Загрузка...



  • Введение
  • Глава 1 Общая обстановка и положение сторон в Белоруссии к началу июня 1944 года
  • Общий замысел белорусской операции
  • Военно-географическая характеристика района операций
  • Планы действий фронтов
  • Глава 2 Подготовка операции
  • 1-й Прибалтийский фронт
  • 3-й Белорусский фронт
  • 2-й Белорусский фронт
  • 1-й Белорусский фронт
  • Заключение
  • Глава 3 Начало наступления советских войск в Белоруссии Прорыв немецкой обороны Окружение и разгром немецких группировок на флангах Успешное наступление в центре (Первый этап операции — с 23 по 28 июня)
  • Прорыв немецкой обороны войсками 1-го Прибалтийского фронта северо-западнее Витебска и форсирование реки Западная Двина[13]
  • Прорыв немецкой обороны войсками 3-го Белорусского фронта Разгром витебской и оршанской группировок противника Выход наших войск к реке Березина
  • Прорыв обороны противника войсками 2-го Белорусского фронта на Могилевском направлении
  • Прорыв обороны противника войсками 1-го Белорусского фронта и ликвидация бобруйской группировки немцев
  • Заключение по первому этапу операции
  • Глава 4 Развитие наступления Красной Армии на полоцко-свенцянском, минском и слуцко-барановичском направлениях Взятие Минска и окружение немецких войск восточнее Минска (Второй этап операции — с 29 июня по 4 июля)
  • Овладение городом Полоцк и развитие наступления в западном направлении
  • Форсирование войсками 3-го Белорусского фронта реки Березина и овладение городом Борисов Развитие наступления в молодеченском направлении и на Минск Освобождение Минска
  • Дальнейшее наступление 2-го Белорусского фронта и преследование противника в направлении Минска Окружение немецких войск восточнее Минска
  • Развитие удара 1-м Белорусским фронтом в сторону Минска и Слуцка
  • Заключение по второму этапу операции
  • Глава 5 Ликвидация окруженных немецких войск под Минском Наступление на Двинск Преследование противника на запад и взятие Вильнюса Выход наших войск к Неману и на фронт Гродно, западнее Волковыска и Пинска (Третий этап операции, 5–16 июля)
  • Ликвидация окруженных немецких войск восточнее и южнее Минска
  • Боевые действия войск 1-го Прибалтийского фронта на подступах к Двинску и развитие успеха на свенцянско-каунасском направлении
  • Развитие наступления войск 3-го Белорусского фронта на вильнюсском и лидском направлениях Овладение городом Вильнюс и выход на реку Неман
  • Преследование немецких войск 2-м Белорусским фронтом и выход на линию Гродно, Волковыск
  • Преследование противника 1-м Белорусским фронтом на Барановичи, Слоним, Ружаны, Береза-Картузская, Пинск
  • Заключение по третьему этапу операции
  • Глава 6 Краткий обзор дальнейших боевых действий до конца июля Восстановление железных дорог и изменение условий подвоза в ходе операции
  • Развитие наступления на паневежско-шауляйском и елгава-рижском направлениях
  • Ход боевых действий войск 3-го Белорусского фронта
  • Ход боевых действий войск 2-го Белорусского фронта
  • Наступление 1-го Белорусского фронта на Брест
  • Восстановление железных дорог и изменение условий подвоза в ходе операции
  • Общее заключение
  • Раздел первый

    Разгром немцев в Белоруссии летом 1944 года[2]

    Введение

    Территория Белоруссии неоднократно была театром военных действий в прошлых войнах (например в 1812, 1915–1917, 1918–1920 годах). Она явилась также ареной активных операций Великой Отечественной войны в 1941–1943 годах. Однако операции Красной Армии на Белорусском стратегическом направлении летом 1944 года превзошли все предшествовавшие по своему размаху, темпам, а также по количеству участвовавших войск и боевой техники.

    Решающие успехи Красной Армии в 1944 году и изгнание врага из пределов Советского Союза были обеспечены рядом сокрушительных ударов, нанесенных Красной Армией по немецко-фашистским войскам и войскам вассалов гитлеровской Германии.

    Настоящий труд не представляет собой исчерпывающего описания действий Красной Армии в Белоруссии летом 1944 года.

    Он является в основном оперативно-стратегическим очерком, где в общей связи и в определенной последовательности рассматриваются важнейшие вопросы ведения наступления и взаимодействия войск четырех фронтов на Белорусском стратегическом направлении.

    Глава 1

    Общая обстановка и положение сторон в Белоруссии к началу июня 1944 года

    Общий замысел белорусской операции

    В результате побед, одержанных Красной Армией в ходе зимней кампании 1943/44 года, советские войска продвинулись вперед на всем протяжении советско-германского фронта от Финского залива до Черного моря. Особенно большое продвижение было на юге. Линия фронта к лету 1944 года проходила в общем направлении от Нарвы на Псков и далее к югу, у Полоцка она поворачивала на юго-восток, огибала Витебск, шла восточнее Орши и Могилева, затем поворачивала на юго-запад в сторону Жлобина и Мозыря и далее проходила в западном направлении на Ковель. У Ковеля линия фронта круто изгибалась к югу, проходила западнее Черновицы и далее шла на юго-восток к нижнему течению Днестра.

    Таким образом, на советско-германском фронте получилось как бы два обширных выступа: один на Украине, к югу от реки Припять, где наши войска глубоко продвинулись вперед; другой в Белоруссии, к северу от Припяти, где немецкие войска удерживали линию фронта, вдававшуюся в наше расположение.

    Инициатива действий принадлежала советским войскам, и командование Красной Армии было свободно в выборе направлений для своих ударов. Немецкое командование, вынужденное перейти на советско-германском фронте к оборонительной стратегии, делало ставку на затягивание войны, чтобы всеми средствами отсрочить окончательное поражение немецко-фашистских войск.


    Обстановка на центральном участке советско-германского фронта к июню 1944 года и замысел Ставки


    В своих предположениях о военных действиях летом 1944 года немецкое верховное командование считало наиболее вероятным, что Красная Армия будет наносить главный удар на юге. В Белоруссии ожидались лишь вспомогательные, местные операции сковывающего характера, которые немцы предполагали отразить наличными силами центральной группы армий в пределах главной полосы обороны.

    Немцы считали, что фронт в Белоруссии стабилизировался. Из 22 танковых дивизий, которые они имели на Востоке, 20 дивизий были расположены к югу от Припяти и только две находились к северу от нее. Но и на этот раз гитлеровское командование просчиталось. В итоге обсуждения в Ставке Верховного Главнокомандования Красной Армии оперативно-стратегического положения на фронте к лету 1944 года было признано целесообразным ликвидировать сначала белорусский выступ противника и разгромить его силы в районе Витебск, Орша, Бобруйск, Минск, без чего наступление на Украине было бы необеспеченным.

    Разгром Центральной группы немецких армий в Белоруссии и освобождение белорусской территории (через которую пролегают кратчайшие и важнейшие пути к крупнейшим политико-административным и военно-промышленным центрам Германии) имели большое стратегическое и политическое значение. Коренным образом изменилась бы обстановка на всем театре войны в нашу пользу. Вместе с тем успешное наступление в Белоруссии наилучшим образом обеспечивало бы наши последующие наступательные действия на Украине и в Польше.

    Общее положение сторон в Белоруссии к 1 июня 1944 года было следующим. На севере, в полосе местности между линией Невель, Идрица и линией Велиж, Витебск, находились войска 1-го Прибалтийского фронта в составе трех армий: 6-й гвардейской, 4-й ударной и 43-й. На витебском и оршанском направлениях располагались три армии 3-го Белорусского фронта: 39-я, 5-я и 31-я. В центре, на могилевском направлении, группировались силы 2-го Белорусского фронта, включавшего также три армии: 33-ю, 49-ю и 50-ю. Южнее, на обширном фронте, проходившем через Рогачев и Жлобин к устью реки Птичь и далее на запад вдоль реки Припяти до Ковеля, действовали войска 1-го Белорусского фронта, причем к северу от реки Припять находились 3-я, 48-я и 65-я армии.

    Им противостояли в полосе местности севернее реки Припять войска Центральной группы немецких армий (9-й, 4-й и 3-й танковой армий) и частью (на севере) войска 16-й немецкой армии, входившей в состав северной группы армий.

    К началу нашего наступления противник занимал заранее подготовленную и хорошо организованную оборону. На витебском направлении находилась 3-я танковая армия, на оршанском и могилевском направлениях группировались дивизии 4-й немецкой армии, а бобруйское направление прикрывала 9-я армия. Далее, вдоль реки Припять, проходил фронт 2-й армии. Оборона противника опиралась на развитую систему полевых укреплений траншейного типа с использованием естественных рубежей. Глубина и оборудование оборонительных полос были различны, в зависимости от важности направления и характера местности.

    В полосе Центральной группы армий немецкое командование начало строительство оборонительных позиций в 1942–1943 годах. Настоящая линия фронта с ее развитой системой укреплений окончательно сложилась в процессе упорных боев весной 1944 года.

    На Центральную группу армий Восточного фронта немцев под командованием генерал-фельдмаршала Буша возлагалась задача прикрыть такие ответственные направления, как восточнопрусское и варшавское. Основной оборонительный рубеж Центральной группы армий представлял собой дугу, обращенную выпуклой стороной на восток («белорусский балкон», как его называли немцы). Концы этой дуги опирались: северный — на Полоцк, Витебск, южный, — на бассейн реки Припять. В первой половине марта 1944 года Гитлер издал приказ о создании укрепленных районов на важнейших узлах путей с целью задержать наступление советских войск. Так, Витебск, Орша, Могилев, Бобруйск были объявлены укрепленными районами.

    В тылу также велись работы по постройке оборонительных рубежей по рекам Днепр, Друть, Березина, по линии Минск, Слуцк и далее на запад. Однако тыловые рубежи к началу нашего наступления не были закончены.

    Одновременно с инженерными мероприятиями по укреплению линии фронта производилась перегруппировка сил с целью прикрыть наиболее важные направления: полоцкое, витебское, оршанское, могилевское, бобруйское. Немецкое командование уделяло серьезное внимание пополнению действующих соединений людьми и техникой, стремясь довести их до штатной численности. Это противнику в значительной степени удалось. Укомплектование живой силой и техникой коснулось также танковых и штурмовых частей, артиллерийских частей РГК и других родов войск.

    Оперативная плотность на фронте обороны Центральной группы армий составляла одну дивизию на 14 км. В среднем в первой линии на 1 км фронта приходилось: людей — 450, пулеметов — 32, орудий и минометов — 10, танков и штурмовых орудий — 1. Но эти данные имеют лишь ориентировочный характер. Фактически оборона была различной силы на разных участках в зависимости от их значения. Так, например, на оршанском и рогачевско-бобруйском направлениях оборона была сильно развита и насыщена войсками. Здесь тактическая плотность была высокой. На ряде других участков, которые немцы считали менее важными, оборона была построена на широком фронте при небольшой плотности войск.

    Группировка немецких войск по армиям и основным операционным направлениям к началу июня 1944 года была следующей:

    3-я танковая армия оборонялась на рубеже восточнее Полоцк, Богушевское (40 км южнее Витебска), имея протяженность фронта 150 км.

    В состав армии входило десять дивизий (24-я, 252-я, 56-я, 246-я, 206-я, 197-я, 299-я, 256-я пехотные, 4-я и 6-я авиаполевые), двенадцать отдельно действовавших полков (охранных, полицейских и др.) и несколько бригад штурмовых орудий.

    Все эти дивизии, а также два полка (полк 201-й охранной дивизии и полк «Копенгаген») оборонялись в первой линии.

    В армейском резерве находилось десять отдельных полков, которые действовали главным образом против партизан и по обеспечению армейских коммуникаций.

    Основная группировка сил 3-й танковой армии находилась в районе Витебска.

    Общее количество войск этой армии по состоянию на 22 июня 1944 года было таково:

    • людей — 165 450,

    • полевых орудий — 1345,

    • зенитных орудий — 680,

    • танков — 80,

    • штурмовых орудий — 80.

    4-я армия оборонялась в полосе (иск.) Богушевек, Быхов, имея протяженность фронта 225 км.

    Она имела десять дивизий, из них: восемь пехотных (78-я, 260-я, 57-я, 110-я, 337-я, 12-я, 31-я и 267-я), две моторизованные (25-я и 18-я), восемь отдельно действовавших полков разных наименований и несколько бригад штурмовых орудий.

    В армейском резерве находилось восемь отдельно действовавших полков, которые использовались одновременно для борьбы с партизанами, а также по охране тылов и коммуникаций армии.

    Наиболее прочно были прикрыты оршанское и могилевское направления.

    В армии состояло к 22 июня:

    • людей — 168 320,

    • полевых орудий — 1376,

    • зенитных орудий — 320,

    • танков — 130,

    • штурмовых орудий — 246.

    9-я армия оборонялась в полосе южнее Быхова до реки Припять, имея протяженность фронта 220 км. В ее состав входило одиннадцать дивизий, из которых: десять пехотных (134-я, 296-я, 6-я, 383-я, 45-я, 36-я, 35-я, 129-я, 292-я и 102-я), охранная (707-я); три отдельно действовавших полка и девять охранных, строительных и саперных батальонов.

    В первой линии оборонялись все пехотные дивизии, охранная дивизия, отдельный полк «Бранденбург», а также девять охранных, строительных и саперных батальонов.

    В армейском резерве находилось два отдельно действовавших полка.

    Основная группировка войск была создана на бобруйском направлении.

    Состав армии к началу нашего наступления включал:

    • людей — 175 730,

    • полевых орудий — 1630,

    • зенитных орудий — 600,

    • танков — 80,

    • штурмовых орудий — 60.

    Кроме того, за линией немецкого фронта перед нашими войсками, действовавшими к северу от реки Припять, располагались резервы: 14-я и 95-я пехотные, 60-я моторизованная и 20-я танковая дивизии, а также шесть охранных, две учебно-полевые и две резервные дивизии.

    Общий боевой и численный состав войск Центральной группы армий по состоянию на 22 июня 1944 года (с учетом и 2-й немецкой армии, располагавшейся вдоль реки Припять и на ковельском направлении) включал:

    • людей — 1 036 760,

    • полевых орудий — 7760,

    • зенитных орудий — 2320,

    • танков — 800,

    • штурмовых орудий — 530,

    самолетов — 1000–1300[3].

    Инициатива действий, выгодное охватывающее начертание линии фронта советских войск в Белоруссии, возможность сосредоточить здесь крупные силы и средства создавали благоприятные условия для нанесения глубоких концентрических ударов по немецкому расположению в общем направлении на Минск. При успехе этого наступления оно могло привести к раздроблению неприятельских сил, окружению и разгрому их по частям.

    Оперативный замысел Ставки предусматривал нанесение главных ударов на обоих наших флангах: на севере — 3-м Белорусским фронтом и левым крылом 1-го Прибалтийского фронта с целью разгрома витебско-оршанско-лепельской группировки немцев; на юге — правым крылом 1-го Белорусского фронта для разгрома бобруйской группировки противника. В центре 2-й Белорусский фронт должен был вести вспомогательное наступление на могилевском направлении.

    После разгрома витебско-оршанско-лепельской группировки немцев 1-й Прибалтийский фронт должен был наступать главными силами в направлении Лепель, Свенцяны, обеспечивая с севера наши войска, наступавшие на Минск; 3-й Белорусский фронт должен был развивать главный удар на Минск, а правым крылом наступать на Молодечно. 1-й Белорусский фронт по уничтожении бобруйской группировки должен был выйти главными силами своего правого крыла в район Пуховичи, Осиповичи, Слуцк, имея в виду в дальнейшем наступление на Минск, а частью сил — на Барановичи. 2-му Белорусскому фронту, действовавшему в центре, предстояло разбить Могилевскую группировку немцев и выйти к реке Березина; в дальнейшем намечалось наступление на Смиловичи и Минск.

    Таким образом, общий оперативный замысел предусматривал проведение большой стратегической операции в тесном взаимодействии четырех фронтов с целью разгрома главных сил центральной группы немецких армий в Белоруссии и освобождения столицы Белорусской ССР город Минск. На первом этапе наступления намечалось взломать оборону противника на шести направлениях, окружить, разгромить его группировки на флангах (под Витебском и Бобруйском) и прорвать его фронт в центре (на богушевском, оршанском и могилевском направлениях). На втором этапе наши войска должны были стремительно развивать достигнутый успех, преследовать противника по всему фронту и, захлестывая своими крыльями его группировку, находившуюся в центре, на могилевско-минском направлении, окружить и уничтожить ее. Важнейшей задачей третьего этапа операции являлось неотступное преследование остатков разбитых сил врага к нашим западным границам.

    План действий Верховного Главнокомандования Красной Армии ставил решительные цели по разгрому немцев в Белоруссии, предусматривал дробление их фронта на куски, окружение и уничтожение вражеских сил по частям. План был мудро задуман, тщательно разработан и хорошо обеспечен во всех отношениях.

    В соответствии с этим осуществлялась подготовка к большому летнему наступлению в Белоруссии.

    Военно-географическая характеристика района операций

    Действия войск на белорусском стратегическом направлении в июне-июле 1944 года развернулись в обширном районе, границами которого можно принять: на севере — условную линию Невель, Двинск (Даугавпилс), Шауляй; на юг — линию Гомель, Мозырь, река Припять, Брест; на востоке — линию Невель, Смоленск, Гомель; на западе — Шауляй, Каунас, Белосток, Брест. Эта полоса местности, простирающаяся с востока на запад на 450–550 км и с севера на юг на 400–450 км, охватывает в основном территорию Белорусской ССР и значительную часть Литовской ССР.

    Военно-стратегическое значение указанного района обусловливается прежде всего тем, что через него проходят основные пути со стороны Москвы и Смоленска к важнейшим промышленным и политико-административным центрам Польши и Германии — Варшаве и Берлину и к продовольственным базам Германии — Восточной Пруссии и Померании, захват которых должен был оказать исключительно большое влияние на исход войны.

    Поверхность района представляет обширную равнину, прорезанную многочисленными реками и озерами, покрытую в значительной части лесами. Она включает ряд возвышенностей с пологими холмами, а также большие низменные пространства. Низменности расположены глазным образом по долинам рек и в большей своей части имеют лесисто-болотистый характер. Наибольшая по размерам Полесская низменность занимает всю южную часть района.

    Возвышенности белорусского театра состоят из невысоких холмов или плато с небольшой абсолютной и относительной высотой и с пологими скатами. Эти возвышенности не только не затрудняют движения и действий войск, но даже благоприятствуют им. Здесь имеется наиболее развитая сеть путей с лучшими дорогами, а свойства грунта (суглинистый или песчано-щебенистый) таковы, что даже после сильных дождей дороги быстро просыхают и становятся вполне проезжими. В общем, возвышенные районы благоприятны для маневрирования войск и ведения операций крупными войсковыми соединениями с использованием больших масс техники.

    Из возвышенностей района наибольшие размеры и значение имеет Белорусская гряда, которая ограничивает Полесье с севера. Белорусская гряда представляет продолжение Смоленско-Московской возвышенности, протягиваясь от Орши через Минск, Барановичи до Гродно. Она служит водоразделом крупных рек, текущих в Балтийское и в Черное моря.

    Широкими долинами верховий рек гряда разделена на ряд возвышенностей с собственными названиями: горы Катарсы (в районе города Лепель), Минская возвышенность, Новогрудские, Волковысские, Гродненские высоты. В районе Минска от Белорусской гряды отходит на Вильнюс Ошмянская возвышенность, а между породами Слуцк и Барановичи тянутся Несвижские высоты. Абсолютные высоты находятся в пределах 200–300 м.

    Рельеф этих возвышенностей слагается, как уже упоминалось, из невысоких округлых холмов и увалов, из широких плоских впадин и широких долин верховий рек. Наиболее всхолмлены и пересечены оврагами и реками Гродненские, Волковысские и Новогрудские высоты. Однако и здесь сильно пересеченные участки с крутыми скатами имеют небольшое протяжение и не представляют сплошного препятствия, так же как и скопления валунов.

    Рельеф Минской и Ошмянской возвышенностей увалистый, с пологими склонами и меньшим количеством оврагов. Неслоистые пески с мелкими камнями залегают на суглинке, местами встречаются валуны. Долины рек, стекающих с Белорусской гряды, представляют большей частью однообразные равнины с очень малым уклоном. Берега рек преимущественно низкие, заболоченные. Грунтовые воды стоят близко к поверхности.

    Наименее удобными районами для ведения широких наступательных операций являются низменности, которые встречаются на всем театре, особенно в его южной части. В направлении с севера на юг можно отметить следующие низменности, имеющие более важное значение.

    Полоцкая низменность, образуемая долинами рек Дрисса и Оболь, занимает площадь 50 ? 75 км. Эта низменность покрыта лесом и кустарником, частью заболочена и пересечена большим количеством озер. На запад от Полоцкой низменности лежит низменность реки Дисна. Более удобна для движения полоса местности, непосредственно прилегающая к самой реке. Здесь имеются две-три параллельные дороги, которые идут по обоим берегам реки. Севернее и южнее реки местность носит лесисто-болотистый характер и менее доступна, особенно в своей восточной части.

    Обширная низменность пролегает по течению реки Березины (Днепровской). Длина ее с севера на юг около 300 км, а ширина в южной части достигает 100 км. Общий характер местности лесисто-болотистый. Низменность слабо заселена, имеет ограниченное количество дорог и затрудняет движение крупных масс войск с востока на запад и обратно. Наименее доступный участок находится севернее озера Палик. Более удобными для действий крупных войсковых соединений являются: а) район Борисова и к югу от него; б) район м. Березино, Червень, Смиловичи; в) район Бобруйска, Нарочская низменность образуется долинами рек Нарочь, Сервечь, Уша и верховьями реки Вилия. Эта низменность делится на две части грядой холмов, подходящей с востока к Вилейке. Общий характер местности лесисто-болотистый.

    Низменность между рекой Березина (Неманская) и верховьями реки Неман (так называемая Налибокская пуща) также лесисто-болотистая со слаборазвитой сетью путей.

    Следует отметить низменности у верховий реки Щара (особенно район озера Выгоновске), в верховьях реки Меречанка (юго-западнее Вильнюса), низменность Гродненской пущи и др.

    По всей южной части театра пролегает обширная Полесская низменность, образованная бассейном реки Припять. Она изрезана большим количеством рек, ручьев и каналов. Характер местности лесисто-болотистый; болота занимают обширные пространства, до 50 % всей площади. Населенные пункты редки, сеть путей развита слабо. Возвышенности имеют вид низких холмов, по которым проходят более удобные дороги, облегчающие передвижение войск в этой лесисто-болотистой полосе. Полесье в целом представляет собой неблагоприятную местность для действий крупных сил.

    Леса занимают от четверти до трети всей площади театра. Обширная площадь Полесья покрыта лесами. Крупные лесные массивы находятся также по течению Березины, восточнее и южнее города Лида (Налибокская пуща и другие леса по течению Немана и его притокам), в районе Гродно (Гродненская пуща, Августовская пуща), в районе Белостока (Белостокская пуща, Беловежская пуща). Более или менее значительные группы лесов встречаются почти повсеместно. За исключением отдельных участков, леса, сами по себе не представляя серьезного препятствия для передвижения войск, хорошо маскируют от воздушного и наземного наблюдения противника. Однако следует иметь в виду, что основная масса лесов расположена преимущественно в низменностях, по долинам рек, а также в озерных и болотистых районах, что увеличивает труднодоступность этих участков.

    Территория района военных действии прорезана многочисленными реками и речками. Реки Сож, Днепр, Друть, Березина (а также Неман на среднем участке) текут в меридиональном направлении и пересекают пути, идущие с востока на запад, создавая на этих путях ряд серьезных естественных препятствий. Названные реки являлись удобными оборонительными рубежами для немцев, и нашим войскам приходилось форсировать их.

    Реки Западная Двина и Припять имеют течение преимущественно в широтном направлении. Разобщая действия войск, оперировавших по обоим берегам этих рек, они служили естественными границами района. В широкой полосе местности, лежащей между этими реками, развернулись важнейшие операции четырех фронтов летом 1944 года.

    Западная Двина на участке Витебск, Полоцк, Даугавпилс (Двинск), где проходили операции 1-го Прибалтийского фронта, являлась серьезным препятствием; ширина ее на этом участке достигает 100–350 м.

    Днепр на участке Орша, Жлобин (устье Березины) имеет ширину 100–300 м. Глубина, в среднем, 2–4 м. Долина реки простирается на 2–4 км и более. Командует преимущественно правый берег. Войскам 2-го Белорусского фронта предстояло форсировать этот крупный водный рубеж на могилевском направлении и развивать дальнейшее наступление на запад.

    Березину нашим войскам приходилось форсировать почти на всем ее протяжении: в верховьях, где она течет, в широкой заболоченной долине и где ширина реки равна 20–40 м; в среднем течении, между Борисовом и Бобруйском, где река имеет ширину 50–120 м; в низовьях, где она достигает 100–120 м при ширине долины 4–7 и более километров.

    Неман явился важным оборонительным рубежом для немецко-фашистских войск, на котором они пытались остановить наше наступление, особенно на участке Каунас, Гродно. Здесь ширина реки различна: от 75 до 350 м при наличии в отдельных местах бродов. Припять служила южной границей района Белорусской операции. Эта река вместе с впадающими в нее многочисленными притоками образует разветвленный водный бассейн Полесья. Болотистые долины рек этого бассейна изрезаны озерами, протоками, старыми руслами и канавами. Ширина реки Припять до устья реки Горынь — от 90 до 200 м, ниже — от 150 до 450 м. Заболоченные берега, изобилующие заливами и протоками, затрудняют подход к реке. В летнюю кампанию 1944 года Припять со своей широкой труднодоступной долиной разделяла всю обширную полосу действий 1-го Белорусского фронта на два самостоятельных участка: к северу от Припяти и к югу от нее. Это обстоятельство потребовало соответствующих мероприятий по организации управления.

    Большое количество озер находится преимущественно в северной части района операций. Некоторые озера достигают крупных размеров. Группы озер в сочетании с особенностями окружающей местности (болотистой, лесистой и пр.) иногда образуют значительные дефиле и выгодные оборонительные рубежи (например, группы озер к югу от Даугавпилса).

    Сеть путей развита неравномерно, много дорог находятся в западной части района, менее развита сеть в Полесье.

    Основные железнодорожные магистрали следующие.

    Невель, Полоцк, Молодечно, Лида, Волковыск и далее на Седлец; на участке Полоцк, Молодечно, станция Богданов дорога одноколейная, на прочих — двухколейная.

    Смоленск — Орша — Минск — Барановичи — Брест — дорога двухколейная на всем протяжении.

    Кричев — Могилев — Осиповичи — Барановичи — Волковыск — Белосток — дорога однопутная, за исключением участка Осиповичи, Слуцк.

    Гомель — Калинковичи — Лунинец — Жабинка — дорога до Калинковичи двухпутная, далее однопутная.

    Гомель — Жлобин — Минск — Молодечно — Вильнюс — дорога до станции Олехновичи (северо-западнее Минска) двухпутная, далее однопутная.

    Важнейшими железнодорожными рокадами являются:

    Невель — Витебск — Орша — Могилев — Жлобин — Калинковичи, эта дорога к началу нашего наступления проходила на участке Витебск, Орша, Могилев, Быхов в ближайшем тылу противника и могла быть им использована для перевозки вдоль фронта;

    Даугавпилс — Вильнюс — Лида — Барановичи — Лунинец и далее на Сарны — однопутная рокада, находившаяся в оперативном тылу противника;

    Вильнюс — Гродно — Белосток — Брест и далее на Ковель — двухколейная железнодорожная магистраль.

    Густота сети автогужевых дорог в центральной части Белоруссии доходит до 20 км на 100 кв. км площади (в том числе шоссейных дорог 3 км и улучшенных грунтовых 10 км). В частности, хорошо обеспечен путями район Минска, куда выходит автомагистраль Смоленск, Орша, Борисов, Минск и ряд других шоссе, которые благоприятствовали выполнению широкого маневра крупными соединениями. Это обстоятельство было искусно использовано командованием Красной Армии в конце июня, начале июля 1944 года.

    В Полесье на 100 кв. км площади приходится 6–8 км грунтовых дорог и менее 2 км шоссе. Дороги пролегают здесь зачастую по лесистой, заболоченной равнине. Шоссейные дороги оборудованы большим количеством искусственных сооружений (мостов, гатей, насыпей и пр.). Для большинства грунтовых дорог характерна частая смена сухих, возвышенных участков, труднопроходимых из-за сыпучего песчаного грунта, низменными заболоченными участками, сильно затрудняющими движение после дождей.

    Немецкое командование, рассчитывая удержать Белоруссию в своих руках, еще в 1941–1942 годах начало строительство укреплений, которое продолжалось до последнего времени. Сведения об инженерной подготовке театра приводятся в соответствующих разделах.

    Аэродромная сеть района была развита достаточно.

    Экономика Белорусской ССР в предвоенные годы в основном характеризовалась развитым сельским хозяйством и промышленностью, перерабатывавшей местное сырье. Немецкое разбойничье вторжение в Белоруссию в 1941 году и последующие годы вражеской оккупации разорило страну. Многие населенные пункты были сожжены и разрушены, жители частью перебиты или угнаны на фашистскую каторгу в Германию, район был сильно опустошен.

    С учетом положения сторон в Белоруссии к лету 1944 года, особенностей местности и плана наступления Красной Армии можно выделить следующие основные операционные направления.


    Направления ударов фронтов в Белорусской операции


    1. Бешенковичи-свенцянское направление. Войскам 1-го Прибалтийского фронта, действовавшим в этой полосе местности, предстояло прорвать оборону немцев в общем направлении Сиротино, Бешенковичи, форсировать Западную Двину и в дальнейшем развивать наступление на запад в полосе между Западной Двиной от Полоцка до Даугавпилса и линией Лепель, озеро Нарочь, Подбродзе. Большое количество озер в пределах этой полосы, лесисто-болотистые районы верховьев рек Березины и Дисны облегчали немцам ведение оборонительных боев. Наступление советских войск на этом направлении давало важные оперативные результаты и вместе с тем обеспечивало действия нашей ударной группировки на оршанско-минском направлении.

    2. Оршанско-минское направление. На этом важнейшем направлении развернулись решающие боевые действия. Войскам 3-го Белорусского фронта предстояло прорвать немецкую оборону в полосе Богушевск, Орша и развить наступление к реке Березина и далее на Минск, а частью сил — на Молодечно и севернее. Местные условия допускали осуществление этого решительного маневра. Основными препятствиями для движения и действий войск на этом направлении являлись сильные укрепления немцев в районе Орши, лесисто-болотистые районы реки Березина севернее города Борисов, а также реки Нарочь между озером Нарочь и Молодечно.

    3. Могилевско-минское направление. Это направление выводило к столице Белорусской ССР с фронта. Наступавшие войска должны были прорвать немецкую оборону с форсированием рек Проня, Днепр, Друть, Березина и нескольких мелких речек, а также преодолеть лесисто-болотистую полосу березинского полесья. Это операционное направление было вспомогательным в отношении оршанско-минского и бобруйско-минского направлений.

    4. Бобруйское направление, разветвившееся в дальнейшем (после занятия Бобруйска) на два: бобруйско-минское и бобруйско-слуцкое. Здесь нашим войскам предстояло преодолеть ряд укрепленных рубежей, построенных немцами для прикрытия района Бобруйск, и наступать в полосе, изрезанной большим количеством рек, протекающих в лесисто-болотистых низменностях. В пределах этого направления, очень важного для Белорусской операции, действовала ударная группировка войск 1-го Белорусского фронта.

    При дальнейшем развитии Белорусской операции (после взятия Минска, Полоцка и Слуцка) важнейшие действия происходили на следующих операционных направлениях: а) двинском и утенском; б) минско-вильнюсском и лидском; в) новогрудском и гродненском; г) волковысско-белостокском; д) барановичском и брестском.

    Из всего сказанного следует, что военно-географические условия (за исключением неблагоприятной южной части района) в большинстве случаев допускают маневр крупных войсковых масс, оснащенных современной боевой техникой, и ведение широких наступательных операций. Однако следует помнить, что сражения нередко проводились на местности, которая затрудняла действия войск, связывала и ограничивала маневр подвижных соединений. В этих случаях от войск требовалось дополнительное напряжение, большая выносливость и умение использовать все возможности для преодоления неблагоприятной местности и препятствий, которые встречались на их пути.

    Планы действий фронтов

    31 мая частными директивами Ставки Верховного Главнокомандования, подписанными товарищем Сталиным, 1-му Прибалтийскому, 3-му, 2-му и 1-му Белорусским фронтам было приказано подготовить и провести операцию по разгрому противостоящих сил врага.

    Каждому фронту были указаны: цель предстоящих действий фронта, ближайшая и последующая задачи (на глубину до линии Лепель, Борисов, Слуцк), разграничительные линии с соседями и пр.

    1-й Прибалтийский фронт

    К началу подготовки Витебско-Полоцкой операции войска 1-го Прибалтийского фронта в составе 6-й гвардейской, 4-й ударной и 43-й армий[4] занимали оборону по линии, проходившей севернее Поречье, озеро Черштка, Нов. Игуменщина, Коновалова, Балашевка на реке Западная Двина, в 13 км северо-восточнее Витебска. Перед ними оборонялись 10-й и 1-й армейские корпуса 16-й немецкой армии (Северной группы армий), 9-й и 53-й армейские корпуса 3-й танковой армии (Центральной группы армий). В первой линии действовало девять немецких пехотных дивизий, в резерве находилось пять дивизий.

    Оборона противника опиралась на достаточно развитые и укрепленные рубежи, возводившиеся в течение 5–6 месяцев. Первая оборонительная полоса имела глубину 2–4 км, а на более важных направлениях 5–6 км. Вторая оборонительная полоса проходила в 5–12 км от переднего края. Наиболее сильная оборона была создана на полоцком и витебском направлениях, где противник ожидал наших ударов. В условиях обороны в озерной и лесисто-болотистой местности противник имел оперативную плотность 12–15 км на дивизию и тактическую 2,6–3 км на батальон.

    Для укрепления своего положения в оперативном тылу немцы весной 1944 года усилили карательные экспедиции против партизанских районов в Белоруссии.

    Директивой Ставки Верховного Главнокомандования от 31 мая 1944 года 1-му Прибалтийскому фронту было указано:

    Подготовить и провести операцию с целью во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом разгромить витебско-лепельскую группировку противника и выйти на южный берег реки Западная Двина в район Чашники, Лепель, для чего силами 6-й гвардейской и 43-й армий прорвать оборону противника в районе юго-западнее Городка, нанося один общий удар в направлении Бешенковичей.

    Ближайшая задача, форсировать реку Западная Двина и овладеть районом Бешенковичи. Частью сил, во взаимодействии с правым крылом 3-го Белорусского фронта, разгромить витебскую группировку противника и овладеть городом Витебск. В дальнейшем развивать наступление в общем направлении на Лепель, прочно обеспечивая главную группировку фронта с полоцкого направления.

    Наступление 1-го Прибалтийского фронта на данном направлении, указанном Ставкой, вытекало из общего стратегического замысла Минской операции и вместе с тем давало ряд других выгод: удар наносился в стык между Северной и Центральной группами немецких армий, а также создавались реальные возможности во взаимодействии с правым крылом 3-го Белорусского фронта окружить и уничтожить всю витебскую группировку противника.

    Замысел фронтовой операции состоял в следующем. 1-й Прибалтийский фронт во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом должен был разгромить витебско-лепельскую группировку противника и выйти на южный берег реки Западная Двина в район Чашники, Лепель. Прорыв обороны противника намечался юго-западнее Городок на участке Волотовки, Тошник (протяжение фронта прорыва 25 км). Главный удар наносился в направлении Бешенковичи, Лепель. Ближайшей задачей 1-му Прибалтийскому фронту ставилось: форсировать реку Западная Двина, во взаимодействии с войсками 3-го Белорусского фронта разгромить витебскую группировку противника и овладеть городом Витебск. Дальнейшая задача, овладеть городом Лепель и на 10–11-й день операции выйти на рубеж Зеленый Городок, Крулевщизна (глубина до 100–130 км). Темп операции планировался в среднем 8–12 км в сутки. Командование фронта планировало операцию в три этапа до рубежа Ковалевщина, Чашники.

    • Первый этап. Прорыв главной полосы обороны противника и выход ударной группировки фронта на рубеж: Заводка, Ольховики. Глубина 9–11 км. Продолжительность один день.

    Выход войск ударной группировки фронта в первый день наступления на глубину 9—10 км создавал условия для ввода в прорыв 1-го танкового корпуса, который должен был развить тактический прорыв в оперативный.

    • Второй этап. Форсирование реки Западная Двина, уничтожение во взаимодействии с правым крылом 3-го Белорусского фронта витебской группировки противника и выход на рубеж: Подоры, Репинщина, Дуковщина, Косаревщина, Дубровки, Черногостье, Новки; глубина 26–32 км. Продолжительность три дня.

    • Третий этап. Форсирование реки Улла и выход ударной группировки фронта на рубеж: Ковалевщина, Пилатавщина, Камень, Чашники. Глубина 26 км. Продолжительность три дня.

    Второй и третий этапы операции планировались на глубину до 55 км с последовательным расширением фронта прорыва, причем сила удара должна была возрастать за счет ввода вторых эшелонов и резервов. Имея основной задачей нанесение одного общего удара в направлении Бешенковичи, Чашники, войска фронта должны были одновременно во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом окружить и уничтожить витебскую группировку немцев и прочно обеспечить себя со стороны Полоцка. Выполнение этой задачи обеспечивалось созданием соответствующей группировки войск фронта на главном и вспомогательном направлениях.

    В соответствии с общим замыслом и планом операции армиям и 1-му танковому корпусу были поставлены следующие задачи:

    6-я гвардейская армия в составе одиннадцати стрелковых дивизий (51-й, 47-й, 90-й гв., 51-й гв., 67-й гв., 71-й гв., 29-й, 270-й, 9-й гв., 46-й гв. и 166-й) и средств усиления должна была прорвать оборону противника на фронте Волотовки, Ив. Игуменщина (фронт прорыва 18 км), разгромить его сиротнинскую группировку и к исходу первого дня наступления главными силами выйти на рубеж: Староселье, Заводка, Губица. С выходом частей армии на рубеж железной дороги, обеспечить ввод в прорыв главных сил 1-го танкового корпуса в общем направлении на Бешенковичи. В дальнейшем армии ставилась задача энергично развивать наступление в общем направлении на Чашники, форсировать реку Западная Двина и выйти на фронт: Подоры, Улла, Дубише, Дубровки. Для обеспечения ударной группировки со стороны Полоцка на армию возлагалась задача правофланговым корпусом (22-м гвардейским) овладеть и прочно закрепить за собой район Оболь.

    43-я армия в составе восьми стрелковых дивизий (179-й, 306-й, 357-й, 156-й, 235-й, 334-й, 145-й и 204-й) и средств усиления получила задачу, нанося главный удар своим правым флангом, прорвать оборону противника на участке Ив. Игуменщина, Тошник (фронт прорыва 7 км), разгромить его шумилинскую группировку и к исходу первого дня выйти на рубеж Ильницы, Ольховики, Язвино. В дальнейшем армия должна была своим левофланговым корпусом (92-м стрелковым) выйти и прочно закрепиться на рубеже р. Западная Двина, а главными силами овладеть рубежом Кривое Село, Замошья, Черногостье.

    1-й танковый корпус имел задачу с выходом соединений 6-й гвардейской и 43-й армий на рубеж железной дороги юго-западнее Шумилино войти в прорыв, наступая в общем направлении на Бешенковичи, форсировать реку Западная Двина на участке Дубище, Шарылино и овладеть плацдармом на южном берегу реки в районе Бешенковичей. 4-я ударная армия в составе четырех стрелковых дивизий и одной бригады (332-й, 119-й, 360-й, 16-й литовской сд и 101-й отдельной сбр) получила задачу, обороняясь на фронте Поречье, озеро Червятка (иск.), Староселье, левофланговой дивизией (360-й стрелковой) наступать в направлении Заводка и во взаимодействии с правофланговым корпусом 6-й гвардейской армии уничтожить группировку противника северо-западнее Староселья. Участок севернее Поречья отошел ко 2-му Прибалтийскому фронту. Общее протяжение боевой линии 1-го Прибалтийского фронта сократилось до 160 км.

    3-я воздушная армия поддерживала наступление войск фронта, имея задачи: прикрыть с воздуха ударную группировку фронта, во взаимодействии с наземными войсками подавить боевые порядки и узлы сопротивления противника, а также воспретить подход его резервов с направлений: Полоцк, Лепель, Чашники.

    3-й Белорусский фронт

    К началу июня 1944 года войска 3-го Белорусского фронта занимали оборону в полосе от реки Западная Двина до Баево (45 км восточнее Орши) общим протяжением 130 км.

    39-я армия располагалась на витебском направлении, южнее реки Западная Двина; в центре группировались войска 5-й армии, а на оршанском направлении находилась 31-я армия. В связи с подготовкой наступательной операции в течение первой декады июня прибыла с 1-го Прибалтийского фронта 11-я гвардейская армия, соединения которой сосредоточились в лесах южнее Лиозно.

    Перед 3-м Белорусским фронтом действовали части 53-го и 6-го армейских корпусов 3-й танковой армии и 27-го армейского корпуса 4-й немецкой армии. Их поддерживал 6-й воздушный флот в составе около 330 самолетов. В первой линии немцы имели пять пехотных, одну авиаполевую, одну моторизованную дивизии и несколько отдельных охранных и специальных частей, а также бригаду штурмовых орудий. Оперативные резервы в составе двух пехотных и двух охранных дивизий располагались на лепельском, оршанском и минском направлениях. Оперативная плотность немецкой обороны в среднем составляла около 14 км на одну дивизию.

    Кроме того, в оперативной глубине противника действовало большое количество отдельных полков и батальонов, разбросанных отдельными гарнизонами и имевших задачей охрану коммуникаций и борьбу с партизанами.

    Предприняв в мае 1944 года концентрическое наступление против основных партизанских сил из районов Будслав, Лепель, Сенно, Орша, Бобр, Острошицкий Городок, немцы стремились прижать их к непроходимым болотам, прилегающим к озеру Палик.

    В инженерном отношении оборона немцев представляла систему развитых полевых укреплений с использованием естественных рубежей и выгодных объектов местности. Глубина и оборудование оборонительных полос были различны, в зависимости от важности прикрываемых направлений и характера местности. Наиболее прочно немцы прикрывали Витебск и Оршу. Так, на оршанском направлении противник имел три оборудованных рубежа, эшелонированных на глубину 15–20 км. Наиболее важные участки усиливались бронеколпаками или сборными железобетонными огневыми точками. Широко применялось минирование. Менее развитой была оборона на богушевском направлении, где противник рассчитывал на лесисто-болотистый характер местности, а также на озера и речные преграды, стеснявшие действия крупных войсковых соединений и техники.

    В оперативной глубине немцы имели ряд промежуточных рубежей полевого типа различной степени готовности.

    В намеченной большой операции четырех фронтов по разгрому немцев в Белоруссии 3-му Белорусскому фронту отводилась очень важная роль. Она определялась изложенным выше общим замыслом операции и местом в ней 3-го Белорусского фронта, а также тем положением, которое занимали войска фронта на театре военных действий. Располагаясь у «Смоленских ворот» в полосе местности между реками Западная Двина и Днепр, войска находились на важнейшем операционном направлении, выводящем в центральные районы Белоруссии и к ее столице.

    Директивой Ставки от 31 мая 1944 года 3-му Белорусскому фронту было указано:

    «Подготовить и провести операцию, во взаимодействии с левым крылом 1-го Прибалтийского фронта и 2-м Белорусским фронтом разгромить витебско-оршанскую группировку противника и выйти к реке Березина, для чего прорвать вражескую оборону, нанося два удара:

    а) один удар силами 39-й и 5-й армий из района западнее Лиозно и общем направлении на Богушевск, Сенно; частью сил этой группировки наступать в северо-западном направлении, обходя Витебск с юго-запада с целью во взаимодействии с левым крылом 1-го Прибалтийского фронта разгромить витебскую группировку противника и овладеть городом Витебск;

    б) другой удар силами 11-й гвардейской и 31-й армий вдоль Минской автострады в общем направлении на Борисов: частью сил этой группировки ударом с севера овладеть городом Орша.

    Ближайшая задача войск фронта, овладеть рубежом Сенно, Орша. В дальнейшем развивать наступление на Борисов с задачей во взаимодействии со 2-м Белорусским фронтом разгромить борисовскую группировку противника и выйти на западный берег реки Березина в районе Борисов.

    Подвижные войска (конницу и танки) использовать для развития успеха в общем направлении на Борисов».

    Распоряжением Ставки 3-му Белорусскому фронту передавались: из 1-го Прибалтийского фронта 11-я гвардейская армия (в составе 8-го, 16-го и 36-го гвардейского стрелковых корпусов), а из резерва Ставки 5-я гвардейская танковая армия, 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, 3-й гвардейский механизированный корпус, 3-й гвардейский кавалерийский корпус и мощные средства усиления[5].

    Исходя из поставленной задачи, командующий фронтом решил создать две ударные группировки: первую, в районе западнее Лиозно на смежных флангах 39-й и 5-й армий (в составе тринадцати стрелковых дивизий, трех танковых бригад и средств усиления); вторую, восточнее города Орша в полосе Минской автострады на смежных флангах 11-й гвардейской и 31-й армий (в составе четырнадцати стрелковых дивизий, одного танкового корпуса, двух отдельных танковых бригад и большей части средств усиления).

    Задачей первой группировки являлось нанесение удара большей частью сил, входивших в состав 5-й армии, в общем направлении на Богушевск, Сенно и (используя успех подвижных соединений) выход на реку Березина на 10-й день операции в районе озера Палик и севернее; одновременно частью сил, входивших в состав 39-й армии, нанесение удара в северо-западном направлении с целью окружения и разгрома во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом витебской группировки немцев.

    Вторая ударная группировка должна была нанести удар в полосе Минской автострады в общем направлении на Оршу и севернее, разгромить оршанскую группировку противника и на десятый день операции главными силами выйти на реку Березина в районе города Борисов и к северу от него.

    После прорыва тактической зоны обороны противника в полосе 5-й армии в прорыв должна была войти конно-механизированная группа[6] в составе 3-го гвардейского механизированного и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов с задачей развития успеха в направлении Богушевск, Черея и захвата переправ на реке Березина на пятый день операции.

    В полосе 11-й гвардейской армии в прорыв вводился 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус (действовавший в оперативном подчинении командующего 11-й гвардейской армией), которому надлежало из района северо-западнее Орши нанести удар в обход Орши с севера, перерезать коммуникации оршанской группировки немцев и к исходу четвертого дня операции овладеть районом Староселье (23 км юго-западнее Орши); в дальнейшем, обеспечивая левый фланг фронта, корпус должен был наступать и направлении Ухвала, Чернявка и на шестой день операции захватить передовыми отрядами переправы через реку Березина в районе Чернявка.

    5-ю гвардейскую танковую армию предполагалось использовать, в зависимости от обстановки, на третий день операции по двум вариантам. Она должна была войти в прорыв или на оршанском направлении в полосе 11-й гвардейской армии с задачей развития успеха вдоль Минской автострады в направлении на Борисов, или севернее Орши в полосе 5-й армии в общем направлении на Богушевск, Смоляны с выходом на Минскую автостраду в районе Толочин, с последующим наступлением вдоль нее также на Борисов.

    На авиацию фронта возлагалась задача содействия общевойсковым соединениям на поле боя при прорыве обороны противника, изоляция и отсечение вражеских резервов, а также обеспечение действий подвижных групп в оперативной глубине. Проведение операции намечалось по двум этапам.

    Первый этап. Прорыв обороны противника, разгром его витебской и богушевско-оршанской группировок и выход главных сил фронта на реку Березина с овладением городом Борисов.

    Второй этап. Форсирование реки Березина и дальнейшее развитие наступления с целью овладения городом Минск во взаимодействии с войсками 1-го Белорусского фронта.

    Штабом фронта более детально планировался только первый этап продолжительностью 10 суток и с глубиной продвижения на 160 км. Планом были определены и указаны рубежи, которых должны были достигнуть армии и подвижные соединения к исходу каждого дня операции.

    Средний темп продвижения для общевойсковых соединений намечался 12–16 км, для подвижных — 30–35 км в сутки.

    20 июня командующий фронтом дал командующим армиями частные директивы.

    39-й армии было приказано силами пяти стрелковых дивизий нанести удар с фронта Макарово, Языково (18 и 23 км южнее Витебска) в направлении Замосточье, Плиссы, Гнездиловичи, во взаимодействии с войсками 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта разгромить витебскую группировку противника и овладеть городом Витебск. Ближайшей задачей армии являлось прорвать оборону противника на участке Карповичи, Кузменцы (ширина участка 6 км) и к исходу первого дня операции выйти на рубеж Перевоз, Борисовка, Замосточье, Овчинники; к исходу второго дня — на рубеж Роги, Бутежи, Церковище, Мошканы; к исходу третьего дня — на рубеж Островно, озеро Сарро, озеро Липно. В районе Островно наступающие части армии должны были соединиться с войсками 1-го Прибалтийского фронта и полностью окружить витебскую группировку противника, одновременно частью сил продолжать наступление в направлении Бешенковичей.

    Дальнейшая задача армии, уничтожение окруженного противника и овладение городом Витебск.

    Для взаимодействия с 5-й армией, наступавшей южнее, 39-я армия одной дивизией должна была наступать в направлении Симаки, свх. Ходцы.

    5-й армии было приказано силами восьми стрелковых дивизий со всеми средствами усиления нанести удар с фронта Ефредюнки, Юльково в направлении Богушевска. Ближайшая задача армии — прорвать оборону немцев на участке Поднивье, Высочаны (ширина участка 12 км) и во взаимодействии с 11-й гвардейской армией разгромить богушевско-оршанскую группировку противника. К исходу второго дня операции армии надлежало овладеть Богушевском и выйти на фронт Мошканы, Чудня, озеро Девинское; к исходу третьего дня — на рубеж (иск.) озеро Лино, Нов. Оболь, Яново. Дальнейшая задача — развивать стремительное наступление в направлении Сенно, Лукомль, Моисеевщина и к исходу десятого дня операции главными силами выйти на реку Березина у озера Палик и севернее.

    С выходом на рубеж реки Лучеса армия должна была обеспечить ввод в прорыв конно-механизированной группы (3-й гвардейский механизированный корпус и 3-й гвардейский кавалерийский корпус).

    Для свертывания фронта противника южнее прорыва командующему армией было приказано с началом наступления частью сил энергично наступать с фронта Юльково, Шельмина на юг в направлении на м. Бобиновичи.


    План действий 5-й армии 3-го Белорусского фронта


    11-й гвардейской армии было приказано силами девяти стрелковых дивизий со всеми средствами усиления нанести удар в полосе автомагистрали Москва — Минск в направлении Толочин, Борисов с ближайшей задачей прорвать оборону противника на участке Остров, Юрьев, Кириева (ширина участка 8 км) и во взаимодействии с войсками 5-й и 31-й армий разгромить богушевско-оршанскую группировку немцев. К исходу третьего дня операции армия должна была выйти на рубеж Яново, Молотаны, Ламачин; в дальнейшем развивать энергичное наступление вдоль Минской автострады и к исходу десятого дня операции выйти на реку Березина в районе города Борисов и севернее. По выходе на рубеж Забажница, Шалашино, Бохатово командующему армией надлежало ввести в прорыв 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, а также обеспечить готовность 5-й гвардейской танковой армии для ввода ее в прорыв с утра третьего дня операции.

    Для содействия 31-й армии в овладении городом Орша командующему 11-й гвардейской армией предлагалось силами одной стрелковой дивизии наступать в обход Орши с северо-запада.

    31-й армии была поставлена задача нанести удар силами пяти стрелковых дивизий по обоим берегам Днепра в направлении Дубровно, Орша, прорвать оборону противника на участке Кириева, Загваздино (ширина участка 7 км) и совместно с 11-й гвардейской армией разгромить оршанскую группировку немцев. К исходу первого дня операции армия должна была овладеть Дубровно, к исходу третьего дня, овладеть Оршей и выйти на рубеж Ламачин, Чорвень, Черное. Дальнейшая задача — наступать на Воронцевичи, Выдрица (южнее железной дороги Орша, Борисов). Частью сил (113-й стрелковый корпус в составе двух стрелковых дивизий) армии надлежало наступать в направлении Кр. Слобода, Неготина, Бородино с задачей свертывать фронт противника на юг.

    Одновременно была дана директива конно-механизированной группе. Ее командующему (командиру 3-го гвардейского кавалерийского корпуса генерал-лейтенанту Осликовскому) было приказано в ночь на второй день операции, по овладении 5-й армией рубежом реки Лучеса, быть в готовности ввести конно-механизированную группу в прорыв и стремительными действиями развивать наступление в направлении Богушевск, Сенно, Холопеничи, Плещеницы. Готовность войск фронта к наступлению — к утру 22 июня.

    2-й Белорусский фронт

    К началу июня войска 2-го Белорусского фронта тремя армиями (33-й, 49-й и 50-й) обороняли занимаемые ранее позиции по линии Баево, Ленино, Дрибин, восточный берег реки Проня, Устье, Смолица, Стар. Грасна, Селец-Холонеев. На фронте протяжением 170 км в первой пинии оборонялось 11 стрелковых дивизий и укрепленный район (шесть батальонов); на тыловых рубежах и в резервах имелось восемь дивизий[7].

    Перед 2-м Белорусским фронтом оборонялись части 39-го танкового, 27-го и 12-го армейских корпусов 4-й немецкой армии в составе шести пехотных и одной моторизованной дивизий.

    В резерве немцы имели предположительно до двух пехотных и одной моторизованной дивизий в районе Могилева. Оперативная плотность обороны немцев составляла около 17 км на дивизию.

    Глубоко эшелонированная оборона противника перед 2-м Белорусским фронтом на левом берегу Днепра прикрывала крупные узлы железных и шоссейных дорог Орша, Могилев.

    Основной оборонительный рубеж немцев проходил от Баево на юг по рекам Копыл, Ромиствянка и Проня до станции Чаусы и далее на юго-запад до Днепра. Этот рубеж имел развитую систему оборонительных сооружений и заграждений полевого типа, достигая в глубину 4–5 км.

    В глубине, по западному берегу рек Бася, Реста и вдоль шоссе Орша — Могилев немцы имели промежуточные рубежи обороны с траншеями и ходами сообщения, на отдельных участках усиленные проволочными заграждениями.

    Тыловой оборонительный рубеж противника проходил по западному берегу Днепра и имел подготовленную систему траншей и заграждений. В систему тылового оборонительного рубежа входил город Могилев, представлявший центр укрепленного района.

    Местность в полосе наступления характерна наличием речных преград, которые в значительной степени облегчали противнику упорное сопротивление. Наиболее серьезными препятствиями, требовавшими специального инженерного обеспечения войск при форсировании, являлись реки Проня и Днепр, а далее в глубину — реки Друть и Березина.

    По характеру местности и наличию дорог наиболее выгодным направлением для наступления войск 2-го Белорусского фронта являлась полоса вдоль дороги Мстиславль, Рясна, Могилев. Здесь также был более выгоден исходный рубеж для наступления тем, что имелись лесные массивы, примыкавшие к реке Проня, которые способствовали скрытности сосредоточения войск.

    Согласно директиве Ставки Верховного Главнокомандования от 31 мая Военным советом 2-го Белорусского фронта к 10 июня был разработан план операции.

    Цель фронтовой операции заключалась в том, чтобы во взаимодействии с левым крылом 3-го Белорусского фронта и с правым крылом 1-го Белорусского фронта разгромить могилевскую группировку противника, выйти на реку Березина и развить наступление в западном направлении.

    Задачи фронта планом определялись так:

    «Прорвать оборону противника, нанося один общий удар из района Дрибин, Дедня, Рясна в общем направлении на Могилев, Белыничи.

    Ближайшая задача — выйти на Днепр и захватить плацдарм на западном его берегу. В дальнейшем форсировать Днепр главными силами, овладеть Могилевом и развивать наступление в общем направлении на Березино, Смиловичи».

    Главный удар фронта должна была наносить 49-я армия в составе одиннадцати стрелковых дивизий (объединенных четырьмя корпусными управлениями — 81-го, 70-го, 69-го и 62-го стрелковых корпусов). Эта армия имела в качестве усиления десять бригад и пятнадцать полков артиллерии, две бригады и восемь полков танков и самоходных орудий. Армия должна была прорвать оборону немцев на западном берегу реки Проня на фронте 12 км (Халюпы, Стар. Перевоз), нанося главный удар в направлении Затоны, Озерье, Барсуки.

    Ближайшей задачей 49-й армии было форсировать реку Проня, прорвать фронт противника и к исходу первого дня операции главными силами выйти на реку Бася, захватить подвижными отрядами плацдарм на западном берегу реки. К исходу второго дня операции ударная группа должна была овладеть рубежом Доманы, Курени. К исходу третьего дня — перехватить шоссе Орша — Могилев к северу от Могилева (на участке Бель, Мосток), обеспечив фланги ударной группировки со стороны Орша и Могилев.

    Дальнейшей задачей 49-й армии ставилось: форсировать Днепр, к исходу пятого дня операции главными силами выйти на рубеж Высокое, Лужки, Сеньково и ударом с севера и северо-запада овладеть городом Могилев.

    Подвижная группа фронта в составе одной стрелковой дивизии, двух танковых бригад, одной истребительно-противотанковой бригады и других частей имела задачей по выходе ударной группы 49-й армии на реку Бася стремительным броском выйти к Днепру, форсировать его, к исходу третьего дня операции овладеть рубежом Высокое, Стар. Водва, Лужки и удерживать его до подхода главных сил 49-й армии.

    На правом крыле фронта 33-я армия в составе трех стрелковых дивизий и одного укрепленного района должна была прочно оборонять занимаемый рубеж, а с началом наступления соседней справа армии (31-й) 3-го Белорусского фронта и во взаимодействии с ней нанести удар по врагу силами одной дивизии на фронте Баево, Ленино в общем направлении на Юркова, Сава, Михайловичи; на левом же фланге 33-я армия после прорыва обороны немцев ударной группой 49-й армии должна была частью сил 154-го укрепленного района выйти на рубеж Нов. Прибуж, Жевань и, прочно удерживая его, обеспечивать правый фланг 49-й армии.

    На прочем фронте армии предусматривались меры по сковыванию противника действиями мелких подразделений. Кроме того, планом предусматривалась готовность армии к переходу всеми силами в общее наступление в западном направлении для преследования отступающего врага.

    50-я армия (левое крыло фронта) в составе восьми стрелковых дивизий (объединенных тремя корпусными управлениями — 38-м, 121-м и 19-м), пяти артиллерийских полков, двух самоходных артиллерийских полков и других частей усиления имела задачей прочно удерживать занимаемый рубеж, подготовить от каждого стрелкового полка первой линии по одной стрелковой роте для перехода их к активным действиям. Кроме того, 50-я армия должна быть готова перейти в наступление в общем направлении на Кутню, Лыково. Командарму предписывалось к 16 июня вывести в армейский резерв стрелковый корпус, имея в виду ввод этого корпуса или на участке прорыва 49-й армии для действий с севера на Чаусы, или в полосе своей армии с рубежа Шеперево, Головенчицы на Благовичи.

    План операции был написан от руки начальников штаба фронта в одном экземпляре и объявлен под расписку командующим армиями, а также командующим артиллерией, бронетанковыми и механизированными войсками фронта и другим генералам в части, их касавшейся.

    1-й Белорусский фронт

    Войска 1-го Белорусского фронта располагались в широкой полосе местности, простиравшейся от Комаричей (12 км южнее Быхова) на Рогачев, Жлобин, Мозырь и далее на запад до Ковеля.

    В операции по разгрому немцев в Белоруссии приняли участие войска правого крыла фронта, находившиеся к северу от реки Припять. Здесь вначале действовали 3-я, 48-я и 65-я армии, а затем прибыла из резерва Ставки 28-я армия, которая перед началом наступления выдвинулась в первую линию и заняла фронт южнее 65-й армии, сменив некоторые ее части[8]. Общее протяжение фронта армий правого крыла составляло 240 км.

    Этим войскам противостояли войска 9-й немецкой армии в составе 35-го и 55-го армейских и 41-го танкового корпусов, имея в первой линии до двенадцати пехотных дивизий и в оперативном резерве четыре (охранных и резервных) дивизии и одну танковую дивизию. Оперативная плотность немецкой обороны к северу от Припяти составляла около 18 км на пехотную дивизию, причем наиболее плотная оборона была на рогачевско-бобруйском направлении.

    Из группировки сил видно, что немецкое командование, ожидая нашего наступления из районов Рогачев, Жлобин, стремилось прочно прикрыть это направление с востока и, сосредоточив здесь основные свои силы, создало плотную и глубоко эшелонированную оборону. С этой целью, видимо, держались командующим 9-й армией в районе Бобруйска и основные оперативные резервы. Фланги же севернее Рогачева и у берегов реки Припяти оставались менее обеспеченными.

    В направлении от Рогачева и Жлобина на Бобруйск было подготовлено пять оборонительных рубежей. Первый и основной оборонительный рубеж проходил по рекам Друть и Днепр; у Проскурина он поворачивал на юго-запад, упираясь в реку Припять у Птичь. Второй рубеж был построен по реке Добрица, третий — по реке Добысна, четвертый — по реке Ола и пятый — по реке Березина.

    Главный оборонительный рубеж был сильно укреплен противником на глубину 6, а местами 8 км.

    В этой полосе насчитывалось пять-шесть линий траншей. Остальные оборонительные рубежи были недостаточно укреплены и нередко представляли собой одну траншею с открытыми площадками для стрельбы. Город Бобруйск противником был превращен в крупный узел сопротивления.

    Директивой Ставки от 31 мая 1-му Белорусскому фронту было указано:

    «Подготовить и провести операцию с целью разгромить бобруйскую группировку противника и выйти главными силами в район Пуховичи, Осиповичи, Слуцк, для чего прорвать оборону противника, нанося два удара: один силами 3-й и 18-и армий из района Рогачев в общем направлении на Бобруйск, Осиповичи и другой — силами 65-й и 28-й армий из района нижнего течения реки Березина, в общем направлении на Ст. Дороги, Слуцк.

    Ближайшая задача — разбить бобруйскую группировку противника и овладеть районом Бобруйск, Глуша, Глуск, причем частью сил на своем правом фланге содействовать войскам 2-го Белорусского фронта в разгроме могилевской группировки противника. В дальнейшем развивать наступление с целью выхода в район Пуховичи, Слуцк, Осиповичи.

    Подвижные войска (конницу, танки) использовать для развития успеха после прорыва».

    Выполняя эти указания Ставки, командующий 1-м Белорусским фронтом генерал армии Рокоссовский (ныне Маршал Советского Союза) решил прорвать оборону противника севернее Рогачева и южнее Паричи и сильными ударами на узких участках фронта (на правом фланге — на стыке 3-й и 48-й армий, а в центре — смежными флангами 65-й и 28-й армий) в общем направлении на Бобруйск, Глуша окружить и уничтожить бобруйскую группировку противника. В дальнейшем развивать успех в двух направлениях: на Осиповичи, Пуховичи и Ст. Дороги, Слуцк.

    Дли выполнения этого 3-я армия в составе тринадцати стрелковых дивизий и средств усиления должна была одним стрелковым корпусом (три дивизии) упорно оборонять северный участок: Комаричи, Хоминичи. Силами восьми стрелковых дивизий прорвать оборону противника на своем левом фланге на фронте 12 км (Озеране, Костяшево, 3 км восточнее Тихиничей) и, введя в прорыв 9-й танковый корпус, развивать удар в общем направлении на Бобруйск. Две другие дивизии составляли второй эшелон армии. По выходе главных сил армии на рубеж реки Ольса левым флангом продолжать наступление на Свислочь.

    Левее 48-я армия в составе девяти стрелковых дивизий должна была силами двух стрелковых корпусов (пять стрелковых дивизий) нанести удар правым крылом на участке в 5 км (Костяшево, Колосы, юго-западнее Рогачева 2 км) и, форсировав реку Друть, главными силами развивать успех в направлении Турки, Бобруйск, а частью сил, наступая в южном направлении, свертывать боевые порядки противника по западному берегу Днепра. На левом фланге и в центре армии огнем всех видов оружия и действиями отдельных отрядов сковать противника, а с началом его отхода перейти в наступление в общем направлении на Щедрин.

    По овладении городом Бобруйск главными силами армии развивать успех в общем направлении Осиповичи, Пуховичи.

    65-я армия в составе восьми стрелковых дивизий и одного танкового корпуса со средствами усиления должна была шестью стрелковыми дивизиями прорвать оборону противника севернее Корма (фронт 6 км), ввести 1-й гвардейский танковый корпус и, развивая удар в общем направлении на Глушу, перерезать все коммуникации противника, подходящие к Бобруйску с запада, а частью сил содействовать 3-й и 48-й армиям в овладении городом. По выходе в район Глуши главными силами наступать в направлении Кринка.

    28-я армия в составе девяти стрелковых дивизий со средствами усиления должна была силами шести стрелковых дивизий прорвать оборону противника на участке 9 км между Корма и Редьково и развивать наступление на Глуск, обеспечивая наступление 65-й армии с юга. По выходе на рубеж реки Птичь наступать на Ст. Дороги.

    С выходом войск 65-й и 28-й армии на рубеж Секиричи, Любань, Шлосовичи в прорыв на стыке этих армий вводилась конно-механизированная группа генерала Плиева (4-й гвардейский кавалерийский корпус и 1-й механизированный корпус) с задачей развивать успех в общем направлении на Глуши. В дальнейшем быть в готовности действовать в тыл бобруйской группировки противника или в направлениях на Осиповичи и Ст. Дороги, Слуцк.

    Днепровская военная флотилия должна была огнем и маневром поддержать наступление войск 48-й и 65-й армий.

    16-я воздушная армия основными силами поддерживала наступление 3-й и 48-й армий, а частью сил — 65-й и 28-й армий. В ходе наступления авиация обеспечивала ввод в прорыв конно-механизированной группы, и несколько авиационных соединений поступали в оперативное подчинение командующих армиями.

    Глубина наступления до овладения районом Бобруйск, Глуша, Глуск составляла 60–70 км при среднем темпе продвижения 8–9 км в сутки. Ударные группы — северная и южная — выполняли важные задачи: по составу они были приблизительно равными, усиливалась каждая одним танковым корпусом. Наступление южной группы поддерживали основные силы 4-го артиллерийского корпуса РГК, но северной зато было выделено значительно больше авиации.

    Узкие участки фронта прорыва и сосредоточенные здесь крупные силы и средства обеспечивали войскам производство прорыва и высокий темп наступления.

    В замысле операции командующий фронтом большое значение придавал быстрому выдвижению своей южной группировки войск, которая (с использованием в ее полосе сильной конно-механизированной группы) должна была осуществить глубокое захлестывание с запада бобруйской группировки противника и окружение ее главных сил восточнее реки Березина. Замысел операции предусматривал не только окружение и разгром противника в районе Бобруйска, но и стремительное после этого наступление главных сил фронта на Пуховичи, Минск и Ст. Дороги, Слуцк.

    Глава 2

    Подготовка операции

    На основе указаний Ставки Верховного Главнокомандования в Центре и на фронтах была начата подготовка большой наступательной операции в Белоруссии. Подготовительные мероприятия проводились в строгой тайне и охватывали все виды оперативной деятельности, боевой подготовки войск и работы тыла. Подготовительный период на фронтах продолжался с конца мая по 22 июня; отдельные мероприятия проводились и ранее.

    Наша авиация дальнего действия с половины июня наносила массированные удары по аэродромам противника. Так, в ночь на 13 и в ночь на 14 июня были подвергнуты бомбардировке аэродромы немцев в районах Бреста, Белостока, Барановичей, Пинска, Минска, Бобруйска, Орши. Повторные удары были нанесены в ночь на 16 и в ночь на 18 июня.

    Для введения противника в заблуждение относительно наших намерений принимались необходимые меры скрытности и оперативной маскировки. В частности, Генеральный штаб Красной Армии поставил перед 3-м Украинским фронтом задачу демонстрировать сосредоточение армии для наступления на кишиневском направлении (ложное сосредоточение). В конце мая и в июне проводились мероприятия по оперативной маскировке, которые сыграли известную роль.

    1-й Прибалтийский фронт

    Вся деятельность по подготовке командования, штабов и войск 1-го Прибалтийского фронта к операции планировалась на период с 29 мая по 22 июня, т. е. на 25 суток. После предварительного решения командующего фронтом и дачи им указаний командующим 6-й гвардейской и 43-й армиями, а также начальникам родов войск штабы фронта и армий немедленно начали разработку планов операции, календарных сроков ее подготовки, порядка смены и выхода войск в районы сосредоточения, организации комендантской службы, а также директив фронта и других необходимых документов.

    Разведка противника

    Командование и штаб 1-го Прибалтийского фронта уделяли значительное внимание улучшению всех видов разведки.

    В течение июня, до начала наступательной операции, было захвачено 18 пленных, которые подтвердили ранее установленную группировку противника.

    Радиоразведкой удалось обнаружить радиостанции противника: 16-й армии — в Лудзе, 3-й танковой армии — в Бешенковичах, 10-го армейского корпуса — в Рудне, 1-го армейского корпуса — в Воровухе, 9-го армейского корпуса — в Улле, 53-го армейского корпуса — в Витебске, 87-й пехотной дивизии — в Скабах и др.

    Всеми видами разведки были выявлены и уточнены: восстановленные железнодорожные линии противника, их пропускная способность, средняя интенсивность движения по ним, наличие путеразрушителей на станциях Молодечно, Себеж, Полота, Витебск, а также удалось установить движение эшелонов противника. Авиационная разведка проследила переброску неприятельских войск, действовавших против партизан в Ушачах, в районе Полоцка, Бегомля и отдельных частей в Бешенковичах.

    Разведывательная авиация фронта регулярно контролировала движение по шоссейным, железным и грунтовым дорогам на глубину до 150 км. Группировка аэродромов противника была вскрыта на всю оперативную глубину, и работа на этих аэродромах контролировалась ежедневно. Разведывательными частями авиации была сфотографирована площадь более 48 тыс. км?. На главных направлениях производилось фотографирование вероятных маршрутов движения войск противника. Дешифрированием снимков было вскрыто около 600 железнодорожных эшелонов, до 300 батарей, до 400 ДЗОТ, до 700 пулеметно-огневых точек, 6000 блиндажей, 4000 автомашин, 50 складов. На основе аэрофотоснимков были изготовлены фотосхемы для наземных войск.

    В полосе предстоящего прорыва была развернута большая сеть наблюдательных пунктов (общевойсковых, артиллерийских, инженерных). На направлении главного удара развертывали свои органы наблюдения соединения вторых эшелонов, а также штабы фронта и армий. В частности, штабы фронта и армии развернули свои органы наблюдения с 10 июня, т. е. почти за две недели до начала операции. С этих наблюдательных пунктов велось круглосуточное наблюдение за обороной противника.

    Особо широко была развита сеть артиллерийских наблюдательных пунктов, в том числе и пунктов сопряженного наблюдения дивизионов. Для изучения группировки неприятельской артиллерии использовалась звуковая разведка, которая охватывала всю полосу прорыва. Наблюдение за поведением противника в глубине обороны было организовано с аэростатов воздушного наблюдения. В результате тщательной организации артиллерийской разведки только в полосе наступления 6-й гвардейской армии были определены координаты 47 артиллерийских вражеских батарей.

    Все разведывательные данные о противнике, полученные от наземной и воздушной разведки, систематизировались и анализировались в штабах, а затем наносились на общую разведывательную схему. Эти схемы размножались и доводились до частей и соединений как основной документ для планирования артиллерийского наступления. Добытые в период подготовки к операции данные о характере обороны противника и его группировке подтвердились в ходе боя. Хорошая работа разведывательных органов в значительной степени облегчила командованию планирование и проведение наступательной операции.

    Организация управления и связи

    Командованием фронта было принято решение эшелонировать полевое управление фронта на три положения: оперативная группа, штаб фронта и второй эшелон штаба. Кроме того, в исходном положении перед прорывом был организован наблюдательный пункт командующего фронтом.

    В оперативную группу входили: Военный совет фронта, начальник штаба фронта, начальники родов войск со своими оперативными группами и основная часть оперативного управления, разведывательного и шифровального отделов и управления связи. Управление войсками осуществлялось в основном оперативной группой. Фактически это был командный пункт фронта.

    В штабе фронта находились: управления начальников родов войск, часть оперативного управления, разведывательного и шифровального отделов, управления связи и управления контрразведки, а также отделы укомплектования, кадров, топографический, боевой подготовки, политуправление, военный трибунал и прокуратура.

    Следует указать, что такое распределение пунктов управления фронта значительно усложняло организацию связи и приводило к большому расходу сил и средств связи.

    К началу операции пункты управления фронта и армии размещались, как показано в таблице 1.

    Таблица 1

    Пункт управления Местонахождение Расстояние
    от линии фронта в км от штаба фронта в км от оперативной группы (ВНУ) фронта в км от НП командующего фронтом в км
    Штаб фронта Панкры 50
    Оперативная группа фронта Мал. Скрыпки 10
    НП командующего фронтом Выс. 174, 3 4
    Второй эшелон штаба фронта Осетии 70 20
    Штаб 4-й ударной армии Бол. Ситно 18 37
    Штаб 6-й гвардейской армии Кади 11 10
    НП командующего 6-й гвардейской армией Бандуры 1,5 4
    Штаб 43-й армии Белянки 7 12
    НП командующего 43-й армией Выс. 161, 9 1,5 9

    Организация проводной связи планировалась на глубину 60–70 км. Ось фронта намечалось строить в восемь проводов от Войханы на Сиротино, Шумилино, Бешенковичи, Камень. На строительство и восстановление этой оси было выделено два линейных батальона связи и одна телеграфно-телефонная станционная рота. На направлениях к армиям намечалось иметь телеграфно-телефонные линии в четыре провода. Для этой цели за каждой армией закреплялся один линейный батальон связи.

    Для обеспечения наступления требовалось проделать большую работу по строительству и восстановлению телеграфно-телефонных линий. Всего по плану требовалось построить и восстановить 851 км линий, восстановить и подвесить 2787 км провода. Для выполнения указанного строительства и восстановления линии и проводов требовалось 207 т провода и 12 км речного кабеля. Наличие линейных материалов и речного кабеля полностью обеспечивало предполагаемые потребности.

    Для выполнения работ в распоряжении управления связи имелось девять строительных и четыре кабельно-шестовых рот. Этот состав вполне справлялся с работой, обеспечивая нормальное управление войсками с темпом их продвижения 8–10 км в сутки.

    Радиосвязь

    Для обеспечении непрерывности радиосвязи при перемещении пунктов управления предусматривалось эшелонирование и создание резерва радиосредств. Было организовано два радиоузла: один располагался при штабе фронта и другой — при оперативной группе. В резерве находилось девять радиостанций: часть из них в штабе фронта и часть при оперативной группе.

    Связь штаба фронта с Генеральным штабом осуществлялась радиостанциями «РАТ» по слуховому каналу и «Бодо»-радио. Для взаимодействия между фронтами была специально создана радиосеть № 15, в которую входили радиостанции штабов фронта, также радиостанции оперативной группы маршала Василевского. Для связи фланговых армий была создана радиосеть № 16. Данные для работы в этой радиосети были у всех фронтов и армий, и по мере необходимости в эту сеть для работы должны были входить радиостанции взаимодействующих армий смежных фронтов.

    Радиосвязь штаба фронта с армиями организовывалась при помощи мощных и маломощных радиостанций. Основным каналом являлась радиосвязь мощных радиостанций по отдельным радионаправлениям. Опыт работы показал, что такая организация обеспечивала наибольшую устойчивость радиосвязи.

    Связь подвижными средствами

    При подготовке к наступлению большое внимание было уделено подвижным средствам связи. Для этой цели было выделено 20 самолетов (По-2), 14 автомашин, 10 мотоциклов и 3 танка. Из этих средств при штабе фронта находилось: 8 самолетов, автомашины и 2 мотоцикла; при оперативной группе 8 самолетов, 7 автомашин, 4 мотоцикла и 2 танка. Остальные подвижные средства находились в резерве.

    Перегруппировки и сосредоточение войск

    К началу подготовительного периода 1-й Прибалтийский фронт (в составе 6-й гвардейской, 4-й ударной и 43-й армий) занимал рубеж обороны протяжением 214 км. В начале июня правая разграничительная линия для 1-го Прибалтийского фронта изменилась. Полоса обороны севернее Поречья отошла ко 2-му Прибалтийскому фронту. Занимавшая до этого указанную полосу 6-я гвардейская армия была выведена в резерв 1-го Прибалтийского фронта с целью использования ее в дальнейшем на направлении главного удара. В результате этого мероприятия протяжение боевой линии 1-го Прибалтийского фронта сузилось до 160 км. По решению командующего фронтом разграничительная линия между 4-й ударной и 43-й армиями также изменилась. Полосы для обеих армий сузились, и в стык между ними на фронте в 18 км планировался ввод 6-й гвардейской армии.

    В целях создания соответствующей группировки сил для наступления предстояло в течение трех недель произвести перегруппировку и сосредоточение войск на ударном направлении. В течение этого времени требовалось:

    — принять прибывающие из резерва главного командования соединения и части и вывести их в районы сосредоточения;

    — перегруппировать 6-ю гвардейскую армию на ударное направление и создать ударную группировку в 43-й армии;

    — усилить за счет прибывающих в состав фронта сил и средств, а также за счет второстепенных направлений 6-ю гвардейскую и 43-ю армии.

    В течение первой половины июня из резерва главного командования в состав фронта поступили, кроме 103-го стрелкового корпуса (29-я и 270-я стрелковые дивизии), ряд артиллерийских, танковых и инженерных частей и соединений, а из 2-го Прибалтийского фронта — 46-я гвардейская стрелковая дивизия. На усиление 3-й воздушной армии, входившей в состав фронта, прибыли 11-й истребительный авиационный корпус и 382-я штурмовая авиационная дивизия.

    Прибывающие соединения и части встречались на станциях (южнее и юго-западнее Невеля) представителями штабов фронта и армий и далее по их указаниям следовали в районы сосредоточения.

    Перегруппировка 6-й гвардейской армии с правого фланга на ударное направление была произведена в три этапа. В первом этапе (с 1 по 9 июня) производилась смена дивизий первого эшелона 6-й гвардейской армии войсками 2-го Прибалтийского фронта и сосредоточение соединений армии в полосе 4-й ударной армии. В этот период в состав 6-й гвардейской армии вошли 103-й стрелковый корпус (270-я и 29-я стрелковые дивизии), 46-я гвардейская дивизия, а также средства усиления. Во втором этапе (с 13 по 18 июня) производилось выдвижение соединений 6-й гвардейской армии в свои полосы (в районы, отстоявшие от переднего края на 12–18 км). В третьем этапе, в предпоследнюю ночь перед наступлением (т. е. в ночь на 22 июня), пехота 6-й гвардейской армии выдвигалась вперед и располагалась в 4–6 км от переднего края. Батальоны, наступавшие в первом эшелоне, выходили в первую траншею. В ночь перед наступлением все батальоны дивизий первого эшелона заняли исходное положение для наступления.

    В 43-й армии перегруппировка сил и средств производилась к правому флангу. Командованию армии удалось путем увеличения фронта обороны для дивизий первого эшелона вывести в резерв несколько стрелковых дивизий. В дальнейшем эти дивизии вместе с прибывшей из 4-й ударной армии 357-й стрелковой дивизией вошли в состав 1-го и 60-го стрелковых корпусов. Выдвижение указанных корпусов в исходное положение для наступления осуществлялось в таком же порядке, как и в 6-й гвардейской армии.

    Выдвижение артиллерии в позиционные районы производилось в два этапа. С 10 по 13 июня артиллерия выходила в предпозиционные районы, отстоявшие на 10–28 км от новых районов огневых позиций, а с 13 по 21 июня происходило выдвижение ее на огневые позиции. Танки занимали выжидательные районы (отстоявшие на 10–13 км от переднего края) за два-три дня до наступления. Выход танков на исходные позиции выполнялся в ночь перед наступлением. Все перегруппировки и сосредоточение войск производились ночью и обеспечивались хорошо организованной комендантской службой и строгими мерами маскировки.

    Подготовка войск

    Сразу же после окончания весенних наступательных операций с командным составом всех степеней, штабами и поисками начались усиленные занятия по боевой подготовке. Военным советом фронта был проведен сбор высшего командного состава. При штабах армии были проведены сборы командиров стрелковых, артиллерийских и танковых полков, начальников штабов корпусов, дивизии и полков, командиров батальонов и дивизионов, а при штабах корпусов — сборы командиров стрелковых рот и артиллерийских батарей. Темами сборов являлись актуальные вопросы предстоящего наступления.

    Усиленная боевая подготовка была развернута непосредственно в войсках. Подразделения вторых эшелонов и резерва занимались обычным порядком. Подразделения, занимавшие оборону, выводились поочередно в тыл и проводили занятия по пятидневной программе. В основу боевой подготовки войск было положено сколачивание рот и батальонов на ротных и батальонных учениях и учениях с боевой стрельбой. На этих занятиях, максимально приближенных к действительности, отрабатывались важнейшие вопросы наступательного боя, причем особое внимание уделялось вопросам взаимодействия пехоты с танками и артиллерией, технике передвижения на поле боя, броску в атаку, форсированию водных преград, наступлению в лесисто-болотистой местности, атаке опорных пунктов противника и т. д.

    В период перегруппировки войск (в июне 1944 года) боевая подготовка их продолжалась по специально составленной десятидневной программе. Проведенная работа по подготовке командного состава штабов и войск значительно облегчила выполнение предстоявших задач по прорыву, форсированию рек и стремительному преследованию отходившего противника.

    Подготовка плацдарма

    Основные работы по подготовке исходного положения для наступления были проведены частями 154-й и 156-й стрелковых дивизий, занимавших оборону на направлении главного удара. При создании исходного положения для наступления был принят расчет: иметь три траншеи на первой позиции, не считая вынесенной вперед траншеи с ходами сообщения, что обеспечивало исходное положение для первых эшелонов армий.

    В связи с тем, что передний край некоторых соединений местами отстоял от противника на 1000–1200 м, приходилось проводить большую работу по выносу вперед траншей на участке прорыва, чтобы сблизиться до 300 м. Однако следует отметить, что полностью отрыть три траншеи на направлении главного удара, а также завершить работу по выносу вперед траншей к началу операции не удалось.

    Исходный район для наступления в значительной части находился на топкой лесисто-болотистой местности. В армейском и фронтовом тылу имелось ограниченное количество оборудованных дорог, а в войсковом тылу их почти не было. Используемые тропы и грунтовые дороги были чрезмерно загружены потоком боевой техники, боеприпасов и войск; поэтому было обращено особое внимание на подготовку дорог и прокладку колонных путей для выдвижения танков и артиллерии во фронтовом, армейском и особенно в войсковом тылу. Всего требовалось подготовить свыше 500 км дорог. В ходе подготовки к операции дорожно-ремонтные работы поглощали наибольшую часть сил инженерных войск. К дорожным работам привлекались дивизионные, армейские фронтовые и саперные части, а также общевойсковые соединения. Так в полосе предстоящего наступления 6-й гвардейской армии в течение 12 дней в среднем ежедневно работало не менее 4700 человек. В результате развернутого дорожного строительства в период подготовки к операции удалось восстановить и построить 275 км дорог, а также отремонтировать (прогрейдеровать) 820 км.

    Материальное обеспечение

    К началу наступательной операции в войска и на склады фронта и армии было подвезено достаточное количество боеприпасов, продфуража и горюче-смазочных материалов. Так, в 6-й гвардейской и 43-й армиях к 18 часам 21 июня в войсках и на складах имелось до 3,5 боекомплекта различных видов боеприпасов. Несколько хуже обстояло дело с наличием выстрелов для 45-мм орудий (всего около двух боекомплектов). К этому же времени было подвезено продфуража в указанные армии от 14 до 22 суточных дач. Из продфуражного довольствия хуже всего обстояло дело с подвозом овса (в 6-й гвардейской армии имелось семь суточных дач, а в 43-й армии — всего три). Горюче-смазочных материалов в армиях имелось от двух до четырех заправок. Кроме указанных выше запасов в армиях на фронтовых складах находилось значительное количество боеприпасов, продфуража и горючесмазочных материалов.

    Всего по госпитальным базам фронта было развернуто 110 305 коек для приема раненых и 16 ветеринарных лазаретов.

    Оперативно-боевое построение фронта

    Ударная группировка фронта в составе 6-й гвардейской армии и двух корпусов (1-й и 60-й стрелковые) 43-й армии должна была прорвать оборону противника на фронте в 25 км. В качестве эшелона развития успеха в распоряжении командующего фронтом находился 1-й танковый корпус, а в резерве — выведенная из передовой линии 154-я стрелковая дивизия.

    Боевой порядок армий строился в один и два эшелона.

    6-я гвардейская армия в составе четырех стрелковых корпусов (одиннадцати стрелковых дивизий) строила свой боевой порядок в два эшелона: в первом эшелоне два стрелковых корпуса (22-й и 23-й гвардейские) и во втором — также два корпуса (2-й гвардейский и 103-й).

    43-я армия, нанося главный удар двумя стрелковыми корпусами, строила свой боевой порядок в одном эшелоне. Эта армия своих вторых эшелонов и резервов не имела.

    Корпуса 6-й гвардейской армии строили свой боевой порядок в одном эшелоне. В 43-й армии корпуса, наступавшие на главном направлении, имели боевой порядок в два эшелона: по две дивизии в первом и по одной — во втором. Имевшиеся во фронте танковые бригады и полки, а также полки самоходной артиллерии предназначались для непосредственной поддержки пехоты.

    Таким образом, основные силы фронта были сосредоточены на участке прорыва 6-й гвардейской армии. Наличие сильных вторых эшелонов в армии позволяло решать крупные оперативные задачи. 43-я армия занимала более широкий фронт (50 км) и имела меньшие силы. Это обстоятельство не позволило командованию армии хотя бы на ударном направлении выделить вторые эшелоны. Вторые эшелоны имелись в корпусах (1-ми 60-м стрелковых), наносивших главный удар, В целом оперативно-боевое построение 1-го Прибалтийского фронта отвечало замыслу операции, сложившейся обстановке и наличию сил и средств.

    Артиллерийское обеспечение операции

    1-й Прибалтийский фронт имел в своем составе (без штатных артиллерийских полков стрелковых дивизий) 76 артиллерийских, минометных и истребительно-противотанковых артиллерийских полков; три гвардейские минометные бригады и пять гвардейских минометных полков.

    Во всех артиллерийских соединениях и полках насчитывалось с учетом артиллерии стрелковых дивизий и полков (без 45-мм орудий и гвардейских минометов), 4419 орудий и минометов. На направлении главного удара было сосредоточено более 70 % орудии и до 80 % минометов.

    Плотность артиллерийских средств на участке прорыва (без противотанковых орудий и гвардейских минометов) достигала 125–130 орудий и минометов на 1 км фронта. Если учесть еще гвардейские минометы в количестве 581, сосредоточенные на направлении главного удара, то плотность артиллерийская здесь была еще больше.

    Порядок артиллерийского наступления был разработан штабом артиллерии фронта и утвержден Военным советом. Штабы артиллерии армий, корпусов и дивизий получили от вышестоящих штабов: график артиллерийского наступления с указанием расхода боеприпасов по этапам боя, план и график пристрелки, боевой приказ или боевое распоряжение с указанием выделяемых средств усиления. Цели на разрушение и участки подавления намечались и планировались непосредственно самими исполнителями с последующим утверждением схем командующими артиллерией армии. Такой метод планирования позволил организовать огонь артиллерии и минометов более конкретно (по наблюдаемым целям или узлам целей, сведенным в участки).

    Была установлена следующая схема артиллерийского наступления:

    • в течение двух часов — пристрелка и контроль, на фронте прорыва они совмещалась с боем разведывательных подразделений;

    • на период разрушения отводилось 90 минут, в последние 20 минут периода разрушения включались орудия прямой наводки;

    • на период подавления отводилось 45 минут — в это время планировалось максимальное напряжение огня всех орудий и минометов, основные усилия направлялись на подавление системы огня и живой силы противника в первой и второй траншеях (на глубину до 2 км);

    • сопровождение пехоты и танков огневым валом было рассчитано на 30–60 минут — до захвата и закрепления пехотой первой и второй линий траншей; дальнейшее сопровождение пехоты предусматривалось последовательным сосредоточением огня.

    К началу наступления на складах и в войсках находилось в среднем от 3 до 4 боекомплектов. В зависимости от наличия боеприпасов и характера обороны противника расход боеприпасов на первый день боя был запланирован по следующим нормам (в боекомплектах): мины 82-мм, 120-мм и артиллерийские выстрелы для 122-мм пушек — 2,5; 45-мм и 76-мм пушки — 1,5; 122- и 152-мм гаубицы, 152-мм пушки — 2,25 и для 203-мм — 2.

    Авиационное обеспечение

    3-я воздушная армия, входившая в состав 1-го Прибалтийского фронта, имела в своем составе 1094 самолета. Планом наступательной операции на 3-ю воздушную армию возлагались задачи:

    • прикрыть ударную группировку 6-й гвардейской и 43-й армий и 1-го танкового корпуса в исходном положении и в период наступления;

    • по взаимодействии с наземными войсками подавить боевые порядки и узлы сопротивления противника в полосе наступления (при этом особое внимание обращалось на узлы сопротивления Сиротино, Добрино, Шумилино);

    • воспретить подход резервов противника с направлений Полоцк, Лепель, Чашники;

    • обеспечить ввод в прорыв 1-го танкового корпуса, содействовать выдвижению его в район Бешенковичи и захвату переправ через реку Западная Двина.

    Взаимодействие 3-й воздушной армии с 6-й гвардейской и 43-й армиями, а также 1-м танковым корпусом было организовано на принципе поддержки. Авиационное обеспечение операции планировалось всего на три дня, т. е. до выхода пехоты на рубеж Западная Двина.

    Запланированное боевое напряжение авиации на первые три дня операции показано в таблице 2.

    Таблица 2

    Тип самолета Количество самолетов Количество самолето-вылетов Среднее количество самолето-вылетов на 1 самолет
    Штурмовики 340 2550 7,5
    Истребители 350 3430 4000
    Пе-2 10 20 2
    По-2 80 450 5,6
    Итого 780 6450

    Как видно из таблицы, запланированное боевое напряжение 3-й воздушной армии было весьма значительным и требовало от командования хорошей организационной и подготовительной работы.

    Инженерное обеспечение

    В составе фронта к началу операции имелось (без штатных средств стрелковых дивизий): две штурмовые инженерно-саперные бригады, три армейские инженерно-саперные бригады, мото-инженерная бригада, девять понтонных и мостовых батальонов, два управления оборонительного строительства и ряд других саперных частей и подразделений. На направлении главного удара командование сосредоточило свыше 90 % всех инженерных сил и средств.

    В период подготовки наступательной операции основными задачами инженерного обеспечения были: инженерная разведка заграждений противника; подготовка плацдарма для наступления, снятие своих и неприятельских минных полей; подготовка и обеспечение прохождения танками «нейтральной полосы»; строительство, ремонт дорог и колонных путей.

    Инженерную разведку проводили полковые и дивизионные саперы стрелковых дивизий, занимавших оборону на ударном направлении. В порядке дублирования и контроля привлекались отдельные взводы из армейских инженерных батальонов, а также проводилась личная разведка инженерных начальников.

    В период подготовки к операции большое значение было уделено разминированию. На направлениях действий танков производилось сплошное разминирование. Снятие минных полей немцев производилось в последние две ночи перед наступлением. Во время боя разведывательных подразделений днем 22 июня и в ночь на 23 июня снятие минных полей противника было завершено.

    При подготовке дорожной сети учитывалось, что затруднения возникнут при пропуске боевой техники и войсковых тылов от исходного положения наших войск до оборудования дорог противника. В особенности труднопроходимой эта полоса местности могла стать после дождей. Предвидя это, инженерные части заблаговременно заготовили необходимые лесоматериалы. В результате большой работы удалось построить необходимое количество дорог и мостов и обеспечить таким образом сосредоточение войск, а также подвоз всего необходимого для боя.

    На период прорыва и действий войск в оперативной глубине на инженерные части и соединения возлагались следующие задачи:

    • обеспечение прорыва главной полосы обороны противника (разминирование и сопровождение танков, пехоты);

    • восстановление армейских и корпусных маршрутов;

    • обеспечение форсирования реки Западная Двина (наводка переправ, постройка мостов);

    • прикрытие флангов прорыва;

    • разминирование и окончательное восстановление фронтовых дорог в полосе 6-й гвардейской и 43-й армий.

    Для выполнения указанных задач основная масса инженерных средств усиления была распределена по армиям. 1-му танковому корпусу придавались главным образом понтонные батальоны для обеспечения форсирования Западной Двины. Однако в ходе наступления понтоны отстали, а форсирование водных рубежей танковым корпусом задержалось.

    Соотношение сил и средств

    После изменения границ в ночь на 6 июня полоса обороны севернее Поречье отошла ко 2-му Прибалтийскому фронту. Ширина фронта для 1-го Прибалтийского фронта сократилась с 214 до 160 км. В полосе действий этого фронта противник имел в первой линии семь пехотных дивизий (389-ю, 87-ю, 205-ю, 252-ю, 56-ю, 246-ю и 4-ю) и четыре в резерве (281-ю, 221-ю и 391-ю охранные и 24-ю пехотную дивизии), не считая отдельных частей разного назначения. Кроме того, на стыке с 3-м Белорусским фронтом в районе Лепель находились части 95-й пехотной и 201-й охранной дивизий. Эти дивизии в равной степени могли быть использованы против обоих указанных фронтов[9].

    1-й Прибалтийский фронт (4-я ударная, 6-я гвардейская и 43-я армии) к началу операции имел: двадцать четыре стрелковые дивизии, одну стрелковую бригаду, один танковый корпус, три артиллерийские и минометные дивизии, четыре танковые бригады, четыре танковых полка; четыре самоходных артиллерийских полка, а также ряд других артиллерийских и инженерных частей и соединений.

    Соотношение сил на всем фронте протяжением в 160 км показано в таблице 3.

    Таблица 3

    Противник Силы и средства Наши войска Превосходство над противником
    Всего Плотность на 1 км фронта Плотность на 1 км фронта Всего
    11 Одна дивизия на 14–15 км фронта Дивизии Одна дивизия на 6–7 км фронта 24 2,2:1
    133 500 834 Люди боевого назначения 1391 222 712 1,7:1
    15 282 95,5 Автоматы 321,6 51 453 3,4:1
    7443 46,5 Пулеметы 52,7 8432 1,1:1
    823 5,1 Минометы 13,9 2216 2,7:1
    622 3,9 Орудия ПТО 4,6 730 1,2:1
    728 4,5 Орудия полевые 13,2 2120 3:1
    130 0,8 Танки и самоходные орудия 3,6 582 4,5:1
    314 Самолеты 1094 3,5:1

    Имея в среднем почти двойное общее превосходство по живой силе и трех-четырехкратное превосходство в артиллерии и танках над противником, командование фронта на направлении главного удара в полосе шириной 25 км (на участке Волотовки, Тошник) сосредоточило более 90 % танков, до 80 % живой силы и минометов и более 70 % артиллерии.

    В плане операции учитывалось, что при прорыве обороны на бешенковиче-лепельском направлении основные оперативные резервы противник направит в первую очередь против ударной группировки фронта. Таким образом, ударной группировке фронта противостояли основные силы двух дивизий в первой линии (252-й и 56-й пехотных) и три дивизии из состава ближайших оперативных резервов. С учетом этих пяти дивизий противника соотношение сил и средств на направлении главного ударе (фронт 25 км) было таким, как показано в таблице 4.

    Таблица 4

    Противник* Силы и средства Наши войска Превосходство над противником
    Всего Плотность на 1 км фронта Плотность на 1 км фронта Всего
    5 Одна дивизия на 5 км фронта Дивизии Одна дивизия на 4 км фронта 18 3,6:1
    55 500 2220 Люди боевого назначения 7151 178 783 3,2:1
    6844 274 Автоматы 1613 40 326 6:1
    3362 134,5 Пулеметы 245,5 6137 1,8:1
    371 15 Артиллерия 69,2** 1729 4,6:1
    278 11 Орудия ПТО 21,1 528 1,9:1
    321 13 Орудия полевые 68 1693 5,3:1
    90 3,6 Танки и самоходные орудия 21,6 539 6:1
    314 Самолеты 1094 2,6:1

    * Без учета частей 95-й пехотной и 201-й охранной дивизий.

    ** Без учета гвардейских минометов.


    Как видно из таблицы 4, в результате перегруппировки сил и средств командованию фронта удалось на ударном направлении сосредоточить более чем трехкратное превосходство в живой силе и пяти-шестикратное — в артиллерии и танках.

    Таким образом, общее превосходство сил и средств на всем фронте и особенно тройное-шестикратное — на ударном направлении позволяло 1-му Прибалтийскому фронту успешно решать поставленные перед ним задачи.

    3-й Белорусский фронт

    Для выполнения поставленной задачи 3-й Белорусский фронт получил большое количество общевойсковых, танковых, артиллерийских соединений и других специальных частей.

    Кроме уже указанных двух армий (11-й гвардейской, 5-й танковой) и трех корпусов (3-го гвардейского Сталинградского механизированного, 3-го гвардейского кавалерийского, 2-го гвардейского Тацинского танкового) фронт только по линии артиллерийского усиления получил более пятнадцати артиллерийских бригад и несколько отдельных артиллерийских дивизионов особой и большой мощности.

    Общее количество танков и самоходных орудий во вновь поступивших в состав фронта танковых и механизированных соединениях составляло около 1500.

    Сосредоточение войск и оперативная маскировка

    В период с 3 по 21 июня фронт должен был принять (кроме 11-й гвардейской армии, следовавшей походом) от 350 до 380 оперативных эшелонов, прибывавших в район выгрузки Смоленск, Красное.

    На станции выгрузки были выделены офицеры оперативного управления штаба фронта со средствами передвижения. Кроме того, были созданы специальные группы по регулированию движения на дорогах от станций выгрузки до районов сосредоточения. Выгрузившиеся войска немедленно направлялись в назначенные для них районы сосредоточения по указанию представителя штаба фронта. Районы сосредоточения были выбраны в лесных массивах, на таком удалении от переднего края, чтобы вновь прибывшие части не могли быть обнаружены наземной разведкой противника.

    3-й гвардейский механизированный корпус, начавший прибывать 25 мая, закончил сосредоточение 2 июня в районе станций Гусино и Катынь.

    5-я гвардейская танковая армия, первые эшелоны которой начали прибывать в середине июня, к 23 июня сосредоточилась:

    29-й танковый корпус и районе 25 км юго-восточнее Рудни; 3-й танковый корпус — а районе 25 км северо-восточнее Красное[10].

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, находившийся до 11 июня в резерве Ставки, был сосредоточен в районе Архиповка, Красная Горка, Близнаки. Общее удаление районов сосредоточения подвижных соединений от переднего края достигало 50–60 км.

    Корпуса 11-й гвардейской армии, совершив из района Невеля 250-километровый марш, к 10 июня сосредоточились в лесах юго-западнее Любавичей: 16-й гвардейский стрелковый корпус (1-я, 11-я и 31-я гвардейские стрелковые дивизии) в районе Горбово, Озеры, Дубровка (12–20 км южнее Добромысля), 8-й гвардейский стрелковый корпус (5-я, 18-я и 26-я гвардейские стрелковые дивизии) — в районе Коты, Скуматы, южнее Крюки (6–12 км южнее и юго-западнее Любавичей), 36-й гвардейский стрелковый корпус (16-я, 83-я и 84-я гвардейские стрелковые дивизии) — в районе Марченки, Нов. Земля, Марково (10–12 км южнее Любавичей). Общее удаление соединений 11-й гвардейской армии от переднего края составляло 10–20 км.

    Особое внимание было обращено на маскировку выгрузки войск и их сосредоточение. Движение по дорогам разрешалось только ночью. Маскировка районов сосредоточения войск проверялась офицерами штаба с воздуха путем облетов не менее трех раз в сутки.

    Было запрещено также вести какую бы то ни было переписку, связанную с готовящимся наступлением и сосредоточением новых войск. Вновь прибывающим частям запрещалось до особого распоряжения штаба фронта вести наземную разведку. Проведение рекогносцировок разрешалось небольшими группами, не более трех человек. Новые авиационные части могли производить учебные полеты на расстоянии не ближе 25 км от переднего края.

    Одновременно с мерами по скрытию и маскировке готовящегося наступления широко осуществлялись мероприятия, имевшие целью дезориентировать противника, создать у него представление о переходе наших войск к длительной обороне (отрывались траншеи, имитировалось устройство минных полей, производились ложные передвижения войск и пр.).

    За выполнением всех мер маскировки был установлен жесткий контроль, для чего в штабах были выделены специальные офицеры.

    Проводимые мероприятия оказались вполне эффективными. Из показаний пленных, захваченных до начала нашего наступления, и в ходе операции установлено, что хотя немецкое командование и ожидало активных действий со стороны наших войск, однако время начала наступления, сосредоточение и группировка наших войск ему были неизвестны. Противник, в общем правильно оценивая оршанское направление как главное, не предполагал, однако, что на богушевском направлении с нашей стороны была сосредоточена также довольно мощная группировка. Оборонявшиеся на этом направлении немецкие части не имели значительных средств усиления и резервов, а оборонительные рубежи оказались здесь наименее развитыми.

    Боевая подготовка войск

    Большая роль в подготовке операции отводилась боевой учебе войск. Для этом цели дивизии, предназначенные для прорыва обороны противника, заблаговременно были выведены во второй эшелон. Здесь с ними на специально оборудованных городках и полигонах, воспроизводивших оборону немцев, проводились занятия с привлечением тех средств усиления, с которыми в действительности им пришлось действовать в наступлении.

    Особое внимание обращалось на выработку техники наступательных действий пехоты в условиях преодоления траншейной обороны противника и на четкость взаимодействия пехоты с танками и артиллерией. Основным требованием, предъявлявшимся в пехоте, являлось стремительное, безостановочное движение вперед при атаке. Пехота должна была овладеть техникой движения через траншеи противника так, чтобы, не задерживаясь в них, в первый же день наступления проникнуть на глубину 12–14 км, т. е. полностью преодолеть тактическую полосу вражеской обороны.

    Перегруппировка войск и занятие исходного положения

    Ввод соединений 11-й гвардейской армии в первый оперативный эшелон фронта начался за четыре дня до начала наступления. В течение двух суток 11-я гвардейская армия произвела смену левофланговых подразделений 152-го укрепленного района и двух правофланговых дивизий (192-й и 88-й стрелковых) 31-й армии на участке Протасово, Центральный Поселок, Путай, Кириева и вместе с переданным ей 152-м укрепленным районом заняло полосу между Винокорно 1-е и Кириева, протяжением 35 км. Смена производилась небольшими подразделениями (численностью от роты до двух батальонов) от каждой дивизии, предназначенной для действий в первом эшелоне армии. В последние две ночи перед наступлением (в ночь на 22 и на 23 июня) соединения армии были выведены в исходное положение, заняв участки, принятые ранее выделенными подразделениями.

    Главную группировку для удара вдоль автострады Москва — Минск командующий 11-й гвардейской армией сосредоточил на левом фланге армии в полосе между Заполье, Кириева на фронте в 8 км. В нее вошли 8-й и 30-й гвардейские стрелковые корпуса в составе пяти дивизий со 120-й танковой бригадой и большей частью всех средств усиления. 16-й гвардейский стрелковый корпус со 152-м укрепленным районом занял полосу от Винокорно 1-е до Центрального Поселка протяжением 27 км.

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, предназначенный для ввода в прорыв в полосе 11-й гвардейской армии, ночными переходами побригадно к утру 22 июня сосредоточился на выжидательных позициях за 8-м и 36-м гвардейскими стрелковыми корпусами на удалении от переднего края 12–18 км.

    В результате ввода 11-й гвардейской армии в первую линию и установления ее южной разграничительной линии почти по железной дороге Красное — Орша, фронт 31-й армии сократился вдвое (с 65 до 30 км).

    Это позволило командующему 31-й армией создать на правом фланге армии (в полосе между Кириева и Боброва) на участке в 7 км ударную группировку в составе пяти стрелковых дивизий (71-й и 36-й стрелковые корпуса) и 213-й танковой бригады. По решению командующего армией задачей этой группировки являлось нанесение удара в общем направлении на Дубровно.

    На витебском направлении на фронте 39-й армии была произведена перегруппировка сил к левому флангу. Здесь на участке Макарово, Языково на фронте в 6 км было сосредоточено пять дивизий с 28-й танковой бригадой и другими средствами усиления. Нависающее положение 5-го гвардейского стрелкового корпуса над правым флангом витебской группировки немцев создавало выгодные условия для охвата и окружения врага во взаимодействии с 43-й армией 1-го Прибалтийского фронта ударом в северо-западном направлении.

    Вследствие установления новой разграничительной линии между 39-й и 5-й армиями фронт последней сократился с 35 до 22 км.

    Кроме того, для уплотнения боевых порядков первого эшелона и увеличения их ударной силы командующий 5-й армией ввел между 72-м и 45-м стрелковыми корпусами находившийся во втором эшелоне армии 65-й стрелковый корпус, который занял полосу в 5 км. В результате произведенной перегруппировки командующий армией создал на правом фланге армии (в полосе между Языково и Юльково) на фронте в 12 км ударную группировку в составе шести стрелковых дивизий (72-й и 65-й стрелковые корпуса) с двумя танковыми бригадами (153-й и 2-й гвардейской) и большей частью средств усиления.

    Задачей этой группировки являлось нанесение удара в общем направлении на Богушевск и обеспечение ввода в прорыв с рубежа реки Лучеса конно-механизированной группы, которая к 22 июня была сосредоточена в районе Лиозно (в 15–20 км от переднего края).

    В результате полученного большого усиления общевойсковыми соединениями и техникой 3-й Белорусский фронт имел общее превосходство над противником: по живой силе — в два с половиной раза, по боевой технике — в три-шесть раз. Общее соотношение сил в полосе действий фронта протяжением 130 км показано в таблице 5.

    Таблица 5

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    13 Одна дивизия на 10 км Дивизии Одна дивизия на 4 км 33 2,5:1
    157 300 1200 Люди боевого назначения 3085 401 089 2,5:1
    8793 67,6 Пулеметы 103,3 13 430 1,5:1
    997 7,6 Минометы 28,8 3746 3,8:1
    764 5,8 Орудия ПТО и ПА 13,6 1770 2,3:1
    675 5,2 Орудия полевые 76-мм и выше 20,5 2670 4:1
    116 0,8 РС и реактивные установки 5,3 689 6:1
    472 3,6 Танки и самоходные орудия 14 1867 4:1
    328 2,5 Самолеты 15,3 1991 6:1

    В результате произведенных перегруппировок на направлениях главных ударов (в полосах прорывов) было достигнуто решающее превосходство в силах и средствах над противником. Соотношение сил сторон на богушевском и оршанском направлениях показано в таблице 6.

    Таблица 6

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    На богушевском направлении в полосе наступления 5-й армии (участок прорыва 12 км)
    Одна дивизия и три отдельных батальона Одна дивизия на 16 км Дивизии Одна дивизия на 2 км 6
    13 583 1132 Люди боевого назначения 3491 41 895 3:1
    707 59 Пулеметы 139 1667 2,3:1
    98 8,2 Минометы 42,6 511 5,2:1
    84 7 Орудия ПТО и ПА 17 207 2,5:1
    90 7,5 Орудия полевые 76-мм и более 55 662 7,4:1
    36 3 РС и реактивные установки 16 194 5,4:1
    45 3,7 Танки и самоходные орудия 21 251* 5,6:1
    На оршанском направлении в полосе наступления 11-й гвардейской 1-й армии (участок прорыва 15 км)
    Две дивизии, полк и два отдельных батальона Одна дивизия на 10 км Дивизии Одна дивизия на 1,4 км 11
    28 320 1888 Люди боевого назначения 7915 118 729 4,2:1
    1800 120 Пулеметы 274 4107 2,3:1
    218 14,5 Минометы 77,4 1161 5,3:1
    131 12 Орудия ПТО и ПА 32 482 2,7:1
    220 14,6 Орудия полевые 76-мм и более 80 1193 5,4:1
    54 3,6 РС и реактивные установки 24 360 6,6:1
    70 4,7 Танки и самоходные орудия 24,7 371* 5,3:1

    * Танки и самоходные орудия эшелона развития прорыва в расчет не приняты.

    Оперативное построение войск

    Все общевойсковые армии наступали в первом оперативном эшелоне фронта. Второй эшелон составляли подвижные соединения, предназначенные для развития прорыва, достигнутого общевойсковыми соединениями.

    Стрелковые корпуса в армиях были построены в одну линию. При этом в первых эшелонах корпусов наступало: в 39-й армии — пять дивизий, в 5-й армии — также пять дивизий, в 11-й гвардейской армии — четыре дивизии и укрепленный район, в 31-й армии — шесть дивизий. Во вторых эшелонах было соответственно: две, три, четыре и одна дивизия, а всего десять дивизий. Кроме того, командующий 5-й армией имел в своем резерве две дивизии, командующие 11-й гвардейской и 31-й армиями — по одной дивизии.

    Боевой порядок большинства стрелковых дивизий был построен в один эшелон — все полки в линию. Участки прорыва, отведенные для каждой дивизии на ударном направлении, не превышали 1,5–2 км.

    Такое построение позволяло нанести силами первого эшелона мощный и одновременный удар по обороне противника, а наличие сильных вторых эшелонов и резервов давало возможность быстро развить прорыв.

    Подготовка средств управления

    Предвидя, что большое количество подвижных соединений, приданных фронту, предъявит в ходе операции высокие требования к управлению, командование фронтом заблаговременно приняло меры, обеспечивавшие устойчивую связь с войсками.

    К оперативному управлению штаба фронта было прикомандировано в качестве офицеров связи 15 офицеров из резерва. Для работы этой группы было выделено достаточное количество самолетов По-2 и автомашин.

    Во все подвижные соединения были командированы ответственные представители с группой офицеров (два-три офицера из оперативного управления, офицер-разведчик, офицер-танкист и шифровальщик). Каждой группе придавалась радиостанция, поддерживавшая прямую связь со штабом фронта. Как показал опыт, эти радиостанции были основным каналом, по которому поддерживалась связь штаба фронта с подвижными соединениями в ходе операции.

    Штаб фронта и штабы армий подготовились к быстрой передислокации и развертыванию, для чего были оборудованы подвижные узлы связи, состоявшие из нескольких автомашин, на которых были смонтированы центральные телефонные станции, аппаратные СТ-35, «Бодо» и пр. Для гибкости управления войсками и приближения руководства к армиям при командующем фронтом была создана оперативная группа (первый эшелон полевого управления фронта).

    Для обеспечения управления при быстрых темпах наступления в корпусах и дивизиях было обращено внимание на подготовку радио и подвижных средств связи. Командиры корпусов и дивизий имели при себе радиостанции и могли лично по микрофону ставить задачи частям[11].

    За несколько дней до начала операции командующий фронтом, лично выехав в войска, проверил ход подготовки к наступлению и на месте дал указания по исправлению отмеченных им недочетов. В частности, командующему 11-й гвардейской армией было приказано всех командиров корпусов, дивизий и артиллеристов с 14 июня перевести на их наблюдательные пункты, откуда они и должны были руководить всей подготовкой, готовые принять подходившие войска. Артиллерию было приказано развернуть на тщательно замаскированных огневых позициях не далее 5 км от переднего края (включая и самые тяжелые системы), а все штабы подтянуть на расстояние, не превышающее протяжения фронта своего соединения или части.

    Вся подготовка должна была быть закончена к 8 часам 21 июня. В этот день и 22 июня командующие армиями должны были произвести тщательную проверку.

    Обеспечение операции

    Войска фронта получили из резерва Главного командования три артиллерийские дивизии прорыва, одну пушечную дивизию, одну дивизию гвардейских минометов и пять отдельных дивизионов особой и большой мощности. Общее количество артиллерии фронта (вместе с 82- и 120-мм минометами) достигало 5752 ствола. Кроме того, в гвардейских минометных частях насчитывалось до 680 установок. Обеспеченность боеприпасами в войсках составляла от 2,5 до 4 боекомплектов.

    Из танковых войск в составе фронта имелось: в эшелоне прорыва — пять отдельных танковых бригад, шесть отдельных танковых полков, девятнадцать полков и девять дивизионов самоходной артиллерии, что составляло 392 танка и 486 самоходных орудий.

    В эшелоне развития прорыва находились два отдельных корпуса (танковый и механизированный) и танковая армия в составе двух танковых корпусов с общим количеством 766 танков и 223 самоходных орудия.

    Общее количество танков и самоходных орудий во фронте составляло 1867. Обеспеченность горючим была от 2 до 3 заправок.

    Наступление фронта поддерживалось 1-й воздушной армией, имевшей 1991 самолет: из них 894 истребителя, 547 штурмовиков, 473 бомбардировщика, остальные разведчики и корректировщики.

    В инженерном отношении войска фронта были усилены тремя штурмовыми инженерными бригадами, четырьмя инженерно-саперными бригадами и понтонно-мостовой бригадой.

    Такое большое количество средств усиления давало возможность сосредоточить на ударных направлениях подавляющее количество техники, но вместе с тем предъявляло большие требования к организации управления и к службе тыла.

    2-й Белорусский фронт

    Подготовка к наступлению войск 2-го Белорусского фронта началась сразу же после издания директивы Ставки Верховного Главнокомандования от 31 мая 1944 года.

    10 июня Военным советом фронта был утвержден план операции и объявлен командующим армиями и членам военных советов; в этот же день дана директива командующему 49-й армией, а 12 июня — командующим 33-й и 50-й армиями по вопросам перегруппировки сил и подготовки к предстоящей операции.

    Пехота усиленно тренировалась в форсировании водных преград на подручных средствах и в преодолении оборонительных рубежей противника.

    Артиллерийские части уделяли основное внимание отработке вопросов взаимодействия с пехотой и танками. Значительная доля времени отводилась подготовке огневых позиций, разведке целей и согласованию вопросов взаимодействия при прорыве обороны противника.

    Бронетанковые и механизированные войска провели большую работу по обучению экипажей, сколачиванию подразделений, а также по отработке вопросов взаимодействия с пехотой и артиллерией.

    Большое значение в подготовке войск к наступлению Военный совет фронта придавал занятиям с генералами и офицерским составом. На этих занятиях основными вопросами были: рекогносцировка исходного положения для наступления, изучение обороны противника, вывод войск в исходное положение для наступления и к рубежу атаки, усвоение навыков в организации взаимодействия внутри частей и соединений, а также с приданными и поддерживающими средствами усиления; методы восстановления взаимодействия, нарушенного в ходе боя; организация непрерывного управления в бою войсками.

    В штабах соединений и частей также проводились мероприятия, обеспечивавшие успех предстоящих боевых действий (разработка планов, справок, заявок и т. п.), и, кроме того, офицеры штабов повседневно контролировали выполнение войсками требований командования фронта и армий; особенное внимание было обращено на соблюдение скрытности всех проводимых работ.

    Подготовка плацдарма для наступления требовала крупных сил и средств, и оборудованию его уделялось серьезное внимание. Одновременно проводились мероприятия по обеспечению форсирования реки Проня, оборудовались пути подхода к переправам (намеченным мостам и бродам), заготовлялись элементы мостов, подручные материалы для переправы передовых подразделений.

    Устройство тыла

    Было решено распорядительную станцию фронта № 8 иметь в Рославле, а головные отделения основных складов — в Кричеве. В дальнейшем, с выходом армии на линию реки Днепр, распорядительную станцию фронта намечалось переместить в Кричев, а головные отделения основных складов — на станции Ходосы и Веремейки.

    Восстановление железных дорог вести двумя очередями: в первую — Веремейки — Чаусы — Могилев темпом 6 км в сутки и во вторую — Темный Лес — Погодино — Орша — 8 км в сутки.

    Армии базировались:

    — 23-я армия — на железнодорожный участок Кричев I — Темный Лес (с пропуском для 49-й армии четырех пар поездов); армейская база № 28 — станция Ходосы, ее отделения — разъезд 87 км (совместно с 49-й армией) — Темный Лес; в дальнейшем, с выходом армии на рубеж реки Бася, армейская база переносилась в Темный Лес:

    — 49-я армия — на железнодорожный участок Кричев I — Веремейки; армейская база № 30 — станция Осовец — Веремейки, ее отделение — разъезд 87 км (на участке 33-й армии); в дальнейшем с выходом армии на рубеж реки Днепр отделение армейской базы открывалось в районах Хильковичи, Хороший (оба пункта восточнее Могилева 30 км);

    — 50-я армия — на водный участок реки Сож между Кричевом и Пропойском; армейская база № 33 в Пропойске; для правого фланга армии подача производилась летучками на станцию Веремейки; в дальнейшем, с выходом армии на рубеж реки Днепр, отделение армейской базы переносилось в район Чаусы и Кутня (30 км юго-восточнее Могилева).

    В первых числах июня Военным советом фронта были даны указания к 18 июня накопить запасы: в войсках, на грунте и в армейских базах 3 комплекта боеприпасов; 5 заправок горюче-смазочных материалов; продовольствия и фуража — для 49-й армии 20 суточных дач, а для 33-й и 50-й армий по 15 суточных дач.

    К 20 июня подготовительные работы по устройству тыла в основном закончились. Все материальные средства были поданы войскам. Во избежание потерь склады были рассредоточены и запасы на них закопаны в землю.

    Управление

    В период подготовки операции были детально разработаны все мероприятии по организации управления и связи. Были подготовлены узлы связи всех штабов, оборудованы командно-наблюдательные пункты, разработаны и разосланы в войска переговорные таблицы; таблицы радиосигналов, кодировка частей и кодированные карты. На этом этапе, как и в дальнейшем, в управлении войсками широко применялось личное общение командующего фронтом с командующими армиями и командирами корпусов и дивизий, а также выезды в войска офицеров штабов фронта и армий.

    Командный пункт фронта находился в районе Горбатовщина в лесу, в 19 км от линии фронта. Наблюдательный пункт командующего фронтом был оборудован в районе выс. 222, 0 южнее Верба. Кроме того, офицеры оперативного управления находились на наблюдательных пунктах, подготовленных в районе боевых порядков дивизий первого эшелона ударной группы (четыре НП).

    При организации проводной связи учитывалась возможность разрушения противником постоянных линий, в связи с чем планировалось их восстановление и постройка новых. На случай отставания постоянных линий связи предусматривалось широкое использование кабельно-шестовых рот, радиосвязи и подвижных средств (самолеты По-2, автомашины, мотоциклы).

    К началу операции войска фронта были полностью обеспечены основными видами средств связи (имели 3780 радиостанций, 16 570 телефонов, 20 790 км кабеля телефонно-телеграфного однопроводного, две-три заправки элементов к телефонам и батарей к радиостанциям.

    Наличное количество средств связи и хорошо продуманная организация связи вполне обеспечивали надежное управление войсками фронта в предстоящей операции.

    Занятие исходного положения для наступления соединениями и частями ударной группы 2-го Белорусского фронта (49-й армии на направление главного удара) началось в ночь на 21 июня 1944 года. К этому времени войска, намеченные к действиям на направлении главного удара, были постепенно переведены в районы сосредоточении и расположились вокруг м. Рясна в радиусе до 20 км в разграничительных линиях 40-й армии.

    Порядок вывода войск и смены частей был примерно таким же, как и на 1-м Прибалтийском и 3-м Белорусском фронтах.

    Построение войск ударной группы 2-го Белорусского фронта для прорыва имело свои особенности. Оно исходило из требования обеспечить разгром обороны немцев на всю глубину в направлении Рясна, Могилев с одновременным форсированием рек Проня и Днепр.

    В полосе намеченного прорыва шириной 12 км (Халюпы, Каменка) к началу наступления находилось четыре корпуса, имевших по одной дивизии в своем первом эшелоне. Эти дивизии имели свои полки, расположенные рядом. За дивизиями первого эшелона на глубине 3–5 км находилось еще четыре дивизии — вторые эшелоны корпусов, а еще далее, на глубине 7–15 км от фронта, находилось две дивизии, составлявшие третий эшелон. Кроме того, в резерве командующего фронтом оставалось две стрелковые дивизии, которые к началу операции находились на флангах фронта, но с развитием наступления могли быть подтянуты к направлению главного удара.

    В результате произведенной перегруппировки общее соотношение сил в полосе действий фронта к 23 июня было таким, как показано в таблице 7, протяженность линии фронта 172 км.

    Таблица 7

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение наших войск и войск противника
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    10 Одна пд на 17 км Дивизии Одна сд на 8 км 22 2,2:1
    114 000 663 Люди 928 159 600 1,4:1
    4150 24,1 Пулеметы 33 6750 1,4:1
    742 4,3 Минометы 10,6 1818 2,5:1
    693 4 Орудия ПТО 5,6 974 1,4:1
    857 5 Орудия полевые 10,1 1738 2:1
    220 1,3 Танки и самоходные орудия 1,5 251 1,1:1
    350 Самолеты 593 1,7:1

    На направлении же главного удара (на участке в 12 км) соотношение сил (с учетом подхода из резервов противника до двух дивизий) характеризуется в таблице 8.

    Таблица 8

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение наших войск и войск противника
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    3 Одна пд на 4 км Дивизии Одна сд на 1,2 км 10
    34 200 2850 Люди 5710 68 500 2:1
    1245 104 Пулеметы 311 2533 2:1
    225 19 Минометы 68 817 3,6:1
    210 18 Орудия ПТО 43 521 2,5:1
    145 12 Орудия полевые 79 948 6,5:1
    150 13 Танки и самоходные орудия 19 227 1,5:1
    350 Самолеты 45 593 1,7:1

    Прорыв обороны немцев на могилевском направлении и последующее развитие успеха были достигнуты привлечением на направлении главного удара основных сил со всеми средствами усиления; на остальном протяжении фронта (160 км) оставались двенадцать дивизий и укрепленный район (причем из них две дивизии были в резерве командующего фронтом).

    Успех операции обусловлен был также тем, что ударная группа фронта, насыщенная артиллерией, танками, при поддержке авиации, была глубоко эшелонирована.

    1-й Белорусский фронт

    Разведка противника

    Подготовку к наступлению войска 1-го Белорусского фронта начали еще в мае.

    Основное внимание при подготовке штабами и войсковыми соединениями было обращено в первую очередь на тщательное и всестороннее изучение обороны противника. Разведывательная авиация 16-й воздушной армии произвела полную аэрофотосъемку укреплений противника на бобруйском направлении. Полученные фотосхемы немецкой обороны были немедленно перенесены на карты, размножены и разосланы войскам. В результате была вскрыта глубина обороны противника, характер оборонительных сооружений, состояние переправ, расположение его резервов и т. д.

    Напряженно работала и наземная разведка. Разведывательные группы днем и ночью проникали в расположение противника, определяли стыки частей, подступы к переднему краю, характер заграждений, наличие минных полей.

    За период подготовки армиями правого крыла фронта было произведено около 100 ночных и дневных разведывательных поисков, в результате которых было захвачено 84 пленных, важные документы, оружие, произведено большое количество диверсионных актов.

    Наземная разводка вскрыла дополнительно до 30 минометных батарей противника, 124 пулеметные огневые точки, 10 наблюдательных пунктов, 5 бронеколпаков, определила расположение минных полей противника, проволоки и т. д.

    За несколько дней до начала наступления на направлении главного удара штабами армии под руководством опытных работников было организовано непрерывное наблюдение за противником и усиленно проводилась разведка боем. В частности, такой разведкой 22 и 23 июня удалось точно установить, что противник занимает и упорно обороняет первую траншею, не изменив группировки своих сил.

    Маскировка операции

    Одновременно с разведкой наши войска вели работу по маскировке операции, по обеспечению внезапности готовящегося наступления. По указанию штаба фронта в мае и июне войска проводили оборонительные работы, которые в значительной степени отвлекли внимание противника от готовящегося наступления.

    Сосредоточение войск к фронту и перегруппировки производились, как правило, ночью. Днем от фронта к тылу совершались ложные движения танков, артиллерии, пехоты и железнодорожных эшелонов с макетами. Во многих местах готовились ложные переправы, дороги, выставлялись ложные маскировочные сети. Сосредоточиваемые войска переправлялись через реки только ночью, по понтонным мостам, которые с рассветом разводились и тщательно маскировались. На второстепенных участках сосредоточивалось значительное количество артиллерии, которая, произведя несколько огневых налетов по расположению противника, уводилась в тыл, а на местах ложных огневых позиций оставлялись макеты орудий. Только на участке 48-й армии, например южнее Рогачева, в подготовительный период было выставлено более 200 макетов ложных артиллерийских и минометных батарей. Широко имитировалось сосредоточение на второстепенных направлениях танков, самоходных орудий и других средств усиления.

    Наблюдение за скрытным сосредоточением войск осуществлялось штабом фронта. Специально для этого были выделены также офицеры от оперативного управления Генерального штаба Красной Армии. Облетом войск, совершавших перегруппировку, они контролировали маскировочную дисциплину, доносили в Генеральный штаб о результатах наблюдения и немедленно принимали соответствующие меры по отношению к тем частям, которые нарушали установленные меры по скрытному сосредоточению.

    Организация управления

    Большое внимание было обращено на сколачивание штабов всех звеньев и организацию бесперебойного управления войсками. В Штабе фронта и армиях в июне были проведены штабные учения и военные игры на тему «Прорыв обороны противника и обеспечение ввода в бой подвижных соединений».

    В подготовительный период штабы фронта и армий систематически проверяли готовность войск к наступлению. Представители командования, как правило, участвовали во всех тактических учениях войск в поле, проверяли стрелковую подготовку вновь прибывающего пополнения, следили за своевременным подвозом боеприпасов и продовольствия, обеспечивали перегруппировку сил фронта и т. д.

    Для более гибкого управления войсками часть офицеров штаба фронта была постоянно закреплена за армиями, отдельными корпусами и обеспечивала с ними связь.

    План фронтовой операции с целью сохранения полной тайны был написан от руки и хранился в единственном экземпляре. Для нижестоящих штабов были заблаговременно заготовлены оперативные директивы с задачами данного соединения. Эти оперативные директивы были направлены в войска после того, как командующий фронтом лично поставил задачи на наступление командующим армиями. Однако и в этом случае командующим фронтом было указано, что с директивой разрешается ознакомить только начальника штаба и начальника оперативного отдела штаба армии. Остальным исполнителям ставить задачи в пределах выполняемых ими обязанностей.

    Задачи на наступление в письменном виде были поставлены корпусам за пять дней и дивизиям — за три дня до начала наступления. До этого командующие армиями по вопросам подготовки к наступлению обязаны были отдавать только устные распоряжения.

    Специфичным в организации управления войсками 1-го Белорусского фронта было то, что фронт, действуя в лесисто-болотистой местности, был разделен бассейном реки Припять на две самостоятельные части. В связи с этим, кроме основного командного пункта, располагавшегося южнее Припяти, на правом крыле фронта (в районе Дуравичей) был организован вспомогательный пункт управления. Армии, действовавшие в районе Бобруйска, фактически вели наступательные бои самостоятельно и лишь с рубежа реки Западный Буг вошли в тесное взаимодействие с остальными силами фронта.

    Наблюдательные пункты командиров соединений были максимально приближены к войскам. Наблюдательный пункт командира дивизии, например, был оборудован в 500–1000 м от исходного положения для атаки, командира корпуса — в 2 км и командующего армией — в 2,5–3 км. Для удобства наблюдения местами были построены специальные наблюдательные вышки. При командующем армией находилась оперативная группа в составе офицеров оперативного, разведывательного и шифровального отделов.

    Учитывая предстоящее продвижение вперед, в штабах армий были созданы передовые пункты управления во главе с заместителем командующего армией в составе:

    а) оперативной группы офицеров оперативного, разведывательного и шифровального отделов, а также офицеров — представителей штабов артиллерии, бронетанковых и инженерных войск;

    б) узла связи во главе со старшим помощником начальника связи армии.

    К началу операции все телеграфно-телефонные линии связи были капитально отремонтированы. В штабе фронта и в штабах армий были созданы необходимые запасы средств связи, обеспечивавшие организацию бесперебойной связи при передвижениях командных пунктов вперед. Части связи армий были обеспечены имуществом связи на 160–170 %.

    Телеграфная связь фронта со штабами армий поддерживалась по двум каналам: «Бодо» и СТ-35. Основной командный пункт штаба фронта имел телеграфную связь «Бодо» по двум проводам со вспомогательным пунктом управления. Кроме того, основной командный пункт имел прямую телефонную связь но одному проводу с 65-й и 28-й армиями. Вспомогательный пункт управления также имел телефонную связь по двум каналам с 3-й и 48-й армиями и по одному каналу с 65-й и 28-й армиями.

    Лесисто-болотистый характер местности, наличие большого количества рек, протекающих меридионально, предъявляли особые требования к подготовке войск.



    Общая обстановка на правом крыле 1-го Белорусского фронта перед Бобруйской операцией

    Подготовка пехоты

    Пехота в неглубоком тылу на специально отведенных участках систематически обучалась плаванию, преодолению водных преград при помощи подручных средств и без них, наведению штурмовых мостиков, пользованию надувными лодками. Большое внимание при подготовке уделялось тренировке отдельных бойцов и целых подразделений в преодолении заболоченных участков, ориентировании в лесу, движении по азимуту. По тактической подготовке с подразделениями и частями были отработаны «наступление стрелковой роты, батальона и полка в условиях лесисто-болотистой местности» и «наступление пехоты за огневым валом».

    В период подготовки войсками было изготовлено из подручных средств большое количество мокроступов, болотных лыж, волокуш для пулеметов и легкой артиллерии, лодок и пр.

    Подготовка артиллерии

    Материальная часть артиллерии усиления в период подготовки укрыто располагалась в неглубоком тылу. Орудийные расчеты в районах, предназначенных для размещения артиллерии с началом наступления, готовили огневые позиции и отдельными орудиями производили пристрелку. За два дня до начала наступления ночью вся артиллерия была выведена вперед и заняла свои позиции.

    Выводом артиллерии в позиционные районы руководили офицеры штаба артиллерии армии. Артиллерийские офицеры в период подготовки работали совместно с пехотой, изучали поле боя, руководили пристрелкой целей и рубежей, увязывали взаимодействие с общевойсковыми подразделениями и танками.

    Все орудия полковой артиллерии, а также и дивизионной, предназначенные для сопровождения пехоты, были заранее распределены по ротам и батальонам.

    Подготовка танков

    Танкисты в период подготовки основное внимание уделяли изучению обороны противника, главным образом его противотанковой системе. Принимая участие в разведке с общевойсковыми подразделениями и саперами, танкисты установили расположение минных полей противника, заболоченные места, определили наиболее доступные участки для переправы танков через реку и т. д. Проделанные проходы в минных полях незадолго до наступления были четко обозначены. Командиры танковых рот и батальонов с экипажами лично провели рекогносцировки каждого направления и на месте поставили задачи танковым экипажам. Участки, намеченные для переправы танков через реку, обеспечивались большим количеством орудий сопровождения.

    Со всеми экипажами было проведено занятие по вождению танков в ночных условиях, в лесу, по болотам и с преодолением гатей.

    К началу наступления материальная часть танков была приведена в полную боевую готовность. Для преодоления препятствий каждый танк имел на себе фашины, бревна и специальные треугольники для преодоления широких рвов. За каждым подразделением танков и самоходных орудий были закреплены пехота и саперы.

    В составе танковых частей находились представители от поддерживающей артиллерии, имевшие задачу управлять огнем из танков при прорыве. В танковых корпусах, кроме того, находились представители штаба 16-й воздушной армии.

    Подготовка авиации

    Одной из основных задач авиации являлось изучение обороны противника, расположения его артиллерии, резервов и аэродромов. С этой целью в течение июня в воздухе ежедневно находилось до 20 самолетов-разведчиков, которые систематически вели наблюдение за территорией противника и фотографировали расположение его обороны. О результатах этой работы уже было сказано выше. К началу наступления все обнаруженные цели были нанесены на карту и распределены между авиационными соединениями. Для сохранения в тайне направления главного удара воздушная разведка велась на всем фронте.

    Одновременно с разведкой авиация фронта систематически бомбардировала боевые порядки противника и железнодорожные узлы. Особенно сильным ударам с воздуха подверглись железнодорожные узлы Бобруйск, Осиповичи, Слуцк, Ст. Дороги, а также Барановой, Слоним и Волковыск. За два дня до начала наступления наша авиация перенесла свои усилия на передний край обороны противника и огневые позиции артиллерии. Самолеты У-2 каждую ночь систематически сбрасывали бомбы, изнуряя противника.

    В период подготовки к наступлению на оперативных аэродромах находилась лишь часть авиации, необходимая для работы. Основные силы 16-й воздушной армии (во избежание ненужных потерь) располагались на аэродромах, значительно удаленных от фронта, и перебазировались на передовые лишь за два-три дня до начала наступления.

    Инженерная подготовка

    Большую работу проделали саперы. В течение 20 дней июня ими было снято 34 465 противотанковых и противопехотных мин противника, 76 сюрпризов и 132 фугаса. На направлении главного удара наших войск ими было проделано 193 прохода для танков и пехоты. Наведено через реки Друть и Днепр и подготовлено к наведению с началом наступления 42 переправы. Для обеспечения перегруппировки войск и работы тыла саперами в мае и июне было построено 15 переправ грузоподъемностью 60 т каждая, восемь 30-тонных, две 16-тонных и большое количество колейных, жердевых и профилированных дорог. С этой же целью была произведена разгрузка Гомельского узла, непрерывно находившегося под воздействием авиации противника, путем сооружения двух переправ: через реки Сож севернее Гомеля и южнее через Днепр.

    Войска, которым предстояло форсировать большие водные преграды, были снабжены переправочными средствами. Обеспеченность ими армий на 23 июня в штуках показана в таблице 9.

    Таблица 9

    Наименование переправочных средств 48 А 65 А 28 А
    Лодки малые надувные 175 175 151 100
    Лодки ДСЛ 266 116 100 50
    Лодки А-3 113 110 104 75
    Парки УВСА-3 4 4 2 2
    Парки ТМП
    Парки Н-П 5 1
    Парк ДМП-41 1
    Парк НЛП 1 1 1 1
    Парк трофейный типа «В» 4
    Перегруппировка сил

    В соответствии с планом операции была произведена перегруппировка сил, 3-я армия резко сократила свой фронт и левым флангом занимала район севернее Рогачева. В ее состав были включены: 9-й танковый корпус, 23-я зенитная дивизия, две бригады артиллерии большой мощности и ряд артиллерийских полков усиления. Фронт армии составлял 53 км.

    48-я армия увеличила свой фронт на север до 98 км, заняв его до Рогачева включительно.

    65-я армия, ранее оборонявшая совместно с частями укрепленного района полосу от Здудичей до реки Припять, сократила свой фронт к правому флангу почти в три раза и заняла участок в 28 км (Здудичи, Корма).

    Южнее, между 65-й и 61-й армиями, 20 июня была введена 28-я армия, прибывшая из резерва Ставки Верховного Главнокомандования.

    В полосу 65-й и 28-й армий были подтянуты 4-й гвардейский кавалерийский корпус, 1-й гвардейский Донской танковый корпус и 1-й механизированный корпус. Сюда же подошел основными силами и 4-й артиллерийский корпус.

    Днепровская речная флотилии (1-я бригада речных кораблей) 22 июня сосредоточилась на реке Березина, в районе Шацилки[12].

    Соотношение сил

    В результате произведенной перегруппировки и сосредоточения свежих сил из резерва Ставки Верховного Главнокомандования общее соотношение сил к исходу 23 июня было следующим (таблица 10).

    Таблица 10

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение наших войск и войск противника
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    13 Одна пд на 17 км Дивизии Одна сд на 6 км 39 3:1
    156 830 653 Люди 1314 315 346 2:1
    9176 38 Пулеметы 61 14 594 1,6:1
    1010 0,5 Минометы 12,7 3048 3:1
    743 3,1 Орудия ПТО 6,7 1613 2,2:1
    865 3,6 Орудия полевые 11 2647 3:1
    110 0,5 Танки и самоходные орудия 3,7 896 8:1
    350 Самолеты 2033 5,8:1

    Протяженность линии фронта 240 км.


    На направлении главного удара фронта соотношение сил было еще более в нашу пользу (см. таблицу 11).

    Таблица 11

    а) Севернее Рогачева (фронт прорыва 13 км)

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение наших войск и войск противника
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    2 Одна пд на 6,5 км Дивизии Одна сд на 1 км 13 6,5:1
    13 730 1050 Люди 4 505 53563 4,3:1
    271 21 Пулеметы 183 2 382 8,8: 1
    80 6 Минометы 70 908 11,3:1
    50 4 Орудий ПТО 30 387 7,7:1
    74 6 Орудия полевые 65 846 11,4:1
    65 5 Танки и самоходные орудия 31,7 — 412 0,3:1
    Самолеты 1242

    б) Южнее Паричи (фронт прорыва 15 км)

    Противник Силы и средства Наши войска Соотношение наших войск и войск противника
    всего на 1 км фронта на 1 км фронта всего
    1 Одно пд на 15 км Дивизии Одна сд на 1,3–1,4 км 11 11:1
    8900 593 Люди 3 440 51600 6,8:1
    337 22,5 Пулеметы 194,5 2918 8,7:1
    75 Минометы 66,8 1002 13,4: 1
    64 4,3 Орудия ПТО 22,2 333 5,2:1
    74 5 Орудия полевые 108 1623 22:1
    25 1,7 Танки и самоходные орудия 26,3 394 16:1
    Самолеты 791

    Таким образом, из 240 км общего протяжения фронта прорыв обороны противника намечался на участке в 28 км. На направлении главного удара было сосредоточено: пехотных дивизий — 24 (или 62 %), танков и самоходных орудий — 806 (или 90 %), орудий полевых (дивизионной артиллерии, корпусной и РГК) — 2469 (или 93 %), минометов — 1910 (или 63 %).

    Материально-техническое обеспечение

    К началу операции войскам было подвезено 10–15 суточных дач продовольствия и фуража, 4,5 боекомплекта боеприпасов и три заправки горюче-смазочных материалов.

    Для обеспечения бесперебойного снабжения войск продовольствием и боеприпасами в процессе боя фронтом было выделено 1790 автомашин грузоподъемностью 4170 т.

    Санитарное обеспечение

    В ближайшем тылу были развернуты фронтовые госпитальные базы на 5320 коек. Кроме того, имелись резервные базы на 5000 коек. Для эвакуации раненых по железной дороге было оборудовано 12 временных железнодорожных санитарных поездов и одна санлетучка.

    В результате проделанной большой подготовительной работы войска 1-го Белорусского фронта были полностью готовы к наступлению.

    Заключение

    Пока осуществлялись описанные выше мероприятия по подготовке наступления, противник, ожидая начала летних операций, также несколько усилился. Подготовка противника к упорной обороне в Белоруссии нашла свое выражение в следующих мероприятиях:

    1) внутрифронтовая перегруппировка сил для ведения оборонительных операций;

    2) усиление живой силой и техникой наиболее важных, с точки зрения немцев, операционных направлений;

    3) создание оперативных и тактических резервов;

    4) усовершенствование укреплений на переднем крае и создание оборонительных рубежей на наиболее ответственных, с точки зрения противника, направлениях в оперативной глубине;

    5) усиление противотанковой обороны соединений и частей (новые виды вооружения);

    6) вывод некоторых дивизий в резерв на укомплектование и восстановление;

    7) пополнение материальной частью танковых, артиллерийских частей и соединений;

    8) совершенствование системы обороны и тактики оборонительного боя, главным образом ближнего боя;

    9) принятие мер по укреплению морального состояния солдат.

    К северу от Припяти нашим войскам 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов противостояло 50–52 немецкие дивизии, вновь пополненные и укомплектованные. Они опирались на развитую систему оборонительных рубежей. В первой линии находилось до 35 дивизий из числа более крепких и технически оснащенных.

    Во второй линии и в более глубоком резерве немецкое командование имело пять полевых дивизий, десять-двенадцать учебнополевых, резервных и охранных дивизий (несущих охранно-оккупационную службу) и большое количество отдельных полков. С учетом этих войск во второй линии и в тылу находилось до 15–17 дивизий. Однако только пять дивизий (три пехотные, одна танковая, одна моторизованная) были вполне боеспособны и пригодны для активного контрманевра в случае прорыва главной линии немецкой обороны. Прочие части и соединения могли быть использованы лишь для выполнения ограниченных задач. Оперативная плотность обороны составляла около 14 км на одну дивизию. Общая численность немецких войск, противостоявших нашим силам в Белоруссии, была около 1 млн человек, 7000 орудий, 1300 самолетов, несколько сот танков и пр.

    Ставка Верховного Главнокомандования Красной Армии уделяла большое внимание подготовке наступления. Ее представители — Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский — непосредственно на местах контролировали ход работы, направляя ее в соответствии с замыслом Верховного Главнокомандующего, проверяли лично боевую подготовку войск и тут же на месте выправляли обнаруженные недочеты.

    К 22 июня 1944 года была закончена подготовка большой операции стратегического значения в Белоруссии. Была произведена перегруппировка сил и сосредоточены крупные резервы на основных операционных направлениях. Перегруппировались на новые направления или были выдвинуты из резерва Ставки четыре армии (6-я и 11-я гвардейские, 28-я 5-я гвардейская танковая). Белорусское стратегическое направление за период подготовки операции было усилено 25 стрелковыми дивизиями, 8 танковыми и механизированными корпусами, двумя кавалерийскими корпусами, большим количеством артиллерийских соединений РГК авиацией и другими видами боевой техники, а также войсками обеспечения. Крупные запасы боеприпасов, горючего и различных видов снабжения были подвезены на базы и склады для обеспечения готовящегося наступления.

    О подготовке наступления Красной Армии против войск Центральной группы армии немецкому командованию было известно еще в начале июня из различных разведывательных источников, причем оно даже было примерно ориентировано о сроках начала наступления. Однако немецкое командование рассчитывало на действия советских войск в ограниченном масштабе и не допускало возможности нанесения ударов большой силы в Белоруссии, так как предполагало, что главный удар со стороны Красной Армии летом 1944 года последует на юге. Поэтому наше большое летнее наступление в Белоруссии оказалось неожиданным для противника по своей стремительности и размаху действий.

    Глава 3

    Начало наступления советских войск в Белоруссии

    Прорыв немецкой обороны

    Окружение и разгром немецких группировок на флангах

    Успешное наступление в центре

    (Первый этап операции — с 23 по 28 июня)

    Еще накануне генерального наступления наши передовые (разведывательные) подразделения, поддержанные артиллерией и танками, действовали смело и успешно. На ряде участков им удалось вклиниться в неприятельскую оборону.

    С утра 23 июня главные силы 1-го Прибалтийского фронта, 3-го и 2-го Белорусских фронтов после мощной артиллерийской и авиационной подготовки двинулись на штурм неприятельских укреплений на витебском, богушевском, оршанском и могилевском направлениях. На следующий день перешел в решительное наступление 1-й Белорусский фронт на бобруйском направлении.

    Началась одна из величайших операций Отечественной войны, развернувшаяся к северу от Припяти на огромном фронте — около 600 км. В этой наступательной операции приняли участие с нашей стороны пятнадцать армий из состава четырех фронтов, действовавших по единому плану Верховного Главнокомандования.

    Действия войск, заключавшиеся в прорыве укрепленных рубежей противника и развитии достигнутого успеха, в окружении и уничтожении витебской и бобруйский группировок немцев, в нанесении поражения оршанской и могилевской группировкам, преследовали разрешение первых важнейших задач, встававших перед армиями и фронтами на пути к достижению общей цели: разгрома немцев в Белоруссии. В своей совокупности описываемые в третьей главе действия войск составляют первый этап этой большой операции, охватывающий период с 23 по 28 июня.

    Перейдем к последовательному рассмотрению хода боевых действий по фронтам.



    Общий ход Белорусской операции

    Прорыв немецкой обороны войсками 1-го Прибалтийского фронта северо-западнее Витебска и форсирование реки Западная Двина[13]

    Боевые действия разведывательных отрядов

    22 июня в 5 часов после двадцатиминутной артиллерийской подготовки разведывательные отряды (от каждой дивизии по две-три стрелковые роты) начали боевые действия. В ходе боя наибольший успех был достигнут в полосе 22-го гвардейского стрелкового корпуса (6-й гвардейской армии). Уже в 10 часов на правом фланге корпуса разведывательным отрядам удалось овладеть населенными пунктами Савченки, Дворище и на левом фланге проникнуть в траншеи противника.

    Для развития успеха в 10 часов были введены стрелковые батальоны (по одному от каждого полка), которые в течение дня, при поддержке артиллерии и авиации, произвели прорыв главной полосы обороны и к 20 часам вышли на рубеж Савченки, Морги, Плиговки, проникнув на глубину 4–7 км. Разведывательные отряды 23-го гвардейского стрелкового корпуса в течение дня продвинулись на 200–250 м, а на ряде участков овладели первой траншеей. На фронте прорыва 43-й армии разведывательным отрядам удалось овладеть населенным пунктом Медведи и первой траншеей восточнее Заболотников.

    В ночь на 23 июня боевые действия по развитию успеха продолжались. В полосе наступления 6-й гвардейской армии удалось овладеть рядом населенных пунктов, в том числе крупным узлом сопротивления Сиротино. Обозначившийся успех в полосе наступления 22-го гвардейского стрелкового корпуса немедленно был использован. Уже к исходу 22 июня боевые порядки 22-го гвардейского стрелкового корпуса переместились вперед на 4–6 км. Выход 22-го гвардейского корпуса на линию Савченки, Морги, Плиговки создал угрозу левому флангу и тылу 9-го армейского корпуса немцев. Немецкое командование вынуждено было перебросить часть тактических резервов корпуса в район восточнее Оболя. Это обстоятельство в значительной степени способствовало тому, что войскам 6-й гвардейской и правому крылу 43-й армии удалось в первый день общего наступления (23 июня) сравнительно легко прорвать оборону противника на всю ее глубину.

    Прорыв обороны противника и выход войск к реке Западная Двина

    В связи с прорывом тактической глубины обороны немцев в полосе наступления 22-го стрелкового корпуса, захватом некоторых участков траншей на фронте 23-го гвардейского и 1-го стрелковых корпусов, а также вследствие общего ослабления вражеской обороны на фронте прорыва командованием было принято решение внести изменения в план артиллерийского наступления. Эти изменения в основном сводились к следующему.

    В 6-й гвардейской армии, кроме сокращения времени на артиллерийскую подготовку, количество привлекаемой для этой цели артиллерии было уменьшено до 50 %. В 43-й армии, в 1-м стрелковом корпусе, артиллерийское наступление началось с периода сопровождения атаки, а в 60-м стрелковом корпусе — с периода подавления. Последующие боевые действия показали, что изменения, внесенные в намеченный ранее план артиллерийского наступления, соответствовали данной конкретной обстановке и оправдались в ходе боя.



    План Витебской операции


    С утра 23 июня (6-я гвардейская армия — в 6 часов и 43-я армия — часом позже) ударная группировка 1-го Прибалтийского фронта после артиллерийской и авиационной подготовки перешла в наступление. Пехота, поддержанная танками непосредственной поддержки, а также артиллерией и авиацией, прорвала оборону противника на Савченки, Ужлятина (на фронте в 30 км) и стала быстро развивать успех в западном направлении. Противник пытался оказать сопротивление наступающим войскам огнем и контратаками силами от роты до батальона пехоты, поддержанных небольшими группами танков (по 3–8 машин). Особо упорное сопротивление было оказано в районах Ровенец, Добрино, Шумилино. Умелым фланговым маневром частей 1-го стрелкового корпуса 43-й армии при содействии 71-й гвардейской стрелковой дивизии (6-й гвардейской армии) удалось обойти с флангов и тыла сильный узел сопротивления противника Шумилино. После непродолжительного боя наши войска овладели Шумилиным. Противник был частью уничтожен, а частью взят в плен.

    Планом операции намечался ввод в прорыв 1-го танкового корпуса в первый же день боя с рубежа железной дороги Полоцк — Витебск в общем направлении на Бешенковичи. В 10 часов 23 июня танковый корпус тремя маршрутами начал выдвижение с выжидательного района (находившегося в 14–18 км от переднего края) на исходный рубеж. После прошедшего дождя дороги стали труднопроходимы; движение танков вне дорог на болотистой местности было невозможно; поэтому танковый корпус двигался медленно и к наступлению темноты едва достиг рубежа Морги, Паршино, Шумилино. К этому времени наступающая пехота с танками поддержки вела бои за межозерные дефиле западнее и юго-западнее Шумилина. В связи со значительным опозданием выхода танкового корпуса и наличия впереди межозерных дефиле дальнейшее его движение было нецелесообразным.

    Исходя из этого, командующий фронтом в 23.10 23 июня приказал «впредь до выхода пехоты на рубеж Пущевые, озеро Добеевское, Писарево ввод частей 1 тк в прорыв запретить». Ввод танкового корпуса командующим фронта разрешался только после преодоления пехотой межозерных дефиле северо-восточнее озера Добеевское.

    К исходу дня войска 6-й гвардейской и правого фланга 43-й армий, развивая стремительное наступление, отразили 19 контратак противника, преодолели межозерные дефиле севернее озера Добеевское, вышли на рубеж Савченки, Ровенец, Пущевые, озеро Добеевское, Ладошки, Ужлятина. Наибольший успех в этот день обозначился на смежных флангах 6-й гвардейской и 43-й армий. 23-й гвардейский и 1-й стрелковые корпуса продвинулись до 16 км. На правом фланге армии 22-й гвардейский корпус, преодолевая упорное сопротивление подошедших накануне тактических резервов противника, продвинулся на расстояние от 2 до 7 км. Во второй половине дня 23 июня в стык между 22-м и 23-м гвардейскими стрелковыми корпусами была введена в бой 29-я стрелковая дивизия (103-го стрелкового корпуса); 270-я стрелковая дивизия того же корпуса двигалась по боевым порядкам 29-й стрелковой дивизии. 2-й гвардейский стрелковый корпус к исходу дня сосредоточился в районе Паршино, Галены, Черницы.

    Облачность и переменный дождь ограничивали боевые действия 3-й воздушной армии. В течение дня наша авиация произвела 746 самолето-вылетов[14], из них 435 — на штурмовку боевых порядков противника. Авиация противника в этот день производила лишь разведывательные полеты одиночными самолетами.

    Таким образом, уже в первый день операции ударной группе фронта удалось достигнуть крупных тактических успехов[15]. 9-й армейский корпус немцев (252-я и 56-я пехотные дивизии) потерпел поражение, части его бросали боевую технику и поспешно отходили на западный и южный берега Западной Двины. Немецкое командование стремилось силами этих отходящих частей и подброшенных резервов занять оборону в районе Оболь и на реке Западная Двина, чтобы не допустить дальнейшего расширения прорыва. С целью воспрепятствовать занятию обороны немцами по реке Западная Двина и с ходу захватить плацдармы на западном берегу реки командование фронта приняло решение выдвинуть вперед сильные передовые отряды, посаженные на автотранспорт и усиленные танками.

    24 июня наступление 1-го Прибалтийского фронта развивалось в прежнем темпе. Наши войска в течение дня отразили до 27 контратак, предпринятых противником силами от роты до батальона, расширили прорыв до 90 км по фронту и продвинулись в глубину на 15–20 км. К исходу дня 6-я гвардейская армия, преодолевая сопротивление противника, правым своим флангом (22-й гвардейский стрелковый корпус) продвинулась на 2–3 км, центром и левым флангом (103-й и 23-й гвардейский стрелковые корпуса) вышла к Западной Двине. Передовые отряды армии с ходу форсировали Западную Двину и захватили небольшие плацдармы на западном берегу реки в районах Лабейки, Церковище, Быстрая (восточнее Церковища): 2-й гвардейский корпус, продвигаясь за боевыми порядками 23-го гвардейского корпуса, к исходу дня сосредоточился в районе Ковалевщина, Новики, Вишневка[16].

    43-я армия, продолжая наступление в юго-западном направлении, к исходу дня вышла на северный берег Западной Двины на фронте от Новки до Шарылино. Части 1-го стрелкового корпуса захватили небольшие плацдармы на южном берегу Западной Двины в районах Мильковичи, Шарылино, Заборье.

    На левом фланге 43-й армии части 92-го стрелкового корпуса во второй половине дня 24 июня удалось прорвать оборону немцев на фронте Сквиря, Храповичи и к исходу дня выйти на линию Рубины, Касалапинки, Талыново (8 км севернее Витебска). На правом фланге прорыва 4-я ударная армия успеха не имела. Частям 360-й стрелковой дивизии в течение дня удалось лишь незначительно вклиниться в оборону противника в районе Ровное и южнее.

    1-й танковый корпус, как указывалось выше, предполагалось ввести в бой после преодоления пехотой межозерных дефиле северо-восточнее озера Добеевское с утра 24 июня. В 8 часов утра части корпуса начали движение с рубежа Морги, Паршино, Шумилино. Движение танков происходило в весьма трудных условиях: немногочисленные дороги после дождей стали труднопроходимыми, а движение танковых колонн по лесисто-болотистой местности вне дорог не представлялось возможным. К этому следует также добавить, что почти все мосты на дорогах были противником сожжены, ремонт их проходил со значительным опозданием, служба регулирования была не налажена.

    В этой обстановке, когда первые эшелоны 6-й гвардейской и 43-й армии, стремительно развивая наступление, подходили к реке Западная Двина, за ними двинулись боевые обозы наступавших войск, вторые эшелоны, артиллерия, танки, понтонные части. В результате большого и недостаточно организованного движения дороги оказались чрезвычайно забиты, образовались многочисленные пробки. Стоило много труда, чтобы устранить их и пропустить вперед танки, артиллерию и понтонные парки. К исходу дня части танкового корпуса вышли к Западной Двине в район восточнее Узречья, и начали подготовку к форсированию реки[17].

    Улучшение погоды 24 июня позволило значительно активизировать нашу авиацию. В течение дня 3-я воздушная армия произвела 1127 самолето-вылетов. Авиация противника в этот день сделала всего лишь до 50 самолето-пролетов.

    Таким образом, за два дня наступления 6-я гвардейская и 43-я армии расширили прорыв до 90 км по фронту и продвинулись в глубину от 25 до 30 км, захватили плацдармы на левом берегу Западной Двины, а также освободили свыше 500 населенных пунктов. К исходу второго дня наступления успешными действиями 60-го стрелкового корпуса (43-й армии) и 5-го гвардейского корпуса (39-й армии) удалось выйти на тылы витебской группировки противника.

    Немецкое командование, стремясь предотвратить катастрофу, нависшую над витебской группировкой, остановить наше наступление на обольско-полоцком направлении, а также не допустить форсирования нашими войсками Западной Двины, начало спешно подтягивать резервы. На полоцкое направление перебрасывались снятые с идрицкого направления 81-я и 290-я пехотные дивизии; на рубеж реки Западная Двина и севернее подтягивались 201-я и 221-я охранные дивизии, а также многочисленные саперно-строительные, охранные, штрафные и другие специальные части. Кроме того, из Пскова подтягивалась 212-я пехотная дивизия.

    Форсирование реки Западная Двина и расширение захваченных плацдармов

    Войска, действовавшие на смежных флангах 6-й гвардейской и 43-й армии, не ожидая подхода табельных переправочных средств, немедленно приступили к форсированию Западной Двины и расширению захваченных плацдармов. Для переправы пехоты и легкого оружия использовались собранные и подготовленные непосредственно на месте различные материалы. Полковая, дивизионная артиллерия, а также часть истребительно-противотанковых артиллерийских полков и легких пушечных артиллерийских бригад были переправлены на подручных средствах (плотах), подготовленных самими артиллерийскими частями.

    25 июня части 23-го гвардейского стрелкового корпуса, отражая контратаки и преодолевая упорное сопротивление противника, продолжали переправлять войска и технику на противоположный берег реки и расширять захваченные плацдармы.

    Немецкое командование, стремясь во что бы то ни стало задержать наступление наших войск на Западной Двине, подтягивало к реке наспех собранные саперно-строительные, охранные и другие специальные части и подразделения. Находившиеся на плацдармах части корпуса подвергались многократным контратакам противника.

    Большую роль в отражении контратак противника сыграла полковая артиллерия, переправленная совместно с пехотой на подручных средствах, а также пушечные батареи дивизионной и часть истребительно-противотанковой артиллерии. Эта артиллерия была использована для стрельбы прямой наводкой.

    Весь день 25 июня части корпуса продолжали переправу пехоты и боевой техники на подручных средствах. Попытка форсировать реку на участке 51-й гвардейской дивизии успеха не имела. Здесь немцам удалось прочно закрепиться на южном берегу Западной Двины. Не удалось расширить захваченный накануне плацдарм и подразделениям 71-й гвардейской дивизии.

    В связи с этим командир корпуса решил переправлять части 51-й и 71-й гвардейских стрелковых дивизий в полосе 67-й дивизии. Последующий ход боевых действий показал, что это решение в данной обстановке было наиболее целесообразным. Корпусу удалось в этом районе не только форсировать Западную Двину, но и значительно расширить захваченный накануне плацдарм.

    При форсировании реки особые трудности возникли в связи с переправой артиллерии и танков. Понтонные парки отстали, обрывистые берега реки затрудняли устройство паромов. Однако эти трудности были преодолены, и к исходу дня 25 июня были наведены понтонные переправы, после чего переброска артиллерии и танков значительно ускорилась. Переправа материальной части артиллерии была организована с таким расчетом, чтобы одна треть ее переправлялась, а две трети своим огнем обеспечивали действия войск на противоположном берегу. Переправившаяся артиллерия немедленно занимала огневые позиции в боевых порядках пехоты и поддерживала ее действия огнем и колесами, а также обеспечивала противотанковую оборону захваченных плацдармов.

    Бои за расширение плацдармов приняли ожесточенный характер. Противник в течение всего дня производил непрерывные контратаки. Так, в 14 часов из района севернее Бешенковичей батальон пехоты немцев при поддержке 30 танков контратаковал части 71-й гвардейской стрелковой дивизии. Атака противника была отражена с большими для него потерями.

    В 10.20 противник силами до двух батальонов при поддержке танков контратаковал части 67-й гвардейской стрелковой дивизии. Но и эта контратака была отражена. Особую активность противник проявлял западнее Лабейков. 199-й гвардейский стрелковый полк, захвативший плацдарм в этом районе, в течение дня отразил девять контратак пехоты и танков противника. В ходе последующих боев полк был оттеснен на восточный берег реки в районе Лабейки.

    На основном плацдарме части 23-го гвардейского стрелкового корпуса отражали яростные контратаки противника. К исходу дня 25 июня двумя дивизиями корпус вышел на рубеж Затишье, Свеча, Жеребиково. 71-й гвардейской стрелковой дивизии во взаимодействии с частями введенной 46-й гвардейской дивизии (2-й гвардейский стрелковый корпус), 44-й мотострелковой бригады, а также частям 1-го стрелкового корпуса (43-й армии) удалось к исходу дня 25 июня овладеть городом Бешенковичи. На фронте 270-й стрелковой дивизии (103-й стрелковый корпус) не удалось с ходу захватить плацдарм. Поэтому день 25 июня был потрачен на подготовку войск, переправочных средств для форсирования, а также на подтягивание отставшей артиллерии.

    После выхода войск ударной группы 43-й армии к Западной Двине и захвата плацдармов на ее южном берегу перед соединениями армии возникли неотложные задачи: завершить совместно с войсками 39-й армии окружение витебской группировки противника, а также расширить и закрепить захваченные плацдармы на южном берегу. В ходе развернувшихся боев в ночь на 24 июня, а также в течение дня 25 июня войсками армии обе указанные задачи были решены успешно.

    Соединения ударной группы 43-й армии, не ожидая подхода табельных средств, также немедленно приступили к форсированию Западной Двины на подручных средствах.

    На подручных средствах удалось, кроме пехоты, переправить и значительную часть легкой артиллерии. Остальная артиллерия и танки, пока паромные и мостовые переправы не были готовы, прикрывали своим огнем форсирование реки пехотой. С подходом к реке парков Н2П и НЛП началась сборка мостовых 30-тонных паромов (из Н2П) и 16-тонных паромов (из НЛП). По мере готовности этих паромов и ввода их в линию моста по ним немедленно переправлялись пехота и артиллерия.

    В 15 часов 25 июня в районе Шарылино была построена переправа для танков. В этот же день была переправлена на южный берег реки часть танков 10-й гвардейской танковой бригады. Подразделения танковой бригады получили задачу быть в готовности к отражению возможных контратак противника юго-восточнее Гнездиловичей.

    Продолжая переправлять живую силу и технику через реку, части 1-го стрелкового корпуса расширили захваченные накануне плацдармы на южном берегу. К исходу дня 25 июня корпус двумя стрелковыми дивизиями (306-й и 179-й) вышел на рубеж Бешенковичи, Загрядье, Берешовцы. 357-я стрелковая дивизия (второй эшелон корпуса) находилась в районе лесов севернее Бокишево.

    В боях за расширение плацдармов частям корпуса пришлось отразить неоднократные контратаки противника. В расширении и закреплении плацдармов, а также в отражении контратак значительную роль сыграла своевременная переправа на южный берег реки артиллерии и минометов стрелковых полков.

    В этот день в полосе наступления 60-го стрелкового корпуса 334-й стрелковой дивизии удалось также форсировать Западную Двину и к исходу 25 июня выйти на рубеж Гнездиловичи, восточная опушки леса севернее Теребетовки. В районе Гнездиловичей части корпуса соединились с 5-м гвардейским корпусом 39-й армии. 235-я стрелковая дивизия 60-го стрелкового корпуса, развивая наступление в северо-восточном направлении, к исходу дня вела бои севернее Стар. Села. Части 92-го стрелкового корпуса, преследуя отходящего противника, вели бои западнее Витебска[18].

    Хуже обстояло дело с переправой через реку танков и тяжелой артиллерии. Понтонные части, недостаточно обеспеченные транспортом и затертые двигавшимися к реке танками и артиллерией, 24 и 25 июня значительно отстали. Командованию пришлось сделать большие усилия, чтобы собрать на ходу транспортные средства и подтянуть парки к реке. Для этой цели частично пришлось изъять транспорт из состава танкового корпуса. В первой половине дня 25 июня в районах Улла, Узречье, Бешенковичи были построены паромы грузоподъемностью 30–60 т. Переправа танкового корпуса на противоположный берег реки по этим паромам началась лишь в 16 часов 25 июня и продолжалась до 17 часов 26 июня.

    После овладения и закрепления плацдармов на западном и южном берегах Западной Двины, а также завершения окружения витебской группировки противника командующий фронтом поставил армиям следующие задачи:

    • 6-й гвардейской армии — с рассветом 26 июня ускорить наступление на Камень и к исходу дня главными силами овладеть рубежом Макаровщина, Пристои;

    • 43-й армии, продолжая совместно с 39-й армией уничтожать витебскую группировку противника, силами не менее трех-четырех дивизий со средствами усиления развивать наступление на южном берегу Западной Двины в общем направлении на Макаровичи, Бояры, Пристои и к исходу 26 июня выйти на рубеж Подрезы, Мал. Ведрень.

    26 июня войска ударной группы фронта, преодолевая упорное сопротивление противника, форсировали реки Свечанка, Улла и продвинулись на расстояние от 10 до 20 км. Противник остатками разбитых дивизий, а также вводом в бой части новых дивизий (290-й пехотной и 221-й охранной) оказывал ожесточенное сопротивление продвижению наших войск на фронте Оболь, Улла, Бочейково. В течение дня было отражено до 30 контратак, каждая силами от батальона до полка пехоты при поддержке 10–12 танков. Авиация противника, как и в предыдущие дни, активности не проявляла; в течение дня было произведено около 30 самолето-пролетов.

    6-я гвардейская армия 26 июня продолжала наступление, форсируя реки Западная Двина, Улла и Свечанка. 270-я стрелковая дивизия 103-го стрелкового корпуса с утра приступила к форсированию Западной Двины. К 9 часам удалось переправить основные части дивизии на противоположный берег реки и овладеть Уллой. К исходу дня дивизия с ходу форсировала реку Улла и вышла на рубеж Коранева, Бортники. 154-я стрелковая дивизия, прибывшая из резерва фронта, вошла в состав 103-го стрелкового корпуса.

    23-й гвардейский стрелковый корпус с ходу форсировал реку Улла и выдвинулся на линию Бортники, Заручевье. 2-й гвардейский стрелковый корпус, введенный в бой с утра 26 июня, совместно с частями 1-го танкового корпуса овладел крупным опорным пунктом немцев Бочейково и к исходу дня вышел на рубеж Долосцы, Бочейково, Подрезы.

    43-я армия, продолжая правым флангом развивать наступление на лепельском направлении, частью сил во взаимодействии с 39-й армией (3-го Белорусского фронта) уничтожала окруженную витебскую группировку противника.

    В этот день обозначился небольшой успех на левом фланге 4-й ударной армии. 360-й стрелковой дивизии после неудачных атак в предыдущие дни удалось вклиниться в оборону противника и овладеть населенным пунктом Ровное[19].

    Таким образом, войска 1-го Прибалтийского фронта в течение 25 и 26 июня успешно решили сложную задачу по форсированию такой крупной водной преграды, как Западная Двина (шириной 150–170 м), а также менее значительных рек — Улла и Свечанка — и создали плацдарм глубиной до 18 км.

    Развитие наступления на лепельском направлении

    В течение 27 и 28 июня войска 1-го Прибалтийского фронта развивали наступление в западном направлении. Противник, продолжая отход, оказывал сильное огневое сопротивление, особенно в районе Оболь и в межозерных дефиле северо-западнее Бочейково. 4-я ударная армия своим левым флангом (119-я и 360 стрелковые дивизии), преодолевая сопротивление противника, к исходу 27 июня вышла на линию Липники, Шалошинио. С целью создания ударной группировки на левом фланге армии для последующего наступления на Полоцк командование 4-й ударной армии в течение 28 июня производило перегруппировку. В этот день в состав армии вошел 100-й стрелковый корпус (21-я гвардейская, 28-я и 200-я стрелковые дивизии). Корпус к исходу дня начал сосредоточиваться в районе Глухая, Зальхова, Гороватка.

    22-й гвардейский стрелковый корпус с 26 июня поступил в непосредственное подчинение командования фронта. 27 июня частям корпуса удалось овладеть крупным опорным пунктом противника Оболь.

    6-я гвардейская армия, преодолевая с боями межозерные дефиле севернее Камня, к исходу 28 июня вела бой на рубеже Ушалы, Убойна, Кисели, Рыбаки, Заозерье, Щербенки, Вашково.

    Войска 43-й армии, развивая наступление, при содействии одной танковой бригады из группы генерала Осликовского (3-го Белорусского фронта) 28 июня штурмом овладели важным опорным пунктом и узлом шоссейных дорог — городом Лепель. 179-я стрелковая дивизия, завершив ликвидацию отдельных групп противника восточнее Стародворцев, к этому времени находилась на линии Пожарище, Городец, Черногостье. 60-й и 92-й стрелковые корпуса после ликвидации совместно с 39-й армией витебской группировки противника совершали марш в направлении на Лепель. 60-й стрелковый корпус во время марша был привлечен для ликвидации группы немцев под командованием генерала Писториуса, вырвавшейся из окружения.

    В течение 28 июня 1-й танковый корпус после переправы через реку Улла частью сил совместно с войсками 2-го гвардейского корпуса овладел сильным опорным пунктом противника Камень.


    Боевые действия механизированных частей 39-й армии в ходе Витебской операции с 23 по 28 июня


    Таким образом, в течение шести дней 1-й Прибалтийский фронт под командованием генерала армии Баграмяна успешно решил задачу, поставленную Верховным Главнокомандующим. Ударная группировка фронта в этот период прорвала оборону противника, уничтожила совместно с войсками 3-го Белорусского фронта его витебскую группировку, форсировала реки Западная Двина, Свечанка, Улла и, продвинувшись левым крылом более чем на 80 км, заняла крупные опорные пункты врага — Бешенковичи, Лепель. За это время войска 1-го Прибалтийского фронта уничтожили свыше 25 000 солдат и офицеров противника и много боевой техники, в том числе 322 орудия, 1026 автомашин, 51 самолет; кроме того, нашими войсками захвачено в плен более 5000 солдат и офицеров противника, 474 орудия, 1093 пулемета, 1424 автомашины[20].

    На этом этапе операции особо отличились войска 6-й гвардейской армии под командованием генерал-полковника Чистякова и войска 43-й армии под командованием генерал-лейтенанта Белобородова, которые блестяще выполнили поставленные им задачи.

    1-й танковый корпус не смог вырваться на оперативный простор. На протяжении шести суток он двигался за боевыми порядками пехоты, задерживался на переправах, загромождая дороги, и в результате не дал того, на что можно было рассчитывать при лучшем его использовании. Пример действий танкового корпуса в первом этапе операции также наглядно показывает, к каким последствиям приводит недостаточное инженерное обеспечение танков при движении по плохим дорогам и в предвидении форсирования рек.

    Прорыв немецкой обороны войсками 3-го Белорусского фронта

    Разгром витебской и оршанской группировок противника

    Выход наших войск к реке Березина

    Прорыв обороны противника на богушевском, витебском и оршанском направлениях

    Общее наступление войск 3-го Белорусского фронта было назначено на утро 23 июня. Но еще 22 июня во второй половине дня передовые батальоны дивизий первого эшелона 5-й армии при поддержке мощного артиллерийского огня перешли в наступление с задачей захватить и закрепить за собой первую линию траншей противника и вскрыть тактическую глубину его обороны.

    Внезапным и согласованным ударом передовые батальоны 5-й армии ворвались в первую траншею немцев, захватили ее и, развивая успех, углубились на 2–4 км. При этом на направлении главного удара армии передовые батальоны 72-го и 65-го стрелковых корпусов преодолели не только первую траншею со всеми заграждениями, расставленными перед ней, но и захватили вторую и третью траншеи. Противник контратаками пехотных групп, усиленных танками, пытался восстановить положение, но успеха не имел. Отбивая контратаки, передовые батальоны 5-й армии нанесли поражение 550-му штрафному батальону немцев, двум полкам 299-й пехотной дивизии, захватили пленных из состава этих частей и удержали захваченные позиции.

    Одновременно передовые батальоны 11-й гвардейской армии, наступавшие по обеим сторонам минской автострады, ворвались в первые траншеи 78-й штурмовой немецкой пехотной дивизии в районах 1,5 км северо-восточнее Остров-Юрьева, Киреева, но, встретив сильное сопротивление и мощные, глубоко развитые заграждения, далее продвинуться не смогли. Передовые батальоны 31-й армии пытались ворваться в немецкие траншеи северо-западнее Горманы и южнее Загваздино, но под воздействием сильного артиллерийского и минометного огня, а также ожесточенных контратак принуждены были отойти в исходное положение.

    Бой передовых батальонов показал, что наиболее слабой оборона немцев была на богушевском направлении. Все пять передовых батальонов 5-й армии, действовавших на фронте в 18 км, имели здесь успех. Она не только нарушили оборонительную систему противника на переднем крае, но, вклинившись в глубину, захватили на ряде участков плацдармы на южном берегу реки Суходровка, обеспечив выгодное исходное положение для наступления главных сил армии[21]. Воспользовавшись успехом передовых батальонов, инженерные части 5-й армии в ночь на 23 июня построили три 60-тонных моста через реку Суходровка для переправы тяжелых танков и артиллерии и три моста для автотранспорта.

    Эти бои имели и другое значение. Противник, приняв действия передовых батальонов за начало общего наступления наших войск, уже 22-го израсходовал часть своих ближайших резервов. В полосе 5-й армии он ввел в бой не только дивизионные резервы, но и части 14-й пехотной дивизии, составлявшей резерв 6-го армейского корпуса. В результате у него не оказалось на этом направлении поблизости достаточно свежих сил, которыми он мог бы парировать удар главных сил 5-й армии в последующие дни.

    23 июня наступление наших войск началось мощной артиллерийской подготовкой по всему фронту. Артиллерийская подготовка проводилась по следующему графику: первые 5 минут — огневой налет всей артиллерии, затем 105 минут — период разрушения оборонительных сооружений противника прицельным огнем и контроль пристрелки, вслед за этим 20 минут — разрушение огнем орудий прямой наводки и, наконец, 40 минут — подавление переднего края и ближайшей глубины. Чтобы избежать разрыва между концом артиллерийской подготовки и началом атаки, огонь артиллерии только за три минуты перед атакой начал постепенно переноситься («сползать») на следующий рубеж, причем темп его не снижался. В то же время пехота была подведена непосредственно к разрывам своих снарядов.

    В 5-й армии ввиду успешных действий передовых батальонов, захвативших накануне первые три линии траншей противника, артиллерийское наступление было в ночь на 23 июня перепланировано. Вследствие того что ряд огневых задач на переднем крае немецкой обороны отпал, первые два периода (артиллерийская подготовка и артиллерийская поддержка атаки пехоты) были перемещены в пространстве, огонь артиллерии был сдвинут в глубину обороны противника.

    За 15 минут до начала атаки, несмотря на низкую облачность и начавшийся дождь, наша авиация восемнадцатью Ил-2 нанесла бомбардировочно-штурмовой удар по штабу 78-й штурмовой немецкой пехотной дивизии. В результате удара в районе расположения немецкого штаба начались пожары. Одновременно 160 бомбардировщиков Пе-2 подвергли бомбардировке район Остров-Юрьев, Ласырыцики, Заволны, Лобаны перед фронтом 11-й гвардейской армии. За 5 минут до атаки пехоты наши штурмовики начали действовать но уничтожению артиллерийских, минометных батарей противника и его живой силы на поле боя. Немецкие истребители группами в 4–6 машин пытались противодействовать ударам наших летчиков, но успеха не имели. Господство в воздухе прочно удерживалось 1-й воздушной армией.

    В 9 часов началась атака пехоты и танков по всему фронту. 39-я армия генерал-лейтенанта Людникова, нанося главный удар левым флангом силами 5-го гвардейского стрелкового корпуса, прорвала оборону немцев на фронте Макарова, Языково протяжением в 6 км, сломала сопротивление оборонявшегося здесь 347-го полка 197-й пехотной дивизии немцев и форсировала реку Лучеса на участке южнее Перевоза. Развивая успех в западном направлении, 5-й гвардейский стрелковый корпус в первый же день наступления перерезал железную дорогу Витебск — Орша в районе станции Замосточье и к исходу дня вышел главными силами на рубеж Тишково, Ляденки, продвинувшись на глубину 12–13 км. В ходе боя корпус нанес поражение 197-й немецкой пехотной дивизии, отбросив остатки ее к озеру Скрыблово. Противник пытался остановить стремительное продвижение левофланговых частей 39-й армии силами подошедшего на помощь витебской группировке 280-го полка 95-й пехотной дивизии, но успеха не имел. Этот полк со значительными потерями также был отброшен на запад.

    На 24 июня командующий 39-й армией приказал 5-му гвардейскому стрелковому корпусу к утру перерезать передовыми батальонами дорогу Витебск — Мошканы и быть готовым к наступлению в общем направлении на Островно. Для развития достигнутого успеха командующий армией решил ввести из-за флангов 5-го гвардейского стрелкового корпуса свой резерв с задачей нанести удар 164-й стрелковой дивизией в направлении на Добрино и 251-й стрелковой дивизией — на Задорожье.

    Одновременно командиру 84-го стрелкового корпуса было приказано сосредоточить 158-ю стрелковую дивизию в районе Аржалова и в ночь на 24 июня нанести удар по Витебску с востока с задачей овладеть городом[22].

    5-я армия генерал-лейтенанта Крылова наносила главный удар своим правым флангом силами 72-го и 65-го стрелковых корпусов. Развивая успех, достигнутый накануне передовыми батальонами, войска армии прорвали оборону немцев на участке Кузменцы, Осетки, нанесли поражение противостоящим частям 299-й пехотной дивизии противника и к исходу дня вышли на фронт Савченки, Понизовье, Бол. Калиновичи, Бостон, продвинувшись на глубину до 10 км и расширив прорыв по фронту до 35 км. На правом фланге части армии форсировали Лучесу и перерезали западнее Савченки железную дорогу Витебск — Орша. Одновременно передовые батальоны армии, действовавшие в Центре, также форсировали Лучесу на нескольких участках.

    11-я гвардейская армия генерал-лейтенанта Галицкого взломала оборону противника на участках озеро Зеленское, Остров-Юрьев, Кириева и, преодолевая упорное сопротивление немцев, продвинулась на глубину от 2 до 8 км. Наибольшего успеха достигли правофланговые части армии южнее озеро Зеленское. Здесь батальоны 152-го укрепленного района и 11-й гвардейской стрелковой дивизии, искусно действуя в лесисто-болотистой местности, значительно продвинулись вперед. В то же время на левом фланге, в полосе Минской автострады, наступление наших войск сильно задерживалось упорным сопротивлением противника и глубоко эшелонированной обороной[23].

    31-я армия генерал-лейтенанта Глаголева вклинилась своим правым флангом на глубину до 3 км и к исходу дня вела бой с контратакующими пехотой и танками противника юго-западнее Кириева, северо-восточное Загваздино. Против наступающих частей 31-й армии немцы выдвинули из резерва до двух полков пехоты с танками и артиллерией (из состава 260-й пехотной и 286-й охранной дивизий).

    Действия нашей авиации затруднялись неблагоприятными метеорологическими условиями. Но все же она блокировала аэродромы противника, провела 28 воздушных боев, в результате которых было сбито 15 немецких самолетов. Во второй половине дня был произведен массированный бомбардировочный удар 162 бомбардировщиками Пе-2 по расположению противника в полосе наступления 11-й гвардейской армии. Всего за день боя авиация фронта произвела 1769 самолето-вылетов, полностью удерживая за собой господство в воздухе.


    Прорыв 11-й гвардейской армией 3-го Белорусского фронта обороны противника северо-западнее Орши 23–24 июня


    В итоге первого дня наступления наибольший успех был достигнут на правом крыле фронта. Здесь войска 39-й и 5-й армий прорвали оборону немцев на глубину до 10–13 км и расширили прорыв до 30 км.

    Войска, действовавшие в центре и на левом крыле, натолкнувшись на более упорное сопротивление и глубоко развитые оборонительные сооружения, вклинились в оборону противника на отдельных участках на фронте до 20 км, но полностью преодолеть ее не смогли[24].

    24 июня 39-я армия, развивая достигнутый успех, своим левым флангом вышла с боями в район Островно, перерезав пути отхода немцам из Витебска на юго-запад. В то же время части 84-го стрелкового корпуса, действовавшие на правом фланге, подошли непосредственно к восточной окраине города. Противник, стремясь не допустить окружения, оказывал упорное сопротивление на подступах к Витебску и юго-западнее его.

    5-я армия, преодолевая сопротивление остатков 299-й, 250-й и вновь введенных противником частей 95-й и 14-й пехотных дивизий, продвинулась на 10–14 км. В 21 час ее 144-я и 215-я стрелковые дивизии, выдвинутые из второго эшелона, после массированного налета 270 наших бомбардировщиков и штурмовиков стремительным ударом с севера прорвали три линии траншей и штурмом овладели Богушевском, захватив при этом 24 немецких орудия. Продолжая теснить разбитого противника, части армии к исходу дня вели бой на рубеже Госмира, Замощье, Чудня, западнее и юго-западнее Богушевска, озеро Серокоротня.

    11-я гвардейская армия, используя успех, достигнутый накануне ее правым флангом, овладела во взаимодействии с левофланговыми частями 5-й армии районным центром Бобиновичи и разгромила в лесах южнее этого населенного пункта 480-й полк 260-й пехотной дивизии, 215-й полк и штурмовой батальон 78-й штурмовой пехотной дивизии.

    К исходу дня войска 11-й гвардейской армии расширили прорыв до 30 км и продвинулись на правом фланге на глубину 14 км, выйдя на фронт Лапицкие, Левадничи, Орехи-Выдрица. На левом фланге наступление развивалось менее успешно. Здесь части армии продвинулись всего на 4–6 км, достигнув рубежа севернее Шалашино и станции Осиповка (на железной дороге Красное — Орша)[25].

    Ввиду того, что продвижение левофланговых частей 11-й гвардейской армии развивалось медленно и в течение 24 июня условий для ввода в прорыв подвижных соединений здесь создано не было, 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус в ночь на 25 июня был перегруппирован к северу от Минской автострады[26].

    31-я армии, продолжая отбивать ожесточенные контратаки противника, продвинулась незначительно.

    В связи с успехом, достигнутым 5-й армией, в полосе ее наступления была введена конно-механизированная группа, которая уже вечером 24 июня пересекла железную дорогу Витебск — Орша на участке Лучковское, Богушевск, выбросив передовые отряды на линию Мошканы, Чудня, западнее Богушевска.

    В течение 25 июня войска фронта продолжали успешно развивать наступление. Левофланговые соединения 39-й армии вышли на южный берег Западной Двины в районе Дорогокупово, Гнездиловичи и соединились с войсками 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, замкнув кольцо окружения витебской группировки немцев. Одновременно части, действовавшие в центре армии, решительной атакой овладели восточным сектором и центром Витебска. Противник, пытаясь прорваться на запад и юго-запад, предпринял до 18 контратак против 5-го гвардейского стрелкового корпуса, но все его атаки были отбиты.

    Конно-механизированная группа, стремительно продвигаясь в западном направлении, овладела городом Сенно, разгромив при этом частями 3-го гвардейского кавалерийского корпуса два полка 299-й пехотной дивизии в лесах северо-восточнее Алексиничей. Передовые отряды конно-механизированной группы перерезали железную дорогу Лепель — Орша в районе Уздорников.

    Войска 5-й армии, развивая успех конно-механизированной группы, за 25 июня продвинулись на 20 км. Уничтожая мелкие, разрозненные группы противника, части армии освободили свыше 100 населенных пунктов и к исходу дня вышли на фронт Лугиновичи, озеро Березовское, Алексиничи.

    В то же время 11-я гвардейская армия прорвала два промежуточных укрепленных рубежа и силами 16-го и 8-го гвардейских стрелковых корпусов вышла на рубеж Моньково, Муханово, имея 36-й гвардейский стрелковый корпус за левым флангом на рубеже Коробище, Хлюстино.

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, сосредоточившийся к утру 25 июня в районе Стар. Холмы, в первой половине дня был введен в прорыв в направлении Клюковка с задачей перерезать железную дорогу Орша — Лепель и выйти в район Репохово, Сальники, Задровье (юго-восточнее Сальники), перехватив Минскую автостраду северо-западнее Орши.

    31-я армия правофланговыми корпусами прорвала оборону немцев на северном берегу Днепра и, обойди главными силами с севера сильно укрепленный узел сопротивления Дубровно, достигла дороги, идущей из Дубровно в Высокое[27].

    Ввиду крупного успеха, достигнутого на фронте 5-й армии (где наши войска, прорвав все оборонительные рубежи противника, вышли на оперативный простор), 5-ю гвардейскую танковую армию по указанию представителя Ставки Верховного Главнокомандования маршала Василевского решено было использовать на богушевском направлении.

    Поступив в подчинение командующего 3-м Белорусским фронтом с 20 часов 24 июня, 5-я гвардейская танковая армия к утру 25 июня сосредоточилась западнее Лиозно (в районе Погостище, Крынки, Добромысль) и в 14 часов начала движение в общем направлении на Богушевск, выдвинув передовые отряды в район Богушевска и севернее.

    Таким образом, в результате первых трех дней наступления войска 3-го Белорусского фронта полностью прорвали оборону немцев от Западной Двины до Днепра на протяжении 100 км и продвинулись в глубину от 30 до 50 км. Быстрым продвижением на центральном направлении войска фронта разобщили витебскую и оршанскую группировки противника и своим правым крылом, во взаимодействии с 43-й армией 1-го Прибалтийского фронта, окружили в районе Витебска пять немецких дивизий из состава 9, 53 и 6-го армейских корпусов. В ходе наступления наши войска разбили и нанесли значительные потери семи немецким дивизиям (197-й, 95-й, 299-й, 256-й, 260-й, 78-й пехотным и 25-й моторизованной дивизиям), уничтожив при этом более 16 тыс. солдат и офицеров противника.

    Авиация 1-й воздушной армии все время прочно удерживала господство в воздухе и, обеспечивая действия наземных войск, за первые три дня наступления только на штурмовку и бомбардировку противника произвела более 2500 самолето-вылетов, уничтожив при этом в воздушных боях 52 немецких самолета. За это же время было зарегистрировано не более 65 самолето-пролетов вражеской авиации.

    Выбитый с основного оборонительного рубежа и потерпевший поражение на витебском и богушевском направлениях, противник начал отводить тылы 3-й танковой и 4-й армий на рубеж реки Березина.

    В то же время, чтобы подкрепить разбитые части и задержать продвижение наших войск на промежуточных рубежах, немецкое командование начало вводить в бой оперативные резервы. Особо упорное сопротивление противник продолжал оказывать на оршанском направлении. Стремясь удержать в своих руках основную магистраль — Минскую автостраду — и обеспечить фланг группировки своих войск, противостоящей 2-му белорусскому фронту, немцы ввели на этом направлении 260-ю пехотную дивизию из района Копысь и 286-ю охранную дивизию из района Толочин.

    Уничтожение витебской группировки противника

    С выходом частей 39-й армии в район Островно и войск 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта на участок Шарылино, Новки на северном берегу Западной Двины, для витебской группировки немцев создалась угроза полного окружения. Германское командование еще 24 июня отдало приказ об отходе в западном и юго-западном направлениях, но успела отойти только часть тылов 9-го и 53-го армейских корпусов.

    В ночь на 25 июня части 60-го стрелкового корпуса 43-й армии соединились с левым флангом 19-й гвардейской дивизии, 5-го гвардейского стрелкового корпуса в районе Гнездиловичи. Кольцо окружения было замкнуто. Одновременно 17-я и 91-я гвардейские стрелковые дивизии 5-го гвардейского стрелкового корпуса нанесли удары: первая на Камары, Камыши, достигнув южного берега Западной Двины на этом участке, вторая — на Дорогокупово. В результате этих ударов вражеская группировка оказалась рассеченной на две части. Первая продолжала упорное сопротивление в районе западная окраина Витебска, Дяхи, Камары, Узварцы, вторая — в районе Дягилево, Островно, Дорогокупово.

    В ночь на 26 июня правофланговые части 39-й армии форсировали Западную Двину и к 6 часам совместно с частями 92-го стрелкового корпуса 43-й армии полностью овладели Витебском. В то же время главные силы армии во взаимодействии с частями 43-й армии продолжали вести борьбу с окруженной группировкой противника западнее и юго-западнее города.

    В течение 26 июня противник делал отчаянные попытки вырваться из сжимавшегося кольца и уйти на юго-запад. Силами от одного до двух полков с танками и самоходными орудиями при огневой поддержке десяти артиллерийских батарей немцы предприняли до 22 контратак против 164-й и частей 17-й гвардейской стрелковых дивизий, занимавших линию Ильино, Волчкова, Стайки, Рудаки фронтом на север и северо-восток. В результате ожесточенных боев часть группировки, окруженной юго-западнее Витебска, с большими потерями прорвалась в леса в район озера Мошно. Против прорвавшихся немцев распоряжением генерала Черняховского были развернуты фронтом на север 184, 63 и 338-я стрелковые дивизии 5-й армии, которые, закрыв пути на юг, приняли участие в блокировании прорвавшейся группы. Одновременно 251-я стрелковая дивизия 39-й армии, вышедшая в район озер Сарро и Липно, была повернута фронтом на северо-восток и заняла рубеж Замошенье, Жигалы западнее озера Мошно[28].

    Во второй половине дня 26-го и в ночь на 27 июня войска 39-й армии совместно с частями 43-й армии продолжали концентрически сжимать окруженные и изолированные группировки. В то же время наша авиация бомбовыми и штурмовыми ударами наносила большой урон живой силе и технике противника. С целью окончательной ликвидации окруженного врага командующий 39-й армией приказал с утра 27 июня соединениям армии перейти в решительное наступление. 84-й стрелковый корпус должен был нанести концентрический удар с востока из районов Павловичи и Узварцы в направлении Башки. 5-й гвардейский стрелковый корпус получил задачу атаковать противника из района Рудаки с запада также в направлении на Башки. Всю артиллерию было приказано подготовить для стрельбы прямой наводкой и вести непосредственно за пехотой. В результате согласованных ударов наших войск сопротивление противника было сломлено. Большая часть окруженных, отчаянно сопротивлявшихся, была уничтожена. Остальные утром 27 июня приняли ультиматум нашего командования о капитуляции и сдались в плен.

    Одной группе немцев численностью до 8000 человек из состава 4-й авиаполевой дивизии, окруженной в районе Дягилево, Островно, Дорогокупово, под командованием командира этой дивизии генерал-лейтенанта Писториуса удалось ускользнуть в направлении на Бешенковичи, но еще 26 июня она была перехвачена 179-й стрелковой дивизией 1-го Прибалтийского фронта западнее озера Сарро и понесла большие потери. Остатки этой группы 27 июня были уничтожены 33-й зенитной дивизией, с которой противник внезапно столкнулся на марше, а также частями 60-го стрелкового корпуса 1-го Прибалтийского фронта в районе Якубовщина. Специально выделенные отряды до 28 июня продолжали уничтожать и брать в плен разрозненные остатки немецких частей, скрывавшихся в лесах. Противник оставил на поле боя более 20 тыс. убитых; более 10 тыс. немецких солдат и офицеров сдалось в плен — в том числе командир 53-го армейского корпуса генерал пехоты Гольвитцер, командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Хиттер, начальник штаба 53-го корпуса полковник Шмидт, командир 197-й пехотной дивизии полковник Прой и ряд других старших офицеров.

    Таким образом, в течение пяти дней вся витебская группировка немцев в составе пяти дивизий (197-й, 206-й, 246-й пехотных, 4-й и 6-й авиаполевых) была полностью ликвидирована. В результате ее разгрома наши войска овладели важным стратегическим узлом обороны немцев на западном направлении и крупным областным центром Белоруссии, что позволило нам освободить значительные силы и развивать в дальнейшем успешное наступление к реке Березина.

    39-я армия после выполнения возложенной на нее задачи по разгрому витебской группировки противника была выведена во второй эшелон фронта, а затем решением Ставки от 1 июля 1944 года передана в состав 1-го Прибалтийского фронта.

    Поражение оршанской группировки противника и наступление к реке Березина

    В то время как в районе юго-западнее Витебска происходила ликвидация окруженной группировки противника, в центре фронта и на его левом крыле события также развивались успешно.

    26 июня конно-механизированная группа, продвинувшись вперед на 35–38 км, овладела (3-м гвардейским механизированным корпусом) Череей.

    В то же время 3-й гвардейский кавалерийский корпус повернул от Алексиничей на юг и занял Обольцы и Смоляны, создав угрозу с севера для оршанской группировки немцев.

    Войска 5-й армии, уничтожая разрозненные вражеские отряды, попадавшие под удары конно-механизированной группы, продвинулись более чем на 20 км. Разгромив в лесах севернее Адамово штаб 6-го армейского немецкого корпуса, части армии к исходу дня достигли озера Жеринское и железной дороги Орша — Лепель.

    5-я гвардейская танковая армия, развивая успех конно-механизированной группы, ударом 3-го гвардейского танкового корпуса на юго-запад овладела Толочином. Основная коммуникация оршанской группировки немцев была таким образом перерезана в 50 км западнее Орши, Противник сильными контратаками с юга пытался отбросить наши танковые части из Толочина на север, но успеха не имел.

    Одновременно 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, обходя Оршу с севера, сломил сопротивление немцев на промежуточном рубеже Довженицы, Мошково и вышел на реку Адров, перехватив Минскую автостраду в 15 км северо-западнее Орши. Отсюда корпус получил задачу нанести удар в южном направлении на Староселье с целью перерезать все остальные пути, идущие из Орши на запад.

    11-я гвардейская армия в течение 26 июня продвинулась на 20–25 км, достигнув правым флангом западного берега реки Адров, а левым вышла непосредственно на северо-западную окраину Орши, где и завязала частями 36-го гвардейского стрелкового корпуса бой за город.

    31-я армия, овладев Дубровно, продвинулась на расстояние от 5 до 25 км и расширила прорыв в полосе своего наступления до 25 км.

    Выход наших подвижных соединений на Минскую автостраду западнее Орши и дальнейшее развитие их удара в юго-западном и южном направлениях создали угрозу не только флангу, но и тылу всей оршанской группировки немцев. Противник вводом в бой частей 280-й охранной и 260-й пехотной дивизий пытался устранить эту угрозу, но успеха не имел. Участь Оршанского узла сопротивлении была решена.


    Действия 5-й гвардейской танковой армии на Минском направлении с 25 июня по 3 июля


    Действия 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта под Оршей 25–27 июня


    27 июня войска 31-й армии, прорвав сильно укрепленный внешний пояс обороны, ворвались в Оршу с востока и совместно с левофланговыми частями 11-й гвардейской армии завязали уличные бои. Одновременно 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, продвигаясь на Староселье, отрезал пути отхода оршанскому гарнизону. Немцы предпринимали неоднократные попытки прорваться в западном направлении, но каждый раз попадали под удары наших танкистов. Разгромив оршанский гарнизон, соединения 31-й и 11-й гвардейской армий к 7 часам 27 июня полностью овладели городом и железнодорожным узлом Орша. Развивая успех, войска 31-й армии форсировали Днепр на всем протяжении в полосе своего наступления и, продвинувшись вперед на 10–12 км, к исходу дня вышли на фронт Брянцево, Горбацевичи.

    В тот же день 5-я гвардейская танковая армия, разбивая наступление вдоль Минской автострады, овладела крупными опорными пунктами немцев Бобр, Крупки и продолжала продвигаться на Борисов.

    Конно-механизированная группа, преследуя отходившего противника, во второй половине дня вышла в район западнее Лукомля и севернее и южнее Холопеничей.

    5-я армия, ведя бой частью сил 72-го стрелкового корпуса по уничтожению отдельных групп противника в лесах севернее Мошканы, вновь продвинулась на 20–25 км и к исходу дня вышла на фронт севернее и южнее озера Лукомское.

    Войска 11-й гвардейской армии, встречая слабое сопротивление после овладения Оршей прошли до 20 км и достигли района Петраши, Толочин, Коханово.

    Таким образом, в результате пяти дней наступательных боев войска 3-го Белорусского фронта во взаимодействии с 1-м Прибалтийским фронтом полностью разгромили витебскую группировку противника и нанесли поражение оршанской группировке, овладев мощными узлами немецкой обороны — городами Витебск и Орша. Наши войска продвинулись в глубину на 115 км, расширили прорыв до 150 км, освободив при этом более 1600 населенных пунктов. В ходе боев, кроме окруженных и полностью уничтоженных в районе Витебска пяти вражеских дивизий, были разгромлены 299-я, 14-я и 95-я пехотные дивизии; нанесены крупные потери 256-й, 2130-й пехотным и 286-й охранной дивизиям и ряду отдельных частей.

    Противник оставил на поле боя только убитыми более 41 700 солдат и офицеров. Было уничтожено 126 немецких танков и самоходных орудий, 796 орудий разных калибров, 290 минометов, 2852 пулемета, 840 автомашин. Войска фронта захватили: 36 танков, 33 самоходных орудия, 652 орудия разных калибров, 514 минометов, 1774 пулемета, 132 380 винтовок и автоматов, 163 радиостанции, 3330 автомашин, 25 тягачей, 32 паровоза, 1540 вагонов, 2266 лошадей. 255 складов с боеприпасами, вооружением, снаряжением и продовольствием. Было взято в плен 17 776 немецких солдат и более 300 офицеров[29].

    Всего за пять дней операции общие потери немцев по главным видам боевой техники и живой силе составляли: пленными и убитыми — 59 476 человек, танков и самоходных орудий — 195, орудий разного калибра — 1448, минометов — 804, пулеметов — 4626, автомашин — 5170.

    Наша авиация за первые пять дней операции произвела более 8000 самолето-вылетов, из них только на штурмовку и бомбометание — около 3700. В воздушных боях и на аэродромах было уничтожено более 70 вражеских самолетов.

    После разгрома витебской и оршанской группировок войска 3-го Белорусского фронта продолжали развивать наступление к реке Березина. Конно-механизированная группа, стремительно преследуя отходившего противника, ударом части сил 3-го гвардейского механизированного корпуса на север содействовала войскам 1-го Прибалтийского фронта в овладении Лепелем, а передовыми отрядами 28 июня достигла рек Сергуч и Березина на участке Нивки, Брод. Ее 3-й гвардейский кавалерийский корпус к 18 часам 28 июня вышел главными силами на Березину на участке Звеняты, Бытча и начал подготовку форсирования.

    5-я армия, продвигаясь вслед за конно-механизированной группой и не встречая серьезного сопротивления, к концу дня 28 июня достигла правым флангом Свядица, а левым вышла западнее Холопеничей, пройдя за день 20–25 км[30].

    Корпуса 11-й гвардейской армии, наступавшие уступом за 5-й армией, достигли к исходу дня озера Кветино и реки Бобр, разгромив в лесах западнее Соколянки, Калабанова отряд противника численностью до 1000 человек с минометами и штурмовыми орудиями. За день боя войска армии продвинулись на 25–30 км.

    5-я гвардейская танковая армия продолжала наступать в общем направлении на Борисов, но столкнулась с передовыми частями вновь подброшенной немецким командованием на борисовское направление 5-й танковой дивизии и весь день вела бой южнее Холопеничи (на линии Запрудье, Крупки).

    31-я армия, сбивая части прикрытия немцев, к исходу дня вышла на реку Друть, южнее Толочина.

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, получив задачу наступать из Староселье в направлении Круглое, Ухвала с целью захвата переправ через реку Березина в районе Чернявка форсировал частью сил реку Друть и вел бой у Круглого.

    В результате за 28 июня войска фронта прошли от 22 до 38 км, имея наибольший успех на правом крыле. Остатки разбитых в предыдущих боях частей 3-й танковой и 4-й немецких армий поспешно отходили перед правым крылом и центром к Березине, надеясь задержаться и привести себя в порядок на этом рубеже. В то же время перед войсками левого крыла противник продолжал оказывать упорное сопротивление, стремясь не допустить наши подвижные части к Борисову и прикрыть отход своей могилевско-белыничской группировки, действовавшей перед 2-м Белорусским фронтом.

    В сложившейся обстановке исключительно важное значение приобретало стремительное развитие наступления 5-й гвардейской танковой армией. Смелыми и решительными действиями ей надлежало возможно быстрее захватить переправы через реку Березина и нанести удар по Борисову — важному опорному пункту немцев, прикрывавшему направление на Минск.

    Однако вследствие недостатков управления этой стремительности и решительности проявлено не было. Продвигаясь почти на уровне головных частей пехоты, танковые соединения 5-й гвардейской танковой армии вели затяжные бои за опорные пункты в полосе Минской автострады, что позволило противнику переправить на восточный берег реки Березина свой танковый резерв (5-ю танковую дивизию) и замедлить продвижение наших войск на борисовском направлении.

    Прорыв обороны противника войсками 2-го Белорусского фронта на Могилевском направлении

    Начало наступления и прорыв обороны противника 23 июня

    22 июня в 6 часов утра на участке Халюпы, Каменка была произведена разведка боем переднего края обороны противника. Разведка началась после тридцатиминутной артиллерийской подготовки и проводилась четырьмя разведывательными отрядами в составе усиленной роты каждый (от дивизии первого эшелона ударной группы 49-й армии). Разведка боем проводилась также на фронте 33-й и 50-й армий. Целью этих действий было (кроме разведки) ввести в заблуждение противника относительно наших намерений. К исходу 22 июня войска 2-го Белорусского фронта закончили все приготовления к наступательной операции.

    В ночь на 23 июня ночная бомбардировочная авиация 4-й воздушной армии произвела бомбометание по районам скопления войск и техники немцев в тактической глубине, а перед рассветом был нанесен мощный бомбовый удар по переднему краю обороны противника.

    Под прикрытием шума моторов ночной авиации выдвинулись на исходные позиции для наступления танковые части и самоходные артиллерийские полки. Дивизии первого эшелона ударной группы провели ночные поиски, в результате которых уточнили систему огня обороны немцев на переднем крае.

    С рассветом над рекой Проня и в прилегающих к ней районах поднялся туман. Вследствие этого план боевых действий пришлось несколько изменить — начало артиллерийской подготовки было перенесено на 9 часов (вместо 7 часов). Мощная артиллерийская подготовка в полосе прорыва продолжалась два часа огонь (до 11 часов) и была настолько эффективна, что огневые средства противника почти полностью были подавлены и частично уничтожены. Только отдельные орудия и минометы неприятеля смогли вести огонь (и то беспорядочный) по нашим войскам, переправлявшимся через реку Проня.

    С первым мощным огневым налетом нашей артиллерии по переднему краю обороны немцев усиленные роты, выделенные от каждого стрелкового полка первого эшелона и специально подготовленные, стремительно двинулись вперед и к 9.30 форсировали реку, преодолели минные поля, проволочные заграждения и ворвались в первую траншею противника. Не встретив здесь серьезного сопротивления (в первой траншее у немцев были оставлены лишь наблюдатели), роты, прижимаясь к разрывам наших снарядов, быстро продвинулись вперед во вторую и в некоторых местах — в третью траншеи противника.

    Под прикрытием этих рот саперы навели 78 штурмовых мостиков для пехоты, проделали дополнительные проходы в минных полях и проволочных заграждения и произвели наводку мостов для танков и артиллерии через реку Проня.

    По штурмовым мостикам, на подручных средствах, вброд и вплавь с 9.30 начали переправу на западный берег реки Проня главные силы полков, а затем дивизий первого эшелона. К концу артиллерийской подготовки полки первого эшелона в большинстве переправились и заняли первую траншею немцев и частично вышли во вторую и даже в третью траншеи. Отдельные батальоны стрелковых дивизий (290-й, 222-й) настолько вырвались вперед во время артиллерийской подготовки, что достигли четвертой траншеи противника, и из опасения поражения своим артиллерийским огнем их пришлось возвратить в третью.

    Стремительное продвижение пехоты требовало от артиллерии внесения корректив в график артиллерийского наступления. Но эти изменения не всегда удавалось своевременно внести, были случаи, когда наш артиллерийский и минометный огонь частично накрывал отдельные районы, уже занятые нашими подразделениями.

    Во время артиллерийской подготовки, в 10 часов, вслед за пехотой по наведенным к этому времени переправам (их было подготовлено четыре грузоподъемностью 60 т — по одной в полосе каждого корпуса) начали переправляться танки и самоходные орудия. Однако две переправы (в полосах 81-го и 62-го стрелковых корпусов) были повреждены в самом начале, и в итоге переправа танков и самоходных орудий производилась замедленными темпами и только по двум мостам — в полосах 69-го и 70-го стрелковых корпусов.

    По преодолении реки машины вводились в боевые порядки пехоты и поддерживали ее движение вперед. Так, в полосе 81-го стрелкового корпуса к 12 часам было на западном берегу 7 танков и 25 самоходных орудий, но темп переправы танков и орудий отставал от темпов продвижения пехоты, которая, громя оборону противника и отражая многочисленные контратаки его тактических резервов силами рота-батальон с 8–12 танками и самоходными орудиями, за первые три часа боя продвинулась на расстояние от 4 до 6 км. Пленные показали, что во многих ротах, насчитывавших к началу нашего наступления 80–100 солдат, после трех часов боя осталось по 15–20 человек.

    К 16 часам были введены в бой три стрелковые дивизии из вторых эшелонов корпусов (42-я, 199-я и 64-я). Но это не дало ощутительных результатов, так как вследствие затруднений на переправах артиллерия и танки задерживались, отставали, и поддержка пехоты артиллерийским огнем ослабевала.

    К исходу 23 июня ударная группа фронта (49-я армия), преодолевая упорное сопротивление немцев, вышла на линию Перелоги, Ольховка, Перевоз. Главная полоса обороны немцев была прорвана на фронте до 12 км и на глубину от 5 до 8 км.

    В то время как в центре ударная группа вела ожесточенные бои, прорывая оборону немцев, войска правого и левого крыльев фронта (33-я и 50-я армии) вели частные бои, сковывая ближайшие тактические резервы противника в своих полосах действия[31].

    Авиация фронта активно поддерживала действия наземных войск, нанося бомбовые и штурмовые удары по узлам сопротивления и опорным пунктам противника. Одновременно истребительная авиация прикрывала действия нашей авиации и наземных войск. В течение 23 июня авиацией 4-й воздушной армии было произведено 627 боевых самолето-вылетов (из них 587 на бомбометание, а остальные — штурмовые и частично разведывательные). Немецкая авиация не проявляла активности; за день боя было отмечено всего 13 самолето-пролетов.

    Развитие успеха 24 июня

    Командование фронта и 49-й армии, учтя недочеты в боевых действиях первого дня операции, в течение ночи приняло меры по организации поддержки пехоты артиллерией и танками, а также по обеспечению четкого управления войсками. С 24 часов 23 июня левая разграничительная линия 49-й армии была установлена: Долговичи, Каменка, Чернавцы, Гатная Слобода, Драчково, Бол. Амхиничи, Холмы — все включительно для 49-й армии, при этом 330-я стрелковая дивизия с 144-й пушечной артиллерийской бригадой была передана 50-й армии.

    Утром 24 июня после тридцатиминутной мощной артиллерийско-минометной обработки очагов сопротивления противника войска ударной группы фронта (49-я армия) при содействии левофланговых батальонов 154-го укрепленного района 33-й армии и правофланговых дивизий 121-го стрелкового корпуса (139-я и 330-я стрелковые дивизии) 50-й армии возобновили наступление.

    Отражая контратаки немцев и ломая сопротивление опорных пунктов, 49-я армия упорно продвигалась в западном направлении, прочно обеспечивая свои фланги.

    Противник, сбитый с промежуточных позиций, после неоднократных попыток контратаками остановить продвижение наших частей, начал в 13 часов отход на западный берег реки Бася, где у него был подготовлен оборонительный рубеж. Одновременно немецкая авиация группами в 10–15 самолетов пыталась бомбить боевые порядки наших наступающих соединений, чтобы приостановить их продвижение, но действиями нашей истребительной авиации и зенитно-артиллерийского прикрытия эти попытки врага были отражены.

    С началом продвижения наших частей передовые отряды дивизий, посаженные на автотранспорт, начали стремительно выдвигаться на реку Бася, имея задачей захватить переправы и плацдармы на западном берегу для обеспечения более быстрого продвижения главных сил ударной группы.

    Так, передовой отряд 42-й стрелковой дивизии (в составе 3-го батальона 455-го стрелкового полка с 4-м истребительно-противотанковым дивизионом, дивизионом 472-го артиллерийского полка и ротой саперов), уничтожая на своем пути отходящие мелкие группы немцев и обходя отдельные опорные пункты, к 17 часам ворвался в м. Черневка и с ходу начал форсировать реку Бася.

    Ударная группа фронта (49-я армия) в результате успешного наступления при поддержке артиллерии и авиации 24 июня значительно увеличила глубину прорыва немецкой обороны, вклинившись в нее на 21 км, и вышла к исходу дня на реку Бася на участке Черневка, Чернавцы. Основная оборонительная полоса немцев была прорвана, создалась угроза обхода для немецких войск, находившихся перед 33-й армией и перед правым флангом 50-й армии.

    Подойдя к реке Бася, войска 49-й армии встретили организованный огонь противника с западного берега, где немцы сумели частями отходивших войск с реки Проня и подтянутыми подразделениями с запада организовать серьезное сопротивление на заранее подготовленных позициях. Войскам фронта требовалось некоторое время на подтягивание сил и средств усиления, для того чтобы мощным ударом сломить сопротивление немцев на этом рубеже. Это подтягивание сил и средств усиления было выполнено в течение ночи на 25 июня.

    Правое крыло фронта (части 33-й армии) и левое (войска 50-й армии) продолжали оборонять занимаемые рубежи, вели разведывательные действия и одновременно готовились к переходу в наступление по всему фронту[32].

    Авиация фронта, наращивая силу ударов с воздуха, массированными налетами продолжала наносить удары по войскам противника — по отходящим колоннам, по районам скопления его живой силы и техники. Ночные бомбардировщики бомбили резервы и склады противника в районах Шклов, Могилев и переправы через реку Днепр. 4-я воздушная армия за 24 июня произвела 873 самолето-вылета.

    В этот день несколько оживилась и деятельность авиации немцев, которая несколько раз группами в 10–20 самолетов бомбила наши войска всего за день боя учтено 60 самолето-пролетов противника.

    Прорыв оборонительного рубежа немцев на реке Бася 25 июня

    В ночь на 25 июня войска подтягивали артиллерию и боеприпасы к боевым порядкам наступавших частей, подвозили переправочные средства, а также готовили подручные материалы для форсирования реки Бася. Необходимо было также подтянуть танки и самоходную артиллерию, которые частично отстали. Противник в течение ночи, сдерживая наши наступавшие части, отводил тылы и технику за Днепр и одновременно, с целью парирования ударов войск 49-й армии, в ночь на 25 июня подбросил из города Могилев к району м. Черневка, Ждановичи свежий гренадерский полк дивизии «Фельдхернхалле» (ранее называвшейся 60-й моторизованной).

    Возобновив наступление с утра 25 июня, ударная группа фронта упорно преодолевала сопротивление немцев. Используя захваченные плацдармы на западном берегу реки Бася, войска в 6 часов при поддержке артиллерии и авиации начали форсировать ее и развивать наступление по всему фронту. К 10 часам 49-я армия своими четырьмя корпусами (имевшими в первом эшелоне семь дивизий — 42-ю, 32-ю, 95-ю, 199-ю, 290-ю, 64-ю и 369-ю) и подвижной группой, переданной в армию из фронта, форсировала реку, частью сил преодолела оборону немцев по западному берегу и вышла к реке Реста, где противник оказал организованное сопротивление на подготовленных позициях по западному берегу.

    Немцы, подтянув к фронту свежие части дивизии «Фельдхернхалле» и специальные подразделения, на ряде участков фронта перешли в контратаки и при поддержке сильного артиллерийско-минометного огня и танков оказали ожесточенное сопротивление нашим войскам.

    Подавляя мощными ударами артиллерии и авиации сопротивление противника, войска ударной группы фронта упорно продвигались вперед и к исходу дня вышли на рубеж реки Реста на фронте Ново-Александрово, Драчково, захватив на отдельных участках плацдармы на ее западном берегу. Южнее 50-я армия, перейдя с утра в наступление своим правым флангом силами пяти дивизии (238-й, 139-й, 330-й, 385-й и 110-й), преодолела оборону немцев и, форсировав реку Проня, овладела районным центром Могилевской области — Чаусы. К исходу дня она вышла на рубеж (иск.) Драчково, Лобки, Новоселки, Усушек, расширив прорыв по фронту.

    Таким образом, войска 2-го Белорусского фронта, форсировав реку Проня при поддержке мощных ударов артиллерии и авиации, на участке протяжением 45 км прорвали сильно укрепленную оборону немцев, прикрывавшую могилевское направление, и за три дня наступательных боев продвинулись вперед до 30 км, расширив прорыв до 75 км по фронту. Правый фланг и центр 33-й армии продолжали силами 344-й и 70-й стрелковых дивизий оборонять прежние позиции и вести разведку; на левом фланге батальонами 154-го укрепленного района и 222-й стрелковой дивизией, вошедшей в состав 33-й армии с 11 часов 25 июня, армия вела наступательные бои на рубеже Стар. Прибуж, Белая, прикрывая правый фланг 49-й армии, но серьезного успеха не имела[33].

    Авиация фронта 25 июня продолжала бомбовыми и штурмовыми ударами подавлять оборону немцев в полосе наступления. За день произведено было 900 самолето-вылетов. Авиация противника активности не проявляла; отмечено было лишь 8 самолето-пролетов в полосе фронта.

    Развитие успеха по всему фронту. Выход к реке Днепр 26 июня

    В ночь на 26 июня командующий фронтом генерал-полковник Захаров отдал приказ 33-й армии немедленно перейти в наступление на всем фронте армии и к исходу 26 июня главными силами овладеть линией Клипы, Чаплинка, Радищино.

    Командующему 49-й армией генерал-лейтенанту Гришину было приказано в ночь на 26 июня произвести перегруппировку двух стрелковых корпусов к правому флангу на участок (иск.) Ново-Александровка, Бубиково; 26 июня нанести удар этими корпусами в западном направлении и к исходу дня выйти на восточный берег Днепра севернее Могилева.

    Командующему 50-й армией генерал-лейтенанту Болдину было приказано силами 121-го и 38-го стрелковых корпусов, продолжая с утра 26 июня наступление, выйти к исходу дня на рубеж Луполово, Следюки, имея главную группировку на своем правом фланге; подвижными отрядами корпусов выйти на рубеж реки Днепр.

    Командиру подвижной группы фронта Военным советом было указано на пассивность ее действий и приказано вывести части из боя, в ночь на 26 июня перейти в район Ново-Александровка и севернее и не позднее 18 часов 26 июня форсировать Днепр.

    26 июня войска 2-го Белорусского фронта с утра прорвали ударной группой оборонительный рубеж немцев по реке Реста и, успешно продвигаясь, начали преследование отходящего противника 33-й армией на шкловском, а 49-й и 50-й армиями — на могилевском направлениях. Отражая на отдельных направлениях контратаки пехоты противника, поддерживаемые группами танков и самоходных орудий, войска фронта к исходу 26 июня вышли частью сил ударной группы к Днепру, пройдя за 4 дня 50 км, и расширили прорыв до 90 км по фронту.

    К исходу дня 33-я армия, овладев с боем районным центром Могилевской области городом Горки, вышла на линию Сидоровка, Литвиновичи, пройдя с боями более 30 км; 49-я армия, частью сил форсировав реку Днепр, к исходу дня главными силами вышла к Днепру в своих разграничительных линиях. 50-я армия своим правым флангом и центрам (121-й стрелковый корпус в составе 238-й, 139-й и 330-й стрелковых дивизий и 38-й стрелковый корпус в составе 385-й, 380-й и 110-й дивизий) к 22 часам вышла на линию Подбелье, Комарин, продолжая силами 19-го корпуса (324-я и 362-я стрелковые дивизии) оборонять прежний рубеж Комарин, Стар. Трасна, Селец-Холопоев[34].

    Резервы фронта сосредоточивались в следующих районах: 49-я стрелковая дивизия к исходу дня северо-западнее Ждановичей; 154-й укрепленный район — в Рябке и восточнее; 307-я стрелковая дивизия — в Драчково и севернее.

    Военно-воздушные силы фронта 26 июня продолжали наносить бомбардировочные и штурмовые удары по отходившим войскам немцев. За день было произведено 1049 самолето-вылетов. Авиация противника ограничивалась разведывательными полетами; задень отмечено всего 13 самолето-пролетов.

    Форсирование Днепра и прорыв оборонительного рубежа немцев на западном берегу

    27 июня, преследуя противника, войска 2-го Белорусского фронта очистили от немцев весь восточный берег на участке Копысь, Могилев, Быхов. Они форсировали Днепр севернее и южнее Могилева, перерезали железную дорогу Орша — Могилев и завязали уличные бои в самом Могилеве.

    33-я армия, сбивая прикрывавшие части немцев, продвинулась на 35–40 км и вышла своими тремя дивизиями (344-й, 70-й и 222-й) на линию Маньково, Ляховка. В ходе боев части армии овладели крупным населенным пунктом Копысь и завершили ликвидацию противника в городе Шклов.

    49-я армия, форсировав в ночь на 27 июня Днепр главными силами и сбив части прикрытия немцев, продолжала пятью дивизиями решительное наступление в западном направлении, а двумя дивизиями (290-й и 369-й) во взаимодействии с частями 121-го стрелкового корпуса 50-й армии завязала уличные бои за Могилев, обойдя его с северо-запада подвижной группой в составе 23-й гвардейской танковой бригады, 1434-го самоходного артиллерийского полка 13-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригады. К исходу дня армия, продвинувшись вперед до 20 км, вышла на рубеж Ляховка, Браково, Тишовка и продолжала ночью ожесточенные уличные бои за Могилев.

    50-я армия, продолжая преследование немцев, 27 июня к исходу дня частями двух дивизий 121-го стрелкового корпуса (238-й и одним полком 139-й) во взаимодействии с левофланговыми частями 49-й армии вела уличные бои за Могилев, а пятью дивизиями вышла на восточный берег Днепра в готовности форсировать его. При этом две стрелковые дивизии (380-я и 362-я) своими передовыми отрядами захватили уже плацдармы на западном берегу.

    Резерв фронта на 27 июня сосредоточился в следующих районах: 157-я стрелковая дивизия в Любиже и юго-восточнее; 154-й укрепленный район — в Рябке и восточнее; 49-я стрелковая дивизия — северо-западнее Ждановичей и 307-я стрелковая дивизия к 21 часу закончила сосредоточение в Драчково и севернее.

    Военно-воздушные силы фронта продолжали активно поддерживать наземные войска, подавляя и уничтожая живую силу и технику врага в районе Копысь, Шклов, Могилев, Быхов и по дорогам западнее этих пунктов.

    28 июня войска 2-го Белорусского фронта, форсировав Днепр на участке протяжением 120 км, прорвали оборонительную полосу немцев, подготовленную по западному берегу реки, и штурмом овладели крупным областным центром Белоруссии городом Могилев, оперативно важным узлом обороны немцев на минском направлении, а также с боями заняли города Шклов и Быхов. Передовые отряды соединений фронта к исходу дня вышли к реке Друть на участке Уголыцина, Городище, Нов. Слободка, Чигиринка, где встретили организованное сопротивление противника с подготовленного рубежа обороны по западному берегу реки.

    33-я армия к исходу 28 июня силами 344-й, 70-й и 222-й стрелковых дивизий вышла на рубеж Старосель, Солодовка, Кляиничи. 157-я дивизия (армейский резерв) к 22 часам перешла в район Зеленый (западнее Шклова 15 км). Прибывший в состав 33-й армии (из 49-й армии) штаб 62-го стрелкового корпуса объединил действия 344-й и 70-й стрелковых дивизий. Штаб армии располагался в районе Городец (в 8 км восточнее города Шклов)[35].

    49-я армия, преследуя противника 69-м стрелковым корпусом, к 20 часам вышла на рубеж Прудки, Победа. 81-й стрелковый корпус (в составе 32-й и 95-й стрелковых дивизий) после упорных боев в районе Княжицы к 21 часу вышел на рубеж Победа, Каменица, ведя бой с арьергардами неприятеля; 70-й стрелковый корпус в составе трех дивизий, завершив ликвидацию противника в Могилеве и имея там две дивизии, к 21 часу вышел 199-й стрелковой дивизией на рубеж Песчанка, (иск.) Добросневичи. В армейском резерве находилась 64-я стрелковая дивизия, которая к исходу дня была на марше из Могилева в Песчанку. Распоряжением командующего фронтом 28 июня из состава 49-й армии были переданы в 33-ю армию — управление 62-го стрелкового корпуса и 1197-й самоходный артиллерийский полк, в 50-ю армию — 43-я гвардейская танковая бригада и 722-й самоходный артиллерийский полк.

    С 6 часов 28 июня были установлены разграничительные линии: между 33-й и 49-й армиями — до Тудорово прежняя, далее Кляпиничи, Лубяны, Ушково, Клева, Тильковка, Журовка, Жорновка (все для 33-й армии включительно); между 49-й и 50-й армиями до Холмов — прежняя, далее — Могилев, Добросневичи, Огнинка, Аксеньковичи, Мостище, Мирослава — все, кроме Мирославка, для 49-й армии включительно.

    В бою за город Могилев нашими войсками была разгромлена 12-я пехотная дивизия немцев, а также нанесены тяжелые потери танково-гренадерской дивизии СС «Фельдхернхалле» и другим немецким частям. Взято более 2000 пленных, захвачены большие трофеи — вооружение, десятки складов и другие виды имущества.

    29 июня к западу от Могилева войска фронта, преследуя отступавшего противника, продвинулись вперед до 25 км и заняли более 500 населенных пунктов, среди которых районный центр Могилевской области: городом Белыничи. На ряде участков южнее города Белыничи форсировали реку Друть.

    Войска 2-го Белорусского фронта в результате наступательных боев, проведенных с 23 по 29 июня, нанесли противнику следующие потери в живой силе и технике: уничтожено 60 танков, 250 орудий разного калибра, 200 минометов, 500 пулеметов, 3150 автомашин. Противник оставил на поле боя до 30 тыс. трупов своих солдат и офицеров.

    За это же время войска 2-го Белорусского фронта захватили следующие трофеи; 20 танков, 161 орудие разного калибра, 192 миномета, 560 пулеметов, 9100 винтовок и автоматов, 3000 автомашин, 3 паровоза, 120 вагонов, 2100 лошадей. Взято в плен 3250 солдат, в том числе более 100 офицеров и два немецких генерала: командир 12-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Бамлер и комендант Могилева генерал-майор Эрдмансдорф.

    Таким образом, в результате семидневных наступательных боев 2-го Белорусского фронта, завершившихся поражением противника на могилевском направлении и освобождением города Могилева, общие потери немцев по главным видам боевой техники и живой силе составили: 33 250 человек пленными и убитыми, 80 танков, 411 орудий разного калибра, 392 миномета, 1060 пулеметов, 6150 автомашин.

    Прорыв обороны противника войсками 1-го Белорусского фронта и ликвидация бобруйской группировки немцев

    В 6 часов утра 24 июня пехота и танки 3-й и 48-й армий после мощной артиллерийской подготовки перешли и наступление. Часом позже начали наступление войска 65-й и 28-й армий.

    Авиация из-за плохих метеорологических условий вначале не смогла принять участия в общем наступлении, и самолеты, готовые к вылету, вынуждены были оставаться на своих аэродромах.

    Ударная группа 3-й армии, наступая на фронте Озеране, Костяшово, встретила упорное сопротивление противника. В 8 часов утра части 35-го и 41-го стрелковых корпусов, отбивая яростные контратаки пехоты и танков противника, овладели первой линией траншей на рубеже Озеране, Веричев и вынуждены были закрепиться[36].

    С большим трудом развивалось наступление и в полосе 48-й армии. Широкая, болотистая пойма реки Друть крайне замедлила переправу пехоты и особенно средств усиления (главным образом танков).

    Только после двух часов напряженных боев частям 42-го и 29-го стрелковых корпусов удалось выбить противника из первой траншеи и овладеть ею. В 11.30 войска 48-й армии овладели второй траншеей, но дальше продвинуться не смогли и закрепились на рубеже: 42-й стрелковый корпус — Костяшово, Заполье, 20-й — восточная окраина Святое Озеро, Задрутье[37].

    Наиболее успешно развивалось наступление в полосе 65-й армии[38].

    В 7 часов утра 18-й стрелковый корпус сильным ударом прорвал оборону противника на фронте Михайловка, Корма и, преодолевая его сопротивление, стал быстро развивать наступление в северо-западном направлении.

    Во второй половине дня улучшившиеся метеорологические условия позволили использовать авиацию, которая подвергла сильной бомбардировке боевые порядки противника, сделав в этот день 2465 самолето-вылетов. Части корпуса уже в первой половине дня прорвали все пять линий траншей противника и, продолжая наступление на Гомзу, к 13 часам углубились в расположение противника на 5–6 км, овладев сильными опорными пунктами в Раковичах и Петровичах.

    В 18 часов командующий 65-й армией генерал Батов ввел в бой в центре армии 1-й гвардейский Донской танковый корпус, который стал быстро развивать наступление в двух направлениях: 16-я гвардейская танковая бригада на Кнышевичи, Мехово и 17-я — на Романище, выходя в тыл паричской группировки противника. К исходу дня танки овладели населенными пунктами Гомза, Секиричи. Используя успех танков, пехота значительно ускорила свое продвижение и к исходу дня вышла на рубеж Грабчи, Гомза, Секиричи.


    Пункты переправы через реку Друть в полосе 42-го стрелкового корпуса на 23 июня 1944 года


    28-я армия под командованием генерала Лучинского, прорвав оборону немцев на участке Чернявка, Рог, встретила упорное сопротивление противника и к исходу дня, отбрасывая части 35-й пехотной дивизии, вышла на рубеж: 3-м гвардейским и 20-м стрелковым корпусами — Бродцы, отм. 141; 128-м стрелковым корпусом — Оспино, Рог[39].

    Авиация противника оказывала слабое противодействие. За день боя было отмечено всего лишь 143 самолето-пролета (главным образом бомбардировщиков).

    Таким образом, войска 1-го Белорусского фронта в первый день наступления прорвали оборону противника смежными флангами (65-й и 28-й армиями) по фронту до 30 км и в глубину от 5 до 10 км. Севернее Рогачева немецкие войска оказали упорное сопротивление и продолжали удерживать в своих руках третью и четвертую траншеи. Введенный в бой 1-й гвардейский Донской танковый корпус быстро расширил прорыв к флангам и углубил его до 20 км, выйдя передовыми частями на рубеж Кнышевичи, Романище.

    Созданы были, таким образом, необходимые условия для ввода в прорыв в полосе этих армий подвижной группы и развития достигнутого успеха в общем направлении на Бобруйск.

    Ввод в прорыв подвижной группы 25 июня

    В 7 часов утра конно-механизированная группа под командованием генерал-лейтенанта Плиева, в составе 4-го гвардейского кавалерийского корпуса (9-я, 30-я, 10-я кавалерийские дивизии) и 1-го механизированного корпуса (35-я, 37-я, 19-я моторизованные бригады и 219-я танковая бригада) выступила по приказу командующего фронтом из района Кобылыцина для входа в прорыв, имея задачей в 18 часов пройти боевые порядки частей 65-й и 28-й армий на фронте Секиричи, Моисеевка, Годуны и, стремительно развивая наступление на северо-запад, обойти бобруйскую группировку противника с запада и перерезать на этом направлении все ее коммуникации.

    В 16.30 конно-механизированная группа прошла на указанном ей рубеже боевые порядки 28-й армии и стала быстро продвигаться вперед. Противник не оказал сопротивления и мелкими группами продолжал отходить на северо-запад, взрывая мосты, гати и минируя дороги. Преследуя отступавшего противника, группа, энергично продвигаясь в направлении Глуска, к 15 часам 26 июня овладела населенными пунктами Устрехи, Березовка, Холстиничи. 1-й механизированный корпус в 16 часов головами обеих колонн проходил рубеж Зеленковичи, Зубаревичи. В результате решительных действий конно-механизированная группа в первый день наступления углубилась в расположение противника более чем на 30 км и во второй день на 40 км, перехватив 26 июня все пути, ведущие к Бобруйску с юга и юго-запада.

    Быстрое продвижение конно-механизированной группы облегчило наступление частей 65-й армии. 105-й и 18-й стрелковые корпуса во взаимодействии с 1-м гвардейским Донским танковым корпусом решительным ударом с нескольких направлений уничтожили противника, оборонявшегося в районе Паричей, а к исходу 26 июня основными силами вышли на рубеж: 105-й корпус — Нов. Белица, Боровая, а 18-й корпус — Петровичи, Козловичи, Устрехи. Танки 1-го гвардейского Донского танкового корпуса к исходу дня, встречая возрастающее сопротивление противника на подступах к городу, вели бой на рубеже Вороновичи, Емельянов Мост. Некоторые части корпуса обошли город с запада и перерезали шоссе Бобруйск — Слуцк у Каменки. Не прекращая наступления и ночью, танковый корпус к полудню 27 июня овладел станцией Мирадино (8 км северо-западнее Бобруйска), выйдя основными силами к реке Березина севернее Бобруйска.

    28-я армия, расширяя прорыв, главными силами форсировала реку Птичь, овладела городом Глуск и, преодолевая упорное сопротивление противника, начала развивать наступление на запад.

    Разрозненные части разбитых 36-й и 35-й пехотных дивизий 4-го танкового корпуса в панике бежали на север, к Бобруйску. Отдельные группы противника пытались переправиться на восточный берег реки Березина и соединиться со своими войсками, еще удерживавшими небольшой плацдарм юго-восточнее Бобруйска, но попадали под удары 1-й бригады речных катеров Днепровской флотилии, продвигавшейся по реке Березина на север, и уничтожались по частям.

    Авиация противника по-прежнему была малоактивна. За 26 июня было отмечено всего 96 самолето-пролетов.

    Таким образом, войска 65-й армии во взаимодействии с подвижной конно-механизированной группой и при активной поддержке авиации 16-й воздушной армии прорвали глубоко эшелонированную оборону немцев и, развивая успех на север, за четыре дня боев обошли бобруйскую группировку немецких войск с тыла и отрезали ей пути отхода на запад.

    Прорыв обороны немцев севернее Рогачева и окружение бобруйской группировки противника

    В ночь на 25 июня в полосе наступления 3-й и 48-й армий бои продолжались с неослабевающей силой. Противник, переходя в контратаки, всеми силами стремился выбить наши части, вклинившиеся в оборону, и сбросить их в реку. Однако достигнуть этого ему не удалось.

    В 10 часов 25 июня 35-й и 41-й корпуса 3-й армии после 45-минутной артиллерийской подготовки возобновили наступление. Командующий 3-й армией генерал Горбатов, стремясь ускорить прорыв обороны противника, в 12 часов дня ввел в бой две танковые бригады 9-го танкового корпуса (95-ю и 108-ю), которые, тесно взаимодействуя с пехотой, повели наступление: первая — на Осовник, вторая — на Мал. Крушиновка (4 км севернее Фалевичей).

    Наступление значительно ускорилось, и части 35-го стрелкового корпуса, отбрасывая противника на запад, к 19 часам правым флангом вышли к реке Добрица восточнее Осовника, а центром и левым флангом овладели сильными опорными пунктами противника в селах Мал. Крушиновка и Фалевичи. 41-й стрелковый корпус к исходу дня вышел к реке Добрица (на участке выс. 152, Тихиничи), но форсировать реку не смог и закрепился[40].

    Также не смогли добиться значительных результатов в этот день 42-й и 29-й стрелковые корпуса 48-й армии. После ожесточенных боев, длившихся весь день, части армии вышли на рубеж Семенковичи, Стреньки, Заболотье, где и закрепились.

    Таким образом, в период, когда части 65-й армии во взаимодействии с конно-механизированной группой стремительно развивали наступление на северо-запад и левым флангом вышли к железной дороге у Черных Бродов, а танки 1-го гвардейского Донского танкового корпуса прорвались уже к Орсичам, 3-я и 48-я армии все еще не могли прорвать глубоко эшелонированную оборону противника и продолжали вести тяжелые бои в полосе между реками Друть и Добрица.

    Командующий фронтом потребовал от командующих 3-й и 48-й армий ускорить наступление и, использовав все имеющиеся у себя резервы, 27 июня завершить полное окружение бобруйской группировки противника.

    Выполняя указания командующего фронтом, командующий 3-й армией решил ввести в бой 26 июня с рубежа реки Добрица полностью 9-й танковый корпус, поставив ему задачу прорваться в глубокий тыл противника и захватить район Старцы.

    В 5 часов 26 июня авиаразведка донесла о большом движении колонн артиллерии, автомашин и гужевого транспорта противника, тянувшихся по всем дорогам от реки Добысна на запад, к Бобруйску. Значительная часть этого транспорта поворачивала у Бобруйска на северо-запад и двигалась по восточному берегу реки Березина. Данные авиаразведки говорили о том, что противник в ночь на 26 июня, по-видимому, начал отвод своих сил с рубежа реки Друть за реку Березина. В связи с этим командующий 3-й армией, не ожидая выхода всех сил 35-го стрелкового корпуса на западный берег реки Добрица, приказал 9-му танковому корпусу перейти в наступление в общем направлении на Барчица, Старцы, Бобруйск и к исходу 26 июня овладеть Старцами, перерезав шоссе Могилев, Бобруйск.

    В 9 часов корпус после сильного удара нашей авиации и артиллерии прорвал оборону противника на западном берегу реки Добрица и силами 95-й танковой бригады стремительно повел наступление вдоль большака на Старцы. 108-я танковая бригада из района Осовник повернула на юго-запад и повела наступление на Старцы через Добысну.

    Уничтожая на своем пути пехоту и огневые средства противника и быстро продвигаясь на запад, танки вскоре настигли на дороге сплошные колонны артиллерии, обозов и автотранспорта противника. Ведя огонь с ходу, танки на большой скорости врезались в эти колонны. Немецкие солдаты, расстреливаемые танкистами из пулеметов, начали в панике разбегаться в стороны от дороги, а значительная часть сразу сдалась в плен. Впереди вдоль дороги возникли многочисленные очаги пожаров: это немцы, обнаружив наши прорвавшиеся танки, начали жечь свои машины, взрывать материальную часть артиллерии, расстреливать лошадей. Горевшие танки противника, брошенные автомашины, груды разбитого транспорта, громадное количество трупов животных все чаще вызывали вынужденные остановки корпуса. Движение наших танков вдоль дороги все более затруднялось.

    В 11 часов 26 июня наши танки овладели крупным населенным пунктом Барчица и, восстановив здесь взорванную переправу через реку Добысна, стремительно преследовали противника.

    В 17 часов 95-я танковая бригада с ходу ворвалась в Старцы. Подтянув свои главные силы, танковый корпус оставил прикрытие с севера и двинулся из района Старцы в юго-западном направлении. В 19 часов 9-й танковый корпус овладел населенным пунктом Титовка и к утру 27 июня занял круговую оборону по линии: южная окраина Думановщины, Зеленка, перехватив все шоссе и переправу у восточной окраины Бобруйска.

    Используя успех танкового корпуса, части 35-го стрелкового корпуса ускорили свое продвижение на запад и, выделив передовые отряды, форсированным маршем к исходу 26 июня перехватили шоссейную дорогу Могилев, Бобруйск на участке Боровица (в 4 км восточнее Вилы), Старцы.

    41-й стрелковый корпус к этому времени, преследуя отходившего противника, частью сил форсировал реку Ола и вел бой на линии Волосовичи, Озеры.

    За три дня боевых действий войска 3-й армии уничтожили до 8000 солдат и офицеров противника, 150 орудий разного калибра, 120 минометов, 450 пулеметов, много танков, самоходных орудий и захватили большие трофеи[41].

    Войска 48-й армии 26 июня овладели городом Жлобин и, уничтожая арьергарды врага, вели бой на рубеже Озеры, Кривка, Пристань, Щедрин[42].

    Таким образом, войска 1-го Белорусского фронта, преследуя разбитые части 9-й немецкой армии, стремительными ударами 3-й армии с северо-востока и 65-й армии с юго-запада осуществили утром 27 июня окружение частей 35-го и 41-го немецких корпусов в районе Бобруйска.

    27 июня немецкое командование сделало первые попытки вывести свои войска из окружения на север и северо-запад. Требовалось как можно скорее уничтожить окруженную группировку немецких войск восточнее Бобруйска и продолжать дальнейшее наступление на Минск и Слуцк.

    Ликвидация окруженной бобруйской группировки противника 27–28 июня 1944 года

    Кольцо окружения с востока на запад имело протяженность 25–30 км и с севера на юг 20–25 км. Полностью окруженными здесь оказались части 35-го армейского и 41-го танкового корпусов противника в составе 296-й, 6-й, 383-й, 45-й и 36-й пехотных дивизий и большое количество частей и подразделений специальных родов войск и средств усиления, общей численностью до 40 тыс. человек. Наиболее плотной группировка наших сил была с востока, юга и запада. С севера и северо-запада в этот день окруженная группировка запиралась силами 9-го и 1-го гвардейского Донского танковых корпусов.

    Командующий фронтом генерал армии Рокоссовский возложил на 48-ю армию генерал-лейтенанта Романенко уничтожение окруженной группировки противника, выделив в помощь 105-й стрелковый корпус от 65-й армии, а главными силами фронта продолжал наступление на запад и на северо-запад с целью в ближайшие дни овладеть Минском и Слуцком. Для этого он приказал командующему 3-й армией продолжать стремительное наступление левофланговыми соединениями в общем направлении на Любоничи, Орлино, Свислочь; 9-й танковый корпус переправить через реку Березина севернее Бобруйска и поставить ему задачу овладеть Осиповичами.

    Командующему 65-й армией частью сил овладеть городом Бобруйск, главными силами армии продолжать стремительное наступление с задачей овладеть Осиповичами, Дараганово, Стар. Дорогами; в дальнейшем развивать успех на Слуцк. 1-й гвардейский Донской танковый корпус, не ожидая полного уничтожения окруженного в Бобруйске гарнизона, направить на северо-запад и овладеть Осиповичами.

    28-й армии стремительно преследовать противника в общем направлении на Плуск, Любань, Погост.

    Командующий 9-й немецкой армией, стремясь использовать недостаточную плотность нашего кольца окружения на участке севернее Бобруйска, отдал 27 июня приказ командиру 35-го армейского корпуса: «Во что бы то ни стало вывести войска из окружения. Выходить либо на Бобруйск, либо на север — на Погорелое, на соединение с 4-й армией. Действовать самостоятельно».

    Командир 35-го армейского корпуса генерал-лейтенант барон фон Лютцов решил пробиваться на север к 4-й армии. В своем приказе войскам он указал «немедленно уничтожить всю технику, оставив лишь часть необходимой для боя». Выход из окружения был назначен в ночь на 28 июня.

    Однако это решение генералом Лютцовым было принято с опозданием. Наши войска к этому времени прочно закрыли все выходы окруженному противнику на север, а на правом крыле утром 28 июня вышли к реке Березина в районе Свислочь.

    С полудня 27 июня в расположении окруженного противника послышались сильные взрывы, стрельба из автоматов, появились большие очаги пожаров. Немецкие солдаты взрывали орудия, тягачи, танки, сжигали машины, поголовно уничтожали скот. Части прикрытия противника, состоявшие главным образом из отборных солдат и офицеров, продолжали оказывать упорное сопротивление и неоднократно переходили в контратаки. Однако части 3-й и 48-й армий в тесном взаимодействии с 105-м стрелковым корпусом 65-й армии, при интенсивной поддержке авиации и артиллерии уничтожали противника и все более сжимали кольцо окружения.

    В 16 часов нашей авиацией было обнаружено в районе Дубовка большое скопление немецкой пехоты, до 150 танков, более 1000 орудий разных калибров, до 6000 автомашин, 400 тягачей, большое количество обозов. Отряды противника силами до полка пехоты с 10–15 танками по второй половине дня 27 июня до 15 раз переходили в контратаки против частей 9-го танкового корпуса в районе Титовка, пытаясь пробиться на север.

    Все это свидетельствовало о том, что противник в ночь на 28 июня готовится вывести свои войска из окружения на север, так как отход к Бобруйску из-за отсутствия переправ через Березину был уже невозможен.

    Однако усилить район обороны 9-го танкового корпуса силами пехоты (чтобы сорвать попытку немцев пробиться на север) в оставшийся короткий срок было затруднительно. Командующий фронтом решил привлечь крупные соединения авиации 16-й воздушной армии для уничтожения окруженных немецких войск, чтобы сильными ударами с воздуха разгромить их.

    В 19 часов 27 июня (после того как войска 3-й и 48-й армий точно обозначили свой передний край) в воздух было поднято 526 самолетов. Не встречая сопротивления со стороны авиации противника, самолеты через 15 минут подошли к району окружения немецкой группировки.

    В течение часа боевые порядки противника находились под сильным огнем авиации, под непрерывным воздействием разрывающихся бомб. В расположении немецких войск образовались очаги пожаров, взрывались склады боеприпасов, целыми колоннами горели автомашины. Немецкие солдаты, бросая технику и вооружение, выбегали из лесов и в панике метались по полям. Многие из них, пытаясь спастись в Бобруйске, бросались вплавь через Березину, но, попав под фланговый огонь частей 105-го стрелкового корпуса, также уничтожались. Вскоре район, подвергавшийся бомбардировке, представлял обширное пространство с хаотически нагроможденной и разбитой техникой, покрытое тысячами трупов немецких солдат и офицеров. Разрозненные группы противника, уцелевшие от огня авиации, потеряв управление, бродили по лесам. Многие из них вскоре начали сдаваться в плен, подняв белые флаги.

    В 20.15, когда с поля боя ушли последние бомбардировщики, пехота и танки 48-й армии, поддержанные сильным огнем артиллерии, перешли в наступление на всем фронте. Противник (главным образом части СС, находившиеся на многих участках фронта в непосредственном соприкосновении с нашими частями и менее пострадавшие от воздушной бомбардировки) вновь оказал упорное сопротивление.

    К 22 часам части 42-го стрелкового корпуса сильным ударом в направлении Бабино (восточнее Титовки в 5 км) во взаимодействии с 29-м и 53-м стрелковыми корпусами, наносившими удар с юго-востока в общем направлении на Дубовку, быстро расчленили силы противника и, уничтожая их, энергично стали продвигаться к реке Березина. Потеряв надежду соединиться со своими войсками, немецкие солдаты во главе с офицерами начали сдаваться в плен группами в 100–300 и более человек. Вскоре в числе пленных оказался и командир 35-го армейского корпуса генерал Лютцов. Незначительная часть немецких войск, избежавших разгрома и плена, не оказывая сопротивления, бежала на запад и укрылась в Бобруйске.

    В 13 часов 28 июня части 3-й и 48-й армий при содействии авиации 16-й воздушной армии закончили ликвидацию немецких войск, окруженных юго-восточнее Бобруйска, и основными силами вышли к реке Березина.

    В результате двух дней напряженных боев наши войска, энергично преследуя отходившего противника, лишили его возможности прочно закрепиться на каком-либо рубеже и организовать оборону в районе Бобруйска. Мощный и своевременный удар авиации, а затем немедленно последовавшие за ним удары наземных войск полностью дезорганизовали оборону противника, расчленили ее на мелкие изолированные очаги и обеспечили полный разгром противника в предельно короткий срок.



    Действия 42-го стрелкового корпуса 48-й армии с 24 по 27 июля 1944 года


    За два дня боев 27 и 28 июня восточнее Бобруйска нашими войсками было уничтожено более 10 тыс. немецких солдат и офицеров. Взято в плен до 6000 человек, захвачено около 4000 автомашин, 432 орудия, 250 минометов, более 1000 пулеметов, 1500 лошадей, 20 складов с боеприпасами, 30 тыс. снарядов, более миллиона винтовочных патронов и другие трофеи.

    Бой за город Бобруйск 28–29 июня

    Уничтожение окруженной группировки немцев юго-восточнее Бобруйска и Бобруйского гарнизона было начато одновременно: 27 июня.

    Гарнизон города численностью более 10 тыс. человек непрерывно пополнялся за счет просачивавшихся в город остатков разбитых частей 35-го армейского и 41-го танкового корпусов. Здесь укрывались части, подразделения и даже отдельные солдаты 6-й, 45-й, 134-й, 36-й, 383-й и 35-й пехотных, 20-й танковой и 18-й зенитной дивизий, 511-го полка связи 9-й армии, несколько охранных батальонов и др. Руководил обороной Бобруйска комендант города генерал-майор Гаман.

    Широко используя для работы местное население, немцы построили сильную круговую оборону города, забаррикадировали улицы, приспособили под огневые точки дома, подвалы, построили проволочные заграждения, плотно заминировали окраины. На перекрестках улиц были врыты в землю танки, построены долговременные каменные и железобетонные огневые точки. С воздуха город прикрывался сильным зенитным огнем.

    Во второй половине дня 27 июня части 1-го гвардейского Донского танкового и 105-го стрелкового корпусов произвели первую атаку города, но успеха не имели.

    Всю ночь на 28 июня на окраинах города шли ожесточенные бои. Однако гарнизон противника не сдавался и продолжал отчаянно сопротивляться.

    Готовясь к новой атаке города, с утра 28 июня войска перегруппировали силы. В район Березовичи (4 км северо-восточнее Каменок) вышла 115-я стрелковая бригада, имевшая задачу ворваться в город с запада. На рубеже Еловики, западный берег реки Березина сосредоточилась 356-я дивизия 105-го стрелкового корпуса, которая должна была совместно с танками 1-го Донского гвардейского танкового корпуса ворваться в город с севера. С юга на Бобруйск продолжала наступать 354-я стрелковая дивизия.

    28 июня командующий фронтом приказал командующему 48-й армией переправить главные силы армии на западный берег реки Березина и, сменив части 3-й и 65-й армий в районе Бобруйска, овладеть городом.

    Однако обстановка в районе города в эту ночь резко изменилась. Противник, ослабив сопротивление на окраинах города, под прикрытием автоматчиков отвел значительную часть своих сил к центру. Разведка 356-й дивизии в ночь на 29 июня установила, что в северной и северо-западной частях города немцы сосредоточили крупные силы пехоты и артиллерии. Пленный, захваченный разведкой этой дивизии, показал, что комендант гарнизона генерал Гаман объявил в своем приказе: «Бобруйский гарнизон сегодня ночью оставляет город и прорывается на северо-запад. Первыми перейдут в атаку ударные штурмовые офицерские батальоны».

    Командир корпуса немедленно перебросил к северо-западной окраине города значительную часть своей артиллерии и гвардейский минометный дивизион.

    В 1.30 29 июня 356-я дивизия подверглась короткому, но массированному огневому налету артиллерии и минометов противника. Вскоре перед фронтом появились танки и густые цепи немецких солдат, которые, непрерывно стреляя из автоматов, повели наступление, стремясь прорваться из окруженного города на северо-запад.

    Имея впереди офицерские цепи, немецкие солдаты атаковали части 356-й дивизии. Однако только немногим из них удалось достигнуть наших окопов. Своевременно переброшенные на участок 356-й дивизии артиллерия и гвардейский минометный дивизион открыли сильный огонь, накрыв им первые колонны противника. Атака немцев быстро захлебнулась, и они с большими потерями отошли в исходное положение. Немецкая авиация почти не оказывала содействия своим наземным войскам, сделав за 28 июня 43 самолето-вылета.

    В 2 часа немцы вновь перешли в наступление. Поголовно пьяные солдаты и офицеры атаковали позиции 1181-го и 1183-го стрелковых полков 356-й дивизии. Несмотря на губительный огонь нашей артиллерии и пулеметов, они, обезумев, рвались вперед. На поле боя, в сплошной темноте, возникали рукопашные схватки. Наши бойцы в упор расстреливали бегущих на них немецких солдат, кололи их штыками.

    В течение часа части 356-й дивизии героически дрались, сдерживая натиск хлынувшей на них вражеской массы. Лишь к 2.30 ценой огромных потерь противнику удалось вклиниться в оборону дивизии и частью сил просочиться в район огневых позиций артиллерии.

    В 4 часа утра 29 июня, когда немцы еще не успели привести себя в порядок после двух ночных атак, передовые части 42-го и 29-го стрелковых корпусов 48-й армии, поддержанные сильным огнем артиллерии, начали переправу через реку Березину и вступили в бой на восточной окраине Бобруйска. С запада и юга возобновили атаки части 105-го стрелкового корпуса. На окраинах города завязались тяжелые уличные бои. Противник, напрягая последние силы, продолжал упорно оборонять каждый дом.

    К 8 часам 354-я стрелковая дивизия овладела вокзалом и прилегающими к нему кварталами. Сдерживая наступление наших войск, немцы в северной части города вновь сосредоточили крупные силы пехоты общей численностью до 8000 человек и в 8 часов 29 июня произвели третью и последнюю попытку вырваться из окружения в северо-западном направлении. На этот раз они не имели уже твердого плана наступления и преследовали одну цель — вырваться из кольца и спастись бегством.

    С большими потерями немецкому гарнизону в это утро удалось прорвать оборону 356-й дивизии и расчленить ее силы на нескольких направлениях. В образованные небольшие ворота, находившиеся под перекрестным огнем героически дравшихся бойцов дивизии, хлынули немецкие солдаты, которые, потеряв всякое управление, бежали к лесам, пытаясь в них укрыться и найти спасение. Но было уже поздно. Крупные силы наших войск находились уже далеко впереди и отрезали все пути отхода на запад.

    С выходом части сил противника из Бобруйска сопротивление гарнизона значительно снизилось, и войска 65-й армии при тесном взаимодействии с войсками 48-й армии в 10 часов 29 июня полностью овладели городом. Однако северо-западнее Бобруйска бои с вышедшими из города немецкими частями продолжались. Крупная группировка противника общей численностью до 5 тыс. человек во главе с командиром 41-го танкового корпуса генерал-лейтенантом Гофмейстером стремилась во что бы то ни стало прорваться вдоль шоссе на Осиповичи, но была вскоре уничтожена.

    Таким образом, 29 июня войска 1-го Белорусского фронта овладели городом Бобруйск — важным узлом коммуникаций и мощным опорным пунктом немцев, прикрывавшим направления на Минск и Барановичи.

    В результате этой блестящей операции войска фронта разгромили главные силы 9-й немецкой армии и создали необходимые условия для развития стремительного наступления на запад — на Слуцк, Барановичи и на северо-запад — на Осиповичи, Минск.

    За шесть дней напряженных боев противнику были нанесены огромные потери. Нашими войсками захвачено и уничтожено: 306 танков и самоходных орудий, 2664 орудия разного калибра, 2254 миномета, 7404 пулемета, 15 922 автомашины. Противник оставил на поле боя до 50 тыс. трупов своих солдат и офицеров. Взято в плен 23 680 немецких солдат и офицеров. Захвачены большие трофеи[43].

    Заключение по первому этапу операции

    Первый этап наступательной операции в Белоруссии продолжался шесть дней, в течение которых войска Красной Армии достигли выдающихся результатов.

    1-й Прибалтийский фронт ударом на юг и юго-запад прорвал немецкую оборону в общем направлении на Бешенковичи, окружил и разгромил совместно с правым крылом 3-го Белорусского фронта витебскую группировку немцев. Теперь главные силы 1-го Прибалтийского фронта совершали захождение в северо-западном направлении, имея левый фланг у Лепеля, а основное ядро — в полосе между Лепелем и Полоцком.

    3-й Белорусский фронт ликвидировал совместно с 1-м Прибалтийским фронтом витебскую группировку немцев и нанес поражение их оршанской группировке. В результате наступательных боев, проведенных в тесном взаимодействии двух фронтов (3-го Белорусского и 1-го Прибалтийского) и завершившихся окружением и уничтожением витебской группировки противника и освобождением Витебска, потери немцев по главным видам боевой техники и живой силе составили:

    пленными и убитыми 77 000

    танков и самоходных орудий 495

    орудий разных калибров 2074

    минометов 1130

    пулеметов 6728

    автомашин 7590

    3-й Белорусский фронт, разгромив противостоявшие силы врага, стремительно продвигался главными силами к реке Березина, в общем направлении на город Борисов и озеро Палик, имея в голове наступавших войск мощные подвижные соединения. Войска 3-го Белорусского фронта находились на уступе вперед по отношению к своему соседу с юга — 2-му Белорусскому фронту.

    2-й Белорусский фронт прорвал оборону немцев на могилевском направлении, нанес поражение противнику и освободил город Могилев. Преследуя отступавшего врага, главные силы фронта 29 июня вышли на реку Друть и форсировали ее на ряде участков.

    1-й Белорусский фронт окружил и уничтожил бобруйскую группировку немцев. Развивая дальнейшее наступление в северозападном и западном направлениях, он выдвигался основными силами в район Осиповичи, Пуховичи, Слуцк, создавая угрозу флангу и тылу центральной группировки противника, которую немецкое командование отводило на Минск.

    В результате наступательных боев 1-го и 2-го Белорусских фронтов потери немцев по главным видам боевой техники и живой силы составили:

    пленными и убитыми 106 930

    танков и самоходных орудий 446

    орудий разного калибра 3075

    минометов 2646

    пулеметов 8461

    автомашин 22 072

    Осуществленный с выдающимся успехом первый этап операции имел решающее значение для последующего хода событий в Белоруссии. Противник был разгромлен на флангах и расчленен в центре. Наши войска (особенно 3-го и 1-го Белорусских фронтов) получили возможность быстро продвигаться вперед, безостановочно преследовать разбитого врага, не давая ему оправиться и закрепиться. Вместе с тем разгром противника на флангах создал благоприятную перспективу для концентрического наступления на Минск, чтобы отрезать пути отступления, окружить и уничтожить основные силы 4-й немецкой армии, отходившие перед 2-м Белорусским фронтом в сторону Минска.

    Противник стремился всеми мерами восстановить фронт по линии, проходящей через Полоцк и по реке Березина восточнее Слуцка. Для этого ему нужно было стабилизировать оба свои крыла и организованно отвести охваченный центр за Березину. Все наличные резервы были выдвинуты в первую линию.

    14-я и 95-я пехотные дивизии были использованы на витебском направлении, 60-я моторизованная дивизия — на могилевском и 20-я танковая дивизия — на бобруйском направлениях. Последовавший ввод в бой дивизий охранной и оккупационной служб, а также начавшаяся переброска дивизий из других групп армий явились запоздалым решением немецкого командования. Указанные мероприятия не могли спасти положения, так как этих сил было недостаточно, а введение в бой по частям привело к их разгрому.

    Немецкие силы не смогли не только остановить, но даже задержать нашего наступления, темп развития которого достигал 20–25 км в сутки. За шесть дней наши победоносно наступавшие войска прошли около 120 км, а передовые части даже больше.

    В динамике быстро развивавшихся событий советские войска вступили в новый этап Белорусской операции. Основная задача заключалась теперь в том, чтобы стремительно преследовать разбитого противника на обоих крыльях обширного фронта и не дать ускользнуть от разгрома 4-й немецкой армии в центре.

    Действия войск Красной Армии в последующий период протекали под знаком разрешения этих новых и важных оперативных задач, возникших в результате блестящего проведения первого этапа Белорусской операции.

    Глава 4

    Развитие наступления Красной Армии на полоцко-свенцянском, минском и слуцко-барановичском направлениях

    Взятие Минска и окружение немецких войск восточнее Минска

    (Второй этап операции — с 29 июня по 4 июля)

    Развивая достигнутые успехи под Витебском, Бобруйском, а также на оршанском и могилевском направлениях, войска Красной Армии стремительно продвигались вперед.

    1-й Прибалтийский фронт наступал на Полоцк и Глубокое, 3-й Белорусский фронт должен был форсировать реку Березина у Борисова и севернее этого пункта, далее наступать на Минск и правым крылом на Молодечно. 2-й Белорусский фронт выдвигался к среднему течению Березины, имея дальнейшее направление на Минск. 1-й Белорусский фронт развивал свои удары в двух направлениях: на Минск и Слуцк.

    Наступление 1-го Прибалтийского фронта одновременно с решением важных оперативных задач в своей полосе действий обеспечивало с севера удары трех Белорусских фронтов, которые наступали по сходящимся направлениям на Минск; с северо-востока прокладывали себе дорогу части 3-го Белорусского фронта, с востока двигались войска 2-го Белорусского, а с юго-востока подходили соединения 1-го Белорусского фронта.

    Действия четырех фронтов в период с 29 июня по 4 июля, охватывавшие развитие наступления на полоцко-свенцянском, минском и слуцко-барановичском направлениях, освобождение Минска, Полоцка, Слуцка и других городов и окружение немецких войск восточнее Минска составляют второй этап Белорусской операции.

    Овладение городом Полоцк и развитие наступления в западном направлении

    После овладения узлами дорог и сильными опорными пунктами противника у Оболя, Каменя и Лепеля основные усилия 1-го Прибалтийского фронта развивались в двух направлениях: в северо-западном на Полоцк и в западном на Глубокое. Особо важное значение имел захват Полоцка. Успешное решение этой задачи обеспечивало правый фланг ударной группировки фронта и создавало предпосылки для наступления вдоль северного берега реки Западная Двина.

    В течение 29 и 30 июня войска 1-го Прибалтийского фронта продолжали вести успешное наступление в северо-западном и западном направлениях: на Полоцк и Глубокое. К исходу 30 июня на леном фланге 4-й ударной армии войска 83-го стрелкового корпуса и вновь введенный 100-й стрелковый корпус вышли на рубеж реки Сосница на фронте Котляны, (иск.) Прудок. 22-й гвардейский стрелковый корпус, преодолевая упорное сопротивление противника и отражая его многочисленные контратаки, за два дня продвинулся на 16 км и вышел на линию Прудок, Горяны.

    6-я гвардейская армия двумя стрелковыми корпусами (103-м и 23-м гвардейскими), отражая контратаки и преодолевая сильное огневое сопротивление, к исходу 30 июня продвинулась на 15–18 км и вела бой на рубеже Ржавица, Заскорки, Рябыши.

    2-й гвардейский стрелковый корпус, не встречая серьезного сопротивления противника, свернулся в колонны и совершал марш в общем направлении на Лужки. Передовые отряды корпуса успешно преследовали отходившие арьергарды немцев и находились на подступах к Лужкам.

    На фронте 43-й армии в течение 29 и 30 июня были введены в бой на правом фланге 60-й и 92-й стрелковые корпуса, подошедшие после ликвидации витебской группировки противника. К исходу 30 июня войска армии, уничтожая отдельные разрозненные группы врага и преследуя его отходившие части, вышли на линию Шалухи, Копыловщина, Черв. Горка, Отрубок, Мостище[44].

    Танковый корпус в эти два дня направлял основные усилия на то, чтобы перерезать железную дорогу Молодечно — Полоцк и захватить город Дисна. Командующий фронтом еще в 23 часа 26 июня (когда войска фронта вели бои на подступах к пунктам Камень и Лепель) поставил задачу 1-му танковому корпусу: после овладения Каменем главными силами наступать в направлении Ушачи, с тем чтобы к исходу 27 июня овладеть этим пунктом и в дальнейшем, развивая успех на Прозороки, перерезать железную дорогу Молодечно — Полоцк.

    Как указывалось уже в главе 3, части корпуса задержались на переправах через реки Западная Двина, Улла и другие, вследствие чего они начали выполнение поставленных задач по существу только 28 июня. В этот день частям корпуса совместно с пехотой удалось овладеть Каменем, а 29 июня — Ветрино. Таким образом, танковый корпус, хотя и перерезал железную дорогу Молодечно — Полоцк, но с опозданием на два дня. Это обстоятельство снижало успех танкового корпуса, так как к тому времени передовые части 2-го гвардейского стрелкового корпуса также перехватили железную дорогу Молодечно — Полоцк в районе Загайе и южнее.

    На 30 июня командиру 1-го танкового корпуса была поставлена задача овладеть районом Глубокое, Лужки, а одной танковой бригадой захватить Дисну и удержать ее до подхода пехоты. Однако эту задачу танковый корпус выполнил лишь частично. По-прежнему основные силы танкового корпуса двигались в боевых порядках 2-го гвардейского и 60-го стрелковых корпусов и к исходу дня вышли на рубеж реки Аута на фронте Вороньки, Задвоже, и только 159-я танковая бригада 30 июня выполнила свою задачу. Эта бригада после форсирования реки Ушача прошла до 60 км и к исходу дня 30 июня ворвалась в город Дисна.

    1 июля части бригады, преодолевая сопротивление противника, форсировали Западную Двину и захватили небольшой плацдарм на северном берегу реки в районе Нурово.

    Противник, стремясь остановить наступление войск 1-го Прибалтийского фронта, ввел к 30 июня свои оперативные резервы (201-ю и 221-ю охранные дивизии), а также перебросил с идрицкого направления две пехотные дивизии (290-ю и 81-ю) в район Полоцка и с псковского направления — 212-ю пехотную дивизию в район Лепель. Кроме того, усиленно подчищая свои тылы, немецкое командование ввело в бой четыре охранных, шесть саперно-строительных, четыре штрафных батальона, школу унтер-офицеров 3-й танковой армии и ряд других специальных подразделений. Все перебрасываемые части и соединения противника, как правило, вводились в бои с ходу, без какой-либо подготовки, в результате чего они несли большие потери, а отдельные части уничтожались полностью.

    Особое внимание немецкое командование уделяло полоцкому направлению. Сюда, кроме ранее действовавших двух пехотных дивизий (205-й и 24-й), были подтянуты еще две дивизии (290-я и 81-я). Немецкое командование стремилось любой ценой удержать город Полоцк как важный опорный пункт и крупный железнодорожный узел, нависающий на фланге нашей ударной группировки. На направлениях Дисна, Германовичи, Глубокое действовали остатки разбитых в предыдущих боях 252-й и 95-й пехотных дивизий, а также части вновь подошедших 212-й пехотной, 201-й и 221-й охранных дивизий противника.

    Следует отметить, что боевая ценность этих частей была невысока. Это в значительной степени облегчало нашим войскам захват Дисны и Германовичей. В связи с намечавшимся поворотом 1-го Прибалтийского фронта в северо-западном направлении Ставка Верховного Главнокомандования изменила границу между 1-м Прибалтийским и 3-м Белорусским фронтами. Левая разграничительная линия для 1-го Прибалтийского фронта была определена несколько севернее прежней и с 30 июня проходила по линии Лепель, Пустоселье, Парафьянов.

    Оценив сложившуюся обстановку к 30 июня, командующий фронтом решил: правым крылом ударной группы с утра 1 июля перейти в наступление на Полоцк и к исходу дня овладеть городом, а левым крылом развязать наступление в направлениях Германовичи и Глубокое.

    Для выполнения задачи по овладению городом Полоцк 4-я ударная армия своим левым флангом (100-й и 83-й стрелковые корпуса) должна была наступать с рубежа реки Сосница в общем направлении на Поздняки. 22-й гвардейский стрелковый корпус (находившийся в непосредственном подчинении командующего фронтом) из района Горяны наносил удар вдоль северного берега Западной Двины на Полоцк, а 23-й гвардейский стрелковый корпус (из состава 6-й армии) наступал из района озера Усомля на южную окраину города.

    Левофланговый 2-й гвардейский стрелковый корпус 6-й гвардейской армии получил задачу развивать наступление на Лужки, Германовиче и к исходу 1 июля овладеть районом Германовичи. В дальнейшем корпус должен был наступать на Шарковщизну, Иоды. Одновременно с этим генерал Баграмян приказал командующему 5-й гвардейской армией вывести 103-й стрелковый корпус из боя и выдвинуть его в направлении Ветрино, Дисна с задачей уничтожить противника в полосе между Западной Двиной и болотом Багно-Мех и к исходу 2 июля выйти на рубеж Дисна, Сулабо.

    Для 43-й армии командующий фронтом поставил задачу; к исходу 1 июля главными силами выйти на рубеж озеро Мнюта, Гвоздово, Крулевщизна, Докшице, а передовым частям на 10–15 км западнее.

    Боевые действия на полоцком направлении

    Утром 1 июля войска левого крыла 4-й ударной армии (100-й и 83-й стрелковые корпуса), а также 22-й и 23-й гвардейские стрелковые корпуса 6-й гвардейской армии перешли в наступление на Полоцк. Оборонявшиеся на полоцком направлении пехотные дивизии противника, широко применяя инженерные заграждения, оказывали яростное сопротивление наступавшим частям огнем всех видов и контратаками.

    К исходу 1 июля войска 4-й ударной армии продвинулись на 20 км и вышли на линию Жадунок, Поздняки, Громы. Частям 22-го стрелкового корпуса удалось выйти на ближние подступы к городу. Несколько медленнее развивалось наступление на фронте 23-го гвардейского стрелкового корпуса. Части корпуса, преодолевая сильное сопротивление противника, продвинулись от 4 до 6 км[45].

    2 июля, не прекращая наступления, войска 4-й ударной армии продвинулись до 10 км и перерезали железную дорогу Полоцк — Идрица. 22-й гвардейский стрелковый корпус сломил сопротивление противника и ворвался на восточную окраину города. 51-я гвардейская стрелковая дивизия (23-й гвардейский стрелковый корпус), отражая многократные контратаки немцев, в течение дня очистила всю левобережную часть города и вышла к Западной Двине.

    Противник, опасаясь, что железнодорожный мост будет захвачен нашими частями, взорвал его заблаговременно. Деревянный же мост (находившийся южнее вокзала), подготовленный к взрыву, немецкое командование сохраняло до последнего момента, так как он служил связующим звеном между гарнизонами противника в северной и южной частях города.

    При подходе дивизии к реке было обнаружено, что взорваны лишь средние пролеты железнодорожного моста, которые частично погрузились в воду. Этим не замедлили воспользоваться подразделения 154-го гвардейского стрелкового полка, которые быстро перешли на северный берег реки и захватили там небольшой плацдарм. Вышедшие к реке части дивизии обнаружили, что противник не успел разрушить деревянный мост. Подразделения 156-го гвардейского стрелкового полка перебили немецких автоматчиков, прикрывавших переправу, и захватили мост. По мосту быстро проскочили две стрелковые роты, часть батальонных и полковых пушек, а также два танка. Переправившиеся подразделения закрепились на северном берегу реки. Но дальнейшая переправа была нарушена. Мост, подготовленный немцами к уничтожению, взорвался[46].

    В течение 3 июля части дивизии, используя захваченные накануне плацдармы, форсировали реку и ворвались в центр города. Успех 51-й гвардейской дивизии значительно облегчил наступление на город 22-му гвардейскому стрелковому корпусу. Весь день 3 июля и ночь на 4 июля продолжались уличные бои в Полоцке. Противник, стремясь во что бы то ни стало удержать город, активно переходил в контратаки. Только за 3 июля в районе самого города противник предпринял до 10 контратак силами от роты до батальона каждая, поддерживая их танками и самоходной артиллерией.

    Значительную активность проявила наша авиация 3-й воздушной армии. Всего за день было произведено 756 самолето-вылетов, из них большая часть для поддержки наступления наших войск на Полоцк. Господствуя над полем боя, наша авиация бомбила и штурмовала боевые порядки противника. Действия же немецкой авиации были весьма ограничены: в течение дня над Полоцком появлялись лишь отдельные самолеты, которые не причиняли вреда.

    После ожесточенных уличных боев частей 22-го гвардейского стрелкового корпуса, наступавшего с востока, и 51-й гвардейской дивизии, наступавшей с юга, Полоцк к утру 4 июля был полностью очищен от врага; после взятия Полоцка понесшие значительные потери 81-я, 290-я и 24-я пехотные дивизии противника начали быстрый отход в северо-западном направлении.

    В ходе боев за Полоцк заслуживают быть отмеченными умелые и энергичные действия частей 51-й гвардейской стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Черникова. Они смело и решительно использовали допущенную противником оплошность со взрывами мостов, быстро перешли на северный берег Западной Двины и захватили плацдармы. В дальнейшем дивизия, расширяя захваченные плацдармы, ворвалась в центр города и нарушила всю систему немецкой обороны там, где противник менее всего ожидал этого.

    В период боев за Полоцк войска левого фланга 4-й ударной армии продолжали успешное наступление и к исходу 4 июля вели бои на линии Шеверливка, Дохнары, Батурина. 22-й гвардейский стрелковый корпус после занятия Полоцка и приведения себя в порядок совершил марш в район Ветрило, где поступил в распоряжение командующего 6-й гвардейской армией. 23-й гвардейский стрелковый корпус к исходу 4 июля двумя дивизиями вышел к Западной Двине на фронте от Дручаны до Виногроды.

    51-я гвардейская стрелковая дивизия после овладения Полоцком совершала марш в направлении Дисны.

    Развитие успеха в западном направлении

    Войска левого фланга 6-й гвардейской (2-й гвардейский стрелковый корпус) и 43-й армий продолжали наступление на Германовичи и Глубокое. 1 июля части 2-го гвардейского корпуса (при содействии двух бригад танкового корпуса) овладели Германовичами. 3 июля войска 92-го стрелкового корпуса совместно с частями 1-го танкового корпуса овладели Глубоким.

    После занятия Германовичей и Глубокого войска продолжали развивать стремительное наступление в западном направлении. К исходу 4 июля 103-й стрелковый корпус, уничтожая отдельные разрозненные группы противника юго-западнее Дрисса, вышел двумя дивизиями на линию Труды, Кисляки, Попки. 154-я стрелковая дивизия сосредоточилась в районе Виногроды и южнее. 2-й гвардейский стрелковый корпус достиг рубежа Усяны, Опса, Богинь. Войска 43-й армии, овладев 4 июля Дуниловичами, Мядзелом, к исходу дня вышли на рубеж Козяны, Курополе, Чашковщизна, Груздово, Мядзел. 1-й танковый корпус к исходу 4 июля был сосредоточен в районе Шарковщизна с целью приведения своих частей в порядок и подготовки к последующим действиям.

    Итак, за шесть суток (с 29 июня по 4 июля) левый фланг 6-й гвардейской армии, а также войска 43-й армии, преследуя отходившего противника, продвинулись от 120 до 140 км, давая среднесуточный темп продвижения 20–23 км. В результате успешных боевых действий с начала наступления по 4 июля войска фронта освободили до 6000 населенных пунктов (в том числе города Полоцк, Бешенковичи, Лепель, Глубокое, Докшице, Дисна). За это же время было уничтожено до 37 тыс. солдат и офицеров противника, 272 орудия, 85 минометов, 1457 автомашин, 78 самолетов и много другого имущества. Кроме того, войсками фронта было взято в плен до 7000 солдат и офицеров, захвачено 311 орудий, 1093 пулемета, 83 миномета, 1856 автомашин и много другого боевого имущества.

    Как указывалось уже в главе 1, планом операции предусматривался выход войск 1-го Прибалтийского фронта на 10–11-й день наступления на линию Зеленый Городок, Крулевщизна. Эту задачу фронт выполнил значительно раньше; в частности, в центре и на левом фланге на 11-й день операции войска 1-го Прибалтийского фронта находились уже в 60–90 км западнее указанной линии.

    В дальнейшем, в связи с наметившимся новым направлением для наступления войск 1-го Прибалтийского фронта (на Каунас), состав фронта изменялся. По решению Ставки Верховного Главнокомандования, 3 июля в состав фронта вошли: 39-я армия из 3-го Белорусского фронта, а также прибывавшие из Крыма 2-я гвардейская и 51-я армии. С 24 часов 4 июля 4-я ударная армия со своей полосой действий была передана во 2-й Прибалтийский фронт.

    Таким образом, для выполнения последующих задач 1-й Прибалтийский фронт был значительно усилен и включал уже пять армий (6-ю гвардейскую, 43-ю, 39-ю, 51-ю и 2-ю гвардейскую).

    Форсирование войсками 3-го Белорусского фронта реки Березина и овладение городом Борисов

    Развитие наступления в молодеченском направлении и на Минск

    Освобождение Минска

    Форсирование Березины и овладение городом Борисов

    Выходом частей конно-механизированной группы 28 июня к реке Березина первый этап операции 3-го Белорусского фронта по существу заканчивался. Войска правого крыла выполнили в основном поставленные перед фронтом задачи на четыре дня ранее срока.

    В связи с этим Ставкой Верховного Главнокомандования 28 июня была дана новая директива (№ 220124), которой 3-му Белорусскому фронту приказывалось с ходу форсировать Березину, обходя встречающиеся опорные пункты противника, и развивать стремительное наступление на Минск и правым крылом — на Молодечно; не позже 7–8 июля овладеть во взаимодействии с войсками 2-го Белорусского фронта городом Минск, и правым крылом занять Молодечно. При этом Ставка, выражая недовольство медлительностью наступления 5-й гвардейской танковой армии, требовала от нее смелых и решительных действий, отвечающих сложившейся обстановке, и необходимого напряжения сил от пехоты, чтобы она по возможности не отставала от действующих впереди танковых и кавалерийских соединений.

    Выполняя указания Ставки, войска фронта в течение 29 июня передовыми частями захватили ряд плацдармов на западном берегу Березины. При этом части 3-го гвардейского механизированного корпуса, действуя на широком фронте, сбили заслоны противника на Березине и стремительным броском вышли в район Бабцы, Тартак, Загорье, углубившись на 5–10 км. Овладев силами 35-й гвардейской танковой бригады населенным пунктом Мстиж и перерезав шоссе Бегомль, Зембин, части корпуса стали развивать наступление на юг вдоль фронта противника.

    3-й гвардейский кавалерийский корпус действовал менее успешно. Сосредоточившись для переправы на узком участке между свх. Веселово и Бытча, части корпуса в течение полутора суток вели бой за переправы в этом районе. Только к исходу 29 июня передовым подразделениям 6-й гвардейской кавалерийской дивизии удалось переправиться на западный берег Березины в районе Студенка.

    В то же время войска 5-й армии, несмотря на лесисто-болотистый характер местности, быстро продвигались вперед. Пройдя за сутки более 30 км, они догнали 3-й гвардейский механизированный корпус. Быстрому продвижению наших войск на этом участке в значительной мере способствовали партизаны. Они указывали передовым частям наиболее удобные пути движения через лесные массивы и болотные топи, охраняли переправы и обеспечивали фланги движущихся колонн главных сил.

    Сломив сопротивление неприятельских отрядов прикрытия, передовые части 5-й армии (силами до полка от каждой дивизии первого эшелона) с ходу форсировали Березину и захватили плацдармы на ее западном берегу севернее озера Палик в районах Кальник, Старина, Селец.

    11-я гвардейская армия, наступавшая уступом за 5-й армией, продвигалась медленнее. Встретив упорное сопротивление со стороны отрядов прикрытия противника на дороге Холоневичи — Крупки, 16-й и 8-й гвардейские корпуса и течение дня 29 июня вели бой на рубеже севернее и южнее Холоневичей и западнее Крупки.

    5-я гвардейская танковая армия, продвигаясь вдоль Минской автострады, 3-м гвардейским танковым корпусом овладела Лощницей и Бол. Ухолодами и передовыми частями 29-го гвардейского танкового корпуса достигло Березины севернее Борисова[47].

    Используя продвижение 5-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардейского Тацинского корпуса, развивавшего наступление на Ухвалу, 31-я армия в течение 29 июня продвинулась на 40 км. Преследуя разбитые части 78-й, 200-й пехотных и 25-й моторизованной дивизий, войска армии к исходу дня достигли реки Бобр южнее Крупки, выйдя почти на уровень с 11-й гвардейской армией.

    Таким образом, уже 29 июня войска фронта на своем правом крыле форсировали на ряде участков Березину и захватили плацдармы на ее западном берегу. Медленнее развертывалось форсирование Березины в центре фронта. Здесь противник частями 5-й танковой дивизии и остатками 14-й и 95-й пехотных дивизий оказывал наиболее упорное сопротивление, стремясь не допустить выхода наших войск к Борисову — основному опорному пункту на Березине, прикрывавшему минское направление. Однако выход танковых частей 3-го гвардейского механизированного корпуса на западный берег реки и продвижение их на юг уже создавали угрозу флангу борисовской группировки немцев.

    В течение 30 июня войска фронта, продолжая наступление, вышли основными силами к Березине и начали ее форсирование.

    5-я армия, развивая успех передовых частей, достигнутый накануне, сломила сопротивление частей 391-й охранной, 299-й пехотной и 201-й охранной дивизий, форсировала Березину тремя дивизиями и, расширив захваченные плацдармы, вышла на рубеж Бегомль, Мстиж, Завидное, продвинувшись на 8–15 км. В то же время 3-й гвардейский механизированный корпус продолжал развивать наступление по западному берегу на юг и вышел 8-й гвардейской мотобригадой в район Завидное, а 35-й гвардейской танковой бригадой овладел Плещеницами, перерезав шоссе Вилейка — Борисов и создав угрозу не только флангу, но и тылу борисовской группировки врага.

    Одновременно 3-й гвардейский кавалерийский корпус переправился двумя дивизиями на западный берег Березины в районе Студенка и вышел в район Логи, Червонная Рудня, Ляховка (15–20 км северо-западнее Борисова).

    11-я гвардейская армия, сломив сопротивление противника, вышла непосредственно к Березине и двумя левофланговыми дивизиями форсировала ее южнее города Борисова. Выдвинувшись к Борисову, переправившиеся части 11-й гвардейской армии завязали бои на юго-восточных подступах к городу.

    В то же время 5-я гвардейская танковая армия достигла рубежа Бытча, Гливин и совместно с частями 11-й гвардейской армии вела наступление на Борисов, начав бои на его северо-восточных и восточных подступах. Войска 31-й армии, продолжая стремительно преследовать отходившего противника, прошли более 30 км и вышли на фронт Бол. Ухолоды, Дроздина, Выдрица, подойдя своим правым флангом непосредственно к реке Березина.

    Таким образом, в течение дня войска фронта форсировали Березину частями 5-й и 11-й гвардейской армий на нескольких участках от Бегомля до Гливина и продвинулись по западному берегу на глубину 8–12 км, завязав бои непосредственно за город Борисов. В то же время 3-й гвардейский механизированный корпус глубоким ударом 35-й гвардейской танковой бригады на Плещеницы овладел этим населенным пунктом и перерезал шоссе Борисов — Вилейка.

    Стремясь задержать наступление наших войск, противник пытался организовать оборону на западном берегу Березины. При этом основные усилия немецкое командование прилагало на борисовском направлении. В течение 30 июня противник предпринял в районе Борисова и севернее его несколько контратак, но все они были отбиты.

    Одновременно активизировала свою деятельность и вражеская авиация. Группами по 18 самолетов немцы пытались воздействовать на наши переправы и нанести удары по подходящим к ним войскам. Но наша авиация надежно прикрывала боевые порядки своих войск и не позволила противнику сорвать переправу. За 29 и 30 июня она произвела 603 самолето-вылета, сбив при этом в воздушных боях 9 вражеских самолетов. Наши штурмовики и бомбардировщики, поддерживая переправившиеся части, наносили эффективные удары по войскам и технике противника на дорогах Борисов — Плещеницы и Борисов — Логойск.

    30 июня с 12 часов Ставкой была установлена новая разграничительная линия между 1-м Прибалтийским и 3-м Белорусским фронтами. Она проходила от Чашников севернее первоначально установленной, — через Лепель, Пустоселье, Парафьянов.

    В связи с этим командующий фронтом 30 июня приказал 5-й армии развивать наступление в направлении Долгиново, Вилейка.

    В тот же день командующему конно-механизированной группой генерал-лейтенанту Осликовскому было приказано 3-м гвардейским механизированным корпусом развивать стремительное наступление на Вилейку, а 3-м гвардейским кавалерийским корпусом — на Молодечно, с задачей овладеть обоими пунктами к исходу дня 2 июля.

    В ночь на 1 июля 11-я гвардейская армия ударом 83-й и 5-й гвардейских стрелковых дивизий с юга и юго-запада ворвалась в Борисов и во взаимодействии с частями 31-й и 5-й гвардейской танковой армий к 3 часам овладела городом[48]. Развивая успех, армия к исходу 1 июля продвинулась своим правым флангом на 25 км, достигнув шоссе Плещеницы — Логойск. Ее 8-й гвардейский стрелковый корпус после боя за Борисов вышел к реке Бродня в 10 км западнее города, 36-й гвардейский стрелковый корпус из-за большой загрузки переправ продолжал оставаться на восточном берегу, находясь во втором эшелоне.

    31-я армия, форсировав Березину, частью сил участвовала в боях за Борисов и главными силами вышла на фронт Бродня, За-ручье.

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, переподчиненный 30 июня командующему 31-й армией, производил переправу через реку Березина у Чернявка[49], выбросив передовой отряд на дорогу Борисов — Забашевичи.

    5-я гвардейская танковая армия в течение 1 июля продолжала переправу через Березину и к исходу дня находилась в районе Борисова; то же время 3-й гвардейский механизированный корпус, действуя в центре фронта, вышел главными силами на шоссе Бегомль — Плещеницы (от Омнищево до Плещениц) и развивал наступление на Вилейку. Его передовые отряды к исходу дня на правом фланге достигли в районе Гребля реки Вилия, на левом фланге овладели Пущинку (на шоссе Плещеницы — Вилейка).

    3-й гвардейский кавалерийский корпус, закончив переправу всех своих сил, сосредоточился в районе Логи, Червонная Рудня, Ляховка. Его 5-я гвардейская кавалерийская дивизия вела бой с отброшенными от Березины немецкими частями прикрытия в районе южнее Логи.

    5-я армия, овладев крупным населенным пунктом Бегомль и рядом других южнее его, вышла на фронт Будиловка, Цна, оседлала шоссе Бегомль — Плещеницы и продолжала наступление в направлении Долгиново. 1-я воздушная армия, продолжая прикрывать переправы главных сил фронта через Березину, наращивала свои удары но войскам и тылам противника. Штурмовики и бомбардировщики уничтожали войска и технику немцев в районах Вилейка, Молодечно, Красное, Жодино, Смоленичи. За сутки они произвели 2432 самолето-вылета. В воздушных боях было сбито 8 вражеских самолетов.

    В итоге четырехдневных боев (с 28 июня по 1 июля) войска фронта полностью форсировали Березину, расширив плацдарм на ее западном берегу до 110 км по фронту и на 35 км в глубину. В ходе боев наши войска нанесли сокрушительные удары 5-й танковой дивизии противника, 24-му и 26-му полицейским полкам СС, 2-му пулеметному полку СС, 201-й, 286-й охранным дивизиям и 470-му полку 260-й пехотной дивизии, в результате которых немцы понесли значительные потери. Полному разгрому подверглись специальные части 6-го и 27-го немецких армейских корпусов.



    Действия 11-й армии З-го Белорусского фронта на борисовском направлении с 28 июня по 1 июля и форсирование Березины


    Противник потерял только убитыми 22 570 солдат и офицеров. Было уничтожено: 145 вражеских танков, 28 самоходных орудий, 162 орудия разных калибров, 47 минометов, 2799 автомашин, 752 транспортера, 180 лошадей.

    Частями фронта было взято в плен 13 256 немецких солдат и офицеров и захвачено 33 самоходных орудия, 112 орудий разных калибров, 2133 автомашины, 37 паровозов, 1365 вагонов, 107 складов с боеприпасами, продовольствием и различным военным имуществом[50].

    Благодаря быстрому продвижению наших войск и стремительности действий передовых отрядов противник не успел организовать оборону на западном берегу Березины. Подбрасываемые им из резервов части, как правило, подвергались ударам на ходу и терпели поражение, прежде чем успевали занять подготовленные позиции.

    Наиболее упорное сопротивление противник оказал на борисовском направлении. Здесь им была использована 5-я танковая дивизия, переброшенная из-под Ковеля. Однако быстрое форсирование Березины частями 3-го гвардейского механизированного корпуса севернее озера Палик и выход их уже 30 июня в районы Зембин и Плещеницы создали угрозу флангу и тылу всей борисовской группировки. В то же время форсирование Березины частями 11-й гвардейской армии южнее Борисова и удары их с юга и юго-запада в сочетании с ударами частей 5-й гвардейской танковой армии с северо-востока решили участь борисовского гарнизона немцев.

    Развитие наступления на Вилейку и на молодеченском направлении. Освобождение Минска

    Потерпевший неудачу на Березине и отброшенный от нее на запад, противник пытался оказать сопротивление на линии Будслав, Долгиново, восточнее Илья, а также на рубеже Логойск, Смолевичи. Для подкрепления разбитых частей немецкое командование бросало в бой охранные формирования и различные подразделения специального назначения. Так, перед фронтом 5-й и 11-й гвардейской армий им были введены еще на Березине 391-я и 201-я охранные дивизии и 330-й охранный батальон, а на минском направлении появились строительные батальоны и полицейские части СС.

    Действуя разрозненными группами от 100 до 300 человек с танками и самоходными орудиями, противник оказывал сопротивление главным образом в населенных пунктах и в узлах дорог. Наши подвижные части и передовые отряды, действующие впереди войск, не ввязывались во фронтальные бои. Они быстрым маневром обходили опорные пункты врага и неожиданно дли него оказывались в глубоком тылу, ставя немецкие гарнизоны под угрозу окружения.

    В ночь на 2 июля передовые отряды 3-го гвардейского механизированного корпуса переправились через реку Вилия и на рассвете ворвались в города Вилейка и Курепец. После непродолжительного боя оба пункта были заняты нами. В тот же день другие части корпуса, сбивая немецкие заслоны, прорвались к железнодорожной магистрали Минск — Вильнюс и с боем овладели городом Красное. Овладев г. Красное, наши части перерезали пути сообщения немцев из Минска в Вильнюс и Лиду, изолировав минскую группировку противника с северо-запада. Развивая успех, передовые части корпуса к исходу дня достигли уже рубежа Нарочь, Михневичи (12 км восточнее Сморгоня), проделав за сутки свыше 70 км.

    Войска 5-й армии, продвигаясь в направлениях Будслав, Долгиново, разгромили в этот день 406-й полк 201-й охранной дивизии, 330-й охранный батальон и другие более мелкие части и освободили свыше 230 населенных пунктов, в том числе Парафьянов, Будслав, Долгиново. Пройдя за день более 30 км, армия к исходу дня вышла 72-м и 65-м стрелковыми корпусами на фронт Парафьянов, западнее Долгиново, Любча. Ее 45-й стрелковый корпус, составляя второй эшелон, находился на марше в районе Веретен, Шамовка, Ольковиче.

    11-я гвардейская армия ударами своего правого фланга с северо-востока в середине дня 2 июля овладела крупным населенным пунктом Логойск и главными силами вела бои с частями прикрытия противника на рубеже северо-западнее и западнее Логойска, имея 36-й гвардейский стрелковый корпус во втором эшелоне в лесах южнее и юго-восточнее Червонной Рудни.

    5-я гвардейская танковая армия, закончив переправу через Березину, достигла района Логойск, Падонки.

    31-я армия, продолжая частью сил 113-го стрелкового корпуса бой в районе Ухвала, Ореховка, с группами немцев, пытавшимися прорваться на соединение со своими частями, продвинулась за 2 июля главными силами более чем на 25 км и вышла севернее Смолевичей.

    2-й гвардейский Тацинский танковый корпус, закончив переправу через Березину, развивал наступление севернее Минской автострады и овладел в этот день Жодино и Смолевичами, сосредоточившись к исходу дня в районе к северу и югу от Смолевичей.

    Штурмовики и бомбардировщики 1-й воздушной армии наносили удары по районам Молодечно и Минск, произведя за сутки 660 самолето-вылетов. Бомбовыми ударами на станции Молодечно было подожжено шесть немецких эшелонов. Наша авиация за день боев уничтожила в воздухе и на аэродромах 11 вражеских самолетов.

    Овладение 3-м Белорусским фронтом 2 июля населенными пунктами Вилейка и Красное имело большое значение, особенно если учесть, что в это же время войска 1-го Белорусского фронта (наступавшие юго-западнее Минска) стремительным ударом конницы и танков овладели городами Столбцы, Городзей, Несвиж, перерезав пути сообщения немцев из Минска на Брест и Лунинец. Благодаря этим успехам вся минская группировка немцев и войска, действовавшие перед 2-м Белорусским фронтом, лишились важнейших коммуникаций, оказались изолированными, и дальнейшие удары со стороны 3-го и 1-го Белорусских фронтов в направлении Минска создавали условия для окружения основных сил 4-й армии, а также остатков 3-й танковой и 9-й армий противника.


    Действия 5-й гвардейской танковой армии и 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса под Минском с 30 июня по 3 июля


    В ночь на 3 июля командующий фронтом генерал армии Черняховский дал следующие директивы.

    • Командиру 3-го гвардейского механизированного корпуса к исходу 3 июля овладеть районом Сморгонь, Беница, Заскевичи и закрепиться в нем до выхода пехоты на рубеж Вилейка, Молодечно; с утра 4 июля быть готовым продолжать наступление в направлении Вильнюс.

    • Командиру 3-го гвардейского кавалерийскою корпуса, потребовав от частей максимального напряжения сил, стремительными действиями овладеть районом Молодечно, Грудек.

    • Командующему 5-й армией, выбросив для закрепления района Вилейка сильный передовой отряд, главными силами армии к исходу 3 июля выйти на рубеж Невяры (28 км западнее Парафьянов), Городище, Куренец, Вилейка.

    • Командующему 11-й гвардейской армией энергично продолжать наступление и к исходу 3 июля овладеть рубежом Понятыче, Красное, Радошковичи, Петришки, выбросив передовые отряды для занятия Молодечно, Грудека.

    • Командующему 5-й гвардейской танковой армией, во взаимодействии с 31-й армией и 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусом, ударом с севера и северо-запада к исходу 3 июля овладеть Минском и, оставив в городе гарнизон до подхода пехоты, выдвинуть главные силы армии в район 30 км западнее Минска (Ракув, Волма, Слобода).

    • Командующему 31-й армией было приказано энергично продолжать наступление и к исходу 3 июля овладеть рубежом Лусково (18 км севернее Минска), Заболотье, Колодищи; 2-му гвардейскому Тацинскому танковому корпусу, усиленному отрядами пехоты и артиллерии, во взаимодействии с 5-й гвардейской танковой армией к исходу 3 июля овладеть Минском, нанося удары с востока и юго-востока.

    3 июля в 9 часов утра части 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса при поддержке передовых частей 71-го и 36-го стрелковых корпусов 31-й армии и во взаимодействии с 5_й гвардейской танковой армией после стремительного наступления и обходного маневра с северо-запада овладели городом Минск. В тот же день около 13 часов части 1-го гвардейского Донского танкового корпуса 1-го Белорусского фронта достигли нужной и юго-восточной окраин города. Вслед за ними подходили войска 3-й армии.

    Таким образом было замкнуто кольцо окружения, внутри которого восточнее Минска оказалась большая группировка немецких войск, включавшая остатки вражеских дивизий — как из числа тех, что отходили перед 2-м Белорусским фронтом, так и части и соединения, отброшенные с севера и юга стремительным продвижением войск 3-го и 1-го Белорусских фронтов.

    Развивая достигнутый успех, 2-й гвардейский Тацинский корпус продвинулся еще на 10–12 км западнее и юго-западнее Минска и к исходу дня 3 июля вышел в район юго-восточнее Ратомка, Нов. Двор, Максимилово.

    31-я армия, пройдя за сутки от 26 до 52 км, во второй половине дня достигла 71-м стрелковым корпусом рубежа западнее Острошицкого Городка, Малиновка. Ее 36-й стрелковый корпус сосредоточился в Минске.

    5-я гвардейская танковая армия после боя за Минск продвигалась северо-западнее его и, встретив сопротивление противника, задержалась на рубеже Заславль, Ратомка.

    Войска 11-й гвардейской армии за 3 июля продвинулись от 25 до 35 км, заняли крупный районный центр Белорусской ССР город Радошковичи, а также более 100 других населенных пунктов. К исходу дня главные силы армии достигли рубежа Раювка (12 км северо-восточнее Красного), Радошковичи, Козеково. 36-й гвардейский стрелковый корпус находился в районе Логойска.


    Освобождение Минска 3 июля 1944 года


    5-я армия, выполнив задачу дня, 72-м и 65-м стрелковыми корпусами вышла на фронт Невяры, Куренец, Вилейка, Понятыче. Дивизии 45-го стрелкового корпуса сосредоточились в районах Веретен, Шамовки и Ольковиче[51].

    Конно-механизированная группа не смогла выполнить поставленной на 3 июля задачи. Встретив упорное сопротивление со стороны вновь подтянутых противником охранных частей, она весь день вела бой частями 3-го гвардейского механизированного корпуса севернее Сморгони, а 3-м гвардейским кавалерийским корпусом — на северной и северо-восточной окраинах Молодечно.

    В течение 4 июля войска фронта продолжали развивать наступление.

    5-я армия, получив задачу овладеть рубежом озеро Нарочь, Колодки, (иск.) Заскевичи и выбросить передовые отряды для захвата переправ через реку Вилия севернее Сморгони, к исходу дня достигла указанного рубежа.

    11-я гвардейская армия вышла к железной дороге Минск — Молодечно в районе Красного и южнее его.

    5-я гвардейская танковая армия, с боями продвигаясь вперед, достигла рубежа Ракув, Волма.

    31-я армия вышла на фронт Петришки, западнее Заславля, западнее Ратомка, выдвинув 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус к Ракуву.

    Конно-механизированная группа продолжала бои за Сморгонь, Лебедзев и Молодечно, очищая город и ст. Молодечно от оставшихся групп пехоты и автоматчиков противника.

    Таким образом, в результате второго этапа наступления войска 3-го Белорусского фронта достигли крупнейших оперативных успехов. Благодаря стремительности действий 3-го гвардейского механизированного корпуса и быстрому продвижению правого крыла фронта противник не смог задержать нашего наступления на реке Березина.

    Последующий удар подвижных соединений фронта на Вилейку и Красное изолировал главные силы немцев, группировавшихся на минском направлении, с северо-запада и лишил их возможности базироваться на одну из основных магистралей Минск — Вильнюс, создав вместе с тем угрозу охвата с севера. В создавшихся условиях немецкое командование пыталось возможно быстрее отвести главные силы своей 4-й армии, для того чтобы, приведя их в порядок, занять новые оборонительные рубежи в глубине. Однако мы упредили противника. Заняв уже 3 июля Минск, подвижные соединения 3-го Белорусского фронта совместно с войсками 1-го Белорусского фронта отрезали все пути отхода немцам на запад и создали для них новый «котел» восточнее Минска.

    Дальнейшее наступление 2-го Белорусского фронта и преследование противника в направлении Минска

    Окружение немецких войск восточнее Минска

    Задачи войск фронта

    Войска 2-го Белорусского фронта 29 июня выполнили дальнейшую задачу по директиве Ставки Верховного Главнокомандующего от 31 мая за № 220112, которой требовалось: «…B дальнейшем форсировать р. Днепр главными силами, овладеть Могилевом и развивать наступление в общем направлении Березино, Смиловичи».

    Преследование немцев велось в нарастающих темпах.

    29 июня соединения фронта на большом протяжении форсировали реку Друть и продолжали стремительно продвигаться вперед, приступив к выполнению директивы Ставки от 28 июня за № 220123, отданной в дополнение к основной директиве от 31 мая. Этой директивой требовалось войскам 2-го Белорусского фронта не позже 30 июня — 1 июля с ходу форсировать реку Березина, обходя встречающиеся опорные пункты противника, и развивать стремительное наступление в общем направлении на Минск. Этой же директивой фронту ставилась задача не позже 7–8 июля во взаимодействии с левым крылом 3-го Белорусского фронта и правым крылом 1-го Белорусского фронта овладеть городом Минск и выйти на западный берег реки Свислочь.

    Командующий 2-м Белорусским фронтом 29 июня отдал приказ войскам 33, 49 и 50-й армий о продолжении энергичного преследования противника и поставил задачу главными силами армий к исходу 30 июня выйти на реку Березина.

    Преследование немцев западнее реки Друть

    30 июня войска фронта, форсировав реку Друть, с боями продолжали продвигаться в западном направлении. На правом фланге и в центре наши соединения отражали контратаки немцев, пытавшихся задержать продвижение армий. В отдельных пунктах продолжалось уничтожение окруженных разрозненных вражеских групп.

    Противник в течение 30 июня перемешанными частями разбитых 27, 12 и 39-го корпусов продолжал отход на запад. На отдельных участках немцы предпринимали контратаки силами от батальона до полка пехоты при поддержке танков и самоходных орудий. Перед правым крылом фронта полуокруженные остатки 260-й, 110-й пехотных дивизий, 25-й моторизованной дивизии и подразделения 287-й охранной дивизии предпринимали контратаки с целью пробиться в западном направлении.

    33-я армия частью сил продолжала вести боевые действия но уничтожению группировки немцев из остатков 260-й, 110-й пехотной и 25-й моторизованной дивизий, а также специальных и охранных подразделений с 40–50 танками, полуокруженных в районе восточнее и юго-восточнее Круча. На флангах войска армии с боями продвигались вперед и к исходу дня вышли: правым флангом 62-го стрелкового корпуса в район Угляны и южнее 4–5 км, а на левом фланге выдвинутая из резерва 157-я стрелковая дивизия, форсировав реку Друть, вышла в район Бовсевичи. Этим нависанием флангов над немецкой группировкой в районе севернее и северо-восточнее Тетерина обеспечивалась ее скорейшая и более полная ликвидация.

    Войска 49-й армии, преодолевая сопротивление отрядов прикрытия противника (особенно сильное в направлении шоссе Могилев — Минск), своими фланговыми корпусами продвинулись вперед до 35–40 км и вышли частями 69-го стрелкового корпуса в район Журовка, а 70-м корпусом — в район Ягодка. В направлении Минского шоссе 81-й стрелковый корпус, сбивая отряды прикрытия противника (из остатков разбитых немецких 337-й, 12-й и 110-й пехотных, 18-й моторизованной дивизии и 113-й боевой группы), продвинулся вперед до 10 км и к исходу дня вышел на рубеж озеро Черное, Малиновка.

    50-я армия, преодолевая упорное сопротивление усиленных арьергардов противника перед своим правым флангом и центром, в условиях труднопроходимой лесисто-болотистой местности продолжала преследование. К исходу 30 июня армия, продвинувшись вперед от 10 до 40 км, вышла на левом фланге передовым отрядом к реке Березина на участке Вольницкий Бор, Свислочь.

    4-я воздушная армия продолжала бомбардировочными и штурмовыми ударами уничтожать живую силу и технику врага на дорогах и в местах скопления — в районах восточнее Березино. За 30 июня было произведено 202 самолето-вылета. В воздушных боях сбито пять и подбито два самолета противника. Над расположением войск фронта отмечены за день только одиночные самолето-пролеты немцев.

    Преследование развивалось успешно. Войска фронта, обходя группы прикрытия немцев, окружали их и уничтожали, не снижая темпа продвижения в западном направлении.

    Выход войск фронта на реку Березина и форсирование ее

    На 1 июля командующий фронтом отдал приказ войскам 33-й, 49-й и 50-й армий продолжать преследование противника, уничтожая его отдельные окруженные группировки. Дополнительно 49-й и 50-й армиям было дано распоряжение 1 июля передовыми частями сменить войска 3-й армии, ведущие боевые действия с остатками немецких дивизий в районе Погост, Лешница, Мегоничи, Подволошка, и стремительно развивать наступление вдоль шоссе на Минск, при этом командующему 50-й армией предписывалось установить тесное взаимодействие с соседом слева — командующим 3-й армией генерал-полковником Горбатовым.

    В течение 1 июля войска фронта продолжали наступление в направлении Минска, сбивали усиленные отряды прикрытия противника и уничтожали отдельные группы немцев, оставшихся в тылу наших войск. Наиболее упорное сопротивление арьергардные части противника оказывали на правом крыле, в полосе 33-й армии, и в центре фронта, в районе Погост. В центре наши войска к исходу дня вышли к переправам через реку Березина у города Березино и приступили к форсированию реки. На левом крыле 50-я армия, форсировав реку двумя корпусами, продолжала развивать наступление в северо-западном направлении.

    Военно-воздушные силы фронта штурмовыми и бомбардировочными действиями наносили удары по живой силе и технике немцев в районе западнее Березино и произвели за 1 июля 600 самолето-вылетов.

    В ночь на 2 июля между армиями были установлены дальнейшие разграничительные линии: между 33-й и 49-й армиями До Журовки прежней, далее Жорновка, Ольховка, Дубовручье, Гребенка, Драчково, Апчак, Чижовка (все для 33-й армии включительно); между 49-й и 50-й армиями — до Мостища прежнего, Далее — Мирославка, Горки, Дерти, Иванами, Турец, Дукора, Зазерье — все пункты включительно для 49-й армии.

    2 июля войска 2-го Белорусского фронта продолжали преследование отходившего в западном направлении противника, отбивали многочисленные контратаки на правом крыле и в центре и уничтожали отдельные разрозненные группы противника, оставшиеся в окружении — в результате стремительного продвижения и обходного маневра наших войск. За сутки соединения фронта продвинулись вперед до 30 км и переправились на западный берег реки Березина на участках всех армий.

    33-я армия вышла к исходу дня на реку Березина и продолжала форсирование ее на всем протяжении своей полосы; частью сил разгромила в районе Ореховка окруженные подразделения противника в составе более батальона пехоты с танками и самоходными орудиями, захватив при этом до 300 пленных, 8 танков, 20 автомашин, 12 многоствольных минометов и другие трофеи.

    49-я армия, преодолевая упорное сопротивление врага на правом фланге, частью сил 69-го стрелкового корпуса форсировала реку Березина и, овладев Жорновкой, вела бои за Березино. 81-й корпус, наступая с боями вдоль Минского шоссе, овладел Погостом, Лешницей и вышел к исходу дня на восточный берег реки Березина, готовясь ночью форсировать ее и продолжать движение на запад. 70-й стрелковый корпус, продвигаясь с боями вперед, к исходу дня вышел на восточный берег реки Березина и одной дивизией форсировал реку севернее села Мирославка.

    50-я армия, продвинувшись вперед на расстояние от 18 до 40 км, правофланговым 121-м корпусом вышла к реке Березина у Мирославки, а 38-м и 19-м корпусами, двигаясь в северо-западном направлении, подошла к исходу дня к Минскому шоссе и заняла Червень, имея передовой отряд северо-западнее в 15 км (в 45 км от Минска)[52].

    Авиация фронта продолжала наносить удары по колоннам отходившего противника и по его скоплениям в лесах и на дорогах. За 2 июля было произведено 555 самолето-вылетов.

    Окружение немцев восточнее Минска и выход войск фронта в район Минска

    Вечером 2 июля Военный совет 2-го Белорусского фронта, согласно полученным указаниям от представителя Ставки Верховного Главнокомандования маршала Жукова, отдал приказ, в котором, отметив стремительное наступление 50-й армии и нерешительные действия 33-й и 49-й армий, поставил перед армиями фронта новые задачи.

    33-й армии было приказано форсировать реку Березина всеми соединениями и к исходу 3 июля выйти на рубеж Забашевичи, Слобода.

    49-й армии было приказано форсировать реку Березина в ночь на 3 июля и к исходу суток выйти на рубеж Слобода, Пожарище (восточнее Червень 10 км).

    50-я армия должна была продолжать энергичное преследование противника: главнейшей задачей для армии ставилось, имея главную группировку сил на правом фланге, наступать вдоль шоссе Червень. Минск и не позднее 5 июля ударом с ходу во взаимодействии с 3-й армией 1-го Белорусского фронта взять город Минск. Для усиления армии в ее состав передавался 70-й стрелковый корпус, 64-я и 199-я стрелковые дивизии со средствами усиления из 49-й армии.

    3 июля продолжалось преследование противника в западном направлении: одновременно на правом крыле наши части разгромили группировку немцев из остатков 110-й, 260-й пехотных и 25-й моторизованной дивизий, 321-й боевой группы, 56-го и 663-го охранных батальонов и 514-го железнодорожного батальона. В центре фронта частями 49-й армии была разбита также группировка немцев, состоявшая из подразделений 78-й штурмовой и 38-й моторизованной дивизий.

    Форсировав реку Березина на всем ее протяжении в полосе фронта, войска за день боев продвинулись вперед на 25–40 км, а передовые отряды 50-й армии достигли восточной и юго-восточной окраин Минска. В этот же день столицу Белоруссии штурмом заняли войска 3-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта.

    33-я армия, продолжая продвигаться на запад, в первой половине дня 3 июля силами 157-й и 222-й стрелковых дивизий закончила разгром окруженной группировки противника в районе лесов северо-восточнее Жуковца. Остатки разгромленной группировки немцев отходили разрозненными группами в западном направлении, бросив тяжелое вооружение и транспорт. К исходу дня 62-й стрелковый корпус вышел на рубеж Заболотье, Слобода и продолжал с боями продвигаться в западном направлении; 49-я, 157-я и 222-я стрелковые дивизии, переправившись через реку Березина, вышли на рубеж Белица, Жорновка.

    В результате разгрома окруженной группировки немцев северо-восточнее Жуковца было уничтожено около 3000 солдат и офицеров и взято в плен около 100 солдат, принадлежавших 110-й, 260-й пехотным, 78-й штурмовой дивизиям и 56-му охранному полку; захвачено более 1500 автомашин, 17 танков (в том числе четыре «Тигра»), 20 самоходных орудий, 52 многоствольных миномета (шести- и десятиствольных), 120 полевых орудий и много другого военного имущества.

    49-я армия, форсировав на всем фронте реку Березина, с боем овладела городом Березино и продолжала преследование противника, уничтожая его разрозненные группы и отряды прикрытия. Немцы, отступая на запад, оказывали сопротивление небольшими отрядами автоматчиков при поддержке отдельных танков и самоходных орудий. К исходу 3 июля соединения армии продвинулись на 20–35 км и, выполнив задачу командующего фронтом, вышли на рубеж Дубовручье, Дерти.

    Войска 50-й армии, стремительно наступая в направлении Минска, сбивали и уничтожали на своем пути разрозненные группы противника и к исходу дня продвинулись вперед до 45 км. Передовые отряды 38-го стрелкового корпуса вышли к восточной и юго-восточной окраинам Минска. Главные силы корпуса, двигаясь по Минскому шоссе, подходили: одна дивизия — к Апчаку, другая к Смиловичам. 19-й корпус, продолжая выдвигаться в северо-западном направлении, к исходу 3 июля вышел на рубеж Домовицкое, севернее Гребенка, Драчково, перекрывая пути отхода остаткам разгромленных немецких частей 4-й армии из лесов южнее Смолевичей на запад и юго-запад. 121-й стрелковый корпус, выдвигаясь в район Червень, утром форсировал реку Березина и к исходу дня своими главными силами подходил к этому пункту[53].

    4 июля войска фронта, продолжая преследование противника, завершали окружение группировки 4-й немецкой армии, находившейся к югу от Смолевичей, и вели бои по уничтожению разрозненных групп врага в лесах восточнее города Минск.

    33-я армия, сбивая мелкие группы противника, продолжала выдвижение в западном направлении и к исходу дня 62-м стрелковым корпусом вышла на рубеж Мостище, Мальцы фронтом на юг, закрывая немецким частям выход из окружения в северном направлении. 157-я и 222-я стрелковые дивизии, пройдя рубеж Слобода, Дубовручье, двигались на запад; 19-я дивизия, выдвинувшись к исходу дня в район 5–10 км южнее Мальцев, продолжала движение в направлении Гребенки.

    Войска 49-й армии, преодолевая труднопроходимые участки лесисто-болотистой местности и сопротивление разрозненных групп противника, продолжали преследование и к исходу 4 июля вышли силами 69-го корпуса (153-я и 42-я стрелковые дивизии) на рубеж Гребенка, Волевечи, имея передовой отряд в районе северной окраины Смиловичей. 81-й стрелковый корпус, совершая марш по шоссе Могилев, Минск, 95-й дивизией вышел на меридиан Червень, а 32-я дивизия (направленная в распоряжение командующего 33-й армией) подходила к Домовицкое с юга. 70-й стрелковый корпус перешел в подчинение командующего 50-й армией. Армейские резервы: 290-я стрелковая дивизия с 16 часов была на марше из Богушевичей в район Лысая Гора; 369-я дивизия, сосредоточившаяся к утру 4 июля в лесу южнее Червеня, оставалась в этом районе.

    50-я армия выдвинулась своими соединениями в западном направлении и частью сил преследовала разрозненные группы противника на север и северо-запад, воспрещая группировке немецких войск, окруженной южнее Смолевичей, выход в южном и юго-западном направлениях.

    19-й стрелковый корпус (в составе 362-й, 380-й и 324-й стрелковых дивизий), замыкая кольцо окружения немецкой группировки, находившейся восточнее Минска, к исходу 4 июля вел бои на рубеже Барсуки, Зарубное, Волма фронтом на север. 38-й стрелковый корпус (110-я и 385-я дивизии) к исходу дня сосредоточился в районе южная окраина Минска, Чижовка, Бол. Тростянец. 121-й стрелковый корпус (139-я, 238-я и 330-я дивизии) сосредоточился в районе северо-западнее и западнее Червеня. 70-й корпус, вошедший в состав 50-й армии из 49-й армии, к исходу дня сосредоточился в районе Смиловичи, Дукора и западнее.

    Резерв фронта: 307-я стрелковая дивизия продолжала оставаться в районе Шиловичи, 343-я дивизия — в районе Стар. Водва; обе дивизии готовились в ночь на 5 июля совершить марш в район Погост.

    4-я воздушная армия ограничивалась разведывательной деятельностью и за 4 июля произвела лишь 25 самолето-вылетов.

    С 24 часов 4 июля в состав фронта вошла 3-я армия, переданная из 1-го Белорусского фронта.

    В результате пятидневных боевых действий (с 30 июня по 4 июля) войска 2-го Белорусского фронта, преследуя немецкие части, продвинулись с боями по труднодоступной лесистоболотистой местности на 150 км, форсировав реки Друть и Березина. За этот период было уничтожено более 10 тыс. немецких солдат и офицеров и захвачено более 3000 пленных; уничтожено и захвачено большое количество военной техники.

    Войска фронта замкнули кольцо окружения вокруг группировки 4-й немецкой армии и начали ее ликвидацию. Одновременно другие соединения фронта, разгромив противостоявшие им силы врага, получили возможность развивать дальнейшее продвижение в западном направлении.

    В успехе операции войск 2-го Белорусского фронта по прорыву обороны и по преследованию значительную роль сыграли действия партизанских отрядов Белоруссии, которые, разрушая коммуникации и линии связи, задерживали переброску резервов противника и отвлекали значительные силы врага для охраны тыловых учреждений, путей и линий связи. Кроме того, войска фронта получили большую помощь от партизан по разведыванию противника, местности и путей.

    Развитие удара 1-м Белорусским фронтом в сторону Минска и Слуцка

    В то время как части 48-й и 65-й армий 27 июня завершили в районе Бобруйска полное окружение 35-го армейского и 41-го танкового корпусов противника, остальные силы фронта продолжали энергично преследовать остатки разбитых немецких войск в двух направлениях: на Минск и на Слуцк.

    3-я армия наступала в общем направлении на Свислочь, Пуховичи, имея разграничительную линию слева: Осиповичи, Щитковичи, Шищицы (все пункты исключительно для 3-й армии).

    65-я армия силами 18-го стрелкового корпуса стремительно преследовала противника на запад, имея задачей овладеть Осиповичи, Дарганово, Ст. Дороги и развивать в дальнейшем наступление на Слуцк. Разграничительная линия для армии с 28 июня устанавливалась: Черные Броды, Устрехи, Макаричи, Уречье (все пункты, кроме Черные Броды, исключительно для 65-й армии).

    28-я армия наступала в общем направлении на Глуск, Любань, Погост.

    На стыке 65-й и 28-й армий в общем направлении на Уречье, Слуцк быстро продвигалась конно-механизированная группа генерала Плиева.

    Командующий фронтом стремился полностью использовать достигнутое его войсками оперативное преимущество западнее реки Березина и энергичным ударом 3-й армии на северо-запад, на Минск, охватить с юга минскую группировку противника и в кратчайший срок завершить ее полное окружение совместно с войсками 3-го и 2-го Белорусских фронтов. Силами 65-й и 28-й армий продолжать в высоких темпах наступление на запад, овладеть городом Слуцк и лишить таким образом немецкое командование возможности организовать оборону на рубеже Минск, Слуцк.

    Продвижение наших войск вперед проходило очень быстро. Противник, почти не оказывая сопротивления, мелкими группами в беспорядке отходил на Минск и Слуцк.

    3-я армия, преследуя немцев правым флангом в общем направлении на Березино, к исходу 28 июня вышла правофланговыми частями на рубеж Борки, Ст. Остров, имея задачей 29 июня перехватить шоссейную дорогу Могилев — Минск, а войска левого фланга форсировали реку Березину и овладели городом Свислочь.

    18-й стрелковый корпус 65-й армии в этот день на плечах отходившего противника ворвался в город Осиповичи и овладел им.

    28-я армия вела бои на рубеже Глуск, Заболотье.

    Конно-механизированная группа, совершая движение по двум дорогам (Бобруйск — Слуцк и Глуск — Погост), к 20 часам 28 июня заняла Ст. Дороги, а передовыми отрядами вышла на подступы к Слуцку.

    Действия наших войск непрерывно поддерживала авиация 16-й воздушной армии, совершившая за 27 и 28 июня более двух тыс. самолето-вылетов. Немецкая авиация проявляла слабую активность: за это время отмечено 188 самолето-пролетов, из них 45 ночью.

    Бои на минском направлении 29 июня — 3 июля

    Стремясь как можно скорее выйти в район Минска и овладеть городом, Маршал Советского Союза Рокоссовский приказал командующему 65-й армией ускорить наступление 1-го Донского гвардейского танкового корпуса на северо-запад и овладеть районом Пуховичи, а командующему 3-й армией усилить 9-й танковый корпус пехотой на автомашинах, противотанковой артиллерией и минометами и быстро выдвигать его в направлении Пуховичи. Минск с задачей овладеть Минском.

    Выступив по шоссе на Пуховичи, 1-й Донской гвардейский танковый корпус, не встречая сопротивления противника, к исходу 29 июня вышел к переправе через реку Свислочь севернее Целя, но при попытке переправиться через реку неожиданно был обстрелян сильным огнем артиллерии и минометов.

    Как выводилось позже, немецкое командование, опасаясь обхода нашими войсками Минска с юга, выбросило к реке Свислочь 12-ю танковую дивизию.

    В помощь танковому корпусу немедленно были послана авиация. Наши самолеты подвергли сильной бомбардировке немецкие войска, однако сломить сопротивление противника в этот день не удалось. Немцы неоднократными контратаками вынудили наши танки, переправившиеся на северный берег реки, отойти в исходное положение[54].

    Только 2 июля сильным ударом в центре танковому корпусу удалось прорвать оборону 12-й танковой дивизии противника. Во второй половине дня танки, быстро продвигаясь по шоссе, на плечах отходившего противника достигли Пуховичей и совместно с частями 82-й стрелковой дивизии 13-го корпуса, подошедшей сюда с востока, овладели этим пунктом.

    В то время когда шли бои на минском направлении, конно-механизированная группа генерала Плиева успешно продвигалась на Слуцк. На рассвете 2 июля 4-й гвардейский кавалерийский корпус овладел Столбцами, Гродзеем, Несвижем, перерезав коммуникации минской группировки немцев на Барановичи, Брест и Лунинец.

    На минском направлении наступление постепенно развивалось. 35-й стрелковый корпус 3-й армии 2 июля вышел на рубеж Погост, Червень, где соединился с частями 19-й армии 2-го Белорусского фронта. Остальные войска 3-й армии продолжали вести тяжелые бои с противником северо-восточнее Пуховичи, медленно продвигаясь к реке Свислочь.

    9-й танковый корпус, направленный командующим фронтом в обход Минска с юга, 2 июля овладел узлом дорог у Любяча и продолжал двигаться вдоль шоссе Слуцк — Минск на север. С северо-востока, овладев Смолевичами, к Минску подходили танковые части 3-го Белорусского фронта.

    Таким образом, создалась обстановка, при которой требовалось как можно скорее прорваться к Минску с юга подвижными соединениями, овладеть городом и совместно с войсками 3-го Белорусского фронта завершить окружение минской группировки противника.

    Командующий фронтом в 19 часов 2 июля приказал танковым корпусам ускорить наступление на Минск и 3 июля овладеть городом.

    Не прекращая преследования противника, 1-й Донской гвардейский и 9-й танковые корпуса с рассветом 3 июля продолжали свое продвижение на север.

    Самолеты 16-й воздушной армии, сопровождая наши танки, подвергли сильной бомбардировке южную окраину Минска, где, по сведениям разведки, немцы готовились оказать сопротивление.

    Уничтожая на своем пути мелкие группы противника, танки 1-го Донского гвардейского танкового корпуса в 13 часов 3 июля прорвались к Минску и вышли к юго-восточной окраине города. Части 3-й армии, используя успех своих танков, сломили сопротивление противника и, преследуя его, в 16 часов также подошли к юго-восточной окраине города. Как мы знаем из предшествующего раздела, танковые соединения 3-го Белорусского фронта, поддержанные пехотой, еще утром 3 июля ворвались в город и овладели им. В использовании сил 3-й армии для уничтожения противника в городе уже не было необходимости, и армия в этот же день получила новую задачу.

    Таким образом, войска 3-й армии и танковые соединения 1-го Донского гвардейского танкового корпуса выполнили возложенную на них задачу. Стремительно преследуя противника на северо-запад, они совместно с войсками 3-го и 2-го Белорусских фронтов 3 июля осуществили окружение крупной группировки немцев восточнее Минска.

    4 июля по приказу Ставки Верховного Главнокомандования 3-я армия со всеми средствами усиления была передана в состав 2-го Белорусского фронта, и с 24 часов 4 июля 1-му Белорусскому фронту была установлена новая разграничительном линия: Свислочь, Осиповичи, Белая Лужа, Гродзей, Молчадь, Зельва.

    Бои за Слуцк 29–30 июня

    В то время как 3-я армия, взаимодействуя с войсками 3-го и 2-го Белорусских фронтов, осуществляла окружение минской группировки противника, главные силы фронта продолжали стремительное наступление на Слуцк. 65-я армия главными силами наступала на Щитковичи и Шищицы; 28-я армия быстро продвигалась на Любань. Погост. Между этими армиями по шоссе Бобруйск — Слуцк преследовала противника конно-механизированная группа.

    Передовые отряды 65-й и 28-й армий к исходу 29 июня вышли на рубеж Щитковичи, Уречье, Любань, а отряды конно-механизированной группы подошли к Слуцку.

    Противник на флангах оказывал слабое сопротивление и под ударами наших частей быстро откатывался на запад. В центре, у Слуцка, немецкий гарнизон общей численностью до двух полков пехоты с танками, собранными немецким командованием из отходящих частей 35-й и 102-й пехотных дивизий, поспешно занял круговую оборону на подступах к городу и огнем артиллерии обстрелял передовые отряды конницы.

    Генерал Плиев приказал на рассвете 30 июня 30-й кавалерийской дивизии нанести удар по оборонявшемуся противнику с севера, а 9-й дивизии — с юга. С востока наступлению содействовали части 1-го механизированного корпуса.

    Под покровом темноты кавалерийские дивизии заняли в пешем строю исходное положение для атаки. Противник непрерывно освещал местность ракетами, вел интенсивный пулеметный и минометный огонь. Усилила свою деятельность и его авиация. Одиночные немецкие самолеты систематически стали обстреливать дороги, подвергли бомбардировке города Осиповичи, Ст. Дороги и Глуск.

    На рассвете 30 июня, после короткого артиллерийского налета, части 4-го гвардейского кавалерийского корпуса атаковали слуцкий гарнизон противника. Преодолевая упорное сопротивление немецких войск, кавалерийские дивизии сильным ударом по флангам прорвали оборону немцев и устремились к центру города. Одновременно в город ворвались подошедшие с востока танки 219-й танковой бригады. Немецкие солдаты в панике, бросая оружие и снаряжение, стали отходить к городу, пытаясь укрыться в жилых домах. Вскоре на улицах завязались упорные бои. В 8 часов до полка пехоты противника при поддержке огня артиллерии и танков контратаковали наши части на юго-западной окраине города. Немецкие солдаты, двигаясь впереди густыми цепями, ворвались в город и потеснили части 9-й кавалерийской дивизии к центру. На помощь кавалеристам был брошен артиллерийский полк 15-й стрелковой дивизии 18-го корпуса. В результате сильного огня артиллерии прямой наводкой с первых же выстрелов было подбито несколько немецких танков, а вражеская пехота понесла большие потери. Немецкая контратака захлебнулась. Вскоре с северо-востока в город ворвалась 35-я мотострелковая бригада 1-го механизированного корпуса, а с юга город Слуцк обошли части 3-го гвардейского стрелкового корпуса 28-й армии.

    Атакуемые с нескольких сторон, немцы не выдержали удара и, оставив на поле боя большое количество убитых и раненых, начали отходить на запад. В 11 часов 30 июня город Слуцк был полностью очищен от противника и занят нашими войсками.

    Преследование противника на барановичском направлении 1–4 июля

    Остатки разгромленных 35-й и 102-й пехотных дивизий, оставив Слуцк, быстро отходили к городу Барановичи, который был превращен противником в крупный опорный пункт.

    По всем дорогам, ведущим на запад, тянулись разрозненные группы немецких солдат, большое количество автомашин с имуществом, гужевой транспорт.

    Командующий фронтом решил продолжать неотступное преследование противника и овладеть городом Барановичи. Для выполнения этой задачи в ночь на 1 июля войскам было отдано приказание:

    • 1-му механизированному корпусу — продолжать стремительное преследование отходящего противника и к исходу 3 июля овладеть железнодорожным узлом и городом Барановичи.

    • 4-му гвардейскому кавалерийскому корпусу — преследовать противника в направлении Слуцк, Копыль, Бобовня, Городзей и овладеть районом Столбны, Городзей, Несвиж.

    • 65-й армии — стремительно продвигаясь на Шищицы, Бобовня, овладеть к исходу 3 июля рубежом Узда, Песочное, Бобовня, Копыль.

    • 28-й армии — наступая через Тимковичи, овладеть рубежом Копыль, Тимковичи, Кр. Слобода.

    Севернее в разграничительной линии: справа Пуховичи, Руденск, Дзержинск; слева Веркалы, Узда, Столбцы командующий ввел в бой 48-ю армию (закончившую к этому времени ликвидацию бобруйской группировки противника) с задачей — к исходу 3 июля овладеть рубежом Руденск, Шацк.

    Выполняя приказ командующего фронтом, 4-й гвардейский кавалерийский корпус, стремительно преследуя отходящего противника, на рассвете 2 июля овладел крупными населенными пунктами Столбцы, Городзей, Несвиж, пройдя с боями свыше 80 км. Таким образом, важнейшие коммуникации от Минска на Барановичи, Брест и Лунинец были перехвачены нами.

    1-й механизированный корпус, преодолевая сопротивление немецких войск, по труднопроходимсй и болотистой местности продвигался очень медленно и к исходу 3 июля вышел к восточной окраине Клецка.

    Авиация 10-й воздушной армии, поддерживая продвигавшиеся вперед конницу и танки, подвергла сильной бомбардировке город Барановичи, сделав за 1 и 2 июля 824 самолето-вылета.

    С утра 3 июля сопротивление противника стало возрастать. 30-я кавалерийская дивизия, выдвигаясь из района Столбцы, подверглась сильной контратаке пехоты противника общей численностью до батальона с тремя танками «Тигр» и двумя самоходными орудиями и вынуждена была перейти к обороне. Так же встретили сопротивление противника и остальные кавалерийские дивизии.

    Немецкое командование спешно усиливало свою барановичскую группировку, перебросив сюда 4-ю танковую дивизию. Остатки 6-й, 383-й, 45-й, 36-й, 269-й, 35-й и 102-й пехотных дивизий спешно приводились в порядок и организовывали оборону вокруг Барановичей. Все чаще наши войска стали подвергаться ударам вражеской авиации.

    Командующий фронтом потребовал от войск ускорить продвижение вперед, чтобы, используя район, захваченный 4-м гвардейским кавалерийским корпусом, выйти на подступы к Барановичам.

    48-я армия, несмотря на сильно заболоченную, лесистую местность, плохие дороги (особенно в центре полосы и на правом фланге), энергично преследовала отходившего противника, нередко совершая переходы по 30–40 км в сутки. 4 июля армия овладела населенными пунктами Погорелое, Узда и передовыми частями вышла к правому берегу реки Неман у города Столбцы.

    Левее 65-я армия, преодолевая сопротивление отдельных групп противника, овладела Песочным, Бобовней и к исходу дня 4 июля передовыми частями подходила к Городзею, Несвижу. 28-я армия, преследуя противника, 4 июля форсировала реку Лань и продолжала успешно продвигаться на Ляховичи.

    1-й механизированный корпус, продвигаясь вдоль Слуцкого шоссе, овладел Синявкой и двигался на запад, обходя Барановичи с юга.

    Таким образом, к исходу 4 июля войска 1-го Белорусского фронта успешно выполнили вторую задачу, поставленную им Ставкой Верховного Главнокомандования; осуществили силами своего правого крыла совместно с 3-м Белорусским фронтом окружение минской группировки немецких войск, а центром и левым крылом, стремительно преследуя отходившего на запад противника, вышли на подступы к крупному узлу сопротивления немцев — городу Барановичи.

    Заключение по второму этапу операции

    Второй этап операции дал очень большие оперативные и стратегические результаты.

    На севере овладение Полоцком обеспечило наше правое крыло. Последующий выход войск 1-го Прибалтийского фронта на рубеж Дрисса, Опса, Козяны, озеро Нарочь открывал перед ними новые задачи на двинском и свенцянском направлениях.

    В центре концентрическое наступление войск трех Белорусских фронтов к Минску завершилось выдающимся успехом. Крупная немецкая группировка, отходившая по оси Могилев — Минск, вскоре оказалась в тяжелом положении.

    Уже 2 июля стремительным ударом подвижных соединений 3-го Белорусского фронта северо-западнее Минска были заняты города Вилейка и Красное. Тем самым наши войска перерезали пути сообщения немцев из Минска на Вильнюс и Лиду. Одновременно юго-западнее Минска войска 1-го Белорусского фронта быстрым наступлением конно-механизированной группы овладели городами и узлами коммуникаций Столбцы, Городзей, Несвиж, отрезав немцам пути сообщения на Барановичи, Брест и Лунинец. Таким образом, уже 2 июля назревало оперативное окружение всей минской группировки немцев.

    Это окружение было осуществлено на следующий день, 3 июля, когда войска 1-го Белорусского фронта при содействии войск 1-го Белорусского фронта в результате концентрического наступления и обходного маневра штурмом овладели столицей Советской Белоруссии городом Минск, важнейшим стратегическим узлом обороны немцев на западном направлении. В этот день в районе Минска встретились головы двух наших наступавших клиньев: с северо-востока — 3-го Белорусского фронта, с юго-востока — 1-го Белорусского фронта. Кольцо окружения немецких войск замкнулось у Минска.

    К востоку от Минска в обширной лесисто-болотистой полосе местности, в направлении на Волма, Пекалин и далее к реке Березина оказались отрезанными войска 12-го, 27-го армейских и 39-го танкового корпусов 4-й немецкой армии, а также остатки 35-го армейского и 41-го танкового корпусов 9-й немецкой армии и некоторые другие части общим числом около 100 тыс. человек. Эти перемешавшиеся войска, находившиеся вначале в нескольких группах, делали отчаянные попытки прорваться из окружения в различных направлениях.

    Командование Красной Армии со своей стороны принимало меры к скорейшей ликвидации отрезанных крупных вражеских сил. Действия наших войск по уничтожению противника в минском котле продолжались и в последующие дни (после 4 июля).

    Разгром минской группировки немцев (в довершение к разгрому витебской и бобруйской группировок) создал исключительно благоприятную обстановку для дальнейшего наступления главных сил советских войск на запад. В стратегическом фронте врага была пробита обширная брешь; 30 неприятельских дивизий были уничтожены или отрезаны и находились в минском котле в ожидании предстоявшей им участи. Попытки немецкого командования закрыть эту брешь отдельными дивизиями, спешно перебрасываемыми с различных направлений, не могли дать значительных результатов.

    Таким образом, вторая основная задача операции была мастерски выполнена: противник разгромлен в центре, Минск взят, большая группировка немецких войск отрезана восточнее Минска.

    Перед войсками Красной Армии в Белоруссии вставали задачи по неотступному преследованию остатков разбитого врага и открывались блестящие перспективы для дальнейших быстрых успехов в направлениях на Вильно, Лиду, Барановичи.

    Глава 5

    Ликвидация окруженных немецких войск под Минском

    Наступление на Двинск

    Преследование противника на запад и взятие Вильнюса

    Выход наших войск к Неману и на фронт Гродно, западнее Волковыска и Пинска

    (Третий этап операции, 5–16 июля)

    В рассматриваемый период в районе к востоку и югу от Минска проводилась ликвидация окруженной немецкой группировки специально выделенными для этой цели войсками.

    Главные силы наших четырех фронтов в это время продолжали преследование остатков немецких частей на западе. В результате разгрома трех армий, произведенного на протяжении двух этапов Белорусской операции, была образована обширная брешь в центре всего немецкого фронта, на важнейшем стратегическом направлении. Нужно было немедленно использовать это обстоятельство и не дать противнику возможности воссоздать фронт на одном из промежуточных рубежей.

    На двинском направлении противник упорными боями стремился приостановить наступление 1-го Прибалтийского фронта, используя подброшенные резервы и удобную для обороны озерную полосу местности южнее и юго-восточнее Двинска (Даугавпилс). На виленском, гродненском, волковыском, барановичско-брестском и пинском направлениях наше наступление в рассматриваемый период, с 5 по 16 июля, успешно развивалось в быстрых темпах.

    Ликвидация окруженных немецких войск восточнее и южнее Минска

    В результате стремительного продвижения войск 3-го и 1-го Белорусских фронтов и занятия 3 июля города Минск пути отхода основных сил 4-й немецкой армии на запад были отрезаны.

    К 5 июля, смещаясь под ударами 2-го Белорусского фронта в западном направлении по оси Могилев — Минск, остатки этой армии скопились в лесах восточнее Минска в двух группах. Одна группа, состоявшая преимущественно из частей 12-го армейского корпуса, находилась в районе северо-восточнее Волмы; вторая, имевшая ядром дивизии 27-го армейского корпуса, стеснилась юго-восточнее Волмы. Кроме того, показаниями пленных здесь было установлено наличие частей 39-го, 41-го танковых и 35-го армейского корпусов.

    В общей сложности остатки восемнадцати пехотных, трех моторизованных, двух зенитных, танковой, штурмовой и охранной дивизий, большого количества различных отдельных частей и подразделений специального назначения, входивших в состав центральной группы немецких армий, численностью около 100 тыс. человек с многочисленной техникой, потеряв всякое управление и перепутавшись между собой, тщетно метались по лесным дорогам и тропам в поисках выхода из минского котла.

    До 4 июля окруженная немецкая группировка не имела связи со своим командованием. 5 июля ей удалось установить связь по радио со штабом 4-й армии, успевшим проскочить на запад, и окруженные войска противника получили приказ прорываться на соединение со своими частями. В ночь на 5 июля немецкая авиация сбросила отрезанной группировке продовольствие и боеприпасы.

    Для выхода из окружения немецкие части были разделены на две группы. Первая — во главе с командиром 78-й штурмовой дивизии генерал-лейтенантом Траутом — должна была прорваться на юг в направлении Смиловичи, Руденск. Вторую возглавил заместивший командующего 4-й немецкой армией командир 12-го армейского корпуса генерал-лейтенант Мюллер; задачей этой группы было пробиться в обход Минска с юга на Дзержинск и далее на юго-запад[55]. Обе группы имели общую цель выйти на Барановичи.

    Между тем войска 2-го Белорусского фронта, продолжая развивать стремительное наступление на запад, все сильнее и сильнее теснили окруженного врага, расчленяя его на мелкие изолированные группы и уничтожая.

    33-я армия, переданная с 24 часов 5 июля 3-му Белорусскому фронту и получившая задачу сосредоточиться в районе Минска, дивизиями правого фланга наступала южнее автомагистрали Москва — Минск. Обтекая лесные массивы с севера, она преграждала пути отхода противнику на северо-запад, а центром и левым флангом сжимала вражескую группировку в районе Волма, Пекалин.

    49-я и 50-я армии 2-го Белорусского фронта, выдвигаясь главными силами южнее Минска, частью соединений ликвидировали попытки немцев пробиться на юг и юго-запад.

    6 июля головной отряд группы Траута численностью до 3000 человек сделал попытку прорваться через шоссе Могилев — Минск в районе Смиловичей, но наткнулся на части 49-й армии и после четырехчасового боя был полностью разгромлен.

    В тот же день противник пытался прорваться из района Апчак к переправам через реку Свислочь у Синело, но попал под удары 369-й, 222-й стрелковых дивизий и 342-го тяжелого самоходного артиллерийского полка 49-й армии. В результате завязавшегося боя немцы потеряли более 3500 солдат и офицеров, в том числе 1200 человек пленными. Был захвачен и сам командир 78-й штурмовой дивизии Траут, а также командующий артиллерией 12-го армейского корпуса и начальник разведывательного отдела штаба этого корпуса[56].

    Группа Мюллера пыталась в этот день прорваться в обход Минска с юга из района Бол. Тростенец, Ильница, но своевременно выдвинутыми к юго-востоку и югу от Минска частями 113-го стрелкового корпуса 31-й армии была с большими потерями отброшена обратно. Одной части этой группы (численностью до 800 человек) удалось пройти на Самохваловичи и достигнуть населенного пункта Озеро, но здесь она наткнулась на штаб 50-й армии и после непродолжительного боя была уничтожена силами армейского подвижного отряда. Другая часть (до 1000 человек) проскочила на Добрынево и была уничтожена здесь на другой день.

    Для того чтобы преградить противнику пути отхода на юго-запад, 38-й стрелковый корпус 50-й армии, отойдя на западный берег реки Птичь, занял рубеж Томашевичи, Самохваловичи, Подгай фронтом на восток.

    33-я армия, действуя по лесным дорогам в районе Пекалина, Волма, за день боя 8 июля уничтожила южнее Пекалина до 1000 человек.

    7 июля 49-я и 50-я армии 2-го Белорусского фронта, продолжая главными силами двигаться на запад, выделили для ликвидации минской группировки противника пять дивизий. Из состава 49-й армии были выделены 324-я, 369-я и 380-я стрелковые дивизии. От 50-й армии был оставлен на реке Птичь 38-й стрелковый корпус (110-я и 385-я стрелковые дивизии).

    Наиболее ожесточенные бои развернулись в этот день на переправах через реку Свнслочь. Противник, прорываясь в юго-западном направлении, на рассвете захватил переправы у Синело и перерезал проходившую здесь армейскую дорогу 49-й армии. Частью сил немцы переправились через реку Свислочь в районе Михановичи и начали распространяться на юг. Но подошедшие с юго-востока 369-я стрелковая дивизия 49-й армии и с севера 222-я стрелковая дивизия 33-й армии разгромили противника на переправах и очистили от вражеских групп Михановичи и Борки. После этого 222-я стрелковая дивизия, действуя подвижными отрядами, посаженными на автомашины, окружила и уничтожила в районе Кайково совместно с частями 38-го стрелкового корпуса пятитысячную группу немцев, успевшую переправиться через реку. В тот же день частями 69-го стрелкового корпуса 49-й армии была разгромлена еще одна вражеская группа, находившаяся на марше в районе Максимилово. Среди пленных, захваченных в течение дня частями 49-й армии, оказался командир 56-й пехотной дивизии генерал-майор Тровиц.

    Части 50-й армии ликвидировали группу противника, просочившуюся накануне в район Добрынево, уничтожив за 7 июля до 2000 немцев и захватив в плен 1400 человек.

    8 июля уничтожение вражеских группировок, по-прежнему пытавшихся вырваться в южном и юго-западном направлениях, продолжилось.

    369-я стрелковая дивизия окружила и полностью ликвидировала крупную группу немцев в лесу южнее Дукорщины, уничтожив за день боя свыше 1500 немцев, 120 автомашин, 10 орудий. Был захвачен в плен вместе со штабом командир 60-й немецкой моторизованной дивизии генерал-майор Штайнкелер, 325 автомашин, 90 лошадей и пр.

    380-я стрелковая дивизия, сосредоточившись в районе Бабовозовщина, вела напряженный бой с большой группой противника, пытавшейся пробиться из района Гатово на Самохваловичи. Вначале немцам удалось прорваться и овладеть Самохваловичами. Но после упорного боя противник был разгромлен и отброшен на северо-восток. Взаимодействуя с другими частями, 380-я стрелковая дивизия с 4 по 8 июля (главным образом 8 июля) уничтожила до 15 тыс. немцев и захватила в плен 3500 человек с большим количеством вооружения и различного военного имущества.

    Части 38-го стрелкового корпуса в течение дня продолжали очищать леса южнее и юго-западнее Самохваловичей от просочившихся туда вражеских групп.

    Одновременно с отчаянными попытками прорваться в южном и юго-западном направлениях немцы пытались выйти на север через полосу действий 33-й армии.

    Остатки 14-й, 31-й, 267-й пехотных и 25-й моторизованной дивизий, скопившись в лесах южнее Смолевичей, в ночь на 8 июля начали выдвигаться к автомагистрали Москва — Минск западнее Смолевичей. К этому времени главные силы 33-й армии уже заканчивали сосредоточение в районе Минска.

    Воспользовавшись этим, противник двумя группами пересек автомагистраль в районе Дигоровки и Королева Стана и начал распространяться на север. Продвижение немцев в северном направлении могло создать угрозу штабу 3-го Белорусского фронта, находившемуся в Логойске. Для ликвидации прорвавшейся группировки был выброшен 2-й гвардейский мотоциклетный полк 3-го Белорусского фронта и батальоны 152-го укрепленного района, находившегося в резерве командующего фронтом. При содействии отрядов партизанской бригады «За советскую Белоруссию» и подразделений 70-й стрелковой дивизии 33-й армии эти части окружили группу немцев в районе Трубчино и в течение 8 июля уничтожили ее. Вторая группа противника достигла района Митьковщина и была окружена и уничтожена здесь 9 июля.

    Потеряв надежду на организованный выход из окружения и неся огромные потери от ударов нашей авиации, своевременно обнаружившей вражеские колонны на лесных дорогах, противник делал попытки просочиться мелкими разрозненными группами, но всюду натыкался на наши части и уничтожался.

    Так, 8 июля группа немцев в 3000 человек, в которой находился и временно исполнявший должность командующего 4-й немецкой армией командир 12-го армейского корпуса генерал-лейтенант Мюллер, просочилась в район юго-западнее Дзержинска, но наткнулась на части 121-го стрелкового корпуса 50-й армии. После непродолжительного боя Мюллер вместе со всей группой сдался в плен и отдал приказ о капитуляции остатков всей 4-й армии[57].

    Ликвидация отдельных разрозненных групп немцев продолжалась вплоть до 11 июля. С 9 июля эту задачу командующий 2-м Белорусским фронтом возложил на командующего 49-й армией, которому был подчинен 38-й стрелковый корпус 50-й армии, и ранее состоявшие в 49-й армии 324-я, 369-я и 380-я стрелковые дивизии, а также находившуюся во фронтовом резерве в районе Червень 343-ю дивизию.

    Действуя юго-восточнее Минска в направлении Узляны, Руденск, части 49-й армии прочесывали лесные массивы и очищали их от немцев.

    9 июля частями 38-го стрелкового корпуса в районе Узляны была захвачена в плен группа немцев в 2000 человек с командиром 27-го армейского корпуса генералом от инфантерии Фелькерсом и командиром 260-й пехотной дивизии генерал-майором Клядштом. В тот же день 324-я стрелковая дивизия ликвидировала крупную группу противника в районе Бол. Тростенец, Апчак, захватив в плен 1200 немецких солдат и офицеров, и среди них командира 45-й пехотной дивизии генерал-майора Энгеля.

    11 июля войска 49-й армии полностью выполнили свою задачу и начали выдвижение в западном направлении вслед за главными силами 2-го Белорусского фронта. Одновременно войска 33-й армии, начав еще 8 июля выдвижение главных сил к западу от Минска, частями 49-й, 32-й и 70-й стрелковых дивизий прочесывали леса восточнее города до линии Смолевичи, Драчково, Моторово. Действуя отдельными отрядами, части 33-й армии к 10 июля полностью очистили свой район.

    Таким образом, в период с 5 по 11 июля вся группировка немецких войск, оставшаяся восточнее и юго-восточнее Минска, была полностью ликвидирована.

    Только войсками 49-й армии за период с 6 по 11 июля уничтожено до 36 тыс. немцев, 950 орудий и минометов, 145 танков и самоходных орудий, более 1500 автомашин. Взято в плен 16 тыс. немецких солдат и офицеров, в том числе 5 генералов, захвачено 550 орудий и минометов, 900 автомашин и 2000 лошадей.

    Всего же войска 2-го Белорусского фронта с 3 по 12 июля уничтожили 52 тыс. и взяли в плен 28 243 немца. Среди пленных были захвачены три командира корпуса и 6 командиров дивизий. Кроме того, войсками 33-й армии было уничтожено до 20 500 и взято в плен 7500 вражеских солдат и офицеров.

    Боевые действия войск 1-го Прибалтийского фронта на подступах к Двинску и развитие успеха на свенцянско-каунасском направлении

    В период с 23 июня по 4 июля войска 1-го Прибалтийского фронта успешно решили задачи, поставленные Ставкой Верховного Главнокомандования. Разгром ближайших оперативных резервов противника и глубокое вклинение войск 1-го Прибалтийского фронта в его оборону создавали благоприятные условия для развития наступления на паневежско-шауляйском и свенцянско-каунасском направлениях.

    В целях полного использования результатов достигнутой победы и выхода войск на линию Шауляй, Каунас Ставка Верховного Главнокомандования 4 июля ставит задачу 1-му Прибалтийскому фронту (в составе 6-й гвардейской, 43-й, 39-й, 2-й гвардейской, 51-й армий и 1-го танкового корпуса):

    «Развивать наступление, нанося главный удар на Свенцяны, Каунас. Ближайшая задача не позднее 10–12.7 овладеть рубежом Двинск, Нове-Свенцяны, Подбродзе. В дальнейшем, прочно обеспечивая себя с севера, наступать на Каунас и частью сил на Паневежис, Шауляй».

    Разграничительная линия между 1-м Прибалтийским и 3-м Белорусским фронтами с 4 июля устанавливалась по линии Парафьянов, Мядзел, Подбродзе, Кошедары, Мариямполь. Разграничительная линия со 2-м Прибалтийским фронтом была установлена по реке Западная Двина.

    К исходу 4 июля из пяти армий, которые предназначались для решения поставленных Ставкой Верховного Главнокомандования задач, только две армии (6-я гвардейская и 43-я) имели непосредственное соприкосновение с противником. Войска 39-й армии (вошедшей в состав фронта 3 июля) после ликвидации витебской группировки совершали марш, и к исходу 4 июля ее соединения находились: 84-й стрелковый корпус в районе Березино, Городок, Осетище; 5-й гвардейский стрелковый корпус в районе Кальчик, Домжерицы, Забоенье. С учетом быстрых темпов продвижения войск 43-й армии на подтягивание и ввод в бой соединений 39-й армии необходимо было затратить от четырех до пяти суток.

    Войска 2-й гвардейской армии к исходу дня 4 июля находились на марше в 50–70 км восточнее Витебска. Соединения же 51-й армии только начинали прибывать на станцию Дретунь. На выгрузку и подтягивание 2-й гвардейской и 51-й армий требовалось от десяти до двенадцати суток.

    Таким образом, ближайшая задача фронта (выход войск на рубеж Двинск, Нове-Свенцяны, Подбродзе), указанная директивой Ставки на глубину 40–70 км, могла быть выполнена силами трех армий (6-й гвардейской, 43-й и 39-й). Для выполнения дальнейшей задачи развития наступления на Каунас и Паневежис намечалось привлечь все пять армий.

    Ниже рассматриваются боевые действия войск 1-го Прибалтийского фронта в период с 5 по 15 июля 1944 года на двух направлениях — на двинском и свенцянско-каунасском. На этом этапе операции участвовали 6-я гвардейская, 43-я и 39-я армии. Вновь вошедшие в состав фронта 2-я гвардейская и 51-я армии в это время совершали марш за боевыми порядками действующих армий.

    Бои на двинском направлении 5–15 июля

    Для успешного развития наступления важное значение приобретал выход наших войск из межозерного дефиле севернее Браслав, Рымшаны, а также очищение от противника южного берега Западной Двины на фронте Краслава, Двинск. Решение этой задачи было возложено на 6-ю гвардейскую армию, для чего ей после овладения Полоцком был возвращен 22-й гвардейский стрелковый корпус.

    В результате успешного наступления войск 2-го гвардейского и 103-го стрелковых корпусов в западном направлении и затянувшихся боев по овладению Полоцком полоса действий 6-й гвардейской армии к исходу 5 июля значительно расширилась. Линия фронта 6-й гвардейской армии к этому времени достигла почти 160 км. Правый фланг армии находился у Рубанова (9 км восточнее Дисны), левый — у озера Богинское. Части и соединения действовали на широких фронтах и имели между собой значительные промежутки. Так, например, между наступающими 103-м и 2-м гвардейским стрелковыми корпусами к исходу 5 июля имелся почти сорокакилометровый промежуток, который лишь частично обеспечивался частями 1-го танкового корпуса.

    Из двенадцати дивизий, к исходу 5 июля входивших в состав 6-й гвардейской армии, вели наступление только пять: две стрелковые дивизии 103-го стрелкового корпуса (29-я и 154-я) и три стрелковые дивизии 2-го гвардейского стрелкового корпуса (166-я, 46-я гвардейская и 9-я гвардейская). Правый фланг армии на фронте от Рубанова до Вята (протяжением 65 км) обеспечивался двумя стрелковыми дивизиями (71-й гвардейской и 270-й). 22-й и 23-й гвардейские стрелковые корпуса (пять дивизий) после завершения боев по взятию Полоцка были подтянуты на двинское направление.

    Немецкое командование, придавая большое значение двинскому направлению, стремилось любой ценой не допустить выхода наших войск к Двинску и обеспечить таким образом начавшийся отход северной группы армии. На это направление противник спешно перебросил из состава своей Северной группы армий 132-ю, 81-ю, 215-ю, 263-ю пехотные и 338-ю учебно-полевую дивизии, а также 226-ю бригаду штурмовых орудий.

    Усиленно подчищая свои тылы, немецкое командование подтянуло сюда же четыре отдельных полка (в том числе три латышских полка СС) и до семи охранных, саперных и штрафных батальонов. Кроме того, на двинское направление из состава отходящей Северной группы армий перебрасывались дополнительно 61-я и 225-я пехотные дивизии, а также ряд других частей.

    Таким образом, перед войсками 6-й гвардейской армии стояли весьма сложные задачи: преодолеть оборону немцев, созданную в многочисленных межозерных дефиле и лесисто-болотистой местности, и выйти к Двинску раньше, чем успеют подойти новые оперативные резервы противника.

    Командование фронта, придавая важное значение захвату межозерных дефиле северо-восточнее Браслава, а также быстрейшему выходу войск к городу Двинск, решило использовать для этой цели 1-й танковый корпус. 3 июля командующий фронтом поставил ему задачу:

    «С рассветом 4 июля стремительным наступлением одной танковой бригадой в направлении Пшебродзе, Друя овладеть районом Друя, а главными силами корпуса решительным ударом в северо-западном направлении к исходу 4 июля овладеть районом Двинск».

    Выполнение поставленной задачи 1-й танковый корпус начал лишь в 20 часов 4 июля. На следующий день части корпуса вышли на рубеж озер Укла и Дрысьвяты. Все попытки выдвинуться в северном направлении успеха не имели, так как танковые части на своем пути встретили сильное огневое сопротивление противника и взорванные мосты. В связи с этим дальнейшее наступление танкового корпуса было прекращено. Для приведения в порядок материальной части танков и подготовки к дальнейшим действиям на Утена и Зарасай части корпуса к исходу 5 июля сосредоточились в районе Овсянка, Ахремовце, Подобы.

    Сложившаяся к исходу 5 июля обстановка настоятельно требовала захвата межозерных дефиле (юго-восточнее Двинска) еще до подхода 22-го и 23-го гвардейских стрелковых корпусов. Успешное решение этой задачи создавало благоприятные условия для выхода войск 6-й гвардейской армии к реке Западная Двина в район Двинска.

    Исходя из этого, 5 июля командование приняло решение продолжать наступление силами 103-го стрелкового корпуса по южному берегу Западной Двины, для того чтобы к исходу 6 июля достичь рубежа Шакели-Баравис, озеро Волос. Для выполнения этой задачи корпус усиливался 9-й гвардейской дивизией (из состава 2-го гвардейского стрелкового корпуса).

    С утра 6 июля 103-й стрелковый корпус перешел в наступление. Части корпуса, преодолевая упорное сопротивление противника, продвинулись на 10–18 км и к исходу дня вышли на линию Заложне, Смульки, Суторовщизна.

    В связи со значительными перебоями в снабжении горючим активность нашей авиации с 5 июля снизилась. Так, например, 6 июля 3-я воздушная армия произвела всего лишь 103 самолето-вылета. Авиация же противника начала действовать активнее. В этот день она произвел до 250 самолето-вылетов.

    Поступившие новые сведения о противнике подтвердили уже имевшиеся данные о том, что противник подтягивает резервы и стремится прочно закрыть все межозерные дефиле. 6 июля командующий фронтом поставил задачу 6-й гвардейской армии:

    «К исходу дня 7.7 частями 103-го стрелкового корпуса выйти на фронт Краслава, оз. Плюссы, северо-западный берег оз. Снуды, а передовыми частями захватить Каплаву, Дубиново».

    2-му гвардейскому стрелковому корпусу ставится задача наступать в направлении озера Оболе и войти в связь с правофланговыми частями 43-й армии.

    С утра 7 июля войска 103-го стрелкового корпуса возобновили наступление. Однако в этот день сопротивление немцев значительно возросло. Противнику удалось сосредоточить здесь полностью 132-ю пехотную дивизию, два отдельных батальона и 226-ю бригаду штурмовых орудий. Преодолевая ожесточенное сопротивление немцев, части корпуса в течение двух дней (7 и 8 июля) смогли продвинуться на расстояние всего лишь от двух до восьми километров. В связи с медленным продвижением 103-го стрелкового корпуса уже к исходу 7 июля стало ясно, что достижение успеха на этом направлении сомнительно.

    Обстановка требовала избрать другое направление и назначить более крупные силы для выполнения поставленных задач.

    7 июля было принято решение перенести направление главного удара западнее озера Снуды в общем направлении на Боровку. В течение 8-го и первой половины 9 июля производилась частичная перегруппировка войск 6-й гвардейской армии. На рубеж южный берег озера Струсто, Усяны, Даубле было выведено две стрелковые дивизии 103-го стрелкового корпуса (9-я гвардейская и 29-я) и из глубины подтянут 22-й гвардейский стрелковый корпус[58].

    К полудню 9 июля намеченная перегруппировка войск была закончена. В 13 часов после короткой артиллерийской подготовки части 103-го и 22-го гвардейского стрелковых корпусов (силами 9-й гвардейской, 51-й гвардейской и 47-гвардейской стрелковых дивизий) перешли в наступление. Однако и на этом направлении наступающие части, встретив упорное сопротивление немцев, продвигались весьма медленно. Противник, широко используя для обороны межозерные дефиле, огнем и контратаками, силами от батальона до полка пехоты, при поддержке мощного артиллерийского огня, танков и авиации оказывал упорное сопротивление нашим наступающим частям.

    За три дня наступления 9-й гвардейской стрелковой дивизии удалось продвинуться на расстояние до 14 км и выйти на линию северный берег озера Снуды, Раугишки, Кукянишки. 22-й гвардейский стрелковый корпус (наступавший двумя дивизиями левее) за этот период продвинулся на 2–5 км и достиг линии Круки, Красино. Все усилия, направленные к развитию наступления в северо-западном направлении на Воровку, не увенчались успехом.

    2-й гвардейский стрелковый корпус, наступавший между озерами Дрысвяты, Дзисна в общем направлении на Смолвы, в течение шести дней (с 6 по 11 июля) продвинулся почти на 25 км и к исходу 11 июля вышел на линию железной дороги Двинск — Рымшаны.

    11 июля командование 6-й гвардейской армии решило развить успех 2-го гвардейского стрелкового корпуса в общем направлении на Зарасай подошедшим 23-м гвардейским корпусом (оба корпуса к этому времени имели по две стрелковые дивизии). 2-й и 23-й гвардейские стрелковые корпуса получили задачу выйти на рубеж озер Медуму-эзерс, Осса, Дусяты. Введенный в бой ночью на 13 июля 23-й гвардейский стрелковый корпус, отражая яростные контратаки противника, к исходу 15 июля продвинулся всего лишь на 4–5 км и овладел крупным населенным пунктом Смолвы. Войска 2-го гвардейского стрелкового корпуса к этому времени продвинулись на рубеж озер Швинта, Лоджай. Все усилия развить дальнейшее наступление на зарасайском направлении были безрезультатны.

    Одновременно с наступлением на зарасайском направлении были предприняты попытки путем ввода в бой вторых эшелонов 22-го гвардейского и 103-го стрелковых корпусов (90-я гвардейская и 29-я стрелковые дивизии) расширить образовавшийся в ходе боев 9–11 июля выступ западнее озера Снуды. 12 июля вводится в бой 29-я стрелковая дивизия (103-го стрелкового корпуса), 13 июля в направлении Боровка — 90-я гвардейская стрелковая дивизия (23-го гвардейского стрелкового корпуса), а 14 июля (в связи с возросшей активностью противника) в направлении Жвирбле вводится в бой переданная в состав 22-го гвардейского стрелкового корпуса 46-я мотострелковая бригада. Все эти разновременно введенные соединения в ходе напряженных боев лишь несколько (на 2–3 км) расширили клин западнее озера Снуды[59].

    Авиация 3-й воздушной армии в период ожесточенных боев с 13 по 15 июля из-за перебоев в подаче горючего не могла оказать действенной помощи наземным войскам. Так, например, 13 июля было произведено всего 13 самолето-вылетов, 14 июля — 71 и 15 июля — 131. В эти же дни авиация противника производила в среднем от 36 до 66 самолето-пролетов.

    Противник, стремясь во что бы то ни стало задержать наступление наших войск на подступах к Двинску, сумел быстро использовать многочисленные естественные препятствия и в ходе оборонительных боев создать довольно сильную полевую оборону. Одновременно с этим немецкое командование по-прежнему лихорадочно продолжало усиливать двинское направление. Так, например, против частей 103-го и 22-го гвардейского стрелковых корпусов были введены, кроме ранее действовавших войск, три пехотные дивизии (215-я, 81-я и 388-я учебная), два латышских полка (3-й и 5-й), 226-я штурмовая бригада, а также ряд других частей и подразделений. Такие же значительные силы противник ввел против частей 23-го и 2-го гвардейских стрелковых корпусов.

    Таким образом, в ходе десятидневных напряженных боев, в трудных условиях местности и вследствие быстрого притока резервов противника, войскам 6-й гвардейской армии не удалось выйти в район Двинска. Подошедшие резервы 6-й гвардейской армии (за исключением 71-й гвардейской стрелковой дивизии) в ходе боев были израсходованы.

    Кроме того следует отметить, что удар в направлении Боровки и последующее наступление на Зарасай было начато недостаточными силами. Ни на одном из направлений (Боровки и Зарасая) не было создано необходимого превосходства в силах над противником. Вторые эшелоны 22-го гвардейского и 103-го стрелковых корпусов (как уже указывалось выше) вводились по частям и со значительным опозданием. Наступление 23-го и 2-го гвардейских стрелковых корпусов на зарасайском направлении также доводилось слабыми силами. В боевых порядках этих корпусов, а также в резерве армии не было достаточных сил для развития успеха. Между тем ход боевых действий показал, что если бы своевременно был развит успех 9-й гвардейской стрелковой дивизии вторыми эшелонами 22-го гвардейского и 103-го стрелковых корпусов в период 9–10 июля, то результаты могли быть иные.

    С 15 июля бои на двинском направлении приняли затяжной характер. 18 июля по решению командующего фронтом выступ, образованный в ходе наступления западнее озера Снуды, был очищен. Войска 6-й гвардейской армии начали перегруппировку и подготовку к последующим наступательным действиям на двинском направлении.

    Развитие успеха на свенцянско-каунасском направлении

    Войска 43-й армии, действовавшие на левом крыле 1-го Прибалтийского фронта, продолжали развивать наступление на свенцянском направлении.

    Войска 43-й армии, ведя успешное наступление, в течение 5 и 6 июля продвинулись от 25 до 40 км и к исходу 6 июля вышли на фронт Видзе, Трибурце, Лозьдзинеле, Комай, Гродзковщизна. На 7 июля армии была поставлена задача:

    «Разгромить противостоящего противника, овладеть Свенцянами, перерезать железную дорогу Двинск — Вильно и к исходу дня выйти на рубеж оз. Дзиснище, Балтанишки, Свенцяны, Рудня».

    Выполнявшим приказ командующего фронтом войскам армии удалось в течение дня 7 июля продвинуться на 20–25 км, овладеть крупным узлом шоссейных дорог, городом и железнодорожной станцией Свенцяны.

    39-я армия, переданная из 3-го Белорусского фронта в состав 1-го Прибалтийского, все эти дни совершала марш за левым флангом 43-й армии. К исходу 7 июля корпуса 39-й армии сосредоточились в районе Поставы, Кобыльник, Зане.

    В течение 8 июля войска 43-й армии левым флангом продолжали развивать наступление. 92-й стрелковый корпус подходу к Лынгмянам.

    1-й стрелковый корпус правым флангом подходил к Колтынянам, а левым флангом, после овладения Нове-Свенцянами, вел бой на реке Жеймяна.

    Быстрое продвижение правого фланга 43-й армии и выход частей 60-го стрелкового корпуса севернее озера Дзисна еще более увеличили разрыв между левым флангом 6-й гвардейской армии, и правым флангом 43-й армии. Так, уже к исходу 7 июля промежуток между армиями увеличился до 40 км. В этой обстановке важное значение приобретала ликвидация отдельных групп противника в Видзе и обеспечение правого фланга 43-й армии.

    Задача по закрытию промежутка между армиями была успешно решена 40-й гвардейской стрелковой дивизией (6-й гвардейской армии), части которой уже к исходу дня 9 июля вышли на восточный берег озера Дзисна. Уничтожение отдельных групп противника в районе Видзе и севернее выполнялось частями 1-го танкового корпуса в течение 8 и 9 июля. Следует отметить, что втягивание частей 1-го танкового корпуса в затяжные бои с противником в районе Видзе было невыгодно, так как отвлекало их от выполнения более важных задач (выход в район Утена и далее на Зарасай). Это обстоятельство вынудило командующего фронтом приказать командиру 1-го танкового корпуса «обойти Видзе с юга, и, максимально форсируя движение, выйти на свое направление и выполнять поставленную задачу».

    В течение 8 июля части танкового корпуса не смогли оторваться от противника и выполнить обходный маневр, южнее Видзе. Командующий фронтом 9 июля снова потребовал от командира танкового корпуса «прекратить бои с противником в районе Видзе, обойти Видзе с юга, ускорить выдвижение корпуса на свое направление и выполнять поставленную задачу». Несмотря на такие категорические требования командующего фронтом, части 1-го танкового корпуса продолжали топтаться на месте, ведя бои с противником севернее Видзе, и только после ликвидации остатков противника в этом районе начали движение в северо-западном направлении.

    9 июля войска 43-й армии, отбивая неоднократные контратаки пехоты и танков противника, продолжали наступление в направлении Утена[60]. 39-я армия, довершившая марш за левым флангом 43-й армии, 9 июля передовыми частями форсировала реку Жеймяна на фронте Нове-Свенцяны, Подбродзе. 10 июля в общем направлении на Укмерге были введены в бой главные силы 39-й армии.

    Западнее железной дороги Двинск — Вильно сопротивление противника значительно возросло. Немецкое командование стремилось во что бы то ни стало задержать быстроразвивавшееся наступление войск левого крыла 1-го Прибалтийского фронта на подступах к Оникшты и Укмерге. Уже к 10 июля против левого крыла 1-го Прибалтийского фронта, кроме ранее действовавших соединений и частей противника, были введены 225-я пехотная дивизия, части 205-й пехотной дивизии, 604-й охранный полк, 277-я бригада штурмовых орудий и ряд других частей и подразделений.

    Войска 43-й и 39-й армий, отражая контратаки и возросшее огневое сопротивление противника, продолжали продвигаться в западном направлении. За шесть дней войскам 43-й и 39-й армий удалось преодолеть от 50 до 80 км и к исходу дня 14 июля выйти на линию Рудакишки, Войскуны, Ляги, Оникшты, Ованты, Шешоли, Гумбели, Кейжаны. Все усилия протолкнуть танковый корпус из района Даугайляй на Зарасай (в период с 10 по 14 июля) успеха не имели. С целью приведения танкового корпуса в порядок и подготовки его к предстоящей Паневежско-Шауляйской операции части корпуса 15 июля были выведены из боя.

    2-я гвардейская армия, совершая марш, за 11 суток прошла около 300 км, и к исходу 14 июля сосредоточилась в районе Ходуцишки, Комай и восточнее Мядзел.

    Прибытие эшелонов с войсками 51-й армии на станцию Дретунь затянулось. По существу только 8–9 июля армия частью сил (четырьмя дивизиями) начала марш и общем направлении на Видзе. К исходу 14 июля четыре дивизии 51-й армии вышли на рубеж Опса, озеро Богичское и четыре дивизии находились на марше от Дисны на Германовичи.

    Как указывалось выше, директивой Ставки от 4 июля 1-му Прибалтийскому фронту ставилась ближайшая задача «не позднее 10–12 июля овладеть рубежом: Двинск, Нове-Свенцяны, Подбродзе». В ходе наступления 1-й Прибалтийский фронт своим левым крылом уже 9 июля вышел на линию Утена, Нове-Свенцяны, Подбродзе. Войска правого крыла фронта (6-я гвардейская армия) вследствие резко возросшего сопротивления противника выйти к Двинску не смогли.

    В течение десяти дней (с 5 по 14 июля) войска фронта продвинулись правым крылом на 40–50 км и левым — на 100–140 км. В результате успешных действий войск левого крыла 1-го Прибалтийского фронта создавались благоприятные условия для дальнейшего наступления на Паневежис и далее на Шяуляй.

    С целью сосредоточения основных усилий 1-го Прибалтийского фронта на паневежско-шауляйском направлении Ставка Верховного Главнокомандования 14 июля сузила полосу для фронта более чем на 120 км. С 15 июля левая разграничительная линия между 1-м Прибалтийским и 3-м Белорусским фронтами была установлена до населенного пункта Парафьянов прежняя и далее по линии Комай, озеро Кретоны, Видзишки, устье реки Неман. 39-я армия, наступавшая на левом крыле фронта, вместе со всеми средствами усиления с 24 часов 15 июля снова передавалась в состав 3-го Белорусского фронта.

    Развитие наступления войск 3-го Белорусского фронта на вильнюсском и лидском направлениях

    Овладение городом Вильнюс и выход на реку Неман

    Развитие наступления войск 3-го Белорусского фронта на вильнюсском и лидском направлениях

    4 июля 3-м Белорусским фронтом была получена новая директива Ставки Верховного Главнокомандования (№ 220126), которой приказывалось развивать наступление, нанося главный удар в общем направлении на Молодечно, Вильнюс. Ближайшей задачей фронта ставилось овладеть не позже 10–12 июля Вильнюсом и Лидой; в дальнейшем выйти на реку Неман и захватить плацдармы на западном берегу.

    Вместе с тем распоряжением Ставки 3-му Белорусскому фронту передавалась из 2-го Белорусского фронта 33-я армия, которая в составе семи стрелковых дивизий с двумя корпусными управлениями (62-го и 19-го стрелковых корпусов) должна была с 24 часов 5 июля поступить в подчинение фронта.

    В развитие директивы Ставки командующий фронтом в тот же день приказал 5-й гвардейской танковой армии и 3-му гвардейскому механизированному корпусу считать основным направлением вильнюсское. При этом 3-й гвардейский механизированный корпус должен был с утра 5 июля продолжать наступление в общем направлении Шумск, Вильнюс и к исходу 5 июля овладеть районом Ворняны, Шумск, Гудогай с задачей с утра 6 июля во взаимодействии с 5-й гвардейской танковой армией атаковать Вильнюс с севера и северо-востока.

    • 5-й гвардейской танковой армии надлежало с утра 5 июля наступать в направлении Воложин, Вильнюс и овладеть к исходу дня районом Ошмяны, Клевица, Тольшаны; к исходу 6 июля во взаимодействии с 3-м гвардейским механизированным корпусом нанести удар по Вильнюсу с юга и юго-востока.

    • 5-я армия генерала Крылова получила задачу продолжать энергичное наступление также в направлении Вильнюса и к исходу дня 5 июля овладеть рубежом (иск.) Константинов, Свирь, Жодишки, Сморгонь, а к исходу 6 июля — (иск.) Петрашишки (18 км северо-западнее Константинова), Михалишки, Горвяты, Солы.

    Лидское направление, как основное, было назначено для 3-го гвардейского кавалерийского корпуса и 31-й армии. 3-й гвардейский кавалерийский корпус должен был с утра 5 июля наступать вдоль железной дороги Молодечно — Лида и к исходу дня овладеть районом Вишнев, Ковшары, Гердушки, заняв передовыми отрядами Трабы, Грушенцы, Юратишки, а к утру 7 июля овладеть городом Лида.

    • Командующему 31-й армией приказывалось продолжать наступление в направлении Ивенец, Бакшты и к исходу 5 июля выйти на рубеж Довгуле (14 км северо-западнее Ракув), Ракув, Ковшово, а к исходу 6 июля — на рубеж Семерники (9 км юго-восточнее Воложин), Першайе, Ивенец для обеспечения левого фланга и города Минска иметь за левым флангом в районе Минска 113-й стрелковый корпус, усиленный танковой бригадой и самоходной артиллерией.

    • 11-я гвардейская армия, действуя в центре фронта, получила задачу продолжать энергичное наступление в направлении Крево, Ошмяны, имея главные силы на северном берегу реки Березина; к исходу 5 июля овладеть рубежом (иск.) Михневичи, Клочково, Дубина и к исходу 6 июля — Кушляны (12 км юго-западнее Сморгонь), Крево, река Березина.

    В течение 5 июля на вильнюсском направлении наибольших успехов достигла 5-я армия. Пройдя за сутки до 20 км, войска армии разгромили в районе озера Свирь и населенного пункта Вишневское группировку противника из состава 391-й охранной дивизии, 520-го полка 212-й пехотной дивизии, 51-го охранного полка, 197-го фузилерного батальона, 644-го строительного и 234-го охранного батальонов и захватили около 500 пленных. Освободив более 200 населенных пунктов, армия к исходу дня полностью выполнила поставленную задачу и вышла 72-м и 65-м стрелковыми корпусами западнее и юго-западнее озера Свирь на фронт Наревше, Нестанишки, Старая Рудня, 5 км западнее Сморгони.

    3-й гвардейский механизированный корпус овладел Сморгонью и продвигался вдоль железной дороги Молодечно — Вильнюс, но, встретив сильное сопротивление противника, к исходу дня с боями достиг лишь рубежа Гауцевичи, Венславенты (8 км западнее Сморгони).

    5-я гвардейская танковая армия выдвинулась на вильнюсское направление. Ее 29-й танковый корпус, нанося удар с юга, принял участие в освобождении Молодечно[61] и к исходу дня передовыми частями достиг района Лоск. 3-й гвардейский танковый корпус овладел Воложином.

    На лидском направлении наиболее успешно продвигалась 31-я армия со 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусом.

    К исходу 5 июля 71-й и 36-й стрелковые корпуса вышли на фронт Довгуле, Ракув, Ковшово, выполнив задачу дня. В то же время 2-й гвардейский Тацинский танковый корпус передовыми частями занял Ивенец.

    113-й стрелковый корпус 31-й армии с 26-й танковой бригадой 2-го гвардейского Тацинского корпуса и 213-й отдельной танковой бригадой был направлен в район юго-восточнее Минска для обеспечения города от группировки противника, оставшейся восточнее и юго-восточнее его.

    3-й гвардейский кавалерийский корпус, овладев Молодечно, выдвинулся на юго-запад на лидское направление и во второй половине дня смог достигнуть только района Хожув (8 км южнее Молодечно).

    11-я гвардейская армия после овладения совместно с частями 5-й гвардейской танковой армии и 3-го гвардейского кавалерийского корпуса Молодечно, 16-м гвардейским стрелковым корпусом вела бои по очищению от противника Лебедзева, а 8-м гвардейским корпусом достигла Сугвозды, Ярмаки. 36-й гвардейский стрелковый корпус, составляя второй эшелон, находился на марше в районе Молодечно.

    6 июля войска фронта продолжали развивать наступление. 3-й гвардейский механизированный корпус, сломив сопротивление вражеских заслонов, в первой половине дня форсировал реку Ошмянка и, развивая наступление вдоль железной дороги Молодечно — Вильнюс, вышел передовыми частями в район западнее Солы.

    5-я гвардейская танковая армия 29-м танковым корпусом овладела Крево и продолжала действовать на Ошмяны. В то же время ее 3-й гвардейский танковый корпус форсировал реку Березина, занял Вишнев и продвигался на Гольшаны[62].

    Войска 5-й армии в течение дня заняли свыше 300 населенных пунктов, в том числе Михалишки, Гервиты, Солы и, продвинувшись на 25–35 км, вышли на фронт Подворжижна, Градовщизна, Нарбутовщизна (5 км юго-западнее Солы).


    Действия 5-й гвардейской танковой армии на вильнюсском направлении с 4 июля по 8 августа


    3-й гвардейский кавалерийский корпус, форсировав реку Березина на участке Неровы, Адамово, достиг Вишнева и развивал наступление вдоль железной дороги Молодечно — Лида.

    31-я армия, освободив до 130 населенных пунктов, к исходу дня вышла правым флангом на рубеж Семерники, Першайе, центром на реке Ислочь на участке Борковщизна, Ракув и, прикрывая левый фланг фронта, существенного продвижения на нем не имела.

    Наиболее упорное сопротивление противник оказывал перед фронтом 11-й гвардейской армии. Стремясь задержать наступление наших войск, немцы перебросили из Нарвы 170-ю пехотную дивизию, которая совместно с частями 5-й танковой, остатками 286-й охранной дивизии и другими полицейскими и охранными частями была введена ими в бой в районе западнее Молодечно.

    Обходным маневром с флангов силами 16-го и 8-го гвардейских стрелковых корпусов 11-я гвардейская армия отбросила противника на запад и к исходу дня вышла на рубеж северо-западнее Крево, Богданов.

    Одновременно наша авиация наносила штурмовые удары по живой силе и технике противника на дорогах от Крево на Ошмяны, Гольшаны, Богданов.

    В течение 7 июля войска правого крыла фронта, развивая стремительное наступление, подошли непосредственно к Вильнюсу.

    3-й гвардейский механизированный корпус, пройдя за сутки свыше 40 км, во второй половине дня 8-й гвардейской механизированной бригадой совместно с передовыми отрядами 5-й армии с ходу овладел западным берегом реки Вилия и первыми траншеями противника на северных подступах к городу[63]. В то же время 35-я гвардейская танковая бригада завязала бои на юго-западной окраине.

    Войска 5-й армии заняли свыше 400 населенных пунктов, целиком уничтожив при этом вражеский гарнизон в Подбродзе. Небольшие группы противника из остатков 14-й и 95-й пехотных дивизий в течение дня неоднократно пытались оказать сопротивление, но были выбиты из ряда населенных пунктов и отброшены к Вильнюсу.

    Продвинувшись на 30–35 км, 72-й стрелковый корпус к исходу дня вышел к северо-востоку от Вильнюса на фронт Грицюны, озеро Батзис. 65-й стрелковый корпус передовыми отрядами вел бои совместно с 3-м гвардейским механизированным корпусом на северо-восточной и восточной окраинах Вильнюса, а главными силами достиг рубежа Лозинки-Гурне, Кена (10–12 км восточнее Вильнюса).

    5-я гвардейская танковая армия 29-м танковым корпусом овладела Жупранами и продвигалась на Медники, а 3-м гвардейским танковым корпусом совместно с частями 11-й гвардейской армии вела бои с подошедшими резервами противника южнее Гольшанов.

    На лидском направлении 3-й гвардейский кавалерийский корпус, выйдя на реку Гавья, овладел Субботниками и Ивье.

    В то же время 31-я армия, успешно продвигаясь южнее железной дороги Молодечно — Лида, 71-м стрелковым корпусом вышла на линию южнее Богданув, Бакшты, а 36-м и 2-м гвардейским Тацинским танковым корпусами выдвинулась для прикрытия левого фланга фронта на рубеж южнее дороги Ивенец — Волма (западнее Минска).

    Медленнее продвигалась 11-я гвардейская армия. Немцы, вводя дополнительные силы из своих резервов, продолжали оказывать наиболее упорное сопротивление в центре фронта, стремясь задержать наступление наших войск и изолировать вильнюсскую группу от лидской.

    Частями 5-й, 7-й танковых, 170-й, 35-й пехотных, 707-й охранной дивизий, группы Мюллера, 2-м, 24-м, 26-м полицейскими полками и другими охранными подразделениями противник при поддержке 100 танков и самоходных орудий несколько раз переходил в контратаки из районов западнее Богданув и Гольшаны.

    Отбивая контратаки вражеской пехоты и танков, войска 11-й гвардейской армии с ожесточенными боями продвинулись в течение дня на 4–6 км и вышли 16-м гвардейским стрелковым корпусом на фронт южнее Жупраны, Боруны, 8-м — Семерники (5 км юго-восточнее Гольшаны) и западнее Богданув. 36-й гвардейский стрелковый корпус сосредоточивался в районе Крево.

    Эффективно работала в течение дня наша авиация. Она нанесла массированный удар по вильнюсскому аэродрому немцев и сбила в боях 14 вражеских самолетов.

    8 июля войска 5-й армии совместно с 3-м гвардейским механизированным корпусом и подошедшими с юго-востока частями 5-й гвардейской танковой армии ворвались в Вильнюс и завязали уличные бои. Одновременно, обходя город с севера и юга, части армии перерезали железные дороги, идущие из Вильнюса на Лиду и Гродно, поставив вильнюсский гарнизон немцев под угрозу окружения[64].

    В тот же день части 3-го гвардейского кавалерийского корпуса стремительным ударом с севера, востока и юга ворвались в Лиду и после успешных уличных боев 9 июля полностью овладели городом.

    Овладение городом Вильнюс

    Борьба за Вильнюс продолжалась с 8 по 13 июля. Удержанию Вильнюса в своих руках немецкое командование придавало большое значение. Он являлся важным опорным пунктом на подступах к Восточной Пруссии и обеспечивал правый фланг северной группировки немецких войск.

    Кроме того, пытаясь задержать наступление Красной Армии на центральном направлении, противник упорной обороной города хотел выиграть время для приведения в порядок своих разбитых частей, подтягивания резервов и создания нового фронта по линии Лида, Вильнюс.

    Лесисто-озерный характер местности, наличие многих водных преград (реки Вилия, Маречанка, Дзитва) способствовали организации здесь нового оборонительного рубежа.

    Немцы еще задолго до подхода наших передовых частей начали строить в районе Вильнюса оборонительные сооружения. Усиленно укреплялся и сам город. Гарнизон Вильнюса состоял из остатков 11-й, 299-й пехотных, 221-й и 391-й охранных дивизии, подразделений 170-й пехотной дивизии, 705-й и 671-й горнострелковых бригад, 712-го гренадерского, 9-го полицейского полков, 11, 12-го и 16-го саперных батальонов, 236-го охранного, 644-го строительных батальонов, нескольких маршевых и учебных подразделений. Кроме того, уже в процессе боев немцы выбросили в помощь вильнюсскому гарнизону до 600 парашютистов из состава 6-го полка 2-й авиадесантной дивизии, спешно переброшенного на самолетах из Германии[65].

    Многочисленная нумерация остатков разбитых соединений и частей, собранных для обороны Вильнюса, свидетельствовала о том, какие тяжелые потери понес противник в ходе нашего наступления. Общая численность немецкого гарнизона в городе достигала 12–15 тыс. человек. Противник имел танки, артиллерию и самоходные орудия[66].


    Окружение и взятие Вильнюса 7–13 июля


    Однако немцам не удалось в полной мере использовать оборонительные рубежи, оборудованные на подступах к городу. Стремительное продвижение 3-го гвардейского механизированного корпуса и передовых отрядов 5-й армии, уже 7 июля прорвавшихся на окраины Вильнюса, сразу лишили возможности противника вести оборонительные бои в полевых условиях и вынудили его к тяжелым уличным боям. В то же время выход 8 июля правого фланга 72-го стрелкового корпуса северо-западнее Вильнюса на рубеж Подберезье, западнее Реша на перехват частями 65-го стрелкового корпуса всех путей, идущих из города на юго-запад и запад, изолировали вражескую группировку и нарушили возможность ее взаимодействия с войсками, оборонявшимися на остальном фронте.

    9 июля левофланговые части 72-го стрелкового корпуса (215-я стрелковая дивизия), продолжая бои в северной и северо-западной частях города, вышли непосредственно на северный берег реки Вилия западнее Вильнюса. Одновременно 97-я стрелковая дивизия 65-го корпуса переправилась в районе Понары на северный берег реки.

    В результате этого немецкий гарнизон оказался окруженным. В тот же день части 72-го и 65-го стрелковых корпусов, действуя совместно с 3-м гвардейским механизированным корпусом и сжимая противника с севера, востока и юга, овладели всей северной, восточной и южной частями города.

    Части 5-й гвардейской танковой армии еще накануне захватили железнодорожную станцию и аэродром.

    Бои продолжались в центре города и в западной его части.

    Чтобы оказать помощь окруженным в районе Вильнюса войскам, немцы в ночь на 9 июля сняли с других участков фронта севернее Вильнюса группу до полка мотопехоты со 150 танками и самоходными орудиями и бросили ее на Мейшаголу и Евье с задачей прорвать кольцо окружения[67]. Одновременно вражеская авиация стремилась нанести бомбовый удар по боевым порядкам наших войск и по переправам через реки Вилейка и Вилия.

    В течение 9, 10 и до половины дня 11 июля шли ожесточенные бои в районе Мейшаголы. 63-я и 277-я стрелковые дивизии 72-го корпуса, заняв оборону на рубеже Подберезье, Шведы, отбивали атаки противника. В помощь им была выдвинута противотанковая истребительная бригада и полки самоходной артиллерии.

    Обстановка, создавшаяся в связи с подтягиванием немцами новых сил на вильнюсском направлении, требовала немедленного вывода подвижных соединений из города и развертывания главных сил 5-й армии севернее реки Вилия.

    Поэтому командующий фронтом 9 июля приказал: для окончательного уничтожения вильнюсского гарнизона немцев и овладения городом оставить две дивизии; основными же силами 5-й армии с утра 11 июля перейти в наступление с задачей разгрома мейшагольской группировки противника. 3-й гвардейский механизированный корпус, переданный с 24 часов 9 июля в оперативное подчинение командующего 5-й армией, было приказано переправить на северный берег реки Вилия и сосредоточить северо-западнее Реша для удара на Мейшаголу.

    5-я гвардейская танковая армия также была выведена из Вильнюса и сосредоточилась в районе Рудзишки, Ландворово в готовности для действий в обход Мейшаголы с юго-запада.

    В течение 11–12 июля частями 72-го стрелкового и 3-го гвардейского механизированного корпусов мейшагольская группировка была разбита и отброшена на северо-запад. Войска правого фланга 5-й армии заняли Мейшаголу и вышли на рубеж северо-западнее Мейшагола, Евье. Одновременно 46-й стрелковый корпус, наступавший юго-западнее Вильнюса, своим левым флангом достиг Сумелишки, Высокий Двор.

    Тем временем борьба в самом Вильнюсе продолжалась. Части 65-го стрелкового корпуса, блокируя и уничтожая вражеские очаги сопротивления, продвигались к центральной части города. Наша авиация, поддерживая действия наземных частей, подвергала сокрушительным ударам вражеский гарнизон. За 12 июля бомбардировщики 1-й воздушной армии сделали 370 самолето-вылетов, сбросив только на основной очаг сопротивления противника в районе тюрьмы около 90 т авиабомб. Используя удары авиации, наши части к утру 13 июля заняли центральную часть города и разъединили немецкий гарнизон на две основные группы. Первая продолжала оказывать сопротивление в районе Лукишки, имея главный опорный пункт в тюрьме, вторая — оборонялась в районе обсерватории.

    Утром 13 июля противник тремя группами общей численностью до 1000 человек пытался прорваться по северному берегу реки Вилия в северо-западном направлении, но наткнулся на части 45-го стрелкового корпуса и был почти полностью уничтожен[68].

    В середине дня 13 июля был предпринят решительный штурм последних очагов сопротивления, и к 17 часам город был полностью очищен от вражеских групп.

    В тот же день противник предпринял еще одну попытку оказать помощь своему вильнюсскому гарнизону. Сосредоточив на узком участке до 40 танков и 100 автомашин с мотопехотой из состава 6-й танковой, 221-й охранной дивизий, 16-го полицейского, 5-го и 6-го авиадесантных полков, немцы перешли в наступление в районе северо-западнее Евье[69].

    Воспользовавшись разрывом между передовыми частями 72-го и 45-го стрелковых корпусов, выдвигавшимися на фронт Евье, Егеляны, Ужугость, противник захватил Евье и частью сил прорвался на Рыконты. Для ликвидации прорвавшейся группировки был выдвинут в район Рыконты 29-й танковый корпус 5-й гвардейской танковой армии, 72-й стрелковый корпус своим левым флангом занял рубеж по южному берегу реки Вилия фронтом на юг и юго-запад. В то же время правофланговые части 45-го стрелкового корпуса выдвинулись на участок южнее Рыконты фронтом на север. 14 июля группировка противника была охвачена в районе Рыконты с трех сторон и разбита. Остатки ее, вырвавшись из замыкаемого кольца, поспешно отошли на северо-запад.

    В боях за Вильнюс войска 5-й армии, действуя совместно с 3-м гвардейским механизированным корпусом и 5-й гвардейской танковой армией, полностью разгромили вильнюсскую группировку немцев.

    С 7 по 13 июля наши части уничтожили более 8000 немецких солдат и офицеров[70]. Было взято в плен 5200 человек и захвачено 156 орудий, 28 танков и самоходных орудий, 48 минометов, 291 пулемет, 7000 винтовок и автоматов, 1500 автомашин, 100 мотоциклов, 8 радиостанций, 500 лошадей, 56 складов с боеприпасами, 97 складов с военным имуществом и продовольствием, 6 железнодорожных эшелонов, 4 паровоза, 2 мотовоза[71]. Кроме того, в районе Евье, Рыконты противник потерял до 1000 человек убитыми и свыше 350 пленными, 13 танков, 18 бронетранспортеров, 45 автомашин, 6 бронемашин, 12 орудий, 6 самолетов и один бронепоезд.

    Выход войск 3-го Белорусского фронта на реку Неман

    В то время как 5-я армия вела борьбу за Вильнюс, войска 11-й гвардейской армии продолжали развивать наступление в направлении на Ораны.

    13 июля 16-й гвардейский стрелковый корпус, отбросив заслоны противника, вышел непосредственно к реке Неман севернее и южнее города Алитус. 36-й гвардейский стрелковый корпус, выдвинутый из второго эшелона, овладел Оранами и вел упорные бои на рубеже озеро Давги, Прелаи со вновь подошедшими частями 131-й немецкой пехотной дивизии.

    8-й гвардейский стрелковый корпус, продолжая бои своим правым флангом юго-восточнее Прелаи, главными силами достиг реки Мдречанка.

    3-й гвардейский кавалерийский корпус после овладения Лидой и передачи города стрелковым соединениям 31-й армии с боями форсировал реку Дзитва и 11 июля вышел в район Новы Двур, Василишки, овладев обоими пунктами. Здесь он получил новую задачу; перегруппировать свои силы к правому флангу и стремительно наступать в общем направлении Бершты, Гродно; к исходу 12 июля овладеть районом Стара Руда, ст. Рыбница, Нова Руда и к исходу 13 июля ударом с севера овладеть Гродно.

    Действуя при поддержке сводной истребительной бригады, двух бомбардировочных и двух штурмовых авиационных бригад, корпус в течение 12 июля овладел станцией Пожече, Нова Руда и развил наступление вдоль железной дороги Вильнюс — Гродно. На станциях Пожече и Рыбница наши кавалеристы захватили пять эшелонов с боеприпасами, военным имуществом и эшелон с танками.

    К исходу 13 июля 3-й гвардейский кавалерийский корпус вышел непосредственно к Гродно и завязал ожесточенные бои с контратакующей пехотой и танками противника на северных и северо-восточных подступах к городу.

    Передовые части 31-й армии, используя успех 3-го гвардейского кавалерийского корпуса, быстро продвигались вперед и во второй половине дня 13 июля достигли рубежа Рондоманцы, севернее Пожече, Нова Руда, Езеры.

    14 июля 5-я армия, продолжая частью сил совместно с 5-й гвардейской танковой армией ликвидацию вражеской группировки в районе Рыконты, правым флангом овладела крупным населенным пунктом и железнодорожным узлом Кошедары, выйдя на рубеж Кошедары, Жижморы, а левым достигла реки Неман на участке Пуни, (иск.) Алитус. В то же время 11-я гвардейская армия обходным маневром 36-го гвардейского стрелкового корпуса отбросила 131-ю немецкую пехотную дивизию и частью сил форсировала Неман севернее и южнее Алитуса, а также в районе Гуделе, захватив плацдармы общим протяжением по фронту до 35 км и в глубину 2–6 км.

    Отражая яростные атаки частей 50-й моторизованной и сводной немецких дивизий, части 16-го гвардейского стрелкового корпуса охватили вражеский гарнизон Алитуса с севера, востока и юга и захватили узлы дорог северо-западнее и западнее города.

    Одновременно 3-й гвардейский кавалерийский корпус продолжал ожесточенные бои на северной окраине Гродно и одним полком форсировал Неман северо-западнее Гродно, овладев плацдармом глубиной до 3 км.

    31-я армия в течение 14 июля своим правым флангом овладела крупным населенным пунктом на восточном берегу Немана Друскеники и вышла к реке на широком фронте от Друскеники до Гожа. Головные части 220-й стрелковой дивизии 36-го корпуса, действовавшего на левом фланге совместно с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом, форсировали Неман на участке Шембелевце, Бержаны (8 км северо-западнее Гродно) и вели бои за расширение плацдарма на западном берегу.

    15 июля войска фронта продолжали форсировать реку Неман и расширять плацдармы на западном берегу на фронте всех армий.

    5-я армия частью сил своего правофлангового 72-го корпуса вела бои на восточном берегу за овладение селением Румшишки. В то же время ее 45-й стрелковый корпус двумя дивизиями форсировал реку Неман южнее Пуни и, продвинувшись в глубину до 5 км, вышел на фронт южнее Бирштаны, Рауданики протяжением до 15 км.

    11-я гвардейская армия, окружив гарнизон противника в городе Алитус, после двухдневных ожесточенных боев полностью уничтожила его и овладела городом. Развивая успех, 16-й и 36-й гвардейские стрелковые корпуса расширили плацдармы от Рауданики до Крикштаны. 8-й гвардейский стрелковый корпус овладел Меречи и своим левым флангом расширил захваченный накануне плацдарм до рубежа Дубокланце, Вильковце глубиной 6–8 км.

    31-я армия частью сил форсировала реку Неман южнее Друскеники и, захватив плацдарм на западном берегу, вышла на фронт Друскеники, Голловенчице, Шембелевце, Балля Сольная (6 км северо-западнее Гродно).

    К концу дня 15 июля общий фронт форсирования всех армий достигал уже 70 км, а глубина плацдармов 8–10 км. На левом крыле фронта на участке Моцевичи, Голловенчице части 31-й армии достигли государственной границы Германии 1939 года.

    16 июля части 36-го стрелкового и 3-го гвардейского кавалерийского корпусов совместно с войсками 50-й армии 2-го Белорусского фронта после трехдневных боев разгромили 50-ю немецкую пехотную дивизию и штурмом овладели крупным железнодорожным узлом и важным укрепленным районом обороны немцев — городом и крепостью Гродно.

    Таким образом, в период с 5 по 15 июля войска фронта полностью выполнили задачу, поставленную Ставкой Верховного Главнокомандования. Они ликвидировали совместно с войсками 2-го Белорусского фронта остатки 4-й немецкой армии восточнее Минска, освободили столицу Литовской Советской Республики город Вильнюс, достигли реки Неман и овладели плацдармами на его западном берегу. Этим были созданы благоприятные условия для последующего наступления к границам Восточной Пруссии.

    Преследование немецких войск 2-м Белорусским фронтом и выход на линию Гродно, Волковыск

    Задачи фронта

    Овладением нашими войсками городом Минск немецкой Центральной группе армий было нанесено решительное поражение. Незначительная часть этой группы продолжала под ударами наших войск откатываться на запад, а большая часть остатков немецких соединений была окружена восточнее Минска и уничтожалась соединениями 3-го и 2-го Белорусских фронтов.

    Верховным Главнокомандованием 4 июля 1944 года была поставлена задача 2-му Белорусскому фронту развивать наступление, нанося главный удар в направлении Новогрудок, Волковыск, Белосток. Ближайшей задачей фронту ставилось не позже 12–15 июля овладеть районом города Новогрудок и выйти на реки Неман и Молчадь. Дальнейшей задачей ставилось овладеть Волковыском и наступать в направлении Белостока. Этой же директивой устанавливался состав фронта из 50-й, 49-й и 3-й армий.

    Двумя другими директивами 33-я армия (семь стрелковых дивизий с двумя корпусными управлениями) с 24 часов 5 июля передавалась в 3-й Белорусский фронт, а 2-му Белорусскому фронту с 24 часов 4 июля переподчинялась 3-я армия в составе девяти стрелковых дивизий с тремя корпусными управлениями (из 1-го Белорусского фронта).

    Для дальнейших действий 2-му Белорусскому фронту были установлены разграничительные линии: справа до Минска прежняя, далее Камень, Николаев, Докудово, Острына, Гродно — все для 3-го Белорусского фронта включительно; слева — с 1-м Белорусским фронтом до Свислочи (30 км северо-западнее Бобруйска) прежняя, далее Осиповичи, Белая Лужа, Городзей, Молчадь, Зельва, Свислочь, Сураж (все, кроме Осиповичей, Городзея, Молчади, для 2-го Белорусского фронта включительно). Эти разграничительные линии устанавливались с 24 часов 4 июля.

    Выполнение ближайшей задачи

    С 5 июля войска 2-го Белорусского фронта, выполняя директиву Ставки, продолжали главными силами преследовать немцев в западном направлении, а частью сил завершали разгром окруженных немецких войск под Минском.

    Командующий фронтом, учтя создавшуюся обстановку и выдвинутое вперед положение 3-й армии, поставил перед ней задачу — неотступно преследуя остатки разбитых немецких частей, стремительно продвигаться вперед в западном направлении в полосе фронта. Вслед за 3-й армией должны были выдвигаться корпуса и дивизии 50-й и 49-й армий, не занятые боевыми действиями по ликвидации окруженной немецкой группировки. При этом имелось в виду соединения 50-й и 49-й армии ввести в линию фронта из-за правого фланга 3-й армии в том случае, если будет нарастать сопротивление противника.

    3-я армия, продолжая наступление и совершив перегруппировку, к исходу дня 5 июля вышла на рубеж Дубово, Ружанка, Узда. В последующие дни, 6–9 июля, войска 3-й армии, сбивая авангарды и отряды прикрытия немцев, состоявшие из частей и подразделений 28-й легкопехотной дивизии, 12-й и 20-й танковых дивизий, 50-й, 134-й и 342-й пехотных дивизий, продвинулись вперед на 110–120 км со средним темпом 30 км в сутки, овладели городом Новогрудок и форсировали реки Неман и Молчадь на рубеже Докудово, Новоельня, Молчадь. Тем самым была выполнена ближайшая задача, поставленная перед 2-м Белорусским фронтом Ставкой Верховного Главнокомандующего. Три стрелковых корпуса армии (35-й, 41-й и 40-й, по три стрелковые дивизии в каждом), совершая с боями напряженные марши по 30–35 км в сутки по лесисто-болотистой местности, за пять дней выполнили задачу Ставки, на которую фронту давалось 8–11 дней. В этот период войска 3-й армии, громя отряды прикрытия противника, уничтожили более 2000 гитлеровцев и захватили в плен 380 немцев.

    50-я армия 5 июля, имея задачу от командующего фронтом выдвигаться в западном направлении, выводила войска на рубеж Койданово, Стоньково, Троевка (30–40 км юго-западнее Минска). Но ввиду того, что почти все соединения армии были втянуты в борьбу против окруженной группировки немцев юго-восточнее и восточнее Минска, к исходу 5 июля только 70-й стрелковый корпус (в составе 64-й и 199-й стрелковых дивизий) смог, совершив марш из района Дукора, выйти в район Озеро, Корма (25–30 км южнее Минска).

    19-й стрелковый корпус (в составе 380-й, 324-й и 362-й стрелковых дивизий) в 8 часов 5 июля был передан в 33-ю армию и продолжал весь день вести бои с окруженной группировкой немцев в районе Волма, Пекалин, Шабуин. 38-й корпус (в составе 110-й и 385-й стрелковых дивизий), начавший выдвижение в западном направлении, в связи с прорывом сильной немецкой группы из района Волма в юго-западном направлении был вынужден развернуться на рубеже Котяги, Аннополь (10–20 км южнее Минска) и здесь вел бои против немцев, упорно пытавшихся прорваться через боевые порядки корпуса. 121-й стрелковый корпус продолжал марш в западном направлении и двумя дивизиями (238-й и 139-й) к исходу дня вышел к железной дороге Минск, Осиповичи у Карослица; 330-я стрелковая дивизия корпуса вела бои в районе 5–8 км юго-западнее Волмы.

    6–8 июля армия продолжала выводить свои корпуса в западном направлении, и к исходу 8 июля они вышли: 121-й стрелковый корпус в район Юзефино и южнее; 70-й стрелковый корпус головной 64-й стрелковой дивизией к Рапьово, а 199-я дивизия шла за ней в 15 км восточнее; 38-й стрелковый корпус продолжал вести бои с пытающимися прорваться в юго-западном направлении группировками немцев, на рубеже Потяги, Аннополь.

    Войсками армии за 5–8 июля в боях с немцами было уничтожено около 4000 и взято в плен 3400 гитлеровцев. Армейский подвижный отряд (в составе 23-й танковой бригады, 1434-го самоходного артиллерийского полка, двух полков 5-й истребительно-противотанковой бригады и других подразделений) двигался впереди головных корпусов армии и в 18.30 8 июля во взаимодействии с частями 258-й стрелковой дивизии (3-й армии) овладел городом Новогрудок и развил успех в западном направлении.

    9 июля 50-я армия передала 49-й армии 38-й корпус (в составе 110-й и 385-й стрелковых дивизий) и приняла от нее 81-й и 69-й корпуса, которые к утру 9 июля, совершая марш в западном направлении, выдвинулись на рубеж Рудня Налибоцка, Черная, а подвижный отряд имели в районе Вселюб. К исходу 9 июля 50-я армия, продолжая выдвижение в западном направлении, вышла 69-м стрелковым корпусом к реке Неман севернее Щорсы, 70-м стрелковым корпусом форсировала реку южнее Щорсы и вышла западнее Кореличей в 5–7 км; 81-й и 121-й стрелковые корпуса, двигаясь во втором эшелоне, подходили к реке Неман с востока, следуя за 69-м корпусом на расстоянии 5–10 км, 330-я стрелковая дивизия, составлявшая резерв армии, к исходу 9 июля вышла в район Анталезы.

    49-я армия распоряжением командующего фронтом от 4-го июля должна была в составе 69-го и 81-го стрелковых корпусов (153, 42, 95, 369, 290, 157 и 222-я стрелковые дивизии) к исходу 5 июля выйти на рубеж Городище, Гричино (12–17 км юго-западнее Минска), а к исходу 8 июля на рубеж Рудня Налибоцка, Черная (70–75 км западнее Минска). Армия, выполняя это распоряжение, 69-м стрелковым корпусом (153-я и 42-я стрелковые дивизии) и 81-м корпусом (95-я и 290-я стрелковые дивизии) только 6 июля вышла на линию Городище, Гричино, потому что по пути неоднократно приходилось иметь стычки с группами противника, оставшимися в окружении восточнее и южнее Минска, а также совершать обходное движение некоторых участков, где шли боевые действия по разгрому окруженной группировки немцев.

    К исходу 8 июля корпуса вышли на рубеж Рудня Налибоцка, Черная, где 9 июля в 10 часов, согласно приказу командующего фронтом, они были переданы в состав 50-й армии. Прочие дивизии армии принимали участие в ликвидации минской группировки немцев и постепенно подтягивались.

    4-я воздушная армия фронта вела разведку, а также наносила бомбовые и штурмовые удары по войскам противника, отходящим в западном направлении и окруженным в районах юго-восточнее и южнее Минска, совершая ежедневно от 50 до 110 самолето-вылетов. Авиация противника активности не проявляла и ограничивалась разведывательными полетами отдельных самолетов. Попытки сбрасывания грузов окруженной группировке быстро были прекращены а результате действий нашей истребительной авиации, а также вследствие того, что немцы, боясь обнаружить свое местонахождение, не выкладывали опознавательных знаков.

    Дальнейшее преследование немцев на Волковыск и Гродно

    9 июля, форсировав реки Неман и Молчадь, войска 2-го Белорусского фронта приступили к выполнению дальнейшей задачи — овладеть городом Волковыск и развивать дальнейшее наступление в направлении Белосток. Овладев рубежом рек Неман и Молчадь, соединения 2-го Белорусского фронта с 10 июля продолжали с боями продвигаться вперед, громя остатки разбитых частей 12-й и 20-й танковых дивизий и вновь выдвинутых 50-й и 367-й пехотных, 28-й легкопехотной и 461-й запасной пехотной дивизий и до шести различных отдельных полков (2-й и 17-й полицейские, «Митте» и 1065-й, 1068-й, 1069-й пехотные).

    С 10 июля 50-я армия выдвинулась из-за правого фланга 3-й армии и, переправившись 11 июля всеми своими четырьмя стрелковыми корпусами (69-м, 70-м, 81-ми 121-м) через реку Неман южнее Докудово, развила энергичное наступление, громя части брошенной сюда 50-й пехотной дивизии и отдельные полки (запасные, охранные и полицейской службы).

    13 июля армия форсировала реку Котра и овладела городом Скидель, а 15 июля, развивая наступление своим правым флангом во взаимодействии с левофланговыми соединениями 3-го Белорусского фронта, вышла к городу Гродно. Рано утром 16 июля правофланговые соединения (69-го и 81-го стрелковых корпусов) во взаимодействии с 3-м гвардейским кавалерийским корпусом и левофланговыми частями 3-го Белорусского фронта штурмом овладели крупным железнодорожным узлом и важным укрепленным районом обороны немцев — городом и крепостью Гродно. Левым флангом (121-м и 70-м корпусами) армия, вторично форсировав реку Неман и развивая наступление, в тот же день вышла на ближние подступы к Индуре (20–25 км южнее Гродно), чем создавалась возможность для дальнейшего наступления левого крыла фронта — 3-й армии — и разгрома немцев по левобережью Немана в районе Гродно.

    С 10 по 16 июля 50-я армия продвинулась вперед на 160–170 км, проходя с боями по 20–25 км в сутки, а в отдельные дни до 30–40 км.

    3-я армия (в составе 35-го, 41-го и 10-го стрелковых корпусов) с 10 июля продолжала с боями продвигаться в западном направлении, 12 июля форсировала реку Зельвянка. Развивая наступление, 14 июля армия овладела городом и крупным железнодорожным узлом Волковыск — важным опорным пунктом обороны немцев, прикрывавшим пути на Белосток. Противник силами частей и подразделений 367-й пехотной, 28-й легкопехотной, 461-й запасной пехотной дивизий, 12-й и 20-й танковых дивизий и 611-го охранного полка при поддержке артиллерийского и минометного огня и авиации оказал упорное сопротивление на реке Россь. Войска армии, преодолев оборону немцев, форсировали реку Россь 15 июля двумя корпусами севернее Волковыска и, отбив ряд контратак, нанесли большие потери врагу в живой силе и технике.

    16 июля армия всеми тремя корпусами переправилась на западный берег реки Россь, с боями продвинулась вперед на 10–20 км и вышла на рубеж Дубляны, Мстибув, имея задачей развивать наступление в направлении города Белосток. Соединения армии с 10 по 16 июля с боями продвинулись вперед на 90–100 км, совершая в среднем по 14–15 км в сутки по труднопроходимой лесисто-болотистой местности, и при этом форсировали четыре реки: Молчадь, Щара, Зельвянка и Россь, представлявшие серьезные водные преграды.

    49-я армия получила задачу ликвидировать к исходу 11 июля остатки окруженной группировки противника в полосе фронта к востоку от реки Неман и форсированным маршем двигаться в общем направлении Турец, Новогрудок. Одновременно в состав армии были переданы с 24 часов 10 июля состоявшие ранее в резерве фронта 307-я и 343-я стрелковые дивизии. Выполняя задачу, армия к 11 июля в основном закончила ликвидацию окруженной группировки немцев юго-восточнее и южнее Минска.

    В течение 12 и 13 июля армия в составе 38-го стрелкового корпуса (385-я и 110-я стрелковые дивизии), 324-й, 369-й, 380-й, 307-й и 343-й стрелковых дивизий выдвигалась в западном направлении и попутно отдельными частями и подразделениями прочесывала леса, очищая их от мелких групп противника, пытавшихся укрыться и пробраться в западном направлении.

    К исходу 13 июля войска 49-й армии сосредоточились в районе Вселюб, Новогрудок, Турец, где в течение 14 и 15 июля отдыхали, приводили себя в порядок и подтягивали отставшие тылы. Одновременно армия специально выделенными отрядами продолжала прочесывание в этом районе лесов с целью ликвидации бродивших там мелких вражеских групп.

    16 июля 49-я армия, находясь во втором эшелоне фронта, продолжала выдвижение в западном направлении и к исходу дня вышла в район Белица, Орля, Дятлово.

    4-я воздушная армия в период преследования противника от Минска до рубежа Гродно, Волковыск наносила бомбо-штурмовые удары по врагу, прикрывала свои войска и вела разведку. Ежедневно совершалось около 100–200 самолето-вылетов. Авиация противника до 11 июля ограничивалась разведывательными действиями и пыталась снабжать окруженные группы противника. После 11 июля активность вражеской авиации возросла. При подходе наших войск к Гродно немецкая авиация совершила до 80–120 самолето-полетов в полосе фронта, производила бомбежку боевых порядков и переправ.

    За время с 5 по 16 июля, при разгроме окруженной немецкой группировки в районе Минска, а также при преследовании противника значительную помощь фронту оказали белорусские партизаны. Так, вошедшие пополнением в 35-й корпус 3-й армии три группы партизан (общей численностью 3500 человек) показали себя хорошими бойцами и отличились в боях, проявляя образцы воинской доблести, мужества и героизма. Командованием отмечалась также прекрасная боевая работа червенских партизан и Дзержинской бригады Баранова, которые умело и мужественно сражались, истребляя противника, пытавшегося вырваться из минского котла.

    Войска 2-го Белорусского фронта, преследуя противника от города Минск до линии Гродно, Индура, Мстибув, с 5 по 16 июля продвинулись с боями до 270 км с средним темпом 20–25 км в сутки. В этот период войска фронта, принимая участие (в основном силами 49-й армии) в разгроме окруженной группировки противника в районе юго-восточнее и южнее города Минск, уничтожили более 52 тыс. немцев и взяли в плен 28 243 человека, в том числе 9 генералов. В процессе преследования к западу от Минска соединения фронта, продвигаясь с боями вперед, форсировали реки Неман, Молчадь, Щара, Зельвянка, Россь, Котра, нанесли серьезный урон вновь подброшенным частям противника и остаткам немецких соединений, ранее противостоявших фронту. С овладением Гродно и Волковыском войска фронта вышли на подступы к Восточной Пруссии и на пути, выводящие к важному опорному пункту и узлу дорог, — городу Белосток.

    Преследование противника 1-м Белорусским фронтом на Барановичи, Слоним, Ружаны, Береза-Картузская, Пинск

    4 июля 1944 года директивой № 220127 Ставка Верховного Главнокомандования приказала 1-му Белорусскому фронту развивать наступление на юго-запад, нанося главный удар в общем направлении на Барановичи, Брест. Ближайшей задачей фронта являлось овладеть Барановичами, Лунинецом и не позднее 10–12 июля выйти на рубеж Слоним, река Щара, Пинск. В дальнейшем овладеть городом Брест и захватить плацдарм на левом берегу реки Западный Буг.

    С 24 часов 4 июля со 2-м Белорусским фронтом устанавливалась новая разграничительная линия: Осиповичи, Белая Лужа, Горосдзей, Молчадь, Зельва, Свислочь, Сураж (все пункты, кроме Осиповичи, Городзей и Молчадь, для 1-ro Белорусского фронта исключительно).

    Выполняя приказ Ставки Верховного Главнокомандования, Маршал Советского Союза Рокоссовский в этот же день поставил своим войскам следующие задачи:

    48-й армии, обеспечивая свой правый фланг от контратак противника с севера и северо-запада, стремительно преследовать противника в общем направлении на Могильно, Снув, с задачей к исходу 7 июля овладеть рубежом Станкевичи, (искл.) Новая Мышь. Разграничительные линии слева Несвиж, Барановичи, Новая Мышь (все пункты, кроме Несвиж, исключительно для 48-й армии).

    65-й армии продолжать наступление в общем направлении на Барановичи с задачей к исходу 6 июля овладеть рубежом Новая Мышь, Мышок. Разграничительная линия слева Тимковичи, Клецк, Ляховиче, Лесьна (все пункты включительно для 65-й армии).

    28-й армии наступать вдоль шоссейной дороги в общем направлении на Миловиды и к исходу 6 июля овладеть рубежом Богуше 5 км южнее Млынок, Туховиче.

    61-й армии силами 89-го стрелкового корпуса во взаимодействии с Днепровской военной флотилией стремительно преследовать противника вдоль железной дороги в общем направлении на Лунинец.

    Командиру конно-механизированной группы всеми силами (4-й гвардейский кавалерийский корпус и 9-й танковый корпус) перейти в решительное наступление в общем направлении на Полопечка, Столовичс с задачей овладеть Барановичами.

    1-му механизированному корпусу из района Клецк наступать на Барановичи.

    Таким образом, командующий фронтом, не прекращая преследования противника, решил концентрическим ударом 48-й и 65-й армии в общем направлении на Барановичи, с одновременным охватом противника группой генерала Плиева и 1-м механизированным корпусом на заходящих флангах окружить его барановичскую группировку и уничтожить, овладев городом Барановичи. В дальнейшем, используя два параллельно идущих шоссе (Слоним — Пружаны и Барановичи — Брест), развивать успех в общем направлении на Брест с целью глубокого обхода и окружения (совместно с левым крылом фронта, перешедшим 4 июля в наступление на ковельском направлении) пинской группировки немецких войск.

    Бои за Барановичи

    5 июля войска фронта, продолжая преследование противника в указанных направлениях, одновременно производили перегруппировку сил и входили в свои разграничительные линии.

    65-я армия, повернув из района Несвиж на юго-запад, вошла в свои границы, сильным ударом правого фланга уничтожила немецкие войска, оборонявшиеся в районе Снув, и овладела этим городом. Левым флангом она вышла западнее Клецка.

    28-я армия, обходя Барановичи с юга, энергично преследовала противника вдоль шоссе и к исходу 5 июля овладела Ляховиче, Недзведица.

    На стыке этих армий в общем направлении на Барановичи наступал 1-й механизированный корпус, которому была поставлена задача на плечах отходившего противника ворваться в город и овладеть им до подхода основных сил 48-й и 65-й армий. На рассвете 5 июля корпус прорвал оборону противника на рубеже реки Веджманка и в 7.30 вышел к восточному берегу реки Щара. Однако дальше продвинуться не смог. Части вновь переброшенной к востоку от Барановичи 4-й танковой дивизии немцев оказали упорное сопротивление и вынудили корпус перейти к обороне: 219-я танковая бригада вела бой у Юшкевиче, 37-я мотострелковая бригада — у Одаховшизны и 35-я — у Вел. Лотвы.

    4-й гвардейский кавалерийский корпус, действовавший севернее Барановичей, отбивал ожесточенные контратаки 110-й немецкой пехотной дивизии, усиленной большим количеством танков, к исходу дня вышел на рубеж Юревичи, Полонечка, где также закрепился[72]. Из района Городзей к нему подходил 9-й танковый корпус.

    48-я армия, части которой должны были, прежде чем войти во вновь назначенную им полосу, проделать форсированный марш в 40–60 км, к исходу 5 июля подошли главными силами к реке Неман у Могильно и производили переправу.

    1-й гвардейский Донской танковый корпус, составляя резерв командующего фронтом, оставался в районе Валерьяны, Лоша (55 км восточнее Могильно).

    Авиация 16-й воздушной армии в течение всего дня группами штурмовиков в сопровождении истребителей систематически наносила удары по войскам противника в районах севернее и восточнее Барановичей, сделав за день до 400 самолето-вылетов.

    Немецкое командование, продолжая непрерывно усиливать свою барановичскую группировку, к 5 июля, кроме ранее переброшенных сюда 4-й танковой и 1-й кавалерийской дивизий венгров, сосредоточило в район Барановичи 28-ю легкую пехотную дивизию и 3-ю кавалерийскую бригаду.

    В течение всего дня 5 июля немцы сильным огнем и неоднократными контратаками пехоты и танков оказывали упорное сопротивление нашим наступавшим частям, пытаясь не допустить их выхода в район Барановичи. Авиация противника одиночными самолетами вела разведку до рубежа Бобруйск, Мозырь и небольшими группами подвергала бомбардировке боевые порядки 4-го гвардейского кавалерийского корпуса. В ночь на 5 июля до 40 немецких самолетов подвергли сильной бомбардировке железнодорожную станцию Маневичи.

    Особенно напряженные бои за Барановичи происходили 6 и 7 июля.

    Утром 6 июля после сильного артиллерийского налета при поддержке больших групп авиации наши войска одновременно на всем фронте атаковали противника. Однако только частям 65-й армии, сменившим в своей полосе 1-й механизированный корпус, удалось прорвать оборону противника и незначительно продвинуться вперед. Остальные войска в течение целого дня продолжали вести тяжелые бои на прежних рубежах. Вместе с тем сложившаяся обстановка требовала быстрейшей ликвидации узла сопротивления противника в районе Барановичи и развития наступления на Брест, на соединение с левым крылом фронта, овладевшим в этот день городом Ковель.

    Учитывая упорное сопротивление противника, оказанное им восточнее Барановичей, командующий фронтом решил перебросить 6 июля 1-й механизированный корпус на север, в район Юшкевиче, чтобы совместно с 9-м танковым корпусом и подходившими сюда главными силами 48-й армии 7 июля прорваться к городу с северо-востока и овладеть им.

    7 июля бои в районе Барановичей возобновились с новой силой. С рассветом в воздух было поднято более пятисот бомбардировщиков, которые подвергли сильному огневому воздействию оборону противника, главным образом перед фронтом 65-й и 28-й армий. Одновременно по этим районам открыла огонь артиллерия. В течение полутора часов позиции противника находились под непрерывными разрывами снарядов и авиабомб.

    Решительно атаковав противника, наши танки и пехота сильным ударом с нескольких направлений прорвали немецкую оборону и, энергично отбрасывая немецкие части на запад, устремились к городу.

    4-й гвардейский кавалерийский корпус, уничтожив до полка пехоты в районе Бартники (15 км юго-западнее Полонечка), стремительным продвижением вперед перерезал железную дорогу Молчадь — Барановичи и 8 июля вышел на рубеж Чешевля (15 км южнее Молчади), Новая Мышь, глубоко охватив с северо-запада барановичскую группировку противника. 48-я армия совместно с танками 9-го танкового корпуса разгромила части 110-й пехотной дивизии, оборонявшейся северо-восточнее города, и к этому времени главными силами вышла в район расположения кавалерийского корпуса.

    65-я армия, сломив упорное сопротивление противника на реке Щара, к исходу 7 июля силами 18-го и 105-го стрелковых корпусов вышла к восточной окраине города. Одновременно к городу с юга и юго-востока подошли части правого фланга 28-й армии.

    Противник, укрывшись в городе, оказывал упорное сопротивление на его окраинах. Засев в домах, подвалах, на крышах, немцы вели сильный пулеметный и минометный огонь по расположению наших войск. Напряженные бои на окраинах продолжались всю ночь. Только на рассвете удалось сломить сопротивление противника и ворваться в город.

    Утром 8 июля город Барановичи был полностью очищен от противника и занят нашими войсками. В боях за Барановичи было уничтожено до 3000 немецких солдат и офицеров, захвачено большое количество техники и вооружения.

    Преследование противника на Брест

    После овладения Барановичами наши войска немедленно начали преследование противника в двух основных направлениях: на Слоним, Ружаны и на станцию Иваневичи, Кобрынь. Севернее железной дороги Барановичи — Слоним наступала 48-я армия, имел задачей к исходу 9 июля овладеть рубежом Бабиничи, (иск.) Слоним. Разграничительная линия с 7 июля для армии устанавливалась: справа прежняя; слева до Барановичей прежняя, далее — Слоним, Куляны (все пункты для 48-й армии исключительно).

    Южнее наступала 65-я армия, имея задачей к исходу 9 июля овладеть рубежом Слоним, (иск.) Бытень. Разграничительная линия слева: до Лесьна прежняя, далее — Бытень, Коссово, Селец (все пункты для 65-й армии исключительно).

    28-я армия преследовала противника в общем направлении на станцию Иваневичи с задачей к исходу 9 июля овладеть рубежом Коссово, станция Иваневичи, Гичице.

    По северному берегу реки Припять в общем направлении на Пинск наступала 61-я армия.

    Противник западнее Барановичей и севернее Пинска с боями отходил в западном и северо-западном направлениях, прикрываясь сильными отрядами и широко применяя заграждения.

    Его авиация значительно усилила активность. Систематическим налетам вражеских самолетов стали подвергаться узлы дорог, колонны наших войск, переправы. Стремясь сорвать железнодорожные перевозки, немецкие самолеты группами в 160–170 машин ежедневно производили ночные налеты на железнодорожные станции Коростень, Сарны и Олевск. За 9 и 10 июля было зарегистрировано 956 самолето-пролетов противника.

    Несмотря на это, наши части, энергично отбрасывая отряды прикрытия противника, стремительным продвижением своих подвижных соединений выходили на пути отхода врага и уничтожали его силы. Средний темп продвижения наших войск составлял 25–30 км в сутки. 10 июля части 48-й и 65-й армий совместно с 4-м гвардейским кавалерийским корпусом главными силами вышли к реке Щара и овладели крупным узлом дорог городом Слоним, а на пинском направлении — городом Лунинец.

    В этот же день командующий фронтом приказал 48-й, 65-й и 28-й армиям к утру 11 июля закончить переправу главных сил армий через реку Щара и выдвинуть их на 10–12 км к западу от реки. От каждой армии к исходу 11 июля выделить передовые отряды силами стрелковая дивизия, каждый с противотанковой и самоходной артиллерией и танковыми частями на рубеж Зельва, Ружаны, Коссово и обеспечить за собой переправы через реку Зельвянка. В течение 10 и 11 июля подтянуть артиллерию и тылы, пополнить запасами и с утра 12 июля главными силами перейти в решительное наступление с задачей к исходу дня выйти на рубеж Зельва, Ружаны, Коссово.

    Конно-механизированной группе генерала Плиева из района Слонима продолжать стремительное наступление в общем направлении на Ружаны с задачей 11 июля овладеть; 4-му гвардейскому кавалерийскому корпусу — районом Лыскув, 9-му танковому корпусу — Ружаны, Клепаче, 1-му гвардейскому Донскому танковому корпусу было приказано из района Кабаки развивать успех в направлении Зельва, Волковыск с задачей к исходу 11 июля овладеть Волковыском. В дальнейшем иметь в виду наступление на Свислочь. 1-й механизированный корпус должен был из района Жировицы наступать на Селец, Кобрин.

    Преследуя противника, войска 1-го Белорусского фронта в течение 10–12 июля быстро продвигались на запад и юго-запад, уничтожая на своем пути остатки разбитых частей. К исходу 12 июля, продвинувшись на отдельных направлениях до 60 км, форсировали реку Зельвянка и заняли большое количество населенных пунктов, в том числе Зельва, Ружаны, Коссово.

    Одновременно войска 61-й армии, продолжая наступление с северо-востока и с юга на Пинск, форсировали реки Ясельда и Припять и частью сил завязали бои на юго-восточной окраине города Пинск.

    С рубежа реки Зельвянка, Коссово командующий фронтом оставил для преследования противника в общем направлении на Брест 28-ю армию с 1-м механизированным корпусом, а 48-й и 65-й армиям поставил задачу выйти на рубеж реки Россь. 48-я армия должна была к исходу 14 июля выйти на рубеж реки Россь на участке Лопеница Мала, (иск.) Порозово, а 65-я армия, развивая наступление в общем направлении на Лыскув, Новы Двур, выйти на рубеж Порозово, Новы Двур, Радецк[73].

    Продолжая наступление в указанных направлениях, наши части, встречая слабое сопротивление противника, 14 июля овладели областным центром Белоруссии — городом Пинск, а 16 июля городами Береза-Картуска и Янув, выйдя своим правым флангом к железной дороге Волковыск — Седлец у Свислочи.

    Заключение по третьему этапу операции

    В период 5–11 июля под Минском была проведена ликвидация большой группировки отрезанных немецких сил общей численностью около 100 тыс. человек.

    В результате наших сокрушительных ударов, начавшихся 23 июня и приведших к разгрому трех немецких армий (3-й танковой, 4-й и 9-й), в стратегическом фронте врага образовалась огромная брешь протяжением более 400 км. Используя это обстоятельство, наши войска энергично преследовали остатки разбитых немецких армий на запад.

    К исходу третьего этапа операции действия на двинском направлении приняли затяжной характер. На левом крыле 1-го Прибалтийского фронта наши войска продвинулись в направлении на Укмерге с 5 по 15 июля на 140 км.

    За этот же период войска 3-го Белорусского фронта, осуществляя преследование на Вильно, Лиду и далее к реке Неман, достигли крупных успехов: продвинулись на 150–220 км на запад, нанесли поражение вновь подброшенным немецким дивизиям, освободили столицу Литовской ССР Вильнюс, овладели плацдармами на западном берегу Немана. Это создавало благоприятные условия для последующего наступления на Каунас и к границам Восточной Пруссии.

    2-й Белорусский фронт, преследуя противника от Минска на Гродно и Волковыск, продвинулся с боями около 250 км на запад с темпом 20–25 км в сутки и вышел на пути, ведущие к Белостоку и Восточной Пруссии.

    Войска 1-го Белорусского фронта, действовавшие к северу от Припяти, сбивая противника с ряда рубежей и овладев его крупными опорными пунктами, продвинулись на 150–170 км и находились на путях к Бресту, важному узлу коммуникаций и сильному укрепленному району немецкой обороны на варшавском направлении.

    Таким образом, за 23 дня, истекшие с начала наступления Красной Армии в Белоруссии, советские войска очистили от немецко-фашистских захватчиков обширную территорию а полосе между Западной Двиной и Припятью протяжением более 400 км с севера на юг и около 500 км с востока на запад, освободив почти всю Белоруссию и значительную часть Литвы.

    Противник, делая отчаянные усилия, спешно перебрасывал на центральный участок своего стратегического фронта все те резервы, какие он мог снять с других направлений и подвезти из тыла. В течение третьего этапа операции немецким командованием было введено 13 новых дивизий (из них три танковые) — но, как мы видели, им не удалось остановить победного наступления советских войск.

    Глава 6

    Краткий обзор дальнейших боевых действий до конца июля

    Восстановление железных дорог и изменение условий подвоза в ходе операции

    С разгромом трех немецких армий в Белоруссии и с выходом советских войск в середине июля на линию, проходившую южнее Двинска, восточнее Каунаса, по Неману до Гродно, западнее Волковыска и Пинска, Белорусская операция, проводившаяся в тесном взаимодействии четырех фронтов, в основном была закончена.

    Далее возникали новые стратегические задачи по наступлению в Восточную Пруссию, а также на Ригу и Варшаву, которые выходят за границы настоящего описания. Однако они вытекали из общего хода Белорусской операции и были связаны с ней. В целях установления этой общей связи Белорусской операции с последующими действиями наших войск, а также для большей законченности настоящей работы необходимо в кратком обзоре осветить ход событий на четырех фронтах до конца июля.

    В последние две недели июля по-прежнему развивалось наступление 1-го Прибалтийского, 3-го, 2-го и 1-го Белорусских фронтов.

    Немецкое командование, напрягая все силы, чтобы задержать наше продвижение, продолжало лихорадочно подбрасывать наличные резервы, взятые с других направлений и из тыла. Так, за одну неделю (с 17 июля по 23) было введено в первую линию 11 новых дивизий (в том числе 3 танковые).

    Наши войска в своем стремительном наступлении и преследовании врага продвинулись к концу июля на запад уже на 500 км и более. Сказывались известные трудности, возникавшие в связи с большой растяжкой тыла (перебои в подаче горючего и других видов снабжения, задержки в прибытии пополнений и пр.).

    Несмотря на это, а также на возраставшее сопротивление противника, советские войска успешно выполняли поставленные им задачи. 1-й Прибалтийский фронт наступал на северо-запад вдоль нижнего течения Западной Двины. 3-й, 2-й и 1-й Белорусские фронты выдвигались к границам Восточной Пруссии и Польши.

    Развитие наступления на паневежско-шауляйском и елгава-рижском направлениях

    С 15 по 19 июля войска 1-го Прибалтийского фронта закреплялись на достигнутых рубежах, отражали контратаки противника, производили перегруппировки для последующего наступления и продолжали вести наступательные бои на отдельных участках.

    Наибольшее продвижение в эти дни было достигнуто войсками 43-й армии в направлении Скупишкис. Здесь соединениям армии за пять дней наступления (с 15 по 19 июля) удалось продвинуться более чем на 30 км, перерезать железную дорогу Двинск — Паневежис и овладеть узлом дорог и станцией Скупишкис.

    Соединения 2-й гвардейской и 51-й армий в этот период продолжали совершать марш в общем направлении на Паневежис. В ночь на 20 июля по две дивизии от 2-й гвардейской и 51-й армий были выдвинуты в свои полосы и сменили действовавшие здесь войска 43-й армии. В последующие дни были введены в бой главные силы 2-й гвардейской и 51-й армий.

    Сравнительно слабое сопротивление противника на паневежско-шауляйском направлении создавало весьма благоприятные условия для развития стремительного наступления войск 1-го Прибалтийского фронта в северо-западном направлении и для выхода их к Рижскому заливу. Вновь введенные армии (51-я и 2-я гвардейская) с первого же дня начали успешно развивать наступление на паневежско-шауляйском направлении. Наибольший успех сразу же обозначился в полосе наступления 51-й армии, войска которой уже к исходу 22 июля овладели важным железнодорожным узлом и городом Паневежис.

    23 июля возобновили наступление войска 6-й гвардейской армии. Противник, оказывая яростное сопротивление соединениям армии на подступах к Двинску, медленно отходил в северо-западном направлении. К исходу дня 27 июля войска 2-го Прибалтийского фронта во взаимодействии с отдельными частями 6-й гвардейской армии овладели городом Двинск.

    26 июля в полосе наступления 51-й армии в общем направлении на Шауляй был введен 3-й гвардейский Сталинградский механизированный корпус. Развивая стремительное наступление, части корпуса в течение уже первого дня продвинулись на расстояние до 70 км и перерезали железную и шоссейную дороги Шауляй — Рига в районе Довгелайце и Шауляй — Лиепая в районе Талиоци. К исходу дня 26 июля 8-й мотострелковой бригаде удалось ворваться на северную окраину города Шауляй. Развивая достигнутый успех танкового корпуса, передовые части 51-й армии 27 июля также достигли города Шауляй. После непродолжительного боя в этот же день части 3-го гвардейского механизированного корпуса в тесном взаимодействии с подошедшими соединениями 51-й армии штурмом овладели областным центром Литовской ССР городом Шауляй.

    В ходе наступления с 20 по 27 июля наибольший успех был достигнут войсками 51-й и 2-й гвардейской армий. Войска этих армий за восемь дней (с 20 по 27 июля) продвинулись от 50 до 150 км и к исходу дня 27 июля вышли на рубеж Кринчинас, Шауляй, Видзишки.

    Немецкое командование, опасаясь выхода войск 1-го Прибалтийского фронта к Елгаве (Митаве) и Рижскому заливу, по-прежнему подтягивало резервы и предпринимало активные контратаки из районов восточнее Биржая, западнее Шауляя и Сурвелишки. После овладения городом Шауляй командование фронта приняло меры к прочному обеспечению флангов в районах Биржай и Шауляй, а 3-й гвардейский механизированный корпус и главные силы 51-й армии были нацелены на елгаво-рижское направление.

    В ходе наступления на этом направлении замечательно действовал 3-й гвардейский Сталинградский механизированный корпус под командованием генерал-лейтенанта Обухова. Части 3-го гвардейского механизированного корпуса, развивая стремительное наступление, уже 28 июля завязали бои на окраинах города Елгава.

    Успешный выход 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса в район Елгавы создавал весьма благоприятные условия для дальнейшего развития успеха в направлении Рижского залива. Исходя из этого, командование приняло решение: главными силами механизированного корпуса овладеть городом Елгава, и 3-й механизированной бригадой развивать наступление в северо-западном направлении, с тем чтобы овладеть городом Тукумс и перерезать приморскую железную дорогу Рига — Виндава.


    Действия левого крыла 1-го Прибалтийского фронта под Шауляем, июль-август 1944 года


    Но бои за Елгаву затянулись. Противник подбросил резервы и стремился любой ценой удержать город. И только с подходом войск 51-й армии 31 июля удалось сломить сопротивление немцев и овладеть городом. 8-й механизированной бригаде удалось в течение дня 30 июля пройти в северо-западном направлении до 100 км, овладеть Тукумсом и тем самым перерезать последнюю железную дорогу, соединявшую прибалтийскую группировку немцев с Восточной Пруссией. В этот же день передовые отряды указанной бригады вышли на побережье Рижского залива в районе Кяжглис.

    В последующие дни операции основные усилия войск 1-го Прибалтийского фронта были направлены на отражение усилившихся контратак противника с направлений Биржай и западнее Шауляя и прочное закрепление достигнутых успехов частями 3-го гвардейского механизированного корпуса.

    В заключение следует отметить, что успешные действия войск 1-го Прибалтийского фронта в период с 20 по 31 июля создали благоприятные условия для окружения всей прибалтийской группировки немцев. На этом этапе операции заслуживают особого внимания решительные и смелые действия 3-го гвардейского Сталинградского механизированного корпуса, который являлся основной ударной силой фронта в наступлении на шауляйском, а затем на рижском направлениях. Действия этого корпуса могут служить одним из замечательных образцов использования танковых и механизированных соединений в оперативной глубине обороны противника.

    Ход боевых действий войск 3-го Белорусского фронта

    С 16 июля в состав 3-го Белорусского фронта вновь вошла 39-я армия. Вместе с тем 3-й гвардейский механизированный корпус был передан 1-му Прибалтийскому, а 3-й гвардейский кавалерийский корпус — 2-му Белорусскому фронту. 16 июля генерал армии Черняховский поставил войскам следующие задачи.

    • 39-й армии продолжать наступление с задачей к исходу 18 июля овладеть рубежом реки Невяжа и выйти на фронт Кедайняй, Ясбойни, Чекишки, (иск.) Вильки; в дальнейшем быть в готовности наступать севернее реки Неман в общем направлении Воджгиры.

    • 5-й армии, широко применяя обходный маневр с севера и юга, овладеть Каунасом, основные силы армии к этому же времени вывести на рубеж Вильки, Сапежищки, (иск.) ст. Юре; в дальнейшем быть в готовности наступать южнее реки Неман в направлении Шакяй, Шилленен.

    • 33-й армии, используя переправы и плацдармы 5-й армии, к исходу 16 июля вывести первый эшелон на западный берег реки Неман; с утра 17 июля перейти в решительное наступление с задачей к исходу дня 18 июля овладеть рубежом ст. Юре, Высока (14 км северо-восточнее Мариямполь), Людвинов; передовыми отрядами овладеть станцией Козлова Руда, развилка шоссе 10 км южнее станции Козлова Руда; второй эшелон к исходу 17 июля иметь на линии реки Неман.

    • 11-й гвардейской армии, продолжая наступление, к исходу 17 июля овладеть рубежом озеро Жувинты, Симно, озеро Дусь; к исходу 18 июля — (иск.) Людвинов, Калвария, (иск.) Видугеры.

    • 31-й армии произвести перегруппировку войск и 16 июля, форсировав реку Неман на всем протяжении в пределах своей полосы к исходу 17 июля овладеть рубежом (иск.) Серее, Лейпуны, Копцово — (иск.) Сопоцкин.

    С 16 июля войска фронта приступили к выполнению вновь поставленных задач.

    Между тем немецкое командование, стремясь задержать дальнейшее наступление наших войск, прилагало все усилия, чтобы удержать рубеж по рекам Свента, Неман и ликвидировать наши плацдармы по западному берегу Немана. С этой целью оно перебросило с других направлений и подтянуло из глубины против 3-го Белорусского фронта пять новых пехотных дивизий (212-ю, 69-ю, 131-ю, 170-ю и пехотную дивизию, нумерация которой не установлена), шесть танковых дивизий (5-ю, 6-ю, 7-ю, 12-ю, «Великая Германия», танковую дивизию «Мертвая голова»), две пехотные бригады (765-ю и 671-ю), 25 отдельных полков и 15 отдельных пехотных и специальных батальонов.

    Вновь введенные в действие войска поддерживались крупными силами авиации.

    С 16 по 20 июля шли напряженные бои. Противник ожесточенными атаками пехоты и танков стремился отбросить наши войска на восточный берег Немана. Наиболее сильное давление немцы оказывали на каунасском направлении против 5-й армии и в центре фронта против частей 33-й и 11-й гвардейской армий.

    Отражая атаки врага, войска фронта продолжали наступление и к 18 июля форсировали реку Неман основными силами 5-й, 11-й гвардейской и 31-й армии и частью сил 33-й армии на фронте в 105 км. В ходе дальнейших боев наибольшее продвижение было достигнуто на флангах фронта.

    К 20 июля 39-я армия своим левым флангом и центром вышла непосредственно к реке Свента и частью сил форсировала ее севернее Вепряя.

    31-я армия продвинулась от 2 до 16 км и вышла на рубеж западнее Копцово, Сопоцкин.

    20 июля командующий фронтом приказал всем армиям закрепиться на достигнутых рубежах и временно перейти к упорной и жесткой обороне, имея целью нанести противнику максимальные потери, особенно его танкам. Одновременно армии должны были приступить к подготовке дальнейшего наступления, для чего в кратчайший срок подтянуть отставшую технику, боеприпасы и горючее.

    С 20 по 28 июля войска фронта вели упорные оборонительные бои, в ходе которых изматывали силы противника и улучшали свое тактическое положение. С 16 по 28 июля немцы потеряли только убитыми до 15 тыс. солдат и офицеров. За это же время нашими частями было уничтожено 240 немецких танков, самоходных орудий и бронетранспортеров В воздушных боях и на аэродромах, а также огнем зенитной артиллерии было уничтожено 172 вражеских самолета.


    Выход 11-й гвардейской армии 3-го Белорусского фронта к реке Неман и ее форсирование (12–19 июля)


    24 июля 39-я армия своим правым флангом форсировала реку Свента и овладела крупным узлом шоссейных дорог и железнодорожной станцией Укмерге, продвинувшись на запад до 14 км.

    Одновременно 33-я армия овладела Пренами и значительно расширила плацдарм на западном берегу реки Неман на участке Прены, Бальвержишки.

    Понеся огромные потери и не добившись успеха, немцы после ряда ожесточенных, но бесплодных атак вынуждены были перейти к обороне.

    28 июля наши войска, подтянув технику, тылы и пополнившись боеприпасами, вновь перешли в наступление и за три дня наступательных боев продвинулись в глубину до 50 км, расширив прорыв по фронту до 230 км.

    31 июля в ходе наступления войска фронта овладели уездным центром Литовской ССР — городом и крупной железнодорожной станцией Мариямполе, а также важными узлами коммуникаций ст. Козлова Руда, Пильвишки, Шостаково, Людвинов, Симно, Сеймы и заняли более 900 других населенных пунктов. 39-я армия вышла непосредственно к реке Невяжис.

    Войска 5-й армии ворвались в город Каунас и, сломив упорное сопротивление противника, 1 августа при содействии войск 39-й и 33-й армий штурмом овладели городом и крепостью, представлявшими оперативно важный узел коммуникаций и мощный опорный пункт обороны немцев на подступах к Восточной Пруссии.

    Развивая успех, войска фронта форсировали в нескольких местах реку Шешупа и подошли на некоторых участках на 8–10 км к границе Восточной Пруссии, вклинившись в зону предполья Восточно-прусского укрепленного района.

    Ход боевых действий войск 2-го Белорусского фронта

    2-й Белорусский фронт, овладев во взаимодействии с 3-м Белорусским фронтом 16 июля городом Гродно и выйдя на рубеж рек Неман и Свислочь, встретил здесь усилившееся сопротивление противника.

    К этому времени немцы успели собрать в районе к западу и юго-западу от Гродно, на левом берегу реки Неман пять полицейских полков, три пехотных полка (1065-й, 1068-й и 1069-й), составлявших боевую группу, а также переброшенную из Румынии 3-ю танковую дивизию СС «Мертвая голова»; кроме того, здесь же была часть потрепанной в предыдущих боях 50-й пехотной дивизии. Южнее реки Неман на рубеже реки Свислочь, используя ее болотистую пойму, немцы также стремились задержать наступление наших войск на белостокском направлении и всеми наличными средствами оказывали ожесточенное сопротивление. Здесь противник частями 367-й и 50-й пехотных дивизий, 12-й танковой дивизии, 28-й легкопехотной дивизии, 461-й запасной пехотной дивизии и различными охранными частями и подразделениями общей численностью более дивизии, переходя на отдельных участках в контратаки, принимал все меры к тому, чтобы задержать наше наступление на реку Свислочь и не допустить продвижения к городу Белосток — важнейшему опорному пункту и крупному узлу дорог на подступах к Восточной Пруссии.

    Войска 2-го Белорусского фронта к 17 июля в своем оперативном построении имели две армии (50-ю и 3-ю), развернутые в первом эшелоне на рубеже рек Неман и Свислочь, а 49-я армия выдвигалась после двухдневного отдыха к фронту, находясь в это время в 50 км в глубине на рубеже Щучин, Займище. На правом фланге действовал 3-й гвардейский кавалерийский корпус.

    Бои на реках Неман и Свислочь 17–24 июля

    В период с 17 по 21 июля войска фронта на правом фланге вели ожесточенные бои и продвижения не имели. Противник, введя вновь прибывшие части 3-й танковой дивизии юго-западнее Гродно, потеснил переправившиеся 17 июля на левый берег реки Неман части 69-го стрелкового корпуса и создал некоторую угрозу для 3-го гвардейского кавалерийского корпуса, который на левом берегу реки к 21 июля занял значительную часть Августовских лесов юго-западнее Сопоцкина. Одновременно южнее Гродно на рубеже рек Неман и Свислочь до Крынки войска 50-й армии, встречая ожесточенное сопротивление противника, отбивали вражеские контратаки. Немцы в течение 17–21 июля сдерживали наступление наших войск, а местами даже незначительно потеснили их к востоку. Только на левом фланге фронта войска 3-й армии силами трех корпусов с упорными боями преодолевали сопротивление немцев и к исходу 21 июля вышли на рубеж Крынки, Новоселки, Озяблы, продвинувшись за 4 дня на 15–25 км.

    Командование фронта, учтя возросшее сопротивление противника, решило ввести 49-ю армию в стык между 50-й и 3-й армией. Совершив пятидесятикилометровый марш от Щучина до устья реки Свислочь, 49-я армия приняла от 50-й армии 70-й стрелковый корпус на занимаемом рубеже, и южнее ввела 38-й стрелковый корпус, сменив им части 35-го корпуса 3-й армии.

    После перегруппировки, связанной с вводом во фронт войск 19-й армии, соединения 2-го Белорусского фронта продолжали наступательные бои, в которых нанесли серьезное поражение противнику[74]. К исходу 24 июля они форсировали реки Неман и Свислочь на всем их протяжении и, развивая наступление, вышли двумя стрелковыми корпусами 50-й армии (69-м и 81-м) на рубеж Липск, Скоморошки. 3-й гвардейский кавалерийский корпус и 50-я армия прочно овладели восточной частью Августовских лесов и юго-западным сектором оборонительных сооружений Гродненской крепости.

    49-я армия с переданным в ее состав 22 июля 121-м стрелковым корпусом из 50-й армии продвинулась в течение 22–24 июля на 20–30 км и к исходу 24 июля вышла на рубеж Скоморошки, Сокулка. На этом рубеже сопротивление немцев возросло; враг предпринимал ожесточенные контратаки, стремясь удержать за собой железную и шоссейную дороги Гродно — Белосток. Особенно ожесточенные бои шли за Сокулку, где немцы частями 50-й пехотной, 19-й и 20-й танковых дивизий переходили в частые контратаки, и эти пункты несколько раз переходили из рук в руки.

    Войска 3-й армии после трехдневных упорных боев в лесах восточнее Белосток нанеся большие потери частям 367-й пехотной, 28-й легкопехотной, 12-й и 4-й танковых дивизий, 37-му охранному и 41-му кавалерийскому полкам противника, к исходу 24 июля вышли на рубеж Запецки, Васильково, Гнетюки и завязали бои на окраинах Белостока.

    Бои за Белосток и выход войск 2-го Белорусского фронта на рубеж Августов, Кнышин, Сураж 27–31 июля

    Развивая дальнейшее наступление в течение последующих трех дней, войска 2-го Белорусского фронта к исходу 27 июля, продвинувшись вперед на направлении Гродно, Осовец на 10–20 км, вышли на реку Сидра. В центре левофланговый 38-й корпус 49-й армии и правофланговый 35-й стрелковый корпус 3-й армии продолжали вести ожесточенные бои за железную дорогу и шоссе Гродно — Белосток и, продвинувшись лишь на 3–5 км, заняли Сокулку и Васильково. На левом крыле фронта, южнее реки Супрасль, 3-я армия, силами 41-го и 40-го стрелковых корпусов, ломая ожесточенное сопротивление врага, после двухдневных боев 27 июля штурмом овладела городом и крупным промышленным центром Белосток — важным железнодорожным узлом и мощным укрепленным районом обороны немцев, прикрывавшим пути к Варшаве.

    В последующие четыре дня войска 2-го Белорусского фронта, нанеся значительные потери противнику, продвинулись вперед на 20–30 км по всему фронту и к исходу 31 июля вышли на рубеж Августовского канала южнее города Августов, река Бжозувка и южнее Кнышин на реке Нарев.

    50-я армия своими двумя стрелковыми корпусами к исходу 31 июля вышла на Августовский канал и нижнее течение реки Бжозувка, где и продолжала вести бои с противостоящими частями немцев, но при наличии растянутого фронта (от Микашувка до Бжозово — около 70 км) армия 31 июля продвижения не имела.

    49-я армия, передав 28 июля 38-й корпус в резерв фронта, продолжала наступление в течение последующих трех дней. К исходу 31 июля войска вышли к реке Бжозувка на участке Бжозово, Гура.

    3-я армия силами трех корпусов, преодолевая упорное сопротивление противника западнее Белостока, в последние четыре дня июля продвинулась от 10 до 20 км и 31 июля вышла на восточный берег реки Нарев на участке Гура, Сураж.

    Военно-воздушные силы фронта в период преследования немцев от рубежа Гродно, Свислочь до Августовского канала и рек Бжозувка и Нарев продолжали поддерживать соединения фронта бомбардировочными, штурмовыми действиями и также вели разведку противника.

    В результате боевых действий 2-го Белорусского фронта во второй половине июля были очищены от врага: левый берег реки Неман, большая часть Августовских лесов, а также важный узел железных дорог — город Белосток — мощный укрепленный район обороны немцев, прикрывавший пути к Варшаве. За этот период противник понес серьезные потери в живой силе и технике: нашими войсками было уничтожено более 30 тыс. гитлеровцев, 120 орудий, 130 минометов, 150 танков, 31 самолет; захвачено 1011 пленных, 72 орудия, 20 танков и самоходных орудий, 40 минометов и другое военное имущество.

    Войска 2-го Белорусского фронта вышли на ближайшие подступы к Восточной Пруссии.

    Наступление 1-го Белорусского фронта на Брест

    16 июля командующий 1-м Белорусским фронтом отдал войскам приказ, в котором поставил им следующие задачи.

    • 48-й армии продолжать наступление в общем направлении на Нарев с задачей овладеть им и в дальнейшем наступать на Плески. Разграничительная линия слева до Доброволя прежняя, далее Лесьна, Плески.

    • 65-й армии продолжать наступление в общем направлении на Гайновку с задачей овладеть рубежом (иск.) Гайновка, Витово (южнее Гайновка 20 км). В дальнейшем наступать на Бельск. Разграничительная линия до Мурава прежняя, далее — Клещели.

    • 28-й армии, продолжая стремительное наступление с задачей нанесения удара правым флангом в общем направлении на Каменец, к исходу 18 июля овладеть рубежом Рядовиче, Демянчище (20 км южнее Каменец). В дальнейшем наступать к реке Западный Буг севернее Бреста.

    • 61-й армии преследовать противника в общем направлении на Кобрин с задачей к исходу 19 июля овладеть рубежом исключительно Демянчице, Жабинка.

    • Командующему конно-механизированной группой генералу Плиеву, подчинив себе оперативно 1-й механизированный корпус, главными силами группы в составе 4-го гвардейского кавалерийского корпуса и 9-го танкового продолжать наступление в юго-западном направлении с ближайшей задачей овладеть районом Видомля. В дальнейшем, развивая удар в общем направлении на Ставы (10 км севернее Янув Подляски), захватить переправы через реку Буг.

    • 1-му механизированному корпусу с одной кавалерийской дивизией продолжать стремительное наступление в южном направлении с задачей переправиться через реку Мухавец западнее Кобрина и отрезать пути отхода противнику на запад из района Кобрин.

    На рассвете 17 июля, выполняя приказ командующего, войска фронта, не теряя соприкосновения с отходившим противником, ускорили свое продвижение.

    18 июля 1-й механизированный корпус сильным ударом на юг перерезал шоссейную дорогу в 15 км западнее Кобрина.

    19 июля с северо-востока и востока к городу подошли части 28-й и 61-й армий. Сильным ударом с нескольких направлений они уничтожили оборонявшиеся здесь остатки 102-й и 292-й пехотных дивизий и 20 июля овладели городом и крупным узлом дорог Кобрином.

    Конно-механизированная группа, успешно развивая преследование противника в общем направлении на Видомлю, 18 июля овладела этим населенным пунктом. В этот же день 30-я и 9-я кавалерийские дивизии, стремительно продвигаясь вперед, вышли главными силами к реке Западный Буг, глубоко обойдя Брестский укрепленный район противника с северо-запада.

    Правее части 18-го и 105-го стрелковых корпусов 65-й армии, овладев узлом железных дорог Черемха, левым флангом прорвались на юг и 21 июля вышли к реке Западный Буг.

    Южнее Бреста вдоль левого берега реки Западный Буг в общем направлении на Бяла Подляска наступала 70-я армия левого крыла фронта, передовые части которой 22 июля перерезали шоссе западнее Бреста.

    Таким образом, уже 22 июля город Брест и расположенный здесь сильный укрепленный район немцев были полуокружены нашими войсками. Для его полного окружения оставалось соединиться войскам 70-й армии с частями конно-механизированной группы в районе Янув Подляски.

    Немецкое командование принимало все меры, чтобы удержать Брест в своих руках, и таким образом войска фронта, действовавшие по обе стороны реки Припять, лишить возможности соединиться и преградить им дорогу на Варшаву. Немецкие войска у Бреста оказывали упорное сопротивление нашим наступающим соединениям.

    Однако кольцо окружения непрерывно сжималось. 25 июля части 70-й армии сильным ударом на север вышли на широком фронте к реке Западный Буг; с северо-запада обошли Брест части 128-го и 20-го корпусов 28-й армии; с востока, ломая сопротивление противника, к городу подходили части 9-го гвардейского стрелкового корпуса 61-й армии. Окруженный вражеский гарнизон в составе 137-й, 86-й и 261-й пехотных дивизий с большим количеством средств усиления в течение трех дней оказывал ожесточенное сопротивление.

    Несмотря на это, 28 июля наши войска сильной атакой с нескольких направлений сломили сопротивление противника и, уничтожив его силы, штурмом овладели городом Брест — важным узлом коммуникаций и мощным укрепленным районом обороны немцев на варшавском направлении[75].

    Овладев городом Брест, войска 1-го Белорусского фронта создали необходимые условия для дальнейшего развития удара на Варшаву, которые вскоре и были использованы нашим командованием.

    Восстановление железных дорог и изменение условий подвоза в ходе операции

    Опыт Белорусской операции показывает, что темп развития наступления может значительно превзойти скорость восстановления железных дорог. Отрыв головных железнодорожных станций от линии фронта в этих случаях будет увеличиваться, и работа автотранспорта в тылу наступающих армий может сильно затрудниться вследствие большой растяжки линий подвоза. В Белорусской операции после 20–25 суток успешного наступления чрезмерное удлинение тыловых путей подвоза затрудняло и осложняло дальнейшее продвижение войск.

    К началу наступления и в первый период развития операций войска базировались на следующие основные железнодорожные направления:

    3-й Белорусский фронт — Смоленск — Орша — Минск;

    2-й Белорусский фронт — Кричев — Могилев — Осиповичи;

    1-й Белорусский фронт — Гомель — Жлобин — Осиповичи.

    К началу наступления каждый из фронтов дал для восстановления железных дорог: управление военно-восстановительных работ и одну-две бригады железнодорожных войск. В ходе наступления состав железнодорожных войск был значительно усилен (до трех и более бригад) в соответствии с важностью направления и характером восстановительных работ.

    Воздействие немецкой авиации может быть охарактеризовано следующими суммарными данными. Всего с 1 июня по 10 июля 1944 года на станции железных дорог, находящихся в пределах 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов, было совершено 37 налетов. Общий перерыв в движении поездов, возникший в результате этих налетов, составляет 155 часов, т. е. в среднем около 4 часов после каждого налета.

    В течение первых 7–10 дней наступления были освобождены железнодорожные направления: Смоленск — Орша — Борисов; Кричев — Могилев — Осиповичи; Гомель — Жлобин — Осиповичи. Основной трудностью восстановления железных дорог от Орши явились разрушенные мосты через реку Днепр, а затем реку Березина. На направлении Орша — Минск первое серьезное препятствие возникло только при восстановлении моста через реку Березина, поэтому направление Орша — Минск могло восстанавливаться быстрее, чем другие. Роль его возросла, и на железную дорогу Орша — Минск стали базироваться войска 3-го и 2-го Белорусских фронтов.

    Наиболее серьезные разрушения были произведены немцами в полосе, прилегавшей к фронту. В дальнейшей тыловой полосе местности немцы не смогли осуществить полностью намеченный ими план разрушений. Стремительное наступление наших войск и налеты штурмовиков на заградительные работы немцев во многих случаях срывали организацию разрушений железных дорог противником.

    В полосе 3-го Белорусского фронта восстановление участков Орша — Минск и Орша — Витебск было намечено выполнить к 10 июля, а железную дорогу от Молодечно до Вильнюса открыть к 16 июля. Фактически эти сроки были почти выдержаны (запоздало лишь на сутки открытке участка Молодечно, Вильнюс). Сроки открытия движения поездов по восстановленным участкам определялись окончанием работ по восстановлению мостов. На всех направлениях восстановление пути на участке на несколько суток опережало восстановление мостов.

    Отрыв восстановления железных дорог от линии фронта и скорость восстановления показаны в таблице 12.

    Таблица 12

    Наименование участков Отрыв восстановления дорог от линии фронта Скорость восстановления железной дороги, (от первого дня наступления до момента открытия движения, км/сутки)
    в сутках после освобождения территории удаление от линии фронта в км
    Шуховцы — Орша 3 130 4,1
    Шуховцы — Орша — Борисов 8 245 12,5
    Орша — Витебск 25 485 6,0
    Орша — Минск 7 175 14,0
    Орша — Молодечно 6 120 19,0
    Орша-Вильнюс 8 80 18,0
    Орша — Каунас 12 70 12,8
    Орша — Молодечно — Лида 7 130 18,0
    Орша — Молодечно — Лида — Гродно 14 40 15,5

    В полосе действий 2-го и 1-го Белорусских фронтов темп восстановления железных дорог был ниже, чем на 3-м Белорусском фронте. Намеченные по плану сроки восстановления дорог были нарушены, так как наши восстановительные работы на направлениях Могилев — Жлобин, на Бобруйск и на Калинковичи — Брест были задержаны сильными разрушениями. Кроме того, некоторые наши части прибыли на место работ с запозданием.

    Хотя железнодорожные направления, идущие к Осиповичам, были освобождены довольно быстро, но восстановление дорог до узла Осиповичи затруднялось разрушениями, произведенными немцами, особенно разрушениями мостов через Днепр и Березину.

    Ввиду задержки здесь восстановительных работ для выхода на Барановичи и далее на запад были направлены дополнительные силы и средства. Они были брошены на Барановичский узел и получили задачу восстанавливать участок Минск — Барановичи, а также участок Тимковичи — Барановичи и далее на Брест. Другие железнодорожные войска передислоцировались на участок Барановичи — Белосток и примыкающие линии.

    До конца июля железнодорожный участок Орша — Минск — Барановичи — станция Ивацевичи продолжал оставаться главным направлением, на котором восстановление опережало восстановительные работы на подходах к этому направлению. Участок Осиповичи — Минск был открыт 16 июля. Направление Осиповичи — Барановичи было восстановлено 26 июля, т. е. через неделю после открытия движения до Барановичей по основному направлению. Характеристика хода восстановительных работ в полосе 2-го и 1-го Белорусских фронтов дана в таблице 13.

    По мере восстановления железных дорог тыловые учреждения трех Белорусских фронтов перебазировались вперед. Наибольшие трудности встретились на 2-м Белорусском фронте: запаздывание с восстановлением направления Могилев — Барановичи непрерывно увеличивало отрыв войск от железной дороги.

    В исходном положении распорядительной станцией служил узел Кричев, отстоявший на 55 км от линии фронта. Фронтовые склады были приближены к фронту и располагались на станциях Ходосы и Веремейка. Головные отделения складов размещались на станциях, находящихся еще ближе к фронту.

    Таблица 13

    Наименование участков Отрыв восстановления дорог от линии фронта Скорость восстановления (с первого дня наступления до момента открытия движения, км/сутки)
    в сутках после освобождения территории удаление от линии фронта в км
    Темный Лес — Орша 11 355 3,7
    Чаусы — Могилев 14 380 3,0
    Салтановка — Жлобин 14 350
    Мормаль — Жлобин 10 290
    Салтановка — Осиповичи 15 335 5,2
    Салтановка — Минск 13 280 9,8
    Салтановка — Осиповичи — Барановичи 22 211 9,7
    Шуховцы — Орша — Минск — Барановичи 12 175 14,3
    Орша — Минск — Барановичи — Белосток 15 50 10,6
    Орша — Минск — Брест 8 150 15,5
    Угрицк — Лунинец — Барановичи 19 250 9,8
    Птичь — Лунинец — Жабинка 25 170 7,7

    С началом наступления отрыв баз снабжения от линии фронта возрастал. Операции войск по овладению Минском по окружению и уничтожению группировок противника восточнее Минска и выдвижение далее к реке Неман проходили при базировании тыла на железнодорожные станции восточнее Могилева. 8 июля распорядительной станцией временно была избрана станция Луполово. После восстановления железной дороги до Могилева и развития узла распорядительная станция была перенесена 12 июля в Могилев. Автомобильные перевозки растянулись на 300–350 км. На автомобильный парк фронта легла непосильная задача, и перевозки были ограничены подачей боеприпасов и горючего.

    Замедление темпа наступления к моменту форсирования Немана и боев за Гродно было использовано для возможного приближения выгрузочных станций к фронту. Улучшению работы тыла способствовало также восстановление стержневой коммуникации Белорусских фронтов: дороги Орша — Минск — Барановичи. С 22 июля распорядительной станцией становится узел Осиповичи. Фронтовая база снабжения переносится на станцию Новоельня; для выгрузки боеприпасов и армейского имущества развиваются станции Столбцы и Городзей. Станция Новоельня отстояла от фронта во время боев за Белосток на 150–175 км. После овладения Белостоком распорядительная станция по условиям работы восстановленных железных дорог могла быть переведена в Барановичи. Для выгрузочных операций была оборудована станция Слоним, и автомобильный подвоз сократился до 150–175 км. После окончания наступления войск 2-го Белорусского фронта распорядительной станцией становится Белосток.

    Таким образом, в первый период операций Белорусские фронты базируются в основном на те же железнодорожные станции, что и перед наступлением. Ввиду быстрого продвижения войск восстановление железных дорог в пределах полосы укреплений и прилегающей местности начинает сильно отставать. Образуется отрыв железнодорожных баз снабжения от линии фронта. Этот отрыв становится тем больше, чем стремительнее продвижение войск и чем сильнее разрушения, произведенные противником в прифронтовой полосе. После восстановления наиболее тяжелых разрушений железных дорог (которыми характеризуется обычно полоса, прилегавшая к фронту в исходном положении) темп восстановительных работ начинает резко возрастать. Так, например, вследствие небольших разрушений важную железнодорожную линию от Орши через Минск на Барановичи удалось восстановить со средним темпом около 14 км в сутки. Сроки открытия движения в основном определяются готовностью работ на средних и больших мостах. Мосты являются наиболее сложными и ответственными объектами для восстановления.

    Задачей восстановительных работ является не пропуск нескольких поездов, а открытие организованного железнодорожного движения.

    Общее заключение

    План Верховного Главнокомандования Красной Армии по разгрому немецких войск в Белоруссии был полностью осуществлен.

    В приказе 7 ноября 1944 года Верховный Главнокомандующий Маршал Советского Союза товарищ Сталин указал:

    «В историческом сражении на белорусских землях войска Красной Армии наголову разбили центральную группировку немецких войск в составе трех армий, перебив и пленив при этом 510 тыс. немецких солдат и офицеров».

    По глубине и смелости замысла, по тщательности подготовки, по количеству привлеченных сил и средств, по размаху действий и мастерству выполнения Белорусская операция является выдающейся победой Красной Армии в Великой отечественной войне, одной из классических современных операций. В ней нашло свое применение искусное осуществление всех основных форм современного маневра и удара: прорыв, развитие успеха крупными подвижными соединениями, окружение и преследование.

    1. За 23 дня, прошедшие с начала наступлении Красной Армии в Белоруссии до выхода ее на подступы к Двинску, Каунасу и на фронт Гродно, западнее Волковыска и Пинска, советские войска очистили от немецко-фашистских захватчиков обширные территории между Западной Двиной и Припятью протяжением более 400 км с севера на юг и около 400–500 км с востока на запад. Наступление Красной Армии на этом не остановилось, а развивалось дальше, распространяясь на все возраставшем фронте и на все большую глубину.

    Центральная группа немецких армий, находившаяся на белорусском стратегическом направлении, была разгромлена. Потери немцев за первый месяц наступления Красной Армии в Белоруссии составили: только убитыми более 381 тыс. человек, пленными — 158 480 солдат и офицеров, в том числе 22 немецких генерала. Кроме того, противник потерял 631 самолет, 2375 танков и самоходных орудий, 8702 орудия разных калибров, 5695 минометов, 23071 пулемет, 57 152 автомашины и пр.

    В результате первых двух этапов Белорусской операции немецкий стратегический фронт был расколот; в центре его образовалась обширная брешь более чем в 400 км, на важнейшем стратегическом направлении, ведущем к сердцу Германии.

    Пытаясь закрыть эту брешь, гитлеровское командование вынуждено было снять с других направлений и фронтов и спешно перебросить сюда более 30 дивизий. Это облегчило наши последующие операции в Прибалтике и на юге.

    В результате операций третьего этапа и последующих действий Красная Армия достигла границ Восточной Пруссии и вышла к Висле. Были перерезаны пути отхода северной группы немецких армий из Прибалтики, чем она была поставлена в трудные условия. Южная группировка немецких сил оказалась изолированной, чем облегчалось наше наступление против нее.

    Таким образом, белорусская победа способствовала нашим дальнейшим успехам в Прибалтике, Польше и на Балканах.

    В докладе 6 ноября 1944 года товарищ Сталин сказал:

    «…Красная Армия наголову разбила немецкие войска под Витебском, Бобруйском, Могилевом и завершила свои удар окружением 30 немецких дивизий под Минском. В результате этого удара наши войска: а) полностью освободили Белорусскую советскую республику; б) вышли на Вислу и освободили значительную часть союзной нам Польши; в) вышли на Неман и освободили большую часть Литовской советской республики; г) форсировали Неман и подошли к границам Германии».

    2. Наступление Красной Армии в Белоруссии представляет собой операцию стратегического значения и большого размаха, осуществленную в тесном взаимодействии четырех фронтов под руководством Верховного Главнокомандования. Как показывает опыт войны, главным организатором операции подобного масштаба являлась Ставка, а фронты вели свои операции в рамках общего оперативно-стратегического замысла, развивая наступление на одном или двух основных операционных направлениях.

    Длина линии фронта в исходном положении (от озера Нещердо до реки Припять) составляла около 600 км. На этом протяжении, согласно оперативному замыслу, наносилось почти одновременно шесть мощных ударов, которые имели целью прорвать оборону врага, расколоть его фронт на отдельные, не связанные между собой куски, окружить немецкие войска и уничтожить их по частям.

    Белорусская операция характерна высокими темпами ее проведения (в среднем за три недели по 20 км и более в сутки) и быстрым развертыванием крупных событий. В ряде случаев запланированные темпы были значительно перевыполнены, примером чего являются действия войск 3-го Белорусского фронта, которые вышли на березинский рубеж за три дня до намеченного срока, а также овладение войсками этого фронта городом Минск ранее срока. Подобные примеры имеют место и в действиях других фронтов. Таким образом, это одна из наиболее маневренных операций Великой Отечественной войны, в которой сила ударов и темпы наступления нарастали в ходе продвижения войск.

    23 июня войска Красной Армии занимали исходные позиции восточнее Днепра (между Оршей и Быховым), а 15 июля они находились уже на Немане (между Каунасом и Гродно), а частью сил и за Неманом.

    В рамках этой большой операции можно отметить целую серию меньших, вполне законченных операций фронтового и армейского масштаба (Витебская, Бобруйская, Полоцкая и др.), которые последовательно развивались и перерастали в следующие без заметных пауз.

    Глубина операций (армейских, фронтовых) зависела от общего замысла операции, от задачи данной армии (фронта), а также от того, насколько удалось осуществить намеченный замысел. Так, глубина операции 39-й армии под Витебском составила всего 30–50 км, а 65-й армии под Бобруйском — 70–90 км. Глубина первых операций 5-й и 11-й гвардейской армий доходила до 140–160 км. Глубина фронтовой операции 3-го и 2-го Белорусских фронтов до Минска составила 250–500 км.

    Взаимодействие фронтов осуществлялось по-разному, в зависимости от задач и особенностей обстановки. Так, на первом этапе мы видим согласованные удары четырех фронтов по прорыву неприятельской обороны и разгрому противостоящих сил врага на огромном шестисоткилометровом фронте, и вместе с тем наиболее тесное взаимодействие (оперативное, а в отдельные моменты даже тактическое) войск 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов по окружению и уничтожению витебской группировки немцев.

    На втором этапе исключительно четко осуществлялось оперативное взаимодействие трех фронтов (3-го, 2-го и 1-го Белорусских) путем концентрического наступления на минском направлении в целях окружения и разгрома минской группировки немцев.

    Наконец, на третьем этапе, при преследовании остатков разбитого противника, взаимодействие носило более широкий характер: фронты, решая самостоятельные задачи на своих направлениях и в своих полосах действий, вместе с тем оперативно содействовали друг другу в достижении общей цели.

    3. Работа командования в Белорусской операции была исключительно сложной и ответственной. В ходе наступления Верховное Главнокомандование твердо и искусно руководило напряженной борьбой огромного масштаба и размаха в условиях быстрого изменения обстановки и добилось блестящих успехов при разгроме трех армий врага.

    Выбор направлений для главных ударов, организация наступления четырех взаимодействующих фронтов, своевременное сосредоточение и использование оперативных и стратегических резервов, наращивание сил из глубины в ходе операции, разгром врага и неотступное преследование на сотни километров его разбитых частей и соединений являются замечательными образцами советского военного искусства.

    Представители Ставки Верховного Главнокомандования маршалы Советского Союза Г. К. Жуков и А. М. Василевский руководили на местах операциями фронтов, объединяли и направляли их действия для наилучшего осуществления плана Верховного Главнокомандования по разгрому немцев в Белоруссии. В этой ответственной и сложной работе, давшей столь блестящие результаты, они еще раз проявили свой военный талант выдающихся полководцев сталинской школы.

    Работа командующих фронтами (1-го Прибалтийского — генерала Баграмяна, 3-го Белорусского — генерала Черняховского, 2-го Белорусского — генерала Захарова и 1-го Белорусского — маршала Рокоссовского), а также многих командующих армиями ярко свидетельствует о высоком уровне оперативного искусства нашего высшего командования.

    Войска Красной Армии в боях за Белоруссию показали возросшее воинское мастерство, большое мужество и редкую выносливость. Сражаясь зачастую в трудных условиях лесисто-болотистой местности и в сложной боевой обстановке, совершая длительные форсированные марши с преодолением речных преград и смелые маневры, наши воины оказались на высоте стоявших перед ними задач.

    В свете блестящих побед Красной Армии, достигнутых на полях Белоруссии, стала особенно наглядна порочность немецко-фашистского стратегического и оперативного руководства.

    Переходя к оценке действий немецкого командования, следует с самого начала указать на уже отмеченный ранее крупный просчет, допущенный гитлеровцами в оценке общего стратегического положения на Востоке и сил Красной Армии. Немецкое высшее командование считало возможным отразить наступление советских войск в Белоруссии наличными силами Центральной группы армии, в пределах главной полосы обороны, не допустив оперативного прорыва и его развития.

    Между тем оперативных резервов у немцев в Белоруссии было недостаточно, и прорыв тактической обороны на широком фронте грозил им катастрофой.

    Интересно напомнить, что из 22 танковых дивизий, которые немцы имели на Восточном фронте, к началу операции 20 находились к югу от реки Припять и только две — к северу от нее.

    Когда прорыв был совершен и образовалась широкая брешь, немецкое командование стало лихорадочно снимать и перебрасывать дивизии с других направлений. Однако ввиду больших размеров понесенного поражения, а также стремительности наступления советских войск немцам приходилось перебрасываемые силы вводить в бой по частям, с ходу, без необходимой подготовки. Поэтому они быстро уничтожались в огне сражений, не будучи в состоянии выполнить поставленные перед ними задачи и задержать наше наступление.

    Таким образом, серьезными просчетами со стороны немецкого командования были:

    — неверная оценка намерений и возможностей Красной Армии;

    — недостаток оперативных резервов, включая и авиацию;

    — то обстоятельство, что своевременно не была спрямлена белорусская дуга — это позволило бы немцам сократить фронт и сэкономить силы.

    Немецкое командование рассчитывало:

    — на прочность оборонительной системы в Белоруссии, создававшейся длительное время, с образованием укрепленных районов на важнейших направлениях;

    — на стойкость своих войск, защищавших «белорусский балкон»;

    — на возможность быстрого маневрирования оперативными резервами[76].

    Ни один из этих расчетов не оправдался.

    4. Всякая современная операция, а тем более такого масштаба, как Белорусская, требует тщательной и всесторонней подготовки. Подготовка — основа успеха.

    Следует отметить тщательную подготовку операции как в центре, так и во фронтах и армиях. Она во многих отношениях весьма поучительна.

    Так, например, командованием 1-го Прибалтийского фронта и армий в подготовительный период была осуществлена перегруппировка войск. С правого фланга на направление главного удара была выведена 6-я гвардейская армия. Внутри 43-й армии производился также ряд перегруппировок, в результате которых к правому флангу армии (где наносился главный удар) было сосредоточено два стрелковых корпуса (1-й и 60-й). Не менее сложная работа была проведена также на 3-м Белорусском фронте, связанная с вводом в первый оперативный эшелон 11-й гвардейской армии в составе трех стрелковых корпусов и с созданием ударных группировок на витебско-богушевском и оршанском направлениях. Все мероприятия, связанные с перегруппировкой войск, были тщательно продуманы, организованы и дали весьма положительный эффект.

    Особенно большое внимание командованием и штабами было уделено вопросам обеспечения скрытности производимых перегруппировок. Следует отметить, что в целом эта задача была решена успешно. Немецкое командование не смогло своевременно обнаружить прибытия на ударные направления 6-й и 11-й гвардейских армий. Местные же перегруппировки, произведенные в 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта, как, например, сосредоточение войск на правом фланге этой армии, немецкой разведке удалось обнаружить, что видно из захваченного у противника документа (развединформация 9-го армейского корпуса).

    Опыт Отечественной войны показывает, что при длительном расположении противников друг перед другом, т. е. когда известны не только соединения и части, занимающие оборону в первой линии, их стыки и фланги, но и установившийся режим на переднем крае и в глубине, произвести скрытно перегруппировку довольно трудно. Как видно из того же трофейного документа, увеличение полосы обороны для 204-й стрелковой дивизии и вывод в резерв 306-й дивизии 43-й армии, а также ряд других признаков (стрельба на высоких разрывах, ведение пристрелки более крупными калибрами орудий и др.) позволили противнику догадываться о готовящейся операции. Но только благодаря тому, что командованию 1-го Прибалтийского фронта удалось скрытно сосредоточить 6-ю гвардейскую армию, противник не смог по обнаруженным признакам перегруппировок в 43-й армии определить масштабы готовящейся операции севернее Витебска. Немецкое командование предполагало, что севернее Витебска будет произведено наступление частного характера. В отношении 3-го Белорусского фронта противник, исходя из опыта предыдущих операций наших войск, ожидал активных действий на оршанском направлении. Сосредоточение же крупных сил и подготовка мощного удара в направлении Богушевска для него остались незамеченными.

    В период подготовки к наступательной операции командование фронта и армий уделяло большое внимание подготовке начальствующего состава всех степеней, сколачиванию штабов, обучению войск в условиях, приближенных к действительности. Все эти мероприятия в ходе наступления дали положительные результаты.

    Опыт подготовки наступления на 3-м и 2-м Белорусских фронтах еще раз подтверждает целесообразность и необходимость предоставления достаточного времени для планомерного осуществления всех подготовительных мероприятий. Еще до получения оперативной директивы Ставки на подготовку операции 2-й Белорусский фронт в течение более месяца находился в стабильном положении и мог проводить мероприятия по обеспечению возможных активных действий предстоящим летом. С получением директивы фронт имел на подготовку 22 дня. Такой срок давал возможность тщательно подготовиться к наступательной операции. 10 июня Военным советом фронта был утвержден план операции и доведен до сведения командующих армиями. Таким образом, командование армий имело в своем распоряжении 12 дней на подготовку (уже по конкретному решению). Это время войсками и штабами было использовано весьма эффективно. Скрытно и организованно были проведены перегруппировки соединений и частей усиления. Войска интенсивно и целеустремленно занимались боевой подготовкой и устройством плацдармов; большое внимание было уделено отработке вопросов взаимодействия войск. Одновременно, учитывая предстоящее форсирование ряда рек, была проведена большая работа по тренировке войск в преодолении водных преград, а также по заготовке переправочных средств. Проведенная операция подтвердила большое значение полной и тщательной подготовки тыла к предстоящим боевым действиям. Четкая система снабжения и создание достаточных запасов в непосредственной близости к фронту на направлении главного удара во многом способствовали успешному развитию операции.

    Успех Бобруйской операции 1-го Белорусского фронта в значительной степени зависел от того, что командованию удалось обеспечить внезапность действий. Пленный немецкий генерал Вальтер показал, что «когда в начале июня нам стало известно о концентрации сил русских на нашем участке фронта, то и тогда мы были склонны больше думать, что это будут сковывающие силы, и на такой удар, который мы получили в самые первые дни, мы не рассчитывали».

    Немецкое командование хотя и располагало некоторыми сведениями о концентрации на отдельных направлениях наших войск, но неправильно определяло их силы и не знало о том, на каких участках будет наноситься главный удар. Наоборот, рядом ложных мероприятий оно было введено в заблуждение и, ожидая удара наших войск в полосе Жлобин, Рогачев, сконцентрировало здесь основные силы, которые были вскоре сильными ударами с флангов окружены восточнее Бобруйска и уничтожены.

    Чем была достигнута внезапность действий? Прежде всего тем, что войска, готовясь к наступлению, тщательно соблюдали все меры маскировки. Перегруппировка сил на 1-ми 3-м Белорусских фронтах, выход частей на исходные позиции, а также разгрузка прибывающих эшелонов производились, как правило, только ночью. Днем разрешалось движение к фронту отдельным машинам или небольшим группам пехоты. Танки и моторизованные соединения до начала наступления были сосредоточены в 30–40 и более километрах от фронта. Маскировка войск ежедневно проверялась с воздуха ответственными офицерами штаба фронта, а также офицерами Генерального штаба, которые немедленно ставили в известность соответствующих командиров соединений о нарушении их войсками маскировочной дисциплины. Строго запрещалось вести переговоры, касающиеся подготовки к наступлению, по радио и телефону. От командира дивизии и ниже все распоряжения подчиненным разрешалось отдавать только устно. С целью ввода противника в заблуждение войска ежедневно вели оборонительные работы во всей полосе своего расположения, возводили перед передним краем проволочные заграждения, минировали местность.

    Большое значение для той же цели имели выпущенные памятки и инструкции бойцам по организации обороны. Ежедневно по плану штабов фронтов проводились ложные движения железнодорожных эшелонов с макетами танков и автомашин, колонн пехоты и артиллерии от фронта к тылу. Разведка велась, как правило, на всем фронте, причем рекогносцировку на ударных направлениях разрешалось проводить небольшими группами в 2–3 человека. Танкистам и некоторым другим офицерам специальных войск запрещалось появляться на переднем крае в своей форме и т. д. Эти и подобные мероприятия оправдали себя.

    5. Оперативный прорыв и его развитие стали основными способами действий наших войск на первом этапе. В подготовке и ведении прорыва армиями и фронтами мы видим многие знакомые нам по предыдущим операциям приемы, выработанные в ходе Великой Отечественной войны и обогащенные ее опытом. Наступление Красной Армии в Белоруссии летом 1944 года подтверждает, что основными требованиями для успеха оперативного прорыва являются:

    — знание противника, системы его обороны, группировки сил, его возможностей для маневра резервами:

    — удачный выбор направлений для главных ударов и участков для прорыва, позволяющих с наибольшими результатами и в кратчайший срок осуществить оперативный замысел;

    — правильное определение времени для перехода в наступление;

    — скрытность всей подготовки; меры по оперативной маскировке и обману врага, обеспечивающие внезапность удара;

    — сосредоточение крупных сил на важнейших направлениях и достижение здесь решающего превосходства в силах и в средствах подавлении (артиллерия, танки, авиация) над врагом;

    — искусное использование войск, организация взаимодействия на всю глубину удара; ведение наступления в быстрых темпах;

    — обеспечение наступления в морально-политическом, оперативном и материально-техническом отношениях.

    Прорывы, осуществленные советскими войсками в Белоруссии летом 1944 года, в ряде моментов дают дальнейшее развитие опыта операций 1943 года, вместе с тем отличаются некоторыми особенностями. Нередко прорывы совершались на лесисто-болотистых участках. Это требовало от наших войск большой сноровки и специальной выучки, а от командования — искусного использования крупных масс техники в неблагоприятных условиях местности. Широко применялись и сыграли существенную роль боевые действия разведывательных подразделений (передовых батальонов), проводившиеся накануне общего наступления. Эти действия позволили в ряде случаев уточнить немецкую оборону, прощупать слабые места в ней, вклиниться в главную оборонительную полосу врага. В отдельных случаях разведывательным отрядам (поддержанным частью сил первого эшелона) удавалось даже прорвать главную оборонительную полосу до начала генерального наступления.

    Таким образом, на некоторых участках наступление главных сил в назначенный день и час начиналось не с артиллерийской и авиационной подготовки по первым траншеям немцев, а прямо с периода сопровождения атаки пехоты или с обеспечения действий пехоты и танков в глубине обороны противника. В этих случаях требовалась большая гибкость от общевойсковых, артиллерийских, авиационных и других начальников, уменье быстро перестроить заранее разработанный план наступления.

    В развитии прорывов важную роль играли подвижные соединения — танковые, механизированные и кавалерийские корпуса, танковая армия. Опыт показывает, что основным способом использования подвижных соединений является ввод их в прорыв через брешь, проделанную общевойсковыми соединениями в немецкой обороне. В данных условиях борьбы, при наличии развитой обороны у противника и мощных средств подавления у наступающего, такой способ действий является нормальным, наиболее обеспечивающим быстрый выход подвижных соединений в оперативную глубину и сохранение их сил для решающих ударов по тылу или флангам врага. Так, в основном были применены в начале наступления: на 3-м Белорусском фронте 2-й гвардейский танковый, 3-й гвардейский механизированный, 3-й гвардейский кавалерийский корпуса и 5-я гвардейская танковая армия, а на 1-м Белорусском фронте — 1-й гвардейский танковый, 1-й гвардейский механизированный, 4-й гвардейский кавалерийский корпуса.

    Особенностью явилось использование 9-го танкового корпуса на правом крыле 1-го Белорусского фронта. Здесь танковый корпус, подобно тому, как это делалось в некоторых операциях, проведенных в 1942–1943 годах, был применен совместно с общевойсковыми соединениями для «допрорывания» тактической глубины обороны немцев, уже ослабленной и поколебленной предшествовавшими ударами северо-западнее Рогачева.

    Такой способ действий, вообще говоря, является нежелательным, так как нередко ведет к преждевременным потерям в подвижных соединениях, предназначенных для развития успеха в оперативной глубине — куда они выйдут в таком случае уже ослабленными. Тем не менее в данной обстановке решение о подобном использовании 9-го танкового корпуса обеспечило нам крупный успех, приведя к окружению бобруйской группировки врага, и его следует признать правильным.

    Конно-механизированная группа 3-го Белорусского фронта (3-й гвардейский механизированный и 3-й гвардейский кавалерийский корпуса) входила в прорыв вслед за стрелковыми соединениями, когда оборона немцев на богушевском направлении была полностью прорвана. Эта группа сыграла исключительно важную роль в развитии успеха. Вырвавшись на оперативный простор, она разрезала вражеские войска, разъединила витебскую группировку немцев с оршанской и стремительными действиями обеспечила захват березинского рубежа ранее намеченного срока.

    Конно-механизированная группа 1-го Белорусского фронта (1-й гвардейский механизированный и 4-й гвардейский кавалерийский корпуса) была введена вслед за 1-м гвардейским танковым корпусом. Этот танковый корпус после прорыва общевойсковыми соединениями оборонительной полосы противника немедленно двинулся в прорыв, расширил его, углубил до 20 км и сковал своими действиями готовые к контрудару резервы немцев у Паричей. В результате конно-механизированная группа генерала Плиева встретила слабое сопротивление и, сохраняя плотные боевые порядки, быстро вышла в оперативную глубину, перерезав пути отхода противнику на юго-запад.

    Намечавшиеся по плану участки прорыва для армий в данных условиях были невелики; в ряде случаев они были меньше 10 км для одной армии. В целях увеличения мощи удара и бреши прорыва применялся такой прием: две соседние армии наносили один общий удар своими смежными флангами и развивали его в эксцентрических направлениях. А в целях дробления на части всего неприятельского фронта мощные удары наносились почти одновременно на шести направлениях (1-й Прибалтийский фронт — один удар; 3-й Белорусский фронт — два удара; 2-й Белорусский фронт — один удар; 1-й Белорусский фронт — два удара). Таким образом, немецкая оборона в Белоруссии разрывалась сильными и глубокими ударами на отдельные куски, сразу же терявшие взаимодействие, и создавалась возможность окружать и уничтожать неприятельские войска по частям.

    6. Оперативное окружение осуществлялось различными приемами, в соответствии с особенностями той или другой обстановки. Так, под Витебском мы видели поучительный пример окружения пяти дивизий противника, выполненного общевойсковыми соединениями при тесном взаимодействии смежных флангов двух фронтов и без участия крупных подвижных соединений. Это сравнительно редкий случай в современных условиях, когда окружение крупной оперативной группировки удается осуществить пехотой, без помощи подвижных войск. Успешности этого маневра способствовали:

    — стремительность наступления и искусные действия наших общевойсковых соединений на заходящих флангах;

    — охватывающее начертание линии фронта Красной Армии под Витебском;

    — неповоротливость немецкого командования, запоздавшего с решением на отход.

    Под Бобруйском окружение было осуществлено по-иному: во взаимодействии общевойсковых и танковых соединений. Первыми замкнули кольцо окружения у Бобруйска танковые корпуса. Вслед за ними подходили стрелковые дивизии и закрепляли фронт вокруг отрезанной группировки врага, освобождая подвижные соединения для более глубоких задач. Подобный способ окружения является наиболее частым в современных условиях. На такой точке зрения стоит и наш проект Полевого устава 1943 года.

    Окружение немецких сил под Витебском и Бобруйском производилось непосредственно после прорыва фронта обороны и осуществлялось недалеко от тех районов, которые занимали немецкие войска в исходном положении; окружение под Минском было выполнено в иных условиях. Главные силы 4-й немецкой армии находились к началу нашего наступления восточнее Днепра (к востоку от линии Орша, Могилев, Быхов), а окружены они были под Минском, т. е. на удалении около 200 км от исходного положения. В этом случае окружение явилось следствием не только прорыва, но и оперативного преследования отступавшей неприятельской группировки, причем основным условием такого рода окружения явилось параллельное преследование, искусно проведенное нами в стремительных темпах. Само окружение было выполнено во взаимодействии подвижных соединений с общевойсковыми.

    Во всех этих операциях мы видим возросшее искусство маневра войск Красной Армии.

    Характерной чертой завершающего этапа окружений, осуществленных в Белоруссии, была быстрая ликвидация даже крупных окруженных группировок врага.

    Этому способствовали:

    — искусные действия наших войск, умело наносивших сильные удары и раскалывавших окруженные группировки на более мелкие части;

    — мощная и совершенная техника Красной Армии, в частности привлечение для этой цели крупных соединений авиации, наносившей сокрушительные удары по стесненным немецким войскам, ускоряя процесс их деморализации и разгрома.

    Опыт Бобруйской и Витебской операций показал, насколько эффективно может быть использована наша авиация для ликвидации окруженного противника. Известно, что немецкое командование нередко пыталось помочь своим окруженным войскам и спасти их от неминуемой гибели. Поэтому даже при весьма благоприятных условиях для дальнейшего развития наступления и преследования следует быстро ликвидировать у себя в тылу все остающиеся очаги сопротивления врага. Если эти очаги сопротивления окружены на небольшом пространстве и плотно насыщены вражескими войсками (как это было в районе Бобруйска), надо немедленно использовать авиацию и сильным ударом с воздуха уничтожить их. Но это не значит, что воздействие на окруженного противника с земли может быть ослаблено. Наоборот, кольцо окружения должно быть плотно обложено пехотой, артиллерией и минометами. На тех направлениях, где враг, используя свои танки, может попытаться вырваться из окружения, необходимо иметь сильный противотанковый резерв. Удар с воздуха целесообразно наносить:

    а) немедленно после завершения окружения, чтобы не дать возможности противнику зарыться в землю и укрыться от потерь;

    б) только после того, как наша пехота и другие наземные части точно обозначат свое расположение.

    В Бобруйской и Витебской операциях наши наземные части и авиация выполнили эти требования и поэтому достигли крупного успеха. Противнику были нанесены в короткий срок большие потери, и он вскоре вынужден был прекратить сопротивление.

    7. Белорусская операция весьма поучительна в отношении ведения оперативного преследования остатков разбитого врага на большую глубину. В предшествовавшем изложении это преследование и достигнутые результаты были достаточно освещены. Преследование велось в стремительных темпах, на широком фронте, с обходом опорных пунктов и узлов сопротивления противника без затяжных боев. Каждый раз для ликвидации окруженных группировок выделялось необходимое количество войск, а главные силы, не задерживаясь в районах окружения, стремительно продвигались дальше, энергично преследуя остатки отступавшего противника. Этим достигались высокие темпы наступления, быстрый выигрыш пространства, и у противника не оставалось времени для создания обороны на промежуточных рубежах.

    В Минской операции представляет интерес ведение параллельного преследования внутренними флангами 3-го и 1-го Белорусских фронтов. 4-я немецкая армия отступала по оси Могилев, Минск, последовательно отходя за Днепр, Друть, Березину и далее на запад. Она не могла задерживаться на промежуточных рубежах, так как с обоих флангов ее обходили наши стремительно наступавшие войска 3-го и 1-го Белорусских фронтов. Она не могла также быстро отскочить на Минск, так как с фронта ее дивизии подвергались энергичным атакам 2-го Белорусского фронта, войска которого сковывали врага, вклинивались между немецкими соединениями, дробили их фронт и уничтожали по частям.

    Если немецкая группировка, отступавшая в условиях Березинского полесья, прошла за период с 29 июня по 3 июля около 100 км, то наши фланговые группировки покрыли за это же время 150 и более километров. Они обогнали противника и вышли на его коммуникации. В оперативном маневре, непрерывно развивавшемся в ходе наступательной операции, мы опередили немцев и вовремя замкнули кольцо окружения под Минском.

    Остановимся на примере преследования, проведенного 1-м Белорусским фронтом. Прорвав оборону, наши войска перешли немедленно к стремительному преследованию, не прекращая его до конца июля, углубились в расположение противника на 500 км, овладев городом Брест. Это было достигнуто в результате того, что наши подвижные соединения, преследуя отходившие немецкие войска, не ввязывались с ними в затяжные бои, стремительно обходили опорные пункты и сильными ударами на нескольких направлениях все больше раскалывали оборону противника.

    Завершив окружение крупной группировки немецко-фашистских войск в районе Бобруйска, командующий фронтом оставил для ее уничтожения одну треть своих сил (48-ю армию и 105-й корпус 65-й армии), а две трети немедленно направил для преследования противника на Минск и Барановичи. Уже 3 июля 1-й гвардейский танковый корпус вышел к Минску, а 4 июля конно-механизированная группа завязала бои на подступах к Барановичам. Такая стремительность в преследовании не только не позволила противнику оказать помощь своим окруженным войскам в районе Бобруйска, но и не дала возможности организовать подбрасываемыми резервами серьезное сопротивление в глубине.

    Преследование войсками всех фронтов велось на широком фронте, что лишало возможности немецкое командование использовать на одном каком-либо направлении подходившие из глубины резервы. При этом подвижные соединения на флангах продвигались несколько уступом вперед по отношению к общевойсковым соединениям, наступавшим в центре. Это создавало в процессе преследования выгодные условия для охвата и окружения отдельных узлов сопротивления противника.

    Например, в районе города Барановичи, когда главные силы завязали упорные бои на восточных подступах, с севера город был уже глубоко обойден дивизиями 4-го гвардейского кавалерийского корпуса, а с юга силами 1-го механизированного корпуса. Противник попал в трудное положение и вынужден был прекратить сопротивление и оставить город. Участь Минска была предрешена тем, что наши подвижные соединения 3-го и 1-го Белорусских фронтов, стремительно преследуя отступавшего противника и глубоко обходя город с севера и юга, уже 2 июля перерезали основные коммуникации минской группировки врага на Вильнюс и Барановичи.

    Ввиду того что немецкие войска в глубине оказывали слабое сопротивление, наши подвижные соединения нередко использовали для преследования шоссейные дороги. Это позволяло им увеличивать темп продвижения, решительно выходить на параллельные пути отхода противника и значительно облегчало обеспечение горючим и боеприпасами. Однако преследование по хорошим дорогам не всегда может быть успешно выполнено. Противник при отходе обычно оказывает сопротивление на дорогах, взрывает переправы, портит проезжую часть, оставляет большое количество мин. В результате передовые части бывают вынуждены делать частые остановки, несут существенные потери, особенно в материальной части. Поэтому, когда позволяют условия местности, часть сил обязательно следует направлять по дорогам, идущим параллельно основной магистрали.

    На 3-м Белорусском фронте преследование, как правило, осуществлялось в армиях по двум направлениям. На каждом направлении действовало по одному стрелковому корпусу, но группировка сил на направлениях не была одинаковой. Она менялась в зависимости от обстановки. Создание главной группировки на том или ином направлении всегда подчинялось идее быстрейшего разгрома отходящего врага. Так, например, в 11-й гвардейской армии во время преследования немцев вдоль минской магистрали боевой порядок строился так: в первом эшелоне два стрелковых и один танковый корпуса, танковая бригада, два танковых полка и 80 % всей артиллерии; во втором эшелоне стрелковый корпус и 20 % артиллерии.

    Главный удар наносился левым флангом силами стрелкового корпуса, танкового корпуса (2-й гвардейский танковый корпус), танковой бригады или танкового полка и двумя третями имевшейся артиллерии. Корпус, действовавший в первом эшелоне на правом фланге, наносил вспомогательный удар. Второй эшелон следовал на внешнем левом фланге за главными силами, обеспечивая их от фланговых ударов противника с юга.

    С выходом 11-й гвардейской армии за Березину, когда становилось вполне вероятным образование для немцев минского котла, главные усилия 11-й гвардейской армии переместились на правый фланг. Этим достигался глубокий обход противника с севера и быстрый выход на его коммуникации.

    Большое значение для успеха преследования имело применение подвижных передовых отрядов в корпусах и армиях. Эти отряды нередко прорывались через походные и боевые порядки противника, выходили на его тылы, захватывали важные узлы дорог, переправы и удерживали их до подхода наших главных сил.

    Во время преследовании войскам приходилось форсировать ряд водных рубежей. Ввиду того, что при быстром продвижении понтонно-мостовые части отставали, особо важное значение для переправы пехоты и легких грузов имело использование подручных средств (плотов, рыбачьих лодок, бочек из-под горючего, бревен и др.). Успех форсирования речных рубежей во многих случаях обеспечивался стремительностью действий. Примером таких действий, обеспечивших крупный успех, могут служить действия 3-го гвардейского механизированного корпуса и 5-й армии 3-го Белорусского фронта на реке Березина, а также форсирование 11-й гвардейской армией реки Неман.

    В целом последний этап Белорусской операции являет чрезвычайно поучительный пример оперативного преследования, проведенного с высоким искусством на большую глубину и при широком применении маневра. Здесь мы видим полное использование достигнутой победы.

    8. Соотношение сил в воздухе резко изменилось в нашу пользу по сравнению с операциями прошлых лет. Наша мощная авиация господствовала над полями сражений в Белоруссии летом 1944 года. Немецкая авиация в основном проявляла себя в ограниченных масштабах. Цифры самолето-вылетов, характеризующие активность авиации с обеих сторон, приводились многократно на протяжении настоящего труда.

    Благоприятные для нас условия воздушной обстановки во многом облегчали ведение операций наземным войскам и способствовали нашим победам. Советские войска, свободные от воздействия неприятельской авиации, могли полностью осуществлять свои смелые маневры. Наоборот, господство нашей авиации в воздухе и ее мощные удары по немецким войскам сильно затрудняли и осложняли для них ведение боевых действий.

    Это важное влияние воздушной обстановки следует иметь в виду для правильного понимания общего хода боевых действии в Белоруссии.

    Однако действия авиации не были равномерно распределены в течение всей операции; напряжение ее работы было разное в различные периоды. Особая активность нашей авиации проявлялась на первом этапе операции и резко снижалась в дальнейшем. Наряду с соображениями оперативного порядка серьезную роль играли перебои в подвозе горючего для авиации. В качестве примера приведем некоторые данные по 3-й воздушной армии. Так, в период с 23 по 27 июня только ночная бомбардировочная и штурмовая авиация делала ежедневно от 472 до 759 самолето-вылетов, Уже с 5 июля (вследствие значительных перебоев в обеспечении горючим) активность нашей авиации резко снизилась. Это относится в первую очередь к штурмовой авиации, которая с 6 по 15 июля производила ежедневно всего от 7 до 36 самолето-вылетов. Такое снижение активности нашей авиации отрицательно сказывалось на развитии операции, особенно на двинском направлении, где сопротивление противника в этот период значительно возросло. Противник, воспользовавшись ослаблением деятельности кашей авиации (особенно штурмовой), беспрепятственно подтягивал резервы в район юго-восточнее Двинска, производил перегруппировки вдоль фронта, а также усилил действия своей авиации.

    9. К началу операции войска были обеспечены в материально-техническом отношении. Боеприпасы всех видов, горюче-смазочные материалы, продфураж и прочие необходимые запасы были подвезены в больших количествах к войскам, на армейские и фронтовые склады и базы. Соответствующие цифры были приведены в начале настоящей работы.

    Расход боеприпасов на различных направлениях был разный. Там, где бои принимали длительный и упорный характер, расход соответственно возрастал. Наоборот, на тех направлениях, где сопротивление врагов было быстро сломлено и операция развивалась в быстрых темпах, там расход боеприпасов резко снижался.

    Для иллюстрации приведем некоторые данные по 1-му Прибалтийскому фронту.

    Вследствие успешных действий разведывательных подразделений 22 июня (особенно в полосе наступления 6-й гвардейской армии), а также стремительного продвижения войск в последующие дни не были израсходованы боеприпасы, подвезенные на огневые позиции и ДОП.

    Расход боеприпасов по 6-й гвардейской армии был следующим.

    Общее количество боеприпасов, запланированных на операцию — от 4 до 5 б/к.

    Наличие боеприпасов в армии к 22 июня — от 2,5 до 4 б/к.

    Запланированный расход боеприпасов на первый день операции, — от 2 до 2,5 б/к.

    Действительный расход боеприпасов в первый день наступления — 0,3 до 0,5 б/к.

    Общий расход боеприпасов с 22 июня по 25 июля — от 2 до 3,5 б/к.

    Как мы видим, до начала наступления было завезено достаточное количество боеприпасов, которых хватило больше чем на месяц успешно развивавшейся операции. В долях обеспечения быстро наступавших войск боеприпасами последовательно выбрасывались вперед отделения армейских складов. Так, в 6-й гвардейской армии последовательно организовывались склады в Ловше, Улле, Ветрино, Погост-Новы. Такая система выдвижений отделений армейских складов перекатами позволила обеспечивать войска боеприпасами на всю глубину операции.

    Быстрое продвижение войск на лепельском, а затем на свенцянском направлениях привело к значительной растяжке тылов и удлинению путей подвоза. Так, например, уже к 10 июля, когда войска 43-й армии вышли на рубеж озеро Дрисса, Игналино, Нове-Свенцяны, пути подвоза растянулись до 400 км (от основной базы снабжения, находившейся в Прудке). При такой растяжке коммуникаций стал резко ощущаться недостаток в автотранспорте.

    Для того чтобы обеспечить быстронаступавшие войска всем необходимым, были приняты решительные меры к мобилизации автомобильного и гужевого транспорта и его лучшему использованию. Так, например, командование 43-й армии было вынуждено принять решение перевести дивизионную артиллерию на конную тягу, а освободившиеся автомашины использовать для подвоза грузов, создать автогруппы подвоза из автотранспорта дивизий, мобилизовать местный гужевой транспорт, организовать гужевой батальон на 1000 подвод, шире использовать трофейные автомашины.

    В ходе операции выявились также значительные трудности в связи с обеспечением войск и тылов горюче-смазочными материалами. Запасы горючего непрерывно снижались, и уже к 14 июля в той же 43-й армии имелось всего 0,5 заправки бензина и 0,2 заправки автола. Это приводило к простоям автотранспорта и перебоям в снабжении армии боеприпасами.

    Подобные трудности с подвозом вследствие большой глубины наступления и растяжки тылов сказывались в той или иной степени и в других армиях и фронтах на третьем этапе операции, в особенности при выходе наших войск к Неману.

    Восстановление железных дорог вслед за наступающими войсками 1-го, 2-го и 3-го Белорусских фронтов и изменение условий подвоза в ходе операции были освещены в конце шестой главы.

    10. Большое сосредоточение войск, массовая и разнообразная техника, быстрые темпы наступления на большую глубину предъявляли высокие требования к управлению войсками.

    Проведенные еще в подготовительный период сборы командиров частей, соединений и штабов, а также ряд отданных приказов и указаний по управлению войсками сыграли положительную роль. Благодаря хорошей организации управления, быстрому перемещению штабов вслед за наступавшими войсками, гибкому использованию всех средств связи, а также четко и своевременно отдаваемым распоряжениям штабы фронтов и армий могли осуществлять бесперебойное управление, организовывать взаимодействие и обеспечивать успешное выполнение поставленных задач.

    Большой размах операции, быстро меняющаяся обстановка и вместе с тем возраставшие трудности со снабжением наступающих войск боеприпасами, горючим и продфуражом потребовали высокой оперативности в управлении войсками, чтобы сохранить высокие темпы наступления. В ходе операции штабы фронтов осуществляли управление методом коротких приказов и боевых распоряжений, передаваемых в армии шифром. Широко также использовался телефон ВЧ. На определенных этапах операции в штабы танковых и механизированных корпусов от штаба фронта высылались представители — ответственные старшие офицеры со средствами радиосвязи. Эти представители сопровождали корпуса в период их активных действий, а приданные им мощные радиосредства зачастую являлись единственным каналом связи со штабом фронта.

    Быстрый темп продвижения войск требовал частой смены командных пунктов и приближения их к действующим войскам. Так, например, в течение месяца с 23 июня по 23 июля штаб 1-го Прибалтийского фронта сменил шесть раз свой командный пункт. Смена командных пунктов в армиях производилась еще чаще. Так, за время операции войска 43-й армии прошли около 450 км; штаб армии менял свой командный пункт 13 раз.

    Среднее удаление командных пунктов штабов армий от войск в период преследования было различно — от 20 до 30 км.

    Связь штаба фронта с армиями осуществлялась проводными, радио и подвижными средствами связи. Вследствие быстрого наступления войск и частых перемещений командных пунктов не всегда удавалось устанавливать постоянные линии связи.

    Чтобы избежать траты времени на развертывание, на 3-м Белорусском фронте средства связи в штабе фронта и в штабах армии были поставлены на специально оборудованные автомашины (включительно до аппаратов СТ и «Бодо»). Работа их могла производиться непосредственно с автомашин. Это мероприятие оказалось весьма эффективным для сохранения, непрерывности управления.

    Слабым местом в ходе операции оказалось поддержание связи с тылами, так как растяжка коммуникации в некоторых армиях достигала 300–400 км. Поддержка устойчивой связи на такие расстояния требовала больших усилий и дополнительных средств.

    Следует отметить, что штабы всех степеней даже в таких трудных условиях успешно справились с управлением войсками. Неоценимую услугу оказали самолеты связи (По-2). Это средство связи было наиболее маневренным и безотказно действующим на всех этапах операции и при любых условиях.

    На 1-м Белорусском фронте характерные условия местности сказывались на организации управления. Широкая пойма реки Припять делила полосу действий фронта на две самостоятельные части. Это обстоятельство нашло свое отражение в том, что, кроме основного командного пункта, был создан вспомогательный пункт управления к северу от реки Припять, куда выезжал командующий фронтом и где постоянно находился один из его заместителей.

    На 3-м Белорусском фронте при командующем фронтом была создана оперативная группа (первый эшелон полевого управления фронта) в составе начальника оперативного управления штаба фронта с пятью офицерами оперативного управления и ответственных представителей других управлений штаба и командующих родами войск. Эта оперативная группа имела устойчивую связь как с войсками, так и с основным эшелоном штаба.

    Ввиду того что наступление развивалось очень быстро, проволочные средства связи в войсках мало использовались. Основными видами связи были радио и подвижные средства, главным образом самолеты По-2.

    Командующий фронтом осуществлял управление войсками путем отдачи частных боевых приказов и распоряжений, которые обычно передавались в армии по телефону ВЧ, шифром, а наиболее важные из них дублировались через офицеров связи.

    В каждом подвижном соединении находились представители от оперативного управлении штаба фронта, авиации и артиллерии, располагавшие необходимым количеством средств передвижения и связи. Важную роль в ходе операции имело личное общение (когда это было возможно по обстановке) командующего фронтом с командармами, а также выезды представителей командования в войска и подчиненные штабы.

    В заключение настоящего раздела следует отметить уже упоминавшееся выше наращивание сил и средств в ходе наступления для решения важнейших задач. В качестве примера возьмем 1-й Прибалтийский фронт.

    В приведенной ниже таблице 14 показана последовательность наращивания сил нашим командованием и противником. В таблице не учтены введенные в бой по мере подхода отдельные полки, батальоны и другие специальные части и подразделения противника.

    Таблица 14

    Общее количество дивизий противника Последовательность ввода резервов противника Дата Последовательность ввода дивизий вторых эшелонов корпусов, армий и резервов фронта Общее количество наших дивизий
    1 Части 95 пд 23.6 29 сд 1
    1 290 пд 24.6 270 сд 1
    1 Части 201 охр. пд 25.6 46 гв. сд 1
    1 Части 221 охр. пд 26.6 166 и 357 сд 2
    27.6 154 сд 1
    28.6 60 ск (334, 335 сд) 2
    81 пд 29.6 136 сд 1
    2 281 охр. и 212 пд 30.6 9 гв. и 119 сд 2
    1.7 100 ск (21 гв. 28, 200 сд), 16 лит. сд, 204 сд 5
    2.7 332 сд 1
    1 132 пд 3.7
    1 215 пд 4.7
    1 288 уч. полевая пд 5.7
    9.7 91 гв., 19 гв., 158 сд (39 А) 3
    1 225 пд 10.7 262 сд (39 А) 1
    11.7 251 сд (39 А) 1
    1 61 пд 12.7
    13.7 164 сд (39 А) 1
    1 205 пд 15.7
    12 всего 23

    Непрерывный приток новых дивизий обеспечил командованию фронта и армий сохранение на всех этапах операции абсолютного превосходства в силах над противником.

    В то время как к началу операции на ударном направлении командование 1-го Прибалтийского фронта имело восемнадцать стрелковых дивизий, к концу первого этапа операции (к 28 июня) за счет освобождавшихся войск после уничтожения витебской группировки и прибытия 100-го стрелкового корпуса количество наших дивизий увеличилось до двадцати шести (из них восемь — во вторых эшелонах 4-й ударной и 43-й армий). К 5 июля, когда перед войсками фронта была поставлена новая задача (выход на рубеж Двинск, Нове-Свенцяны. Подбородзе), количество стрелковых дивизий достигало двадцати семи (из них две — во втором эшелоне 43-й армии, и на подходе 39-я армия в составе семи дивизий). К 14 июля, когда фронту предстояло развить основные усилия на паневежско-шауляйском направлении, в составе фронта насчитывалось уже тридцать восемь стрелковых дивизий. 2-я гвардейская и 51-я армии в составе восемнадцати стрелковых дивизий находились на подходах.

    Как видно из приведенной выше таблицы, в ходе успешного наступления только с 23 июня до 13 июля было введено (кроме восьми дивизий, находившихся во вторых эшелонах корпусов и армий) еще пятнадцать дивизий; из них за счет прибывших в состав фронта 39-й армии и 100-го стрелкового корпуса — девять дивизий; за счет произведенных перегруппировок в 4-й ударной армии — две дивизии; за счет освободившихся после ликвидации витебской группировки 60-го и 92-го стрелковых корпусов — четыре дивизии[77].

    Как следует из той же таблицы, командование 1-го Прибалтийского фронта в течение 21 суток (23 июня — 13 июля) сумело ввести 23 дивизии. Немецкое командование в течение 23 суток ввело всего лишь 12 пехотных дивизий.

    Таким образом, постоянное наращивание сил на важнейших направлениях путем перегруппировок и притока из глубины оказало большое влияние на размах и темпы проведенной операции.


    Примечания:



    1

    Сборник материалов по изучению опыта войны № 18 (май-июнь 1945 г.). Управление по использованию опыта войны ГШ КА. М.: Воениздат, 1945. С. 142.



    2

    Публикуется по: Сборник материалов по изучению опыта войны № 18 (май-июнь 1945 г.). Управление по использованию опыта войны ГШ КА. М.: Воениздат, 1945. С. 5–170.



    3

    Информацию по численности войск противника также см. в Приложении.



    4

    Организационный состав 1-го Прибалтийского фронта показан в Приложении.



    5

    Боевое расписание частей и соединений 3-го Белорусского фронта к началу операции см. в Приложении. 3-й гвардейский механизированный корпус генерал-лейтенанта В. Т. Обухова имел в своем составе 16 090 человек (на 27 мая), 196 танков, 99 бронеавтомобилей и бронетранспортеров, 12 орудий 85-мм, 41 орудие 76-мм, 40 противотанковых 57-мм пушек, 18 зенитных 37-мм автоматов, 8 установок М-13, 54 миномета калибром 120 и 107 мм, 100 минометов калибром 82 мм, 56 зенитных и 139 станковых пулеметов, а также 1227 грузовых, 66 легковых и 163 специальные автомашины, 5 тракторов и 200 мотоциклов. Перед началом операции корпус получил 1823-й самоходно-артиллерийский полк на СУ-85, а 1510-й истребительно-противотанковый полк был дополнительно оснащен легкими САУ СУ-76М. См.: Самсонов А. М. От Волги до Балтики. Очерк истории 3-го гвардейского механизированного корпуса 1942–1945 гг. М.: Наука, 1973, с. 210. Не исключено, что в приведенных академиком Самсоновым цифрах самоходно-артиллерийские установки были уже включены в число артиллерии корпуса. (Примеч. ред.)



    6

    Командир — генерал-лейтенант Н. С. Осликовский. (Примеч. ред.)



    7

    Организационный состав 2-го Белорусского фронта к началу операции (на 22 июня 1944 года) см. в Приложении.



    8

    Организационный состав 1-го Белорусского фронта (правого крыла) к началу операции дан в Приложении.



    9

    Дивизии противника перечислены здесь не вполне точно. Более подробно о них см. сноски к работе «Витебская операция» (второй раздел настоящего сборника) и боевое расписание группировки противника в Приложении. (Примеч. ред.)



    10

    К началу операции 5-я танковая армия имела 534 танка и САУ. (Примеч. ред.)



    11

    Следует обратить внимание, что практически все голосовые радиопереговоры советских войск отслеживались немецкой радиоразведкой. Благодаря этому противник часто получал последнюю информацию о планах и передвижении наступающих советских войск, которую, правда, не всегда уже мог эффективно использовать. (Примеч. ред.)



    12

    1-я бригада речных кораблей под командованием капитана 2-го ранга С. М. Лялько действовала на реке Березина, имея в своем составе 13 бронекатеров, 13 сторожевых катеров, 9 тральщиков, 12 полуглиссеров и плавучую зенитную батарею. Наземных частей сопровождения у бригады не было. Бригада должна была взаимодействовать со 193-й стрелковой дивизией 105-го стрелкового корпуса 65-й армии. (Примеч. ред.)



    13

    Подробнее о действиях 43-й армии с 23 по 28 июня см. во втором разделе настоящего сборника. (Примеч. ред.)



    14

    Отметим, что в 3-й воздушной армии, поддерживавшей войска 1-го Прибалтийского фронта, насчитывалось 885 самолетов. Таким образом, напряженность действий авиации приблизилась к одной машине в день — в два раза больше, чем у противника в период Белорусской операции. (Примеч. ред.)



    15

    За первый день операции войска двух армий 1-го Прибалтийского фронта взяли в плен 372 немецких солдата и офицера, а также захватили 6 танков, 66 орудий разных калибров, паровоз, две бронеплощадки и 12 складов с боеприпасами и военным имуществом. (Примеч. ред.)



    16

    Успехи 6-й армии в этот день оказались невелики — было захвачено лишь около сотни пленных (в соседней 43-й армии — 250 пленных). (Примеч. ред.)



    17

    За день боя танковый корпус, действуя двумя бригадами (159-й и 86-й танковыми), записал на свой счет два танка и две САУ противника — в документах они проходят как «пантеры» и «фердинанды». За последние у нас часто принимали самоходные установки с кормовым расположением рубки: в данном случае, скорее всего, это были «насхорны» 519-го тяжелого дивизиона истребителей танков. (Примеч. ред.)



    18

    Всего за три дня операции (23–25 июня), по неполным данным из оперативной сводки Генштаба от 8.00 26 июня, войсками 1-го Прибалтийского фронта было захвачено до 1000 пленных, 12 танков, 150 орудий, свыше 350 пулеметов, до 2000 винтовок и автоматов. (Примеч. ред.)



    19

    Согласно неполным данным из сводки Генштаба от 8.00 27 июня, за день боя 27 июня войсками 1-го Прибалтийского фронта было захвачено более 1500 пленных, 222 орудия и миномета, 434 пулемета, 3400 винтовок и автоматов, 17 тягачей, до 300 груженых автомашин и 520 лошадей. (Примеч. ред.)



    20

    Эти цифры взяты из оперативной сводки Генштаба от 8.00 29 июня и поэтому не охватывают всех трофеев армии. Подробнее см. описание Витебской операции во втором разделе настоящего издания. (Примеч. ред.)



    21

    Так, в ночь на 21 июня 2-й батальон 850-го полка 277-й стрелковой дивизии силами одной роты неожиданным броском захватил плацдарм за рекой Суходровка, при этом было взято 8 пленных. В течение дня 21 июня плацдарм был расширен, захвачены деревня Бураки, торфозавод и господствующая над местностью высота 157,7. 22 июня река была форсирована еще в нескольких местах, фактически все дивизии армии начали бой своими передовыми батальонами, в некоторых местах продвинувшись на 2–3 км. (Примеч. ред.)



    22

    Подробнее о действиях 39-й армии с 23 по 28 июня см. также во втором разделе настоящего сборника. (Примеч. ред.)



    23

    Днем 23 июня командование армии с разрешения командования фронта приняло решение перенести основной удар с левого фланга армии на правый, в полосу 16-го стрелкового корпуса, где наметился наибольший успех. (Примеч. ред.)



    24

    Всего за день боя 23 июня войсками 3-го Белорусского фронта было захвачено 362 пленных, 39 орудий и 87 пулеметов. (Примеч. ред.)



    25

    По предварительным данным на 8.00 25 июня, за два дня боев (23 и 24 июня) войсками 3-го Белорусского фронта было взято 617 пленных, захвачено 104 орудия, 41 миномет, 246 пулеметов, 765 винтовок и автоматов, а также 47 автомашин. Это немного — но, как мы видим, успех второго дня операции уже превосходил результаты первого дня. (Примеч. ред.)



    26

    Одной из причин перегруппировки стало появление на Минской автостраде (по показаниям пленных) 24-й зенитной дивизии «Люфтваффе». (Примеч. ред.)



    27

    Всего за третий день операции войсками 3-го Белорусского фронта (по предварительным данным на 8.00 26 июня) было взято 476 пленных, захвачено 91 орудие, 212 пулеметов, 14 танков и САУ, 246 автомашин, 34 мотоцикла и более 500 лошадей, а также 822 винтовки и 460 автоматов. (Примеч. ред.)



    28

    За 26 июня, по предварительным данным на 800 следующего дня, войсками 3-го Белорусского фронта было взято 2972 пленных, 154 орудия, 116 минометов, 315 пулеметов, 110 автомашин (большей частью неисправных), более 300 лошадей, 10 паровозов и 110 вагонов, а также 420 автоматов и 1730 винтовок. (Примеч. ред.)



    29

    Эти данные взяты из оперативной сводки Генштаба от 8.00 28 июня 1944 года; число убитых явно завышено, однако цифра трофеев вполне может оказаться заниженной, учитывая, что к утру 28 июня еще не поступили сводки от ряда частей и соединений. (Примеч. ред.)



    30

    За день боя частями 5-й армии было взято около 2000 пленных, среди которых оказались командир 206-й пехотной дивизии генерал-лейтенант Гиттер и командир боевой группы подполковник Копенгаген. (Примеч. ред.)



    31

    За день боев войсками фронта (в основном 49-й армией) было захвачено 107 пленных, уничтоженными числились 1600 солдат и офицеров противника, 3 танка, 4 орудия и 35 автомашин. (Примеч. ред.)



    32

    За день боев, по предварительным данным на 8.00 25 июня, войсками Фронта (в основном 49-й армией) было захвачено 70 пленных, 10 орудий, до 130 пулеметов и 2500 винтовок. (Примеч. ред.)



    33

    За день боя, по предварительным данным на 8.00 26 июня, войсками фронта было захвачено 120 пленных, 13 орудий, 71 пулемет и около 1700 винтовок. Отсутствие среди трофеев транспортных средств и большое количество стрелкового оружия по отношению к числу пленных говорит о том, что оборона противника все еще не была прорвана и советским войскам не удалось выйти на его тыловые коммуникации. (Примеч. ред.)



    34

    Тем не менее потери противника все еще оставались незначительными — за день боя, по данным оперативной сводки Генштаба от 8.00 27 июня, войсками 2-го Белорусского фронта было захвачено 70 пленных, 25 орудий, 30 пулеметов, до 700 винтовок и 5 складов с продовольствием и другим военным имуществом. По данным наших войск, было уничтожено до 2500 солдат и офицеров противника, до 40 орудий и минометов и до 50 пулеметов — цифры, скорее всего, сильно преувеличенные. (Примеч. ред.)



    35

    При ликвидации группировки противника в городе Шклов 28 июня войсками армии было взято свыше 200 пленных, 20 орудий, 20 автомашин с имуществом, 4 паровоза и около сотни вагонов с заводским оборудованием. (Примеч. ред.)



    36

    За день боя войсками 3-й армии было захвачено 150 пленных, 4 орудия и 6 минометов — примерно столько же, сколько взял весь 2-й Белорусский фронт в первый день операции. (Примеч. ред.)



    37

    За 24 июня войска 48-й армии захватили всего 13 пленных. (Примеч. ред.)



    38

    Подробнее о действиях 65-й армии см. во втором разделе настоящего сборника. (Примеч. ред.)



    39

    За 24 июня войска 28-й армии захватили 177 пленных и одно самоходное орудие. (Примеч. ред.)



    40

    За день боя 25 июня войсками 3-й армии было захвачено 85 пленных, 2 самоходных орудия, 20 полевых орудий, 15 пулеметов и 50 винтовок. (Примеч. ред.)



    41

    Всего за три дня боев (с 24 по 26 июня) войсками 3-й армии (с 9-м танковым корпусом) было захвачено 615 пленных, две САУ, 75 орудий, 93 миномета, 214 пулеметов, 3800 винтовок, 70 автомашин и 35 тягачей. (Примеч. ред.)



    42

    За день боев 26 июня войсками 28-й армии было захвачено 120 пленных. (Примеч. ред.)



    43

    Подробнее см. второй раздел настоящего сборника. Следует заметить, что Цифра в 50 тыс. убитых удивительно точна — она совпадает с современными немецкими оценками. (Примеч. ред.)



    44

    За 29 июня войсками 1-го Прибалтийского фронта было захвачено до 230 пленных, 330 лошадей и железнодорожный эшелон (на станции Ветрино). Убитыми числилось 2000 немецких солдат и офицеров. Данных по трофеям за 30 июня нет, но потери противника убитыми в оперативной сводке Генштаба также оценивались в 2000 человек. (Примеч. ред.)



    45

    За день боя частями 6-й гвардейской армии было захвачено 14 пленных, 5 орудий, 2 миномета, 14 пулеметов и 500 винтовок. (Примеч. ред.)



    46

    За день боя частями 6-й гвардейской армии было захвачено 24 пленных, 8 орудий, 4 миномета, 26 пулеметов, 180 винтовок и 13 лошадей. (Примеч. ред.)



    47

    Армия не смогла в этот день переправиться через Березину, потому что противнику в последний момент удалось взорвать мост в Борисове, через который успел проскочить только один танк (экипаж гвардии лейтенанта П. Н. Рака), подбитый немцами уже в городе. (Примеч. ред.)



    48

    В городе были захвачены несколько сот пленных, 11 танков и САУ, 30 орудий, 42 пулемета. (Примеч. ред.)



    49

    Немцам удалось взорвать только западную часть деревянного моста у Чернявки, находившуюся уже над низменной поймой. Саперы сумели за несколько часов спилить сваи до нужной высоты и построить спуск с моста на временный настил. К 1 июня 2-й гвардейский танковый корпус переправился через Березину по этому мосту. (Примеч. ред.)



    50

    Данные из оперативной сводки Генштаба на 8.00 3 июля 1944 года. (Примеч. ред.)



    51

    За день боя 3 июля войсками 3-го Белорусского фронта было захвачено до 150 пленных. (Примеч. ред.)



    52

    Всего за день боя войсками 2-го Белорусского фронта было захвачено 770 пленных и 60 автомашин, а также указанная выше техника. (Примеч. ред.)



    53

    При разгроме группировки противника в районе Дрехча, Домовицкое войсками 50-й армии 3 июля было захвачено 600 пленных, убитыми числилось до 3000 солдат и офицеров противника. (Примеч. ред.)



    54

    Успех в действиях танкистов наметился только 1 июля — в этот день частями 1-го гвардейского танкового корпуса было захвачено 12 танков противника, а также пленные из 29-го танкового и 5-го моторизованного полка 12-й немецкой танковой дивизии. Наши танкисты доложили о 31 подбитом танке противника. (Примеч. ред.)



    55

    Вот как описывает эти события сам генерал Мюллер:

    «Утром 28 июня штаб нашего корпуса получил по телефону указание командующего 4-й армией генерала пехоты фон Типпельскирха начать в ночь с 29-го на 30-е отход в западном направлении в район южнее Минска.

    Утром 1 июля я был вызван по радио на командный пункт генерала фон Типпельскирха у моста через реку Березину (около местечка Березино) и получил от него следующие устные указания:

    „Советские войска приближаются к Борисову (город Борисов, расположенный на берегу реки Березины севернее Березино, к началу советского наступления находился примерно в ста километрах к западу от линии фронта). Обстановка на участке 9-й армии неясна. Вообще говоря, мое место здесь, но начальник штаба убедил меня, что мы можем помочь 4-й армии, лишь покинув район непосредственных боевых действий. По некоторым, пока не подтвержденным данным из штаба группы, нам на помощь идет 5-я танковая дивизия. Я уполномочиваю вас отдавать все необходимые приказания по армии в том случае, если будет прервана связь. Ближайшей задачей 4-й армии является дальнейшее отступление с выходом в район 50–60 километров южнее Минска“.

    — Уже сейчас видно, что это — тяжелое поражение, но последствия его пока трудно предвидеть, — добавил Типпельскирх. — Нам остается лишь одно — попытаться вывести как можно больше людей из окружения.

    Отступление XII армейского корпуса сначала шло планомерно. Однако уже в лесах западнее и южнее Могилева участились ночные засады партизан, их огневая мощь нарастала. Находившиеся на фронте перед XII корпусом советские части не оказывали большого давления на наш арьергард, так как их командование знало, что мы сами движемся в готовящийся котел, и что иного выхода у нас нет. Примерно 3 или 4 июля XII корпус вошел в соприкосновение с блокирующими советскими подразделениями, которые все более усиливались за счет частей прорыва.

    Одновременно возникли новые трудности: полностью прекратилось снабжение. В результате боев с партизанами и регулярными советскими войсками часть наших подразделений была раздроблена, связь постоянно прерывалась. Мы потеряли ориентировку, ибо карт района боевых действий у нас не было. Не только с соседних, но и с более отдаленных участков фронта — из-под Витебска — в наше расположение пробивались многочисленные группы солдат, отставших от своих частей; некоторые из них были без оружия. Стали прибывать и раненые, их везли целыми обозами на крестьянских подводах и по несколько дней не оказывали им медицинской помощи.

    Все эти трудности, как и общее положение на фронте, оказали деморализующее воздействие на части XII корпуса. Процесс разложения усиливался по мере того, как советские войска во взаимодействии с партизанами, завершив общее окружение в районе юго-восточнее Минска, стали окружать отдельные части и соединения, попавшие в этот огромный котел. Наши попытки прорвать это кольцо были тщетны. Штаб нашего корпуса был рассеян. 5 июля мы направили в тыл последнюю радиограмму: „Сбросьте с самолета хотя бы карты местности, или вы уже списали нас?“ Ответа не последовало». Цит. по: Мюллер В. Я нашел подлинную Родину. Записки немецкого генерала. М.: Прогресс, 1964. С. 296–298. (Примеч. ред.)



    56

    Всего за день боя 7 июля только войсками 2-го Белорусского фронта было захвачено около 2200 пленных, 3 танка, 360 автомашин, до 400 подвод, 200 лошадей. Уничтоженными числились более 500 солдат и офицеров противника, 6 танков и самоходных орудий, около 100 орудий и минометов. (Примеч. ред.)



    57

    В воспоминаниях генерала Мюллера эти события описываются несколько по-иному:

    «Положение стало совершенно безвыходным. 7 июля я обратился к офицерам и солдатам с предложением прекратить бессмысленное сопротивление и вступить в переговоры с русскими о капитуляции. Однако все настаивали на новых попытках прорвать кольцо окружения.

    Каждый день дальнейших боев стоил нам бессмысленных жертв. Поэтому я около четырех часов утра 8 июля 1944 года в сопровождении одного офицера и горниста выехал верхом из нашего расположения и направился наугад навстречу русским, ориентируясь по огню их артиллерии. Мы наткнулись при этом на охрану штаба крупного артиллерийского соединения; меня немедленно препроводили к одному из старших советских офицеров. Я рассказал ему об обстановке в котле и заявил, что хочу отдать приказ о прекращении сопротивления, но не располагаю больше средствами довести этот приказ до моих подчиненных. Советский командир выразил готовность помочь мне в этом. Тогда я продиктовал одному из немецких военнопленных приказ о прекращении сопротивления, который был тут же отпечатан на немецкой пишущей машинке. Этот приказ был затем размножен и сброшен с советских легких самолетов над скоплениями германских солдат на территории котла. Я решился на этот шаг, кроме всего прочего, еще и потому, что, предвидя свое неизбежное пленение, не хотел оставлять своих офицеров и солдат на произвол судьбы». Цит. по: Мюллер В. Я нашел подлинную Родину. Записки немецкого генерала. С. 298. (Примеч. ред.)



    58

    За день боя 7 июля всеми войсками 1-го Прибалтийского фронта было захвачено 125 пленных. (Примеч. ред.)



    59

    Всего за два дня боев 10–11 июля войсками трех армий 1-го Прибалтийского фронта было взято 120 пленных, 5 САУ, 129 орудий, 50 пулеметов, свыше 40 автомашин; уничтоженными числились до 4600 солдат и офицеров противника. В то же время за следующие четыре дня (12–15) июня войсками фронта (данные по 43-й и 39-й армиям учтены не полностью) было захвачено лишь около 80 пленных, одна САУ, порядка 10 орудий, свыше 30 минометов, 74 пулемета и около 50 автомашин; уничтоженными числились 5500 солдат и офицеров противника. (Примеч. ред.)



    60

    За этот день войсками армии было взято 40 пленных. (Примеч. ред.)



    61

    В Молодечно, помимо других трофеев, был захвачен склад с 500 тоннами горючего, оказавшийся танкистам весьма кстати. (Примеч. ред.)



    62

    По утверждениям немцев, в этот день контратакой 212-й пехотной и 391-й охранных дивизий при поддержке танковой группы «Хоппе» (22 штурмовых орудия и противотанковых САУ) им удалось нанести успешный контрудар «разбив два советских батальона и захватив много вооружения». В самом деле, поздно вечером 6 июля командир 3-го гвардейского танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии генерал Вовченко докладывал в штаб армии о контратаках в районе Богданова, на шоссе, ведущем с юга к Ошмянам: «Противник одновременно с двух направлений перешел в контратаку. До полка пехоты и 16 самоходных орудий контратакуют со стороны Гольшан. С направления Пешхайлы враг бросил до 20 танков с пехотой». В ответ на это командование армии приказало 3-му и 29-му гвардейским танковым корпусам обойти район Богданова и Гольшан севернее, через Ошмяны и Жупраны, оставив отражение вражеского контрудара подразделениям 11-й гвардейской армии. На скорость продвижения советских танковых частей к Минску этот контрудар влияния почти не оказал. (Примеч. ред.)



    63

    На этот момент в строю корпуса насчитывалось свыше 14 000 человек личного состава, 145 танков, до сотни орудий и минометов. (Примеч. ред.)



    64

    Днем 7 июля в Вильнюс прошел последний эшелон из Молодечно, после этого железная дорога была перерезана. (Примеч. ред.)



    65

    Уже в период июльских боев 3-я танковая армия противника получила в качестве подкреплений 69-ю и 93-ю пехотные дивизии, боевую группу 6-й танковой дивизии и 3-й батальон 16-го парашютного полка. Все эти силы были направлены в район Вильнюса для его деблокирования; парашютный батальон на парашютах не сбрасывался. (Примеч. ред.)



    66

    По немецким данным, сам город обороняли силы в составе 8 батальонов, включая 761-ю гренадерскую бригаду, 845-й артиллерийский батальон, 296-й зенитный батальон, а также ряд более мелких подразделений. Исходя из штатной численности подразделений, гарнизон города можно оценить в 10–12 тыс. человек. Командовал им прибывший в город 7 июля генерал-майор наземных сил «Люфтваффе» Райнер Штагель, которому был подчинен комендант «крепости».



    67

    Это была 6-я танковая дивизия, прибывшая под Каунас 10–12 июля. Дивизия имела 20 танков «Пантера» и некоторое количество машин других типов, она была усилена одним парашютным батальоном и рядом других частей. Задачей дивизии было деблокировать Ландварово, где оборонялась боевая группа «Толсдорф», и в дальнейшем обеспечить прорыв гарнизона Вильнюса. (Примеч. ред.)



    68

    По немецким данным, к позициям группы «Толсдорф» и далее к фронту 6-й танковой дивизии пробилось до 3000 человек из гарнизона Вильнюса — цифра, скорее всего, завышенная. За этот прорыв генерал-майор Штайгель был награжден «Дубовыми листьями» к «Рыцарскому Кресту». В конце июля Райнер Штайгель был назначен комендантом Варшавы (накануне восстания), а еще через два месяца попал в плен в Румынии, был осужден как военный преступник и умер в 1952 году во Владимирской тюрьме. (Примеч. ред.)



    69

    Это была боевая группа «Толсдорф», по немецким данным, состоявшая из 1067-го гренадерского полка, полка «Валькирия», 3-го батальона 16-го парашютного полка и ряда других подразделений. (Примеч. ред.)



    70

    С учетом численности гарнизона и прорвавшихся число убитых можно оценить в 3–5 тыс. человек. В оперативной сводке Генштаба от 8.00 14 июля говорилось о 7000 убитых, а также об уничтожении 22 танков и САУ, 121 полевого орудия, 132 пулеметов, 1600 винтовок и автоматов, 900 автомашин. Цифры трофеев в этой сводке несколько ниже приведенных — что вполне объяснимо, так как она содержит предварительные данные. (Примем. ред.)



    71

    Эти данные из сводок Генштаба практически в неизменном виде были приведены в сообщении Совинформбюро — только некоторые цифры оказались округлены, а 28 танков (возможно, вследствие опечатки) превратились в 68. (Примеч. ред.)



    72

    В этот день корпусом была полностью уничтожена группа противника численностью до 200 человек, захвачено 25 орудий. (Примеч. ред.)



    73

    За 13 июля 65-я армия продвинулась на 20 км и вышла на рубеж Дубичи, Хвалово, Верещаки, Рудня, Лубянка, Кута, достигнув передовыми отрядами района Кукличи. За день боя войсками армии было захвачено 70 пленных из 129-й немецкой пехотной дивизии, 4 танка, артиллерийская батарея и 3 автомашины. (Примеч. ред.)



    74

    За три дня боев (с 21 по 24 июля) войсками 2-го Белорусского фронта было захвачено 575 пленных, одно штурмовое орудие и 3 бронетранспортера, 50 орудий, 17 минометов, 11 зенитных установок. Уничтоженными числились 7500 солдат противника, 19 танков и САУ, 8 бронетранспортеров. (Примеч. ред.)



    75

    В ходе уничтожения брестской группировки противника было захвачено 12 танков и 9 САУ, 100 орудий, 119 минометов, 250 пулеметов, до 500 автомашин, 50 тягачей и бронетранспортеров, 80 мотоциклов, 1000 лошадей и 500 повозок, но всего 110 пленных; уничтоженными числилось до 7000 солдат противника. Отсюда следует, что значительная часть группировки противника либо погибла, либо, бросив технику и снаряжение, сумела пробиться из котла. (Примеч. ред.)



    76

    Перегруппировка немецких войск в целях воспрепятствования нашему наступлению за период с 22 июня по 23 июля 1944 года показана в Приложении.



    77

    Здесь не учитываются 103-й, 22-й гвардейский и 23-й гвардейский корпуса, которые в ходе боев перебрасывались с полоцкого направления на двинское.