Загрузка...



  • Метод Уленгута
  • Светящаяся кровь
  • Глупое слово имеет плохие последствия
  • Предательские волосы
  • Как много можно узнать по волосам
  • Девушка в песчаном карьере
  • Атом - детектив
  • ЧЕМ МОГУТ РАССКАЗАТЬ КРОВЬ И ВОЛОСЫ

    Метод Уленгута

      С тех пор как молодая еще тогда судебная медицина добилась поразительных результатов при идентификации трупа Коуффе, прошло более ста лет. За это время судебная медицина значительно продвинулась вперед. Например, если тогда идентификация по зубам и зубным протезам делала еще только первые шаги, то сейчас имеется уже немало классических случаев, когда жертву убийства устанавливали на основании именно таких исследований. По зубам можно определить не только возраст человека, но и характерные черты его лица, иногда зубы могут рассказать о социальном положении и профессии личности. В качестве примера типичных профессиональных повреждений зубов словарь судебной медицины и криминалистики приводит повреждения у сапожника, который при ручной работе протягивает через передние зубы дратву. Выводы о социальном положении исследуемого можно сделать с учетом состояния его зубов и применявшихся способов их лечения. Например, только тот, кто располагает необходимыми финансовыми средствами, может позволить себе дорогие золотые пломбы, мосты и протезы из дорогостоящих материалов.

      Судебная медицина сейчас использует и многие другие данные для идентификации трупа. Но идентификация трупа - только часть сферы использования судебной медицины. Есть и другие виды судебно-медицинских исследований, которые помогают раскрывать убийства и иные преступления против личности.

      Очень важно, к примеру, исследование пятен крови, или, точнее, пятен, которые предположительно образованы кровью. То, что в лабораторных условиях устанавливается за несколько минут (а именно - действительно ли пятна образованы кровью или они имеют другое происхождение), для полицейского или следователя на месте происшествия установить далеко не просто. Ведь пятна от кофе, шоколада, краски, ржавчины, табака и многих других веществ часто очень похожи на высохшую кровь.

      Известно, что кровь состоит из красных и белых кровяных телец. Красные кровяные тельца транспортируют кислород от легких по артериям всего тела, после чего отдавшая кислород кровь по венам возвращается к сердцу и снова идет к легким, где опять обогащается кислородом. Поэтому кровь артерий - светло-красная, кровь вен - темно-красная, а кровь легких - пенистая светло-красная. В то же время пятна крови далеко не всегда красные. Они могут быть коричневатыми, зеленоватыми, желтоватыми или вообще бесцветными. На камнях, коре и многих других поверхностях кровь, несмотря на ее красный цвет, можно не заметить. Она может сильно изменяться в зависимости от материала, на котором находится, атмосферных условий, а также в зависимости от времени нахождения на конкретной поверхности. Хотя кровь далеко не везде хорошо видна, ее можно выявить и там, где никаких ее видимых следов нет. Даже если убийца тщательнейшим образом вымыл свои окровавленные руки, через три-четыре дня на них все равно можно будет установить наличие следов крови.

      Поискам, фиксации и анализу следов крови при раскрытии преступлений придается огромное значение, причем не только при раскрытии убийств. Часто важно установить, принадлежит ли кровь человеку или животному, каковы группы крови и другие ее особенности, как давно образовалось кровяное пятно, при каких обстоятельствах, сколько было крови и т.д. Для установления механизма происшествия очень важны форма пятен крови, их расположение и количество. Например, большое количество крови на месте происшествия еще не обязательно говорит об убийстве, при котором, наоборот, крови часто бывает мало. Большое количество крови на месте происшествия свидетельствует, исходя из опыта, скорее о самоубийстве или несчастном случае.

      Установить, принадлежит ли кровь человеку или животному, можно только путем лабораторных исследований. Сто лет тому назад это сделать еще не удавалось. Заслуга в разработке путей такого исследования принадлежит немецкому медику Уленгуту, предложившему в начале нашего века так называемый метод преципитацион-ной реакции, то есть реакции, сопровождающейся выпадением осадка. Располагая набором сывороток, реципитирующих белки человека и различных животных, можно установить видовую принадлежность крови в исследуемом пятне путем контактов этих сывороток с вытяжками из данного пятна. Использование этого метода помогло тогда уличить виновника сенсационного двойного убийства.

      "Зверское убийство детей на острове Рюген! Двое мальчиков в возрасте восьми и шести лет найдены расчлененными в лесу! Полиция лихорадочно разыскивает убийц!" Это страшное сообщение опубликовали в первых числах июля 1901 года все немецкие газеты. Вечером 1 июля двое детей не пришли домой. Их отец с двумя соседями и жандармом стал искать их в ближайшем лесу. Только на следующий день в чаще обнаружили два изуродованных трупа. Рядом в кустах лежал большой окровавленный булыжник, которым убийца проломил головы своим жертвам.

      Следственный судья из Грайфсвальда, прочитав полицейский протокол осмотра места происшествия, твердо заявил:

      - Умышленное убийство на почве полового извращения. Никаких сомнений, все улики свидетельствуют об этом. Надо надеяться, что убийца скоро будет схвачен.

      Повсюду в окрестностях полиция опрашивала, не видел ли кто-нибудь обоих детей в сопровождении незнакомца. Уже в полдень торговка овощами сделала важное сообщение:

      - Да, я хорошо знаю обоих мальчиков. Я видела, как с ними разговаривал Тесснов.

      Полицейский чиновник насторожился:

      - Вы говорите - Тесснов?

      - Да. Людвиг. Он из Баабе, на Рюгене.

      - Когда он разговаривал с Детьми?

      - Вчера, 1 июля, уже под вечер, - пояснила женщина, ясно понимающая важность своего сообщения.

      - Скажите, что вы знаете про этого Тесснова?

      - Ну, как вам сказать. Это довольно странный парень, настоящий чудак. Я его уже давно не видела, он работал в разных местах по всей Германии столяром и только недавно вернулся к нам на Рюген.

      Больше ничего нельзя было вытянуть из торговки овощами. Вечером этого же дня, 2 июля, один рабочий сообщил:

      - Я вчера вечером видел Тесснова по дороге домой, и мне бросилось в глаза, что его одежда вся в коричневых пятнах.

      Подозрение укреплялось. Вскоре Тесснов был арестован, в своей рабочей одежде. В его шкафу полиция нашла еще хороший костюм, шляпу, бумажный воротничок и галстук - все новое. Эти вещи вместе с арестованным полицейские доставили к следственному судье.

      - Значит, вы продолжаете утверждать, что не имеете никакого отношения к убийству? - спросил следственный судья столяра, который на протяжении всего допроса возмущенно отвергал подозрения. Он разыгрывал из себя оскорбленного, с упреком выкрикивая:

      - Это невероятно, что вы здесь на меня пытаетесь навесить, господин следственный судья! Я даже муху не могу обидеть, не говоря уж об убийстве, да еще невинных маленьких детей!

      - Почему вы тщательно выстирали отдельные части вашей одежды?

      - Потому что там были пятна.

      - Что за пятна?

      Арестованный недоуменно пожал плечами, а затем произнес уклончиво:

      - Откуда мне знать?.. Всякие.

      - Примерно такие же пятна, как и на рубашке, на полях шляпы, на жакете, на обшлагах брюк и жилете?

      Каждый предмет одежды, предъявляя подозреваемому, следственный судья держал у него перед глазами. Показалось, что раза два, глядя на свои вещи, Тесснов слегка вздрогнул, но овладел собой и упорно продолжал утверждать:

      - Никакого отношения к смерти детей я не имею.

      - Я спросил о пятнах, - непреклонно настаивал следственный судья. - Итак?..

      - Если вам так необходимо это знать... Пятна на шляпе - это овечья кровь, уже очень старая.

      - А остальные?

      - Столярная морилка.

      - Что?

      - Да, это следы столярной морилки, с которой я работаю изо дня в день.

      Слова "столярная морилка" заставили следственного судью насторожиться. Он вспомнил о другом убийстве детей - 9 сентября 1898 года в одной деревне под Осна-брюкком. Да, правильно... Тогда в лесу нашли расчлененные трупы двух маленьких девочек. Подозрение пало на столяра, который также объяснял коричневые пятна на своей одежде попаданием столярной морилки. "Удивительно! - промелькнуло в голове следственного судьи. - Лучше всего, пожалуй, запросить органы юстиции в Оснабрюкке".

      Ответ ошеломил: подозреваемым тогда столяром был не кто иной, как Людвиг Тесснов из Баабе, на Рюгене. Но убийство двух девочек полиция так и не смогла раскрыть. "Интересно! - размышлял следственный судья. - Кажется, задержав Тесснова, мы схватили и убийцу тех двух девочек... Но это надо еще доказать, неопровержимо и бесспорно!"

      Еще одно сообщение жандармерии с Рюгена дало следственному судье пищу для размышлений. Один пастух явился в полицию и заявил:

      - Значит, это было в ночь с 11 на 12 июня. Я оставил своих овец на поле, а сам пошел в ближайший кабачок. Когда я вернулся, меня ждал сюрприз. Шесть или семь овец были варварски заколоты и разрезаны на куски, которые этот парень разбросал по всему полю.

      - Какой парень? - спросил полицейский. - Вы его знаете?

      Пастух покачал головой:

      - Прежде я его никогда не видел. Если б я пришел немножко раньше, то прихватил бы его. Но, к сожалению, я увидел только, как он убегал.

      - Вы бы его узнали?

      - Конечно! Может, вы его уже схватили?

      Прочитав протокол об этом случае, следственный судья сразу же вызвал пастуха к себе в Грайфсвальд и провел опознание Тесснова.

      - Это он, господин следственный судья, тот парень, который зарезал моих овец! - взволнованно закричал пастух. - Я узнал его! Несмотря на то, что тогда было темно, я видел его со стороны. Его профиль, и его походка, и как он двигает руками... Это он, господин следственный судья, это он!

      - Ну, Тесснов, что вы теперь скажете?

      Голос следственного судьи звучал резко и пронизывающе, но столяр не поддался давлению и вновь начал заверять со страдающим и оскорбленным выражением лица, что он ни в чем не виноват.

      - Как правда то, что я стою перед вами, господин следственный судья, так правда то, что я никогда не тронул ни одной невинной скотины.

      - А пятна крови на вашей одежде?

      - Это столярная морилка, вовсе не кровь!

      Тесснов упорно продолжал лгать. 23 июля после очередного изнуряющего, но, как и прежде, безрезультатного допроса следственный судья докладывал прокурору:

      - Я уверен, что он убийца. Но изобличить его исключительно трудно, если не невозможно.

      - До сего времени это было именно так, дорогой коллега, - заметил прокурор, - но сейчас, применив метод Уленгута, можно точно доказать происхождение пятен.

      - Метод Уленгута? Признаюсь, я о нем еще не слышал.

      - Он известен всего несколько месяцев. В феврале Уленгут опубликовал свое вызвавшее сенсацию открытие, с которым я и ознакомился.

      - Вы должны обязательно рассказать мне об этом, - попросил следственный судья.

      - Все это довольно сложно, а я, как вам известно, не являюсь ни медиком, ни химиком. Но я понял, что теперь можно установить, образовано ли исследуемое пятно кровью, более того, принадлежит эта кровь человеку или животному, и какому именно. Например, рогатому скоту, лошади, свинье, овце или собаке.

      - Если этот метод научно обоснован и неуязвим, то в судебной медицине была бы революция! - взволновался следственный судья.

      - Верно, коллега, и мы не будем больше беспомощными перед убийцей, который невозмутимо утверждает, что кровь на его одежде от убитого животного.

      - Мне нужна помощь этого Уленгута. Только так я смогу вывести Тесснова на чистую воду.

      - Это очень просто сделать, так как он работает ассистентом на медицинском факультете Грайфсвальдского университета, в двух шагах отсюда.

      Все это было очень кстати, так как общественность уже выражала недовольство по поводу того, что убийца детей все еще не найден.

      Когда Пауль Уленгут получил пакеты с одеждой Тесснова и окровавленным булыжником, он понял, какое значение будут иметь результаты его исследования для дальнейшего авторитета судебной медицины всего мира.

      - Вы можете быть совершенно спокойны, - заверил он следственного судью, - исследования будут проведены со всей тщательностью.

      - Да, но с момента убийства обоих мальчиков прошло более четырех недель. Кровь уже не свежая, если это вообще кровь.

      - С этого основного вопроса - кровь или не кровь - я и начинаю. А свежая ли она или за прошедшие недели, месяцы успела высохнуть - это мне не мешает. Я достаточно долго экспериментировал и с высохшей кровью. Мне нужно только соскрести маленькие частицы с каждого исследуемого пятна, а где это не получится, я вырежу пятно вместе с материей.

      - А затем?

      - Затем я растворяю все в физиологическом растворе поваренной соли и продолжаю работу по своему методу как со свежей кровью.

      Вместе со своим помощником Пауль Уленгут провел исследование около сотни пятен и пятнышек. Через несколько дней он составил экспертное заключение, которое сыграло решающую роль в деле по обвинению Тесс-нова. В зале суда царила мертвая тишина, когда он объяснял основные принципы своего нового научного метода, ставшего вскоре широко известным. Свое заключение он закончил так:

      - Высочайший суд, уважаемые присяжные, господин прокурор! Я завершаю изложение моих выводов и хотел бы еще раз подчеркнуть общий итог: рабочая одежда обвиняемого не содержит никаких пятен крови! Что же касается его "хороших" вещей, которые найдены в его платяном шкафу и которые он носил во время вменяемого ему убийства, то на них я обнаружил большое количество человеческой крови, а именно: в шести местах на жакете, в семи местах на брюках, в четырех местах на жилете, в одном месте на рубашке и в четырех местах на шляпе. Не менее значителен тот факт, что на жакете и в трех местах на брюках обнаружена кровь овцы.

      На основании совокупности всех доказательств и прежде всего заключения Уленгута Тесснов за совершенные им убийства детей был приговорен к смерти и в 1904 году казнен.

      В связи с этим процессом, вызвавшим в судебной медицине широкий резонанс, метод Уленгута, названный реакцией преципитации, был признан одним из крупнейших достижений судебной медицины на рубеже двух веков.

    Светящаяся кровь

      Как только становится ясно, что речь идет о крови человека, важно определить группу найденной крови. Ведь это может быть кровь как убитого или раненого, так и преступника или даже третьего лица, которое каким-то образом оказалось на месте преступления. Чем свежее кровь, тем легче определить ее группу.

      Известно, что кровь человека делится на четыре группы, которые обозначаются буквами О, А, В и АВ. Это деление явилось результатом длительного ряда опытов австрийца Карла Ландштайнера. В то же самое время, когда Уленгут начал своим методом устанавливать принадлежность крови человеку или животному, Ландштайнер готовился уже сделать следующий шаг - доказать то, что след крови принадлежит не вообще человеку, а конкретному человеку. В ноябре 1901 года он опубликовал в "Венском клиническом еженедельнике" реферат, начинавшийся фразой: "Недавно я наблюдал и сообщил, что часто кровяная сыворотка одного человека в состоянии изменять красные кровяные тельца других людей". Следовательно, доказывал он, между кровью людей должны быть различия, которые вызывают несовместимость одной крови с другой. Возникающая в связи с этим свертываемость (агглютинация) может быть вызвана и высушенной сывороткой, которую перед употреблением растворили. При ее помощи удавалось воздействовать даже на высохшие кровяные пятна на полотне, хранившиеся четырнадцать дней.

      Для проведения своих исследований крови Ландштайнер создал целый штаб из сотрудников Венского патолого-анатомического института и в результате пришел к известному делению крови на четыре группы. Из европейцев, установил он, 42 % имеют кровь группы О. На втором месте стоит кровь группы А (40 %), а затем группы В (12 %) и, наконец, группы АВ (б %). У других народов и рас процентное соотношение иное.

      За прошедшее с тех пор время открыли многочисленные подгруппы этих четырех главных групп крови, в связи с чем значение исследования крови как средства идентификации значительно повысилось. Так, опытный специалист различает сегодня более трехсот подгрупп. Правда" применяемые для таких исследований научные методы еще довольно сложны, но чем больше имеется крови, тем точнее бывают результаты.

      Группу крови можно определить и по другим жидким выделениям человеческого организма. Для этого могут быть использованы моча, слюна, пот, сперма.

      Поиск крови может подчас быть длительным и тяжелим. Это связано не только с тем, что следы крови порой нельзя увидеть простым глазом, но чаще всего с тем, что убийца или его сообщники обычно пытаются устранить подобные предательские улики. Иногда пятна уничтожает кто-либо по неосторожности или они исчезают под воздействием атмосферных явлений. Но даже при таких обстоятельствах благодаря наличию очень чувствительных методов часто можно отыскать микроскопические следы крови на, казалось бы, тщательно убранном месте происшествия (например, в щелях пола) или на тщательно вымытом орудии преступления. Следы крови ищут в самых укромных местах: под столами, шкафами, в выдвигающихся ящиках мебели, на краях ковров, кроватей, стульев, кресел, на ручках дверей, водопроводных кранов и т.д. Не оставляют без внимания кучи угля, земли и мусора. Так как орудия убийства часто очищаются от крови, то, к примеру, щели на ручке молотка или топора, карманного ножа и других предметов, которыми могли быть нанесены удары, изучаются особенно тщательно. Осматриваются печи, мусорные ящики и другие места, куда могли выбросить предметы одежды или остатки материала со следами крови. В процессе поисков обращается внимание на все предметы, которыми убийца или его помощник могли пользоваться для удаления следов крови, например, полотенца, носовые платки, тряпки, вода для мытья рук, умывальник и многое другое. Все, чего преступник мог касаться, совершая преступление или убегая с места происшествия, подлежит тщательному осмотру.

      Благодаря применению химических реактивов могут быть выявлены следы крови, которые убийца смывал теплой водой или удалял другими специальными средствами. Такие следы крови могут быть и под обувным кремом свежевычищенной обуви. Подозрение вызывают только что натертые полы, заново покрашенные стены или замытые места на обоях.

      При поисках следов крови пользуются бинокулярной лупой и направленным искусственным светом, лучше всего карманным фонариком. Часто при проверке предметов одежды пользуются аналитической кварцевой лампой или иным источником ультрафиолетового излучения. Выявленные при этом пятна, которые могут казаться черными, должны быть затем проверены рядом дополнительных средств.

      В качестве предварительных проб применяется реакция с перекисью водорода и люминесценция. Подлежащую изучению поверхность опрыскивают трехпроцентным раствором перекиси водорода - при наличии крови возникает интенсивное вспенивание. Однако это лишь предварительная проба, так как вспенивание возникает и при контактах с мокротой, слюной, ржавчиной, кремом для обуви и рядом других веществ. Кроме того, перекись водорода настолько разрушает субстанцию крови, что установить затем ее группу уже невозможно.

      Более точен, но также не абсолютно специфичен метод люминесценции. Если специальным химическим реактивом, содержащим люминол, обрызгать в темноте подозрительные места, возникает кратковременная голубая люминесценция - свечение. При этом свежая кровь дает слабое свечение, высохшая более сильное. Метод люминесценции не разрушает субстанцию крови и позволяет проводить ее дальнейшие исследования. Благодаря такой предварительной пробе устанавливается, что обнаруженная субстанция может быть кровью, затем уже это окончательно доказывается микроскопическими, спектроскопическими и химическими исследованиями.

      О таком обнаружении мельчайших следов крови шла речь при расследовании одного давнего волнующего криминального случая.

      Фридрих Линдорфер давно уже получил в наследство от родителей небольшое землевладение в маленькой деревне Райхельсхоф на юге Германии. Мелкий фермер и бондарь, он проживал там со своей семьей и 52-летней сестрой в довольно стесненных условиях и очень скромном достатке. Он считался честным, усердным и бережливым человеком. Его сестра Лина, от рождения страдавшая болезнью тазобедренного сустава, зарабатывала себе на жизнь ремеслом портнихи. Ее жилище представляло собой две комнаты на верхнем этаже и чердаке.

      Вечером 11 мая 1962 года в доме Линдорфера появилась соседка. Ее привело любопытство.

      - Ах, это вы, господин Линдорфер! - воскликнула она, увидев бондаря. - Я к вашей сестре.

      - Поднимитесь наверх в ее комнату, - пробурчал он в ответ.

      - Там ее, к сожалению, нет. Вы не знаете, где она?

      - Скоро придет.

      - Да-да, конечно, - кивнула соседка, не двигаясь с места. Она желала бы узнать еще больше, поэтому и пришла. - А что произошло с замком? - спросила она напрямик.

      - С каким замком?

      - На двери Лины. Он выглядит так, будто кто-то ломал дверь.

      - Этого не может быть! - изумился Линдорфер. - Я должен сам взглянуть.

      Бондарь стал подниматься по лестнице.

      - Впрочем, откуда вам это известно? - спросил он женщину, следующую за ним по пятам.

      - Анна Экель заходила сюда раньше. Она хотела помочь вашей сестре по хозяйству. Она это заметила и рассказала мне.

      - Так-так, Анна Экель... - недовольно пробормотал Фридрих, рассматривая замок. - Ну, значит, она его и сломала. До этого все было в порядке.

      - Анна? Вы же сами этому не верите. Она сказала, дверь была открыта.

      Фридрих надавил на дверь, она приоткрылась, и соседка бросила любопытный взгляд в комнату.

      - А еще она говорила об оставшейся на столе еде и о начатом шитье, лежащем тут же. Ведь Лина всегда такая аккуратная и следит за порядком.

      - Какое мне до всего этого дело? - вспылил Линдорфер, поворачиваясь и вынуждая соседку спуститься впереди него по лестнице.

      - Удивительно, что она не прикрепила на дверь никакой записки. Она обычно пишет, когда вернется. Причем я не видела ее уходящей. Я всегда все вижу из своего дома.

      - Но она ушла, - утверждал бондарь. - Да, сегодня днем, примерно в два часа, она села в машину к незнакомому человеку.

      Соседка сделала удивленные глаза.

      - К незнакомому мужчине? - изумилась она.

      - Да. Я как раз шел из мастерской.

      - И вы не спросили вашу сестру, куда она едет?

      - Нет, да меня это и не интересовало. Больше я ничего не знаю.

      Несмотря на его неприветливость, соседка не удовлетворилась этим сообщением. Напротив, ее любопытство возросло.

      - Может быть, вы снова с ней поссорились? - допытывалась она.

      - Я никогда с ней не ссорюсь. Она всегда сама начинает. Здесь каждый знает, что она злобная старая дева.

      - Я знаю только, что вы бы охотно от нее избавились.

      - Да, и лучше сегодня, чем завтра! Хоть бы она вышла замуж!

      Без всякого сочувствия женщина покачала головой:

      - С ее-то пороком? Кто ее возьмет?

      - Почем мне знать? Она тратит достаточно денег на все эти письма по брачным объявлениям в журналах, - угрюмо произнес Линдорфер и заключил злобным замечанием: - Может быть, она поймала на удочку этого мужчину с машиной и сейчас как раз проверяет его достоинства.

    Глупое слово имеет плохие последствия

      Об исчезновении Лины Линдорфер полиция узнала через несколько дней, когда Анна Экель подала жалобу на бондаря в связи с нанесенной ей обидой. Соседка передала ей слова Линдорфера, сказанные в ее адрес, и Анна Экель не захотела оставаться под подозрением в том, что она сломала замок на двери комнаты Лины.

      Подобные жалобы относятся к разряду обычных ссор между соседями, которыми полиция сыта по горло. Исчезновение Лины Линдорфер местные власти также не сочли серьезным, хотя и дали объявление об этом. Когда же наконец выяснилось, что Лина Линдорфер, отправляясь в путешествие, не взяла с собой денег, это дело было поручено старшему инспектору Гебергеру из криминальной полиции.

      - Да, если здесь присутствует преступление, то оно могло быть совершено во время путешествия на автомобиле, - предположил он в разговоре со своими двумя коллегами, которые должны были помогать ему в расследовании. - Я немедленно поставлю в известность федеральное криминальное управление и направлю туда рентгеновские снимки тазобедренного сустава пропавшей. Все газеты в ближайшей округе должны дать сообщение о розыске. Может быть, мы нападем на след, когда установим мужчин, которым Лина Линдорфер писала в связи с их брачными объявлениями. Нужно также исследовать окрестные водоемы с помощью водолазов, так как не исключено, что неизвестный, с которым она уехала, убил ее, а затем утопил.

      Но все поиски были безуспешными. Зато все отчетливей вырисовывались враждебные отношения между Фридрихом Линдорфером и его сестрой Линой. Любой ценой он хотел выжить ее из дома, но опасался, что ему придется платить сестре отступное, если она не освободит помещение добровольно. Как старший сын и наследник отцовского дома он обязался пожизненно предоставить две комнаты своей больной сестре. А его доходы как бондаря и мелкого фермера были небольшими. И вот, чтобы побудить Лину уехать, он пытался постоянными придирками отравить ей пребывание в общем доме.

      Записи Лины, которые инспектор-криминалист нашел у нее в кухне, добавили информации. В частности, она писала: "1960, 5 февраля. Он мне сказал, что выбьет все зубы..." "53.61. Хочет выбросить мои вещи..."

      Открытая вражда между братом и сестрой зародила в инспекторе подозрение, которое ему самому вначале показалось абсурдным.

      "Имеет ли вообще смысл продолжать поиски по всей территории страны? - размышлял он.  - Может быть, лучше поискать в доме Линдорфера? Что если Лина вообще не уезжала? Никто, кроме Линдорфера, не видел ее отъезда, а то, что он рассказывал об этом своей жене, детям и соседям, крайне противоречиво".

      - Нет, я не могу описать ни незнакомца, ни машину, в которой Лина уехала, - сказал бондарь в разговоре с одним человеком.

      - Она стояла у пивоварни... серая машина, это точно, - заверял он в другом разговоре.

      - Я же говорю, это была зеленая машина, она стояла на улице, ведущей в Адельхофен...

      - Машина еще у меня перед глазами... она была желтая и стояла в конце дороги на Каппелвег.

      - Что было надето на Лине? Ее светлое пальто... и платок на голове.

      - Нет, никакого пальто, только серое платье...

      Подобные противоречия усилили подозрение инспектора в том, что Лина вообще не покидала дом. Но напрасно он искал в комнатах пропавшей следы крови и борьбы.

      Был уже конец августа, когда он обратился за помощью в Институт судебной медицины и криминалистики в Эрлангене. Он вспомнил доклад работавшего там ассистентом доктора Лаутенбаха о новейших методах поиска следов крови.

      Уже на следующий день доктор Лаутенбах встретился с инспектором Гебергером.

      - У меня нет никаких доказательств, - объяснил ему Гебергер, - но, несмотря па это, меня не покидает мысль, что Линдорфер мог сам убить свою сестру.

      - По какой причине?

      - Он уже давно добивался, чтобы она добровольно ушла из дома. Для этого пускал в ход любые средства. Он хотел заполучить весь дом в свое пользование, но боялся, что ему придется платить сестре компенсацию.

      - И вы предполагаете, что убийство показалось ему самым дешевым выходом из сложившейся ситуации?

      - Да. Я не могу забыть нервозность Линдорфера во время осмотра дома. Мне показалось, в нем говорит страх, страх перед тем, что мы в его доме обнаружим следы страшного преступления. Но мы ничего не нашли. Ни малейшего следа!

      - Если там действительно было совершено кровавое преступление, инспектор, то следы крови мы найдем, - заверил молодой сотрудник.

      - Но ведь убийство произошло три с половиной месяца назад!

      - Несмотря на это! Дайте нам возможность сегодня ночью осмотреть дом.

      - Сегодня ночью?

      - Да. Для поиска следов на больших поверхностях я хотел бы применить метод люминесценции.

      - Метод люминесценции? - повторил инспектор, не понимая. До сего времени он никогда не слышал это научное название.

      - Да, - подтвердил Лаутенбах. - Мы распыляем специальным прибором раствор люминола на поверхностях, где чаще всего остаются следы окровавленных рук и другие следы крови. Это двери, дверные рамы и проемы, перила, водопроводные краны, далее поверхности, через которые могли тащить убитого, - лестничные ступени, части пола, пороги дверей и так далее.

      - И что произойдет, если вы эти места оросите таким раствором?

      - Ничего - в том случае, если там нет следов крови. Если же имеются хотя бы мельчайшие следы, то на их месте в темноте возникают на некоторое время голубоватые светящиеся пятна. Правда, такую реакцию могут дать и другие вещества, но как предварительная проба орошение раствором люминола очень эффективно.

      Линдорфер испугался, когда криминальная полиция в сопровождении прокурора вечером 29 августа прибыла к нему в дом и предъявила ордер на обыск Но поразительно быстро взял себя в руки.

      В темноте Лаутенбах и его помощник с небольшим распылителем для люминола и прокурором принялись за трудоемкую работу. Долгое время не было никаких результатов. Первые голубоватые пятна обнаружились на облицовке колодца перед мастерской бондаря, затем на сливе в кухне и на ручке кухонной двери, ведущей в коридор дома.

      - Комнаты пропавшей сестры этажом выше, - сказал Гебергер доктору Лаутенбаху. - Попробуйте, может быть, там что-нибудь есть.

      Несмотря на все усилия, на лестнице светящиеся пятна не появились.

      - Ничего удивительного, лестница выглядит заново покрашенной, - уверенно заявил Лаутенбах.

      Жена Линдорфера подтвердила это предположение, добавив, что в конце мая по настоянию мужа сама покрасила лестницу и прилегающую к ней стену.

      Дальнейшие поиски на верхнем этаже в помещениях, где жила пропавшая, не давали результатов, пока не оросили люминолом деревянную дверь на чердак.

      - Видите, господа, светящаяся узкая полоска на двери! - взволнованно воскликнул Лаутенбах. - А на внутренней планке еще полоски!

      - Мне открыть дверь? - спросил Гебергер.

      - Да, пожалуйста.

      На чердаке был настоящий склад старых вещей. Вокруг валялись коробки, ящики, разный хлам.

      "Может, мы наконец приблизились к тайне?" - думал каждый из участников обыска.

      Под воздействием раствора люминола на досках пола появилась светящаяся поверхность примерно 40 сантиметров в длину и 12 сантиметров в ширину.

      - Я должен обязательно вынуть доски из пола и взять их с собой для изучения в институт, - объяснил Лаутенбах. - Крошечные частицы крови могут быть и в швах между досками. Имеющуюся там грязь мы тоже исследуем.

      - Хорошо, - сказал прокурор, - продолжайте искать дальше. Может быть, еще обнаружатся следы.

      Светящиеся пятна возникли на лежащих вокруг куске картона, колодке для туфли, топоре и брикете угля.

      - Это я тоже беру с собой, - решки Лаутенбах. - Чем больше материала, тем скорее я смогу установить, идет ли речь о крови, какого рода крови к какой группы.

      - Но если следы окажутся настолько малы, что их невозможно будет использовать? - озабоченно спросил прокурор.

      - Тогда я применю новый английский метод, реагирующей на самые малые следы. Объяснить непрофессионалу его сущность фактически невозможно. Но вам достаточно звать, что это сверхчувствительный метод, позволяющий даже по одному миллиметру ниточки, пропитанной кровью, определить ее группу.

      - Тогда я желаю вам успеха в работе! - этими словами прокурор выразил надежду всех криминалистов, которые до сих пор обламывали себе зубы на подобных загадочных случаях.

      Да, добрые пожелания были очень нужны доктору Лаутепбаху. так как его работа оказалась крайне сложной. Например, доска из пола была настолько тщательно вымыта, что для анализа можно было использовать лишь несколько крошечных волокон. Немного яснее местами были следы на брикете угля и картоне. Следы на двери для исследования вообще не годились. Тем не менее в результате кропотливой работы Лаутенбаху удалось доказать, что все подвергнутые исследованию следы были образованы кровью человека группы А (эта же группа была у Лины Линдорфер).

      При повторном тщательном обыске на чердаке дома обнаружили еще следы крови, свидетельствующие о том, что там был по меньшей мере тяжело ранен человек с группой крови А.

      Фридриха Линдорфера арестовали и в тот же день допросили. Держась внешне спокойно, он продолжал утверждать: "Лина покинула дом в сопровождении какого-то человека. Я не сомневаюсь, что она вернется".

      И на второй день Линдорфер продолжал упорно все отрицать. Тогда инспектор Валентин Фройнд, который за это время принял ведение данного дела, решился на необычный прием. Он дал указание срочно изготовить макет чердачного помещения и в тех местах, где при осмотре была обнаружена люминесценция, изобразить пятна и лужи крови. Когда макет поставили перед Линдорфером, он крайне испугался, а затем начал плакать и подробно рассказал о томившей его страшной тайне.

      - Я никогда этого не хотел... - твердил он, рыдая, никогда не хотел... Никто дома ничего об этом не знает. Ее нет в лесу, в доме тоже больше нет, на всем моем участке нет... Но это правильно...на вашей модели. Она упала там, около кучи угольных брикетов.

      Такими обрывками фраз он начал наконец говорить правду. Днем 11 мая, когда его сыновья и невестка отправились на работу, а жена с дочкой уехали на садовый участок, Фридрих Линдорфер поднялся к сестре и потребовал, чтобы она тоже взялась за работу в саду. Лина, которая в это время что-то гладила на столе, объяснила, что у нее нет на это времени. Началась ожесточенная перебранка.

      - Когда она назвала меня нищим, я прыгнул к ней и ударил по лицу. Она вытолкала меня из комнаты и заперла дверь. Вне себя от ярости я вышиб дверь. Тогда сестра взяла утюг, чтобы защищаться. Я отступил к порогу, но она схватила меня. Мы начали бороться, и я затащил ее на чердак. Вырвал у нее из рук утюг и ударил им ее по голове. Она обмякла, почти упала на колени, но все еще цеплялась за меня. Тогда я ударил вторично. Она упала на пол, головой к куче брикетов. Голова сильно кровоточила. Я понял, что произошло, бросился вниз и запер входную дверь. Затем завернул мертвую в старое пальто и стащил вниз по лестнице в сарай, где спрятал ее в соломе и опилках. Холодной водой я отмыл кровь с.рук и ботинок, а затем протер пол. Брикеты, на которых обнаружил брызги крови, сжег. Когда жена с дочерью вернулись домой, все было так хорошо вычищено, что они ничего не заметили.

      - А труп? - спросил инспектор. - Что вы с ним сделали?

      Линдорфер потупил взор и долго молчал. А когда снова начал рассказывать, все замерли от ужаса.

      - На следующий день я хотел ее сжечь, но это оказалось невозможно. Тогда я сварил ее в большом котле, где всегда грею воду для мытья бочек. Затем отделил кости и сжег их. Остальным наполнил бумажные мешки и отнес их в лес. Это стоило нервов, могу вас заверить, ведь нужно было внешне оставаться совершенно спокойным. Трудно даже поверить, на что способен человек."

      - А затем?

      - Затем пошел спать, как обычно. Позже, взяв часть пепла от костей сестры, я пошел на кладбище и закопал его в могилу нашей матери. Я чувствовал, что должен так поступить.

      - Бы никогда не думали о том, что когда-нибудь это страшное преступление станет известным?

      - Изо дня в день я пользовался любой возможностью, чтобы щеткой с мыльным, порошком мыть пол на чердаке и лестницу, чистить сарай и мастерскую. Кроме того, я заставил жену выкрасить лестницу, стену около нее и вход в дом, это вы уже знаете. Да, я чистил и тер даже там, где не видел никаких следов крови, только предполагал, что они могут быть. Я был твердо уверен, господин инспектор, что ни вы, ни кто другой ничего не обнаружите.

      Однако преступник был изобличен и предстал перед судом. Расследование этого страшного убийства давало представление о тех возможностях, которые открывались перед следствием благодаря достижениям науки о следах крови.

      Еще до признания Линдорфера Лаутенбах, оценивая расположение и характер кровавых следов, пришел к выводу, что убийству предшествовала активная борьба. Она продолжалась на чердаке и закончилась в том месте, где на полу вблизи кучи угольных брикетов было большое пятно крови. Этот вывод Лаутенбах сделал после того, как вымерил каждый отдельный след и определил механизм его образования.

      Форма, величина и насыщенность следов крови позволяют определить, где находился раненый, в каком положении, каков был характер кровотечения и на каких частях тела, вероятнее всего, были раны. Даже неимеющий специальной подготовки криминалист обязан различать следы - образованы ли они капающей кровью или фонтанирующей, в процессе движения лица или в неподвижном состоянии.

      Если капли крови падают с небольшой высоты, то края образовавшегося следа будут ровными, при увеличении же высоты падения края становятся зазубренными, неравномерными. Следы, образованные фонтанирующей кровью, имеют особенно неровные края и отличаются насыщенностью. Следы, образованные каплями крови движущегося человека, обычно имеют удлиненную форму, вытянутую и неровную с той стороны, куда двигался раненый. Если следы образовались на потолке или в каких-либо труднодоступных местах, то это, как правило, результат артериального кровотечения. Брызги крови могут быть и результатом нанесения ударов тупым орудием, когда они летят во все стороны, причем возникают брызги не после первого удара, а лишь после последующих, когда кровь уже выступила.

      Кровавые мазки образуются, когда пострадавший или преступник хватаются за какие-то предметы окровавленными руками или же когда преступник пытается удалить кровь с орудия, которым наносил удары.

      Лужи крови свидетельствуют не только о большой потере крови, но и о том, что пострадавший долгое время не шевелился. Если на месте обнаружения трупа лужа крови отсутствует, несмотря на то что по характеру ранения должно быть обильное кровотечение, очевидно, что убийство совершено где-то в другом месте.

      О потеках крови говорят в том случае, когда кровь из ран потерпевшего течет и затем высыхает. По характеру потеков криминалист может определить, истекала ли ее жертва кровью стоя или лежа и изменилось ли ее первоначальное положение после ранения.

    Предательские волосы

      Особое значение при убийствах, половых извращениях, а также при угоне скота и браконьерстве придается обнаруженным на месте происшествия волосам - они представляют собой важный материал для изобличения преступника. Если исследованием в лаборатории установлено, что обнаруженный объект является волоском, а не, скажем, волоконцем текстиля, то сразу возникает вопрос - волос ли это человека или шерстинка животного. Если последнее, то тут поле деятельности для ветеринара. Если же это волос человека, то у криминалиста сразу возникает ряд других вопросов: выпал ли волос сам или его вырвали, отрезали или выжгли; что он может сказать о возрасте или других приметах человека, которому принадлежал; совпадает ли он с волосами подозреваемого? На основе морфологических, химических, физических, бактериологических и серологических исследований на все эти вопросы с большей или меньшей уверенностью можно ответить. Так, к примеру, вырванные волосы говорят о том, что при совершении преступления происходила борьба; если волосы выпавшие и не принадлежат жертве, то преступник был уже не молодым и т.д.

      Как волосы могут вывести криминалиста на правильный след, показывает следующий сенсационный случай, давший восемь с лишним десятилетий тому назад мощный толчок развитию изучения волос.

      Париж, 14 июля 1909 года. В эту субботу население всего города отмечало национальный праздник. Гулянье продолжалось и весь воскресный день. В кафе Бардин на бульваре Вольтера среди многочисленных гостей царило веселье. Поэтому для бармена, возившегося примерно в 12.30 у буфетной стойки, резким диссонансом прозвучало то, что он внезапно услышал. Он тут же поспешил к кассе и сказан своей хозяйке:

      - Мадам Бардин, сверху, над стойкой, слышны какие-то крикн. Кажется, это возлюбленная господина Альберта.

      - Ну я что? - проворчала мадам, недовольная тем, что ей намешали проверять кассу. - Разве это повод прерывать работу? Оба, вероятно, снова ссорятся, как это уже бывало.

      Бармен не посмел возразить и вернулся к стойке.

      Этажом выше у 35-летнего холостяка Альберта Оурсела были квартира и посредническая контора для домашних работниц. Уже около года у него жила Термина Бихон, 16-летняя бретонка, якобы как домашняя работница, а в действительности как любовница. Их любовные забавы часто были довольно громкими, и не раз сладострастные крики Термины долетали до кафе. Но сейчас крики показались бармену иными, какими-то испуганными, словно это был зов о помощи. Кроме того, он знал, что господин Альберт, как здесь именовали посредника, каждый раз конец недели с утра субботы до утра понедельника проводил у своей матери за пределами Парижа. Вчера он тоже уехал. Бармен вспомнил, что видел его, когда он выходил из дома со своим черным портфелем.

      Бармен стал внимательно прислушиваться к звукам в кухне квартиры Оурсела, расположенной прямо над ним, но там все стихло.

      Так как работа требовала от него полной отдачи, он вскоре забыл о тех криках, пока неожиданно около 13.10 ему на голову не упала капля. Он как раз протирал бокалы и подумал, что это водяные брызги. Но сразу же вслед за первой на него упала вторая капля, на правую сторону лба, затем третья, на голую руку, и странно - эти капли были теплыми.

      И тут он увидел, что это вовсе не вода, а плотная красная жидкость. Он вспомнил про крики из кухни, взглянул наверх и увидел на грязном сером потолке красноватое пятно. В ужасе он кинулся к кассе.

      - Из квартиры господина Альберта идет кровавый дождь! - крикнул он своему хозяину и его жене.

      Убедившись в достоверности этого страшного сообщения, они сразу же известили домоуправляющего и полицию.

      На каменном полу кухни комиссар Царпин нашел труп молодой женщины в одном утреннем халатике и рубашке. Вокруг головы растеклась лужа крови. Несмотря на то, что разбитое лицо едва можно было узнать, не приходилось сомневаться в том, что мертвая - Термина Бихон.

      Комиссар и следственный судья Варрин как раз закончили тщательный осмотр места преступления, когда около 14 часов появился сам шеф Сюртэ.

      - Вы, месье Гамард? - удивился комиссар, увидев своего самого высокого начальника.

      Гамард ухмыльнулся в ответ на изумленное выражение лица комиссара и объяснил:

      - Вы же знаете, что почти не бывает тяжких преступлений, в расследование которых я бы не вмешивался. Итак, кто пострадавшая?

      - Девушка, Термина Бихон. В течение года она жила вместе с владельцем посреднической конторы Оурселом. Если хотите, пожалуйста, пройдите в кухню, она там лежит.

      Гамард внимательно взглянул на труп, затем осмотрел многочисленные раны на голове.

      - Да, - пробормотал он, - убита предположительно топором.

      - Борьба, по-видимому, началась еще в столовой и продолжалась затем в кухне. Я это заключаю на основании потерянных по дороге шпилек и гребешков для волос.

      - Имеется ли какая-нибудь предположительная причина?

      - Нельзя исключить трагедию на почве ревности, - ответил Варрин и показал Гамарду письмо из личной корреспонденции Оурсела. Написанное неумелой рукой, оно гласило:

      "Уважаемый господин. Это письмо от маленькой Лолотты, которая была Вашей нежной возлюбленной в течение года. Этим письмом я хочу напомнить Вам тот год, который мы провели вместе.

      Вам 34 года, мне 17. Ежедневно у нас бывало больше радости, чем печали... Эти месяцы прошли как один день. Вы были для меня как отец. Я Вас люблю безрассудно. Мне кажется, что я была Вашей дочерью..."

      Письмо не было закончено.

      - Это дает повод для размышлений, - согласился Гамард. - Не нашлось ли чего-нибудь еще, что указывало бы на другую причину? Может быть, на убийство с целью ограбления?

      - Платяной шкаф взломан, и все выброшено на пол, - ответил комиссар Царпин, - а сейф и секретер открыты насильственным путем.

      - Убийца, безусловно, искал деньги. Есть ли следы, свидетельствующие о насильственном проникновении в дом?

      - Ни малейших! Но одно все же крайне необычно - люк.

      - Какой люк?

      Комиссар провел своего шефа в соседнее помещение.

      - Там, между первой и второй комнатами ожидания. Сейчас уже никто не знает, зачем прежний съемщик его сделал.

      - И он довольно высоко. Перед люком стоял стул?

      - Да. И, как вы видите, задвижка, которую можно открыть только изнутри, отодвинута. Домоуправляющий Думонт клянется, что люк был закрыт, когда он после первого тревожного сигнала, примерно в 13.10, сильно его дергал. Он немедленно позвал полицейского Ленина с улицы.

      - Значит, в то время, пока управляющий ходил за полицейским, люк открыли. И тогда же неизвестный убийца мог улизнуть.

      - Вполне возможно!

      - Не знаете, был кто-нибудь в швейцарской, когда Думонт ходил за полицейским?

      - Да, там была привратница, его жена. Я сразу послал за ней.

      В этот момент мадам Думонт вошла в соседнюю комнату, и шеф Сюртэ сразу же воспользовался возможностью допросить ее.

      - Мадам, вы не заметили чего-либо необычного между 12 и 13 часами, когда находились в швейцарской?

      Она отрицательно покачала головой. Но вдруг вспомнила:

      - Я видела какую-то незнакомую женщину незадолго до того, как мой муж вернулся с полицейским Лепином. Она постучала в окошечко швейцарской и сказала: "Я хотела навестить няню Адель на третьем этаже, но слышала, что ее нет дома. Не будете ли вы так любезны, когда она вернется, сообщить ей, что приходила Анджела?"

      По своему многолетнему опыту Гамард знал: ничто не должно оставаться без внимания, если речь идет об изобличении преступника. Хотя он и не видел никакой связи между этой женщиной и убийством девушки, он все же поинтересовался:

      - Как выглядела эта Анджела?

      - Высокая, довольно толстая, с обычным лицом, я бы сказала, немного одутловатым.

      - Примерно каких лет? Привратница прикинула:

      - От 35 до 40, я полагаю.

      - Как она была одета?

      - Кажется, черно-белая в горох юбка, черная кофта. Да, и черный платок на голове.

      - Какого цвета у нее волосы?

      - Кажется, светло-каштановые, а может быть, она и блондинка.

      - Живет ли здесь, в доме, няня Адель?

      - Да, в семье на втором этаже.

      - А незнакомая женщина говорила о третьем этаже?

      - Да, месье.

      Вскоре вменилось, что у няни Адели вообще не было знакомых по имени Анджела.

      - Эта Анджела, похоже, хорошо знала, кто живет в доме, - сказал комиссар Царпин следственному судье. - Иначе откуда бы ей было известно, что там есть няня по имени Адель?

      - Верно. И эта Анджела вызывает подозрение, коль скоро ее мнимая подруга Адель ее не знает.

      Пока Гамард, Царпин и следственный судья Варрин опрашивали жильцов и знакомых Термины Бихои, чтобы составить себе ясную картину о ней и ее возлюбленном Альберте Оурселе, к дому в 18.30 подъехал судебный медик доктор Балтазар. Он еще не догадывался, что ему придется иметь дело со случаем, который войдет в историю криминалистики, и что проблема исследования волос вскоре приобретет огромное значение.

      Доктор хладнокровно зашел на кухню, опустился на колени рядом с мертвой и после короткого осмотра трупа заключил:

      - Смерть наступила между 12 и 13 часами дня. По следам на коже запястьев и вокруг шеи можно сделать вывод, что погибшая яростно сопротивлялась. Причина смерти, несомненно, размозжение черепной коробки.

      - Мы нашли орудие убийства в спальне, - сообщил ему полицейский комиссар. - Топор тщательно вымыт, но еще сырой.

      - Сколько ударов топором, на ваш взгляд, сделано, доктор? - спросил Гамард.

      - От тридцати до сорока, причем обеими сторонами топора.

      - Убитая, похоже, была беременна, - заметил Варрин.

      - Да, примерно пять месяцев.  - Судебный медик продолжал обследование трупа. Вдруг он насторожился:

      - Неужели?

      - В чем дело, доктор?

      - Руки мертвой! Пальцы!

      - Пальцы изогнуты, - сказал Гамард, - да, это я вижу.

      - Нет, я имею в виду пучки волос между пальцами с запекшейся кровью. Длинные, светлые, переходящие в более темные, и довольно много. Он положил несколько волосков на лист белой бумаги, подошел к окну столовой и начал внимательно их рассматривать.

      - Да. - пробурчал он и слегка кивнул.

      - Что скажете? - спросил Гамард.

      - Можете отправить труп в морг. Но нельзя не прикасаться к его рукам, - сказал доктор. - Между прочим, у вас есть уже какие-нибудь предположения об убийце?

      - К столь быстрому раскрытию преступления мы, криминалисты, еще не готовы. Может быть, вы, доктор?

      - Нет, еще нет. Но я могу сократить вам работу. Не ищите убийцу-мужчину, ищите женщину.

    Как много можно узнать по волосам

      Мысль использовать при раскрытии преступлений обнаруженные на месте происшествия волосы возникла уже очень давно. При этом довольно быстро научились различать волосы человека и шерстинки животного. У последних внутренняя, мозговая часть значительно ярче выражена. Возникла и необходимость различать волосы мужчины и женщины. Длинные с кистеобразно расщепленными концами волосы обычно принадлежат женщине. Волосы мужчины, как правило, намного короче и концы их ровные, обрезанные ножницами. У мужчин более высокое содержание серы в волосах. Но все же и по сей день нередко еще трудно отличить мужские волосы от женских. Значительно проще установить, выпал ли волос, вырван или отделен от головы каким-либо другим насильственным способом. Выпавшие волосы узнают по их высохшей и сморщенной корневой части. Если же корни, напротив, еще влажны, клубнеобразны и внизу раскрыты, это означает, что волосы были вырваны. Кроме того, вырванные волосы вначале растягиваются, как резинка, и в растянутых местах возникает волнистость. Под влиянием высокой температуры волосы меняют цвет. При 240о Цельсия волос завивается, а при 300 - 400° обугливается.

      Можно также установить, из какой части тела происходит волос. Так, волосы с головы имеют цилиндрическое новеречное сечение, а волосы на половых органах и в подмышках имеют овальный срез. Волосы ресниц и бровей короткие, плотные, специфической формы.

      Идентификация конкретного лица на основе сравнительного исследования волос всегда была особенно трудной задачей, и потому к ее решению в связи с убийством Термины Бихон судебный медик Балтазар отнесся особенно ответственно. Волосы, найденные в скрюченных пальцах потерпевшей, были женскими, причем только один из них принадлежал самой умершей, остальные, судя по всему, - убийце.

      - Мы должны самым тщательным образом проверить всех знакомых и подруг Термины Бихон. Может быть, у кого-то из них имелась веская причина для убийства.

      Комиссар Царпин согласился с шефом и добавил:

      - У меня есть адрес некоей Розеллы Русси, она прежде служила привратницей Оурсела.

      - Термина Бихон тогда уже жила у него?

      - Да, месье Тамард.

      - Хорошо, исследуйте эту версию. Может, она даст нам какое-то направление.

      Ходом расследования Тамард был пока совершенно недоволен. Хозяин посреднической конторы Оурсел, которого подробнейшим образом допрашивали, как убийца исключался. Он действительно ездил к матери, как в конце каждой недели, и имея бесспорное алиби. Также вне подозрений была и его кассирша мадам Дессигнол, которая, в принципе, могла ревновать, ибо Оурсел предпочел ей молодую возлюбленную Термину Бихон. После тщательного допроса и исследования волос она как убийца тоже была исключена.

      Вызвали интерес показания четырех молодых мам, гулявших с детьми на бульваре Вольтера. С ними заговорила неизвестная женщина, примерно сорока лет.

      - Она просила одну из четырех пойти с ней в посредническую контору Оурсела. Ей якобы нужно было получить там денежный вклад и требовалась свидетельница, - доложил Царпин шефу.

      - Свидетельницы описали эту женщину?

      - Да. Как уже говорилось, примерно 40 лет, одета неброско, с обрюзгшим лицом, цвет волос переходит от светлого к светло-каштановому. Она представилась как мадам Бош.

      Тамард насторожился:

      - Бош? Это имя я уже однажды слышал... Да, точно! Бывшая привратница Розелла Русси, которая теперь живет со слесарем Мартином, урожденная Бош!

      - О, это заслуживает внимания!

      - Как вы сказали, какой у нее цвет волос?

      - Светло-каштановые, или она вообще блондинка. Жена привратника Думонта точно так же описала нам эту неизвестную Анджелу. Пожалуй, Анджела и мадам Бош одно лицо.

      Первый допрос Розеллы Русси, урожденной Бош, не дал никаких результатов. Она утверждала, что никакого отношения к убийству не имеет. К сожалению, ни молодые мамы с бульвара, ни мадам Думонт не смогли ее опознать. Но все же против нее накопился целый ряд улик. По словам Оурсела, после убийства Термины Бихон у него пропали 37 франков, золотой браслет от часов и русская золотая монета стоимостью в 40 франков. Именно такую монету Розелла Русси в последнее воскресенье пыталась продать. Кроме того, полиция нашла у нее во время обыска спрятанными далеко в ящик юбку в горошек, черную кофту и черный платок.

      - Это та самая одежда, которую описала жена привратника, - подтвердил Царпин. - Теперь достаточно улик, чтобы арестовать Розеллу Русси.

      - Да. И доктор Балтазар должен немедленно провести экспертизу ее волос.

      Результаты этой экспертизы судебный медик изложил так:

      "Когда мы обследовали левую височную часть головы Розеллы Русси, то установили несколько мест, откуда были вырваны волосы. При сравнении волос, находившихся в руке убитой, с волосами Розеллы Русси установлено их полное совпадение по цвету, толщине и внутреннему строению. То, что волосы были вырваны, говорит о борьбе между потерпевшей и убийцей".

      На протяжении многих часов Тамард разъяснял Розелле Русси значение выводов эксперта, а также других доказательств.

      Наконец, всхлипывая, она произнесла:

      - Да, да, я убила Термину Бихон, и я все вам расскажу.

      - Слушаю.

      - Знаете, - начала она, заикаясь, - меня всегда угнетали долги, и я подумала, что смогу достать денег у Оурсела. Я его считала богатым. Я знала, что он каждую неделю в воскресенье оставляет Термину одну в квартире. Я рассчитывала с помощью девушек, с которыми заговорила на бульваре, проникнуть в контору. Там я хотела спрятаться. Но никто из них не пошел со мной.

      - Поэтому вы стали действовать самостоятельно?

      - Да. В пятницу в полдень я подошла к дому на бульваре Вольтера, 1. Поднялась по лестнице и, когда привратница па мгновенье отвернулась, незаметно проскользнула в приемную.

      - Из которой люк ведет в верхние помещения?

      - Да. Я там закрылась и стала задать, пока не услышала, как привратница с Герминой покинули дом и заперли двери. Теперь я могла начать искать деньги, ведь только для этого я сюда и прокралась. Я еще ничего не нашла, когда услышала, как Термина вернулась и заперла дверь в столовую и спальню. "Возможно, Оурсел прячет свои деньги в платяном шкафу, в спальне", - подумала я. Но теперь я уже пе могла попасть туда и должна была ждать до утра, когда Термина снова откроет дверь.

      На мгновение женщина замолчала, и Тамард использовал его для вопроса:

      - Значит, вы целую ночь провели в квартире?

      - Да, не сомкнув глаз. Термина встала только в 12 часов дня и начала готовить завтрак. Д тихо покинула свое укрытие и вошла в столовую, где совершенно неожиданно столкнулась с изумленной Герминой. "Как вы сюда попали"? - вскрикнула она. Не отвечая, я бросилась на нее. Началась борьба, и мы оказались в кухне.

      - Где вы увидели топор и им...

      - Нет! - взволнованно перебила Розелла Рус-си. - Она первая схватила его и бросилась на меня. Но я его у нее вырвала и в слепой ярости начала наносить удары, пока она не захрипела.

      - Вы не думали о том, что ее крики о помощи могут услышать другие жильцы дома?

      - Конечно, думала. Но все оставалось тихо. Я почистила свою одежду, вымыла топор, открыла кассу и секретер. Я поразилась, увидев только 37 франков. Тогда я взломала платяной шкаф, но там обнаружила лишь золотую монету и золотой браслет от часов. Тут я вдруг услышала шум внизу. Предположила, что будут подниматься по лестнице. Поэтому я взобралась на стул, открыла люк, ведущий на лестницу, и прислушалась.

      Ее рассказ о том, как она в конце концов улизнула из дома, где совершила убийство, и почему выдала себя привратнице за Анджелу, звучал совершенно невероятно. Но все это прямого отношения к кровавому преступлению не имело.

      Через семь месяцев присяжные признали ее виновной. 8 февраля 1910 года смертный приговор был приведен в исполнение.

      Этот случай ясно показал, что сравнительное исследование волос может иметь решающее значение при раскрытии самых тяжких преступлений. Но в то же время он показал, что для успеха расследования нужна очень тщательная предварительная работа на месте происшествия, исключающая возможность ошибок. Нужны и дальнейшие научные разработки по выявлению надежных признаков идентификации лица по волосам.

    Девушка в песчаном карьере

      После убийства Термины Бихон прошло полвека, за которые криминалистика в работе с волосами достигла новых успехов. Все чаще при расследовании преступлений обнаружение волос становилось для преступника роковым обстоятельством.

      Так произошло при раскрытии убийства, совершенного 13 мая 1958 года в небольшом канадском городке Эдмундстоне на границе с США, Расследованию этого случая помогло использование судебной биологией новых методов, которые оказались значительно более эффективными, чем ранее применявшаяся микроскопия. Впервые в борьбе с преступностью было применено грозное в военном отношении, но технически имеющее огромное значение изобретение XX века - атомная энергия.

      Провала шестнадцатилетняя Таэтана Бухард. Начались поиски. Ночью в заброшенном песчаном карьере нашли ее труп с множеством ножевых ран на груди и спине. 13 мая около 16.30 девушка ушла за покупками и не вернулась домой. Свидетели показали, что днем Гаэ-тана села в старую светло-зеленую машину с каким-то молодым человеком. На машине был американский номер. Далее выяснилось, что девушка постоянно встречалась с этим молодым американцем, а именно с двадцатилетним Джоном Фоллманом из пограничного американского городка Мадавоска.

      "Может ли этот парень быть убийцей? Трудно представить... В газете, где он работает репортером, сказали, что у него скоро свадьба, но, несмотря на это, он по своему характеру мог ввязаться в какую-нибудь историю. Подруги убитой девушки охарактеризовали Джона как человека очень упрямого, который, впадая в ярость, не владеет собой. Может быть, девушка ему в последний момент отказала и он в бешенстве ее заколол? Мне трудно это себе представить. И все же те два мельчайших осколка краски, которые мы нашли вблизи трупа, светло-зеленые, того же цвета, что и машина парня, один из них имеет форму сердца как его принято рисовать. Пожалуй, я проеду в Мадавоску и проверю все на месте. А лучше всего сразу позвонить американским коллегам и попросить их о профессиональной помощи. Парень все же иностранец..."

      Такие мысли роились в голове канадского сержанта криминальной полиции Гетерингтона. И когда на следующий день он вместе с коллегами отправился в Мадавоску, сомнений по делу у него было более чем достаточно.

      Перед зданием редакции, где работал Джон Фоллмая, стоял его светло-зеленый "понтиак". Понадобилось немного времени, чтобы обнаружить под правой дверью свежий откол краски, к которому точно подходил кусочек лакового покрытия в форме сердца, найденный на месте происшествия. Совпадение было настолько впечатляющим, что сомнения сержанта в причастности Фоллмана к преступлению почти рассеялись. Оно произвело впечатление и на американского криминалиста Лабре, участвовавшего в осмотре автомашины. Было решено допросить Джона Фоллмана тут же, прямо на его рабочем месте, в комнате редакции.

      Молодой репортер оказался стройным парнем приятной наружности с темными волнистыми волосами. Его загорелое лицо слегка побледнел о, когда он увидел служащих криминальной полиции.

      - Мои канадские коллеги хотели бы задать вам несколько вопросов по поводу насильственной смерти некоей Гаэтаны Бухард - этими словами начал допрос американец.

      - Боюсь, я мало что смогу вам сказать об этом, - возразил Фоллман.

      - Будет лучше, если вы ответите на наши вопросы, так как в противном случае вы вынудите нас к некоторым официальным мерам, которые окажутся для вас не очень приятны. Если вам нечего скрывать, то почему не ответить?

      - Мне нечего скрывать! У меня несколько дней была температура, и я принимал много лекарств. Поэтому я не могу сейчас достаточно четко мыслить.

      Криминалисты молча переглянулись, затем канадец Гетерингтон взял допрос на себя.

      - Какие отношения были у вас с Гаэтаной Бухард? - прозвучал его первый вопрос.

      - Я несколько раз танцевал с ней в "Лидс", в Эдмунд-стоне. Но я уже не встречал ее несколько недель.

      - Имеется свидетель, который видел, как вы вчера днем остановили свою зеленую машину у нас на улице Виктории и пригласили Гаэтану поехать с вами. Другие свидетели видели девушку в светло-зеленой машине с желтым номерным знаком. Вы были вчера днем в Эдмундстоне, мистер Фоллман?

      - Да, - подтвердил молодой репортер, - я там собирал материал для газетного репортажа о деле фальшивомонетчиков. Я уже возвращался, когда на улице Виктории мне помахали две девушки, которых я знал по "Лидс". Они просили подвезти их домой. Я подвез, хотя у меня уже была температура. Сразу после этого...

      - Когда точно? - прервал его сержант.

      - Примерно около 1630 я вернулся в Мадавоску и лег в постель.

      - Так рано?

      - Мне предстояло ночное дежурство, и я решил отдохнуть.

      - Есть этому свидетели?

      - Откуда мне знать?

      Молодой человек смотрел в лицо криминалиста вызывающе, но это не вывело Гетерингтона из равновесия.

      - Когда вы видели Гаэтану Бухард? - вновь спросил он.

      - Я ведь уже сказал.

      - Но кое-кто видел вас с ней.

      - Это невозможно. Они меня с кем-то спутали.

      - А светло-зеленая машина?

      - Есть много светло-зеленых машин, это знает каждый ребенок. Даже шеф местной полиции Эдмундстона ездит на точно такой, как моя.

      - Да, но на его машине канадский номерной знак, а на вашей американский. И осколок краски с места происшествия абсолютно подходит к поврежденному месту на вашей машине. Это вызывает определенные подозрения, и лучший способ их развеять - предоставить нам вашу машину для тщательного осмотра.

      - Вы разговариваете со мной так, словно я убийца! - возмутился репортер.

      - Нет, мистер Фоллман, мы лишь пытаемся установить, виновны вы или нет.

      Несколько колеблясь, парень сунул руку в левый карман брюк.

      - Хорошо, вот ключи от машины. Лабре взял их.

      - Могу я теперь вернуться к моей работе? - спросил Фоллман.

      - Нет, - ответил Гетерингтон. - Мне очень жаль, но лучше, если вы пойдете с нами.

      - Почему?

      - Я хочу представить вас свидетелю, который видел, как вы вчера днем пригласили Гаэтану Бухард поехать с вами.

      Свидетель без колебаний опознал молодого американца, и тот сразу после этого был подвергнут предварительному заключению.

      Вскоре сержант получил сообщение о вскрытии трупа. Никаких признаков того, что между Фоллманом или другим мужчиной и Гаэтаной дошло до полового акта, не было. Между пальцами правой руки Гаэтаны обнаружили один-единственный темный волос шести сантиметров длиной. Чей это бьш волос - убитой или убийцы?

      Этот волос вместе с образцами волос с головы Фолдмана доставили для тщательного исследования в лабораторию. Тогда еще никто не предполагал, что эти исследования приведут к результатам, далеко выходящим по своему значению за рамки расследуемого дела.

    Атом - детектив

      Общественность впервые узнала об этом, когда 4 ноября 1958 года начался процесс Фоллмана. На вопрос, признает ли он себя виновным, он ответил:

      - Не виновен, ваша честь!

      Затем началось обычное сражение между обвинителем и защитником, допросы свидетелей. Наконец были зачитаны экспертные заключения, которые защитник в итоге отклонил.

      - На протяжении длительного времени, - сказал он, - мы слушали экспертов. И что в результате? Ничего, что хоть самую малость говорило бы против моего подзащитного! Напротив, все трое экспертов вынуждены признать: в машине Фоллмана не найдено никаких следов крови и никакого орудия убийства. Также не удалось обнаружить окровавленную одежду обвиняемого. Осколки от лакового покрытия машины могут, я подчеркиваю, могут быть и от машины Фоллмана, но это недоказуемо. Как можно при подобных обстоятельствах считать доказанным обвинение моего подзащитного в убийстве?

      Но адвокат недолго наслаждался своим триумфом. Вскоре последовало поражение. Сразу после его речи начался допрос молодого криминалиста с естественно-научным образованием Фрэнсиса Керра. Он повел речь о волосе, обнаруженном между пальцев убитой. Он сказал, что волос тщательно изучили в институте судебной медицины по уже известной плодотворной методике, а затем отправили в атомную лабораторию Шалк-Ривера. Это научное учреждение, где работала группа канадских ученых, располагалось северо-западнее столицы Канады Оттавы. Оно было создано в 1945 году, то есть в том же году, когда упала первая атомная бомба на Хиросиму, но с самого начала служило не военным, а естественно-научным целям. Обосновав результаты исследований, Фрэнсис Керр заявил, что найденный в руке погибшей волос мог быть с головы подсудимого.

      Защитник насторожился:

      - Вы сказали "мог"?

      - Да.

      - Иными словами, он мог принадлежать и другой голове, на которой волосы с такими же признаками?

      - Да, это верно.

      - Мог, только мог! - воскликнул защитник и с издевкой посмотрел на обвинителя. - Мне любопытно, как господин обвинитель хочет из этого волоса свить веревку для моего подзащитного?

      Обвинитель пропустил вызов мимо ушей.

      - Ну, как нам всем известно, - начал он спокойно, - до сего времени часто случалось, что известные методы сопоставления волос не давали гарантии. Несмотря на постоянное их совершенствование, методы микроскопии при сопоставлении волос пока еще редко приводили к бесспорным результатам. Однако в последние два года появился новый, революционный метод идентификации волос, который сегодня впервые представляет свои результаты перед этим судом. Правильно я говорю, мистер Керр? - обратился он к молодому криминалисту.

      - Да.

      Присяжные и все присутствующие в зале напряженно внимали всему происходящему. Удастся ли этим новым методом изобличить убийцу?

      - Мистер Керр, вы достаточно подготовлены для разъяснения присяжным основных моментов нового метода исследований?

      - Да, конечно, - кивнул криминалист. Взволнованный защитник вскочил:

      - Я протестую! Как можно совершенно неподготовленным присяжным пытаться разъяснить научную методику, которую никто еще не знает, кроме ученых-атомщиков в Шалк-Ривере? Кто хоть что-нибудь знает о применении атомной энергии при исследовании волос? Никто! Перед каким судом представляли уже подобные доказательства, какова их надежность? Нигде! Никогда!

      Защитник выкрикнул эти слова в зал в надежде достичь большего впечатления своим громогласным, возмущением. Он не ожидал ничего хорошего для своего подзащитного, если суд признает допустимым этот новый метод сличения волос.

      Но защитный вал, который он попытался воздвигнуть вокруг Фоллмана, был сметен заявлением обвинителя:

      - Каждый новый метод борьбы с преступностью когда-то применяется впервые, и никакой защитник не имеет права даже таким решительным протестом задержать прогресс. Будем же горды тем, что именно в нашем городе перед этим судом берет свой победный старт не известный еще нигде в мире, новый, революционный метод!

      Судья разрешил Керру изложить суть метода, и молодой криминалист постарался это сделать так, чтобы завоевать доверие суда и присяжных к новому научному открытию в криминалистике.

      - Наряду с главными элементами, из которых состоит каждый волос, а именно: углерод, азот, водород, кислород, фосфор и сера, - волос содержит и другие химические элементы в крошечных дозах. Это, например, мышьяк, олово, кремний, - начал объяснять молодой криминалист. - Количество и соотношение этих элементов в волосах у каждого человека различны и зависят от рода занятий, питания и других факторов. В настоящее время, используя атомную физику, удалось найти метод, позволяющий устанавливать мельчайшие количества этих элементов, до одной миллионной миллиграмма, причем без разрушения волоса как вещественного доказательства. Метод этот называется нейтронно-активщионным анализом.

      Очень обстоятельно молодой криминалист и после него еще двое ученых-атомщиков обосновали надежность этого метода и засвидетельствовали, что его применение позволяет с очень высокой степенью вероятности утверждать, что волос в руке убитой принадлежит Фоллману.

      Совокупность всех представленных обвинителем доказательств несомненно повлияла на подсудимого, и в ходе перекрестного допроса он наконец признал свою вину, правда, сказал при этом, что он действовал в каком-то забытьи и умысла убить Гаэтану у него не было. Это утверждение, надеялся он, послужит тому, что его признают виновным не в умышленном убийстве, а в убийстве, совершенном в состоянии сильного душевного волнения. Но он ошибся. Суд увидел в Фоллмане убийцу, который пытался изнасиловать свою жертву, а когда из-за ее активного сопротивления это не удалось, убил ее охотничьим ножом, лежавшим в ящике машины.

      "Смерть через повешение", - гласил приговор, замененный позднее на пожизненное тюремное заключение.

      "Атом стал детективом" - так назвал один американский журналист статью, посвященную раскрытию этого убийства.

      Но необходимо строго предостеречь от излишнего оптимизма по поводу результативности этого метода. Лишь его сочетание с другими доказательствами, например такими, как положительные результаты спектрографического анализа грязи на сравниваемых волосах, анализа косметических средств ухода за волосами, красителей для волос и т.п., с учетом возможности ограничить круг лиц, подлежащих проверке, может дать полную уверенность в тождестве сравниваемых волос.