Загрузка...



ПЕРВОЕ СТОЛКНОВЕНИЕ С КОММУНИСТАМИ

Поначалу к спартаковцам прислушивалось немногие, но постепенно число сторонников крайне левых росло; в основном это были безработные и те, кто больше не верил обещаниям социал-демократов. Теперь спартаковцы называли свою партию Коммунистической партией Германии, или по первым буквам – КПГ (КРD), порой кратко именовали себя коммунистами, а в народе, по цвету знамени, их называли "красными".

В Мюнхене коммунисты, как и Адольф Гитлер с соратниками, проводили собрания, на которые, расточая заманчивые для обывателя речи, привлекали множество народу. Бросалось в глаза, что чаще всего на этих сборищах выступали евреи.

Адольф Гитлер, всякий раз, когда обращался к своим слушателям, не уставал повторять: "Все, что вам говорят коммунисты – ложь. В действительности все совершенно иначе"; и лишь потом приступал к рассказу о том, каким он видит будущее Германии, в которой работники умственного и физического труда станут работать сообща, как друзья.

В конце концов, руководители коммунистов узнали об Адольфе Гитлере и проводимых им собраниях. Они не могли стерпеть его обличений и обратились к своим самым активным партийцам с такими словами: "Идите на собрание, которое проводит Гитлер; когда он начнет говорить, принимайтесь шуметь, кричать – делайте все, чтобы помешать ему".

Коммунисты, отправившись выполнять это поручение, не учли, что и у Адольфа Гитлера не меньше преданных людей, которые приходили на каждое его выступление. По большей части это были молодые люди, прошедшие войну; их нельзя было сбить с толку ничем, в том числе и провокациями коммунистов.

Как только Гитлер начал говорить, коммунисты, сидевшие в зале среди других слушателей, стали шуметь, то и дело выкрикивая "Долой!" и еще что-то в этом духе. Они так стучали стульями, что никто не мог разобрать ни слова. Друзья Адольфа Гитлера велели хулиганам уняться, но те не послушались, и тогда охранники взяли самых буйных за шиворот и спустили с лестницы, так что у многих из них появились шишки и синяки под глазами. В зале сразу же стало тихо, и Гитлер продолжил речь. Примечательно, что некоторые коммунисты заинтересовались его идеями и остались в зале; после внимательного слушания, многое из того, что говорил прежде не знакомый оратор, показалось им вовсе не таким уж и неправильным. Возвращаясь с собрания, эти люди задумывались: "Кто знает, может быть, именно господин Гитлер прав, а наши вожди действительно лгут".