Загрузка...



Орёл и дракон - 30


Yo-ho-ho!
Fifteen men on the dead man's chest
...Yo-ho-ho, and a bottle of rum!
Drink and the devil had done for the rest
...Yo-ho-ho, and a bottle of rum!

Отличная песня. Спел и сразу от сердца отлегло, да и от ромчика я бы тоже не отказался, но нельзя, никак нельзя, разбираться с пиратами лучше на трезвую голову, вон они как нынче по миру - так и шнырят, так и шнырят, ещё чуть-чуть и скучный психиатр будет задавать упившемуся до белой горячки бедолаге дежурный вопрос: "Шмыгающих пиратов не видите?"

Пираты нынче - на слуху, то там попиратят, то здесь песенку споют, даже и подсуетившийся Голливуд глупейший фрэнчайз про них замастырил и не забывший подвести себе глаза Джек Воробей тихой сапой пробрался в разрытую яму нашего сознания, чтобы помочь выбраться оттуда одноногому Джону Сильверу, ревущему снизу быком: "Give me a hand up!"

А есть ли они, пираты? То, что когда-то они были, и то, что они даже шороху, так сказать, наводили, сомнений не вызывает и бурные ветры каких только широт не полоскали битый картечью Jolly Roger. Это-то да, это-то так. У нас у каждого имеется знакомый пират, с ними каждый знаком, со всеми этими морганами-фримэнами. Лихие люди лихих времён... Но вот как насчёт пиратов наших дней, "пиратов XX века"? Они-то как, есть?

Да есть, конечно. Куда ж нам без пиратов. Вот вам случай из жизни, тот самый, без которого не обходится ни одно застолье и ни один доклад борющихся с пиратством приооновских комиссий. Случай, можно сказать, канонический:

22 октября 1999 года японское судно Alondra Rainbow с командой из 17 человек (2 японца и 15 филиппинцев), перевозившее 7000 тонн алюминиевых отливок стоимостью около 15 млн. долларов, вышло из индонезийского порта Куала Танджунг в расположенный в японской префектуре Фукуока порт Миике. В Малаккском проливе Алондра (мне так и хочется приложить ко рту ладонь и криком закричать: "Полундра!") была атакована несколькими скоростными моторными лодками, с которых на борт судна поднялись 15 человек в масках, вооружённых лёгким стрелковым оружием. Членов команды с завязанными глазами усадили в спасательную шлюпку и отправили в свободное плавание. Не знаю, пели ли они песню Юрия Лозы "Мой плот", но до живописного полотна "Плот Медузы" и съедения друг дружки по жребию дело не дошло и одиннадцатью днями позже они были выловлены таиландским рыболовным судёнышком и доставлены в Фукет.

Сама же Алондра бесследно исчезла.

13 ноября 1999 года в PRC (Piracy Reporting Centre), находящийся в Куала-Лумпуре, поступило сообщение с судна Аль Шухада, команда которого якобы встретила в 66 милях южнее мыса Коморин судно, похожее на пропавшую Алондру. PRC связался с индийцами и те отправили в район, где видели Летучую Алондру, судно береговой охраны Тарабай. Тарабай ("каравай, каравай, кого хочешь - выбирай!") ночью 14 ноября обнаружил подозрительное судно, которое на требования остановиться не реагировало и, уходя в открытый океан, лишь увеличило скорость. Индийцы, чтобы не потерять контакт, вызвали самолёт береговой охраны и продолжили преследование. На рассвете 15 ноября с Тарабая было произведено несколько выстрелов, после чего преследуемое судно соизволило, наконец-то нарушить радиомолчание и сообщило, что оно называется Мега Рама (азиаты хороши не только своими именами, но и названиями, которые они дают своим судам), что портом приписки его является Белиз, что команда на нём индонезийская, что следует Мега Рама в порт Фуджира и что она отстаёт от графика и по этой причине останавливаться не намерена. На дворе был век ХХ-ый и навести о Мега Раме справки труда не составило. Тут же выяснилось, что судна с таким названием не существует, после чего 16 ноября к Тарабаю присоединилось ещё несколько судов береговой охраны, в том числе корвет индийских ВМС Прахар и только после предупредительных выстрелов с Прахара runaway ship удалось остановить. Команда Рамы попыталась сперва устроить на борту пожар, а когда из этого ничего не вышло, то даже и затопить посудину, но не успела.

Судно было опознано как Алондра Рейнбоу, хотя его успели перекрасить, переименовать, и заиметь на него новые судовые документы. Примерно половина алюминиевых чушек стоимостью в несколько миллионов долларов из трюма Алондры-Рамы испарилась.

Пиратство? Да, конечно. Недаром Мега Раму суют под нос не так даже скептикам, как людям, сомневающимся в необходимости тратить скудные бюджетные средства на борьбу с "пиратами южных морей". А между тем скептиков понять можно - данный случай является, вообще-то, исключением, дело в том, что за арестованными "пиратами" стояла небезызвестная цейлонская организация "Тигры освобождения Тамил-Илама", которая угнала судно не потому, что "тиграм" захотелось рому, а потому, что им потребовались денежки на предмет приобретения всякой всячины, при помощи которой освободители и занимаются, собственно, освобождением кого-то от чего-то или чего-то от кого-то.

А теперь посмотрим на проблему "в таком вот аспекте" - в количественно-качественном.

В Малаккском Проливе в 2003 году было осуществлено 36 актов пиратства, а на следующий год - 60. В 2005 году страховщики в Лондоне повысили страховые премии, приравняв пролив по степени риска к зонам военных действий. Ну, да это дело такое, знаем мы этих страховщиков, слышали. Их хлебом не корми, а дай хоть крошечный предлог для повышения страховых премий. Но музыка, которую для страховых компаний сочиняет не иначе, как сам Эндрю Ллойд Веббер, играла недолго и в 2005 году страховки поползли вниз после того, как Индонезия, Малайзия и Сингапур создали совместные силы по патрулированию пролива.

Как им удалось справиться с "флибустьерами", с этой грозой морей? Да вот так как-то... "Легко!"

По данным IMO (International Maritime Organization of the United Nations) в 2003 году в мире было зафиксировано 452 случая морского пиратства, в 2004 - 330, из них 169 - в районе Малаккского Пролива. В 2006 году люди, заинтересованные в пиратстве по той причине, что за борьбу с ним они получают зарплату, смогли наскрести по малаккским сусекам целых 11 (одиннадцать) "нападений на суда". Что касается именно Малаккского Пролива, то там места нападений имеют чётко выраженную привязку - северная часть пролива, южная часть пролива в районе Сингапура и архипелага Рео (Riou Archipelago) и район к востоку от Южной Суматры, который, строго говоря, к Малаккскому Проливу отношения не имеет. Вообще же попытки нападения случаются по всей Юго-Восточной Азии. В 2007 году в Малаккском Проливе было зафиксировано 6 случае пиратства, в 2008 всего лишь два.

Следует также не забывать, что сюда попадают случаи не только пиратства, как понимаем его мы, на чьё мнение экспертов оказали влияние как читанный в детстве "Остров сокровищ", так и смотренные в возрасте зрелом "Пираты Карибского Моря", но даже и грабёж членов команды или пассажиров некоего судёнышка, причём далеко не всегда это происходит в открытом море, зачастую суда грабят в порту или на рейде, если злоумышленников было несколько человек, то в статистику попадают даже и случаи портового воровства. В реальности в, скажем, 2004 году нападений было зафиксировано 92, если мы учтём то обстоятельство, что через пролив в год проходит до ста тысяч судов, то вероятность подвергнуться нападению в указанном 2004 году составляла 0.09%. Но и это ещё не всё. Даже и в этой отфильтрованной статистике в собственно пиратство попадает от силы 20% происшествий, остальные 80% это так называемое petty piracy, то-есть обычный мелкий грабёж, когда вооруженные кухонными ножами нападающие охотятся не за содержимым трюмов, а за наличными, часами и электроникой. Они обычно не прибегают к насилию и покидают подвергнувшееся нападению судно минут через пятнадцать. Таким "пиратством" особенно грешит Южно-Китайское Море, где только в 2007 году было зафиксировано 55 подобных нападений. Мародёры просто хватают всё, что плохо лежит на палубе и в самом буквальном смысле "смываются", унося с собою добычу, которой могут быть, к примеру, вёдра с краской. Как считает IMO, средний ущерб от такого рода "пиратства" составляет около 5 тыс. долларов. От этих "пиратов", как правило, отбиваются при помощи брандсбойтов.

И это тем легче, что они редко когда имеют огнестрельное оружие, обычное вооружение малайских и индонезийских "капитанов Киддов" - мачете и ножки от стульев (!). Днём эти люди являются крестьянами, рыбаками, водителями водных такси и рикшами, а ночью они, "приняв на грудь" чего-нибудь согревающего или уколовшись морфином, "выходят в море". Допинг им требуется для храбрости, обычный человек, с приятным волнением читающий газетную заметку об очередном нападении пиратов, не представляет себе, что это такое - взобраться ночью на борт идущего со скоростью хотя бы десяти узлов судна, забрасывая туда привязанный к верёвке железный крюк, при помощи которого днём занимающийся мирным трудом "пират" карабкается на кокосовую пальму.

Так обстоит дело на востоке.

А теперь повернёмся к востоку задом, приложим козырьком руку ко лбу и, прищурившись, посмотрим туда, где садится солнце. Если у вас острый глаз, то вы можете увидеть там, по ту сторону Индийского Океана, сливающуюся с морем полоску земли. Это Африка. Если смотреть от Малаккского Пролива, то в аккурат получится тот участок африканского побережья, что называется Сомали.

Вы не поверите, но пираты есть и там.