядка нанесли ряд новых уничтожающих ударов по враждебным силам. Удалось сорвать все попытки империалистов и контрреволюционной российской эмиграции создать сеть агентуры на территории нашей страны. Партия осуществила ряд важных мер, направленных на ликвидацию последствий экономического вредительства. Трудящиеся под руководством Коммунистической партии дали решительный бой чуждым, враждебным элементам, пытавшимся внедриться в советский государственный аппарат. Широкое выдвижение на работу в государственные учреждения рядовых рабочих и крестьян, очищение государственного аппарата от агентуры классового врага и лиц, подпавших под его влияние, развитие народного контроля за работой государственных учреждений — все это умножило силу советского государственного аппарата, повысило эффективность его работы. Советские органы оказали большую помощь пролетарским и полупролетарским элементам деревни, развернувшим решительное наступление на кулачество. Созревали условия для ликвидации этого последнего эксплуататорского класса. Партия и Советское государство активизировали борьбу за дальнейшее сплочение советских народов. Благодаря решительной и наступательной борьбе были обеспечены необходимые политические предпосылки для успешного перехода к социалистической реконструкции народного хозяйства страны, обеспечившей построение экономического фундамента социализма и превращение нашей страны в передовую индустриально-колхозную державу.

    >

    Заключение

    С первых же дней Великого Октября против Страны Советов ополчились все силы внутренней контрреволюции и международного империализма. Они опирались на свергнутые эксплуататорские классы, на кадры бывшего офицерства, реакционных казаков, царское чиновничество, буржуазных националистов. Часто они использовали в контрреволюционных целях колебания мелкобуржуазных элементов и их партий.

    В первые годы революции враждебным социализму силам удалось образовать в стране крупные военно-политические формирования, центры для руководства борьбой против Советской власти. Контрреволюционеры открыли фронты гражданской войны и вооруженной интервенции; они создали и внутренний фронт борьбы с рабоче-крестьянской властью — устраивали крупные антисоветские заговоры, поднимали мятежи. Контрреволюция носила тогда организованный, централизованный характер.

    Гражданская война, вооруженная интервенция дезорганизовали, разрушили народное хозяйство страны. Контрреволюционеры проливали кровь народа, применяли массовый белый террор против рабочих и крестьян. Советский народ, руководимый ленинской партией, выстоял в этой борьбе, сокрушил военно-политические формирования белогвардейцев и интервентов, антисоветские центры и организации, защитил завоевания Великого Октября.

    Но остатки свергнутых революцией и разгромленных в гражданской войне эксплуататорских классов еще долго продолжали сопротивление народу. Они противодействовали восстановлению народного хозяйства, социалистическому переустройству советского общества и его экономики, пытались подготовить новую вооруженную интервенцию международных империалистов против СССР. Советский народ одержал победу и на фронте мирного строительства. Он справился с натиском мелкобуржуазной стихии, пресек попытки остатков свергнутых эксплуататорских классов и иностранных империалистов возродить в стране антисоветские движения, контрреволюционные центры и организации. Контрреволюция была рассеяна, распылена, загнана в глубокое подполье.

    Борьба с контрреволюцией, с антисоветским подпольем была трудным и сложным делом. Она принимала разные формы в зависимости от социально-политической обстановки внутри страны и па международной арене. У Коммунистической партии и Советского правительства не было опыта революционного строительства новой жизни. Пришлось вырабатывать методы этой борьбы, определять линию противодействия каждому из антисоветских течений, создавать и совершенствовать учреждения защиты революции, охраны социалистического строя. Опираясь на творческую инициативу широких масс трудящихся, Коммунистическая партия и Советское правительство успешно решили эту задачу.

    В. И. Ленин говорил: «Всякая революция лишь тогда чего-нибудь стоит, если она умеет защищаться, но не сразу революция научается защищаться». Эти пророческие ленинские слова целиком оправдались в ходе Великой Октябрьской социалистической революции и социалистического строительства в СССР.

    Воспитанные ленинской партией бойцы внутреннего фронта, воодушевленные великими идеалами социализма, самоотверженно боролись с врагом. Они нанесли сокрушительные удары контрреволюции, громили ее очаги и вместе с героической Красной Армией и всем советским народом отстояли Республику Советов. Паша революция «научилась защищаться»! Многие опаснейшие наговорщики, шпионы и террористы в эти годы вынуждены были капитулировать перед советским народом; потерпели крушение и внутренние контрреволюционные движения, и вражеское подполье, и происки международного империализма, и клеветнические акции буржуазных идеологов.

    Главной причиной поражения контрреволюции было то, что ни в годы гражданской войны, ни после ее окончания антисоветчики и вражеское подполье не имели опоры в широких массах трудящегося населения. Цели контрреволюционного лагеря отражали вожделения ничтожной кучки эксплуататоров, а их интересы в корне противоречили чаяниям трудового народа. Замыслы контрреволюции не имели под собой реальной почвы, были неосуществимы в условиях, когда народ безоговорочно поддержал Советскую власть. И наоборот, успехи Советского государства в борьбе с вражескими силами определялись в конечном счете тем, что на стороне партии большевиков, возглавившей народные массы, на стороне Советской власти была вся трудовая страна, сбросившая ярмо эксплуатации и не желавшая возврата старого, буржуазно-помещичьего строя.

    И в последующие годы международные империалисты и белые эмигранты предпринимали попытки возродить контрреволюционное подполье в Советской стране, организовать новую вооруженную интервенцию против СССР. Но эти попытки разбивались о бдительность советских людей, об умелые действия советских органов государственной безопасности.

    Союз Советских Социалистических Республик — одно из самых мощных индустриальных государств планеты — незыблемо высится как оплот мира, свободы и социализма. С победой социализма, с ликвидацией эксплуататорских классов в стране уничтожена всякая социальная база для развертывания подрывных действий контрреволюции. Социально-политическое единство советского общества является важнейшей преградой на пути проникновения в СССР империалистической агентуры.

    Передовым отрядом на фронте борьбы с контрреволюцией выступали и выступают советские органы государственной безопасности, чекисты. Коммунистическая партия, В. И. Ленин, его верный соратник Ф. Э. Дзержинский воспитали в чекистах непоколебимую веру в правоту дела коммунизма, беззаветную преданность народу, идеям марксизма-ленинизма.

    Подвиги чекистов, выработанные ими традиции, о которых рассказывается в этой книге, не померкнут никогда.

    «Коммунистическая партия Советского Союза, — говорится в новой редакции Программы КПСС, — рассматривает защиту социалистического Отечества, укрепление обороны страны и обеспечение государственной безопасности как одну из важнейших функций Советского общенародного государства».

    Всю свою работу, которая протекает под руководством и неослабным контролем партии, органы госбезопасности ведут, исходя из интересов народа, при поддержке широких масс трудящихся, на основе строгого соблюдения социалистической законности.

    Империалистические разведки не оставляют своих надежд на возрождение контрреволюционного подполья в СССР. Но опыт борьбы с вражеской агентурой, накопленный Советским государством, говорит о тщетности всех попыток создать в нашей стране свою «пятую колонну».

    Об этом же свидетельствует и опыт других стран социализма. Всякая контрреволюция и агентура классового врага, любое подполье, враждебное народу, поднявшемуся на борьбу за свободу, независимость и социальные преобразования, обречены на поражение, если трудовой народ умело защищает свою революцию. Материалы этой книги убедительно свидетельствуют об этом.

    >

    Краткая хроника событий (1917–1929)

    1917 год

    25 октября

    Свержение буржуазного Временного правительства. Победа Великой Октябрьской социалистической революции в Петрограде.

    25–27 октября

    II Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов в Петрограде. Принятие Декрета о мире и Декрета о земле. Образование Совета Народных Комиссаров под председательством В. И. Ленина.

    25 октября

    Начало мятежа Керенского — Краснова и контрреволюционного выступления атамана Каледина на Дону.

    25 октября — март 1918 г.

    Триумфальное шествие Советской власти по всей стране.

    28 октября

    Постановление НКВД РСФСР о создании рабочей милиции при всех местных Советах.

    29 октября

    Декрет СНК о введении 8-часового рабочего дня.

    29 октября

    Ликвидация юнкерского мятежа в Петрограде.

    Октябрь — ноябрь

    Создание при Петроградском Военно-революционном комитете следственных комиссий и Комитета по борьбе с погромами.

    1 ноября

    Ликвидация контрреволюционного мятежа Керенского — Краснова под Петроградом.

    2 ноября

    Принятие СНК «Декларации прав народов России».

    7 ноября

    СНК приказал верховному главнокомандующему генералу Духонину немедленно предложить перемирие всем воюющим странам.

    20 ноября

    Ликвидация контрреволюционной ставки верховного главнокомандующего в Могилеве.

    21 ноября

    По предложению Ф. Э. Дзержинского создана комиссия Петроградского Военно-революционного комитета по борьбе с контрреволюцией.

    22 ноября

    Декрет СНК об организации судов на основе демократических выборов и об учреждении революционных трибуналов.

    25 ноября

    Обращение СНК к населению страны о борьбе с контрреволюционным восстанием Каледина и Дутова.

    28 ноября

    Декрет СНК об аресте вождей гражданской войны против революции.

    2 декабря

    В Брест-Литовске подписан договор о перемирии с Германией и ее союзниками.

    7 декабря

    Постановление СНК об организации Всероссийской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией и саботажем (ВЧК) во главе с Ф. Э. Дзержинским.

    9—10 декабря

    Достигнуто соглашение о вхождении левых эсеров в Советское правительство.

    10 декабря

    Первое заседание Петроградского революционного трибунала (слушание дела Паниной по обвинению в саботаже органов Советской власти).

    11–12 декабря

    I Всеукраинский съезд Советов в Харькове провозгласил Украину советской социалистической республикой.

    22 декабря

    ВЧК приступила к расследованию первого дела (раскрытие и ликвидация организации саботажников в «Союзе союзов служащих государственных учреждений»).


    1918 год

    1 января

    Первое покушение на В. И. Ленина в Петрограде.

    3 января

    ВЦИК принял «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», написанную В. И. Лениным.

    6 января

    Декрет ВЦИК о роспуске Учредительного собрания, отказавшегося признать Советскую власть и ее декреты.

    12 января

    Принятие «Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа».

    15 января

    Декрет СНК об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии (РККА).

    20 января

    Декрет СНК об отделении церкви от государства и школы от церкви.

    28 января

    Учреждение при Революционном трибунале республики Революционного трибунала печати.

    Январь — февраль

    Ликвидация контрреволюционных мятежей атаманов Каледина и Дутова.

    18 февраля

    Начало наступления войск австро-германского блока на Советскую Россию.

    21 февраля

    Декрет-воззвание СНК «Социалистическое отечество в опасности!».

    22 февраля

    Учреждение Чрезвычайной комиссии Народного Секретариата Украины для защиты страны и революции.

    3 марта

    Подписание Брест-Литовского мира.

    6–8 марта

    VII Экстренный съезд РКП (б). Переименование РСДРП (б) в Российскую Коммунистическую партию (большевиков).

    9 марта

    Высадка английских войск в Мурманске.

    14–16 марта

    IV Чрезвычайный Всероссийский съезд Советов ратифицировал Брестский мирный договор.

    18 марта

    Постановление Коллегии ВЧК об образовании губернских и уездных чрезвычайных комиссий.

    5 апреля

    Высадка японских и английских войск во Владивостоке.

    22 апреля

    Декрет ВЦИК об обязательном всеобщем военном обучении для рабочих и трудящихся крестьян от 18 до 40 лет.

    25 мая

    Начало антисоветского мятежа Чехословацкого корпуса.

    29 мая

    Постановление ВЦИК о переходе ко всеобщей мобилизации в РККА.

    8 июня

    В захваченной белогвардейцами и интервентами Самаре создано контрреволюционное правительство — Комитет членов Учредительного собрания (Комуч).

    11 июня

    Декрет ВЦИК об организации комитетов деревенской бедноты (комбедов).

    11–14 июня

    I Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий в Москве.

    13 июня

    Объединение отрядов ЧК в центре и на местах в корпус войск ВЧК.

    20 июня

    Убийство в Петрограде комиссара Петроградского Совета по делам печати, пропаганды и агитации В. Володарского.

    28 июня

    Декрет СНК о национализации крупной промышленности и предприятий железнодорожного транспорта.

    7 июля

    Ликвидация мятежа левых эсеров в Москве.

    7–8 июля

    Подавление контрреволюционных мятежей в Рыбинске и Муроме.

    10 июля

    V Всероссийским съездом Советов принята первая Советская Конституция.

    22 июля

    Разгром белогвардейского мятежа в Ярославле.

    2 августа

    Высадка в Архангельске английских, американских и французских интервентов.

    4 августа

    Оккупация Баку английскими интервентами.

    30 августа

    Убийство председателя Петроградской губчека М. С. Урицкого в Петрограде. Злодейское покушение на В. И. Ленина на заводе б. Михельсона в Москве.

    2 сентября

    Завершение ликвидации заговора Локкарта.

    5 сентября

    Постановление СНК о красном терроре.

    20 сентября

    Расстрел эсерами и английскими интервентами 26 бакинских комиссаров.

    13–17 октября

    Опубликовано Постановление НКВД и НКЮ об организации советской рабоче-крестьянской милиции.

    14 октября

    Приказом Реввоенсовета Республики образован Революционный военный трибунал РСФСР.

    29 октября

    Рождение РКСМ.

    13 ноября

    Постановление ВЦИК об аннулировании Брест-Литовского договора.

    18 ноября

    Установление в Сибири контрреволюционной диктатуры адмирала Колчака.

    26–30 ноября

    II Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий в Москве.

    28 ноября — 3 декабря

    Судебный процесс в Москве по делу о заговоре Локкарта.

    30 ноября

    Постановление ВЦИК о создании Совета рабочей и крестьянской обороны во главе с В. И. Лениным.


    1919 год

    1 января

    Образование Белорусской ССР.

    7 января

    Постановление Коллегии ВЧК о ликвидации уездных чрезвычайных комиссий.

    20 января

    Разгром антисоветского мятежа в Ташкенте.

    21 февраля

    Постановление ВЦИК об особых отделах при ВЧК.

    2–6 марта

    1 учредительный конгресс Коммунистического Интернационала в Москве.

    18–23 марта

    VIII съезд РКП (б). Принятие второй Программы партии.

    29 марта

    Подавление «стрекопытовщины» — антисоветского вооруженного мятежа в Гомеле.

    30 марта

    Постановлением ВЦИК Ф. Э. Дзержинский утвержден наркомом внутренних дел РСФСР.

    12 апреля

    Первый коммунистический субботник в депо Москва-Сортировочная.

    17 апреля

    Постановление ЦК РКП (б) о создании частей особого назначения (ЧОН) для борьбы с контрреволюцией.

    1–3 июня

    III Всероссийская конференция чрезвычайных комиссий в Москве.

    16 июня

    Ликвидация белогвардейского мятежа на фортах Красная Горка и Серая Лошадь.

    29 августа

    Ликвидация московского отделения контрреволюционной организации «Национальный центр.

    25 сентября

    Анархистами и левыми эсерами организован взрыв в здании Московского комитета партии.

    21 октября

    Постановление СНК о создании при ВЧК Особой междуведомственной комиссии для изучения и выработки мер борьбы с источниками спекуляции и связанными с ней должностными преступлениями (в дальнейшем — Экономическое управление ВЧК (ГПУ).

    Октябрь — ноябрь

    Разгром армии генерала Юденича под Петроградом.

    Ноябрь

    Раскрытие контрреволюционного заговора под руководством английского шпиона Дюкса.


    1920 год

    11–16 января

    Судебный процесс по делу «Совета объединенных приходов города Москвы».

    17 января

    Постановление ВЦИК и СНК об отмене применения высшей меры наказания по приговорам ВЧК и революционных трибуналов (за исключением военных трибуналов).

    29 января

    Декрет СНК о всеобщей трудовой повинности.

    3–6 февраля

    IV конференция губернских чрезвычайных комиссий в Москве. Выступление В. И. Ленина на заключительном заседании конференции.

    7 февраля

    По постановлению Иркутского военно-революционного комитета расстреляны Колчак и Пепеляев.

    Февраль

    Освобождение Украины от деникинских войск.

    17 марта

    Декретом ВУЦИК образовано Центральное управление чрезвычайных комиссий по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности (Цупчрезком).

    18 марта

    ВЦИК утвердил новый декрет о революционных трибуналах.

    6 апреля

    Провозглашение Дальневосточной республики (ДВР).

    25 апреля — 12 октября

    Советско-польская война.

    28 апреля

    Провозглашение Азербайджана советской социалистической республикой.

    20–30 мая

    Судебный процесс по делу «Тактического центра» в Москве.

    31 августа — 4 сентября

    Судебный процесс в Москве по делу членов правления Центросоюза.

    21 октября

    Декретом ВЦИК утверждено Положение о народном суде РСФСР.

    17 ноября

    Освобождение Крыма от белогвардейских войск генерала Врангеля.

    24 ноября

    Постановление СТО РСФСР о возложении ответственности за охрану государственной границы на Особый отдел ВЧК и о передаче в его оперативное подчинение войск, несущих пограничную службу.

    29 ноября

    Провозглашение Армении советской социалистической республикой.

    22—29 декабря

    VIII Всероссийский съезд Советов. Принятие плана электрификации России (ГОЭЛРО).

    28 декабря

    Заключение союзного договора между РСФСР и Украинской ССР.


    1921 год

    16 января

    Заключение союзного договора между РСФСР и Белорусской ССР.

    19 января

    Передача охраны государственной границы в полное ведение войск ВЧК.

    27 января

    Органами ВЧК начата работа по борьбе с детской беспризорностью.

    25 февраля

    Провозглашение Грузии советской социалистической республикой.

    8—16 марта

    X съезд РКП (б). Решение о переходе к попой экономической политике (нэпу).

    18 марта

    Подписание в Риге мирного договора между Польшей и РСФСР.

    Ликвидация антисоветского кронштадтского мятежа.

    21 марта

    Сессией ВЦИК утвержден декрет о замене продразверстки натуральным налогом.

    30 марта

    Преобразование Цупчрезкома во Всеукраинскую Чрезвычайную комиссию (ВУЧК).

    22–29 мая

    Судебный процесс по делу руководителей украинской партии эсеров в Харькове.

    Май — июль

    Разгром антоновщины — антисоветского вооруженного восстания в Тамбовской губернии.

    5 июня

    Ликвидация антисоветского заговора «Петроградской боевой организации».

    13–16 июня

    Учредительный съезд в Варшаве антисоветской террористической организации «Народный союз защиты родины и свободы» под руководством Савинкова.

    19 июня

    Разгром антисоветского мятежа в г. Верном (ныне Алма-Ата).

    23 июня

    Декрет ВЦИК об объединении всех революционных трибуналов республики.

    Июль

    Ликвидация подпольного «Всеукраинского центрального повстанческого комитета» (Цупкома).

    11 августа

    Опубликован Наказ СНК о проведении в жизнь начал новой экономической политики.

    Август

    Окончательная ликвидация махновщины.

    Сентябрь

    Судебный процесс по делу белогвардейского генерала Унгерна-Штерпберга в Новониколаевске (ныне Новосибирск).

    22 сентября

    Разгром так называемой «Кубанской повстанческой армии» и ее руководства — «Кубанского временного повстанческого правительства».

    Сентябрь

    Ликвидация антисоветского кулацкого мятежа в Западной Сибири.

    30 сентября

    Ликвидация Московской ЧК шайки анархистов-бандитов.

    7 октября

    Между РСФСР и Польшей достигнуто соглашение о том, что ряд руководящих деятелей савинковского «Народного союза защиты родины и свободы» покинет территорию Польши.

    Октябрь 1921 — февраль 1922 г.

    Белофинская интервенция в Карелии и ее разгром.

    Конец 1921 — начало 1922 г.

    Ликвидация антисоветского басмаческого «Комитета национального объединения», связанного с контрреволюционной деятельностью Энвера-паши.


    1922 год

    6 февраля

    Декретом ВЦИК упразднена ВЧК. Создано Государственное политическое управление при НКВД РСФСР (ГПУ).

    23 февраля

    Декрет ВЦИК об изъятии церковных ценностей в фонд борьбы с голодом.

    12 марта

    Образование Закавказской Федерации Советских Социалистических Республик.

    10 апреля — 19 мая

    Участие РСФСР в работе Генуэзской международной конференции.

    16 апреля

    Подписание Рапалльского договора между РСФСР и Германией о восстановлении дипломатических и торговых отношений.

    28 мая

    Постановлением ВЦИК утверждено Положение о прокурорском надзоре.

    Май

    Судебный процесс в Новониколаевске по делу белогвардейского генерала Бакича и его сообщников.

    8 июня — 7 августа

    Судебный процесс по делу правых эсеров в Москве.

    27–29 июня

    Судебный процесс в Москве по делу Гана-Погодина и других левых эсеров.

    4–7 августа

    XII Всероссийская конференция РКП (б). Принятие резолюции об антисоветских партиях и течениях.

    Август

    Ликвидация политического бандитизма в Саратовской губернии.

    24 августа — 1 сентября

    Судебный процесс по делу участников петлюровской «Казачьей рады Правобережной Украины».

    Август — сентябрь

    Судебный процесс в Киеве по делу подпольных петлюровских контрреволюционных организаций на территории Правобережной Украины.

    25 октября

    Освобождение Владивостока от белогвардейцев и японских интервентов.

    15 ноября

    Вхождение Дальневосточной республики в состав РСФСР.

    27 ноября — 2 декабря

    Полевой выездной сессией Военного трибунала Туркестанского фронта осуждены в Коканде главарь басмаческой шайки Рахманкул и его сообщники.

    20 декабря

    Приказом Реввоенсовета Республики Особый отдел ГПУ награжден орденом Красного Знамени.

    30 декабря

    I съезд Советов СССР принял Декларацию об образовании СССР.


    1923 год

    7—18 марта

    Судебный процесс в Житомире по делу о «Волынской повстанческой армии».

    21 апреля —18 мая

    Судебный процесс по делу базаровско-незнамовской антисоветской организации.

    8 мая

    Предъявление Англией ультимативных требований Советскому правительству (ультиматум Керзона).

    10 мая

    Убийство полпреда СССР в Италии В. В. Воровского русским эмигрантом белогвардейцем Конради.

    12 мая

    Массовая демонстрация протеста против ультиматума Керзона в Москве.

    8 июля

    Образование Совета Труда и Обороны (СТО) СССР.

    2 ноября

    Постановление Президиума ЦИК СССР об образовании Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) при СНК СССР.

    15 ноября

    Постановлением СНК Ф. Э. Дзержинский утвержден председателем Коллегии ОГПУ СССР.

    23 ноября

    Декретом ЦИК СССР утверждено Положение о Верховном суде СССР.


    1924 год

    21 января

    Смерть В. И. Ленина.

    29, 31 января

    Обращение Пленума ЦК РКП (б) к рабочему классу. Ленинский призыв в партию.

    1 февраля — 8 марта

    Установление дипломатических отношений между СССР и Англией, Италией, Норвегией, Австрией, Грецией.

    21 марта

    Постановление Президиума ЦИК СССР о прекращении судебного дела патриарха Тихона и его сообщников в связи с публичным раскаянием Тихона в своих контрреволюционных выступлениях против Советской власти.

    Март — апрель

    Судебный процесс в Киеве по делу представителей так называемого «Центра действий» (созданного в Париже Н. В. Чайковским и др.).

    28 апреля — 7 мая

    Судебный процесс по делу Серпуховского треста в Москве.

    Август

    Завершение операции ОГПУ по преданию в руки советского правосудия Б. В. Савинкова.

    Разгром антисоветского вооруженного выступления так называемого «Комитета независимости Грузии».

    27–29 августа

    Судебный процесс по делу Савинкова в Москве.

    Сентябрь

    Создание контрреволюционной террористической белоэмигрантской организации — «Русского общевоинского союза», возглавлявшегося до 1928 г. Врангелем; до 1930 г. — Кутеповым.

    27 октября

    Постановление ЦИК СССР о вхождении в СССР Узбекской ССР и Туркменской ССР.

    29 октября

    Постановлением ЦИК СССР утверждены Основы судоустройства СССР и союзных республик.


    1924–1925 годы

    Военная реформа в СССР.


    1925 год

    3 апреля

    Постановление ЦИК и СНК СССР о чрезвычайных мерах охраны революционного порядка.

    18 сентября

    Закон об обязательной военной службе в СССР.

    Сентябрь

    Завершение операции ОГПУ по преданию в руки советского правосудия известного агента иностранных разведок С. Рейли.

    3—10 октября

    Пленум ЦК РКП (б) принял резолюцию о работе партии среди деревенской бедноты.

    8 декабря

    Пуск Шатурской электростанции им. В. И. Ленина.

    18–31 декабря

    XIV съезд ВКП(б). Курс на индустриализацию страны. Переименование РКП (б) во Всесоюзную Коммунистическую партию (большевиков).


    1926 год

    25 апреля

    Обращение ЦК и ЦКК ВКП(б) ко всем парторганизациям, ко всем контрольным комиссиям партии, ко всем членам партии, работающим в хозяйстве, в кооперации, в торговле, банковских и других учреждениях, о борьбе за режим экономии.

    Апрель

    Завершение операции ОГПУ по преданию в руки советского правосудия атамана Б. В. Анненкова.

    20 июля

    Смерть Ф. Э. Дзержинского.

    30 июля

    Председателем ОГПУ СССР назначен В. Р. Менжинский.

    19 декабря

    Ввод в действие Волховской ГЭС им. В. И. Ленина.

    30 декабря

    Постановление ЦК ВКП(б) об итогах совхозного и колхозного строительства.


    1927 год

    23 января

    Создание Осоавиахима СССР (ныне ДОСААФ).

    6 апреля

    Полицейский налет на советское полпредство в Пекине и консульство в Тяньцзине.

    12 мая

    Полицейский налет и обыск в помещении англо-советского акционерного общества («Аркос») в Лондоне.

    27 мая

    Разрыв Англией дипломатических отношений с Советским Союзом.

    3 и 7 июня

    Террористические акты белоэмигрантских агентов в Москве и Ленинграде.

    7 июня

    Убийство полпреда СССР в Польше П. Л. Войкова белоэмигрантом Кавердой.

    8—18 июля

    Судебный процесс по делу агента иностранных разведок, изготовителя антисоветских фальшивок С. М. Дружиловского в Москве.

    25 июля — 12 августа

    Судебный процесс по делу Б. В. Анненкова в Семипалатинске.

    3—12 сентября

    Показательный судебный процесс в Ленинграде по делу двадцати участников английской шпионской организации.

    20–23 сентября

    Судебный процесс в Ленинграде по делу об антисоветских террористах-белоэмигрантах из кутеповской организации.

    15 октября

    Декларация советских ученых об учреждении «Общества работников науки и техники для содействия социалистическому строительству в СССР».

    Октябрь — ноябрь

    Общепартийная дискуссия в ВКП(б). Разгром троцкистской оппозиции.

    10–12 ноября

    Конгресс друзей СССР в Москве.

    2—19 декабря

    XV съезд ВКП(б). Принятие съездом курса на коллективизацию сельского хозяйства.

    13 декабря

    Налет гоминьдановских властей на советское консульство в Гуанчжоу.

    14 декабря

    Постановление Президиума ЦИК СССР о награждении ОГПУ орденом Красного Знамени.


    1927–1932 год

    Сооружение Днепровской ГЭС им. В. И. Ленина.


    1928 год

    6—11 апреля

    Принятие Объединенным пленумом ЦК и ЦКК ВКП(б) резолюции «Шахтинское дело и практические задачи в деле борьбы с недостатками хозяйственного строительства».

    24–29 апреля

    Судебный процесс по делу бывшего председателя ЦИК Крымской АССР Ибраимова и его сообщников в Симферополе.

    18 мая — 6 июля

    Судебный процесс в Москве по шахтинскому делу.

    1–5 июня

    Первый Всесоюзный съезд колхозников.

    2 июня

    Обращение ЦК ВКП(б) ко всем членам партии, ко всем рабочим с призывом развивать критику и самокритику.

    Ноябрь — декабрь

    Судебный процесс в Жмеринке по делу об убийстве селькора Е. Я. Короля.

    Декабрь

    Судебный процесс в Ижевске по делу о применении телесных наказаний деревенской бедноты с ведома кулацкой верхушки, проникшей в состав Лудорвайского сельсовета (Удмуртия).

    1928 год

    Образование в Москве антисоветской подпольной организации — «Союзного бюро ЦК РСДРП (меньшевиков)», вступившего в контакт с эмигрантским меньшевистским центром.


    1929 год

    21 февраля

    Письмо ЦК ВКП(б) всем парторганизациям о поднятии трудовой дисциплины.

    5 марта

    Опубликовано обращение коллектива ленинградского завода «Красный выборжец» ко всем предприятиям СССР с призывом организовать социалистическое соревнование.

    23–29 апреля

    XVI конференция ВКП(б). Принятие первого пятилетнего плана (1928/29—1932/33).

    21 июня

    Постановление ЦИК и СНК СССР о мерах укрепления колхозпой системы.

    15 июля

    Постановление ЦК ВКП(б) о состоянии обороны СССР.

    Август

    Предложение луганских рабочих о досрочном выполнении пятилетки.

    29 августа — 27 октября

    Судебный процесс по так называемому астраханскому делу, выразившемуся в должностных преступлениях, взяточничестве и экономической контрреволюции.

    3 октября

    Подписание в Лондоне протокола о восстановлении советско-английских дипломатических отношений.

    20 октября

    Постановление ЦК ВКП(б) об организации бед-поты.

    Октябрь — ноябрь

    Разгром Особой Дальневосточной армией китайских милитаристов на КВЖД.

    10–17 ноября

    Решение Пленума ЦК ВКП(б) о направлении 25 тысяч рабочих па работу в деревню.

    5—10 декабря

    I Всесоюзный съезд ударных бригад.

    Конец года

    Органами ОГПУ пресечена антисоветская националистическая деятельность так называемого «Союза освобождения Украины».

    >

    Иллюстрации

    В. Р. Менжинский


    В. А. Аванесов


    А. X. Артузов


    Г. И. Бокий


    И. И. Ильин


    М. С. Кедров


    И. К. Ксенофонтов


    М. Я. Лацис


    В. Н. Манцев


    С. А. Мессинг


    И. П. Павлуновский


    Я. X. Петерс


    И. С. Уншлихт


    С. Г. Уралов


    И. Д. Чугурин


    Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 17 января 1920 г. об отмене смертной казни


    Расправа семеновцев с советскими людьми


    Похороны жертв анненского террора


    Сообщение Информотдела ВУЧК. Август 1921 г.


    Ю. М. Коцюбинский


    И. В. Кравченко (Пахомов)


    Записка Ф. Э. Дзержинского о разведывательной организации антоновцев


    И. И. Шварц


    В. А. Антонов-Овсеенко


    Г. И. Котовский


    М. И. Покалюхин


    Заседание суда по делу барона Унгерна. 1921 г.


    Обвинительное заключение по делу партии эсеров


    Заявление патриарха Тихона


    Заседание Военной коллегии Верховного Суда СССР по делу Б. В. Савинкова


    Я. П. Крикман


    Р. Я. Пиляр


    С. В. Пузицкий


    Г. С. Сыроежкин


    А. П. Федоров


    И. М. Петров (Тойво Вяхя)


    В. А. Стырне


    Материалы 10-летия годовщины ВЧК — ОГПУ. 1927 г.


    >

    Примечания

    id="n_01">

    [1] Автокефалия — самостоятельность, организационная независимость поместной церкви от одноименной церковной организации, находящейся внутри или за пределами страны.

    id="n_02">

    [2] В октябре 1920 г. части 1-й Конной армии С. М. Буденного совместно с пехотными подразделениями Красной Армии в районе сел Верблюжка и Ново-Стародуб окружили Александрийскую петлюровскую повстанческую дивизию и разгромили ее.

    id="n_03">

    [3] Показательна судьба В. К. Винниченко. Этот видный деятель мелкобуржуазной украинской партии социал-демократов долго сотрудничал с Петлюрой, но в начале 1920 г. разошелся с ним и уехал за границу. Там он образовал «Заграничную группу украинских коммунистов». Весною того же года вернулся на родину и в сентябре подал заявление в ЦК КП(б)У, в котором писал, что убедился в правильности политической линии Коммунистической партии и Советского правительства, и просил принять его в КП(б)У. ЦК КП(б)У и Советское правительство пошли навстречу Винниченко и предложили ему высокий пост заместителя Председателя СНК Украины. Приняв этот пост, Винниченко вскоре, однако, опять «колебнулся» и решил вновь уехать за границу. Здесь он развернул открытую враждебную деятельность и окончательно перешел в антисоветский лагерь. V Всеукраинский съезд Советов рабочих и крестьянских депутатов объявил Винниченко врагом народа.

    id="n_04">

    [4] В Воронежской губернии орудовали кулацкие банды под предводительством кулака И. С. Колесникова. Они действовали самостоятельно, позднее входили в состав антоновцев.

    id="n_05">

    [5] То есть фактически даем залог. — Д. Г.

    id="n_06">

    [6] В комиссию Нуланса входили дипломаты этих стран и крупные иностранные собственники предприятий, национализированных в России.

    id="n_07">

    [7] США при посредничестве АРА избавлялись от залежей военных запасов продовольствия, что давало возможность капиталистам поднимать цены на сельскохозяйственные товары внутри страны.

    id="n_08">

    [8] Как установили впоследствии авторитетные эксперты из числа научных работников и церковных деятелей, ссылки в воззвании патриарха Тихона на церковные каноны, якобы воспрещающие обращение церковных ценностей па помощь голодающим, были неосновательны. Церковные каноны не запрещают передавать церковные ценности на благотворительные цели.

    id="n_09">

    [9] За участие в ликвидации «Цупкома» 10 августа 1921 г. ВУЦИК наградил орденом Красного Знамени группу ответственных работников ВУЧК, в том числе В. Н. Маицева, Е. Г. Евдокимова, председателя Екатеринославской губчека А. М. Трепалова, председателя Одесской губчека М. А. Дейча, начальника Особого отдела Киевского военного округа И. А. Воронцова и других.

    id="n_10">

    [10] Судебный процесс по делу Серпуховского треста широко освещался в печати. Некоторые подробности дела Серпуховского треста сообщил автору старый чекист М. П. Брагин, расследовавший это дело.

    id="n_11">

    [11] Как выяснилось впоследствии, эта «линия связи» принадлежала раньше контрреволюционному «Народному союзу защиты родины и свободы». В 1922 г. Б. Савинков передал ее (как и «линию связи» па финской границе) по соглашению с Н. В. Чайковским и Н. И. Вакаром «Центру действия».

    id="n_12">

    [12] Муфтий — высшее духовное лицо у мусульман.

    id="n_13">

    [13] Бандитская деятельность Ибрагим-бека продолжалась вплоть до июня 1931 г., когда наконец он был пойман дехканами и отрядом войск ОГПУ.

    id="n_14">

    [14] Грузинская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией, организованная в марте 1921 г., продолжала свою работу и в 1924 г., когда в других местностях Советского Союза чрезвычайные комиссии уже были ликвидированы и заменены ГПУ.

    id="n_15">

    [15] Фактически к 31 августа восстание было уже в основном ликвидировано. Показания Бочоришвили свидетельствуют лишь о том, что «руководители» ничего не знали о ходе восстания.

    id="n_16">

    [16] Подробности задержания Карцивадзе сообщил автору заслуженный ветеран, чекист-пограничник полковник Н. В. Комольцев (в то время служивший начальником контрольно-пропускного пункта), умело организовавший задержание Карцивадзе.

    id="n_17">

    [17] В 1919 г. М. М. Филоненко скрылся из Архангельска, захватив с собою средства французских покровителей русской контрреволюции.

    id="n_18">

    [18] И. В. Кравченко был посмертно награжден орденом Красного Знамени.

    id="n_19">

    [19] За свою мужественную работу в органах государственной безопасности С. А. Бергавинов награжден орденом Красного Знамени и значком почетного чекиста. Впоследствии он был па ответственной партийной работе.

    id="n_20">

    [20] Свирепствовавший ряд лет на Дальнем Востоке и в Сибири атаман Г. М. Семенов после гражданской войны бежал в Маньчжурию, где возглавил белую эмиграцию и по указаниям японской разведки вел подрывную и шпионскую работу против Советского Союза. В 1945 г. во время советско-японской войны был захвачен в плен Советской Армией и по приговору Военной коллегии Верховного Суда СССР в 1946 г. за все свои злодеяния казнен.

    id="n_21">

    [21] В конце концов Павловский не выдержал своей роли. Он попытался бежать из-под стражи, напал в тюрьме на конвойных и был убит.

    id="n_22">

    [22] Согласно постановлению Президиума ЦИК СССР от 5 сентября 1924 г. за выполнение операции по поимке Савинкова и проявленную преданность делу орденом Красного Знамени были награждены член Коллегии ОГПУ В. Р. Менжинский, заместитель начальника контрразведывателыюго отдела (КРО) ОГПУ Р. А. Пиляр, помощник начальника того же отдела С. В. Пузицкий, старший оперуполномоченный КРО ОГПУ Л. П. Федоров и работники того же отдела Г. С. Сыроежкин и Н. И. Демиденко. Объявлена благодарность рабоче-крестьянского правительства начальнику КРО А. X. Артузову, его сотрудникам И. И. Сосновскому, С. Г. Гендину и работнику минского ГПУ Я. П. Крикману.

    id="n_23">

    [23] Союзнический десант в Архангельске был высажен только 2 августа 1918 г., когда восстание было уже ликвидировано.

    id="n_24">

    [24] Речь идет о банде, переброшенной из Польши для совершения диверсионных актов против Советской страны.

    id="n_25">

    [25] Показания Г. Е. Эльвенгрена приведены в работе «Белогвардейский террор против СССР», с. 18. Между прочим, Эльвенгрен в тех же показаниях рассказал и о другом «безуспешном» случае подготовки покушения на жизнь наркома по иностранным делам Г. В. Чичерина. На этот раз инициатором покушения был бывший великий князь Андрей Владимирович, проживавший на юге Франции, в Ривьере. Осенью 1925 г. «августейший князь», узнав о предстоящем прибытии Чичерина во Францию и предполагаемом посещении им Ривьеры, дал задание своему приближенному, бывшему генералу белоэмигранту Ю. Ф. Волошипову, организовать убийство советского наркома. В это «предприятие» в качестве исполнителей были вовлечены князь Владимир Вяземский и специалист по подобного рода «делам» Эльвенгрен, проживавший тогда в Монте-Карло. Они получили от великого князя Андрея Владимировича на расходы по подготовке убийства 2 тысячи франков. Эльвенгрен вместе с князем Вяземским и генералом Волошиновым готовились к убийству, вели слежку за Чичериным. Наконец они встретили его в одном из отелей. Покушение не состоялось, как так поведение великосветских террористов вызвало подозрение французской полиции. Террористы решили отказаться от покушения. Деньги же, полученные от Андрея Владимировича, они прокутили.

    id="n_26">

    [26] Судебное дело руководителей и некоторых других деятелей «СВУ» было рассмотрено Верховным судом УССР в марте — апреле 1930 г.

    id="n_27">

    [27] Например, на это указывал нарком иностранных дел СССР Г. В. Чичерин в интервью от 22 марта 1928 г.

    id="n_28">

    [28] Один из пограничников, красноармеец Ребольской комендатуры В. М. Александров, за проявленное мужество при перестрелке с этими террористами постановлением Президиума ЦИК СССР от 22 сентября 1927 г. награжден орденом Красного Знамени.

    id="n_29">

    [29] Несмотря на требования Советского правительства, финские власти не выдали этих преступников для суда за их кровавые дела. Один из них, С. В. Соловьев, был убит советскими пограничниками 26 августа 1927 г. при переходе границы. Спустя много лет, во время Великой Отечественной войны, другой террорист, В. А. Ларионов, оказался в Смоленске, оккупированном немцами, где служил у гитлеровцев.


    Глава третья. Последние удары чрезвычайных комиссий по организованной контрреволюции внутри страны

    >

    1. Раскрытие «Петроградской боевой организации»

    В июне 1921 г. Петроградская губернская чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией напала на след подпольной группы бывших участников кронштадтского мятежа. Один из арестованных сознался и дал подробные показания, которые способствовали раскрытию дела. Руководителем группы, носившей название «Объединенная организация кронштадтских моряков», оказался бывший матрос линейного корабля «Петропавловск» М. А. Комаров, исполнявший во время мятежа обязанности коменданта кронштадтского «временного ревкома». На его квартире обосновался штаб заговорщиков. Здесь чекисты нашли динамит, документы, печать, штамп, бланки и типографский станок, на котором печатались антисоветские прокламации.

    Как выяснилось, Комаров с группой участников кронштадтского мятежа пробрался нелегально в Петроград из Финляндии по заданию председателя контрреволюционного кронштадтского «временного ревкома» С. М. Петриченко для подпольной антисоветской работы. Заговорщики вербовали сторонников, создавали подпольные ячейки в городских районах и ставили во главе их своих доверенных людей. Так, например, «начальником» Василеостровского района был поставлен А. И. Федоров, «начальником» 2-го городского района — И. Е. Анплеев (он же Андреев), «начальником» Невского района — П. В. Ищенко. Все эти «активисты», бывшие участники кронштадтского мятежа, вернувшиеся из Финляндии, получали от организации ежемесячное вознаграждение в размере 400 тысяч рублей (советскими денежными знаками того времени).

    Далее чекисты установили, что «Объединенная организация кронштадтских моряков» являлась частью другой, более крупной «Петроградской боевой организации» («ПВО»), во главе которой стоял профессор В. Н. Таганцев, член ликвидированного в свое время «Национального центра». Арестованный в первые же дни раскрытия дела, Таганцев долго и упорно отказывался давать объяснения, скрывал правду. В конце июля от него все же удалось получить нужные сведения. Стало известно, что «Петроградскую боевую организацию» возглавлял комитет, в который входили В. Н. Таганцев, бывший полковник артиллерии В. Г. Шведов и бывший офицер, агент финской разведки Ю. П. Герман. Эта организация, созданная еще до кронштадтского мятежа, придерживалась кадетского направления и включала кроме «Объединенной организации кронштадтских моряков» еще две группы — профессорскую и офицерскую.

    В профессорскую группу входили известный финансист князь Д. И. Шаховской, ректор Петроградского университета, бывший царский сенатор профессор Н. И. Лазаревский, бывший царский министр юстиции С. С. Манухин, профессор М. М. Тихвинский и другие. Группа эта «идейно» направляла работу всей организации и разрабатывала проекты государственного и хозяйственного переустройства России, полагая, что свержение Советского правительства — вопрос лишь времени. Лазаревский, например, подготовил проекты переустройства местного самоуправления, денежной реформы, план восстановления кредита. Профессор Тихвинский, связанный со старыми служащими нефтяных предприятий Нобеля, собирал сведения о состоянии нефтяной промышленности страны. Разработанные проекты и планы отсылались в заграничный центр организации, в Париж, а сведения о состоянии нефтяной промышленности — бывшим владельцам нобелевских предприятий. Таганцев вместе с князем Шаховским пытались создать подпольные банковские конторы, чтобы срывать финансовые мероприятия Советского правительства. В профессорской группе состояли также князь К. Д. Туманов, работавший в информационном центре РОСТА и использовавший его материалы в интересах контрреволюции, князь С. А. Ухтомский, геолог В. М. Козловский, на квартире которого хранились динамит и белогвардейская литература, и другие.

    Офицерскую группу возглавлял сподвижник Юденича — подполковник П. П. Иванов. Группа разработала план вооруженного восстания в Петрограде и области. Его предполагалось начать одновременно в Петрограде, Рыбинске, Старой Руссе, Бологом и па станции Дно и, таким образом, отрезать Петроград от Москвы. Петроград был разбит на районы, и в каждом из них во главе мятежных сил поставлен опытный офицер. Группе удалось привлечь к антисоветской деятельности нескольких офицеров, служивших в Красной Армии и на флоте. Среди них были Н. М. Подня (он же Бутгель-Подлобный), дворянин, скрывший свое прошлое, обманным путем вступивший в Коммунистическую партию и ставший комиссаром роты 3-го минно-подводного дивизиона; Г. X. Рооп, сын генерала, адъютант того же дивизиона, снабжавший документами членов подпольной организации и шпионов.

    Кадет Таганцев вынашивал идею создания «массовой базы», на которую могла бы опираться «ПБО», и искал связей с антисоветскими группами, действовавшими среди рабочих. Он не прочь был использовать лозунги мелкобуржуазной контрреволюции — «Свободные перевыборы в Советы», «Советы без большевиков», полагая, что они могут послужить и кадетам. Во время «волынок» в Петрограде и кронштадтского мятежа члены «ПБО» распространяли среди рабочих прокламации антисоветского содержания, а один из лидеров организации, В. Г. Шведов, выступал с антибольшевистскими речами даже на заводских собраниях. В поисках связи с «демократическими» элементами Таганцев вошел в контакте группой так называемых «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов г. Петрограда», созданной по меньшевистским рецептам. Эта группа представляла собой авантюристический блок выходцев из разных «социалистических» партий, выступала под флагом «беспартийности» и вела антисоветскую пропаганду на предприятиях. Деятельную помощь в установлении связи с этой группой оказал Таганцеву кооператор Н. И. Ястребов.

    «Петроградская боевая организация» помогала группе «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов» издавать за границей антисоветские прокламации, которые затем распространялись на предприятиях Петрограда. В сообщении ВЧК по этому поводу говорилось: «В мае месяце сего года между Таганцевым и этим блоком (группой «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов». — Д. Г.) было заключено соглашение, в силу которого «ПБО» обязалась предоставлять свои технические средства и аппарат связи для нужд блока. Представители блока пытались склонить Таганцева к подчинению «ПБО» «идейному руководству» «социалистического блока». «С нашей стороны, — говорил Таганцев, — за моральное воспитание наших членов он (представитель блока) желал получить денежную субсидию, а равно техническое содействие работе блока. По вопросу о технической помощи мы изъявили согласие, от моральной опеки мы с Комаровым нашли необходимым воздержаться».

    Кстати следует заметить, что и меньшевики пользовались техническими средствами «ПБО». Впоследствии Ф. Дан признавал, что во время кронштадтских событий меньшевики распространяли среди рабочих Петрограда «летучки и воззвания, которые в силу условий печатались в Стокгольме».

    Попытки «ПБО» вовлечь в свои ряды трудящихся закончились провалом. Не помог и контакт с группой «уполномоченных фабрик и заводов» — она сама не была связана с массами трудящихся. Мечты Таганцева о «массовой базе» не сбылись, В мае 1921 г. Таганцев начал переговоры с находившимся в Финляндии кронштадтским «временным ревкомом», главари которого (Петриченко, Яковенко, Ососов) просто-напросто торговали участниками кронштадтского мятежа, интернированными в Финляндии, и направляли их по договоренности с разными антисоветскими группами для подпольной работы в Россию. По соглашению между «ПБО» и «временным ревкомом» в Петроград приехали несколько моряков во главе с Комаровым, «работу» которых оплачивала «ПБО». Эта группа, образовавшая «Объединенную организацию кронштадтских моряков», заменила собой «массовую базу» организации, на нее и возлагали надежды главари заговора.

    «Объединенная организация кронштадтских моряков» занялась вербовкой сторонников и подготовкой террористических актов и диверсий. Террористической деятельностью организации руководил матрос В. И. Орловский, заочно приговоренный к расстрелу за шпионаж еще в 1919 г. Этот шпион, служивший финской и американской разведкам, приобрел гранаты, динамит; его разбойничья группа взорвала в Петрограде памятник В. Володарскому, подожгла трибуны в день первомайского праздника; она готовила взрывы предприятий, террористические акты против деятелей большевистской партии и налет на поезд, в котором перевозились государственные ценности.

    Из центра «Петроградской боевой организации», созданного за границей, были получены десятки миллионов рублей. В сообщении ВЧК указывалось: «ПБО» имела значительные связи с белыми за рубежом. До съезда национального объединения центр этой организации в Париже составляли генерал Владимиров, кадеты Карташев и Струве, бывший царский министр Коковцов, Иваницкий и другие. В то время как Владимиров организовывал распыленные эмигрантские военные круги, Коковцовым и Струве была организована группа финансистов для оказания продовольственной и финансовой помощи Петрограду после переворота. В Финляндии центр организации составляли редактор белой газеты «Новая русская жизнь», бывший ректор Петроградского университета (член ЦК кадетской партии. — Д. Г.) профессор Д. Д. Гримм, член редакции той же газеты кадет Новицкий и глава русского Красного Креста в Финляндии профессор Цейдлер.

    Задачи подготовки вооруженного восстания были тесно связаны с интенсивной работой по шпионажу в пользу финского генерального штаба и Франции. По показаниям участников заговора, политический и экономический шпионаж являлся одним из источников финансовых средств для работы в белых организациях».

    Арест Таганцева, гибель шпиона Германа, убитого при незаконном переходе границы, внесли замешательство в ряды заговорщиков. В это время произошла смена зарубежного руководства «ПВО». На съезде правых белоэмигрантских группировок в Париже состоялось их объединение под руководством бежавшего из России с остатками своих войск барона Врангеля, который стал руководителем «Союза освобождения России». Финансирование этой монархистской организации взял на себя Торгово-промышленный комитет. Один из главарей «ПВО» — Шведов — вошел в «Союз освобождения России» и получил задание выехать в Петроград для активизации работы «ПВО» и объединения всех правых группировок. Одновременно в Петроград был послан и резидент «Союза освобождения России» лейтенант П. В. Лебедев. Но надежды заговорщиков, связанные с выездом в Петроград Лебедева и Шведова, не оправдались. ВЧК удалось напасть на их след. На квартире бывшего морского офицера шпиона Г. В. Золотухина, служившего на советском эсминце «Азард», чекисты устроили засаду, в которую и попал посланец Врангеля Лебедев. При аресте он оказал сопротивление, застрелил чекиста. На явочной квартире «ПВО», принадлежавшей бывшей дворянке Т. Н. Арнгольд, сотрудники Особого отдела ВЧК арестовали Шведова, который также отчаянно сопротивлялся и убил двух чекистов.

    Аресты профессионального разведчика Лебедева (он совершил 19 переходов через границу) и одного из главарей «ПВО» Шведова позволили выявить новые шпионские гнезда, созданные как «ПВО», так и врангелевским «Союзом освобождения России». Были ликвидированы явочные квартиры финляндской, американской, французской и английской разведок в Петрограде (эти квартиры содержали дочь царского генерала О. П. Рафаилова, бывшая дворянка Е. Г. Манухина, купец И. Д. Калачев, бывшая помещица О. С. Лунд, дочь царского полковника М. В. Карлович, контрабандисты В. П. Матвеев и К. М. Зубер, некая Е. А. Антипова) и арестован ряд шпионов. На явочной квартире у морского офицера Г. Д. Дмитриева был обнаружен курьер американской разведки Старк, который застрелил двух чекистов и скрылся. В сообщении ВЧК указывалось, что «ПВО» была связана с другими белыми организациями в Петрограде. Русская белая организация, работавшая на американскую разведку, располагала рядом явочных квартир в Петрограде и имела связи среди морских офицеров, в числе которых были флаг-интендант штаба Балтийского флота бывший лейтенант Дмитриев, мичман Золотухин, мичман Кунцевич и другие. Сначала она являлась чисто шпионской организацией, продававшей добываемую ею информацию о политическом, военном и экономическом положении Советской республики финскому генеральному штабу и американцам. После кронштадтского мятежа эта организация приступила к созданию боевых ячеек из матросских групп, руководимых из Финляндии. Подобная же организация, работавшая на французскую разведку, пользовалась покровительством французского консульства в Гельсингфорсе. Во главе ее стояли бывшие русские офицеры Николай Лион и Степанов (псевдоним Стефан). В Петрограде организацию возглавляли бывший колчаковец капитан Мейзе, подполковник Дурново, временно исполнявший обязанности начальника 2-го отдела Петроградского окружного артиллерийского управления, и начальник управления военно-морских учебных заведений бывший контр-адмирал Зарубаев. Организация эта вначале также преследовала разведывательные цели в пользу Франции, но после кронштадтского восстания по предписанию из-за границы перед нею была поставлена задача создания боевых групп из матросов, присланных при посредничестве барона Вилькена из Финляндии, и распределения этих матросов по заводам.

    К В. И. Ленину неоднократно поступали ходатайства в защиту некоторых буржуазных специалистов и интеллигенции, арестованных по делу «ПВО». Владимир Ильич тщательно проверял такие заявления, требуя от Чрезвычайной комиссии представления данных об обоснованности ареста. В частности, к Ленину поступали заявления в защиту профессоров В. Н. Таганцева и М. М. Тихвинского. Ленин убедился в том, что арест этих лиц был обоснованным, и оставил ходатайства без последствий. В связи с ходатайством Русского физико-химического общества за профессора химии Тихвинского, изобличенного в экономическом шпионаже, Ленин заметил: «Тихвинский не «случайно» арестован: химия и контрреволюция не исключают друг друга».

    По этому же делу В. И. Ленин рассматривал и ходатайство об освобождении инженера-технолога, консультанта Госплана М. К. Названова, приговоренного Петроградской губчека к расстрелу. Вина Названова заключалась в том, что весною 1921 г. он через Н. И. Ястребова свел Таганцева с антисоветской группой «уполномоченных собрания представителей фабрик и заводов г. Петрограда». В. И. Ленин получил прошение отца Названова о смягчении участи сына, а также положительные характеристики о работе Названова со стороны Л. Б. Красина, председателя Госплана Г. М. Кржижановского и двух рабочих — членов ЦК профсоюза рабочих сахарной промышленности. Кржижановский рассказал Ленину о том, что Названов раньше действительно был антисоветски настроен, но весною или летом 1921 г. (очевидно, после совершения Названовым преступления) он, Кржижановский, заметил у Названова перелом в настроениях и взял его на работу в Госплан. Владимир Ильич, таким образом, убедился в том, что Названов не представлял опасности для Советской власти, и потребовал приостановить исполнение постановления Петроградской губчека и рассмотреть вопрос о судьбе Названова на заседании Политбюро ЦК РКП (б). Со своей стороны Владимир Ильич предложил «отменить приговор Петрогубчека и применить приговор, предложенный Аграновым (следователем ВЧК, рассматривавшим дело «ПВО». — Д. Г.)… т. е. 2 года с допущением условного освобождения» К Политбюро ЦК РКП (б) согласилось с этим предложением, и Названов был освобожден. В. И. Ленин интересовался и после этого поведением Названова. В частности, он поручил потребовать через два месяца отчет о работе Названова в Госплане.

    Общее количество арестованных по делу «ПВО» составляло свыше 200 человек. По постановлению Петроградской чрезвычайной комиссии от 29 августа 1921 г. наиболее опасные из них, в том числе Таганцев, Шведов, Лебедев, Орловский, были расстреляны, остальные приговорены к различным срокам лишения свободы.

    >

    2. Голод и контрреволюция

    Летом 1921 г. в районах Поволжья, Приуралья, Кавказа, Крыма и части Украины засуха уничтожила посевы. Плодороднейшие районы, являвшиеся житницей страны, не дали не только хлеба для снабжения населения, но и семян для нового урожая. Советская страна, не оправившаяся от хозяйственной разрухи, унаследованной со времен империалистической и гражданской войн, оказалась перед новым страшным бедствием — голодом. К зиме и весне 1922 г. голод охватил свыше 30 миллионов человек. Особенно тяжело было в Поволжье, где население от голода вымирало.

    Советское правительство принимало чрезвычайные меры для борьбы с голодом. Миллионы трудящихся, работая на фабриках, заводах и полях страны, отчисляли из своего скудного заработка и полуголодного пайка продовольствие и деньги для помощи голодающим. Но внутренние ресурсы были ничтожны, разоренная страна нуждалась в помощи извне. В. И. Ленин призвал международный пролетариат оказать такую помощь. А. М. Горький обратился ко всем честным людям Европы и Америки с просьбой помочь русскому народу. Призыв В. И. Ленина и обращение А. М. Горького встретили широкий отклик трудящихся за рубежом. Нашлись, однако, и силы, попытавшиеся использовать стихийное бедствие, постигшее Советскую страну, в контрреволюционных целях.

    В июне 1921 г. А. М. Горький предложил учредить общественный Всероссийский комитет помощи голодающим. За это предложение ухватились бывшие кадетские «общественные деятели» — С. Н. Прокопович, Е. Д. Кускова, Н. М. Кишкин, бывший царский министр Н. Н. Кутлер и другие. Они образовали инициативную группу по созданию комитета. 21 июля состоялось собрание этой группы совместно с представителями Советской власти. Кишкин потребовал «независимости» организаций учреждаемого комитета, «строгих гарантий» со стороны советских органов в отношении деятельности работников комитета, говорил о необходимости предоставления комитету права связываться с зарубежными организациями. Было ясно, что «общественные деятели» намереваются использовать свое участие в борьбе с голодом в политических целях.

    В тот же день, 21 июля 1921 г., декретом ВЦИК был учрежден Всероссийский комитет помощи голодающим. Ему присвоили знак Красного Креста, под флагом которого он должен был работать. Первоначально комитет был утвержден в составе 63 человек; большинство его, за исключением нескольких представителей правительства и советских работников, состояло из общественных деятелей старой формации. Только председатель комитета и его заместитель назначались ВЦИК, остальные члены президиума избирались закрытой баллотировкой на общем собрании комитета, которому предоставлялось в дальнейшем право самостоятельно пополнять свой состав. Всероссийский комитет помощи голодающим был наделен правами образовывать свои отделения на местах и за границей, приобретать в России и за границей продовольствие, фураж, медикаменты и другие предметы, распределять их среди голодающих.

    Буржуазные элементы расценили создание Всероссийского комитета помощи по-своему. Контрреволюционеры надеялись, что они сумеют, прикрываясь легальной работой, превратить местные отделения комитета в органы политической борьбы против Советской власти. Белогвардейская эмиграция торопилась связаться с членами комитета. Большие надежды на комитет возлагали и агенты международного империализма.

    Широкое общественное движение за границей заставило и заправил капиталистического мира выразить свое отношение к помощи голодающим в России. 10 августа 1921 г. Верховный совет Антанты принял решение образовать комиссию «для выяснения возможности оказать помощь голодающему населению России». Во главе комиссии был поставлен известный враг Советской власти, бывший посол Франции в России Жозеф Нуланс. Комиссия Нуланса в качестве непременных «условий предоставления помощи голодающим России» потребовала от Советского правительства признания внешних долгов царского и Временного правительств, «достаточных гарантий соблюдения будущих обязательств» и создания «нормальных условий» экономической жизни в стране.

    В Соединенных Штатах Америки на призыв А. М. Горького откликнулась Американская администрация помощи (АРА), которую возглавлял министр торговли Герберт Гувер. АРА являлась ассоциацией нескольких благотворительных, религиозных и националистических обществ, действовавших под управлением единой администрации. Ее целью было оказание продовольственной и иной помощи пострадавшим от войны народам Европы. Одной из тайных задач этой организации было империалистическое проникновение в разные страны и оказание на них политического давления. Во время начавшихся переговоров с Советским правительством представители АРА добивались права бесконтрольной деятельности, экстерриториальности своих отделений на земле Советской России и даже потребовали предоставления залога в обеспечение того, что доставленное в Россию продовольствие будет использовано «по назначению». В. И. Ленин, внимательно следивший за ходом переговоров с АРА, 13 августа 1921 г. писал:

    «Ввиду того что подлые американские торгаши хотят создать видимость того, будто мы способны кого-то надуть, предлагаю формально предложить им тотчас по телеграфу от имени правительства… следующее: мы депонируем[5] золотом в нью-йоркском банке сумму, составляющую 120 % того, что они в течение месяца дают на миллион голодных детей и больных. Но условие наше тогда такое, что ввиду столь полной материальной гарантии ни малейшей тени вмешательства не только политического, но и административного американцы не допускают и ни на что не претендуют. Т. е. тогда отпадают все пункты договора, дающие им хоть тень права на административное хотя бы только вмешательство. Проверка же производится паритетными комиссиями (от нашего правительства и от них) на местах.

    Этим предложением мы утрем нос торгашам и впоследствии осрамим их перед всем миром».

    АРА во время переговоров в Риге вынуждена была отказаться от претензий на залог и от ультимативного домогательства экстерриториальности своих представителей. 20 августа было заключено приемлемое для обеих сторон соглашение. Администрации АРА предоставлялись довольно широкие права по размещению своих отделений, самостоятельному набору сотрудников, распоряжению своими фондами и т. д. Советское правительство получило, однако, право отвода сотрудников американских отделений.

    В середине августа 1921 г. в Женеве состоялась конференция представителей международных и национальных организаций Красного Креста, которые избрали популярного общественного деятеля — норвежского полярного исследователя Фритьофа Нансена главным уполномоченным организаций Красного Креста по оказанию помощи голодающим в России. Нансен без лишних проволочек вступил в переговоры с Советским правительством и 27 августа заключил с ним соглашение о работе созданной им организации — Исполнительного комитета международной помощи России, в который входили и представители Советской власти. В отличие от АРА, Нансен всю работу по распределению продовольствия в России согласился проводить через местные органы Советской власти.

    Соглашение с АРА и деятельность международной организации помощи голодающим Нансена раскалывали единый фронт, который, используя голод, пытались образовать империалисты против Советской России. Лишь правительства стран Антанты, представленные в комиссии Нуланса, не достигли соглашения с Советским правительством. Вскоре выяснилось, что империалистические круги питают большие надежды на деятелей из Всероссийского комитета помощи голодающим. Агенты французского правительства уже начали переговоры с представителем этого комитета в Париже — М. И. Скобелевым.

    Всероссийский комитет помощи голодающим образовал в стране большое количество местных отделений, в которые вошло немало буржуазных «общественных деятелей». Благодаря своему большинству в комитете кадетские деятели избрали для посылки за границу делегацию во главе с Н. М. Кишкиным, С. Н. Прокоповичем, Е. Д. Кусковой. Они торопили с отъездом делегации, явно стремясь принять участие в политических переговорах между Советским правительством и правительствами капиталистических стран.

    Советские органы своевременно разгадали политические ухищрения деятелей Всероссийского комитета. 18 августа ВЦИК признал необходимым отложить поездку этой делегации за границу и предложил комитету выделить максимальное число своих членов для практической работы в районах, охваченных голодом. Большинство комитета, не согласившееся с решением ВЦИК, 23 августа в ультимативной форме потребовало пропустить делегацию за границу, пригрозив в противном случае прекратить работу.

    27 августа ВЧК произвела ряд обысков и арестов среди членов комитета. По этому вопросу ВЧК сообщила: «С первых же дней возникновения комитета в ВЧК стали поступать сведения, указывающие на то, что группа членов Комитета, не отказавшаяся на деле от своих активных политических задач, подошла к народному бедствию Поволжья, как средству политической борьбы и заговора против Советской России, возложив все надежды на новую интервенцию заграничных капиталистов в новой форме. Эта группа устраивала ряд тайных собраний, заводила, пользуясь легальностью ВКПГ (Всероссийского комитета помощи голодающим. — Д. Г.), связи и т. п. Все эти данные заставили ВЧК произвести 27 августа сего года среди членов Комитета и лиц, окружавших его, ряд обысков и арестов, которые дали богатый материал, подтверждающий правильность предварительных данных».

    У члена партии кадетов Кафьевой, являвшейся секретарем Кишкина, чекисты обнаружили написанную рукой Кишкина подробную схему переустройства Советской России — с верховным правителем во главе государства, с канцлером, с государственной думой и государственным советом, с областными, губернскими, уездными и волостными начальниками и т. д. У арестованного несколько ранее другого члена комитета — П. Т. Саламатова — были обнаружены «тезисы доклада по поводу записки «Воссоздание единой России», в которых оспаривалась схема Кишкина. В тезисах предлагалось после низвержения Советов образовать единую сильную национальную власть, указывалось, что только единоличное диктаторское правление способно восстановить порядок в России. В тезисах предусматривался способ свержения Советов — ряд местных восстаний, сливающихся затем в единое движение под руководством из центра.

    Во время обысков и арестов служащих комитета и лиц, связанных с ними, в здании комитета были обнаружены документы, свидетельствующие о его совершенно определенной политической работе. Так, например, член комитета Булгаков в своем дневнике, касаясь политической деятельности комитета, писал: «И мы и голод — это средство политической борьбы».

    Стало ясно, что Комитет помощи голодающим является на самом деле центром антисоветской работы. 30 августа 1921 г. Советское правительство сообщило, что «большинство Комитета окончательно оказалось в плену политических расчетов, не имеющих ничего общего с интересами голодающих, и что Комитет склонен пренебречь интересами деловой работы ради участия в той контрреволюционной политической игре, которая завязалась вокруг его создания среди заграничных белогвардейцев и вдохновляемых ими правительственных групп Европы». Советское правительство постановило ликвидировать комитет. Наиболее активные его «деятели» — Н. М.Кишкин, С. Н. Прокопович, Е. Д. Кускова и другие — были в административном порядке высланы из Советской страны.

    Однако империалисты стран Антанты продолжали попытки использовать голод в Советской России для осуществления своих политических целей. 4 сентября 1921 г. Нуланс сообщил Советскому правительству о решении возглавляемой им комиссии направить в Россию «комитет экспертов, уполномоченных произвести на месте быстрое и подробное обследование размеров нужд и способов к наиболее быстрому и наиболее действительному их удовлетворению». Нуланс потребовал, чтобы этим «обследователям», в количестве около 30 человек, были предоставлены «все необходимые условия и гарантии» для работы. Он привел подробный перечень вопросов, подлежавших обследованию. Это была, по существу, плохо замаскированная программа сбора шпионских сведений о состоянии России. Возмущенный требованиями Нуланса, В. И. Ленин в тот же день заявил: «Нуланс нагл до безобразия». В предложенном проекте постановления Политбюро ЦК РКП (б) Ленин писал: «Поручить Чичерину составить в ответ Нулансу ноту отказа в самых резких выражениях типа прокламации против буржуазии и империализма, особенно подчеркнув контрреволюционную роль самого Нуланса, особо указав издевательски-наглый характер предложения послать до всякого договора комиссию шпиков под названием комиссии экспертов… Особо подчеркнуть, что мы не можем ни секунды верить в желание помочь гг. Нулансов при таком их подходе к делу»[6],

    В ноте правительствам Великобритании, Франции, Италии и Бельгии от 7 сентября 1921 г. народный комиссар по иностранным делам Г. В. Чичерин указывал: «Комиссия г-на Нуланса заменила помощь голодающим собиранием сведений о внутреннем состоянии Советской России. Она выставила обширную программу расследования, требующую для своего выполнения продолжительного времени и сводящуюся к установлению ресурсов и средств Советской России в области земледелия, транспорта, скотоводства и т. д., причем это должно делаться под руководством тех людей, которые уже занимались этим изучением в ничем не прикрытых целях устройства мятежей и облегчения продвижения иностранных армий на территории Советской Республики. Голод и страдания трудящихся России оказались поводом для этой комиссии, чтобы попытаться узнать, какими силами и средствами располагает Советское Правительство». Отказываясь удовлетворить домогательства комиссии Нуланса, Советское правительство вместе с тем указывало, что «оно пойдет в полной мере навстречу всякой другой организации, раз оно увидит, что эта организация действительно хочет заняться помощью голодающим».

    Все попытки Фритьофа Нансена привлечь к делу честной помощи голодающим правительства стран Антанты и Лигу наций наталкивались на непреодолимые преграды. В книге «Россия и мир», изданной в 1923 г., Нансен указывал, что политические деятели Европы считали, что «помощь умирающему от голода и страдающему русскому народу была бы равносильна поддержке Советского правительства и большевиков». «Сердца политических деятелей, — говорил Нансен, — часто бывают черствы и бесчеловечны». IX Всероссийский съезд Советов в специальном обращении к Фритьофу Нансену 25 декабря 1921 г. указывал: «Русский народ сохранит в своей памяти имя великого ученого, исследователя и гражданина Ф. Нансена, героически пробивавшего путь через вечные льды мертвого Севера, но оказавшегося бессильным преодолеть безграничную жестокость, своекорыстие и бездушие правящих классов капиталистических стран».

    Антисоветскую деятельность пытались вести и сотрудники Американской администрации помощи. Руководитель АРА Герберт Гувер не скрывал своего враждебного отношения к советскому строю и, заключая соглашение с Советской Россией, преследовал, конечно, империалистические цели[7]. Создав аппарат в Советской стране, АРА укомплектовала его американскими сотрудниками (их было около 300), многие из которых являлись кадровыми разведчиками. Директором АРА в России был полковник Хаскель, а его секретарем — разведчик Джон А. Лерс (в прошлом американский консул в Петрограде). Разведчиками были также помощник директора Мэтьюз Филип, представитель на Юго-Востоке России М. А. Дрискол, уполномоченный в Казани Джон Г. Бойд, в Башкирии — Крейг, на Украине — полковник В. Р. Гров, в Одессе — полковник Хайнес, в Белоруссии — армейский разведчик Харди и другие. В качестве русских сотрудников деятели АРА часто принимали на службу людей с темным, антисоветским прошлым, реакционных священников, бывших эсеров, кулаков. Кроме распределения продовольствия и руководства питательными пунктами, этот аппарат немало времени уделял разведывательной и подрывной антисоветской деятельности. Сотрудники АРА совершали частые поездки по стране (пытались проникать даже в пограничные районы, где не было питательных пунктов), вербовали в свою агентурную сеть неустойчивых людей, собирали сведения о состоянии промышленности, сельского хозяйства и военном положении Советской страны.

    В ряде мест, подбадриваемые деятельностью АРА, поднимали голову кулацкие элементы. В одном только Самарском уезде с декабря 1921-го по октябрь 1922 г. за антисоветские выступления, связанные с американской помощью, было привлечено к ответственности 44 кулака.

    Органы государственной безопасности Советской страны вели неустанную борьбу с попытками шпионской и подрывной деятельности американских разведчиков под вывеской АРА. Например, Царицынское ГПУ за активный сбор разведывательных сведений и оскорбительные действия в отношении местных властей выслала из Советской страны американского разведчика из АРА Фоя. Советские же граждане, изобличенные в незаконной деятельности, привлекались к суду или по требованию советских органов увольнялись с работы в организациях АРА.

    И все же Советское правительство стремилось установить с АРА деловые отношения в работе по оказанию помощи голодающим. Это давало возможность направить богатые ресурсы этой организации на помощь голодающим.

    Бедствия, причиняемые голодом, создали почву для усиления религиозных суеверий и предрассудков. Малосознательные массы искали спасения от бедствий у сверхъестественных сил. В 1921–1923 гг. по стране прокатилась волна «обновления чудотворных икон», крестов, которые истолковывались темными людьми как знамение божие. Церковь, как религиозная организация, стремившаяся сохранить свое влияние на широкие массы, не могла остаться в стороне от тяжелых испытаний, выпавших на долю народа, и должна была принять участие в борьбе с голодом. Патриарх Тихон 22 августа 1921 г. обратился к населению с воззванием, в котором рекомендовал жертвовать в пользу голодающих «кто сколько может». Вместе с тем реакционное духовенство устраивало массовые крестные ходы с «обновленными чудотворными иконами», молебны на выжженных солнцем полях, возбуждая в народе религиозный фанатизм, и исподволь настраивало население против «безбожной» Советской власти, будто бы повинной в голоде.

    В июне 1921 г. в селе Боево Воронежского уезда распространились слухи о том, что в местном храме «обновилась» старая икона под названием «Достойна есть». Неграмотные отсталые крестьяне, преимущественно женщины, устроили паломничество к иконе и стали требовать от духовенства выдачи ее для молебствий. Получив икону, толпы крестьян двинулись с нею на поля. Они верили, что икона поможет избавиться от засухи. Священники устраивали торжественные встречи иконы с колокольным звоном, молебны, акафисты и т. п. Религиозный психоз, охвативший крестьян, был настолько велик, что во многих окрестных деревнях также появились «обновленные иконы», и не только в храмах, но и в домах крестьян. Дело о вдохновителях и организаторах ложного «чуда» рассматривалось Воронежским губернским революционным трибуналом. В его приговоре от 22 октября 1921 г. отмечалось: «Научно-психиатрическая экспертиза установила развитие эпидемии массового религиозного психоза, а судебное следствие установило извлечение материальных выгод из этого народного бедствия для черничек и церкви». Революционный трибунал признал привлеченных к ответственности крестьян, а также некоторых священнослужителей «одержимыми религиозным психозом» и освободил их от наказания; лишь семь священнослужителей приговорены к общественно-принудительным работам без лишения свободы сроком на шесть месяцев каждый условно. В Рязанской губернии предметом поклонения стала хранившаяся в Троицком монастыре «чудотворная» икона, которой в 1613 г. рязанский архиепископ Феодорит «благословлял» на царствование Михаила Романова.

    Когда народное бедствие достигло предела, в общественных организациях трудящихся стали подумывать о том, чтобы для борьбы с голодом использовать огромные ценности, имевшиеся в церквах. Об этом говорили на многочисленных собраниях рабочих и крестьян. А в январе 1922 г. представители голодающих губерний обратились с подобным ходатайством к Советскому правительству. 23 февраля ВЦИК принял решение «изъять из церковного имущества все драгоценные предметы из золота, серебра и камней, изъятие коих не может существенно затронуть самого культа», и передать в фонд помощи голодающим. Тогда-то в полной мере и выявилось истинное лицо реакционного духовенства. 28 февраля 1922 г. патриарх Тихон обратился с воззванием ко всем «верующим чадам российской православной церкви», в котором, касаясь постановления ВЦИК, провозглашал: «С точки зрения церкви подобный акт является актом святотатства… Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, освященных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами вселенской церкви и карается ею как святотатство»[8].

    Это был прямой призыв к неподчинению постановлению Советского правительства. Воззвание Тихона объявлялось с амвонов церквей, передавалось из уст в уста и возбудило волну беспорядков, нередко кровавых. 12 марта 1922 г. комиссия по изъятию церковных ценностей в городе Шуе Иваново-Вознесенской губернии явилась в соборный храм, где уже собралась враждебно настроенная толпа. Комиссию встретили криками и ругательствами. Наиболее ретивые черносотенцы из толпы толкали членов комиссии и наносили им удары. Желая избежать столкновения, комиссия решила отложить выполнение задания до 15 марта. Но 15 марта по призыву черносотенного духовенства в храме и на соборной площади собралась еще большая толпа. Когда к собору подошел наряд милиции для установления порядка, толпа встретила его камнями. На колокольне храма стали бить в набат. Колокольный звон продолжался полтора часа, возбуждая массы. К месту сборища явилась полурота красноармейцев. Из толпы раздались револьверные выстрелы. Красноармейцев окружили и, оттеснив от строя четырех, обезоружили их и тяжко избили. Тогда красноармейцы вынуждены были стрелять. В перестрелке погибло четыре человека.

    В правительственном сообщении по этому поводу указывалось: «Правительству чужда мысль о каких бы то ни было преследованиях против верующих и против церкви… Ценности созданы трудом народа и принадлежат народу. Совершение религиозных обрядов не потерпит никакого ущерба от замены драгоценных предметов другими, более простыми. На драгоценности же возможно купить достаточное количество хлеба, семян, рабочего скота и орудий, чтобы спасти не только жизнь, но и хозяйство крестьян Поволжья и всех других голодающих мест Советской Федерации… Только клика князей церкви, привыкших к роскоши, золоту, шелкам и драгоценным камням, не хочет отдавать эти сокровища на дело спасения миллионов погибающих. В жадном стремлении удержать в своих руках ценности какой бы ни было ценой центральная привилегированная клика не останавливается перед преступными заговорами и провокацией открытых мятежей… Сохраняя по-прежнему полное внимание и терпимость к верующим, Советское правительство не потерпит, однако, ни единого часа, чтобы привилегированные заправилы церкви, облаченные в шелка и бриллианты, создавали особое государство церковных князей в государстве рабочих и крестьян».

    Сопротивление верхушки духовенства было сломлено. В фонд помощи голодающим поступило большое количество церковных ценностей, которые пошли на спасение жизни людей.

    Огромными усилиями Коммунистической партии, советского народа, его правительства, при помощи международного пролетариата голод в стране удалось ликвидировать. Контрреволюция не смогла использовать его в своих целях.

    >

    3. «Народный союз защиты родины и свободы» на службе международного империализма

    В западных пограничных областях Белоруссии, несмотря на окончание советско-польской войны, в 1921 г. было неспокойно. На границах возникали вооруженные инциденты, провоцируемые — польской военщиной и разведкой. Из Польши на советскую территорию перебрасывались агенты и вооруженные отряды для диверсионной и подрывной работы. Контрреволюционеры, бежавшие из Советской страны и обосновавшиеся в Польше, вели шпионскую работу в советском тылу, подстрекали население к антигосударственным выступлениям.

    Политический бандитизм в Белоруссии был связан с действиями остатков разгромленных Красной Армией войск Булак-Балаховича и отрядов белорусских буржуазных националистов, принимавших участие в советско-польской войне на стороне Польши. В октябре 1920 г. разбитое «войско» С. Н. Булак-Балаховича сосредоточилось в районе Турова и Давид-Городка. Здесь Булак-Балахович при помощи поляков сформировал так называемую «Народную добровольческую армию» в составе четырех дивизий. С этими силами он перешел в наступление на Мозырь и Овруч.

    В ноябре 1920 г. части Красной Армии нанесли решительное поражение Булак-Балаховичу. Его «армия» рассыпалась. Часть ее капитулировала, часть перешла границу и была интернирована в Польше. Отдельные подразделения, раздробившись на мелкие шайки, рассеялись по окрестным селам.

    Вскоре белорусские контрреволюционеры с согласия польских властей стали перебрасывать из Польши на советскую сторону небольшие группы из интернированных отрядов Булак-Балаховича. Они должны были создавать в пограничных районах плацдармы для будущих наступлений более крупных соединений из Польши, а также организовывать базы для контрреволюционного восстания в советском тылу.

    В таком же направлении действовали и находившиеся в Польше остатки отрядов белорусских буржуазных националистов, сосредоточенные вокруг организации «Зеленый дуб», созданной в конце 1920 г. так называемым «Белорусским политическим комитетом», возглавляемым бывшим помещиком Алексюком. В начале 1921 г. отряды «Зеленого дуба» формально были расформированы.

    Но фактически они по-прежнему перебрасывались из Польши на советскую землю для подпольной борьбы и их деятельностью все так же руководил штаб «Зеленого дуба», находившийся на захваченной Польшей территории (в Молодечно). Ему подчинялись все банды в Белоруссии.

    Действуя небольшими отрядами в 20–30 человек, бандиты совершали нападения на советские учреждения, взрывали мосты, уничтожали телеграфные линии, склады продовольствия, грабили население, нападали и на отдельных прохожих в лесах. Иногда банды разрастались за счет местных грабителей.

    За зиму 1920/21 г. бандиты произвели в Белоруссии до 40 погромов, из них 21 в Мозырском уезде, где орудовали булак-балаховцы. В марте 1921 г. погромов было совершено 18, в апреле — также 18, в мае — 53. В Игуменском уезде оперировал отряд численностью до 400 человек под командованием полковника Павловского, в Бобруйском — отряд в 300 человек под командой капитана Колосова. К июню 1921 г. на территории Белоруссии действовало до 40 банд с постоянным контингентом до 3 тысяч человек.

    Для ликвидации бандитизма в Белоруссии был создан Революционный военный совет, в который вошли командующий войсками И. П. Уборевич, председатель Белорусской Чрезвычайной комиссии по борьбе с контрреволюцией Я. К. Ольский, народный комиссар внутренних и военных дел республики И. А. Адамович. К борьбе с бандами привлекались партийные и советские организации и крестьянская беднота. Был издан приказ, согласно которому добровольно явившимся с повинной участникам банд гарантировалось прощение. Вместе с тем применялись конфискация имущества у семей скрывавшихся бандитов и иные принудительные меры.

    При каждом отряде по борьбе с бандитами действовал специальный чекистский аппарат, который вел разведывательную работу, проникая в банды и подпольные организации. На места, в села, для суда над участниками банд выезжали революционные трибуналы, которые слушали дела в открытых судебных заседаниях в присутствии крестьянских масс. Приговоры имели большое воспитательное значение.

    Весной 1921 г. отряды ВЧК и Красной Армии настигли и разгромили несколько крупных бандитских отрядов в Белоруссии. Выяснилось, что их начальники (Павловский, Прудников, Пименов и др.) являлись офицерами банд Булак-Балаховича и Перемыкина и были переброшены из Польши на советскую территорию контрреволюционной организацией — так называемым «всероссийским комитетом» «Народного союза защиты родины и свободы», обосновавшимся в Варшаве.

    В мае органы ВЧК раскрыли в Гомеле западный областной комитет этого «Союза», имевший отделения в разных городах Белоруссии и в северо-западных областях России. Чекисты арестовали членов этого комитета, многих активистов, закордонных курьеров, шпионов — всего несколько сот участников организации. Были захвачены также многочисленные документы. Выяснилось, что во главе «Народного союза защиты родины и свободы» стоит небезызвестный Борис Савинков.

    После провала в 1918 г. восстания в приволжских городах Савинков бежал на территорию, занятую чехословаками, и продолжал борьбу против Советской власти в рядах контрреволюционных армий. Так, например, он участвовал в действиях каппелевского офицерского отряда. В конце 1918 г. Савинков был представителем Колчака за границей. Обивая пороги французских и английских министерств, он добывал оружие, снаряжение и обмундирование для колчаковских и деникинских войск. Во время советско-польской войны 1920 г., будучи в Варшаве, Савинков стал председателем белоэмигрантского «Русского политического комитета» («РПК») и установил тесные отношения с польскими властями и французской военной миссией. Он участвовал в создании так называемой «Русской народной армии» под командованием Перемыкина и Булак-Балаховича, воевавшей на стороне Пилсудского, и в составе ее участвовал в походе на Мозырь. По окончании войны Савинков вместе со своим братом, казачьим есаулом Виктором Савинковым, создал в Польше организацию для добывания секретных сведений о положении в Советской стране и с этой целью насаждал шпионскую сеть в советском тылу. Часть полученных материалов Савинков передавал разведывательному отделу польского генерального штаба и французской военной миссии в Варшаве, руководимой генералом Нисселем.

    В январе 1921 г. братья Савинковы из остатков «Русского политического комитета», переименованного к тому времени в «Русский эвакуационный комитет», начали сколачивать новую антисоветскую организацию, которую назвали «Народным союзом защиты родины и свободы». Вознамерившись превратить ее во всероссийский антисоветский центр, Борис Савинков заключил соглашения о совместных действиях с эмигрантским петлюровским правительством УНР, с белорусскими буржуазными националистами и казачьими антисоветскими группами, находившимися в Польше. С тех пор бандитизмом в Белоруссии руководили главным образом савинковские организации.

    13—16 июня 1921 г. в Варшаве состоялся съезд «Народного союза защиты родины и свободы», на котором присутствовал 31 человек, и среди них представители поддерживавших «Союз» иностранных государств: офицеры французской (майор Пакейе), английской, американской, итальянской (Стабини) военных миссий в Варшаве и офицер службы связи между министерством иностранных дел и военным министерством Польши Сологуб. На съезде были также представители Петлюры (Юрий Тютюнник) и белорусских буржуазных националистов. Главари контрреволюционного движения твердили о необходимости поднять «всеобщее восстание» на советской территории. С этой целью решено было широко применять террор и диверсии для дезорганизации жизни в Советской стране. Один из представителей «всероссийского комитета» «Союза» рассказывал: «Предлагалась организация налетов и разрушение центров управления, Советов, исполкомов, парткомов, организация взрывов в советских учреждениях, на съездах, совещаниях и т. д. Террор выдвигался как средство для деморализации коммунистов и как средство, долженствующее прекратить приток свежих сил в РКП(б), что должны были достичь расстрелами и отравлениями коммунистов и репрессиями против их семейств».

    В состав руководства «Народного союза защиты родины и свободы» помимо братьев Савинковых (Борис Савинков был избран председателем) вошли известный деятель бывшего «Союза защиты родины и свободы» А. А. Дикгоф-Деренталь, литератор профессор Д. В. Философов, бывший штабс-ротмистр лейб-гвардии кирасирского полка Г. Е. Эльвенгрен, казачий полковник М. Н. Гнилорыбов и другие. Участие в «Союзе» Эльвенгрена, которого арестовывали за контрреволюционную деятельность еще при правительстве Керенского, и представителя Донского казачьего круга полковника Гнилорыбова достаточно красноречиво характеризовало лицо созданной организации. Б. Савинков хотел изобразить «Народный союз защиты родины и свободы» как непартийное объединение, задачей которого явилась бы практическая подготовка свержения Советской власти. Дальнейшая судьба России должна была, по его расчетам, решаться после поражения большевиков. Такая позиция давала возможность объединять в «Союзе» самые разнородные элементы — от монархистов до «социалистов».

    «Народный союз защиты родины и свободы» образовался при содействии польских властей и представителей французской военной миссии в Варшаве, заинтересованных в подрыве тыла Советской страны и в создании шпионской сети на ее территории. Фактически «Союз» стал подсобным органом польской разведки. В докладе ВЧК о деятельности «Народного союза защиты родины и свободы» говорилось: «Роль польского генерального штаба сводится к следующему: а) разрешению и содействию организации на территории Польши партизанских отрядов и перевозке их по железной дороге за счет польского военного министерства… б) снабжению этих отрядов оружием… в) содействию вербовке в лагерях военнопленных и интернированных организаторов антисоветских групп и отправке их в Россию; г) содействию реорганизации и приведению в боевую готовность остатков интернированных армий Булак-Балаховича, Перемыкина и Петлюры».

    В распоряжении ВЧК имелось письмо Булак-Балаховича на имя исполнявшего обязанности начальника рабочих дружин в Польше капитана Поворзака, из которого было ясно, что армия Балаховича, якобы интернированная в Польше, на самом деле была переформирована в дружины, подчинявшиеся второму отделу польского генерального штаба. ВЧК располагала также документами, указывавшими на то, что интернированные казаки принимались на польскую службу в пограничную стражу, при которой была учреждена должность казачьего представителя (таковым являлся член Всероссийского комитета «Народного союза защиты родины и свободы» полковник Гнилорыбов).

    Почти все агенты Савинкова состояли одновременно на службе польской разведки и контрразведки (офензивы и дефензивы). Военные и политические сведения, доставлявшиеся из России, курьеры Савинкова передавали в польский генштаб и французскую военную миссию. Проводниками агентов и диверсантов, направлявшихся через пограничные посты в Советскую Россию, служили чины польской офензивы и жандармерии.

    Организацию Савинкова финансировали второй отдел польского генерального штаба и французская военная миссия в Польше. За особо важные сведения о Красной Армии шеф информационного отделения французской военной миссии майор Марино выплачивал дополнительное вознаграждение. В перехваченном ВЧК письме полковник Павловский, командующий партизанскими отрядами Савинкова на советской территории, просил того «содрать» с французов за доставляемые им сведения о Красной Армии возможно дороже. При поездке весною 1921 г. в Париж для переговоров с французским правительством Б. Савинкову удалось при помощи русского промышленника Путилова склонить группу крупных капиталистов к субсидированию савинковской организации.

    Всероссийский комитет «Союза» фактически являлся международным бюро шпионажа против Советской республики. Он добывал, систематизировал сведения о Красной Армии и снабжал ими иностранные военные миссии в Варшаве.

    На территории России и Белоруссии «Народный союз защиты родины и свободы» создал ряд областных комитетов, которые, в свою очередь, организовывали губернские, уездные, городские и волостные комитеты и ячейки в советских учреждениях, на предприятиях, в деревнях, в частях и штабах Красной Армии. Эти организации должны были подготовить местные повстанческие силы к вооруженному выступлению, в котором предусматривалось участие переброшенных из Польши интернированных остатков войск Булак-Балаховича, Перемыкина, Петлюры.

    После разгрома военно-политических формирований Колчака, Деникина, Юденича Борис Савинков решил сделать ставку на кулацкие восстания в Советской стране. В одной из брошюр того времени он писал: «Основная, решающая ошибка Колчака, Деникина, Юденича состояла именно в том, что и Колчак, и Деникин, и Юденич — доблестные вожди — не уразумели того, что идею нельзя победить штыками, что идее нужно противопоставить тоже идею, и идею не вычитанную из книг и не взращенную на традициях Карамзина, а живую, жизненную, понятную каждому безграмотному солдату и близкую его сердцу». По мнению Савинкова, «Россия ни в коем случае не исчерпывается… двумя враждующими лагерями («красные», большевики — с одной стороны, «белые», «реставраторы» — с другой). Огромное большинство России — крестьянская демократия… Не очевидно ли поэтому, — писал Б. Савинков, — что, пока вооруженная борьба с большевиками не будет опираться на крестьянские массы, иными словами, пока патриотическая армия не поставит себе целью защиту интересов крестьянской демократии, и только ее, большевизм не может быть побежден в России. Именно крестьянству, именно во имя своих собственных интересов суждено свергнуть большевиков и восстановить порядок в России». Разгул мелкобуржуазной крестьянской стихии в Советской стране Савинков расценил как подтверждение своей «идеи». Ему казалось, что он сможет использовать обстановку и поднять весною 1921 г. «всеобщее восстание» против Советской власти. К этому моменту и готовились все савинковские организации, а вместе с ними их союзники — петлюровцы, белорусские националисты, реакционные казачьи группировки.

    Но весна 1921 г. не оправдала надежд контрреволюции. Подпольные савинковские организации в Белоруссии и западных областях Советской России так и остались лишь группками авантюристов и бандитов, лишенных сколько-нибудь широкой социальной базы. Основные массы крестьянства не поддержали савинковцев и шедших с ними белорусских буржуазных националистов. Кровавые похождения савинковцев в селах и местечках раскрыли всем глаза на суть «повстанчества», к которому призывали контрреволюционные «активисты», переброшенные из-за границы. Крестьяне сумели распознать в них все тех же белых офицеров, белогвардейцев, от которых они избавились в результате гражданской войны. Заявление Советского правительства о переходе к новой экономической политике, отмена продовольственной разверстки изменили настроение крестьян. Они стали отворачиваться от савинковцев и буржуазных националистов и помогать советским органам в поимке засланных из-за границы организаторов банд. Главарям контрреволюции пришлось отложить «всеобщее восстание» сначала до момента сбора урожая и внесения продовольственного налога, а потом и на более поздний срок.

    Однако контрреволюции никогда не удалось реализовать свои планы. Красная Армия и чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией неизменно срывали происки врага. Чудовищные зверства и погромы, совершаемые бандами, переброшенными Савинковым на советскую территорию, вызывали гнев народных масс.

    Вот лишь краткий перечень преступлений одного из ближайших сподвижников Савинкова — полковника С. Э. Павловского, который во главе банды контрреволюционных головорезов совершал рейды из Польши на советскую территорию.

    Во время первого рейда банда Павловского ворвалась в город Холм. Бандиты убили здесь 250 и ранили 310 человек. Отступая из Холма в направлении Старой Руссы, они заняли Демянск, разгромили там все советские учреждения, выпустили из тюрьмы уголовников, зверски расправились с коммунистами, советскими активистами, комсомольцами и местным населением, убив 192 человека.

    Во время второго рейда банда Павловского в районе Пинска захватила в плен юношей из отряда ЧОН. Головорезы заставили 14 членов этого отряда рыть для себя могилы, после чего Павловский лично расстрелял их. В селе Корюкине по приказу Павловского был замучен и повешен продработник коммунист Силин. Банда ограбила банки в уездных центрах Духовщина, Белый, Поречье и Рудня.

    Во время третьего рейда головорезы совершили налет на пограничную заставу, убили отдыхавших после дежурства на заставе девятерых красноармейцев, повесили беременную жену начальника заставы. В Велиже они ограбили банк, а в Опочке живым сожгли директора банка Г. И. Хаймовича. Отступая с советской территории, бандиты по приказу Павловского угнали много скота, принадлежавшего советским людям.

    Так же зверствовали и другие савинковские банды. Захватив местечко Пуховичи, бандиты отряда бывшего офицера Павлова бросили в котел с кипящей смолой старика пастуха, заподозренного в сочувствии Советской власти; зверски замучили и убили двух коммунистов, захватили 11 жителей местечка и потребовали за них выкуп; получив требуемую сумму денег, бандиты зарубили заложников. Близ Полоцка бандиты спустили под откос поезд, ограбили почтовый вагон и пассажиров, расстреляли 15 коммунистов, у которых нашли партийные билеты.

    В январе 1922 г. красноармейцы задержали нарушителя границы, оказавшегося бывшим подполковником В. Свежевским. Этот изменник, служивший в Красной Армии, а затем сражавшийся против нее в составе разных банд, был интернирован в Польше. Когда ему «надоело бездействовать», он предложил свои услуги «Народному союзу защиты родины и свободы». По ходатайству Б. Савинкова и М. Гнилорыбова, руководившего террористической деятельностью «Союза», польские власти освободили Свежевского. Он получил от савинковского «Союза» задание убить Ленина и с этой целью пробирался в советский тыл.

    В связи с раскрытием связей «Народного союза защиты родины и свободы», а также украинских и белорусских буржуазных националистов с польскими разведывательными органами Советское правительство в ноте правительству Польши 4 июля 1921 г. потребовало ликвидации на польской территории организаций, действующих против Советской России, Белоруссии и Украины, и изгнания их руководителей. В ноте подробно характеризовалась враждебная Советскому государству деятельность савинковских организаций и приводились многочисленные факты связи их с органами польской разведки. В ноте говорилось также о том, что польский генеральный штаб содействовал отправке в Россию яда с целью массового отравления красноармейских частей в момент восстания. Так, например, 2-й отдел польского генерального штаба за подписью майора генерального штаба Бека выдал агентам Савинкова документ на провоз в Советскую Россию якобы для исследовательских целей двух килограммов яда.

    Советское правительство потребовало немедленного изгнания с польской территории обоих братьев Савинковых, Философова, Мягкова, Одинца, Дикгофа-Деренталя и других членов «Русского политического комитета», братьев Булак-Балаховичей, Перемыкина, Эльвенгрена, Васильева и других членов «Народного союза защиты родины и свободы», Петлюры, Тютюнника, Мордалевича, Орлика, Струка и других украинских контрреволюционных главарей, а также Злотского и других руководителей белорусских контрреволюционных организаций, полковника Гнилорыбова и других руководителей казачьих контрреволюционных групп и всех агентов указанных выше лиц и организаций.

    После долгих переговоров 7 октября 1921 г. между представителями РСФСР и Польши был подписан протокол, по которому польскую территорию должны были оставить В. Савинков, Д. Одинец, М. Ярославцев, А. Дикгоф-Деренталь, А. Рудин, А. Мягков, В. Уляницкий, М. Гнилорыбов, Эрдман, С. Петлюра, Ю. Тютюнник, Павленко, Зелинский, Н. Булак-Балахович. 28 октября главари антисоветских организаций покинули пределы Польши. Борис Савинков уехал раньше. Деятельность «Народного союза защиты родины и свободы» была парализована, а бандитизм в Белоруссии и западных областях Советской России к концу 1921 г. пошел на убыль. Советские войска наносили сокрушительные поражения бандитским отрядам. Лишь небольшие шайки бандитов еще и в 1922 г. продолжали свои действия в Минской, Гомельской и Витебской губерниях. К концу 1922 г. бандитизм в Белоруссии был окончательно ликвидирован.

    >

    4. Разгром основных сил петлюровщины. Крах махновщины

    На Украине, где мелкобуржуазные антисоветские движения бурно развивались еще в 1919–1920 гг., в 1921 г. они продолжались. 28 февраля 1921 г. В. И. Ленин говорил о положении на Украине: «Там было 120 правительств, и зажиточное крестьянство там развращено. Оно не может понять, что есть рабоче-крестьянское правительство и что раз оно берет хлеб, то для того, чтобы облегчить положение рабочих и крестьян. До тех пор, пока мы не добьемся там полного освещения всех этих вопросов, мы не перестанем получать известия о беспорядках, бандах, восстаниях. Это неизбежно, потому что неизбежны темнота, распыленность и озлобленность отдельных крестьян, которые остались нам в наследие от капитализма, которых нам нужно перевоспитывать годами». Антисоветские кулацкие выступления на Украине были использованы всеми действовавшими здесь контрреволюционными силами: общероссийской буржуазно-кадетской контрреволюцией; общероссийскими мелкобуржуазными партиями эсеров, меньшевиков, анархистов; организациями, выступавшими под флагом «беспартийности». Но в наибольшей степени эти выступления использовали петлюровцы и махновцы.

    После окончания войны с Польшей и краха петлюровской «государственности» вожаки украинского контрреволюционного националистического движения, в том числе члены «правительства Украинской Народной Республики», очутились в эмиграции в Польше. Там же в Польше (и в Румынии) сосредоточились интернированные остатки войск «УНР» численностью 25 тысяч человек. Заправилы петлюровщины теперь уже из-за границы пытались вызвать антисоветские движения на Украине. Конечно, эти эмигранты являлись находкой для польского и румынского буржуазных правительств, которые вели враждебную Советскому государству политику. Вот почему за небольшую плату в виде «помощи украинской государственности» польская и румынская разведки привлекли главарей петлюровщины на службу.

    В Польше (во Львове) Симон Петлюра образовал «Центральный штаб» для ведения подрывной деятельности в советском тылу. Начальником «штаба» он назначил Юрия Тютюнника, возведенного в звание «генерал-хорунжего армии УНР». Начальниками отделов «штаба» состояли: полковник Отмарштейн — начальник оперативного отдела, полковник Л. Б. Ступницкий — организационного, полковник бывшего царского генерального штаба Кузьминский — разведывательного и подполковник Добротворский — административно-политического. Вся работа «штаба» приспосабливалась к нуждам польской разведывательной службы. В петлюровский «штаб» входил и фактически контролировал его деятельность польский поручик Ковалевский. Полковник Кузьминский был связан со 2-м отделом польского генерального штаба и, в сущности, состоял там на службе. Все лица, нелегально направляемые «штабом» на советскую территорию, непременно получали от польской разведки шпионские задания, а по возвращении информировали не только петлюровский «штаб», но и польскую разведывательную службу. Переброска через границу петлюровских шпионов и диверсантов осуществлялась с помощью той же польской разведки. Средства на содержание петлюровского «штаба» давал 2-й отдел польского генштаба из секретных сумм; в расходах участвовала и французская разведка, получавшая через поляков сведения, добытые петлюровскими шпионами.

    Антисоветские движения, широко распространившиеся в конце 1920-го и начале 1921 г. в Екатеринославской, Киевской, Полтавской губерниях, Кременчугском и Юзовском районах, пробудили новые надежды у петлюровских главарей: у них созрел план воспользоваться этим движением и поднять «общее восстание» на Украине. В связи с этим они и заключили соглашение о совместных действиях с эмигрантскими савинковскими организациями, белорусскими контрреволюционными националистами и группами реакционного казачества.

    Согласно выработанному «Центральным (петлюровским) штабом» плану, вся территория Украины разбивалась на пять частей, образующих повстанческие группы, каждая из которых, в свою очередь, разделялась на 4–5 районов, а последние — на подрайоны. Эти части организационно должны были объединить все петлюровские вооруженные силы, предназначенные для действий на территории этих районов. Командующие группами назначались «Центральным штабом» из числа наиболее опытных начальников; командиры районов — командующими группами из местных людей или из офицеров, присылаемых из-за кордона. Помимо повстанческих отрядов согласно плану предполагалось организовать повстанческие подпольные комитеты — повстанкомы (центральный, групповые, губернские, уездные). Сеть повстанкомов строилась так: в селах создавались повстанческие «двойки», из представителей сельских «двоек» выделялись волостные «тройки», последние должны были создать уездный повстанком из пяти человек. Комитеты более высоких ступеней назначались «Центральным штабом». В момент, определенный «штабом», по его сигналу вся эта система петлюровских повстанческих отрядов и комитетов должна была начать «общее восстание». Одновременно планировалось вторжение на советскую территорию из Польши и Румынии интернированных там петлюровских войск.

    Этот план в значительной части остался на бумаге. Фактически «Центральный штаб» в 1921 г. образовал в советском тылу две группы. Первая охватывала мятежников южных (Одесской, Херсонской и Таврической) губерний; во главе ее стоял полковник А. А. Гулый-Гуленко, находившийся в Румынии. Вторая группа охватывала мятежников Киевщины и Волыни; командовать ею назначили бывшего командира бригады петлюровских войск полковника С. И. Яворского (Карого). Остальные группы не были созданы, хотя «штаб» послал во все концы Украины немало инструкторов и офицеров, которые создавали на местах повстанкомы и отряды.

    Тем временем в Киеве образовался и подпольный «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» («Цупком») или, как он еще себя называл, «Комитет освобождения Украины».

    В сентябре 1920 г. петлюровский министр Левицкий от имени «правительства УНР» предложил киевскому инженеру Наконечному взяться за организацию подпольных антисоветских ячеек, подчиненных петлюровскому эмигрантскому правительственному центру. К февралю 1921 г. Наконечный привлек к выполнению этого задания группу украинских интеллигентов, которые создавали в провинции ячейки, вовлекая в них главным образом учителей, кооператоров и других представителей интеллигенции. В этой-то среде и возникла мысль об образовании «Всеукраинского подпольного центра». В группу по созданию «центра» вошли Наконечный, сотрудники Киевского отдела народного образования Чепилко (бывший полковник), Грудницкий, работники кооперации Махиня и Андрух, сотрудник губвоенкомата Комар. В марте 1921 г. группа провела нелегальное совещание, пригласив для участия в нем представителей украинских антисоветских партий. Во время обсуждения вопроса о характере создаваемого «центра» разгорелась дискуссия. Представитель эсеров Максименко высказался за то, чтобы «центр» строился по партийному принципу. Наконечный и Чепилко возражали. Совещание постановило строить «Всеукраинский центральный повстанческий комитет» по персональному принципу, независимо от партийной принадлежности его членов.

    Далее инициаторы решили связаться с эмигрантским «правительством» и получить от него полномочия на руководство подпольным движением в масштабе всей Украины. С этой целью в Польшу выехали Андрух и Наконечный. В беседах с Петлюрой и Тютюнником «делегаты» старались создать впечатление о большом значении и влиянии созданной ими организации. Им удалось убедить главарей контрреволюционного национализма в этом, и они получили от Петлюры мандат на объединение под своим руководством всех подпольных повстанческих сил, имевшихся на Украине. Петлюра отпустил им и средства на нужды организации.

    Председателем «Всеукраинского центрального повстанческого комитета» был избран Чепилко, а членами — Наконечный (уполномоченный по иностранным делам), Грудницкий (уполномоченный по военным делам) и Данчевский (уполномоченный по делам связи с периферией). «Цупком» налаживал контакты с имевшимися подпольными губернскими повстанческими комитетами и вооруженными отрядами.

    Весной 1921 г. петлюровские вожаки начали ускоренную подготовку военного выступления. Как стало известно впоследствии, разработанный «Центральным штабом» план вторжения из-за кордона петлюровских банд на Украину был согласован с военным командованием Польши, с французской военной миссией, находившейся в Варшаве, с савинковской организацией. Польский генерал Соснковский от имени польского военного командования и французский генерал Ниссель от имени французской военной миссии принципиально согласились поддержать вторжение и одобрили смету на расходы по этой авантюре. Фактически был заключен договор, по которому поляки: 1) разрешили организовать петлюровский штаб на своей территории; 2) обязались снабжать средствами как штаб, так и все пропускные пункты, через которые будут проходить посылаемые на Украину агенты; 3) дали разрешение использовать интернированных в лагерях офицеров и казаков для посылки на Украину; 4) предоставили право получения документов польского генерального штаба и бесплатного проезда по железной дороге петлюровским агентам; 5) обязались выпустить к моменту восстания всех интернированных офицеров и казаков из лагерей и снабдить «дивизии» необходимым оружием, снаряжением, обмундированием, обозом для создания фронта против Советов. Такие же обязательства приняло на себя и румынское военное командование во время переговоров с полковником А. А. Гулым-Гуленко.

    Готовился к выступлению и «Всеукраинский центральный повстанческий комитет». Его главари — Чепилко, Наконечный и другие — выехали уже из Киева в Холодный Яр, откуда собирались объявить о начале «всеобщего восстания».

    Не менее активно действовал в то время и Махно. Прорвавшись в конце ноября 1920 г. сквозь кольцо окруживших его в Гуляй-Поле советских войск, он в короткий срок вновь создал, теперь уже из кулацких, антисоветских элементов и старой махновской «гвардии», крупную банду. И вновь начались грабежи и убийства на территории многострадальной Украины.

    Борьба с бандитизмом в конце 1920 г. стала одной из главных задач Советской власти на Украине. Украинское Советское правительство образовало «Военное совещание» во главе с главнокомандующим войсками Украины и Крыма М. В. Фрунзе. Значительно были усилены войска ВЧК. В основном очаге махновщины, в Александровском районе, ЦК КП(б)У и СНК УССР образовали специальную Политсекцию Александровского района, которую возглавил народный комиссар внутренних дел Украины В. П. Антонов (Саратовский). В январе 1921 г. все местные чрезвычайные комиссии по борьбе с контрреволюцией на Правобережной Украине были объединены и подчинены специальному уполномоченному ВЧК, прибывшему из Москвы. Все это сыграло важную роль в подавлении контрреволюции. Замена продразверстки продналогом и другие политические мероприятия, связанные с проведением новой экономической политики, позволили Коммунистической партии и Советскому правительству преодолеть мелкобуржуазную стихию и на Украине. Подавляющее большинство украинских крестьян сочувственно встретили новый закон. Петлюровский и махновский бандитизм лишился на Украине благодатной почвы. Махновские банды были изгнаны с насиженных мест и стали беспорядочно метаться по Херсонской, Киевской, Полтавской губерниям.

    Уже в конце июля 1921 г. М. В. Фрунзе мог заявить: «Бандитизм как вооруженная сила резко и определенно идет на убыль. Подавляющее большинство прежних крупных бандитских соединений уничтожено… Значительная часть действующих ныне на территории Правобережья банд — зарубежного происхождения и появляются у нас периодически, сорганизовавшись или сформировавшись на территории Румынии и Польши при попустительстве румынских и польских властей.

    Что касается Левобережья, то здесь приходится отметить… почти полное искоренение самого сильного бандитского соединения, так называемой «повстанческой армии Махно». Махно… был вынужден распустить свою армию. Повстанческая армия в настоящее время почти совершенно ликвидирована… Убиты ближайшие помощники Махно — Забудько, Куриленко, тяжело ранен ряд других (Щусь, Фома Кожин), отбит весь обоз, все тачанки с пулеметами. У одного Махно взято около 40 пулеметов.

    Красной Армии как силе, активно борющейся с бандитизмом, сейчас, ввиду отсутствия крупного противника, делать почти нечего, и на первый план выступает отныне роль ЧК и милиции».

    В апреле 1921 г. на основании решения V Всеукраинского съезда Советов Центральное управление чрезвычайных комиссий Украины было преобразовано во Всеукраинскую чрезвычайную комиссию по борьбе с контрреволюцией, спекуляцией и преступлениями по должности. Согласно постановлению ВУЦИК и СНК УССР от 2 апреля 1921 г. «О Всеукраинской чрезвычайной комиссии» в чекистском аппарате усиливались коллегиальные начала, важнейшие вопросы работы решались коллегией с участием представителей НКЮ и НКВД. Председателем ВУЧК был назначен В. Н. Манцев, членами коллегии — Е. Г. Евдокимов, Н. А. Рославец и другие.

    Внимание чекистского аппарата было сосредоточено на ликвидации бандитизма и петлюровских повстанческих комитетов. Чекисты увязывали свои действия с военным командованием: вели разведку, проникали в самую гущу бандитских соединений, вылавливали отдельных главарей и активистов. Они проделали огромную работу по ликвидации петлюровских банд атаманов Мелашко, Лозина, Федотченко, Стенового (Пастушки), Бровы, Зирки — на Екатеринославщине, Трепета на Киевщине и других. Венцом этой работы была ликвидация «Всеукраинского центрального повстанческого комитета».

    7 августа 1921 г. информационный отдел Всеукраинской чрезвычайной комиссии опубликовал отчет о своей работе и сообщил о ликвидации «Цуикома». Это произошло при следующих обстоятельствах. В конце 1920-го и начале 1921 г. Екатеринославской губчека удалось арестовать бывшего начальника конных частей банды Стенового — Илью Тимошина (он же Иванов) и бывшего начальника штаба той же банды Гвиненко. В результате этих операций были установлены подробности деятельности петлюровского эмигрантского «Центрального штаба», польской разведки и подпольного «Цупкома», находившегося в лесах Холодного Яра.

    Одновременно чекистам удалось напасть на след крупного петлюровского деятеля Гелева. Серб, врач по специальности, этот авантюрист по каким-то неясным причинам связал свою судьбу с петлюровщиной. Вначале он участвовал в похождениях банды Трепета на Киевщине. Потом, после ее разгрома, спасаясь от преследования чекистов, бежал за границу, пробрался в Польшу и явился к Петлюре. Последний вручил Гелеву мандат на организацию повстанческих отрядов и комитетов на советской территории; «Центральный штаб» дал Гелеву несколько явок, и тот с группой помощников вернулся на Украину.

    Чекисты бдительно следили за деятельностью Гелева и раскрыли его связи с подпольным «Цуикомом». Между тем части 1-й Конной армии во время преследования банды на Екатеринославщине окружили в одном из сел самого Гелева с тремя его помощниками. Буденновцы предложили всем сдаться, но бандиты открыли огонь. В результате перестрелки дом, в котором был Гелев, загорелся, и сам авантюрист погиб. После этого чекисты приступили к ликвидации организаций, во главе которых стояли соучастники Гелева, связанные с «Цупкомом».

    Чекисты установили адрес важной конспиративной квартиры «Цупкома». Эта явка была «накрыта». Здесь были арестованы: видный петлюровец Цыбенко, прибывший из Польши с шифром для связи между петлюровскими организациями, один из холодно-ярских атаманов, а также супруги Уманские — содержатели явки «Цупкома».

    На основе всех этих данных был выработан план ликвидации «Цупкома». В его разработке приняли участие видные чекисты, работавшие в 1920–1921 гг. на Украине: В. Н. Манцев, К. М. Карлсон, Е. Г. Евдокимов, М. П. Портнов. В сообщении ВУЧК говорилось: «Весь «Всеукраинский повстанческий комитет», состоящий из пяти человек, был изъят. Арестованными оказались: голова «Цупкома» полковник Чепилко, секретарь Наконечный (он же Днистров) и члены — Комар и полковник Грин. Начальник штаба «Цупкома» (штабс-капитан Чепилко-младший) при попытке бежать и сопротивляться был убит»[9].

    Несмотря на эти поражения, петлюровские эмигрантские вожаки продолжали безрассудную авантюру — готовили так называемое «общее восстание» на территории Советской Украины. Начало «восстания», по согласованию с польским генеральным штабом, они перенесли на осень 1921 г. Польские власти обещали освободить «для пробы» из лагерей 2–3 тысячи интернированных петлюровцев и перебросить их за границу.

    Правительства Советской России и Украины потребовали от польского правительства прекращения враждебных действий, противоречащих условиям мирного договора.

    Между тем в начале октября 1921 г. из Польши на советскую территорию в районе Острога проник вооруженный отряд петлюровцев под командованием генерала Нельговского. Он взял направление на Волынь. 25 октября в районе села Копиченец двинулась на советскую Подолию вторая крупная группа петлюровских войск под командованием подполковника Палия-Черного.

    Наконец в ночь на 5 ноября в районе юго-западнее Олевска с большим отрядом — так называемой «киевской дивизией» — перешел советскую границу и сам «генерал-хорунжий» Тютюнник. Как выяснилось впоследствии, польские власти, освободив из лагерей значительное число интернированных войск «УHP», содействовали им в переходе советской границы.

    Наконец-то петлюровцы осуществили свой долго вынашиваемый план вторжения на украинскую землю. Они надеялись, что им удастся привести в движение созданные ими на Украине подпольные организации и вовлечь крестьянство в антисоветское восстание. Тютюнник опубликовал «приказ», в котором объявил, что «разрешается свободная торговля, хранение и перевозка товаров», а также «неприкосновенность частной собственности». Но ни крестьяне, ни рабочие не поддержали «тютюнниковский рейд».

    17 ноября 1921 г. в районе деревни Звиздаль (35 километров северо-западнее Тетерева) конная бригада Г. И. Котовского и бригада червонного казачества В. М. Примакова разгромили объединенную банду Тютюнника и Палия-Черного. Тютюнник бежал.

    Так провалилось последнее крупное вооруженное наступление петлюровцев на украинскую землю. Тем временем Красная Армия и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией окончательно ликвидировали махновский бандитизм.

    Под влиянием новой экономической политики крестьяне в одиночку и группами уходили от Махно. Многие добровольно сдавались Советской власти. К осени 1921 г. сдались: член штаба махновской армии Зверев, инспектор артиллерии Шаровский, начальник связи Полено, электротехник Пахарь и другие махновские командиры — всего 30 человек — и 2443 рядовых махновца.

    Лишь Нестор Махно с горсткой своих «гвардейцев» метался, убегая от преследования Красной Армии и чекистов. В августе 1921 г. он с небольшим отрядом прорвался к границе Бессарабии. 28 августа перешел реку Днестр и сдался румынским властям. Правительства Советской России и Украины в ноте правительству Румынии от 20 сентября 1921 г. потребовали выдачи Махно. Но правители Румынии не сделали этого. Многие бежавшие за границу махновцы сами с повинной вернулись на родину. Среди них начальник махновского штаба Виктор Белаш, старые махновские командиры Ф. Каретников, Курильников, Иван Лепетченко, Лесовик и другие. Советское правительство амнистировало их.

    С ликвидацией мелких вооруженных шаек махновщина перестала существовать. Нестор Махно перешел на положение эмигранта. Некоторое время он находился в румынском концлагере, затем бежал в Польшу, где был арестован. В 1922 г. его освободили, он переехал в Париж и отошел от политической жизни. Умер Махно в 1934 г.

    >

    5. Белофинская авантюра в Карелии

    Антисоветские движения в Карелии активно поддерживались буржуазной Финляндией. Эта страна, в прошлом входившая в состав Российской империи, получила независимость согласно декрету Советского правительства от 31 декабря 1917 г. 27 января 1918 г. в Финляндии началась пролетарская революция и образовалась Советская социалистическая республика. В завязавшейся гражданской войне финской буржуазии с помощью «приглашенных» ею германских войск под командованием генерала фон-дер Гольца, оккупировавших Финляндию, в апреле 1918 г. удалось удушить финскую революцию рабочих и крестьян. Финляндия была превращена в плацдарм для нападения на Советскую Россию. Кровавый душитель революции генерал Маннергейм мечтал о создании «Великой Финляндии», включающей в себя соседние советские территории, в том числе и Карелию…

    В декабре 1918 г. финские войска захватили ряд пограничных волостей в Советской Карелии. 21 апреля 1919 г. банды финских и русских белогвардейцев снова вторглись из Финляндии в Южную Карелию и повели наступление на Олонец, Лодейное Поле и Петрозаводск. На захваченных землях они создавали отряды из карельских крестьян, принуждая их выступить против Советской власти и присоединиться к «родственной Финляндии». Красная Армия разгромила карело-финские банды. Остатки их осели в нескольких волостях Кемского и Повенецкого уездов Архангельской губернии. Здесь в селе Ухта в апреле 1920 г. образовалось антисоветское «Ухтинское правительство», объявившее своею целью создание «автономной Карелии», входящей в состав буржуазной Финляндии. Это «правительство» получало финансовую поддержку от властей, капиталистических фирм, обществ и банков Финляндии.

    Между тем карельские трудящиеся создали свою, рабоче-крестьянскую автономию и 8 июня 1920 г. ВЦИК санкционировал образование в составе РСФСР Карельской автономной Трудовой Коммуны. Всекарельский съезд Советов заявил, что карельский народ чувствует себя свободным в пределах Советской России и не пойдет под капиталистическое ярмо ни Финляндии, ни какого-либо другого иностранного государства.

    В октябре 1920 г. был подписан мирный договор между Советской Россией и Финляндией, однако финляндское правительство продолжало тайно содержать на своей территории карельские белогвардейские отряды для подготовки вторжения на советскую землю. В феврале 1921 г. по требованию Советского правительства финские власти предложили «Ухтинскому правительству» самораспуститься. Но вместо «правительства» был создан «Карельский просветительный союз», занимавшийся той же работой — собиранием вооруженных сил для вторжения в Карелию.

    В начале октября 1921 г. в Тунгудской, Ребольской, Ухтинской и Вокнаволоцкой волостях Карелии появились вооруженные отряды белофиннов и карельских кулаков, переправленные из Финляндии. Первая банда, во главе с финским майором Т. Токкиненом и карельским кулаком из села Березнаволоцкого В. Сидоровым, перешла границу еще в конце сентября. Авантюристы приступили к организации вооруженных отрядов из местных кулаков для свержения Советской власти.

    Мятежники создали на советской территории так называемый Карельский временный комитет — антисоветское «правительство Карелии», в состав которого вошли упомянутые Токкинен, Сидоров, О. Борисов и другие, и постановили обратиться к финскому правительству за помощью.

    Оплотом мятежников и белофиннов стали карельские кулаки. Одновременно с местными формированиями под видом «добровольцев» из Финляндии в Карелию шел поток пополнений — финские вооруженные отряды под командованием кадровых офицеров. В Карелию двинулись и некоторые русские белогвардейцы и даже отряд, составленный из бывших участников кронштадтского мятежа.

    Началась война, охватившая значительную часть Карелии. Финские белогвардейцы и местные кулаки восстанавливали в захваченных районах старые царские порядки и законы, заменяли Советы старостами, находящимися под контролем финских комендантов, уничтожали скудные продовольственные запасы народа, обрекая его на голод, терроризировали население.

    Сопротивление прорвавшимся из Финляндии отрядам оказывали сначала местные советские силы, в том числе отряд Карельской ЧК, а затем в боевые действия включились воинские части Петроградского военного округа. Активное участие в подавлении карельской авантюры принимали работники Особого отдела и войска ВЧК.

    В начале 1922 г. советские войска под командованием А. И. Седякина перешли в наступление. Видную роль в боевых действиях сыграл батальон Интернациональной военной школы, состоявший из курсантов-финнов под командованием известного финского революционера Тойво Антикайнена. К марту банды мятежников в основном были разгромлены; финские воинские части, а вместе с ними и многие карельские мятежники бежали в Финляндию. Советские войска захватили документы 47 кадровых финских офицеров, участвовавших в боях против Советской России. Документы эти были опубликованы в «Правде» 2 февраля 1922 г.

    За время своего господства бандиты буквально опустошили районы Карелии. Карельско-Мурманский военно-революционный комитет в обращении к населению от 23 декабря 1921 г. констатировал: «Положение очень тяжелое; много продовольственных запасов уничтожено, лошади угнаны, лесные заготовки, — главный источник существования, — стоят.

    Тунгудская волость была самой зажиточной волостью Кемского уезда, теперь там народ бедствует».

    Мятежники разворовали и уничтожили много тысяч пудов хлеба, доставленного в свое время советскими органами для голодающего населения Кемского и Петрозаводского уездов. Они ограбили Сегозерский завод, вывезли оттуда все материалы. Они разоряли школы, убивали учителей. В Ругозерской волости бандиты зверски убили коммунистов, собравшихся для празднования годовщины Октябрьской революции. Главарем убийц в этой волости являлся некий Карпов, служивший ранее Архангельскому антисоветскому правительству, а затем перешедший на службу к белофиннам.

    Обращение Карельско-Мурманского военно-революционного комитета призывало: «Трудящиеся Карелии! Бандитизм, организованный финскими капиталистами, толкнул вас в глубокое несчастье. Белые банды… являются наймитами и подручными финляндских капиталистов. Сами эти господа сидят в Финляндии… нисколько не заботясь о тех бедствиях, которые переживает бедная Карелия по их милости. Если на земле найдется хоть сколько-нибудь правосудия, то эти господа должны быть привлечены к суровой расплате. К ответственности должны быть привлечены не только местные руководители бандитов — Карповы, Ореховы и Токкинены, но и в первую очередь должны дать ответ их белофинские хозяева — Свинхувуд, кровавый Маннергейм и хулиганы-егеря… Они в первую очередь виновны в ручьях трудовой крови, в разорении наших домов и в наших неисчислимых страданиях».

    Военно-революционный комитет предложил крестьянам, скрывающимся в лесах, вернуться в свои дома. «Тем, которые будут честно исполнять все приказы Советской власти, помогать войсковым частям ликвидировать бандитизм, гарантируется Военно-революционным комитетом освобождение от всякого наказания».

    Советское правительство ассигновало и израсходовало из государственного бюджета большие средства на восстановление разрушенного бандитами хозяйства Карелии.

    Несмотря на разгром основных сил мятежников, их руководящие деятели, в том числе и так называемое «карельское правительство», находясь в Финляндии, долго еще при попустительстве и с ведома финских властей продолжали вести подрывную антисоветскую работу и готовиться к новым набегам на Карелию.

    13 сентября 1922 г. в протесте председателя российской делегации Русско-финляндской центральной комиссии, организованной для обеспечения спокойствия и мира в пограничной зоне, указывалось: «В Суомуссальми и Кухмониеми (на территории Финляндии. — Д. Г.) под видом «этапных пунктов» для беженцев открыто действуют организации так называемого «карельского правительства». Во главе этих организаций стоят лица, известные своей руководящей ролью во время бандитских нападений на Карельскую Трудовую Коммуну в 1921-м и 1922 гг. Из числа этих лиц я могу назвать бывшего члена так называемого «ухтинского правительства» Федора Сергеевича Федорова, который ныне под фамилией Синикива заведует Суомуссальмским «этапом», помощником его является другой известный руководитель бандитских нападений на Карельскую Трудовую Коммуну — Александр Мелентьев, ныне скрывающийся под фамилией Ренне. Начальником Кухмониемского «этапа» состоит не менее известный организатор бандитских нападений Ваара (родом из Ухты)…

    В непосредственной близости к пограничной полосе, в деревнях Хюрюнсальми, Путкола, Рисиярви и в Каяне не только существуют те «этапы», деятельность которых я уже характеризовал выше, но при некоторых из этих «этапов» имеются даже военные курсы того же «карельского правительства», в коих частью насильственно, частью же за плату, выдаваемую от этого «правительства», карельские беженцы, способные носить оружие, проходят курсы военных наук, необходимых для успешного проведения новых вооруженных нападений на Россию».

    30 апреля 1923 г. Советское правительство объявило амнистию всем крестьянам, принимавшим участие в карельской авантюре. Тем самым был открыт путь на родину тем, кто обманом и силой был вовлечен в авантюру. Вернувшиеся карельские крестьяне занялись мирным трудом на советской земле.

    >

    6. Конец дутовщины

    Весною 1920 г. после крушения колчаковщины разгромленные Красной Армией отряды атамана оренбургского казачьего войска А. И. Дутова были включены в «Отдельную Семиреченскую армию» Б. В. Анненкова и вместе с нею перешли китайскую границу. Они расположились в землянках вблизи города Чугучака, а некоторая часть в самом городе.

    Скопившаяся на китайской территории масса развращенной военщины (анненковцев, дутовцев, семеновцев, колчаковцев) и сопровождающих ее беженцев представляла собою угрозу для Советской страны, в частности для соседнего Семиречья. Это скопище было опасно и для китайских властей. Обнищавшие, потерявшие надежду на лучшее будущее, люди зверели, теряли всякое представление о совести, чести, добре и зле.

    В начале 1921 г. атаман Дутов задумал объединить все остатки русской военной белогвардейщины в Китае. Неоднократно битый Красной Армией, он вновь ввязывался в борьбу с Советской властью. Дутов установил контакты с антисоветскими зарубежными организациями, с Врангелем, с английской разведывательной службой, с басмачами и готовился к крупным военным операциям против Советской страны.

    В октябре 1920 г. в письме к командующему ферганскими басмачами Иргашу Дутов писал: «Еще летом 1918 г. от Вас прибыл ко мне в Оренбург человек с поручением от Вас — связаться и действовать вместе. Я послал с ним Вам письмо, подарки: серебряную шашку и бархатный халат в знак нашей дружбы и боевой работы вместе. Но, очевидно, человек этот до Вас не дошел. Ваше предложение — работать вместе — мною было доложено Войсковому правительству Оренбургского казачьего войска, и оно постановлением своим зачислило Вас в оренбургские казаки и пожаловало Вас чином есаула. В 1919 г. летом ко мне прибыл генерал Зайцев, который передал Ваш поклон мне. Я, пользуясь тем, что из Омска от адмирала Колчака едет миссия в Хиву и Бухару, послал с нею Вам письмо, халат с есаульскими эполетами, погоны и серебряное оружие и мою фотографию, но эта миссия, по слухам, до Вас не доехала. В третий раз пытаюсь связаться с Вами. Ныне я нахожусь на границе Китая и Джаркента в г. Суйдуи. Со мной отряд всего до 6000 человек. Теперь я жду только случая ударить на Джаркент. Для этого нужна связь с Вами и общность действий. Буду ждать Вашего любезного ответа».

    Надо было обезвредить Дутова. Советские чекисты задумали «выманить» Дутова на советскую землю или похитить его и за все его злодеяния предать суду.

    Для этого необходимо было проникнуть в расположение Дутова, войти в доверие к лицам, окружавшим его, и изыскать способ доставить Дутова на советскую сторону. Эту сложную задачу поручили группе чекистов, в том числе Касымхану Чанышеву, у которого были родственники на китайской территории и который мог поэтому появиться там, не вызывая подозрений.

    Касымхан Чанышев перешел границу и прибыл в Кульджу. Там он встретил друга детства, служившего переводчиком у Дутова, и через него добился свидания с последним. Он сыграл роль «недовольного Советской властью» и предложил Дутову свои услуги для работы в советском тылу. Весьма подозрительный по натуре, генерал, однако, поверил Чанышеву и дал ему задание вернуться в Джаркент, приступить к подготовке восстания, подробно информировать его о положении дел и поддерживать с ним постоянную связь через доверенных людей. Дутов предупредил Чанышева, что в случае измены найдет его «даже на дне моря» и расстреляет.

    Завязалась «игра» чекистов с Дутовым. В нее был включен в качестве «связного» между Чанышевым и Дутовым чекист Махмуд Ходжамиаров. Последний стал приносить с советской стороны интересующие Дутова «сведения», а для Чанышева от Дутова — указания и контрреволюционные листовки. Дутов также послал в помощь Чанышеву своего агента. В «игру» были включены и другие чекисты, получившие таким путем доступ к Дутову. Чанышев завоевал доверие атамана.

    В январе 1921 г. чекисты решили приступить к завершению операции по захвату Дутова. Ее назначили на 6 февраля 1921 г. Авторы книги «Из истории органов государственной безопасности Узбекистана» Р. Арипов и Н. Мильштейн на основании документальных материалов подробно описали проведенную операцию. В намеченный день в крепости Суйдуне собрались тщательно проинструктированные участники операции; каждый из них четко знал свои обязанности. У ворот крепости с лошадьми дежурили Азиз Ашурбакиев, Кудек Баймысаков и Юсуп Кадыров. Ходжамиарову предстояло пройти с письмом от Чанышева к Дутову, а Баймысакову — «убрать» часового, стоявшего у дверей квартиры Дутова. Передавая письмо Дутову, Ходжамиаров должен был ударом в голову оглушить его, а затем вместе с Баймысаковым втиснуть атамана в мешок и нести к лошадям. Если бы кто-нибудь заинтересовался содержимым мешка, участникам операции следовало ответить, что они несут полученные воззвания. Сам Чанышев должен был находиться неподалеку от дверей караульного помещения и в случае необходимости открыть огонь по окну и двери помещения и задержать конвой.

    Войдя к Дутову, Ходжамиаров передал ему письмо следующего содержания: «Господин атаман, хватит нам ждать, пора начинать. Все сделал. Готовы. Ждем только первого выстрела, тогда и мы спать не будем. Ваш Чанышев». В ту минуту, когда Дутов начал читать письмо, Ходжамиаров ударом оглушил его и сразу же позвал Баймысакова. Но тут в комнату неожиданно вошел адъютант Дутова, который, проходя мимо, заметил отсутствие часового. Увидев в комнате Ходжамиарова и Баймысакова, которые склонились над оглушенным атаманом, адъютант выхватил оружие, но был убит успевшим выстрелить раньше Баймысаковым.

    Конвоиры пытались выбежать из караульного помещения, но путь им преградил Чанышев. Ходжамиаров, видя, что похитить в такой обстановке Дутова невозможно, выстрелом в упор убил атамана. Убедившись, что Дутов мертв, Ходжамиаров и Баймысаков выпрыгнули через окно во двор и бросились к воротам крепости. К ним присоединился и Чанышев. Все трое вскочили на коней и, отстреливаясь, галопом помчались к границе. Вскоре они были в безопасности.

    Настала очередь покончить и с белогвардейским скопищем, образовавшимся в Китае. Один из участников событий, бывший белый эмигрант, впоследствии писал: «Весною 1921 г. в Чугучаке наступил настоящий голод…

    Ежедневно на улицах умирали люди, трупы которых по нескольку дней никем не убирались, — они лежали, скорчившись, в арыках, на скамейках около земляных стен. Нищих и больных появилось ужасающее количество. С раннего утра до вечера они шли беспрерывной вереницей, и у дверей все время слышался несмолкаемый стоп: «О-ой баибича, ой бай, ой баяй» — или русское: «Подайте милостинку христа ради». Вглядываясь в лица русских, лишь с трудом можно было узнать в этих лохматых, сгорбленных, дрожащих фигурах знакомых людей: «Вот этот полуголый, хрипло скулящий «христа ради»… бывший сельский хозяин, за ним дикий, косматый субъект в опорках — бывший инженер, дальше офицер, он почти беспрерывно плачет, вот учитель, вот окончивший консерваторию музыкант, лесничий, женщина с двумя ребятишками, за ней еще и еще… Они ходят по улицам Чугучака, одни из них просят милостыню, другие еще не просят, но скоро будут просить…»

    Заканчивая свое повествование, автор писал: «…Подавляющее большинство не понимало, за что, почему и с кем они боролись; не понимало в широком значении этого слова, т. к. многие боролись за свои личные интересы, но, так сказать, в глубину не видели ничего…

    Страдания учат многому. Военную диктатуру, власть буржуазии и бюрократии люди изучили хорошо. Дикость и никудышность их стояли у каждого перед глазами. Во времена колчаковщины, а в особенности там, в далеком Китае, все приняло простые, ясные формы, все обнажилось. Стесняться было нечего» и перед людьми во всем великолепии выступило все, скрытое раньше под громкими фразами, размалеванными декорациями и пустым слоем грима. В Китае спали последние покровы, румяна и белила слиняли, и под ними показалось дряблое, гнусное, отжившее лицо…» Это была безнадежность людей, потерявших родину.

    Советское правительство решило предпринять операцию по ликвидации русской белогвардейщины в Китае и возвращению этих отчаявшихся людей к мирной жизни на родине. 24 мая 1921 г. части Красной Армии по соглашению с китайскими властями перешли границу и двинулись на лагери белогвардейцев. Многие из этих людей были взяты в плен и переброшены на советскую территорию. Здесь они постепенно включались в мирную жизнь страны. Лишь непримиримые враги советского строя, профессиональная белогвардейская военщина продолжали свои авантюры. Теперь, после гибели Дутова, белогвардейцами на китайской территории стал командовать генерал-лейтенант А. С. Бакич.

    >

    7. Дело Унгерна

    Среди многочисленных и разных врагов революции и Советского государства, действовавших в первые годы Советской власти, особое место принадлежит барону Р. Ф. Унгерну фон Штернбергу. Этот отпрыск древнего рода прибалтийских баронов, предки которого состояли членами ордена меченосцев и участвовали в крестовых походах, являлся одним из злейших врагов советского строя.

    Военная карьера барона, служившего в русских войсках и до революции, была связана с Забайкальем. Сюда он вместе с казачьим атаманом Семеновым был послан после революции Керенским для формирования бурятских полков. В годы гражданской войны Унгерн фон Штернберг подавлял народные движения в Сибири и Забайкалье. За эти «заслуги» Семенов присвоил своему помощнику, 35-летнему Унгерну, чин генерал-лейтенанта. В 1920 г. барон, расставшись с Семеновым и разбитыми Красной Армией колчаковцами, самостоятельно организовал вооруженную банду из разбойничьего сброда: русских казаков-монархистов, контрреволюционно настроенных монголов, китайцев, бурят и японцев. Местом своей деятельности он избрал Монголию. Здесь хозяйничали тогда китайские милитаристы, ликвидировавшие остатки монгольской автономии. Глава ламаистской церкви «живой бог» — богдогэгэн вместе с монгольской феодальной знатью пресмыкался перед чиновниками пекинского правительства.

    Однако в стране поднималось мощное народно-освободительное движение, руководимое Монгольской народно-революционной партией во главе с Сухэ-Батором.

    Барон Унгерн, хорошо знавший обстановку в Монголии, играя на национальных чувствах монгольского народа, выдвинул лозунг «освобождения» страны и восстановления ее автономии. Он сумел воздействовать на богдогэгэна, которого насильно привез в свой штаб, и заручился обещанием его поддержки. В конце 1920 г. Унгерн со своей бандой двинулся в Монголию. В феврале следующего года он захватил ее столицу — Ургу и восстановил богдогэгэна на престоле. Фактически диктатором в стране стал он сам.

    В Урге окончательно оформились «философия» и политическое кредо барона. Отпрыск христианских рыцарей-крестоносцев, сокрушавших неверных «за веру Христову», барон Унгерн выступил против европейского «гнилого Запада» и выдвинул идею… воссоздания «Срединной Азиатской империи», подобной империи Чингисхана, чей образ он избрал своим идеалом. Эта империя должна была объединить под властью свергнутой народом в Китае маньчжурской династии Цин все территории, на которых жили племена «монгольского корня», — Китай, Маньчжурию, Монголию, Тибет и некоторые области Советского Туркестана. В последующем барон мечтал восстановить монархию в России и во всем мире.

    Будущее человечества представлялось Унгерну весьма просто. Власть в государствах должна принадлежать монархам, опирающимся на дворян и аристократию; фабрики и заводы — их владельцам, земля — помещикам. Рабочим, крестьянам, солдатам оставалось работать, служить и повиноваться монарху, капиталистам и помещикам. И никакого участия в государственной и общественной деятельности. Всякая революция — враг государства и народов. Порядок в стране должен поддерживаться силой; за нарушение дисциплины и веры в бога применять телесные наказания (до 100 ударов палками или кнутом) и казни.

    Унгерн сносился с китайскими генералами, боровшимися против революционного движения в Китае (Чжан Цзолином); с маньчжурским принцем — претендентом на престол в Срединном царстве; с феодальной верхушкой монгольских племен. Как средневековый рыцарь, он предлагал им свою саблю и службу: писал письма, приглашал объединиться во имя не дававшей ему покоя «идеи».

    В письме, направленном главам киргизских племен, Унгерн писал: «Зная хорошо Запад, где родились гибельные учения большевизма и коммунизма, зная западную культуру, оценивая пользу и вред, идущие оттуда, я ясно вижу, что монгольским племенам, где бы они ни жили, грозит смертельная опасность как со стороны русской, так и со стороны китайской революции…

    Надо спасаться и начать борьбу…

    Борьба эта — в объединении всех племен Внешней и Внутренней Монголии, управляемой ныне Богдыханом и его правительством в Урге.

    Дальнейшей задачей — соединение всех племен и верований монгольского корня в одно независимое могущественное Срединное государство, которое будет, как ветвь огромного дерева, питаться от могучего древнего древа, верное прежним заветам Срединной империи, возглавляемое императором из кочевой Маньчжурской династии, носительницы веры, верности и любви ко всем народам Великого Могола».

    В письме одному из китайских генералов он так формулировал свои замыслы: «Следующий этап организационной работы в Азии, работы, идущей под лозунгом «Азия для азиатов», является образование Срединного Монгольского царства, в которое должны войти все монгольские народы. Я уже начал сношения с киргизами и отправляю письмо влиятельному деятелю Алаш-Орды, бывшему члену Государственной думы, очень образованному киргизскому патриоту, потомку наследственных ханов Букеевской орды (от Иртыша до Волги) — А. М. Букейхану.

    Необходимо Вам из Пекина действовать в этом направлении па Тибет, (Восточный) Туркестан и особенно в первую очередь на Сиисян (Синьцзян. — Д. Г.)…

    Необходимо подчеркнуть во всех сношениях необходимость спасения Китая от революционной смерти путем восстановления маньчжурской династии Цинов». В окончательном восстановлении династии Цинов, писал Унгерн, «я вижу меру борьбы с мировой революцией».

    Унгерн понимал, что восстановление монархии в России — дело очень трудное, и поэтому, предлагая свою службу китайскому реакционному генералу, писал ему: «Сейчас думать о восстановлении царей Европы из-за испорченности европейской науки и вследствие испорченности этих народов, обезумевших под идеями социализма, невозможно. Пока возможно только начать восстановление Срединного царства и народов, соприкасающихся с ним, до Каспийского моря и только тогда начать восстановление Российской монархии, если народ к тому времени образумится. А если нет, то и его покорить».

    Замыслы Унгерна явно приходились по душе японским милитаристам, мечтавшим о создании под протекторатом Японии государства в составе Монголии, Маньчжурии, Тибета и некоторых русских дальневосточных областей. Как ни старался барон доказать самобытность своих «идей», они, по существу, совпадали с позицией японских милитаристов и с честолюбивыми мечтами потомков восточных деспотов. Недаром маньчжурский принц, претендент на престол в будущей «Срединной Азиатской империи», в ознаменование «заслуг» Унгерна издал «милостивый указ», по которому барону предоставлялось право иметь паланкин зеленого цвета, красновато-желтую курму, желтые поводья, трехочковое павлинье перо и присваивалось звание «Дающий развитие государству Великий Герой». А глава ламаистской церкви богдогэгэн присвоил ему высший княжеский титул в Монголии— «Ван».

    К маю 1921 г., кочуя со своей бандой по монгольским степям, грабя местное население, Унгерн почти исчерпал средства «кормления». 21 мая он издал приказ о наступлении против Красной Армии в советской Сибири. Приказ этот являл собою документ, в котором причудливо переплетались «философские» разглагольствования Унгерна, его религиозно-мистические бредни, желание одурачить малосознательных людей, изуверство черносотенца. Русский народ, говорилось в приказе, «в недрах своей души преданный вере, царям и отечеству», под влиянием интеллигенции и «неприменимых принципов революционной культуры… революционных бурь с Запада» начал, по мнению Унгерна, «сбиваться с прямого пути», и Российская империя распалась. «Россию, — проповедовал барон, — надо строить заново». И вот как он предлагал это сделать. «Ему (народу. — Д. Г.), — писал Унгерн, — нужны имена, имена всем известные, дорогие и чтимые. Такое имя лишь одно — законный хозяин земли русской — император всероссийский Михаил Александрович». Эту кандидатуру в цари он и выдвинул, ссылаясь на… Евангелие. Когда впоследствии дознавались, почему он это сделал, Унгерн отвечал: «Я верю в Евангелие. По Евангелию выходит (глава XI. — Д. Г.), что есть предсказание пророка Даниила, — это должно быть в июле 1921 г. — пришествие Михаила. На этих предположениях мы стоим…»

    В том же приказе Унгерн предписывал своим войскам во время похода «комиссаров, коммунистов и евреев уничтожать вместе с семьями. Все имущество их конфисковать». «Мера наказания может быть лишь одна — смертная казнь разных степеней… Единоличным начальникам, карающим преступника, помнить об искоренении зла до конца и навсегда и о том, что неуклонность в суровости суда ведет к миру, к которому мы все стремимся, как к высшему дару неба».

    «Продовольствие и другое снабжение конфисковать у тех жителей, у которых оно не было взято красными…»

    Унгерн утверждал в приказе, что в походе против Красной Армии на широком фронте от Маньчжурии до Туркестана примут участие также войска атамана Семенова (Уссурийский край), корпус белогвардейского генерала Бакича (район Семипалатинска), казачья банда Кайгородова (Алтай) и другие.

    Однако задуманному плану контрреволюционного похода не суждено было сбыться. Народ не поддержал ни Унгерна, ни Бакича, ни Кайгородова, ни Семенова. «Философско»-черносотенный приказ монархистского мракобеса Унгерна не мог вдохновить русских крестьян, покончивших с монархией и помещиками.

    Двигаясь по левому берегу Селенги на Троицко-Савск, Унгерн оставлял за собою пепелища сожженных деревень и трупы. Все имущество «непокорных» Унгерн раздавал участникам своей банды, кормившейся за счет грабежей. Барон «покорял» русский народ методами Чингисхана.

    Между тем народно-освободительное движение в Монголии разрасталось и крепло. В начале 1921 г. там образовалось Народно-революционное правительство, и армия во главе с Сухэ-Батором повела успешную борьбу с китайскими милитаристами и белогвардейской бандой Унгерна. По просьбе Народно-революционного правительства на помощь монголам пришла Красная Армия, вступившая в столицу Монголии — Ургу. Тогда и богдогэгэн выступил против Унгерна, призывая народ уничтожить этого «распутного вора».

    В августе 1921 г. Красная Армия совместно с монгольскими народными войсками разбила банду Унгерна. Чекисты же, под руководством полномочного представителя ГПУ по Сибири И. П. Павлуновского, организовали захват живым этого палача народа. В войска Унгерна были посланы разведчики, которые провели большую работу среди солдат Унгерна, и они сами выдали барона красноармейцам.

    15 сентября в Новониколаевске (ныне Новосибирск) состоялось открытое судебное заседание Чрезвычайного революционного трибунала по делу Унгерна. Суд заседал в составе председателя Сибирского отдела Верховного революционного трибунала Опарина, членов Габишева, Гуляева, А. Д. Кравченко, И. Кудрявцева. Обвинителем выступил Емельян Ярославский, защищал Боголюбов.

    Чрезвычайный революционный трибунал признал, что Унгерн предпринял попытку свергнуть советский строй, причем «путь к этой попытке (вел) по рекам пролитой крови не только советских работников и их семей, но и невинных женщин и детей — не убиваемых, а истерзываемых и предаваемых самым бесчеловечным, известным нам только по глубокой истории, пыткам. Сжигались громадные села с женщинами и детьми (село Укыр и другие), расстреливалось сотнями крестьянство (станица Мензинская). Применялись пытки такого рода (сажание на лед, раскаленную крышу, битье кнутами, такое, чтобы летели куски мяса, и т. п.), о которых при упоминании и особенно при зверском хладнокровии Унгерна, вполне сознавшегося в их применении, невольно вспоминается феодализм со всеми его грязными бесчеловечными правами феодалов».

    Унгерн был приговорен к единственно возможному наказанию — к смерти и казнен в Новониколаевске.

    В декабре 1921 г. части Красной Армии совместно с отрядами красных партизан на территории Народной республики Танну-Тува (ныне Тувинская АССР) разгромили и банду генерала Бакича; Бакич бежал в Монголию, где был взят в плен и передан Советской власти. В мае 1922 г. Сибирское отделение военной коллегии Верховного революционного трибунала рассмотрело дело о злодеяниях генерала А. С. Бакича и шестнадцати его соучастников, в том числе его начальника штаба, генерала Ивана Смольнина-Терванда, полковника Токарева и других. Все они были сурово наказаны.

    Впоследствии в Горном Алтае была ликвидирована и банда Кайгородова, а ее атаман 10 апреля 1922 г. был убит при попытке к бегству.

    >

    Глава четвертая. Влияние НЭПа на ход борьбы с контрреволюцией

    >

    1. Особенности борьбы с контрреволюцией в условиях нэпа. Образование ГПУ

    Новая экономическая политика благотворно сказалась на народном хозяйстве, обеспечила подъем промышленности и земледелия, рост производительных сил. Вместе с тем она привела к некоторому оживлению капитализма в городе и деревне.

    С введением нэпа чаяния подавляющего большинства крестьян-середняков были удовлетворены. Они с новыми силами принимались за работу в сельском хозяйстве. В то же время мелкотоварное крестьянское хозяйство, свободная торговля усиливали позиции и старого, и вновь нарождавшегося кулачества.

    Разгромленная ранее промышленная буржуазия также частично ожила. Некоторые из бывших собственников старались получить в свое распоряжение мелкие и средние предприятия в порядке денационализации или аренды, остальные же поступали на службу на советские заводы, фабрики, в учреждения. Часть буржуазии и буржуазной технической интеллигенции все еще надеялась на реставрацию капитализма; другие же специалисты, устроившись на государственные предприятия, честно помогали налаживать хозяйство.

    Разгром основных организованных сил контрреволюции в России и новая экономическая политика усилили процесс расслоения в белоэмигрантских кругах. Наряду с крайними «активистскими» элементами, жаждавшими продолжать борьбу с революцией прежними авантюристическими методами, появились группы, пересмотревшие методы борьбы с Советской властью. Образовалось «сменовеховское течение», получившее свое название от сборника «Смена вех». Его издала группа кадетских профессоров-белоэмигрантов (Ю. В. Ключников, Н. В. Устрялов, Г. Л. Кирдецов, С. С. Лукьянов, П. В. Дюшен, Ю. Н. Потехин), многие из которых принимали раньше прямое участие в антисоветской деятельности. «Сменовеховцы» поняли, что насильственная реставрация буржуазно-помещичьего строя в России — дело несбыточное, и свои надежды связывали с новыми явлениями в экономической жизни Советской республики. Новая экономическая политика была рассчитана на развитие производительных сил страны в социалистическом направлении, на упрочение союза рабочего класса и крестьянства, на укрепление диктатуры пролетариата. «Сменовеховцы» же полагали, что нэп неизбежно должен привести к восстановлению капитализма, и решили «примириться» с Советской властью. Профессор Ю. В. Ключников, объясняя причины поворота настроений «сменовеховских» кадетов, писал: «Я думаю, что не ошибусь, если скажу, что решающим моментом перехода нас на новую позицию был момент крушения общего антисоветского фронта в лице Колчака, Деникина, Юденича и Миллера, когда они совместно окружили Советскую Россию и давили на нее. После их поражения всякие мечты об уничтожении Советской власти не только становились безнадежными, но уже и политически вредными и гибельными для России… Мы все следим за усилиями Советской власти наладить экономическую жизнь, обеспечить в России правовой порядок и поддержать в ней культурное творчество. Нам кажется, что «смена вех» есть выражение глубокого органического процесса, переживаемого всей Россией, а именно: сближаются полюсы, открываются возможности людям, стоящим на разных точках зрения, делать одно общее дело. Мы протянули руку большевикам».

    Меньшевики и эсеры, так же как и «сменовеховские» кадеты, полагали, что нэп переводит Россию на капиталистические рельсы развития. Они по-своему приветствовали новую экономическую политику. Меньшевики пытались принудить Советское правительство к капитуляции перед капиталистическими элементами, предлагали передать частному капиталу, национальному и иностранному, всю промышленность и допустить в полной мере частную инициативу. В политической области они вновь заговорили о создании «демократической республики». Л. Мартов в эмигрантском центральном органе меньшевистской партии «Социалистическом вестнике» в октябре 1922 г. определял политическую задачу своей партии в условиях нэпа: «Таким образом, основная политическая задача может быть формулирована в нашей программе как борьба всеми средствами организованного массового движения за переход к нормальному режиму демократической республики».

    Советское правительство учло поворот в настроениях буржуазной интеллигенции и мелкобуржуазных слоев. Представители этих слоев населения, выразившие готовность работать в советских учреждениях и на советских предприятиях, привлекались к работе по восстановлению народного хозяйства. В. И. Ленин говорил: «Построить коммунистическое общество руками коммунистов, это — ребячья, совершенно ребячья идея. Коммунисты — это капля в море, капля в народном море…

    Управлять хозяйством мы сможем, если коммунисты сумеют построить это хозяйство чужими руками, а сами будут учиться у этой буржуазии и направлять ее по тому пути, по которому они хотят».

    Через год после введения новой экономической политики XII Всероссийская конференция РКП (б), состоявшаяся в августе 1922 г., констатировала: «В общем и целом за последний год в антисоветском лагере обнаруживается начало серьезного расслоения. Раскол кадетской партии на правых и левых кадетов и образование, в связи с этим, двух отдельных кадетских центров за границей, появление сменовеховского течения среди определенной части буржуазии, начавшийся глубокий раскол церкви, чреватый серьезнейшими последствиями, разделение меньшевиков и эсеров на ряд новых групп и подгрупп… усиление дифференциации среди студенчества в России и даже среди эмигрантской части студенчества, усиливающаяся дифференциация среди верхов бывшего белогвардейского генералитета — все это, вместе взятое, является симптомом ослабления антисоветского лагеря и косвенным подтверждением упрочения наших позиций».

    Но первый же год существования Советской власти в условиях новой экономической политики принес с собой и новые опасные явления, которые необходимо было учесть. Антисоветские партии и течения пытались использовать советскую легальность в своих контрреволюционных интересах, взяв курс на «врастание» в советский режим, который они надеялись постепенно изменить в духе буржуазной демократии.

    Антисоветские партии, действуя через интеллигенцию (профессуру, специалистов, литераторов), вели работу среди учащейся молодежи, мелкобуржуазных и обывательских элементов, создавали опорные пункты в высшей школе, в печати, литературных кругах, кооперации. Достаточно сказать, что в первый год нэпа в Москве возникло 337, а в Ленинграде — 83 издательства, учрежденных товариществами, группами и отдельными лицами, среди которых подвизались буржуазные деятели разных направлений. Во многих выпущенных этими издательствами книгах, журналах в завуалированной форме пропагандировались антисоветские идеи. В журнале «Экономист» выступал эсер Питирим Сорокин; в журнале «Утренник» — бывший член ЦК партии кадетов А. С. Изгоев; немало журналов и книг издавали «сменовеховцы», ожидавшие новых экономических и политических уступок со стороны Советской власти. В некоторых философских трактатах протаскивалась буржуазная идеология. Публиковались формалистические, далекие от жизни литературные произведения. На съезде врачей раздавались голоса, направленные против «коммунистического окружения». Антисоветские выступления прозвучали на агрономическом съезде и съезде сельскохозяйственной кооперации, оказавшейся почти целиком в руках эсеров и кадетов.

    XII Всероссийская конференция РКП (б) отмечала: «Первый год существования Советской власти в условиях новой экономической политики, совпавший с тягчайшим голодом, с усилением международной капиталистической реакции, с предъявлением Советскому государству грубо реставраторских требований от капиталистов и правительств Антанты (Генуя, Гаага), подтолкнул на усиленную контрреволюционную работу не только меньшевиков и эсеров, но и политиканскую верхушку мнимо-беспартийной буржуазной интеллигенции». Конференция наметила ряд практических мер борьбы с буржуазной идеологией и диверсиями контрреволюции. «…Нельзя отказаться, — говорилось в резолюции конференции, — и от применения репрессий не только по отношению к эсерам и меньшевикам, но и по отношению к политиканствующим верхушкам мнимо-беспартийной, буржуазно-демократической интеллигенции, которая в своих контрреволюционных целях злоупотребляет коренными интересами целых корпораций и для которых подлинные интересы науки, техники, педагогики, кооперации и т. д. являются только пустым словом, политическим прикрытием».

    Новая экономическая политика должна была привести к серьезным изменениям в формах и методах карательной политики диктатуры пролетариата. Как только страна стала переходить на мирное положение, ВЧК поставила вопрос об изменении карательной линии органов борьбы с контрреволюцией. В письме на имя ЦК РКП (б) в январе 1921 г. Ф. Э. Дзержинский доложил о тех мероприятиях, которые осуществила уже ВЧК, и о том, какие наметила. Он сообщил, что 24 декабря 1920 г. ВЧК запретила всем губернским ЧК приводить в исполнение постановления о высшей мере наказания (расстреле) без санкции на то ВЧК. «ВЧК полагает, — писал Ф. Э. Дзержинский, — что применение этой меры можно сейчас отменить по всем политическим преступлениям, за исключением террористических актов и открытых восстаний. В области уголовных преступлений ВЧК считает необходимым принять высшую меру наказания к бандитам и шпионам, но в особенности настаивает на сохранении высшей меры наказания для тех должностных преступлений, которые резким образом препятствуют Советской власти восстановить производительные силы РСФСР».

    Далее в письме говорилось: «ВЧК полагает, что в настоящее время все ее органы, за исключением тех мест, частей, которые входят в сферу военных действий с бандами или внешним врагом, могли бы передать свои функции в трибунал… Но необходимой предпосылкой отказа органов ЧК от судебных функций является упрощение и укрепление судебных органов».

    Важным документом, отразившим изменения карательной линии ВЧК, является приказ ВЧК всем ее местным органам от 8 января 1921 г. Ф. Э. Дзержинский дал в нем указания о коренном изменении методов работы чрезвычайных комиссий. Он писал, что бороться с контрреволюцией старыми методами сейчас нельзя. «Всех подозрительных, которые могут принять участие в активной борьбе… нужно держать на учете, выяснить, проверить. Это гигантская информационная работа, которая должна выступить на первый план…

    Грубые признаки различения на своего или не своего по классовому признаку — кулак, бывший офицер, дворянин и прочее — можно было применять, когда Советская власть была слаба, когда Деникин подходил к Орлу…» Теперь, указывал Ф. Э. Дзержинский, буржуазия и ее техническая интеллигенция в значительной части превратились в советских служащих, вошли в советские предприятия и учреждения и «могут погубить все попытки коммунистов восстановить производство». Определяя этот новый вид подрывной деятельности как «техническую контрреволюцию», Ф. Э. Дзержинский писал: «…опасность технической контрреволюции, руководимой иностранным капиталом, нельзя предотвратить грубыми, случайными ударами чекистского молота. Надо, чтобы он пришелся по руке злодея, а не по самой машине… Здесь нужно иметь в руках точные улики, конкретные данные, которые опять-таки можно получить лишь хорошей информацией… но если нам удастся поставить борьбу с техническими контрреволюционерами на новые рельсы, то само собой понятно, что расправа с пойманными, уличенными саботажниками должна быть беспощадна. Для таких буржуазных преступников должен быть установлен особый, суровый тюремный режим так, чтобы другим неповадно было».

    В мае 1921 г. по инициативе газеты «Известия» в печати началось обсуждение вопросов революционной законности. Все выступавшие высказывались за то, чтобы роль обычных судебных учреждений в борьбе с контрреволюцией и уголовной преступностью была повышена, и, в частности, за прекращение практики внесудебного разрешения дел чрезвычайными комиссиями. Однако обстановка 1921 г., когда в стране бушевал политический бандитизм, не давала пока возможности радикально решить все вопросы революционной законности.

    23 июня 1921 г. ВЦИК издал декрет об объединении всех революционных трибуналов республики. 11-й пункт декрета устанавливал: «Срок лишения свободы по приговорам чрезвычайных комиссий, без направления дела для судебного разбирательства в народные суды или трибуналы, понизить до двух лет, ограничив присуждение к таковому только в отношении лиц, уличенных в принадлежности к антисоветским политическим партиям или явно белогвардейским элементам. Все остальные дела, находящиеся в производстве чрезвычайных комиссий, поскольку таковые дела не направляются в трибуналы, обязательно направляются чрезвычайными комиссиями в особые камеры народного суда, подлежащие образованию при каждой чрезвычайной комиссии. В местах, объявленных на военном положении, предоставленные чрезвычайным комиссиям права по применению всех мер наказания, вплоть до расстрела, ограничить исключительно тремя категориями преступлений: а) по делам о шпионаже, б) по делам о бандитских преступлениях, в) по делам об участии в открытом вооруженном восстании. Все чрезвычайные комиссии обязать отчетностью о постановленных ими в несудебном порядке приговорах в Верховный трибунал…»

    К осени 1921 г. Красная Армия и Чрезвычайная комиссия по борьбе с контрреволюцией в основном закончили ликвидацию политического бандитизма в стране. И тогда Коммунистическая партия и Советское правительство приступили к решению коренных проблем революционной законности и перестройке работы органов борьбы с внутренней контрреволюцией.

    15 ноября 1921 г. Совет Народных Комиссаров при рассмотрении одного из вопросов решил образовать комиссию в составе Дзержинского, Курского и Каменева для разработки «норм, регулирующих взаимоотношения ВЧК и НКюста… в частности, нормы об установлении надзора НКюста за следственным аппаратом ВЧК».

    В. И. Ленин внимательно следил за работой этой комиссии. Сохранился его собственноручный набросок проекта постановления Политбюро ЦК РКП (б) о ВЧК. Он содержал такие предложения:

    «1-ое: компетенцию сузить

    2-ое: арест еще уже права

    3-ье: срок < 1 месяца

    4-ое: суды усилить или только в суды

    5-ое: название

    6-ое: через В ЦИК провести > серьезные умягчения».

    1 декабря 1921 г. Политбюро ЦК РКП (б), согласно этим ленинским предложениям, дало комиссии в составе Курского, Дзержинского и Каменева следующую директиву для руководства при разработке нового положения о ВЧК: «а) сузить компетенцию ВЧК, б) сузить право ареста, в) назначить месячный срок для общего проведения дел, г) суды усилить, д) обсудить вопрос об изменении названия, е) подготовить и провести через ВЦИК общее положение об изменении в смысле серьезных умягчений».

    Существо и значение этих предложений раскрывается в выступлениях В. И. Ленина и принятых Советским правительством решениях. На заседании IX Всероссийского съезда Советов 23 декабря 1921 г. В. И. Ленин говорил о ВЧК: «…это то учреждение, которое было нашим разящим орудием против бесчисленных заговоров, бесчисленных покушений на Советскую власть со стороны людей, которые были бесконечно сильнее нас…

    Без такого учреждения власть трудящихся существовать не может, пока будут существовать на свете эксплуататоры, не имеющие желания преподнести рабочим и крестьянам на блюде свои права помещиков, свои права капиталистов. Это мы очень хорошо знаем…» Но вместе с тем, указывал В. И. Ленин в условиях новой экономической политики, необходимо подвергнуть ВЧК реформе, определить ее функции и компетенцию и ограничить ее работу задачами политическими. «Чем больше мы входим в условия, которые являются условиями прочной и твердой власти, чем дальше идет развитие гражданского оборота, — говорил В. И. Ленин, — тем настоятельнее необходимо выдвинуть твердый лозунг осуществления большей революционной законности, и тем уже становится сфера учреждения, которое ответным ударом отвечает на всякий удар заговорщиков. Таков результат опыта, наблюдений и размышлений, который правительство за отчетный год вынесло».

    IX Всероссийский съезд Советов отметил, что в условиях мирного строительства «очередной задачей является водворение во всех областях жизни строгих начал революционной законности».

    Съезд указал на необходимость строгой ответственности органов власти, а также граждан за нарушения советских законов, но в то же время потребовал усиления «гарантий личности и имущества граждан». «Судебные учреждения Советской Республики должны быть подняты на соответствующую высоту. Компетенция и круг деятельности Всероссийской Чрезвычайной комиссии и ее органов должны быть соответственно сужены и сама она реорганизована» К Съезд Советов поручил Президиуму ВЦИК в кратчайший срок пересмотреть положение о ВЧК и ее органах в направлении их реорганизации, сужения компетенции и усиления начал революционной законности.

    23 января 1922 г. Политбюро ЦК РКП (б) поручило Д. И. Курскому и заместителю председателя ВЧК И. С. Уншлихту разработать проект постановления об упразднении ВЧК и дало им соответствующие директивы. 2 февраля разработанный проект был рассмотрен Политбюро, а затем внесен на рассмотрение Президиума ВЦИК. 6 февраля 1922 г. ВЦИК, исполняя постановление IX Всероссийского съезда Советов, издал декрет, по которому ВЧК и ее местные органы упразднялись. Задачи, которые ранее выполняла ВЧК, — подавление открытых контрреволюционных выступлений и бандитизма, борьба со шпионажем, охрана железнодорожных и водных путей сообщений, охрана границ РСФСР, борьба с контрабандой, выполнение специальных поручений Президиума ВЦИК или СНК по охране революционного порядка и расследование дел о контрреволюции — возлагались на Народный комиссариат внутренних дел, для чего в его составе создавалось Государственное политическое управление (ГПУ) под председательством народного комиссара внутренних дел или назначаемого Совнаркомом его заместителя. На местах вместо чрезвычайных комиссий создавались политические отделы в автономных республиках и областях при ЦИК и в губерниях — при губисполкомах. Все местные политические отделы должны были находиться в непосредственном подчинении НКВД через Государственное политическое управление. В составе ГПУ учреждались особые отделы ы транспортные отделы для борьбы с преступлениями в армии и на железной дороге. Декрет строго регулировал порядок арестов, обысков и иных следственных действий, производимых органами ГПУ: устанавливалось, что не позднее двух недель со дня ареста обвиняемому должно быть предъявлено конкретное обвинение, а все расследование должно быть закончено в двухмесячный срок. Лишь в исключительных случаях срок содержания под стражей мог быть продлен Президиумом ВЦИК. Декрет устанавливал следующее важнейшее положение: «Впредь все дела о преступлениях, направленных против советского строя или представляющие нарушения законов РСФСР, подлежат разрешению исключительно в судебном порядке революционными трибуналами или народными судами по принадлежности». Общий надзор за расследованием дел ГПУ возлагался на Народный комиссариат юстиции.

    Советское правительство приняло меры к укреплению судебных органов и к разработке твердых законов — кодексов пролетарского государства.

    На третьей сессии ВЦИК девятого созыва (12–20 мая 1922 г.) обсуждался представленный Наркомюстом проект Уголовного кодекса. Некоторые участники сессии выступили за исключение из кодекса такой меры наказания, как расстрел. Расстрел, говорили они, может применяться лишь в качестве внесудебной меры революционной борьбы с врагами, а не по суду. Народный комиссар юстиции Д. И. Курский разъяснил, что подобные предложения возвращают нас «к тому моменту, от которого мы отошли». А Советская республика на новом этапе считает необходимым с контрреволюционными преступлениями бороться путем закона.

    В. И. Ленин следил за подготовкой судебной реформы и изданием кодексов. Ему принадлежала формулировка статьи Уголовного кодекса, в которой давалось определение контрреволюционного преступления и мер наказания за него. Ленин рассматривал пропаганду, агитацию, участие в организации или содействие ей «в направлении помощи той части международной буржуазии, которая не признает равноправия приходящей на смену капитализма коммунистической системы собственности и стремится к насильственному ее свержению, путем ли интервенции, или блокады, или шпионажа, или финансирования прессы и т. под. средствами», как контрреволюционные преступления и предложил карать такие преступления «высшей мерой наказания, с заменой, в случае смягчающих вину обстоятельств, лишением свободы или высылкой за границу». Предлагая эту формулировку, В. И. Ленин писал Д. И. Курскому: «Основная мысль, надеюсь, ясна, несмотря на все недостатки черняка: открыто выставить принципиальное и политически правдивое (а не только юридически-узкое) положение, мотивирующее суть и оправдание террора, его необходимость, его пределы.

    Суд должен не устранить террор; обещать это было бы самообманом или обманом, а обосновать и узаконить его принципиально, ясно, без фальши и без прикрас. Формулировать надо как можно шире, ибо только революционное правосознание и революционная совесть поставят условия применения на деле, более или менее широкого».

    Эти ленинские мысли являлись результатом тщательного анализа уроков истории не только гражданской войны в Советской стране, но и истории классовой борьбы в международном масштабе. Еще в апреле 1921 г. в работе «О продовольственном налоге» В. И. Ленин отмечал: «Эсеры и меньшевики «не признают террора», ибо они исполняют свою роль подведения масс под флагом «социализма» под белогвардейский террор. Это доказали керенщина и корниловщина в России, колчаковщина в Сибири, меньшевизм в Грузии, это доказали герои второго Интернационала и Интернационала «два с половиной» в Финляндии, Венгрии, Австрии, Германии, Италии, Англии и т. д. Пускай лакействующие пособники белогвардейского террора восхваляют себя за отрицание ими всякого террора. А мы будем говорить тяжелую, но несомненную правду: в странах, переживающих неслыханный кризис, распад старых связей, обострение классовой борьбы после империалистской войны 1914–1918 годов, — таковы все страны мира, — без террора обойтись нельзя, вопреки лицемерам и фразерам. Либо белогвардейский, буржуазный террор американского, английского (Ирландия), итальянского (фашисты), германского, венгерского и других фасонов, либо красный, пролетарский террор. Середины нет, «третьего» нет и быть не может».

    Сессия ВЦИК приняла Уголовный кодекс с учетом указаний В. И. Ленина. Она признала, что рассмотрение дел о контрреволюции должно производиться судебным порядком на основе точно определенных законом положений, и допустила расстрел в качестве высшей меры наказания. Сессия ВЦИК приняла также Уголовно-процессуальный кодекс и Положение о прокурорском надзоре. По этим законодательным актам ГПУ становилось органом дознания (а по делам о контрреволюции — органом предварительного следствия), поднадзорным прокурору. Прокурор давал санкции на арест обвиняемых, обязательные для ГПУ указания по расследованию, решал вопросы предания суду и прекращения дела, возникшего в ГПУ. В дальнейшем (согласно Положению о судоустройстве, принятому в октябре 1922 г.) территориальные революционные трибуналы были ликвидированы, и все дела, в том числе и дела о контрреволюционных преступлениях, подлежали рассмотрению в общих судебных учреждениях (губернском суде, Верховном суде). В качестве специальных судов сохранялись лишь военные и военно-транспортные революционные трибуналы.

    Органы пролетарской диктатуры получили достаточные средства, чтобы и в условиях новой экономической политики в случае необходимости наносить удары по контрреволюции. Когда различные антисоветские элементы попытались использовать условия нэпа для подрывной деятельности, ГПУ решило применить административную высылку контрреволюционеров. Эта операция тщательно подготовлялась. В. И. Ленин еще 19 мая 1922 г. писал Ф. Э. Дзержинскому: «Надо это подготовить тщательнее. Без подготовки мы наглупим». Рассматривая присланные ему издания журнала «Новая Россия», закрытого Петроградским исполкомом за протаскивание враждебных советскому народу идей, В. И. Ленин высказался против закрытия этого «сменовеховского» журнала и поставил вопрос об отмене постановления исполкома; не усмотрел Владимир Ильич и оснований для высылки редактора этого журнала. Вместе с тем, одновременно рассматривая журнал «Экономист», В. И. Ленин нашел, что этот журнал является явным центром белогвардейцев, а его сотрудники «почти все — законнейшие кандидаты на высылку за границу». Владимир Ильич предложил более тщательно просматривать некоммунистические издания, «собрать систематические сведения о политическом стаже, работе и литературной деятельности профессоров и писателей», вылавливать и высылать за границу явных контрреволюционеров, пособников Антанты, ее слуг и шпионов и растлителей учащейся молодежи.

    В августе — сентябре 1922 г. по постановлению Государственного политического управления из Петрограда, Москвы, Киева и других крупных центров страны в административном порядке были высланы наиболее активные контрреволюционеры. «Правда» по этому поводу разъясняла: «Высылка активных контрреволюционных элементов из буржуазной интеллигенции является первым предостережением Советской власти по отношению к этим слоям. Советская власть по-прежнему будет высоко ценить и всячески поддерживать тех представителей старой интеллигенции и специалистов, которые будут лояльно работать с Советской властью, как работает сейчас с ней лучшая часть специалистов. Но она по-прежнему в корне будет пресекать всякую попытку использовать советские возможности для открытой или тайной борьбы с рабоче-крестьянской властью за реставрацию буржуазно-помещичьего режима».

    Примерно в то же время ГПУ произвело в Москве аресты спекулянтов-валютчиков. Как высылка контрреволюционной профессуры, так и аресты «черных биржевиков» вызвали ложные толки, будто Советское правительство отказывается от провозглашенной им новой экономической политики. В. И. Ленин в интервью с корреспондентом английских газет, разъясняя причины ареста валютчиков, заявил: «…арестованы исключительно деятели так называемой черной биржи, и в руках наших властей имеются данные, устанавливающие связь этих биржевиков-валютчиков с некоторыми сотрудниками иностранных миссий в Москве, причем эти данные устанавливают не только продажу платины, золота (слитков), но и организацию контрабандной переправы этих ценностей за границу.

    Из этого Вы можете видеть, как абсолютно лишены содержания слухи о том, будто бы мы кладем конец «новой экономической политике», и как до последней степени фальшивы обвинения антирусской печати в Англии, которая старается самым неслыханным извращением дела и обманом представить нашу политику в ложном свете. На самом деле абсолютно не было и речи в каких бы то ни было правительственных кругах о том, чтобы положить конец «новой экономической политике» и вернуться к старой. Вся работа правительства, между прочим, в происходящей сейчас сессии Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета, направлена к тому, чтобы то, что называется новой экономической политикой, закрепить законодательно в наибольшей степени для устранения всякой возможности отклонения от нее».

    Советские органы государственной безопасности и в дальнейшем применяли административную высылку преступных и контрреволюционных элементов. К такого рода мерам следует отнести, например, очищение в 1923 г. Москвы и других крупных центров РСФСР от паразитических нэпманских и социально опасных элементов. Предлагая осуществить эту меру, председатель ОГПУ Ф. Э. Дзержинский в докладе ЦК РКП (б) 22 октября 1923 г. писал: «Одним из немаловажных факторов, вздувающих цены на фабрикаты, являются злостные спекулянты, которые своей профессией избрали вздувание цен (особенно валюты) и опутывание своими махинациями трестов, кооперации и их работников. Особенно Москва, местонахождение главнейших трестов, Центросоюза и банков, их привлекает к себе. Съезжаются сюда со всех концов СССР. Они овладевают рынками, черной биржей. Метод их действия — подкуп и развращение. Если спросите их, чем они живут, они вам этого не смогут рассказать, но живут они с полным шиком… Это тунеядцы, растлители, пиявки, злостные спекулянты. Они-то развращают, втягивая постепенно и незаметно, наших хозяйственников». В декабре 1923 г. за подписью Ф. Э. Дзержинского появилось такое сообщение «Ко всем гражданам города Москвы»: «Жестокий жилищный кризис в Москве и продолжающееся заполнение Москвы социально опасными элементами поставили перед ОГПУ задачу очищения города Москвы и крупнейших центров РСФСР от той накипи нэпа, которая взамен участия в нормальном товарообороте и производстве взяла на себя паразитическое использование новой экономической политики. Во исполнение указаний правительства и наказа вновь избранному Моссовету об освобождении Москвы от элементов, не занятых никакой общественно полезной работой, ОГПУ в последнее время произведены аресты и высылка социально опасных элементов. Всего по сей день арестовано 916 человек, из коих 532 высланы за пределы Москвы в различные места, а остальные будут высланы в ближайшие дни. По категориям высылаемые делятся: 1) торговцев спиртом — 110 человек; 2) шулеров и аферистов — 156 человек; 3) контрабандистов ценностей, валютчиков и пр. — 120 человек; 4) лиц без определенных занятий, занимающихся ростовщичеством и пр., — 453 человека; 5) торговцев кокаином — 24 человека; 6) содержателей притонов — 53 человека. Итого — 916 человек. ОГПУ предупреждает, что в отношении лиц, не имеющих определенных занятий и прибывших в Москву в целях паразитического существования, будет и впредь применяться высылка в отдаленные места республики… Вместе с тем ОГПУ указывает, что те, кто участвует в нормальном товарообороте и производстве, уплачивая соответствующие налоги и ведя соответствующие законам СССР торговые и производственные дела, могут совершенно спокойно продолжать их, не опасаясь никаких преследований и высылок».

    В течение 1922–1925 гг. советский народ добился огромных успехов. Новая экономическая политика создала благоприятные условия для успешной борьбы с капиталистическим сектором народного хозяйства; она укрепила союз рабочего класса с крестьянством и упрочила диктатуру пролетариата. За эти годы советский народ под руководством Коммунистической партии в основном решил задачу восстановления народного хозяйства страны и заложил фундамент для перехода к новому этапу социалистического строительства. Широкие народные массы, в том числе крестьянство, чаяния которого были удовлетворены, еще более сплотились вокруг партии и Советского правительства.

    Важнейшее значение для укрепления государства диктатуры пролетариата имела классовая солидарность рабочих и крестьян разных национальностей Советской страны. Пять лет принципы пролетарского интернационализма служили фундаментом, скрепляющим фактическое единство советских социалистических республик.

    По инициативе коммунистических организаций разных республик был поставлен вопрос об образовании единого, объединяющего все социалистические государства Союза Советских Социалистических Республик. Этот почин был поддержан республиканскими съездами Советов. Съезд Советов УССР — 13 декабря, Белорусской ССР — 18 декабря, ЗСФСР — 13 декабря и РСФСР — 26 декабря 1922 г. раздельно постановили образовать СССР; 30 декабря 1922 г. созванный в Москве съезд Советов СССР принял Декларацию об образовании СССР. II съезд Советов СССР 31 января 1924 г. утвердил окончательный текст Основного Закона (Конституции) СССР.

    Образование СССР внесло четкость во взаимоотношения между отдельными советскими республиками и сыграло огромную роль в деле упрочения социализма в каждой советской республике и во всей Советской стране.

    Союз Советских Социалистических Республик становился великой державой, с которой должны были считаться все капиталистические государства мира. В течение 1921–1924 гг. Советское правительство заключило сперва торговые соглашения, а затем (главным образом в 1924 г.) установило нормальные дипломатические отношения с 22 государствами мира, в том числе со всеми, за исключением США, великими державами, заявившими о юридическом признании СССР.

    В связи с образованием Союза ССР Советское правительство 15 ноября 1923 г. приняло новое положение, регулирующее работу органов государственной безопасности. Было учреждено единое для всего Советского Союза самостоятельное ведомство охраны государственной безопасности — Объединенное государственное политическое управление (ОГПУ) при Совете Народных Комиссаров СССР. ОГПУ должно было руководить работой ГПУ союзных республик, особых отделов военных округов, органов ГПУ на железнодорожных и водных путях сообщений и их местных органов. В новом Положении об ОГПУ закреплялись правила расследования и рассмотрения дел о контрреволюции, разработанные Советским правительством при переходе к новой экономической политике.

    В 1922–1925 гг. антисоветский лагерь в стране стремительно сокращался. Кадетская партия в Советской стране окончательно распалась. За время с 1918 г. до конца 1922 г. развалилась и меньшевистская партия, из которой вышли такие ее представители, как О. А. Ерманский, И. М. Майский, А. А. Трояновский, А. С. Mapтынов, Б. И. Горев, Феликс Кон, Л. М. Хинчук, Н. А. Рожков, М. Г. Рафес, С. Семковский. Член ЦК меньшевистской партии О. А. Ерманский писал: «Мы видели, что находим поддержку главным образом в среде мещанства… Это действовало удручающим образом». Многие из бывших меньшевиков, осознав контрреволюционный характер деятельности своей партии и правильность политической линии Коммунистической партии, вступили в РКП (б).

    Вместе с тем не примирившиеся с Советской властью жалкие остатки мелкобуржуазных партий и контрреволюционных организаций уходили в глубокое подполье. Органы государственной безопасности решительно громили охвостье некогда опаснейших антисоветских движений и контрреволюционных организаций. В августе 1922 г. был проведен судебный процесс по делу ряда членов ЦК партии правых эсеров, продолжавших антисоветскую деятельность. Осенью 1922 г. были высланы за границу некоторые меньшевики, занимавшиеся нелегальной деятельностью, в том числе член ЦК партии меньшевиков Дан и другие.

    Успехи социалистического строительства в Советском Союзе, правильная политика Коммунистической партии заставили в эти годы некоторых даже наиболее активных представителей контрреволюции отказаться от продолжения борьбы с Советской властью.

    В 1922 г. в разных странах Европы стали возникать «Союзы возвращения на Родину» («Совнарод»), деятели которых призывали всех честных людей русской эмиграции, коим были дороги интересы родной страны, возвращаться в Советский Союз и искупить честной работой те преступления, которые они совершили в рядах белогвардейских армий.

    Вот одно из опубликованных заявлений, подписанное рядом видных генералов и офицеров белогвардейских армий, находившихся в эмиграции на Балканах:

    «К войскам белых армий. Боевые наши соратники! Настоящим обращением мы оповещаем всех вас, что отныне мы признаем в качестве Российского правительства нынешнее Правительство Российской Социалистической Федеративной Советской Республики и готовы перейти на службу в Российскую Рабоче-Крестьянскую Красную Армию. Мы все даем обещание быть лояльными гражданами Советской Республики и честными солдатами ее революционной армии.

    Гражданская война и годы эмиграции наглядно показали, что идеология белого движения потерпела полное крушение, потому что по существу своему являлась глубоко антигосударственной и противонародной. Выброшенное в эмиграцию белое движение выродилось в ряд авантюр, лишенных какого бы то ни было идейного содержания. Зародившееся под лозунгом спасения отечества белое движение уже давно является ярко выраженным движением против России.

    Особенно показательной и требующей сурового осуждения является деятельность барона Врангеля, для которого несчастное положение беженских масс и бывшей армии является источником власти и который не оставляет попыток возобновить вооруженное нападение на Россию. Врангель не только являет собою угрозу мирной жизни в России, но и торгует русским оружием, носить которое мы почитали своей гордостью. Мы наблюдаем русские войсковые части на службе у государств, не состоящих с Россией ни в союзе, ни в дружественных отношениях. Несомненным преступлением против России является удар по тылу Российской Красной Армии в период наступления ее на поляков, преступным является и постоянная готовность Врангеля к борьбе с Новой Россией на стороне ее врагов. Мы не можем ни сочувствовать, ни нести ответственность за этот авантюризм.

    С другой стороны, нужно признать, что пятилетнее существование Советской власти свидетельствует о том, что эта власть признана русским народом и пользуется его всемерной поддержкой. Доходящие до нас из России сведения определенно говорят о том, что наша родина вышла из полосы первоначального революционного хаоса и вступила на путь творческой созидательной работы.

    На международной политической арене Советское правительство является единственным защитником интересов России и ее государственного суверенитета…

    Мы уверены, что наш пример увлечет за собою всех наших честных боевых соратников. Да здравствует же Революционная Советская Россия, великая наша Родина!

    Александр Секретов, генерал-лейтенант, бывший командир Донского конного корпуса. Юрий Гравицкий, генерал-майор, бывший начальник Марковской дивизии Добровольческой армии. Иван Клочков, генерал-майор, бывший командир 2-й бригады 1-й Донской казачьей дивизии. Евгений Зеленин, генерал-майор, помощник начальника Алексеевской пехотной дивизии. Дмитрий Житкевич, полковник, бывший командир Самурского пехотного полка. Вячеслав Оржановский, полковник, причисленный к Генеральному штабу, старший адъютант штаба Корниловской дивизии. Николай Климович, полковник, бывший командир 1-го Сунженско-Владикавказского пластунского батальона. Михаил Лялин, полковник, бывший командир бронепоезда «Единая Россия»».

    Движение за возвращение на родину принесло свои плоды. Советское правительство способствовало этому движению, осуществив ряд амнистий (1921–1924 гг.), которые предоставляли возможность бывшим солдатам и офицерам белых армий вернуться в СССР на правах возвращающихся на родину военнопленных. Тысячи солдат и казаков воспользовались этим правом.

    Такой же процесс разложения белогвардейского лагеря, раскаяния многих видных деятелей антисоветских движений развивался и внутри СССР.

    Один из лидеров антисоветского «Союза возрождения России», бывший член Уфимской директории и ее главнокомандующий генерал В. Г. Болдырев, боровшийся с Советской властью с первых дней Октября, в июне 1923 г., будучи арестованным, обратился во ВЦИК с таким заявлением: «Внимательный анализ пережитых пяти лет революции привел меня к убеждению:

    1) что за весь этот период только Советская власть оказалась способной к организационной работе и государственному строительству среди хаоса и анархии, созданных разорительной европейской, а затем внутренней гражданской войнами, и в то же время оказалась властью твердой и устойчивой, опирающейся на рабоче-крестьянское большинство страны;

    2) что всякая борьба против Советской власти является безусловно вредной, ведущей лишь к новым испытаниям, дальнейшему экономическому разорению, возможному вмешательству иностранцев и потере всех революционных достижений трудового населения;

    3) что всякое вооруженное посягновение извне на Советскую власть, как единственную власть, представляющую современную Россию и выражающую интересы рабочих и крестьян, является посягновением на права и достояние граждан Республики, почему защиту Советской России считаю своей обязанностью.

    В связи с изложенным, не считая себя врагом Советской России и желая принять посильное участие в новом ее строительстве, я ходатайствую (в порядке применения амнистии) о прекращении моего дела и об освобождении меня из заключения».

    Советское правительство амнистировало Болдырева, и он впоследствии добросовестно служил в советских учреждениях.

    Главарь кронштадтского мятежа С. М. Петриченко тоже разочаровался в «прелестях» эмиграции и пожелал вернуться на родину. В письме от 17 ноября 1923 г. он писал: «Скажу вам, что… стихийно на поверхность был выброшен я. Ну, а дальше, уже подхлестываемый стихией и по инерции, я вынужден был продолжать начатое… Не могу сказать, что в то время… я был убежденный в каком-либо направлении и сильной воли человек, а скорее был похож на обывателя с мещанской душой. Поэтому и неудивительно, что я не устоял перед стихией… Очень во многом себя теперь обвиняю, ибо горький опыт заставил меня понять, научиться многому… Жить здесь, слушать эмигрантские сплетни, грызню и т. п. противно стало… И все эти люди присваивают себе право на звания «мозг России», «носители российского общественного идеала», «цвет и гордость русской нации», «поборники свободы» и т. д. Полюбуйтесь, как Вам нравится! Чем не крепкие слова. Одно время и я всем этим интересовался и увлекался, но давно уже разочаровался и бросил всех и все».

    Органы борьбы с контрреволюцией бдительно следили за тем, чтобы под маской кающегося грешника в страну не проник активный, неразоружившийся враг. Так был разоблачен казачий полковник М. Н. Гнилорыбов, член руководства савинковского контрреволюционного «Народного союза защиты родины и свободы». Притворившись раскаявшимся, он выразил желание «помочь» казакам, находившимся в эмиграции, возвратиться на родину. Однако ГПУ быстро вывело его на чистую воду. 21 сентября 1922 г. ГПУ опубликовало сообщение, в котором отмечалось, что за последнее время наблюдается усиленная тяга из-за границы в Россию элементов белогвардейщины, которые разочаровались в вооруженной борьбе с Советской властью. Подчеркивая, что Советская власть предоставляет полную возможность вернуться на родину рабочим и крестьянам, которые обманом были вовлечены в гражданскую войну и которых их золотопогонные командиры покинули на чужбине на произвол судьбы, ГПУ в то же время предупреждало: «Но Советская власть не может допустить спекуляции на бедственном положении невольных эмигрантов и политиканства всякого рода авантюристов, которые, под видом забот о томящихся на чужбине, обделывают свои личные темные дела. К числу таких политиканов относится прибывший недавно в Россию Гнилорыбов, который отнюдь не является представителем интернированных казаков, за какового он выдает себя, а наглым авантюристом-самозванцем. Ввиду того, что, направляясь в Советскую Россию, Гнилорыбов обманул наше заграничное представительство, скрыв свое участие в террористической работе против представителей Советской власти, ввиду того, что против Гнилорыбова имеются тяжкие улики, свидетельствующие о его двурушничестве и авантюризме, Госполитуправление нашло необходимым взять под стражу самозваного «представителя казачества»».

    >

    2. Экономическая контрреволюция

    С первых же дней образования органов госбезопасности перед ними ставилась задача пресечения особо опасных преступлений в экономической области. Борьба с саботажем, спекуляцией, хищениями и связанными с ними должностными преступлениями всегда была в сфере внимания ВЧК.

    21 октября 1919 г. постановлением Совнаркома при ВЧК была образована Особая междуведомственная комиссия (Особмежком) для изучения и выработки мер борьбы с источниками спекуляции и связанными с ней должностными преступлениями. Председателем Особмежкома был назначен Н. В. Крыленко. Тем же постановлением GHK учредил и Особый революционный трибунал при ВЧК для рассмотрения дел о крупных спекуляциях товарами и должностных преступлениях лиц, уличенных в хищениях, подлогах и взяточничестве. Трибунал был наделен исключительными полномочиями; его члены назначались ВЧК и в своих суждениях руководствовались только интересами революции: приговоры трибунала были окончательными и не подлежали обжалованию К При открытии заседания этого Особого революционного трибунала его председатель Ф. Э. Дзержинский так разъяснил характер и его задачи; «Для окончательного торжества Советской власти нужна не только победа на внешних фронтах, но и овладение всем экономическим аппаратом страны, производством, распределением и транспортом. И как раз в этой области классовая борьба проявляется особо опасно… Всем вам известны, например, вопиющие факты существования значительного количества предметов первой необходимости, которые, однако, благодаря спекуляции попадают не в руки трудящихся, а… наших классовых врагов». Для борьбы с этими классовыми врагами, их преступлениями в экономической области и учрежден Особый революционный трибунал при ВЧК. Советской власти, разъяснял Ф. Э. Дзержинский, приходится прибегать к помощи специалистов, среди которых немало людей, всей душой преданных буржуазии. Трибунал при ВЧК будет строго судить таких преступников. «Мы приглашаем… к себе на службу, — сказал Феликс Эдмундович, — но при этом говорим: будьте честными, не вносите в наши ряды развала, и вы будете уравнены со всеми трудящимися. Но горе тем, которые желают возвратить прошлое, мы их будем уничтожать беспощадно, как своих классовых врагов».

    Особый революционный трибунал и междуведомственная комиссия при ВЧК, опираясь на широкую поддержку трудящихся (в их составе были представители профессиональных союзов), вели суровую борьбу со спекуляцией, хищениями, взяточничеством и саботажем.

    18 марта 1920 г. по декрету ВЦИК была учреждена единая система революционных трибуналов, и поэтому Особый революционный трибунал при ВЧК был ликвидирован. Междуведомственная же комиссия — Особмежком при ВЧК — продолжала свою работу.

    С переходом к новой экономической политике, допустившей развитие частного гражданского оборота и свободу торговли, работа органов государственной безопасности в экономической сфере приобрела несколько иной характер. Еще 25 января 1921 г. в составе ВЧК было образовано Экономическое управление, к которому перешли все функции Особмежкома, а затем и выполнение задач по борьбе с экономическим вредительством, саботажем и шпионажем в условиях нэпа.

    Первым начальником Экономического управления был прежний председатель Особмежкома Н. В. Крыленко.

    В основе саботажа и вредительства в народном хозяйстве в первые годы Советской власти лежала иллюзорная надежда контрреволюционеров на скорое падение рабоче-крестьянской власти и возвращение фабрик и заводов их бывшим владельцам. Политические и хозяйственные объединения крупных промышленников и торговцев («Торгпром» и др.), выброшенные революцией из страны, обосновались за границей и оттуда вели наблюдение за предприятиями в Советской России, чтобы овладеть ими, как только в результате интервенции или внутренних восстаний будет свергнута диктатура пролетариата.

    После введения новой экономической политики бывшие собственники предприятий и «Торгпром» поставили перед своими агентами внутри Советской страны новые задачи — содействовать им в получении «своих» предприятий в порядке денационализации или концессии.

    Подробности экономического шпионажа и вредительства буржуазных специалистов впервые были открыты в связи с ликвидацией заговора «Петроградской боевой организации». Тогда выяснилось, что еще в ноябре 1918 г. член правления акционерного общества нефтяных предприятий в России «Нобель» Густав Нобель перед отъездом за границу собрал в Петрограде группу ответственных служащих фирмы и, обещая им денежное вознаграждение, просил заботиться о сохранении технического, материального оборудования и сырья бывших предприятий «Нобель», с тем чтобы в момент, когда, как он надеялся, Советская власть будет свергнута, возвратить их акционерному обществу в полной исправности. Он дал также указание, если нужно будет (например, в момент интервенции), принять меры к прекращению работы предприятий, чтобы поставить Советскую власть в тяжелое положение. В 1919 г. в Финляндии образовалась отраслевая, входившая в Торгово-промышленный комитет, нобелевская организация, возглавляемая белогвардейцем — полковником Н. Н. Бунаковым. Эта организация вела экономический шпионаж в Советской стране. Она ежемесячно пересылала в Россию деньги для раздачи старым служащим фирмы «Нобель» и получала от них регулярные отчеты о добыче нефти и о состоянии предприятий. Всего из-за границы поступало около 200 миллионов рублей (в переводе на советские дензнаки) ежемесячно. Главарями нобелевского шпионажа в Советской стране являлись участник заговора «Петроградской боевой организации» профессор М. М. Тихвинский и управляющий Петроградским районным нефтяным комитетом, бывший голландский подданный В. В. Гармсен, в сферу «влияния» которого входил и Баку. В заговоре участвовали: лаборант петроградской конторы «Главнефть» X. Н. Казин (доверенный капиталистов по распределению денег, получаемых из-за границы), член коллегии, начальник технического правления «Главнефти» в Москве В. К. Истомин, председатель «Главнефти» в Петрограде Б. К. Зиновьев и другие лица. Их преступная деятельность продолжалась до середины 1921 г. и была пресечена в связи с ликвидацией заговора «Петроградской боевой организации».

    Арестованные были преданы суду Московского революционного трибунала в июле 1922 г. На суде выяснилось, что Гармсен являлся участником «Петроградской боевой организации» и поддерживал связи не только с М. М. Тихвинским, но и с главарем организации В. Н. Таганцевым. Гармсен признал, что передавал сведения о состоянии нефтяной промышленности Таганцеву, а деньги из-за границы получал через Тихвинского и через курьеров из Эстонии и Стокгольма. Другие подсудимые также признали, что получали деньги от бывших владельцев фирмы «Нобель», но оправдывались тем, что рассматривали эти деньги как «пособия» от бывших хозяев. 26 июля 1922 г. Московский революционный трибунал приговорил девять подсудимых по этому делу к разным срокам лишения свободы.

    В 1923 г. в Московское государственное политическое управление поступили сведения о дезорганизаторской деятельности ряда ответственных работников Серпуховского государственного текстильного треста. По указанию ГПУ Рабоче-крестьянская инспекция провела документальную ревизию, которая подтвердила, что руководящие работники треста занимаются крупными злоупотреблениями.

    Организовавшийся 19 ноября 1921 г. Серпуховский текстильный трест объединял главным образом текстильные фабрики бывшего «Товарищества мануфактуры Коншина». Он, в сущности, был во власти преступных дельцов из числа бывших служащих и совладельцев дореволюционных частных текстильных фирм. Председатель треста В. И. Чердынцев до революции был директором Богородско-Глуховской мануфактуры, заведующий торгово-производственным отделом треста Н. М. Калинин — членом правления «Товарищества мануфактуры Коншина», его помощник С. В. Гольцев — заведующим производственным отделом «Товарищества мануфактуры Коншина», заведующий финансовым отделом М. В. Епанешников — доверенным того же «Товарищества». Преданными служащими прежних владельцев «Товарищества мануфактуры Коншина» были заведующий материальным снабжением треста А. Г. Тебус, заведующий отделом минерального топлива А. Г. Гольштеге, главный бухгалтер московского отделения треста С. Т. Шелягин. К этой группе примыкал и бывший смоленский губернатор К. А. Шумовский, занимавший теперь скромную должность заведующего продовольственным снабжением треста.

    При обысках у обвиняемых чекисты нашли «черную бухгалтерию» — разные документы, в том числе протоколы заседаний частных торговых фирм, из коих следовало, что некоторые ответственные руководители Серпуховского государственного треста являются тайными совладельцами существующих в Москве частных фирм.

    Вскоре после организации Серпуховского треста по инициативе Н. М. Калинина в Москве образовалось частное торговое товарищество под названием «Первое объединение», в которое вошло несколько нэпманских дельцов. Но главную роль в этом товариществе играли тайные совладельцы фирмы — руководящие работники Серпуховского треста В. И. Чердынцев, Н. М. Калинин и С. В. Гольцев. «Первое объединение» ставило своей целью покупку и оптово-розничную продажу разных товаров, аренду и разработку промышленных предприятий. Но фактически занималось оно главным образом операциями с мануфактурой, которую добывало с помощью различных ухищрений в Серпуховском тресте. Чердынцев, Калинин и Гольцев, как руководящие работники треста, отпускали частному товариществу «Первое объединение» (то есть самим себе) мануфактуру на льготных условиях для реализации на частном рынке. Те же Чердынцев, Калинин и Гольцев при посредстве некоторых других нэпманов образовали еще два частных предприятия: «Московско-Сибирское товарищество» и товарищество «Бета». «Московско-Сибирское товарищество» занялось торговлей между Москвой и Сибирью разными товарами, в том числе и мануфактурой, которую оно закупало опять-таки в Серпуховском тресте. Товарищество «Бета» занималось покупкой и реализацией мануфактуры и поставкой Серпуховскому тресту суровья. Так, три частные фирмы, в которых фактически хозяйничали ответственные служащие государственного Серпуховского треста — Чердынцев, Калинин и Гольцев, — выкачивали большое количество мануфактуры из Серпуховского треста, реализовывали ее на рынке и наживали огромные прибыли. Своими преступными действиями они дезорганизовывали работу государственного треста.

    ГПУ раскрыло еще одну сторону преступной деятельности служащих Серпуховского треста. В конце 1921 г. бывшие владельцы «Товарищества мануфактуры Коншина», братья А. Ф. и Ф. Ф. Кнооп, эмигрировавшие из Советской страны, совместно с другими текстильными фабрикантами образовали в Германии объединение — «Висбаденское соглашение» — для продолжения дореволюционной коммерческой деятельности. Фабриканты-белоэмигранты надеялись, что в скором времени (в связи с новой экономической политикой) к ним перейдут «их» прежние предприятия в России. Поэтому они интересовались положением советской текстильной промышленности, состоянием «своих» предприятий. Участники «Висбаденского соглашения» открыли в Берлине контору, во главе которой поставили бывшего директора-распорядителя «Товарищества мануфактуры Коншина» А. А. Ценкера, бежавшего из Москвы. Ценкер энергично взялся за работу, создал шпионскую сеть, в которую вовлек многих бывших служащих коншинских предприятий. Эта сеть была настолько широка, что Серпуховский текстильный трест почти целиком оказался во власти лиц, выполнявших задания «Висбаденского соглашения». Наиболее деятельным агентом Ценкера стал его старый сослуживец, ловкий делец Н. М. Калинин, который наряду со своей коммерческой частнопредпринимательской деятельностью организовал в Серпуховском тресте сбор шпионских сведений для бывших владельцев коншинских предприятий. Он вовлек в это «дело» ряд работников треста, организовывал передачу шпионских сведений за границу и распределял между служащими деньги, присылаемые бывшими хозяевами. Эти деньги получали М. Е. Епанешников, А. Г. Гольштеге, А. Г. Тебус, С. Т. Шелягин, К. А. Шумовский и другие.

    Когда после ревизии Серпуховского треста Н. М. Калинин был снят со своего поста, Ценкер договорился о продолжении шпионской деятельности с другими работниками треста. В марте 1923 г. бывший владелец одной из серпуховских фабрик С. С Рябов получил из-за границы от своего брата, члена «Висбаденского соглашения», письмо, в котором находился пакет на имя К. А. Шумовского. В пакете было вложение — 42 фунта английских стерлингов и записка Ценкера о том, что эти деньги предназначаются работникам Серпуховского треста Шумовскому, Гольштеге и работникам московского объединения — В. И. Цилли, главному бухгалтеру П. П. Дунаеву и юрисконсульту А. О. Гетлингу. Спустя несколько недель через того же Рябова Шумовский получил и второе письмо от Ценкера с вложенными в него 30 фунтами стерлингов, которые он также распределил среди служащих Серпуховского треста и его московского объединения.

    Так деятельность лиц, наживавшихся на преступных «коммерческих» операциях в Серпуховском тресте, сомкнулась с шпионской работой.

    Дело о преступлениях в Серпуховском тресте рассматривалось в Московском революционном трибунале с 28 апреля по 7 мая 1924 г. Чердынцева и Калинина приговорили к расстрелу. (Впоследствии Чердынцев был помилован Президиумом ВЦИК.) Ряд участников преступных операций по расхищению товаров Серпуховского треста были осуждены на 10 лет лишения свободы. Лиц, получавших хозяйские «подачки», приговорили по ст. 68 УК РСФСР к лишению свободы сроком на один год каждого, причем в отношении Шумовского и Дунаева, ввиду их преклонного возраста, и Гетлинга, ввиду болезни, суд нашел воз