Загрузка...



Орёл и дракон – 20

Таков был тогдашний контекст, тогдашняя "картинка" мира. По множеству причин картинка эта неполна, в ней отсутствуют кое-какие детали из тех, где известно кто прячется, но вместе с тем она хотя бы в первом приближении даёт "представление" о мотивах.

Но кроме картины мира существует ещё и рама, в которую она вставлена. Те самые "рамки". Что это такое?

Рамки – это вот что: в комментариях к предыдущим частям несколько раз озвучивалось мнение, что России не следовало бы всё-таки рвать с Китаем вот так вот уж "безоглядно", нужно было попытаться с ним ещё поиграться, "посотрудничать", словом, будь советское руководство "поумнее", оно бы продолжало "тянуть резину". Подобное мнение имеет, конечно же, право на существование, человекам свойственно считать себя не только всех румяней и белее, но ещё и поумнее многих, а уж то, что любой среднестатистический жижист совершенно искренне полагает себя умнее Хрущёва, сомнению подвергнуто быть не может и не мне с этими убеждениями бороться.

Однако для тех, кто верно оценивает не только масштаб чужой, но и свой, я сделаю небольшой набросок, который позволит поотчётливее рамки "увидеть".

Не думаю, что для вас будет великим открытием следующее обстоятельство – чем выше стоят люди в государственной иерархии, тем они "проще", откровеннее. Хитроумие и изворотливость жизненно важны для дипломатов, но вот уже министры иностранных дел при встрече друг с другом достаточно "прозрачны", я как-то приводил пример того, как разговаривали между собою Бевин и Молотов – спокойные люди, изъясняющиеся предельно просто. На самом же верху, когда встречаются главы государств, простота доходит до своего предела и это понятно, на таком уровне недопустимо, чтобы то или иное вылетевшее "слово" могло своей двусмысленностью оставить другой стороне возможность толкования.

Когда Хрущёв, прежде чем принять решение о передаче ядерного "девайса" китайцам, предусмотрительно решил это дело "притормозить" и отправился за океан, в США (чрезвычайно интересно, кто тогда первым проявил инициативу, кто кому первым "дал маяк" – американцы русским или русские американцам), то он исходил именно из этого, ему нужно было из первых рук (или уст) узнать до какого уровня дошла Игра, каковы "ставки".

Ну и вот, во время той эпохальной (а она была именно такой) встречи Эйзенхауэр много чего говорил Хрущёву, а Хрущёв много чего говорил Эйзенхауэру, они, обременённые колоссальной, непредставимой обычным человеком отвественностью, немолодые уже люди, неторопливо прохаживаясь по тенистым дорожкам Кэмп-Дэвида, доходчиво так, что дальше даже и некуда, "раскрывали друг перед другом карты". Так вот я могу вам сказать, что тогда услышал Хрущёв. Всё, что за несколько дней наговорил Эйзенхауэр, можно свести всего к одной фразе, Эйзенхауэр сказал Хрущёву примерно следующее: "Господин Хрущёв, если вы дадите Бомбу китайцам, то мы дадим Бомбу немцам."

Слова остаются словами и люди доверчивые в политики не попадают, поэтому для того, чтобы один глава государства поверил другому, нужно было чем-то эти слова подкреплять и Эйзенхауэр должен был очень доходчиво, "на пальцах", объяснить Хрущёву почему у американцев не будет другого выхода. Судя по тому, что случилось дальше, судя по "резкости" советско-китайского разрыва, объяснения эти показались Хрущёву достаточно убедительными.

В этом месте мы можем и ещё немножко "углубить". Люди в массе своей склонны верить всякой чепухе, в том числе и тому, что одно государство может управлять другим посредством телефонных звонков. Ну, или показываемым одним президентом другому тайных, "масонских" знаков. Показал "Даблъя" Буш фигуру из пальцев какому-нибудь Ху Цинь-тяо и сразу ясно кто кому должен подчиняться, тут же и забегает наш Ху на цырлах, всё тут же в лучшем виде и исполнит. А если ему его товарищи по Политбюро начнут недоумённые вопросы задавать, то он им тут же тоже фигуру из трёх пальцев под нос поднесёт и тем тут же откроется его "градус" и они, спотыкаясь, разбегутся по углам.

На самом деле более сильное государства и впрямь играет более слабым, только не при помощи неких "паролей", конечно же. "Внешнее управление" происходит следующим образом – тот, кто слабее, ставится в такие условия, в такие "рамки", когда он просто не может поступить иначе. Это не исключает, между прочим, и телефонных звонков, но только за звонком, за "словом", должна стоять сила. Та самая, что "да пребудет с вами Сила."

Происходит это хотя бы вот так: все помнят, как в начале "нулевых годов" американцы пришли в Афганистан. Они там и раньше "присутствовали", но тут решили, что неплохо бы там вообще "сесть". Для того, чтобы "сесть", сперва нужно было что-то сделать с Талибаном, который вроде бы Афганистаном "управлял". Дело только в том, что "вроде бы" в случае Талибана было именно что вроде бы. Реальным "Талибаном" был Пакистан. И реальным отнюдь не только потому, что пакистанцы скрывались за "правительством Талибана", за его "спецслужбами" и за его "армией", не только потому, что пакистанцы присутствовали в качестве гражданских и военных "специалистов", не только потому, что в кабинах "афганских" самолётов сидели пакистанские пилоты, а в "афганских" танках пакистанские экипажи, но ещё и потому, что даже на низовке, в народной талибанской "толще" находилось примерно 60 тысяч пакистанских "исламских студентов". Контроль Талибана со стороны Пакистана был тотальным. Ну и все, конечно, помнят, что главным врагом Талибана был "большой Сатана", что ничуть не помешало американцам оказаться в Афганистане в тот самый момент, когда то показалось им удобным.

И делся куда-то грозный Талибан, улетучились немерянные в своей крутизне "воины", испарились в неизвестном направлении бородатые "фундаменталисты". А вместо них откуда ни возьмись выскочил какой-то Карзай, приверженец демократических свобод и жизни не по лжи.

Вся эта метармофоза стала возможной потому, что из Афганистана ушёл Пакистан. Даже не "ушёл", а сбежал. "Дезертировал". Как американцам удалось этот фокус проделать? Да вот так – для начала вдруг (совершенно неожиданно, можете вы себе такое представить?) миролюбивейшая Индия предложила США собственную территорию для размещения там "опорных пунктов" (а попросту военных баз) для борьбы с "исламским терроризмом" в регионе. Об этом узнали (или им позволили узнать, кого в наше время трогают этакие мелочи) пакистанцы. Америка индийским предложением "заинтересовалась". Не успели пакистанцы эту приятную новость переварить, как они узнали (или им о том позволили узнать), что Индия за свою услугу назначила цену.

Цена называлась Кашмир.

Кашмир это яблоко раздора между Индией и Пакистаном и американцы этим яблочком игрались и играются виртуозно. Так вот Индия якобы выразила желание, чтобы американцы яблочко "надкусывать" перестали, чтобы они прекратили вмешательство в ведущуюся там двустороннюю индийско-пакистанскую игру как минимум, а как максимум – чтобы они Индию в Кашмире поддержали. Против Пакистана, понятное дело. Ну, и не менее понятно, что Пакистан в виду такой приятной перспективы немедленно бросил Афганистан на произвол судьбы, справедливо (не знаю насколько) рассудив, что лучше синица в кулаке, чем Афганистан в небе.

Вот это и есть "внешнее управление" в чистом виде.

Проблема только в том, что бегство из Афганистана Пакистану ничуть не помогло. Как не помогло ему и участие в "нашей" афганской войне на стороне Америки. Геополитика слишком серьёзное дело, чтобы доверять его студентам, пусть даже эти студенты из тех студентов, что двадцать четыре часа в сутки изучают Коран.