Загрузка...



АДОЛЬФ ГИТЛЕР И НЕМЕЦКИЕ КРЕСТЬЯНЕ

Многим из вас доводилось хотя бы раз побывать в деревне и увидеть крестьянское хозяйство. Городским детям такие поездки доставляют особое удовольствие. Ведь там, на природе можно увидеть много нового и интересного. Из животных особенно привлекательны лошади, на которых так весело кататься. Можно отправиться в поле, где зреют хлеба и поют жаворонки или помогать пастухам пасти коров на зеленеющих пастбищах; осенью в деревне так интересно копать картошку. А сколько радости могут доставить сад и огород!

Не секрет, что люди, возделывающие землю, и выглядят иначе, нежели горожане; их лица загорелы и свежи, они, как правило, крупнее и сильнее городских жителей. Румяных деревенских ребятишек тоже сразу можно отличить от городских. В этом нет ничего удивительного; для любого человека естественнее и полезнее работать на свежем воздухе, чем в фабричных цехах. Уже хотя бы поэтому значительную часть народа должны составлять крестьяне: благодаря им, в стране не переведутся сильные и здоровые люди. Но общество не может обойтись без крестьян и по другой причине.

В те времена, когда Адольф Гитлер еще не был фюрером, дело шло к тому, что в один прекрасный день в Германии могло не остаться ни одного крестьянина. Тогдашние власти не понимали, что работающие на земле люди – соль любой нации.

Стоящие в ту пору у власти недальновидные правители посчитали, что поскольку в соседних странах получают большое количество зерна, а также овощей и фруктов, мяса, молока и яиц, причем намного более дешевых, чем те, что производят немецкие крестьяне, намного практичнее покупать эти товары в той же России. А Германия вместо развития крестьянских хозяйств займется строительством предприятий, на которых будут работать бывшие крестьяне. Россия будет покупать немецкие промышленные товары, и на этом мы разбогатеем. Поэтому ни к чему нам так много крестьян.

Некоторое время все так и было. Немцы покупали сельскохозяйственную продукцию в России, и она обходилась стране очень дешево. Но в результате сложилась такая ситуация: немецкие крестьяне, предлагая что-то на продажу, были вынуждены отдавать свой товар по такой же низкой цене, как тот, который поступал из-за границы, и не получали никакой прибыли.

На деньги, вырученные от продажи хорошо откормленной свиньи, нельзя было купить даже кормов для нового поросенка. Подобная хозяйственная деятельность не могла продолжаться долго. Поскольку крестьянин ничего не зарабатывал, ему не из чего было отчислить налог государству, невыплаченные долги росли; однажды приходила налоговая полиция и уводила со двора скот, а там и все хозяйство шло с молотка. Крестьянин, предки которого столетиями создавали свое хозяйство, в одночасье оказывался нищим, а его добро присваивал какой-нибудь богатый еврей. Когда Адольф Гитлер стал фюрером, он сразу же заявил: – С крестьянами необходимо обходиться совершенно иначе. Мы остро нуждаемся в них. Что мы будем делать без собственного аграрного производства в случае войны? Россия перестанет продавать нам продукты питания, и если в Германии окажется недостаточное количество крестьянских хозяйств, нам придется голодать.

После этого один за другим вышли два важных закона. В одном из них, который назывался "Закон рейха о поставке продовольствия", говорилось, что отныне каждый крестьянин будет получать за свои товары строго определенную плату. Она будет достаточной для того, чтобы усердный животновод или земледелец вел свое хозяйство успешно. Крестьянам, дела которых сложились совсем худо, государство будет помогать до тех пор, пока их деятельность не наладится. Позаботится государство и о том, чтобы при уборке урожая у крестьян было достаточно помощников. Эта непродолжительная помощь позволит крестьянам отдохнуть и набраться сил.

С той поры у России Германия продолжала покупать лишь то, что не производилось в стране, а каждому из немецких крестьян были созданы условия для выгодного сбыта своей продукции. Крестьяне избавились от безысходности и принялись за труд с надеждой и радостью.

Вторым из "крестьянских" законов стал "Закон о наследственных крестьянских дворах". В нем говорилось, что некоторым крестьянским дворам будет присвоен статус наследственных. Эти хозяйства должны быть настолько крупными, чтобы у крестьянина с женой и пятью-семью детьми была возможность жить от полученной с них прибыли в полном достатке. Такой двор нельзя продать, его можно только передать по завещанию законным наследникам. Даже если владелец будет терпеть нужду, его наследственное хозяйство нельзя выставить на аукцион. Государство предусмотрело и тот случай, что если такой крестьянин окажется ленивым или недобросовестным, его двор может быть передан более рачительному хозяину. Если же владельцу такого хозяйства препятствовали получить прибыль не зависящие от него обстоятельства – падеж скота или неурожай из-за засухи, то государство обязуется помогать ему до тех пор, пока он не справится с нуждой.

Крестьянин, у которого много сыновей, не может для дележа между ними дробить свое хозяйство, – ведь тогда каждому из них достался бы очень небольшой двор, и им все равно не удалось бы прокормить свои семьи. Потому наследовать такое хозяйство теперь имеет право только один сын, племянник или другой родственник – остальные наследники должны осваивать какую-либо другую профессию.

Благодаря двум этим законам, в короткий срок возродилось, окрепло и получило высокий статус немецкое крестьянство.