Загрузка...



Орёл и дракон – 23

Всплывший в нашем рассказе флот, угрожая наставленными жерлами корабельных орудий, вынуждает нас вернуться к затронутой в самом начале морской теме. Помните? Мы там про Индийский Океан начали, но потом жизненные и сопутствующие им обстоятельства заставили нас от темы отклониться. Ну, а теперь настало время возвращаться. "Лево руля! Курс зюйд-зюйд-вест. Так держать!"

Итак – Индийский Океан.

Прежде чем мы туда, калош не снимая, окунёмся, позволим себе ещё один маленький сеанс с непременными разоблачениями. Дело в том, что когда мы говорим о стратегии и о тактике, то ни в коем случае нельзя забывать, что эти слова не для всех государств означают то, что они должны, вообще-то, означать. Тут тонкость. Если мы выстроим государства по ранжиру, то обнаружится, что чем выше в иерархии то или иное государство стоит, тем более сливаются для него "слово" и "явление", пока наконец для того, кто находится на самой вершине, слово и явление не становятся одним и тем же. Сегодня колесо фортуны повернулось так, что на вершине находятся Соединённые Штаты и вот только и только для них как стратегия, так и тактика не только разнесены "во времени и пространстве", но и являются именно стратегией и именно что тактикой. На все 100%. Для тех же, кто сидит не на самой вершине мира, а пониже, стратегия является стратегией уже не на 100%, а на девяносто, скажем. А на 10% их стратегия становится тактикой, их стратегия оказывается на 10% тактикой разбавлена. И чем дальше вниз, тем больше это соотношение меняется, пока, наконец, для кого-то стратегия не исчезает полностью, подменяясь тактикой, сиюминутностью, а там, где когда-то была их стратегия, остаётся пустая бутылка. И хотя такое государство продолжает не так миру, как собственным гражданам с гордостью заявлять, что оно руководствуется "стратегическими" соображениями и "стратегическим" же целеполаганием, на деле для него стратегией является тактика.

Встроенная в чужую стратегию, что понятно.

В этой туманной умозрительности присутствует и чёткая утилитарность, используемая к своей выгоде тем, кто определяет мировую "стратегию". Вот, скажем, стратегические ядерные силы, те самые СЯС, про которые всем и всё понятно, ну как же, СЯС – это "стратегические", "межконтинентальные" средства доставки. Но как нам быть с Индией и как нам быть с Китаем? У них "стратегических" сил вроде бы нет, то, что у них есть, любителями играть в "танчики-самолётики" с известной степенью пренебрежительности называется "тактическими ракетно-ядерными силами". И действительно, то, чем располагают китайцы и индийцы это оружие тактическое.

Вопрос только вот в чём – для кого тактическое?

В действительности, в реальной реальности, ядерные силы сдерживания как индийцев, так и китайцев являются тактическими только для США. На 100% тактическими. ЧУЖИМ тактическим оружием, которое можно использовать в СВОИХ стратегических интересах. Но вот для самих индийцев и для самих китайцев (и, что в высшей степени немаловажно – для их соседей) тактические ядерные вооружения Китая и Индии являются несомненно стратегическими.

Скажем, когда китайцы сварганили и испытали первую ракету, могшую преодолеть несколько тысяч километров, то с точки зрения американцев она стратегической не была, но как насчёт точки зрения не только индийцев, но ещё и русских? Людям, носящимся с идеей некоего "союза" с "братским" Китаем, невредно будет узнать, что первая поставленная на боевое дежурство китайская ракета "средней дальности" была нацелена на Москву. Не на "империалистов", а на "ревизионистов". И вовсе не потому, что "ревизионисты" были ревизионистами, а потому, что сосед всегда главный враг. А вот сосед соседа уже враг поменьше, а уж сосед соседа соседа и вовсе чуть ли не друг, чуть ли не товарищ и чуть ли не брат.

Те же индийцы, затеявшие с Китаем игры, сопровождавшиеся речитативом "бхай-бхай" считали себя очень умными и очень хитрыми (хотя все их хитрости сводились к "азиатским хитростям"), пока не обнаружили неизбежное и не заобижались. На что они были обижены? Ну как же! "Китай очень много говорит о дружбе и добрососедстве, а сам тем временем разворачивает тактические ядерные ракеты, несомненно являющиеся оружием первого удара."

Индийцы обнаружили, что китайские ракеты средней дальности по отношению к ним являются оружием несомненно стратегическим. Та же история и с американскими ракетами средней дальности в Европе и с советскими ракетами на Кубе. Не будучи оружием стратегическим по названию, они были оружием стратегическим по сути.

А известно ли вам, что такое "суть"? Вот китайцам она очень даже известна. Не так давно, пару лет назад, один из китайских военных "теоретиков" на вопрос, что может послужить целью для китайских ядерных сил "сдерживания", ответил не только по-военному чётко, но и по-военному же просто: "Целями являются все государства, обладающие ядерным оружием."

Именно, именно! Этот китаец знал, о чём говорил. Так и есть – если у государства есть Бомба, то в качестве целей оно рассматривает всех, у кого тоже имеется Бомба. И это невзирая ни на какие "договора". Но у любой палки два конца и по этой прозаической причине и счастливый обладатель "изделия" точно так же рассматривается в качестве цели всеми, кто Бомбу заначил. И тоже, в свою очередь, без оглядки ни какие такие договорённости, конечно же. "Скажете тоже..!"

Китай по ядерной дорожке рванул раньше, чем Индия и успел забежать подальше. Стоящие сегодня на вооружении Народно-освободительной Армии Китая ракеты перекрывают всю территорию Индии, которая такой возможностью в отношении соседа не обладает. Пока не обладает. Пассы в сторону Америки индийцы с непременной приговоркой "бхай-бхай" начали в 1998 году. Некоторое время американцы присматривались, примеривались и всё взвешивали. Придя же к определённому решению, они начали действовать. В 2005 году, в президентство Буша, была совершена смена приоритетов во внешней политике США в Азии. США совершенно недвусмысленно сделали ставку на Индию. Запрягши Индию в упряжку, американцы поехали очень разво – в том же 2005 году была заключена так называемая US-India Nuclear Deal, американо-индийская ядерная сделка, если и не снимавшая вовсе, то во всяком случае значительно ослаблявшая ограничения на "сотрудничество" в области не только ядерных вооружений, но и в области "ракетно-космических технологий". Но всё это было присказкой. Логика начавшегося индийско-китайского противостояния неизбежно вела к перенесению начавшейся между ними гонки вооружений в море. В океан. И не в океан вообще, а в океан конкретный. В тот, что называется Indian Ocean.