Загрузка...



Орёл и дракон – 8

Обычный человек, "обыватель", в том числе и обыватель русский понимает проблему, известную ему как "Тайвань", превратно, не говоря уж о том, что зачастую он не видит в "Тайване" проблемы как таковой. "Большой Бухарец" мира чётко разделяет Китай и Тайвань. Но вот с китайцами совсем не так.

Для "китайцев, живущих в Китае", тайваньская проблема (проблема без всяких кавычек, Проблема с заглавной буквы) это часть их жизни, причём часть очень важная, это та часть, которая усилиями совместной пропаганды (не только китайской и тайваньской, но ещё и направленной на Китай пропаганды "доброжелателей", таких как США и Япония) превращена в краеугольный камень ОбщеКитайского мировоззрения. Где бы ни пребывал китаец в телесном смысле, где бы он ни жил, он знает, что он часть целого, а у этого целого есть цель. И цель эта вовсе не в "догнать и перегнать Америку", цель – в единстве.

Цель Китая – единый Китай.

Это камень, положенный во главу угла китайского бытия. Из прокламируемого на словах единства вырастает цветущая сложность не только внешней, но, что гораздо важнее, и внутренней политики.

Как "китайской", так и "тайваньской", хотя само слово "тайваньский" вводит некитайца в заблуждение.

Начнём с того, что Тайваня, вообще-то, нет. Тайвань это название острова, но не название государства. Островное же государство называется Республика Китай. Или, если угодно, Китайская Республика. В отличие от всем нам известного "материкового" Китая, официально именующегося Китайской Народной Республикой. Обе республики претендуют на ту истину в последней инстанции, которую весь мир называет просто Китаем.

"Пекин", пользуясь тем, что он больше, сильнее и несопоставимо "влиятельнее" "Тайбэя", просто напросто делает вид, что никаких других китайских республик, кроме народной, на свете нет и ничтоже сумняшеся рассматривает (или делает вид, что рассматривает, это, вообще-то, неважно) "Тайвань" как одну из провинций Китая и даже включает тайваньские "экономические показатели" в госстатотчётность. "Тайбэй" же вполне себе официально заявляет, что хотя он придерживается политики "одного Китая", но в реальности он исходит из того, что в данное время этот "один Китай" является разделённой страной, управляющейся двумя правительствами.

С точки зрения Тайбэя разделённый Китай это то же самое, что и разделённая Корея. Ну и как северокорейское и южнокорейское правительства претендуют на право "представлять интересы всего корейского народа", точно то же пытается делать и Тайвань, изображая себя (опять же неважно насколько искренне) "наследником" и "преемником", а пекинские власти – "узурпатором". "Коммуняками."

Эта на словах взаимоисключающая риторика на деле является двумя сторонами одной и той же монеты. Называется же монетка – "национализм". Тайваньские "националисты", обвиняя пекинских "коммунистов" во всех смертных грехах, кривят душой, проводимый Пекином в жизнь лозунг единого Китая если чем и отличается от тайваньского варианта, то лишь действенностью и действительностью "материкового национализма" в пику тайбэйскому "бумажному национализму".

Национализм является стержнем, придающим смысл самому существованию Китая и китайцев. Не построение "прекрасного будущего всего человечества", а построение единого Китая – вот ради чего рождаются, живут и умирают китайцы.

Если смотреть на американо-китайские отношения под этим углом, то становится понятным значение Тайваня, которое отнюдь не сводится к выгодному стратегическому расположению острова и его "экономическому потенциалу".

Тайвань – это ключ к победе над Китаем. И ключ этот в руках у американцев.

Если в обозримом будущем США захотят ослабить Китай, они смогут это сделать в тот момент, который сочтут наиболее выгодным они, и определять временную точку этого момента будут они же. Инициатива полностью в руках у США. Китай находится в заранее проигрышной позиции. Причём позиции безвыходной. Китай ничего не сможет сделать. Для того, чтобы настал конец китайской (всекитайской!) "стабильности", достаточно сделать так, чтобы очередное правительство в Тайбэе провогласило независимость (фактически Тайвань и так этой независимостью обладает, но тут важны именно слова, "лозунг") и переименовал никому и без того не известную Республику Китай в известную всему миру Республику Тайвань.

Выхода из этой ситуации для Пекина нет. Есть лишь иллюзия выхода. Вернее – две иллюзии. Иллюзия первая – попытаться нажать на Тайвань, используя военную силу. Нажим будет сопровождаться требованием к американцам заставить их "марионетку" вернуться к до-независимому статус-кво. Подкрепить это требование Китай может лишь "атомным шантажом", других средств давления на США у него нет.

Дело только в том, что если Вашингтон решится на вариант "тайваньской независимости", то это будет означать, что именно такого развития событий он и ожидает с тем, чтобы ответить на "возмутительный шантаж, угрожающий существованию планеты и самого mankind" теми самыми тремястами боеголовками, что плавают где-то в Тихом Океане вне пределов досягаемости для китайцев. Такое развитие событий и будет долгожданным "он сам начал!".

Иллюзия вторая – смириться и сделать вид, что ничего особенного не произошло. Это будет означать очень быструю эррозию центральной власти, так как Пекину потребуется сменить господствующую идеологию, Тайвань ведь уйдёт, уйдёт навсегда, это будет провалом всей националистической политики последних шестидесяти лет, это будет означать, что жизни трёх поколений китайцев были прожиты зря, а смена идеологии означает поражение государства. Другими словами Китай проиграет войну, даже не начав, собственно, воевать. Ибо главной целью войны и является смена идеологии в побеждённом государстве.

Мы все помним, что случилось двадцать лет назад и как вместе с утерей идеологического стержня была утрачена и территориальная целостность России. И этот пример у Китая перед глазами. И то, что он вполне осознаёт эту опасность, показывают события вокруг "Тяньаньмэнь".

Что ещё может сделать Китай?

Начать "ядерно" шантажировать не США, а Тайвань? Да сколько влезет. И дело даже не в том, что у Тайваня собственная атомная бомба есть даже не на сто, а на 101%. Дело в другом. Похоже, что мир всё ближе подходит к "контролируемой" локальной войне с применением "оружия массового поражения". Такая война стала "мыслимой" после того, как исчез один из противостоявших друг другу военных блоков, сегодня слишком сильно стало искушение попробовать как Оно будет. Не в "смоделированной" суперкомпьютером, а в реальной реальности.

"Ядерная зима"? Да полноте…

В конце концов никто не знает, что это такое. Но зато все знают, что в Хиросиме железнодорожное сообщение было восстановлено через двенадцать часов после атомного взрыва.