Загрузка...



Введение

Светлой памяти выдающегося историка и замечательного человека Иоахима Хоффманна посвящается

Вторая мировая война (1939–1945) является одной из самых трагических страниц истории минувшего тысячелетия. И хотя она окончилась более полувека назад, многие проблемы, порожденные ею, человечество не может разрешить и по сей день.

Долгое время считалось, что история Второй мировой войны изучена у нас достаточно хорошо и в ней не может быть никаких «белых пятен». Однако многие вопросы оказались сложнее, чем это представлялось официальной историографией.

Едва ли не самым сложным и противоречивым в истории Второй мировой войны является вопрос сотрудничества с врагом граждан оккупированных Германией государств и как одна из форм этого сотрудничества — их служба в составе иностранных добровольческих формирований германских вооруженных сил. Но это только одна сторона проблемы.

Другая ее сторона — недостаточная изученность в отечественной историографии такого вопроса, как национальная политика гитлеровской Германии на оккупированных ею территориях. Единственным в данном случае непреложным фактом является то, что эта национальная политика не была одномерной, а в зависимости от той или иной политической конъюнктуры сильно дифференцировалась.

Составной частью немецкой национальной политики, которую в большей степени можно объяснить дифференцированностью подобного подхода, было стремление нацистского военно-политического руководства привлечь на свою сторону мусульманские народы, разыграть так называемую мусульманскую карту. Важным же аспектом этой политики, ее логическим продолжением в условиях войны стали создание и деятельность мусульманских формирований в системе германских вооруженных сил.

Таким образом, процесс создания и использования иностранных добровольческих формирований в германских вооруженных силах вообще и мусульманских формирований в частности даже в условиях войны не был чисто военным вопросом. Из-за своей политической сущности он нес большую идеологическую и пропагандистскую нагрузку, что явилось причиной как его замалчивания в бывшем СССР и странах социалистического лагеря, так и негативного к нему отношения во многих странах Западной Европы и Америки.

Поскольку определяющей чертой процесса создания и использования мусульманских формирований была его тесная связь с национальным вопросом, в современных сложных социально-политических условиях он приобрел неожиданную актуальность. События на Балканах, Ближнем Востоке и в некоторых республиках бывшего СССР — яркое подтверждение того, как на основе недостаточной изученности этого процесса и его послевоенных последствий (например, депортация некоторых народов в связи с их обвинением в массовом сотрудничестве с Германией в период войны) может разгореться межнациональный конфликт.

Таким образом, всестороннее изучение вопроса о создании и деятельности мусульманских формирований, научный, а не идеологический и пропагандистский подход к нему является сегодня, на наш взгляд, как никогда, актуальным, в том числе для России и Украины.

Цель данного исследования состоит в научном обосновании концепции того, что мусульманские формирования являлись самостоятельной категорией германских вооруженных сил, и в связи с этим в осмыслении их роли во Второй мировой войне не только с политической, но и с военной стороны. Поэтому в исследовании были поставлены следующие задачи:

— выяснить место мурульманских формирований в системе иностранных добровольческих формирований германских вооруженных сил, их политический и военный статус;

— определить политические и военные причины и условия, которые привели к созданию в системе иностранных добровольческих формирований такой категории, как мусульманские формирования;

— проанализировать и сравнить особенности системы организации и подготовки мусульманских формирований перед их отправкой на фронт, а также системы боевого применения мусульманских формирований и те принципы, которые были положены в ее основу;

— рассмотреть вопрос о том, какое место в подготовке мусульманских формирований занимал ислам;

— сравнить численность личного состава мусульманских формирований как внутри этой категории, так и с численностью личного состава иностранных добровольческих формирований и германских вооруженных сил.

Автор выражает глубокую признательность всем тем, кто любезно согласился предоставить свои документальные материалы для подготовки данной работы. Это историки, занимающиеся сходной проблематикой, и работники архивов: К.М. Александров (С.-Петербург, Россия), X. Гутерман (Миддельбург, Нидерланды), М. Доб-рич (Виндзор, Канада), доктор философии МЛ. Лукшат (Потсдам, ФРГ), К. Микулан (Чаковец, Хорватия), доктор философии С. Митчем (Монро, Луизиана, США), А. Муньос (Нью-Йорк, США), доктор философии Д. Нэйф-цигер (Уэст-Честер, Огайо, США), Ф. Сейферт-Берендт (Берлин, ФРГ), Н. Томас (Лондон, Великобритания), доктор философии И. Хоффманн (Эбринген, ФРГ), П.Ш. Чхар-тишвили (Москва, Россия) и Ф. Эрдманн (Фрейбург, ФРГ). Особую благодарность автор выражает работникам Государственного архива Автономной Республики Крым, которые, работая в условиях, несомненно, отличающихся от условий работы их зарубежных коллег, тем не менее профессионально помогают исследователям.