Загрузка...



17. «Звонки дьявола» звонят для стаи Пирса

Среди тех, кто полюбил гидролокатор, был и капитан 3 ранга Джордж Пирс из Таллахомы, штат Теннесси, командир «Танни» и стаи «морских дьяволов» из трех подводных лодок.

— Я бы с радостью повторил этот поход снова, — говорил он со своим непередаваемым южным акцентом, — только с одной оговоркой, — на этот раз я попросил бы более солидных целей для своих торпед. Как я уже докладывал раньше, гидролокатор работал превосходно и заставил-таки нас поволноваться. Когда мы достигли середины пролива, гидролокатор зазвучал, словно симфонический оркестр, и на его экране стали появляться световые выбросы. Мины! Подводная лодка направлялась в промежуток между двумя минами первого ряда, а как только мы подошли к линии заграждения, гидролокатор снова заиграл, точно настраивающий инструменты оркестр. Еще не потеряв контакта с первой, мы увидели на экране вторую линию мин. Право же, я по-настоящему полюбил свой гидролокатор.

Ни одна живая душа так никогда и не узнала бы, что это скалы, как подозревали капитан 3 ранга Оззи Линч и его старший помощник капитан-лейтенант Кустон, или же, что гораздо опаснее, мины, если бы не световые выбросы на экране и не звонки в репродукторе. Вспоминая напряженные часы форсирования минного заграждения, Оззи Линч рассказывал:

«Во время преодоления минного барьера я решил, что необходимо разделить со старшим помощником обязанности по управлению кораблем. Он был настолько милостив, что позволил мне поспать до утреннего кофе, то есть часов до 8, но в конце концов был вынужден послать за мной. Когда я поднялся в боевую рубку, он изучал выбросы на экране гидролокатора, которые мы оба единодушно приняли за сигналы, отраженные от скал. Однако мы не позволили себе пренебречь этими показаниями. Это похоже на то, как во время прошлого похода на остров Мидуэй, мы, стараясь не искушать судьбу, перевели часы немного вперед, лишь бы наш поход проходил не в пятницу 13 числя. Мы не были суеверными, но стоило ли идти на лишний риск?

Гидролокатор действовал прекрасно, и вскоре мы опять приняли несколько сигналов, которые определенно указывали на мины. В конечном счете лодка попалав район с таким количеством мин, что пройти, казалось, было невозможно. Здесь-то мы и ухитрились задеть за минреп, который со скрежетом прошелся вдоль всего корпуса подводной лодки, начиняя с самого носа. Можно было подумать, что проклятый минреп делает нам побудку.

После этого, помня о ваших указаниях, а также о дистанциях между линиями мин, я решился всплыть на перископную глубину, чтобы определиться по пикам горных вершин, высящихся по обеим сторонам пролива. Я чувствовал, что рискую, и хотя прибор исправно отмечал мины, я боялся неожиданной встречи с новой линией мин. Когда мы уже преодолели минное заграждение, гидроакустик доложил мне, что слышит шум винтов. Подвсплыв, мы обнаружили довольно большое судно, пересекающее пролив. Я предположил, что оно, видимо, проинструктировано, где ему ходить».

Отношение к гидролокатору на подводной лодке «Боунфиш», которой командовал капитан 3 ранга Ларри Эдж, должно быть, так никогда и не станет известным — его боевое донесение исчезло в пучине, разверзшейся под Ларри, его людьми и отважным кораблем за два дня до того, как «операция Барни» закончилась. Когда Ларри и Оззи Линч беседовали в последний раз, Ларри стремился скорее начать трудную и опасную охоту, а вовсе не уклониться от нее. Однако об Эдже речь впереди.