Загрузка...



Предисловие к русскому изданию

В послевоенный период в США издано много книг, посвященных событиям минувшей войны и в том числе действиям американского военно-морского флота на океанских и морских театрах. Одним из таких изданий является книга Ч. Локвуда и Г. Адамсона «Морские дьяволы», вышедшая в свет в Соединенных Штатах Америки в 1955 году с предисловием бывшего главнокомандующего Тихоокеанским флотом США адмирала флота Ч. Нимица.

Вице-адмирал Ч. Локвуд — один из старейших командиров-подводников военно-морского флота США. В годы второй мировой войны он принимал активное участие в организации и ведении боевых действий американских подводных лодок на Тихом океане, сначала в должности командующего подводными силами в юго-западной части Тихого океана, а с 1943 года — командующего подводными силами Тихоокеанского флота США.

Соавтор Локвуда полковник Г. Адамсон — бывший начальник управления личного состава ВВС США — известен как автор ряда работ об американской авиации вообще и ее действиях во время второй мировой войны в особенности.

Книга «Морские дьяволы» представляет собой серию связанных по содержанию рассказов о так называемой «операции Барни», то есть о подготовке и осуществлении прорыва через минированный Корейский пролив в Японское море девяти подводных лодок Тихоокеанского флота США, а также о последующих действиях их на коммуникациях противника в этом водном бассейне.

Изучающий историю военных действий на море в годы второй мировой войны и, в частности, боевую деятельность подводных лодок американского флота на Тихом океане, помимо ознакомления с «операцией Барни», которая освещается в нашей печати впервые и интересна с точки зрения существовавших в американском флоте приемов форсирования противолодочных преград, найдет в книге ряд полезных сведений. Она дает представление о системе планирования и ведении боевых действий подводных лодок, методах визуального и технического поиска противника, о торпедных и артиллерийских атаках, способах уклонения подводных лодок от преследования, об организации службы на лодках и ряде других тактических и технических вопросов.

Содержащийся в книге фактический материал по тактике подводных лодок представляет интерес особенно потому, что он изложен специалистом-подводником, и к тому же лицом, относящимся к высшему руководству американского флота.

Книга написана увлекательно, в форме воспоминаний Локвуда, основанных на его личных записях военных лет, на рассказах офицеров-подводников, выписках из вахтенных журналов подводных лодок и других документах.

В книге содержатся сведения о различных тактических приемах, применявшихся командирами американских подводных лодок в годы второй мировой войны, и освещаются многие стороны повседневной жизни и боевой службы подводников. Авторы рассказывают о порядке и организации действий личного состава подводных лодок в различных условиях боевой обстановки и при соответствующих этим условиям степенях боевой готовности корабля.

В этом положительная сторона работы Локвуда и Адамсона.

Однако рассматривая книгу «Морские дьяволы» в целом, необходимо учитывать методологические пороки в подходе авторов к исследованию боевого опыта и оценке фактов и событий войны.

Авторы книги, являясь представителями тех влиятельных кругов США, которые вдохновляют и проводят агрессивную американскую политику «с позиции силы», пытаются представить военные действия на второстепенном Тихоокеанском театре изолированными, ни в какой мере будто бы не зависевшими от войны Советского Союза против фашистского блока.

Очевидно, что такое представление о вооруженной борьбе на Тихом океане не соответствует исторической правде. Военные действия флота и авиации США против Японии в годы минувшей войны, конечно, не были какой-то самостоятельной войной. Общеизвестно, что они являлись лишь составной частью борьбы на второстепенном театре второй мировой войны. Ход и исход этой борьбы, как и второй мировой войны в целом, определялись прежде всего действиями Советских Вооруженных Сил на решающем советско-германском фронте и сокрушительными ударами Советской Армии по японскому милитаризму на Дальнем Востоке.

Игнорируя эти важнейшие положения и рассматривая военные действия американского флота на Тихом океане в отрыве не только от борьбы на решающем советско-германском фронте, но и от борьбы Советской Армии и Народно-освободительной армии Китая против главных японских сил на азиатском континенте, Локвуд и Адамсон превозносят значение американского оружия и пытаются доказать, что оно сыграло главную роль в разгроме японского милитаризма. Эта не новая форма фальсификации истории второй мировой войны используется здесь с единственной целью — умалить или вовсе замолчать решающую роль Советского Союза в войне против гитлеровской Германии и империалистической Японии. Действительно, в довольно объемистой книге у авторов не нашлось места показать, что Советские Вооруженные Силы своей самоотверженной борьбой решили победоносный исход войны не только против гитлеровской Германии и ее европейских сателлитов, но и против восточного партнера фашистской Германии — империалистической Японии.

Авторы книги умалчивают о том, что героическая борьба советского народа и его Вооруженных Сил в 1941–1943 годах на советско-германском фронте против немецко-фашистских войск и готовность Советской Армии, Авиации и Флота дать сокрушительный отпор подготовлявшейся японской агрессии на Востоке дали возможность остальным участникам антигитлеровской коалиции, и прежде всего США и Великобритании, мобилизовать свои людские и материальные ресурсы и оказаться в числе победителей во второй мировой войне.

Бывшему командующему подводными силами Тихоокеанского флота США Локвуду лучше, чем кому-либо другому, известно, что Соединенным Штатам потребовалось около трех лет, чтобы оправиться от первых ударов противника, в крупных масштабах развернуть военное производство и подготовиться к активным действиям. Авторы книги, сами того не желая, подтверждают это такими примерами, как затянувшееся на полтора года использование подводными лодками невзрывающихся торпед, принятие на вооружение лодок электрических торпед только в 1944 году, длительное экспериментирование с гидролокационной аппаратурой и т. п.

Американские вооруженные силы смогли начать наступательные действия в бассейне Тихого океана лишь после того, как результаты разгрома гитлеровских войск под Сталинградом, который создал коренной перелом в ходе второй мировой войны в целом, сказались и на стратегической обстановке на Дальнем Востоке.

Активизации действий США против Японии благоприятствовало также то обстоятельство, что великие победы Советской Армии лишили Японию всяких надежд на победу фашистской Германии и вынудили японское командование перейти к обороне на вспомогательном тихоокеанском направлении своей агрессии. В то же время правящие японские круги, преследуя определенные экономические, политические и военные цели, продолжали держать в Маньчжурии, на границах с Советским Союзом и в Китае свои главные силы. Разумеется, эти силы, будучи скованными на азиатском континенте, не могли быть использованы против США на Тихом океане. Кроме того, наличие на Дальнем Востоке Советского Тихоокеанского флота отвлекало известную часть японских военно-морских сил от участия в боях с американским флотом.

Но и в этой обстановке военные успехи американских вооруженных сил в борьбе против Японии были весьма ограниченными, а темпы наступления черепашьими. Несмотря на высадку на Филиппинские острова в октябре 1944 года, изгнание японских войск с этих островов закончилось лишь весной 1945 года. Только в марте 1945 года вооруженным силам США удалось овладеть островом Волькано, а в июне — островом Окинава. К этому времени фашистская Германия была уже разгромлена Советскими Вооруженными Силами и капитулировала.

Искажая действительные события военных лет, адмирал флота США Нимиц в предисловии к книге пишет, что «когда американские вооруженные силы захватили Марианские острова, командование японского флота поняло, что война проиграна». В действительности же японское правительство не только летом 1944 года, когда американцами были заняты Марианские острова, но и 26 июля 1945 года, то есть после окончания «операции Барни», участники которой, по словам авторов книги, нанесли огромный ущерб японскому флоту и тем самым способствовали поражению Японии, отклонило декларацию США, Великобритании и Китая о безоговорочной капитуляции и готовилось к «двадцатилетней войне». Более того, именно в этот период США планировали решающие операции против Японии на 1946–1947 годы. Если бы к этому времени Япония была побеждена американскими вооруженными силами, как заявляет Нимиц, перед США не стояла бы необходимость планировать удары по Японии на столь отдаленные сроки.

Исходя из этого, не чем иным, как софизмом, является и утверждение авторов книги, что японцы еще раньше убедились бы в необходимости начать переговоры о. мире, если бы в течение первых полутора лет войны американцев не подводили недоброкачественные торпеды.

Фальсифицируя историю, авторы книги и предисловия стремятся доказать, что американские подводные лодки сыграли первостепенную роль в разгроме японского милитаризма. Вопреки исторической правде, они пытаются уверить читателей, что благодаря нанесенному тремя небольшими группами подводных лодок «мощному удару» вторжения в Японию не потребовалось.

Между тем, Япония, несмотря на большие потери торговых судов в ходе войны, к моменту капитуляции, даже по американским данным, располагала транспортным флотом общей грузоподъемностью около двух миллионов тонн. Для морских сообщений относительно небольшой протяженности между Японией, Кореей и Китаем такого числа судов было вполне достаточно. Важно заметить также, что в составе японского торгового тоннажа было много малотоннажных судов, действие против которых подводных лодок и тяжелой авиации было мало целесообразным. Известное значение имели и трудности атаки таких судов силами авиации из-за незначительных размеров целей.

В этой связи в очевидном противоречии с заявлением авторов о серьезности удара по коммуникациям противника в Японском море находятся приводимые в книге данные об итогах «операции Барни». Так, по словам Локвуда и Адамсона, в ходе операции американские подводные лодки при неорганизованной противолодочной обороне противника потопили всего 28 транспортов и несколько небольших судов общим тоннажем около 70 тысяч тонн. При этом достоверность гибели судов основывается главным образом на субъективном факторе — докладах командиров подводных лодок. Понятно, что по условиям военной обстановки они в ряде случаев не могли проследить за результатами атак, а звук взрыва, услышанный на лодке, еще не есть доказательство успешной атаки. Это может быть взрыв глубинной бомбы, взрыв торпеды на грунте или при ударе о скалу, да и, наконец, не всегда и не всякий корабль тонет после попадания в него одной торпеды. В то же время из примеров, приводимых в книге, видно, что командиры подводных лодок не особенно стремились непременно потопить атакованный объект.

Итак, нет достаточных оснований для утверждения, что противнику было нанесено страшное поражение, что были уничтожены его последние грузовые суда, прервана доставка грузов с материка и связь с находившейся там армией. В действительности морские сообщения между Японией, с одной стороны, и Кореей и Китаем — с другой, были прерваны в связи с вступлением Советского Союза в войну против Японии и разгромом ее главных сил — Квантунской армии Советскими Вооруженными Силами.

Весьма показательно, что в настоящее время военные деятели США, преследуя задачу фальсификации истории второй мировой войны, создают различные ложные версии относительно главных причин, вызвавших поражение Японии. По одной из этих версий, капитуляцию Японии предопределили американские атомные бомбы, сбрасывание которых на японские города Хиросима и Нагасаки, как известно, не было вызвано военной необходимостью. По другой — решающей причиной были действия авианосной авиации США, по третьей — удары самолетов берегового базирования. Что касается авторов книги, то они «победили» Японию девятью подводными лодками, прорвавшимися в Японское море и действовавшими там в течение пятнадцати суток. По вполне понятным причинам Локвуд и Адамсон не поясняют, почему Япония капитулировала именно в 1945, а не в 1943 году, когда на Тихом океане не менее успешно действовали американские подводные лодки.

Превознося значение «операции Барни» в общем ходе войны против Японии и непомерно расхваливая боевые качества американских подводников, авторы книги не преминули высказать клеветнические и ничем не обоснованные измышления о внешней политике Советского Союза и его Военно-Морском Флоте.

Знакомясь с характером и результатами боевых действий американских подводных лодок на Тихом океане и в Японском море в ходе «операции Барни», следует иметь в виду, что их боевая деятельность протекала в исключительно благоприятных условиях. Япония, рассчитывавшая на внезапный и быстрый разгром противника на море, к началу войны не располагала достаточным числом эскортных кораблей. К тому же японское командование было настолько уверено в неприступности заминированных проливов Японского моря, что почти исключало вероятность проникновения в этот водный бассейн подводных лодок и надводных кораблей противника. Поэтому судоходство в Японском море в течение почти всей войны не обеспечивалось самыми элементарными мерами противолодочной обороны. Транспорты обычно совершали переходы без эскорта, несли в темное время суток отличительные огни, ходили постоянными курсами. Не выставлялись на судах и специальные наблюдатели за морем и воздухом. Кроме того, навигационно-гидрографическое оборудование в Японском море, в том числе маяки и знаки, функционировало так же, как в мирное время. Все это создавало исключительно благоприятную обстановку для американских подводных лодок, которые действовали по существу в полигонных условиях.

Если учесть эти обстоятельства, то приводимые в книге примеры безуспешных атак неохраняемых транспортов, в которые выпускалось большое количество торпед, говорят не в пользу американских подводников. Напомним, что командир подводной лодки «Кревалле» в течение четырех дней пять раз выходил в атаку и каждый раз неудачно. Приводя такие примеры, командующий подводными силами не подвергает разбору и критике неэффективные, вялые действия командира, а лишь констатирует, что «это были печальные дни, ибо сулили они большие надежды, а результатов, увы, не дали». Элементарные ошибки совершали и другие командиры подводных лодок из группы «морских дьяволов». Не случаен поэтому чрезвычайно низкий средний процент успешных атак, проведенных американскими лодками в ходе их действий в Японском море.

При разработке «операции Барни» важнейшее значение придавалось свойству гидролокатора обнаруживать якорные мины настолько заблаговременно, чтобы подводная лодка успевала обходить каждую из них. Используя это качество гидроакустической установки, проверенное на полигонных испытаниях и в специальных боевых походах, командование подводными силами Тихоокеанского флота США рассчитывало успешно форсировать японские минные заграждения. В итоге «операция Барни» свелась к самостоятельному прорыву каждой из подводных лодок в отдельности через минноопасный район в Корейском проливе и к одиночным, вне тактической связи с другими лодками действиям в отведенных им районах Японского моря. Выходя из Японского моря, подводные лодки форсировали пролив Лаперуза одновременно, но практически они и здесь действовали совершенно самостоятельно. Судя по содержанию книги, широкие возможности американского флота и авиации не были использованы для обеспечения прорыва лодок через противолодочный рубеж, и они прорывались на собственный страх и риск. Взаимная помощь подводных лодок тоже не предусматривалась. Их периодические встречи в Японском море, проходившие по заранее составленному расписанию, отнюдь не служили цели организации тактического взаимодействия, а предназначались лишь для фиксации существования лодок.

Свидетельством военно-морского искусства организаторов и исполнителей «операции Барни» не может служить и совместный выход подводных лодок из Японского моря, потому что они прошли по открытой трассе, оставленной японцами для нейтральных судов.

Советские подводники воздают должное преданности служебному долгу подводников американского флота — бывших союзников и их роли в борьбе с общим врагом в годы второй мировой войны. Действительно, многие из американских подводных лодок в условиях слабой и неорганизованной японской противолодочной обороны достигли немалых успехов. Но нельзя согласиться с переоценкой этих достижений.

Введение японским морским командованием конвойной системы, особенно при проводке большого числа транспортов, потребовало массированного применения подводных лодок США, то есть перехода к их групповому использованию. Авторы книги отмечают, что по примеру немецкого флота группы американских подводных лодок были названы «волчьими стаями», и утверждают, будто американские «волчьи стаи» показали всему миру, как нужно нападать на добычу. Действия германских подводных лодок так же, как и вся немецко-фашистская тактика, отличались многими серьезными пороками. Но сравнивая групповое использование подводных лодок в американском и немецко-фашистском флотах, авторы умышленно не говорят о том, что немецкая «волчья стая» насчитывала до двадцати тридцати лодок, а американская состояла обычно из трех и очень редко — семи единиц. Управление тридцатью лодками несомненно требует большего мастерства, чем семью. Несравнимы и результаты действий американских и немецких подводных лодок.

Локвуд и Адамсон не приводят в книге ни одной цифры, ни одного примера, которые подтверждали бы успешность боевого использования американских «волчьих стай». Голословное же утверждение — не доказательство. Судя по описанию боевых действий групп подводных лодок под командованием Хайдмэна, Пирса и Риссера, в американском флоте тактическое взаимодействие не было отработано даже к концу войны и его организация находилась в самом примитивном состоянии.

Показательно, что авторы книги не осуждают не вызванное обстановкой патрулирование американской подводной лодки на маршруте движения советских транспортов и атаку советского судна «Трансбалт». Никакие ссылки командира лодки на «подозрительность» судна и переменную видимость не могут оправдать пренебрежения им союзнической солидарностью и легкомысленного, чтобы не сказать больше, отношения к неприкосновенности союзных судов, гарантированной американским военным командованием.

Не находит в книге серьезного осуждения и «ошибочная атака» японского транспорта «Ава Мару», следовавшего с опознательными знаками Красного Креста. Нельзя не отметить, что командир подводной лодки, потопившей «Ава Мару», все же был наказан, а на потопление подводной лодкой «Спейдфиш» советского судна «Трансбалт» американское командование по существу не реагировало. Не говорит ли это о молчаливом поощрении подобного образа действий?

Таковы отрицательные стороны книги «Морские дьяволы», требующей в общем весьма критического подхода.

И все-таки ознакомление с книгой Ч. Локвуда и Г. Адамсона, несмотря на ее недостатки, представляется целесообразным, так как в ней описываются недостаточно освещенные у нас действия американского подводного флота на Тихом океане и дается ряд интересных сведений о боевом использовании подводных лодок.

Книга «Морские дьяволы» дается в полном переводе. Опущены лишь некоторые отступления лирического характера и жаргонные выражения, но эти купюры отнюдь не вредят ни общему содержанию книги, ни полноте описываемых в ней событий.

Контр-адмирал Родионов А. И.