Загрузка...



БИТВА ЗА ВАРШАВУ

Уже 8 сентября первые солдаты вермахта начали укрепляться на окраинах Варшавы, но большая часть столицы еще была занята поляками. Среди осажденных были те, кто предлагал сдать Варшаву немцам без боя: город вряд ли смог бы долго сопротивляться хорошо вооруженному многочисленному войску.

Но поляки так уверенно хвалившиеся разгромить немецкую армию, не захотели сразу сдать свою столицу неприятелю. Кроме того, они все еще надеялись на помощь англичан.

Однако англичане не спешили исполнять свои обещания, а польская пропаганда кормила своих солдат слухами, что якобы французы и англичане уже завоевали Германию и скоро придут освобождать Варшаву.

В результате тысячам оказавшимся в Варшаве мирным жителям пришлось пройти через кромешный ад. С 10 сентября польская артиллерия вела огонь по собственному городу, чтобы изгнать оттуда вторгшихся немцев. На улицах сооружались земляные укрепления; в этих работах принимали участие женщины и дети. Многие дома горели, подожженные снарядами. Катастрофически не хватало еды.

Спасением для жителей Варшавы было бы покинуть город, но это было уже нереально. С 14 сентября польская столица находилась в плотном кольце немецких войск.

Кое-где в городе еще возникали бои между немецкими и польскими солдатами. Тогда охваченные ужасом дети и женщины прятались в подвалах или спускались в метро, если какая-нибудь станция оказывалась поблизости.

Если бы Адольф Гитлер захотел, Варшава оказалась бы в его руках мгновенно. Для этого стоило лишь отдать приказ немецкой тяжелой артиллерии, разместившейся вокруг Варшавы, обстрелять город. Но фюреру великого народа не пристало идти на убийство женщин и детей, даже принадлежащих к вражескому народу. Он предложил польскому командованию перевести мирное население в уже занятую немцами необстреливаемую часть города. Но поляки отвергли это предложение.

18 сентября по варшавскому радио было объявлено о том, что поляки желают вступить с немцами в переговоры; однако и после этого никакой парламентер – так называют человека, который ведет такие переговоры, – к немцам не вышел. Среди польского руководства был разлад. Одни хотели вступить в переговоры, другие все еще надеялись на помощь англичан.

Фюрер ждал еще около недели, а затем, не видя шагов навстречу, объявил, что отдал приказ обстрелять Варшаву. Это подействовало: через несколько часов к немцам пришли парламентеры и предложили безоговорочную капитуляцию.

Столица Польши подверглась сильному разрушению, чтобы ее отстроить, потребуются годы. Польские руководители должны винить в этом сами себя: надо было сразу соглашаться на требования немцев.