Загрузка...



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ


ПЕРВЫЙ ШАГ К СОЗДАНИЮ ПАРТИИ


АДОЛЬФ ГИТЛЕР РЕШАЕТ СТАТЬ ВОЖДЕМ НАЦИИ

После рокового для Германии дня 9 ноября года Адольф Гитлер не знал покоя ни днем, ни ночью, из-за терзавших его мыслей. Он совершенно забыл о собственных боли и лишениях; скорбная судьба униженной родины – вот что целиком занимало его. В отличие от него, многие тогда думали, что в Германии все скоро пойдет на лад. Кайзера больше нет, оружейные заводы остановились, а прежние враги стали относиться к немцам дружелюбно. Они не уставали повторять, что были злы на немцев из-за их кайзера, а против немецкого народа ничего не имели. Гитлер не верил этим лицемерным речам, он не сомневался в том, что теперь дела пойдут еще хуже. Значит, следовало собрать все свое мужество и решимость для сопротивления социал-демократам, которые обманули народ, и которые были виноваты в военном поражении Германии. "Несчастные преступники", называл он их. По ночам в лазарете, когда не удавалось заснуть, он размышлял о том, что должен сделать. Зрение постепенно возвращалось к нему; но он не знал, будет ли видеть так же хорошо, как прежде, когда занимался рисованием и стремился стать архитектором. И все-таки совсем не это огорчало его, он думал: "Как можно теперь чертить планы и строить дома, если отчизна в такой нужде и погружается в разруху и уныние? Сейчас надо заниматься другим. Я хочу – насколько это в моих силах – помочь возрождению Германии". Он знал, что предстоит нелегкий труд; ведь он не был ни принцем, ни генералом, ни министром, ни партийным руководителем – в то время его знали лишь очень немногие люди. Его образование было незакончено, большую часть того, что знал, он освоил не в учебном заведении, а пережил и понял самостоятельно. Гитлер был тогда всего лишь солдатом побежденной страны, но на его груди был Железный крест I степени, а сердце было исполнено отваги, и свою Германию он любил так, как никто на земле. "Я стану народным вождем – сказал он самому себе. – А как достичь этого – там будет видно!"