Загрузка...



Миф № 38. Преследуя свои корыстные геополитические цели и действуя вопреки договоренностям с союзниками, Сталин планировал десантную операцию на о. Хоккайдо, чтобы оккупировать собственно японские территории, но в последний момент спасовал перед решимостью США не допустить советской оккупации японской территории

Этот миф из той же серии, что и предыдущий. В связи с этим автор и по этому вопросу обратился к доктору исторических наук, профессору, академику РАЕН Вячеславу Петровичу Зимонину. С его любезного разрешения ниже приводится полный текст его доклада на тему «Морская десантная операция на Хоккайдо, которой не было…». Как и прежде, все сноски по тексту, также выделения текста жирным шрифтом принадлежат В. П. Зимонину.


Морская десантная операция на Хоккайдо, которой не было…

Ещё при выработке замысла на войну против Японии было предусмотрено, что в определенных условиях может быть проведена высадка крупного десанта на северную часть острова Хоккайдо и овладение этой территорией вплоть до линии, идущей от города Кусиро до города Румоэ[216]. Во второй половине августа 1945 г. внимание советского командования было поэтому обращено на подготовку десантной операции на Хоккайдо. План операции командованию Тихоокеанского флота требовалось доложить 19 августа не позднее 20 часов. В связи с этим закономерен вопрос: если планировалась оккупация Советским Союзом части «территории собственно Японии», как об этом говорилось в документах, раскрывающих замысел военных действий на Дальнем Востоке[217], то почему только до указанной линии? Как представляется, названный рубеж мог быть лишь ближайшей задачей десантной операции на остров Хоккайдо. Решение ее определило бы последующую задачу советских войск. В случае, если бы Япония отказалась от безоговорочной капитуляции или стала сопротивляться капитуляции, принятие решения на последующую задачу войскам, высадившимся на острове Хоккайдо, не заняло бы много времени. Целью военных действий на территории собственно Японии в замысле как раз и было названо: «вынудить ее капитулировать»[218].

Анализ архивных документов[219] позволяет вскрыть замысел и порядок подготовки десантной операции на Хоккайдо и Южные Курилы.

В соответствии с первоначальным замыслом маршала A. M. Василевского, флот должен был осуществить высадку на Хоккайдо стрелкового корпуса в составе до трех стрелковых дивизий, предварительно сосредоточив их в портах Отомари и Маока на Южном Сахалине. Поставленная задача значительно отличалась от тех, которые флоту приходилось решать раньше. Иными были масштаб и условия проведения операции, да и сам характер десанта. Главное заключалось в том, что теперь предстояло высаживаться на территорию собственно Японии. Как известно, американцы считали такую высадку чрезвычайно сложной, требующей длительной подготовки и связанной с большими потерями. Правда, после того как успешно завершался разгром Квантунской группировки войск и Япония выразила готовность капитулировать, обстановка существенно изменилась. И все же можно было ожидать серьезного противодействия как во время перехода, так и, особенно, при бое за высадку и на самом Хоккайдо.

Учитывая это, народный комиссар Военно-Морского Флота Н. Г. Кузнецов считал целесообразным вторжение на остров Хоккайдо произвести после освобождения Южного Сахалина через пролив Лаперуза, о чем им было доложено маршалу A. M. Василевскому 19 августа. Но это предложение сначала не было принято, вероятно, в связи с тем, что действия на Сахалине еще только развертывались, а ставка главкома торопилась и требовала проведения операции в период с 19 августа по 1 сентября.

Согласно указаниям ставки A. M. Василевского операцию по овладению северной частью острова Хоккайдо и южными островами Курильской гряды планировалось провести следующим образом. 87-й стрелковый корпус высадить непосредственно в порт Румоэ (центральная часть острова Хоккайдо) тремя последовательными эшелонами, по одной дивизии в каждом эшелоне. Соответственно намечались три этапа операции. На первых двух этапах предполагалось овладеть портом и городом Румоэ, а на третьем — высадить дивизию для последующего наступления через Хоккайдо на южные острова Курильской гряды.

В случае серьезного противодействия японцев вся высадка в целом в большой степени зависела бы от успеха первого броска десанта, поэтому командование флота сочло необходимым в составе первого эшелона, непосредственно перед высадкой головной 355-й стрелковой дивизии 87-го стрелкового корпуса, высадить 354-й отдельный батальон морской пехоты. Морская пехота, имевшая соответствующую подготовку и опыт десантных действий, должна была, высадившись первой, овладеть портом и подготовить его для высадки основных сил десанта и базирования кораблей флота.

Переброску десанта морем намечалось осуществить крупными транспортами и кораблями отряда легких сил флота. Переход, высадка и бой на берегу должны были обеспечиваться разнородными силами флота и авиации. Первый бросок в составе 354-го отдельного батальона морской пехоты и одного стрелкового полка должен был двигаться на шести десантных судах в охранении четырех эскадренных миноносцев и шести торпедных катеров. Последним надлежало выйти из бухты Владимира. В случае противодействия японцев эскадренные миноносцы предназначались для использования в качестве кораблей артиллерийской поддержки. Торпедные катера, при благоприятных условиях, могли быть использованы в качестве высадочных средств первого броска. Выход рассчитывался так, чтобы первому броску быть в районе Румоэ на два часа раньше подхода основных сил стрелковой дивизии. Основные силы дивизии предполагалось перевезти на транспортах в охранении четырех фрегатов, четырех тральщиков и четырех катеров «БО».

Чтобы лишить противника возможности внезапно ввести в Японское море корабельную группировку из тихоокеанских баз, со стороны проливов Сангарского и Лаперу-за на четырех позициях развертывались четыре подводные лодки с задачей разведки и уничтожения японских боевых кораблей. На аэродромах Владимиро-Ольгинской военно-морской базы было сосредоточено до полка бомбардировщиков «ДБ-23», полк «Як-9» и 20 «Як-9Ю». Десант на всем пути следования и при бое за высадку должен был прикрываться истребительной авиацией.

Начиная с 19 августа должна была вестись разведка, преимущественно воздушная, портов и военно-морских баз южной части Сахалина, острова Хоккайдо, Сангарского пролива и подходов к западному побережью Хоккайдо с таким расчетом, чтобы корабли противника не могли пройти, не будучи обнаруженными.

Особо решался вопрос о действиях бомбардировочной авиации. При высадке десанта в обычных условиях она должна была предварительными бомбовыми ударами подавить оборону противника, подготовить участки высадки и отсечь резервы. В данном случае эти действия исключались, поскольку не были известны действительные намерения противника. Исходя из предположения, что, возможно, он не собирался оказывать сопротивление, предварительную воздушную подготовку проводить не планировалось, чтобы не допустить ненужные разрушения и жертвы среди населения Японии. Учитывая это, предусматривалось, что бомбардировочная и торпедоносная авиация в момент подхода кораблей к Румоэ займёт зону ожидания над портом и удар будет наносить лишь в случае необходимости по сигналу командира высадки. Для этого выделялся авиационный полк, а два других находились на аэродромах в немедленной готовности.

В соответствии с изложенным планом Военный совет Тихоокеанского флота в полдень 19 августа отдал боевой приказ № 0018 и организационный приказ № 007. Последний устанавливал состав сил и организацию командования. Согласно приказу для перевозки войск выделялось шесть десантных судов и шесть транспортов. В качестве сил охранения и поддержки назначались лидер «Тбилиси», три эскадренных миноносца («Резвый», «Разящий», «Рьяный»), четыре сторожевых корабля, четыре тральщика типа «AM», четыре катера «БО» и шесть торпедных катеров.

Командиром высадки был назначен контр-адмирал И. Г. Святов, флаг которого должен был быть на лидере «Тбилиси», командиром высадки войск первого эшелона — капитан 3 ранга М. Г. Беспалов (флаг на «СКР-9»).

Начать десантирование войск на Хоккайдо предполагалось на рассвете 24 августа, что было связано с расчетами завершить к этому времени освобождение Южного Сахалина, поэтому срок готовности кораблей и десантных частей был определен 18 часами 20 августа. Учитывая время, необходимое на рассылку приказа и отдачу предварительных распоряжений, на подготовку частям и кораблям оставалось менее суток. Однако в 9 часов 21 августа боевой и организационный приказы были отменены и отданы новые.

Как же развивалась ситуация в этот период? 18 августа маршал A. M. Василевский, не имея подтверждения со стороны Верховного Главнокомандующего И. В. Сталина относительно конкретных сроков проведения операции, напомнил о предварительных указаниях Сталина в шифрограмме на имя членов Ставки ВГК Н. А. Булганина и А. И. Антонова. Однако в течение двух дней никакого ответа не последовало. Тем временем необходимые приготовления начались.

О ходе подготовки десантной операции на Хоккайдо маршал A. M. Василевский систематически докладывал лично Верховному Главнокомандующему И. В. Сталину. Так, в очередной шифровке от 20 августа 1945 г. в5.00 A. M. Василевский докладывал: «В настоящее время я и командование первым Дальневосточным фронтом серьезно заняты подготовкой десантной операции на остров Хоккайдо. Сейчас ведем морскую разведку, готовим авиацию, артиллерию, пехоту и транспортные средства. С Вашего разрешения морскую операцию здесь начнем после занятия южной части Сахалина, ориентировочно 22.8.45»[220]. 20 августа 1945 г. после полудня (точное время предстоит ещё выяснить) И. В. Сталин подтвердил указание подготовить 87-й стрелковый корпус для участия в десантной операции на остров Хоккайдо[221]. Маршал A. M. Василевский, реализуя указания Ставки Верховного Главнокомандования, в 14 часов 20 августа 1945 г. дал указание командующим войсками 1-го и 2-го Дальневосточных фронтов, командующему Тихоокеанским флотом и командующему Военно-воздушными силами на Дальнем Востоке быть готовым к проведению операции на остров Хоккайдо к исходу 23 августа 1945 г.[222] Однако в этой же шифрограмме A. M. Василевский подчеркивает, что «срок начала операции по высадке наших войск в северной части острова Хоккайдо и южной части Курильских островов будет дополнительно указан Ставкой Верховного Главного Командования»[223].

Таким образом, можно предполагать, что десантная операция на остров Хоккайдо могла быть начата при благоприятном стечении обстоятельств не раньше 25 августа 1945 г. Аргументы: как описано выше, Южно-Сахалинская наступательная операция войск 16-й армии 2-го Дальневосточного фронта во взаимодействии с Северной Тихоокеанской флотилией проводилась 11–25 августа 1945 г. Бои были упорными. Сломить сопротивление 21 августа, как планировалось[224], не удалось. Официально днем окончания этой операции считается 25 августа, когда Северной Тихоокеанской флотилией был высажен десант в составе сводной бригады моряков в порт Отомари, а войска 16-й армии вступили в административный центр Южного Сахалина город Тойохара. Очаговые бои мелких групп японских войск и после этого ещё продолжались. Следовательно, об участии в каких-либо других операциях можно было говорить только после перегруппировки войск, участвовавших в боях, их пополнении.

Вместе с тем обстановка в районе Курильских островов, где с 18 августа началась десантная операция, оставалась сложной. Японские войска гарнизона острова Шумшу оказывали упорное сопротивление советским десантникам. Их разоружение было завершено лишь 23 августа. Стало ясно, что «закончить оккупацию… островов северной части Курильской гряды до острова Симусируто (Симушир. — Прим. В. 3.) включительно» до 25 августа, как того требовала шифрограмма маршала A. M. Василевского от 18 августа[225], не удастся (это было сделано лишь 28 августа). Полностью же принятие капитуляции японских войск на Курильских островах было завершено 1 сентября 1945 г., а на группе мелких островов Хабомаи — лишь 4 сентября.

Несмотря на проведенные приготовления, И. В. Сталин 22 августа (между 10 и 13 часами, точное время пока нами не установлено) приказал маршалу A. M. Василевскому приостановить подготовку к высадке на Хоккайдо, а последний продублировал это приказание шифротелеграммой в 14 час. 55 мин. 22 августа народному комиссару Военно-Морского Флота СССР адмиралу флота Н. Г. Кузнецову и командующему Тихоокеанским флотом адмиралу И. С. Юмашеву. В шифротелеграмме говорилось: «От операции по десантированию наших войск на остров Хоккайдо необходимо воздержаться впредь до особых указаний Ставки». Одновременно маршал A. M. Василевский попросил моряков предусмотреть переброску головной дивизии 87-го стрелкового корпуса с острова Сахалин на южные Курильские острова Кунашир и Итуруп, «минуя остров Хоккайдо»[226]. А 27 августа начальник штаба главного командования советских войск на Дальнем Востоке генерал-полковник С. П. Иванов разослал приказ главкома: «Во избежание создания конфликтов и недоразумений по отношению союзников категорически запретить посылать какие бы то ни было корабли и самолеты в сторону о. Хоккайдо»[227].

Что же произошло? Почему десантная операция на остров Хоккайдо была И. В. Сталиным отложена, а затем и отменена? Ответ на эти вопросы дает анализ сложившейся военно-политической и оперативной обстановки на Дальневосточном театре военных действий во второй половине августа 1945 г.

Нет сомнений в том, что И. В. Сталин рассматривал высадку советских войск на о. Хоккайдо, где располагался штаб японского 5-го фронта, отвечавшего за оборону Южного Сахалина, Курильских островов и Хоккайдо, как акцию, имевшую не только военное значение, но и далеко идущие политические последствия. Поэтому, несмотря на то, что согласованная в последние дни Потсдамской конференции линия разграничения зон военных действий советских и американских вооруженных сил проходила севернее о. Хоккайдо[228], Верховный Главнокомандующий еще до начала военных действий отдал предварительные распоряжения о подготовке к высадке советских войск на этом острове Японского архипелага[229]. Это не противоречило договоренностям с союзниками, которые предусматривали, что в зависимости от обстановки граница советской зоны ответственности могла быть изменена по согласованию с командованием США[230]. Именно так была, как отмечалось выше, уточнена граница зон оккупации советских и американских войск в Корее.

Получив 15 августа от президента США Г. Трумэна для согласования текст проекта так называемого Общего приказа № 1, регламентировавшего процедуру принятия капитуляции вооруженных сил Японии, И. В. Сталин на следующий день обратился к американскому президенту с предложением включить в район сдачи японских войск советским войскам северную половину острова Хоккайдо. При этом он обосновал свое требование необходимостью учета русского общественного мнения. «Как известно, — писал Сталин Трумэну, — японцы в 1919–1921 годах держали под оккупацией своих войск весь Советский Дальний Восток. Русское общественное мнение было бы серьезно обижено, если бы русские войска не имели района оккупации в какой-либо части собственно японской территории»[231]. 18 августа от Г. Трумэна была получена телеграмма с отказом внести коррективы в отношении капитуляции японских войск на Хоккайдо и указанием на то, что задача ее принятия возложена на американские оккупационные войска[232].

Однако упорное сопротивление, несмотря на объявленную японским императором 15 августа по Токийскому радио капитуляцию, вооруженных сил Японии советским войскам в Маньчжурии, Корее, на Сахалине и Курилах вынуждали советское командование продолжать развертывание наступления на всех направлениях (военные действия союзниками, за исключением ограниченных по масштабам операций китайцев, в августе не велись). Очевидно, все вышеназванные обстоятельства и побудили И. В. Сталина подтвердить 20 августа приказ о подготовке высадки советских войск на Хоккайдо, которая, поскольку война ещё не была закончена, рассматривалась с военной точки зрения как составная часть продолжавшихся военных действий, как мера, направленная на окончательный слом японского сопротивления.

Тем временем военные действия советских войск против Японии стали носить все более очаговый, хотя порой и ожесточенный характер. Фактически война была японцами проиграна, и в начале третьей декады августа стало известно, что в первых числах (не позднее 3–4) сентября будет подписан акт о капитуляции Японии. Однако в отличие от других фронтов войска японских гарнизонов на Южном Сахалине, а также на Курильских островах, насчитывавшие к началу Курильской десантной операции в общей сложности более 80 тыс. солдат и офицеров, продолжали оказывать ожесточенное сопротивление, о чем свидетельствовали события на острове Шумшу, боевые действия на котором закончились лишь 23 августа. Сложность гидрологии моря в районе Курильских островов, надежность их оборонительных сооружений, высокий морально-боевой дух японских солдат и офицеров не позволяли советским войскам надеяться на завершение этой операции ни к исходу 23 августа (лишь к концу этого дня была начата переброска войск на самый крупный остров в северной части Курильских островов — Парамушир, к счастью, обошедшаяся без жертв), ни даже к 25–26 августа 1945 г. В связи с этим сложилась парадоксальная ситуация: Квантунская группировка войск капитулировала, пленение ее личного состава завершалось; Северная Корея к середине последней декады августа была освобождена, примерные сроки капитуляции Японии согласованы, а многие японские гарнизоны Южного Сахалина и Курильских островов еще не разоружены. И что же будет, если акт о капитуляции Японии окажется подписанным до того, как будут разгромлены или нейтрализованы гарнизоны на островах, а ближайшая задача войск на острове Хоккайдо еще не будет выполнена? При этом ведь может сложиться весьма невыгодная для Советского Союза ситуация. Во-первых, придется прекратить боевые действия на Хоккайдо и отвести свои войска на Сахалин, где обстановка окончательно стабилизировалась лишь к 29–30 августа 1945 г.; во-вторых, южная часть Курильских островов может остаться в ведении Японии или США. Это существенно затруднит выход в Мировой океан кораблей Тихоокеанского флота, так как Советский Союз останется без незамерзающих проливов, что, кстати, создавало для него огромные трудности на протяжении всей Великой Отечественной войны.

В связи с этим интерес представляет заметка историка из Санкт-Петербурга В. И. Измозика, опубликованная в газете «Известия» 2 апреля 1992 г. Автор передает в ней высказывания в беседе с ним в апреле 1971 г. бывшего командующего Тихоокеанским флотом адмирала И. С. Юмашева. Дело в том, что командующий имел свой план высадки десанта на Хоккайдо и докладывал о нем маршалу A. M. Василевскому. Однако главнокомандующий «строжайше запретил подобные действия». Это происходило после 15 августа 1945 г. После войны, получив в 1947 г. назначение на пост военно-морского министра, И. С. Юмашев в беседе с И. В. Сталиным вспомнил этот эпизод и признался, что не решился после разговора с A. M. Василевским позвонить Верховному Главнокомандующему и настоять на своем. В ответ Сталин, по словам Юмашева, сказал примерно следующее: «Напрасно, товарищ Юмашев. Если бы получилось — наградили бы… если бы не вышло — наказали бы». Видимо, нерешительность и Юмашева, и Василевского, хорошо знавших нрав Верховного, не в последнюю очередь была связана с приведенной в воспоминаниях адмирала дилеммой И. В. Сталина. На решение же самого Сталина влиял гораздо больший круг факторов, в том числе перспектива многократного увеличения числа жертв со стороны советских войск при действиях на территории собственно Японии и осложнения отношений с союзниками, в которых и без того стали проявляться сложности. Как бы то ни было, 22 августа состоялось его решение: от десантной операции на остров Хоккайдо воздержаться, а часть предназначенных для нее сил и средств перебросить на южные Курильские острова с целью их захвата в первых числах сентября 1945 г.

Между тем переброска войск 87-го стрелкового корпуса из Приморья на Сахалин началась. Штаб Тихоокеанского флота, руководствуясь жесткими указаниями маршала Василевского о необходимости немедленной переброски частей корпуса на Южный Сахалин, в 9 часов 21 августа издал оперативный приказ № 0013/оп следующего содержания:

«1. На море противник активных боевых действий не ведет. На острове Сахалин десантные части СТОФ овладели портом и городом Маока. Противник прекратил[233] [18] сопротивление.

2. В районе Маока действуют корабли СТОФ.

3. Задача — высадить одну сд в порт Маока.

Решил: сд перевезти на транспортах в охранении боевых кораблей.

Приказываю:

A. Командиру высадки — капитану 3 ранга Беспалову высадить в порт Маока одну сд. Выход из пролива Босфор Восточный в 14.00 21.08.45 г.

Б. Командиру сд высадиться в порт Маока и в дальнейшем действовать согласно приказу командующего 1-м ДВФ.

B. Командующему ВВС генерал-лейтенанту авиации Лемешко: прикрыть десант на переходе морем и в районе высадки»[234]. Приказ подписали И. С. Юмашев, С. Е. Захаров и А. С. Фролов.

355-я стрелковая дивизия 87-го стрелкового корпуса перевозилась в порт Маока на пароходах «Дальстрой», «Невастрой», «Новороссийск», «Менделеев», «Урал», четырёх десантных судах — двух типа ДС и двух — типа ТДС. В охранение были выделены два эскадренных миноносца, два сторожевых корабля, два тральщика и два больших охотника. 25 августа конвой прибыл в Маока[235].

В последующие дни в порт Маока были направлены еще две стрелковые дивизии 87-го корпуса. Так, 23 августа на пароходах «Плеханов», «Новосибирск», «Самарканд», «Ташкент», «Смольный», «Ногин», «Находка» и «Сталинград» в охранении двух эсминцев, двух сторожевых кораблей, двух тральщиков и двух больших охотников из бухты Золотой Рог на Сахалин ушли 342-я стрелковая дивизия и 215-я артиллерийская бригада 87-го стрелкового корпуса в составе отряда под командованием капитана 3 ранга П. А. Чичерина, которому подчинялся десантный отряд и отряд поддержки. 26 августа в 14 час. 25 мин. конвой прибыл в порт Маока[236].

25 августа из Приморья в том же направлении отправился третий десантный отряд с частями 264-й стрелковой дивизии 87-го корпуса в количестве 7429 человек на пароходах «Жан-Жорес», «Джурма», «Лев Толстой» и «Ломоносов». В отряд охранения вошли по два эсминца, сторожевых корабля, тральщика и больших охотника. Командиром высадки был назначен капитан 2 ранга Шеркнис. Из-за поломки транспорта «Лев Толстой» конвой задержался в заливе Владимира и прибыл в Маока без этого судна лишь 31 августа в 13 час. 30 мин.[237]

Уже в ближайшие дни порту Маока предстояло стать одной из баз для развертывания формирований советских войск на освобожденных Курильских островах и острове Сахалин.

Несостоявшаяся высадка советских войск на Хоккайдо сыграла свою роль в драме последних дней Второй мировой войны. Если бы высадка состоялась, нетрудно было бы представить политические последствия оккупации Хоккайдо советскими войсками для его населения, послевоенного государственного устройства Японии и военно-политической ситуации в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Очевидно, предполагая вероятность развития событий в этом направлении, император Японии принял в ночь на 15 августа 1945 г. решение о немедленном прекращении военных действий, заявив, что такой «вариант капитуляции не угрожает длительному существованию императорской системы в Японии. В обратном случае нация (имелась в виду монархо-капиталистическая система. — Прим. В.3.), — предупредил Хирохито, — будет уничтожена»[238].

Вместе с тем следует подчеркнуть, что, отказавшись от оккупации Хоккайдо в условиях, когда высадка на этот остров уже не диктовалась необходимостью заставить Японию капитулировать, Советский Союз продемонстрировал, что, вступая в войну против Японии, он не ставил своей целью захват чужих территорий, в чем его пытаются обвинить некоторые японские историки и политические деятели, и с уважением относился к интересам союзников по коалиционной войне.

Как вы и сами понимаете, нет ни малейшей необходимости приводить какие бы то ни было комментарии. Все и так очевидно. Такова Подлинная Правда об этой несостоявшейся десантной операции.


Примечания:



2

Симонов К. М. Собрание сочинений: В 10 томах, М., 1981, т. 5, с. 48–49.



21

Приводится по: Суходеев В. В. На пути к Победе. М., 2008, с. 61–62.



22

Лопуховский А. Прохоровка. Без грифа секретности. М., 2007, с. 566.



23

Меллентин Ф. Бронированный кулак вермахта. М., 1999, с. 202.



216

См.: Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия: Политический портрет И. В. Сталина. Кн. 2. Ч. 2. М., 1989. С. 18.



217

См.: Вторая мировая война 1939–1945 гг. М., 1958. С. 798.



218

Там же.



219

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 2, 3, 4, 8, 9 и др.



220

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 9. Л. 31–32.



221

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Л. 34–37.



222

Там же. Л. 37.



223

Там же. Л. 34.



224

Именно утром этого дня шифровкой главкома A. M. Василевского, направленной 21 августа в 14 часов в адрес всех участников боевых действий на Южном Сахалине, предписывалось занять порт Отомари и район города Тойохара.



225

ОЦВМА. Ф. 129. Д. 17777. Л. 2.



226

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 8. Л. 379–380.



227

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 9. Л. 61.



228

Там же. Д. 2. Л. 391–393; Д. 8. Л. 154–155.



229

См.: Волкогонов Д. А. Триумф и трагедия. Книга 2. Часть 2. С. 18.



230

ЦАМО. Ф. 66. Оп. 178499. Д. 2. Л. 392.



231

См.: Переписка Председателя Совета Министров СССР с президентами США и премьер-министрами Великобритании во время Великой Отечественной войны. 1941–1945 гг. Т. 2. М., 1989. С. 285.



232

Там же. С. 286.



233

Это утверждение оказалось, как показали последующие события, преждевременным. — Прим. В.З.



234

Славинский Б. Н. Советская оккупация Курильских островов (август-сентябрь 1945 года): Документальное исследование. М., 1993. С. 66–67.



235

См.: Хроника боевых действий Тихоокеанского флота в войне с Японией. М., 1949. С. 120, 127.



236

Там же. С. 122, 128.



237

Там же. С. 127, 134.



238

Hoyt E. Closing the Circle: War in the Pacific. 1945. N.Y., 1982. P. 197.