Загрузка...



АДОЛЬФ ГИТЛЕР ОТРАВЛЕН ГАЗАМИ

Еще один последний раз немецкие войска со всей силой обрушились на своего врага. В марте 1918 года они обратили западных союзников в бегство и продвинулись в глубь Франции. Однако после сообщения о забастовке в Германии неприятель обрел уверенность в своей победе. Даже отступая, французы знали, что немцы долго не продержатся. Они разбрасывали со своих самолетов агитационные листовки, а немецкие солдаты все больше обращали внимание на то, что в них было написано. Все чаще солдаты ругали между собой кайзера, говоря: "Если бы не он, давно бы уже наступил мир!" Адольф Гитлер всеми силами сопротивлялся неприятельской пропаганде. Везде, где только мог, он высказывался против пораженческих настроений, но ни он, ни его единомышленники, оказавшиеся на этот раз в меньшинстве, уже не могли переменить хода дел. А 13 октября 1918 года Гитлеру пришлось не по своей воле оставить поле боя. В окоп, где он укрывался, попала английская газовая граната, которая, разорвавшись, выпустила облако ядовитого газа. Такие химические снаряды называли "желтый крест". Противогазы, защищавшие солдат от других ядовитых веществ, не могли уберечь от начиненного ядом "желтого креста". Газ обжег легкие и глаза Адольфа Гитлера, ему становилось все хуже и хуже. Глаза были поражены настолько сильно, что через несколько часов Гитлер потерял зрение. Его доставили в лазарет, а оттуда – в Германию, на этот раз в Померанию, в Пасевальке.


КАК АДОЛЬФ ГИТЛЕР ВОСПРИНЯЛ РЕВОЛЮЦИЮ

Сначала дела Адольфа Гитлера были чрезвычайно плохи, он испытывал нестерпимую боль в глазах, ничего не видел и уже начал привыкать к мысли о пожизненной слепоте. Но через несколько недель зрение стало постепенно возвращаться к нему, утихла и боль в глазах. Больной начал понемногу выздоравливать. Но его подстерегали новые беды. От товарищей по несчастью, лечившихся вместе с ним в лазарете, до Адольфа Гитлера стали доходить странные истории, которым он отказывался верить. Рассказывали, что с некоторых пор матросы на кораблях отказались повиноваться своим офицерам, подобным образом обстояли дела и в сухопутных войсках. Война скоро кончится, говорили все вокруг, немцы будут разбиты, им уже не победить. На такие речи Гитлер неизменно отвечал:

– Все это сильно преувеличено. Если где-то горстка матросов или солдат ослушалась воинское начальство, их надо расстрелять. Иначе и быть не может.

Но вот наступил день 10 ноября 1918 года, когда Адольфа Гитлера в числе раненых, которые могли ходить, пригласили в актовый зал лазарета. Пришедших встретил старый седовласый пастор, у него было печальное лицо. Он начал говорить:

– Дорогие солдаты, я должен сообщить вам нечто ужасное. Стало окончательно известно, что наш кайзер не может более находиться у власти, завтра он покинет Германию. Со вчерашнего дня наша родина называется республикой, солдаты побросали оружие и больше не хотят воевать, война проиграна. Враги распускают о нас худую славу, но мы должны молитвенно просить милостивого Бога, чтобы он не оставил нас. Прощаясь с кайзером, нам стоит еще раз подумать о том, сколько хорошего сделал он и вся его династия для нашей страны. Произнеся эти последние слова, пастор был более не в состоянии продолжать речь, на глазах у него навернулись слезы. Адольф Гитлер тоже не мог больше сдерживаться, он выбежал из зала, и оказавшись в палате, бросился на кровать и зарылся головой в подушку. Он был мужественным солдатом и не разрешал себе плакать даже тогда, когда погибали его лучшие друзья или когда сильно болели фронтовые раны. В последний раз перед этим он плакал, когда был совсем юным, в день смерти своей матери. Но теперь он не мог сдержать слез – ему было горько, что с родиной случилась такая беда.