Загрузка...



НЕМЕЦКИЕ СОЛДАТЫ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ

Подобно Адольфу, все его товарищи, когда еще жили в казармах, боялись, как бы к тому времени, когда они попадут во Францию, не пришел конец войне. Однако эти страхи оказались напрасными. Война не только не окончилась до Рождества, но продолжала тянуться год за годом, все это время Адольф Гитлер с однополчанами оставался во Франции. Вырытые ими окопы протянулись от Северного моря до Альп и пересекли Францию. Таким образом бойцы защищали Германию от контрнаступления французов. Окопы получились настолько глубокими, что не было видно даже касок стоящих в них в полный рост солдат. В одной из стен окопов были устроены входы в вырытые под землей блиндажи, где бойцы спасались от пуль и снарядов и отдыхали. Для устройства постелей обычно использовалась солома, но иногда приходилось спать и на сырой земле. Из всевозможных досок, которые солдаты собирали в разрушенных французских домах, они мастерили столы и скамьи. Очень радовались, когда находили лампу или свечу; ведь в их убежищах нельзя было прорубать окон.

Здесь немецкие солдаты, не позволяли войскам противника пройти в Германию, и ждали лучших времен. Осенью, с ее частыми дождями и похолоданиями, в окопной жизни, мягко говоря, приятного мало. Вода просачивается в блиндаж, все отсыревает, солдатам приходится мерзнуть, особенно по ночам. Ну а переносить зимние метели, снегопады и морозы и вовсе ужасно. Одни отмораживают руки и ноги, другие от холода хворают воспалением легких и прочими простудными заболеваниями.

Но и даже это все – не самое худшее. У окопов почти никогда не прекращается перестрелка. Противник нападает отовсюду. Стоит только неосторожно высунуть голову, как тут же будешь убит.

Часто неприятель бросает гранаты, которые попадают прямо в окопы; при взрыве земля засыпает солдат, и они должны без устали восстанавливать траншеи. Некоторые задыхаются под завалами. Кроме того, гранаты разрываются на множество мелких частей. Любой из таких осколков может ранить, а то и убить.

Адольф Гитлер испытал все это на себе в полной мере. Позднее он признавался, что выдерживать такое существование в течение долгого времени совсем непросто. От продолжительного сидения в окопах солдат порой охватывала неодолимая тоска по оставшимся дома родным, женам и детям, мучили воспоминания о нормальных постелях, свете и тепле, о чистой одежде. От бессилия что-то изменить начинались ссоры и ругань, но тогда непременно находился кто-нибудь, кто говорил: "Если мы потеряем бдительность, враги придут в Германию, и нашим женам и детям будет совсем плохо. Мы должны остановить врагов здесь".

Но чаще солдаты всячески старались поддержать друг друга. Если кто-то получал из дома посылку с шоколадом или сигаретами, он делился ими с остальными; другой читал вслух письмо, написанное его малышом, который впервые пошел в школу. А иногда кто-нибудь начинал петь "О, великая Германия", песню подхватывали остальные, и у всех опять становилось легче на душе.

В этих окопах, вспоминал потом Гитлер, солдаты научились так стоять друг за друга, словно они были братьями; они обращались друг к другу на "ты", делились всем, что имели, во всем помогали один другому. И потому всем им удалось сохранить человеческий облик, остаться такими же нормальными людьми, какими они были прежде, до службы в армии.