Загрузка...



Орёл и дракон - 27

Картинка с проливами из предыдущего поста интересна, конечно, но любой пролив это вода, одна только вода и ничего, кроме воды. Проливы интересны с точки зрения утилитарной, с точки зрения их полезности. Кому? Да государству, конечно! Какому? Ну, если США контролируют всю акваторию мира, то по понятным причинам им интересны и проливы, связывающие океаны в единый мировой Океан. Но кроме Америки есть и другие государства, и если им выпало счастье побережничать с тем или иным океаном, то и они свой интерес имеют. Интерес этот, может, и поменьше американского, но уж чем богаты...

Речь у нас зашла об Океане Индийском и само это древне-индусское слово подталкивает нас в определённом направлении.

Вот мы с вами всё о Китае, да о Китае, а давайте-ка мы на его "вероятного противника" поближе глянем.

"А подать сюда Индию!"

В 1996 году Каилаш Коли, тогдашний командующий индийским Западным Флотом, сказал так: "Горький опыт истории преподал Индии два урока. Урок первый - пренебрежение собственным морским могуществом может закончиться тем, что ваш суверенитет окажется в чужих руках. И урок второй - на то, чтобы превратиться в более или менее внушительную морскую силу, вам потребуются десятилетия."

В 2006 году, через десять лет после выраженного адмиралом в словах осознания государством необходимости создания флота, Индия имела четвёртый по численности флот мира, 137 кораблей, с авианосцем (55 палубных самолётов-вертолётов), подводным флотом и современными фрегатами.

Небезызвестному в определённых кругах товарищу Мэхану приписывают следующее изречение - "тот, кто контролирует Индийский Океан, доминирует в Азии. В 21 веке судьбы мира будут решаться в его водах."

В мире мало государств, в стратегическом смысле расположенных выгодно так же, как расположена по отношению к Индийскому Океану Индия. Волею судьбы Индия является узлом, связывающим воедино Малаккские проливы, Андаманское Море, Бенгальский Залив, центральную часть Индийского Океана, Аравийское Море, Персидский Залив и Красное Море. Одно лишь проговаривание этих экзотических названий у некоторых государственных деятелей вызывает обильное слюнотечение. И приступ волчьего аппетита, конечно.

Западное побережье Индии протяжённостью в 1400 миль и восточное в 2000 миль, являющиеся двумя сторонами сходящегося к опрокинутой вниз вершине в виде мыса Коморин треугольника, позволяют Индии одновременно контролировать и Бенгальский Залив и Аравийское Море. Индии принадлежит более 1000 островов и атоллов, добавляющих ей ещё около полутора тысяч миль береговой линии, что с учётом "территориальных вод" превращает примерно 1,4 миллиона кв.миль акватории Индийского Океана в индийскую "зону экономических интересов". В ближайшие двадцать лет, то-есть при жизни одного поколения, Индия превратится в самое населённое государство планеты и вполне понятно её желание обрести позиции "гегемона" если и не в глобальном масштабе, то хотя бы в своём "заднем дворе", как Индия уже сегодня приучает себя рассматривать Индийский Океан.

Индийский Океан как яблоко раздора вовсе не был придуман американцами, они лишь умело используют к своей выгоде "исторически сложившееся" положение.

Кавалам Паниккар, индийский дипломат и историк, как-то, подводя черту, заявил: "В то время как для других государств Индийский Океан имеет лишь ту важность, что он является одним из мировых океанов, для Индии Индийский Океан важен жизненно... ...будущее Индии будет решено в море." И по его же мнению, "защитить Индию будет возможно лишь создав "стальное кольцо" из военно-морских баз в Сингапуре, на острове Маврикий, в Адене и Сокотре". И он же был первым, кто рассматривал (это в те ещё времена! какой прозорливый был человек, не иначе как образование в Лондоне получил) в качестве главной военно-морской угрозы Индии Китай.

Кешав Вайдья в 1949 году (в год получения Индией независимости) выразился следующим образом: - "Индийский Океан ОБЯЗАН стать Индийскии Озером и Индия должна получить возможность защищать не только своё побережье, но и свои, раздвинутые до пределов Индийского Океана, границы." А Паниккар, которому всё было мало, включал в эти границы Суматру и Малаккские Проливы на востоке, Мыс Доброй Надежды, Мадагаскар, остров Маврикий, Сокотру и Аден на западе. На юге граница проводилась индийцами так - "limitless frontier". А ещё говорят, что йоги мало кушают!

Чтобы стали понятны аппетиты индийцев, следует не забывать, что они провозглашали Индийский Океан своей "зоной интересов" в те времена, когда ещё никто не знал, что такое "политкорректность". Вот где, по Вайдье, должна "присутствовать" Индия - Сингапур, Пенанг, полуостров Мергуй, Рангун, Аккаб, Тринкомали, Коломбо, Карачи (Карачи!), Оман, Мускат, Момбаса, Мозамбик, Лоренсу Маркиш и Мыс Доброй Надежды (бурам, пожалуй, пора готовиться к новой войне). Неплохо, а? Но это ещё не всё. Чтобы чувствовать себя в безопасности, индийцам оказались необходимы ещё и Мальдивы, острова Чагос с небезызвестным островом Диего Гарсиа (бедные, бедные американцы с англичанами, они, небось, об индийских планах ни сном, ни духом), Сейшелы, Маврикий и Мадагаскар.

Высказался в своё время по данной проблеме и Джавахарлал Неру - "всё, что случается в районе Индийского Океана, влияет на Индию и всё, что случается в Индии, влияет на регион, граничащий с Индийским Океаном, и с этим ничего нельзя поделать." Да уж...

Но до поры, до времени всё это были хоть и громкие, но слова. На деле Индия была всем нам известной Индией и роль имевшегося у неё флота сводилась к роли второстепенной, в ведшихся Индией в послевоенный период войнах флот использовался в качестве поддержки операций на суше. (Немаловажным будет заметить то в высшей степени интересное обстоятельство, что, получив независимость, Индия по договорённости с "колонизаторами", ещё целое десятилетие имела в командующих флотом англичан, последним, в период между 1956 и 1958 годами, был вице-адмирал сэр Стивен Карлилл, а первым индийцем на этом посту стал Рам Дас Катари в августе 1958 года и случилось это через одиннадцать лет после обретения Индия независимости).

Но, как бы то ни было, что без Рам Даса, что с ним, но Индия за дело взялась горячо - сперва она тратила на нужды флота 4.8% от оборонного бюджета в целом. При Неру, в 1955-57 г.г. эта цифра достигла максимума - 10.1%, а потом поползла вниз, что ни говори, но Индия была бедной, если не сказать - очень бедной страной. В 1963-64 г.г. на флот уходило всего 3.4% от отпускавшихся на оборону средств. Это не замедлило сказаться. И если проигранная война с Китаем велась на суше, то вот с Пакистаном Индии волей неволей пришлось помериться силами на море. Немедленно выявилась самая неутешительная картина - индийский флот продемонстрировал крайнюю степень неэффективности, индийцы даже не смогли (хотя очень старались) подвергнуть блокаде побережье Пакистана, а пакистанцы, в свою очередь провели успешную бомбардировку с моря Двакара.

Если вы помните, англичане в 1968 году ушли из Индийского Океана и вакуум там был заполнен американцами (создавшими в 1973 году на Диего Гарсия опорную базу) и русскими. Тогда же потихоньку зачесались и индийцы (замечу, что китайцы в то время если что и чесали, то совсем другие части тела), отпустив в 1968 году на нужды флота 4.9% военного бюджета (интересная и наводящая на некоторые параллели деталь: индийская армия таким транжирством была взбешена, а генерал Палит даже выступил с официальным заявлением о "вновь вытащенной на свет старомодной Имперской концепции"). Были ли тому причиной деньги или нет, но в следующей индийско-пакистанской войне в 1971 году индийский флот показал себя значительно лучше, а "советский Мэхан" адмирал Горшков даже упомянул в одном из своих трудов индийский ракетный обстрел Карачи с моря.

Индийцы воспряли духом и во флот поплыли денежки, в 1979-1980 году на кораблики пошло 8.8% оборонного бюджета, но до флота в том смысле, который мы в это слово вкладываем, было ещё далеко, а хозяйничавшие в Индийском Океане США и СССР имели дело друг с другом поверх индийской головы.

В 1985 году Индия пришла к заключению, что ею достигнуто военно-морское превосходство над Пакистаном. Этот переломный момент и является исходной точкой строительства собственно флота. В финансовом 1985-86 году на нужды ВМФ было отпущено 12.5%, но дело не только в этом, индийцы начали не только усиленно закупать и строить свои корабли, но и принялись пускать свой флот в дело во время так называемых "миротворческих миссий". Те самые так не любимые бывшими колониями империалистические "канонерки".

В 1989 году Индия определилась в своих приоритетах окончательно - в принятом оборонном бюджете на флот пошло 13.5% и тогда же был принят 25-летний (ох уж эти мне мыслящие категориями вечности азиаты, но с другой стороны может быть именно так и нужно подходить к делу?) План по модернизации Военно-Морского Флота.

В начале 90-х годов Индия опять расслабилась, но произошло это главным образом из-за того, что потерпела поражение в Холодной Войне Россия, бывшая для индийцев главным источником военно-морских вооружений, однако даже и несмотря на замедление темпов "перевооружения" опускаться доле ВМФ в бюджете ниже 11.2% индийцы себе уже не позволяли.

Второе дыхание пришло к ним в середине 90-х. В 1998 году бюджет ВМФ вырос до рекордных 14.5%, а новый курс получил в Индии название "нео-керзианства" (по имени лорда Керзона, бывшего вице-роя Индии, при котором Британия, опираясь на Индию, доминировала в Индийском Океане).

Индийская "элита" наконец-то созрела до понимания немудрящей истины - если Индия не будет контролировать Индийский Океан, значит его будет контролировать кто-то другой.

То, что выбранная стратегия верна, было немедленно продемонстрировано на деле. Противостояние на суше (всё тот же сон, всё тот же Кашмир) у города Каргил Индии удалось разрядить благодаря ВМФ. Индийцы развернули эсминцы, фрегаты и подводные лодки в мягком подбрюшье Пакистана, в бухте Карачи, через которую в Пакистан поступает более 90% ввозимого добра, в том числе и нефти. Пакистанские ВМФ тут же оказались прижаты к собственному побережью и лишены инициативы. Пакистанцы оказались поставлены перед угрозой блокады Карачи и были вынуждены отвести войска из Каргила. Индия выиграла противостояние на суше, надавив на море, причём даже ни разу не выстрелив из корабельного орудия. "Тhe best weapon is one you never have to fire", помните?

Индийцы этого, может быть и не помнили, но они к этому пришли методом проб и ошибок, а, придя, запомнили и запомнили хорошо. Запомнив же, они раздухарились. В 2000 году, в тот самый памятный "Миллениум", индийский министр иностранных дел Джасвант Сингх, выступая по случаю в Сингапуре (чему сингапурцы были, наверное, очень рады) заявил буквально следующее: "Зона безопасности Индии простирается от проливов Малакки до Персидского залива." А в следующем году, во время государственного визита в Вашингтон он порадовал хорошо усвоенным уроком уже американцев: "Очень долгое время мир не видел Индию в её истинных размерах, мало кто знает, что Индонезия находится всего в 65 милях от самого южного из индийских островов или того, что до 1938 года кувейтской валютой была индийская рупия. Поэтому, говоря о Заливе или Индонезии, мы делаем это лишь по той причине, что и то, и другое входит в нашу сферу интересов."

"В нашу."

"В НА-ШУ!"

В этом месте присутствовавшие в Белом Доме почётные гости со значением переглянулись и дружно зааплодировали. Именно этих слов они от индийцев и ждали.

А те тут же показали, что аплодисменты были вполне заслуженны и человек с великолепным именем Сушил Кумар (он, как будто одних только Ф.И.О. было недостаточно, по совместительству являлся ещё и главнокомандующим индийским ВМФ), насупив брови, сообщил миру, что Indian Ocean должен стать India's Ocean.

"Мы наш, мы новый мир построим."