Загрузка...



  • Естественно-научные методы раскрытия преступлений
  • Как ищут следы
  • Увеличение в 50 000 раз с помощью растрового электронного микроскопа
  • Комиссар "Растр"
  • Падение из окна: убийство, самоубийство, несчастный случай?
  • "Растровый поиск" и "зеленые углы"
  • Преступники и криминалисты идут в ногу со временем
  • Современная техника в криминалистике
  • Детективы в белых халатах
  • Отдел физических исследований.
  • Отдел химических исследований.
  • Отдел биологических исследований.
  • Отдел исследования документов.
  • Отдел почерковедения.
  • Отдел огнестрельного оружия.
  • Ни Шерлок Холмс, ни комиссар из телевизионного детектива
  • Мелкий вор - большой убийца
  • Камень катится под гору
  • Неподкупный союзник
  • ЗАГЛЯНЕМ В ЛАБОРАТОРИЮ КРИМИНАЛИСТА

    Естественно-научные методы раскрытия преступлений

      Как видно на примере всех показанных выше случаев, для раскрытия и расследования преступлений криминальная полиция все шире использует знания и достижения естественных наук и техники. Именно задачей криминалистической техники является обнаружение, фиксация и использование в доказывании следов и иных вещественных доказательств путем применения наиболее современных технических средств и приемов. Эти средства и приемы часто помогают объективно установить фактическую сторону совершенного преступления, позволяют логически верно проследить его механизм. Полученные таким образом доказательства намного надежнее, чем показания участников происшествия и свидетелей, чьи возможности наблюдения, запоминания, оценки и степень правдивости довольно трудно определимы.

      Первым условием оптимальности использования следов и иных вещественных доказательств является постоянная готовность и желание их отыскать и надежно сохранить. Необходимо, кроме того, максимальное извлечение содержащейся в них информации, а также быстрая, основательная и всеобъемлющая ее обработка. Полученную информацию следует немедленно сообщить в подразделение криминальной полиции, занимающейся расследованием соответствующего происшествия. Выполнение этих требований связано с расходованием значительных материальных средств и приложением больших личных усилий. Необходимы также обращение к ученым различных отраслей знаний, хорошая организация их совместной работы, использование последних достижений науки, наличие современных приборов и оборудования. В криминалистической технике используются и специально для ее нужд разработанные средства и методы.

      Чаще всего криминалистические научные и экспертные подразделения занимаются сравнительными исследованиями. При этом сравнивают одну материальную пробу, связанную с происшествием, с другой пробой, имеющей связь с личностью подозреваемого. Первый материал называют идентифицируемым, а второй идентифицирующим. К критериям, позволяющим провести сравнение, или, как говорят в криминалистике, идентификацию, относятся, например, микроструктура, форма, окраска, химический состав, строение молекул, температура замерзания и плавления и не в последнюю очередь реакции на различные химические вещества. Часто достаточно одного критерия, чтобы сопоставить два или несколько материальных объектов. Например, формы, когда две части сопоставляемых объектов показывают полное совпадение в месте разлома. В других случаях возникает необходимость сравнения по многим признакам.

      Только в небольшом числе случаев при сопоставлении различных материалов удается найти индивидуализирующие признаки, т.е. позволяющие утверждать, что сравниваемые материалы ранее принадлежали одному конкретному объекту. Значительно чаще сравнение позволяет говорить о выявлении признаков, указывающих на принадлежность исследуемых объектов к одной группе, в связи с чем такие признаки называют групповыми.

      Это можно пояснить на следующих примерах. Пальцевый отпечаток, оставленный преступником на месте происшествия, - индивидуализирующий признак, так как он может принадлежать только одному конкретному лицу. Если же на месте происшествия имеются следы крови преступника, относящиеся к группе А, то искать надо среди лиц, имеющих группу крови А, а таких среди населения сорок процентов. В то же время подозреваемый, имеющий кровь группы О, исключается как возможный преступник. Путем установления подгрупп крови круг лиц, которые могли совершить данное преступление, конечно, значительно сужается, но для установления конкретного лица данных признаков все равно недостаточно.

      На инструменте обнаружены частицы лакового покрытия, которое по числу слоев наносившегося красителя, структуре, цвету и химическому составу соответствует покрытиям серийно изготавливаемых автоматов для продажи папирос. Из этого можно заключить, что данным инструментом взламывался автомат, относящийся к группе автоматов с подобным лаковым покрытием, но доказательством взлома конкретного автомата это все-таки не является. Если же конкретный автомат неоднократно перекрашивался и число, а также характер слоев краски в исследуемом кусочке лакового покрытия полностью совпадают с особенностями лакового покрытия сравниваемого автомата, то можно утверждать, что указанным инструментом взламывался именно данный автомат.

      Поэтому наука криминалистика и прежде всего такая ее отрасль, как криминалистическая техника, стремятся найти признаки исследуемого лица или предмета, позволяющие отнести их к как Можно меньшей группе. Сейчас, когда выпускается все больше серийной массовой продукции, достичь этой цели становится все труднее. В связи с этим возникает необходимость использовать все более тонкие и точные методики исследования, применять все более сложную и дорогую аппаратуру, а также значительно повышать требования к материалам, используемым для фиксации следов.

      Доказательственное значение результатов технико-криминалистических исследований определяется установлением достаточного количества и качества индивидуальных признаков конкретного объекта. Такие индивидуальные признаки нередко на месте происшествия сразу не бросаются в глаза, а выявляются при позднейшей реконструкции происшедшего. В подтверждение значения так называемых микроследов можно привести несколько примеров.

      Так, если при расследовании становится известно, что вор проник в помещение через узкий пролом, форточку и т.п., то на их краях могут быть обнаружены волокна одежды преступника, которые необходимо упорно искать. Если путь преступника вея через пространство, покрытое цементной пылью, то на его одежде и обуви должны быть частицы такой пыли. В любом случае обнаружения волокон тканей на преграде, частиц цементной пыли, которые затем могут быть обнаружены на обуви, они обязательно должны быть изъяты и сохранены, с тем чтобы при необходимости можно было провести сравнительное исследование с частицами объектов, предположительно имеющими отношение к происшествию.

      Если следов с индивидуальными признаками установить не удается, то доказательственное значение может получить обнаружение значительного числа следов, имеющих одинаковые групповые признаки. Если, например, на месте автопроисшествия обнаружены следы крови, кусочки красочного слоя автомашины и осколки разбитого стекла, а затем установлено лицо, имеющее ту же группу крови и управлявшее примерно в то же время, когда произошла авария, автомашиной со сходным красочным покрытием, а на подошве обуви у него обнаружены мельчайшие осколки стекла с теми же свойствами, что и стекло с места автопроисшествия, то это лицо, по всей вероятности, причастно к происшествию, хотя каждый из упомянутых следов в отдельности достаточного доказательственного значения не имеет.

      Этот пример показывает, насколько важно собрать на месте происшествия как можно больше различных следов.

      Пригодного на все случаи жизни ограниченного перечня методов обнаружения и использования следов создать невозможно, так как ни одно происшествие не бывает абсолютно тождественно другому. Таким образом, успех работы со следами зависит как от знания основных приемов их обнаружения и фиксации, так и от практических навыков и инициативы криминалиста, работающего на месте происшествия.

    Как ищут следы

      Ученые и практики разработали много криминалистических методов и средств обнаружения и сохранения следов преступлений. Опишем лишь некоторые из них, основные.

      Наиболее часто используемый прибор - микроскоп. Применяется он с двумя основными целями. Во-первых, для обнаружения невидимых или почти невидимых глазом следов. Практически любой исследуемый материал изучается с помощью микроскопа. Так, предметы одежды изучаются с целью обнаружения различных невидимых наслоений: волокон, мельчайших пятен крови и пота, частиц волос, осколков стекла и др.; пробы почвы, следы различных загрязнений - с целью обнаружения каких-либо посторонних вкраплений. Во-вторых, микроскоп применяется и при последующем детальном изучении обнаруженных частиц с целью установить их происхождение, а также форму, цвет, структуру, индивидуальные особенности и т.п. Под микроскопом изучаются, например, спирали накаливания в электролампочках, так как определенные микроскопические особенности их разрушения могут показать, был ли включен свет в автомашине в момент аварии.

      Довольно часто микроскопические сравнительные исследования являются достаточными для установления тождества изучаемых материалов, происхождения их от одного источника.

      Но для проведения ряда исследований, например установления структуры объекта, обычного микроскопа, допускающего увеличение максимально в 1500 раз, недостаточно. В таких случаях на помощь приходит электронный микроскоп, позволяющий увидеть объекты длиной 0,3 миллионной доли миллиметра. Это особенно важно при морфологических исследованиях трупного материала, исследовании таких мелкозернистых веществ, как сажа, при металлографических исследованиях, изучении структуры минеральных веществ. Очень результативны сравнительные микроскопические исследования лакокрасочных покрытий автомашин. Изучение с помощью электронного микроскопа частиц следов выстрела помогает значительно уточнить расстояние, с которого он был произведен. Полезны микроскопические исследования внедрившихся частиц при изучении следов орудий взлома, а также следов ног и автотранспорта.

      Другим важным методом криминалистических исследований является ультрафиолетовая эмиссионная спектроскопия. Как известно, твердые вещества, введенные в пламя вольтовой дуги, под воздействием высокой температуры переходят в газообразное состояние, что сопровождается ультрафиолетовым излучением. При этом каждый элемент преобразуемого вещества имеет только ему присущее ультрафиолетовое излучение, характеризуемое длиной его волны. Этот метод позволяет установить все входящие в состав данного вещества элементы - металлы, серу, фосфор, углеводы и т.д. Ультрафиолетовый эмиссионный спектральный анализ очень чувствителен, что позволяет устанавливать наличие ничтожных количеств самых разных веществ. Так, можно установить следы серебра на одежде, соприкасавшейся с азотистым серебром, которое использовалось при установке так называемых химических ловушек. Выявляются ничтожные следы металлизации на обнаруженных у подозреваемого инструментах, которые, например, использовались при изготовлении металлических дисков, опускаемых в автоматы вместо подлинных монет. Примером чувствительности этого метода является установление наличия элементов таллия всего в нескольких волосках отравленного лица. Таллий выделяется из организма, кроме других путей, и через волосы и потому может быть в них обнаружен.

      Другой часто используемый метод - инфракрасная спектроскопия. Особым образом приготовленная проба исследуемого вещества просвечивается инфракрасными лучами. Большая часть их свободно проходит сквозь вещество, а какая-то часть задерживается, т.е. абсорбируется. Различные вещества абсорбируют инфракрасные лучи с разной длиной волны. Если ультрафиолетовая эмиссионная спектроскопия устанавливает лишь элементарный состав исследуемого вещества, то просвечивание инфракрасными лучами и возникающий в связи с этим инфракрасный спектр позволяют определить расположение отдельных элементов в молекуле. Так как почти все органические соединения, к которым, например, относятся искусственные вещества, состоят из углерода, водорода, кислорода, азота, а в нескольких случаях и из серы, фосфора, хлора, то установление лишь их элементарного состава не дает нужных сведений для определения характера исследуемого вещества. Сотни тысяч различных веществ могут состоять из тех же элементов. Однако расположение и взаимосвязь элементов в молекуле для каждого вещества различны. Ни одна субстанция не покажет такой же инфракрасный спектр - это как бы пальцевый отпечаток молекулы определенного вещества. Именно поэтому инфракрасная спектроскопия применяется для определения таких субстанций, как полимеры, лаки, жиры, смазки, наркотики.

      Значительную роль в криминалистической технике после второй мировой войны стали играть различные хроматографические исследования. Эта методика ввиду ее простоты и в то же время высокой чувствительности часто применяется при исследовании проб бензина и масел, а также различных лекарственных веществ и наркотиков. Хроматографические методы, позволяющие провести разделение компонентов изучаемых веществ, успешно применяются при аналитических исследованиях. В основе этих методов лежит различная степень растворимости разных веществ. Единственным условием возможности применения хроматографии является растворимость исследуемого объекта в каком-нибудь растворителе.

      При так называемой бумажной хроматографии капля растворенного вещества наносится па фильтровальную бумагу, которая после высушивания подвешивается в закрытом сосуде, наполненном парами растворителя. В результате составные элементы вещества, подвергшегося воздействию растворителя, начинают распространяться по капиллярам фильтровальной бумаги. При этом замеряются различные скорости и расстояния их продвижения. Растворенные одинаковые вещества распространяются по бумаге одинаково, а различные - по-разному, что и позволяет сравнить два вещества с целью установления их сходства или различия. Чаще всего бумажная хроматография применяется при сравнительном исследовании средств письма, лекарств, ядов, алкалоидов и жиров.

      При тонкослойной хроматографии вместо бумаги используется ОД - 0,3-миллиметровый слой селикогеля или сходного с ним абсорбирующего вещества. Это вещество растворяется в воде, наносится на стеклянную или алюминиевую пластинку и высушивается. Затем раствор исследуемой пробы наносится микропипеткой на нижнюю часть пластины. Поднимающийся по ней раствор исследуемого вещества выявляется соответствующими реактивами или в результате воздействия ультрафиолетовых лучей. Эта методика, правда, требует большого опыта, но зато она более точна и занимает меньше времени. Возможности же применения тонкослойной хроматографии те же, что и бумажной хроматографии.

      Находит применение и газовая хроматография, при использовании которой молекулы исследуемого вещества разносит не жидкий растворитель, а газ, проходящий сквозь соответствующий детектор. Этот вид хроматографии наиболее удобен для исследования органических химических соединений, легко переходящих в газообразное состояние, например бензина и легких масел. При наличии даже очень небольшого количества исследуемого вещества газовая хроматография показывает чрезвычайно точные результаты. На практике она чаще всего применяется для идентификации жидких и газообразных веществ, исследуемых в связи с пожарами и случаями отравлений.

      Примыкает к упомянутым методикам и масс-спектрометрия, позволяющая очень точно определять молекулярный вес исследуемых субстанций. Подобное исследование обычно сопутствует тонкослойной или газовой хроматографии.

      К методам, часто применяемым в криминалистической практике, относится и установление индекса преломления. Если луч света падает под углом на прозрачный материал, не рассеивающий свет, то в этом материале он преломляется, т.е. его направление меняет угол. Соотношение обоих углов, точнее, их синус, названо индексом преломления и является постоянным для одного и того же материала при одних и тех же условиях, но меняется в зависимости от температуры материала и от длины волны направленного света, т.е. от цвета луча. Таким образом, если проводить исследование при одинаковой температуре и с использованием лучей одного цвета, то величина угла преломления зависит лишь от материала и его особенностей.

      Если бесцветный прозрачный предмет поместить в жидкость, индекс преломления которой равен индексу преломления данного предмета, то он становится невидимым. Это явление используется для сравнительного исследования мелких осколков стекла. Например, при исследовании десяти осколков оконного стекла два из них оказались невидимыми, а другие, внешне казавшиеся одинаковыми с этими двумя, были хорошо различимы.

      Часто индекс преломления жидкостей указывает на их химический состав. Так, индекс преломления нормального бензина отличается от индекса преломления супербензина, это же относится к метиловому и этиловому спиртам.

      Еще один используемый в криминалистической технике метод основан на установлении различий кристаллического строения веществ одного химического состава. Так, и графит, и алмаз состоят из углерода и различаются лить расположением атомов углерода в кристаллической решетке, но именно это различие и определяет их совершенно разные физические свойства. А во многих случаях вещества одного состава, отличающиеся лишь своим кристаллическим строением, не так легко различимы, как графит и алмаз.

      Если рентгеновский луч издает "а кристаллический материал, то он отклоняется - угол отклонения зависит от характера исследуемого материала. Этот угол может быть зафиксирован фотографическим путем и является постоянным для веществ одного химического состава и кристаллического строения. Подобные исследования применяются чаще всего по отношению к минералам, взрывчатым веществам и красителям.

      Наряду с этими важными и часто применяемыми физико-химическими методами исследований существует и множество других. Среди них ультрафиолетовая абсорбционная спектроскопия (для получения характеристик растворов и газовых смесей), атомная абсорбция (для количественного определения следов металлов), уже упоминавшейся ранее нейтронно-активационный анализ. Последний крайне чувствительный метод позволяет установить наличие миллиардной части грамма вещества и, в отличие от спектрального анализа, не разрушает это вещество. Чаще всего данный метод используется для установления следов мышьяка и таллия в волосах, а также для идентификации следов металлизации.

      В ряде случаев для установления характера вещества и проведения сравнительных исследований перечисленные сложные физико-химические методы излишни, так как результат может быть получен и с помощью значительно более простых реакций с химическими или биохимическими реагентами.

    Увеличение в 50 000 раз с помощью растрового электронного микроскопа

      До сих пор, перечисляя методы исследований, применяемые в криминалистической технике, автор не назвал растровый электронный микроскоп и рентгено-флюоресцентный анализ. Сделано это специально, так как дальше эти методы, как особо эффективные, описываются более подробно.

      Как уже говорилось, микроскопия как метод чаще всего используется при криминалистических исследованиях. Почти каждый детальный осмотр объекта начинается с его изучения под микроскопом. При этом главным образом изучается поверхность объекта, исследуются имеющиеся на нем наслоения, проводятся сравнения различных мелких следов. Нужное для этих целей четкое увеличенное изображение получают не только с помощью оптической системы, но и в значительной степени с помощью источника освещения объекта. На практике обычно работают с увеличением не более чем в 200 раз. При большем увеличении освещение обычно становится недостаточным, усилить же его не позволяют допустимые границы нагрева препарата. Кроме того, при большем увеличении падает глубина резкости и четко различимыми становятся лишь небольшие части изучаемого объекта. Достижение нужной глубины резкости при изучении неровных поверхностей - одна из главных проблем в использовании световых микроскопов.

      Давно уже появились электронные микроскопы, однако их применение в криминалистике сдерживалось тем, что они не позволяли непосредственно наблюдать поверхность объекта, к тому же для получения его изображения требовалось довольно много времени.

      В последние годы была разработана совершенно иная техника электронной микроскопии, а именно - растровый электронный микроскоп, позволяющий получать изображение поверхности исследуемого объекта на экране, сходном с экраном телевизора. Это изображение можно затем сфотографировать. Специальной обработки исследуемого образца, как в обычном электронном микроскопе, здесь не требуется. Возможно 50 000-кратное увеличение объекта, однако можно увеличить и лишь в 20 раз, что очень важно для специфики криминалистических исследований. При этом глубина резкости в 500 раз выше, чем в световом микроскопе, что позволяет получить не плоскостное, а объемное изображение поверхности объекта.

      Соединение возможности очень большого увеличения с огромной глубиной резкости позволяет исследовать микроследы, совершенно неразличимые при наблюдении в обычном световом микроскопе. Исследование структуры этих микроследов в ряде случаев даже позволяет определить их химический состав. Подобные криминалистические исследования, если им предшествовал тщательный и продуманный поиск следов на месте происшествия и на осматриваемых предметах, очень эффективны.

      Однако растровый электронный микроскоп не полностью заменяет световой, так как с помощью РЭМ можно изучать лишь объекты размером не более 100 х 50 х 50 мм и изображение в нем не цветное, а черно-белое.

    Комиссар "Растр"

      Приведенные ниже примеры показывают возможности использования в криминалистике растрового электронного микроскопа.

      При расследовании автопроисшествий часто важно для определения виновности водителя установить состояние осветительных приборов в момент аварии, т.е. было ли включено освещение и какое - близкое или дальнее. Исследование электроламп позволяет во многих случаях решить этот вопрос. Если удар по автомашине пришелся вблизи фары и был резким, то горящая нить накаливания в лампочке характерно деформируется. Если же лампочка не горела, то такая деформация не наступает. При нерезком ударе, а также у довольно толстой спирали деформация может не наступить, при этом характер удара легко определяется в результате осмотра автомашины и имеющихся па ней повреждений. Если же от сотрясения спираль сломалась, то горела ли в этот момент лампочка - можно определить совершенно точно. Если ломается спираль, находящаяся под напряжением, в месте разлома на очень короткое время возникает вольтова дуга и концы обломков оплавляются. Правда, следы оплавления могут быть очень незначительными. Но если лампочка не горела, таких следов нет вообще. Установить незначительные следы оплавления с помощью светового микроскопа часто невозможно из-за малой глубины резкости и недостаточности увеличения. При использовании же растрового электронного микроскопа, с присущими ему большой глубиной резкости изображения и значительным увеличением, следы оплавления становятся заметными, причем их можно задокументировать фотографическим путем.

      Нередко задачей криминалистической техники является исследование частиц красителя при изучении следов взломов, а также при расследовании автопроисшествий, особенно если водитель с места аварии скрылся. В этом случае даже мельчайшие следы красителя, имеющиеся на следоносителе, должны сравниваться с лакокрасочным покрытием автомашины, которая предположительно могла участвовать в происшествии. Здесь наряду с микроскопией показал себя эффективным рентгено-флюоресцентный спектральный анализ, позволяющий практически без повреждений исследовать мельчайшие частицы красителя толщиной лишь в одну тысячную миллиметра.

      На стоянке одной фабрики была сильно повреждена автомашина красного цвета. В результате расследования был установлен автопогрузчик, работавший какое-то время вблизи этой стоянки. На одном из металлических ящиков, которые он перевозил, были обнаружены слабо заметные следы красной краски. Визуальное сравнение лакокрасочного покрытия автомашины и следов краски на ящике показало их сходство. Однако рентгено-флюоресцентный анализ и растровая электронная микроскопия установили их различие: один краситель был изготовлен на основе кадмия, а другой на основе свинца. Этот вывод исключал вину водителя автопогрузчика.

      Приведенный пример характеризует лишь небольшую часть возможностей растровой электронной микроскопии в сочетании с другими аналитическими методами исследований. Помимо исследования красителей и спиралей лампочек накаливания эти приборы и методы применяются для идентификации мельчайших осколков стекла, частиц металла, камня, человеческих выделений, для изучения следов выстрела и взрывов и многого другого. Часто другие методы нужной информации дать не могут, вот почему в настоящее время криминалистическая техника без применения растрового электронного микроскопа и рентгено-флюоресцентного спектрального анализа просто немыслима.

      Сколь малые по размеру следы могут быть исследованы с помощью упомянутых методов, показывает также следующий пример.

      В квартире одного подозреваемого было обнаружено несколько пачек денежных купюр. Требовалось установить, не находились ли эти деньги в сейфе, вскрытом автогеном при хищении. В результате исследования под обычным микроскопом на некоторых купюрах были обнаружены мельчайшие коричневые пятнышки, которые могли быть следами воздействия каких-то очень горячих частиц. Обнаруженные пятнышки были изучены с помощью растрового электронного микроскопа, и выяснилось, что это внедрившиеся в бумагу мельчайшие капельки расплавленного металла, которые могли возникнуть при вскрытии сейфа. При дальнейшем изучении этих частиц удалось установить, что они - результат использования автогенной, т.е. газовой, резки, а не электрической. Не удалось, правда, установить, что обнаруженные частицы происходили от данного конкретного сейфа, однако наличие указанных следов и их характеристика явились важными звеньями в цепи доказательств по данному делу.

      Конечно, всегда желательно иметь не совсем микроскопическое количество исследуемого материала, примерно от 0,1 до 1 г, особенно если перед экспертом поставлено много вопросов. Но, как видно из вышеизложенного, даже очень малые количества часто позволяют сделать далеко идущие выводы.

    Падение из окна: убийство, самоубийство, несчастный случай?

      Падение с большой высоты чаще всего результат самоубийства или несчастного случая, но иногда возникает вопрос, не произошло ли это падение с чьей-то помощью. Как правило, в таких случаях свидетельские показания отсутствуют и установить фактические обстоятельства дела необычайно трудно. Прежде всего исследуют, согласуется ли предполагаемая причина падения (несчастный случай, самоубийство, вина другого лица) с обстоятельствами, установленными после падения (высота падения, положение тела упавшего, характер полученных повреждений). Одним из оснований для вывода о причине происшедшего служат сведения о динамике падения, однако этот вопрос пока еще недостаточно изучен.

      Как известно из наблюдавшихся случаев, тело человека при свободном падении совершает различные вращательные движения, характер которых зависит от очень многих причин. Выяснению обстоятельств конкретного случая помогает в определенной степени реконструкция происшедшего с использованием манекена, как можно более сходного с телом упавшего человека. Примерно такие манекены используются при проводимых в автомобилестроении экспериментальных испытаниях безопасности той или иной новой модели автомашины. Конечно, необходимо учитывать, что живой человек своими сознательными или рефлекторными движениями может изменить направление и характер падения, но если падение произошло внезапно и не с очень большой высоты, то таких отклоняющих движений будет немного. В то же время следует принимать во внимание, что, в отличие от безжизненного манекена, у человека мышцы при падении несколько смягчают удар, поэтому повреждения на манекене и на теле человека могут быть разными.

      Ниже описывается случай реконструкции падения из окна, осуществленной криминальной полицией в Висбадене (ФРГ). Предварительно дается описание происшествия.

      В одном из ресторанов двое мужчин, С. и Н., познакомились с супружеской парой Ф. Оба мужчины неоднократно танцевали, тесно прижавшись, с подвыпившей женой Ф., которая дала им понять, что после закрытия ресторана охотно отправилась бы на квартиру к С. Видя, как жена в танце прижимается к Н., Ф. затеял ссору с С. Ссора перешла в драку. В результате хозяин ресторана выгнал всех на улицу. Сильно пьяный Ф. отказался идти в квартиру С., его избили и силой потащили туда. В квартире его снова, сначала в спальне, а затем в ванной комнате избили, нанеся ему сильно кровоточащие ранения.

      Когда Н. и жена Ф. сидели в жилой комнате, туда вошел С. и сказал, что Ф. выпрыгнул из окна. По словам жены Ф., С. в то же время дал понять, что Ф. выпрыгнул с его помощью. Н. же пересказал слова С. следующим образом: "Его рвало кровью. Тогда я открыл окно и высунул его наружу. Чтобы он мог высунуться подальше, я поднял его за ноги и немного продвинул вперед. Тут он и вывалился".

      После падения из окна Н. и С. перетащили еще живого Ф. со двора на улицу, причем забрали у него бумажник и анонимно вызвали машину скорой помощи, сообщив, что на улице лежит человек, по-видимому сбитый автомашиной. Несколько позже Ф. от полученных повреждений скончался.

      При расследовании предстояло выяснить, упал ли Ф. из окна случайно сам, когда высунулся наружу, или С. "помог" ему . То, что Ф. сам выпрыгнул из окна с целью самоубийства исключалось, так как, во-первых, Ф. был сильно пьян, а во-вторых, полученные в результате избиений ранения оказались до такой степени серьезны, что сил для прыжка в окно у него уже не должно было остаться.

      Для криминалистического исследования использовали одежду погибшего Ф. На заднем кармане черных брюк был хорошо заметен широкий след скольжения, идущий снизу вверх, к талии. Рентгено-флюоресцентный анализ установил, что этот след образован наслоением вещества, аналогичного бетонированному покрытию двора, куда упал потерпевший. Месторасположение, направление и глубина внедрения материала, образовавшего след, говорили о том, что Ф. волочили ногами вперед со двора на улицу. На левом бедре, примерно в сорока сантиметрах ниже талии, был также обнаружен след удара и скольжения. Вещество этого следа содержало несколько частиц лака, которым были покрыты перила небольшого крыльца, расположенного под окном ванной. След скольжения был обнаружен и на этих перилах. На ноге трупа, в месте, соответствующем расположению данного следа на брюках, имелись значительные повреждения кожи и мышцы.

      На некотором расстоянии от перил на бетонном покрытии двора было большое красное пятно. На трупе же обильно кровоточившая рана имелась на голове. Сразу же под окном ванной параллельно стене были протянуты четыре проволоки, предназначавшиеся для сушки белья. Они не были оборваны. Таким образом, осмотр трупа, одежды и пространства, расположенного под окном ванной, позволили точно установить, куда упал потерпевший.

      Для проведения реконструкции происшедшего эксперты использовали манекен.

      Вес его - 74,5 кг и длина - 172 см соответствовали весу и росту потерпевшего. Центр тяжести в манекене располагался аналогично центру тяжести тела человека. При экспериментах было осуществлено восемь падений манекена из окна из разных положений и с разным приложением к нему силы. При этом, когда манекен осторожно выдвигался через подоконник до того момента, пока он, потеряв равновесие, не вываливался из окна, он падал у самой стены, не задевая расположенных внизу перил и обязательно разрывая натянутую под окном проволоку. Но когда из положения грудью на подоконник его поднимали за ноги и с силой выталкивали из окна, он падал, ударяясь ногой о перила, и голова его оказывалась на месте расположения кровавого пятна. При этом почти полностью совпадали места ударов на манекене с местами повреждений, имевшихся на трупе и его одежде. Смоделированная ситуация падения полностью отвечала и показаниям свидетеля Н.

      Сопоставив результаты проведенных экспериментов с другими доказательствами по делу, суд признал С. виновным в преднамеренном убийстве.

    "Растровый поиск" и "зеленые углы"

      При использовании электронно-вычислительных машин для нужд полицейского розыска иногда говорят о так называемом "растровом поиске". Что это такое?

      Испокон веков преступники пытаются скрываться под личиной законопослушных граждан, поэтому важной задачей полиции является обнаружение таких затерявшихся в общей массе лиц. Методика поиска путем "просеивания" и получила название "растрового поиска". Например, разыскиваемый, снимая квартиру, постарается не регистрироваться в органах городского управления. Он не будет от своего имени оплачивать счета за покупки или какие-нибудь услуги, не будет оформлять на свое имя принадлежащую ему автомашину, не будет получать по месту жительства полагающуюся помощь на детей и т.д. Конечно, есть немало совершенно безобидных граждан, которые ведут себя точно так же. Однако это обычно распространяется лишь на отдельные формы поведения. Если же в поведении человека устанавливается совокупность подобных форм, то таким человеком целесообразно заинтересоваться.

      Выявление разыскиваемых лиц может быть осуществлено с помощью электронно-вычислительной техники, причем для этого используются два основных метода.

      В первом случае, например, фамилии разыскиваемых лиц, содержащиеся на одной магнитной ленте, сравниваются компьютером с записанными на другой ленте фамилиями всех лиц, проживающих в данной местности. Совпадения фиксируются на третьем магнитном накопителе информации, и соответствующие лица проверяются. Такой прием называют позитивным растровым поиском, так как он базируется на наличии совпадений на первой и второй магнитных лентах.

      При негативном растровом поиске происходит обратное: при сравнении двух или нескольких накопителей с информацией компьютер исключает объекты, имеющие совпадения, и в результате остается лишь представляющая интерес информация. Так, если предполагается, что разыскиваемый террорист счета за пользование электроэнергией оплачивает наличными, место жительства его нигде не зарегистрировано, не значится за ним и владение автомашиной, не получает он и пособие на своих детей, то может быть применен негативный растровый поиск. С этой целью сведения о всех лицах, оплачивающих счета наличными, сравнивают с перечнем лиц, место жительства которых зафиксировано в регионе, где предположительно может находиться преступник. В результате плательщики наличными, имеющие фиксированное место жительства, из перечня исключаются. Затем оставшиеся сравниваются с перечнем лиц, официально владеющих автомашинами, и они также подлежат исключению. Далее так же поступают с лицами, получающими пособие на детей, и т.д., пока на первой магнитной ленте, где зафиксированы лица, рассчитывающиеся наличными, не остается лишь несколько человек, которые и подлежат более тщательной полицейской проверке.

      Исходя из правовых и экономических соображений, растровый поиск не проводится в масштабах всей страны или значительной ее части. Условием осуществления такого поиска является обоснованное предположение, что лицо, которое совершило тяжкое преступление и в отношении которого имеется приказ об аресте, скрывается в определенной местности. При этом розыск производится в рамках уголовно-процессуального закона на основании постановления соответствующего прокурора, а во многих случаях по решению суда. Подобный розыск может осуществляться не только для задержания опасного преступника, но и с целью предупреждения совершения новых тяжких преступлений.

      Компьютеризация поиска по сравнению с ручной методикой не только многократно его убыстряет и делает более результативным, но и не позволяет осуществляющему поиск персоналу знакомиться с данными о лицах, не являющихся подозреваемыми, что очень важно для соблюдения их личных прав.

      Закрепленной в законе задачей полиции является охрана безопасности граждан. Для этого необходимо не выпускать из поля зрения лиц, совершивших прежде опасные правонарушения, - тем самым предупреждаются новые преступные замыслы или во всяком случае быстро раскрываются преступления, если они все-таки совершены. Подобная деятельность полиции столь важна, что несколько десятилетий назад, а точнее, в 1923 году была создана Международная организация криминальной полиции ИКПО - Интерпол. Размещенная первоначально в Вене, а затем в пригороде Парижа Сен-Югу, сейчас эта организация переехала в новый небоскреб в городе Лионе. Членами ее являются 147 стран. Через свой генеральный секретариат Интерпол рассылает в полиции всех стран сообщения о возможных или уже осуществленных преступных проявлениях и передвижениях наиболее опасных правонарушителей, облегчая тем самым их розыск и предупреждая с их стороны новые активные действия. Эти сообщения имеют характерные формуляры, называемые "зелеными углами". Такие "зеленые углы" обращают внимание полиции и на лиц, в отношении которых еще не принято решение об аресте. То есть речь идет о наблюдении за лицами, которые совершили в разных странах опасные преступления и обоснованно подозреваются в готовности и далее продолжать свою преступную деятельность. Это поставщики наркотиков и оружия, а также торговцы ими, фальшивомонетчики, члены банд, совершающих организованные хищения государственного и личного имущества, члены преступных объединений, занимающихся хозяйственными преступлениями, террористы и их сообщники.

      Так как иногда употребляется наименование ИКПО, а иногда Интерпол или ИКПО - Интерпол, то требуется определенное пояснение. После своего создания данная организация именовалась Международной комиссией криминальной полиции (Интерпол), а с 1956 года, после реорганизации, она названа Международной организацией криминальной полиции (ИКПО). В широких же кругах она и сейчас обычно именуется Интерполом. Это название до сих пор часто используется в телеграммах и почтовых обращениях.

      Как уже было сказано, целью этой организации является объединение сил для борьбы с международной преступностью, однако ее деятельность ограничена суверенитетом каждого государства. Поэтому требуемые для борьбы с преступностью полицейские средства принуждения могут быть использованы лишь полицией той страны, где в этом возникает необходимость. Сам Интерпол, являясь информационным и методическим центром, полицейских принудительных мероприятий не осуществляет. Поэтому "комиссара из Интерпола" - героя многих детективных романов и фильмов, который преследует преступников через любые государственные границы, - в действительности не существует. Конечно, полиции разных стран взаимодействуют, помогая друг другу, полицейские одной страны могут быть направлены в другую, но только с согласия последней и без права осуществлять на ее территории какие-либо самостоятельные мероприятия.

    Преступники и криминалисты идут в ногу со временем

      Преступные проявления постоянно меняются. Преступность идет в ногу со временем. В настоящее время немецкая полиция больше всего занимается борьбой с посягательствами на личную собственность, так как две трети регистрируемых преступлений - кражи, причем самые разные, осложненные другими преступлениями, совершаемые как отдельными лицами, так и организованными группами.

      Постоянно обновляемые формы преступных проявлений, причем совершаемых нередко с использованием самых современных технических средств, ставят трудные задачи перед криминалистикой и, в частности, перед криминалистической техникой. Возможность быстро перемещаться из одной местности в другую, быстро обмениваться информацией, свободно выезжать за границу, наличие значительных средств позволяют преступникам быть очень мобильными и легко менять свой облик, а при возникновении опасности быстро уйти "в подполье*. Это все больше и больше осложняет борьбу с преступностью. Чтобы в таких условиях противостоять ей, организация полиции и ее оснащение должны быть на уровне времени. И здесь важную роль играет Федеральное управление криминальной полиции.

      Наименование этого учреждения, на первый взгляд, свидетельствует о том, что речь идет о высшем полицейском органе. Но это не так. В соответствии с федеративным устройством страны борьба с преступностью, а следовательно, и деятельность полиции являются задачами отдельных земель, входящих в федерацию. Но так как преступность на границы внимания не обращает, возникла необходимость в совместной полицейской работе отдельных земель. Конституция ФРГ допускает создание Федерального управления криминальной полиции - своего рода информационного и методического центра по борьбе с преступностью. Закон о создании такого центра был издан в 1952 году и дополнен рядом положений в 1973 году.

      В этом круглосуточно функционирующем центре собирается нужная для борьбы с преступностью информация со всей страны и оттуда передается по всей стране. Ежесуточно обрабатывается примерно тысяча писем, телеграмм и радиосообщений. Примерно 250 из них требуют срочного вмешательства, так как речь идет о необходимости задержания преступников, об их предполагаемой местонахождении, о необходимости идентификации подозреваемых, о способах, какими были совершены опасные преступления, о возможных соучастниках, то есть о сведениях, очень важных для эффективного раскрытия и расследования преступлений.

      В Федеральном управлении криминальной полиции можно за несколько секунд с помощью ЭВМ установить, имеются ли где-либо ранее зафиксированные отпечатки пальцев проверяемого лица, какие-либо другие сведения о нем; если это лицо было судимо или в отношении его велось расследование, то где находится соответствующее уголовное дело. В учетных данных центра значится более 2,3 миллиона фамилий. Однако число подучетных лиц несколько меньше, так как фамилия может быть в дальнейшем изменена и тогда одно и то же лицо может попасть на учет несколько раз. Хранение информации в памяти ЭВМ, кроме возможности быстро найти нужные данные, имеет и то преимущество, что сведения, которые в соответствии с законом разрешается хранить лишь определенный срок, при наступлении этого срока ликвидируются автоматически. Для их более длительного хранения нужны правовые основания. В управлении постоянно заводятся новые дела и уничтожаются старые, срок хранения которых истек.

      Пофамильный учет открывает дорогу к другой криминалистической информации, содержащейся в учетных делах Федерального управления криминальной полиции. Эта информация - незаменимое средство в работе полиции, так как с ее помощью часто удается проследить весь преступный путь правонарушителя. В информационном массиве могут содержаться и сведения, дающие основания для проведения определенных полицейских мероприятий, например если подучетное лицо вновь подозревается в совершении преступления или если правонарушитель еще неизвестен и требуются установочные данные о лицах, которые могли бы совершить подобное преступление.

      Внедрение ЭВМ - одно из основных направлений модернизации Федерального управления криминальной полиции. Оно намного ускорило и облегчило раскрытие преступлений. Электронная информационная система, функционирующая с 1972 года как в отдельных землях, так и в центре, позволяет каждому управомоченному на это сотруднику полиции в течение нескольких секунд получить важные для раскрытия преступления данные - о том, например, подлежит ли проверяемое лицо задержанию или выдворению, где вероятнее всего оно может находиться и т.д.

      Важной функцией информационной системы является и учет различных предметов и личных документов, как-либо связанных с совершенными преступлениями.

      Таких объектов на учете значится до 2,5 миллиона, в том числе в среднем до 100 000 легковых и до 10 000 грузовых автомашин, 220 000 мотоциклов и мопедов, 260 000 велосипедов, почти миллион различных видов личных документов, 52 000 экземпляров огнестрельного оружия. Раскрытию преступлений способствуют и постоянно выпускаемые тиражом более 9000 экземпляров информационные бюллетени, которые ежедневно рассылаются на места. В бюллетенях описываются примененные преступниками способы совершения преступлений, помещаются фотографии и рисованные портреты подозреваемых лиц, описание и фотоснимки украденных предметов и другая информация, полезная для оперативной работы полиции.

      Наряду со службой розыска другим важнейшим участком полицейской работы является служба опознания. Основные ее задачи - идентификация живых лиц и неизвестных трупов, опознание, проведение дактилоскопических экспертиз для учреждений полиции, прокуратуры и судов. Работа с дактилоскопическими отпечатками - центральная задача службы опознания. При дактилоскопировании, проводимом в целях регистрации и установления личности проверяемого, отпечатки всех пальцев правой и левой руки наносятся на специальные дактилокарты. Полицейские учреждения, проводившие дактилоскопирование, направляют "десятипальцевые" дактилокарты в Федеральное управление криминальной полиции, где сосредоточены сведения более чем об 1,8 миллиона лиц, ранее подвергавшихся дактилоскопированию. Каждый месяц число дактилокарт увеличивается примерно на 19 000, но одновременно, в соответствии с правилами учета, из картотеки изымаются дактилокарты, потерявшие свое значение. Для идентификации личности изготавливаются фотографии, один экземпляр которых передается Федеральному управлению. В его фототеке хранятся фотоснимки более 2,2 миллиона лиц. Зги фотоснимки используются при проведении розыска полицией, при привлечении к розыску населения, предоставляются для показа по телевидению и публикации в печати.

      В целях розыска и опознания используется и такое современное средство, как передача различных изображений на расстояние. Это значительно убыстряет дактилоскопическую идентификацию. Подобным же образом в Федеральное управление поступают отпечатки пальцев "путешествующих преступников", а также других лиц, которые в месте их задержания или проверки не могут быть идентифицированы. Быстрая же идентификация имеет первостепенное значение для определения характера дальнейших тактических действий криминальной полиции, а также для принятия прокурором и судом процессуальных решений на месте задержания подозреваемого. При необходимости из коллекции Федерального управления таким же образом могут быть переданы и фотоснимки. Центр по передаче телевизионных изображений Федерального управления криминальной полиции связан как с соответствующими центрами отдельных земель ФРГ, так и с центрами в Европе и за океаном. Наряду со стационарными центрами существуют и используются переносные приемо-передающие устройства, посредством которых фотоснимки, дактилоотпечатки и различные рисунки могут быть переданы по любому телефону.

    Современная техника в криминалистике

      Как уже было показано на ряде примеров, одной из важнейших задач полиции является обеспечение объективных доказательств для уголовного судопроизводства. Материальные следы, всесторонний осмотр места происшествия и его результаты получают в настоящее время все большее значение. Это, во-первых, следствие того, что все чаще возникают сомнения, соответствуют ли действительности субъективные свидетельские показания и признание обвиняемым своей вины, а во-вторых, результат либерализации уголовного процесса, так как защите прав граждан уделяется все больше внимания.

      Усиливающееся значение вещественных доказательств определяет необходимость разработки, использования и широкого применения на практике новых средств и приемов криминалистической техники. Этим и занимается Институт криминалистической техники Федерального управления криминальной полиции. Решающую помощь оказывает электроника. Электронно-вычислительная техника расширяет возможности растровой микроскопии и других современных методов исследований, позволяет оперировать значительно меньшими количествами исследуемых веществ и в то же время получать значительно больше информации. Только ЭВМ в состоянии за считанные секунды проанализировать множество полученных показателей и сопоставить их с уже имеющимися, наглядно проиллюстрировать все это в соответствующих документах.

      Подобное современное оборудование начало применяться в индустрии, научных и высших учебных заведениях, а затем уже было перенесено в криминалистическую технику и теперь способствует не только установлению виновных, но и исключению невиновных из числа подозреваемых.

      Для изучения возможностей применения современных научных достижений в эффективной борьбе с преступностью и дальнейшего развития этих достижений применительно к задачам криминалистической техники Федеральным управлением криминальной полиции и был создан институт - специальное криминалистическое подразделение, тесно связанное как с центром, так и с полицией отдельных земель. Специальные лаборатории и вычислительный центр помогают коллективу научных работников и инженеров разрабатывать и использовать в криминалистических целях с помощью вычислительной техники новые методы обработки результатов различных измерений, методы исследования текстов, фотоснимков и звуков голоса. Действующий в этой системе вычислительный центр является самым мощным в мире из используемых полицией подобных центров.

      Наглядным примером успешного решения поставленных задач является научно-исследовательская работа над проектом "Исследование магнитных записей и идентификация по голосу". С использованием вычислительной техники здесь исследовались магнитные записи, связанные с похищением людей с целью получения выкупа, с захватом заложников и угрозами по телефону. В подобных случаях материалы звукозаписи разговора с преступником или подозреваемым обычно содержат информацию, позволяющую решить следующие вопросы:

      Кто говоривший?

      Что можно сказать о сопровождавших разговор посторонних шумах?

      Велся ли разговор по местному телефону или издалека?

      Какие выводы можно сделать из диалекта говорившего, а также из иных особенностей его речи?

      Если преступники сами прислали магнитную ленту с записью своих требований, то на каком магнитофоне сделана запись? Не содержит ли звукозапись, например, высказываний похищенного, следов монтажа или иных манипуляций?

      Получение ответа на эти вопросы нередко осложняется особенностями ситуации, в которой происходил анализируемый разговор. Например, искажение сигнала во время беседы по телефону; влияние стресса на звонившего или отвечавшего на звонок; искусственное изменение голоса и т.д. Для изучения этих вопросов с учетом названных сложностей, имея в виду также использование вычислительной техники, была разработана программа, позволяющая выделить различные элементы речи, отдельные слова и звуки, анализировать их и всесторонне измерять. Кроме того, данное исследование предусматривало разработку системы очищения звукозаписи от посторонних шумов, мешающих восприятию содержания зафиксированного разговора. Этой цели служит применение многочисленных разделяющих фильтров. Благодаря разработке этих методов, проведенной совместно специалистами в области средств связи, фоноскопии, информатики и филологии, удалось добиться эффекта раскрытия многих тяжких преступлений. При этом результаты экспертных исследований суды начали принимать в качестве доказательств.

      Исследовательская работа в этой области продолжается, так как для установления пределов возможных совпадений и различий идентифицирующих признаков речи необходимо собрать и проанализировать очень большое количество ее образцов, обсчитать полученные результаты и определить надежные критерии для категорических выводов. Федеральное управление криминальной полиции осуществляет этот проект совместно с американским Федеральным бюро расследований и полицией Великобритании.

      Так же как и речь, значительную информацию о яйце дает его почерк. Расшифровка этой информации нередко оказывает прямую помощь в раскрытии преступлений, а также в их предупреждении. Имея дело с документами, связанными с совершением преступлений, важно среди прочего установить, кем исполнен текст, не изготовлено ли несколько документов одним лицом и т.д. Для того чтобы дать правильный ответ на подобные вопросы, тысячами поступающие в Федеральное управление криминальной полиции, здесь осуществлен соответствующий научно-исследовательский проект. Телевизионной приемной камерой, а затем специальным прибором воспринимаются штрихи письма, которые в зависимости от их формы, местоположения, взаиморасположения и яркости в виде различных чисел фиксируются в памяти ЭВМ. Такие выраженные в числах признаки почерка в одном документе - а их примерно 250 000 - по специальной программе анализируются и фиксируются электронно-вычислительной машиной, которая затем сравнивает их с подобным же образом выделенными признаками почерка в другом документе. В результате осуществления данного проекта достигнута очень высокая степень определения сходства или различия почерков в сравниваемых документах. На настоящей фазе осуществления данного проекта его возможности используются для предварительного отбора из большого числа документов тех, почерк в которых имеет наибольшее сходство со сравниваемым почерком конкретного лица. Этим значительно облегчается и ускоряется подготовка к проведению самой идентификационной экспертизы. Дальнейшие исследования по данному проекту должны будут способствовать повышению объективности и точности экспертных заключений.

      С рукописными материалами связано еще одно направление исследований, при котором измеряются лишь отдельные элементы процесса письма, такие, как сила нажима, быстрота, ускорение и замедление при выполнении определенных деталей письменных знаков. Для проведения измерений используется лазерный сканирующий микроскоп, позволяющий установить и сличить глубину проникновения пишущего прибора в бумагу. Такие измерения и сравнительные исследования особенно важны для выявления подделок.

      Но сравнительное исследование документов не ограничивается только получением данных о механизме и моторике процесса письма. Серьезное внимание уделяется изучению содержания написанного. При исследовании, например, угрожающих писем, отправляемых террористами и вымогателями, на первое место выходят проблемы анализа стиля, грамотности и других признаков содержания, позволяющих сделать определенные выводы о писавшем.

      При реализации проекта "лингвистический анализ текста" сотрудники Федерального управления криминальной полиции изучают возможности применения и в этих случаях электронной вычислительной техники. Уже разработана программа, позволяющая выделять из текстов отдельные элементы стиля и содержания и затем сравнивать их в нескольких текстах. Чем больше при таком сравнении устанавливается одинаковых корней слов, особенно относительно редко встречаемых, тем больше вероятность, что тексты исполнялись или диктовались одним и тем же лицом. По состоянию реализации данного проекта на сегодняшний день стилистические признаки частично выбираются автоматически, частично же вводятся в компьютер экспертом, использующим для этого специально созданный язык. Особенности, содержащиеся в тексте проверяемого документа, могут быть сравнены компьютером с имеющимся в его памяти банком данных о ранее исследованных документах.

      Как уже указывалось, полицейская электронная информационная система собирает и обрабатывает тексты и их числовые выражения с целью розыска людей и предметов. Было бы также очень полезно облегчить запрашивающим полицейским подразделениям доступ к фотографиям разыскиваемых преступников, орудиям преступлений, а также к данным, характеризующим места происшествий, так как все это содержит очень важную для работы полиции всех стран информацию. В связи с этим Федеральное управление криминальной полиции работает сейчас над реализацией проекта создания автоматизированного банка фотоснимков. При этом используются самые современные системы компьютерной обработки изображений, узнавания образов и другие технологии.

      Очень высокие требования предъявляются к правильной передаче геометрических форм, а также к различению многих ступеней черно-белых тонов. Важно также, чтобы информация, хранящаяся в памяти компьютера, занимала как можно меньше места, т.е. чтобы фотоснимки фиксировались в памяти ЭВМ минимальными средствами, но чтобы это не отражалось на качестве изображения при его воспроизведении и никакая информация не утрачивалась. Воспроизведенные фотоснимки должны восприниматься невооруженным глазом точно так же, как первоначально изготовленные. Важно также, чтобы в автоматизированном банке фотоснимков можно было найти и такие, которые не очень точно описаны при составлении задания на поиск. Для этой цели разработаны специальные "поисковые формулы", составляемые па основе ряда геометрических данных фотоснимка и системы его внешних признаков.

      Широкое использование компьютеров в криминалистической технике (причем полученные результаты могут быть оценены статистически) в конце концов способствует и дальнейшей объективизации доказывания. Возрастание роли криминалистической вычислительной техники при расследовании не только облегчает его, но и значительно влияет на содержание уголовного процесса. Постоянная возможность проверки и оценки фактических данных, полученных естественно-научным путем, делает уголовный процесс значительно более объективным, устраняет ошибки, нередко возникающие в связи с вынужденными признаниями вины и иными субъективными доказательствами.

    Детективы в белых халатах

      После приведенного выше краткого обзора настоящего и ближайшего будущего криминалистики следует обрисовать повседневную работу "детективов в белых халатах" - профессионалов, занимающихся текущими криминалистическими исследованиями как в криминалистических учреждениях отдельных земель, так и в Федеральном управлении криминальной полиции.

      Как уже указывалось, в соответствии с основными положениями закона Федеральное управление должно заниматься координацией работы отдельных полицейских подразделений в сфере службы опознания и научных исследований по криминалистической технике. Под руководством этого же управления работают курсы по совершенствованию профессионального мастерства сотрудников полиции и осуществляются экспертные исследования для полиции, прокуратуры и судов.

      Эти широкие задачи решают шесть отделов Института криминалистической техники:

      1. Отдел физических исследований со следующими подразделениями: пожары (взрывы в помещениях), исследование неорганических веществ, исследование следов выстрела, центральная лаборатория электроники.

      2. Отдел химических исследований с подразделениями: токсикология, исследование органических веществ, исследование взрывчатых веществ и взрывных устройств, центральная химическая лаборатория.

      3. Отдел биологических исследований с подразделениями: серология, общая биология, почвоведение (микробиология), исследование тканей.

      4. Отдел исследования документов.

      5. Отдел почерковедения.

      6. Отдел огнестрельного оружия с подразделениями: идентификация огнестрельного оружия, баллистика и исследование боеприпасов, материаловедение.

      Несмотря на это необходимое организационное разделение, все шесть отделов работают в тесном взаимодействии, если возникает необходимость в комплексных исследованиях для раскрытия какого-нибудь серьезного преступления. Экспертные заключения ученых Института криминалистической техники помогают как доказыванию вины подозреваемого, так и установлению их невиновности.

      Теперь остановимся несколько более подробно на функциях отдельных подразделений Института криминалистичекой техники.

    Отдел физических исследований.

      Сотрудники подразделения "Пожары (взрывы в помещениях)" занимаются проблемами установления причин пожаров и взрывов, исключая исследование взрывных устройств. Исследуются пожары, возникшие в связи с неполадками в электросети. Устанавливаются и идентифицируются материалы, использованные для поджогов. При этом часто исследования проводятся совместно с центральной физической и химической лабораториями.

      В подразделении, занимающемся неорганическими веществами, физическими и химическими методами проводятся анализы всех неорганических веществ, например стекла, металлов, керамики, кирпича, цемента, минералов, наполнителей сейфов и тл., а также материала фальшивых монет, брызг металла, возникающих при электросварке. Чаще всего задачей таких исследований является установление общего источника следов, обнаруженных на месте происшествия и у подозреваемых. Неоднократно проводятся сравнительные исследования лакокрасочных покрытий - этих остающихся на месте происшествия немых свидетелей аварий, взломов и иных повреждений различных объектов.

      Подразделение "Исследование следов выстрела" работает с любыми объектами, на которых такие следы имеются или могут иметься. Это одежда и кожа человека, дерево, стекло и т.д. Результаты исследований позволяют определить входное и выходное отверстия, откуда был сделан выстрел, с какого расстояния и под каким углом.

      С помощью приборов, имеющихся в центральной лаборатории электроники, это подразделение проводит исследования для всех отраслей криминалистической техники. К услугам сотрудников лаборатории: растровый электронный микроскоп, приборы для спектроскопических исследований материалов следов, рентгено-флюоресцентного анализа и др. - все это в соединении с компьютерной техникой. Лаборатория проводит специфические исследования для установления состояния осветительных приборов автомашин в момент аварии, характера электронных взрывных устройств, используемых террористами.

    Отдел химических исследований.

      Входящее в этот отдел подразделение "Токсикология" занимается в основном установлением и идентификацией ядовитых веществ. Проводится и много экспертных исследований наркотиков. Наряду с героином, гашишем и кокаином исследуются и другие соединения, относящиеся к одурманивающим и оцениваемые как яды. С целью установления наличия ядовитых веществ и наркотиков исследуются продукты питания, порошки, жидкости, выделения человеческого организма и части тела трупов. Наряду с выявлением таких классических ядов, как мышьяк или цианистый калий, выявляются и яды растительного и животного происхождения, а также синтетические. Важное место в работе подразделения занимает установление наличия в исследуемом объекте следов лекарственных веществ.

      Определением наличия, состава и технологии изготовления горюче-смазочных веществ, различных жиров, раздражающих газов, веществ, служащих для установки химических ловушек, и других объектов, изготовленных химическим путем на органической основе, занимается подразделение "Исследование органических веществ". Значительное время здесь занимают исследования и идентификация пластмасс, клеев и герметиков.

      Химическому анализу и установлению производителя взрывчатых веществ посвящает свои исследования подразделение "Взрывчатые вещества и взрывные устройства". Оно же исследует материалы, разрушенные взрывами, с целью установления по мельчайшим признакам вида примененного вещества и устройства детонатора. Взрывные устройства по возможности реконструируются с целью установления приемов их изготовления, использованных при этом материалов и других данных, помогающих найти преступника.

      Центральная химическая лаборатория, оснащенная самыми современными приборами, проводит все необходимые инструментальные химические исследования. Чаще всего, особенно если речь идет о полимерах и взрывчатых веществах, применяются инфракрасная спектрометрия и сравнение ее результатов с банком данных спектральных анализов, имеющихся в вычислительном центре. Нередко используется масс-спектрометрия с целью установления наркотических и иных лекарственных веществ, слезоточивого газа, материалов, использованных для изготовления взрывчатых веществ, а также горючих смесей для поджогов. Масс-спектрометрия особенно полезна, когда исследуемого вещества очень мало. Для идентификации горючих материалов, использованных при поджоге, в лаборатории применяется газовая хроматография. Если анализу подлежат термически восприимчивые вещества и некоторые полимерные соединения, не подлежащие нагреванию, газовая хроматография заменяется жидкостной хроматографией. Газовая хроматография играет существенную роль при внедрении типовых аналитических методов, результаты которых хорошо поддаются сравнению с использованием компьютера и потому могут успешно содействовать быстрому установлению фактических обстоятельств, необходимых для раскрытия преступлений, прежде всего связанных с наркотиками.

    Отдел биологических исследований.

      Задачей сотрудников подразделения "Серология" является прежде всего обнаружение следов крови и выделений организма, определение мест их локализации и происхождения, а также установление на основе формы и характера распределения следов данных веществ механизма происшествия. Исследования также осуществляются для выявления признаков, позволяющих отнести вышеуказанные следы к определенному лицу либо исключить его из числа лиц, которые такие следы могли оставить.

      Подразделение "Общая биология" занимается следами растительного и животного происхождения, в частности устанавливает их изменения под воздействием различных обстоятельств, каковыми могут быть, например, условия совершения преступления, старение, загрязнение и т.д. Спектр подобных исследований очень широк от следов растений, попавших на орудие преступления, остатков пищи до содержимого желудка и кишечника, когда это может указать на причину и время наступления смерти. Сложной задачей, решаемой сотрудниками данного подразделения, является определение наличия сырья для изготовления наркотиков среди обнаруженной смеси различных частиц растительного происхождения. Проводятся и сравнительные исследования волос животных и людей, позволяющие, например, установить конкретное место, где находились волосы, или объект, с которым они контактировали.

      В подразделении "Почвоведение (микробиология)" изучаются имеющиеся на каких-либо объектах наслоения почвы и иные загрязнения с целью установить место, откуда они происходят. Путем определения их биологических и геологических особенностей и сравнения со сходными материалами, происхождение которых известно, появляется возможность довольно точно определить регион, где изучаемые наслоения были нанесены. Очень часто для раскрытия преступлений полезны и микробиологические исследования. Они позволяют, например, установить наличие на исследуемом объекте микроорганизмов, присущих конкретному участку местности или помещению, идентифицировать какие-либо вещества, содержащие характерные микроорганизмы, определить возможность самовозгорания объектов, например сена.

      В подразделении, занимающемся исследованием тканей, изучаются все виды следов, связанных с самыми различными тканями и их волокнами. Даются экспертные заключения как о возможном изготовителе тканей, их физических и химических особенностях (характер волокон, окраска, техника изготовления и т.п.), так и по проблемам идентификации. Исследуются и следы различных повреждений тканей одежды, степень их износа, характер загрязненности, наличие наслоений волокон иных тканей и их локализация, что в ряде случаев позволяет установить механизм происшествия.

    Отдел исследования документов.

    Здесь проводятся физические и химические исследования документов, т.е. изучаются бумага и другие носители текста, чернила, насты и иные красители, клеящие вещества, оттиски печатей, характер повреждений документов, прочитываются плохо видимые и вообще невидимые; записи. В задачи отдела входит также идентификация машинописных текстов, установление пищущей машинки, на которой был изготовлен документ, времени его изготовления. Производится идентификация документов, изготовленных с помощью множительной техники, устанавливается ее характер, а при возможности идентифицируется и конкретный множительный аппарат. Эксперты проверяют подлинность удостоверений и иных личных документов, способ их подделки, если таковая совершена. В отделе имеется большая коллекция различных видов машинописных текстов, оттисков печатей, бланков документов, изготовленных типографским способом.

    Отдел почерковедения.

    Идентификация лица по почерку наряду с дактилоскопической экспертизой является одним из немногих видов исследований, результаты которых прямо указывают на личность исполнителя. Задача почерковедения - не только установить исполнителя текста, но и выявить подделки в тексте, в том числе подделки подписей. На основе анализа почерка устанавливаются авторы анонимных писем, время изготовления завещаний, состояние писавшего и некоторые его характеристики (возраст, болезнь, аффект и т.н.). В ряде случаев проводится сравнение почерка изучаемого документа с образцами почерков, имеющихся в большой коллекции отдела, созданной на основе ранее проводимых экспертиз по делам о мошенничестве, подделках, вымогательстве и т.д. Обобщение материалов многолетних исследований почерков позволило определить частоту встречаемости определенных признаков почерка, выделить наиболее редкие признаки и их сочетания, признаки, говорящие о привычках писавшего, характерные для лиц, проживающих в определенной местности. Подобные сведения помогают при оценке достоверности выводов эксперта, используемых в розыске преступника.

    Отдел огнестрельного оружия.

      В подразделении "Идентификация огнестрельного оружия" изучаются гильзы и пули, обнаруженные на месте происшествия и извлеченные из тел потерпевших. Сравнение этих объектов с пулями и гильзами, хранящимися в коллекции, которая составлена из найденных на месте происшествия по другим уголовным делам или экспериментально отстрелянных из изъятого оружия, позволяет установить, не было ли в конкретных случаях использовано одно и то же оружие, а также идентифицировать оружие, которое было использовано при совершении преступления.

      В подразделении "Баллистика и исследование боеприпасов" проводятся экспертизы, позволяющие установить условия произведенной стрельбы (откуда был сделан выстрел, с какого расстояния, умышленно, прицельно или случайно). В частности, при баллистических исследованиях применяется высокоскоростная съемка. В подразделении имеется коллекция практически всех видов ручного огнестрельного оружия, изготовлявшегося в Западной Европе на протяжении нескольких последних десятилетий, а также боеприпасов к нему. Эта коллекция позволяет на основании исследования пуль и гильз надежно определить систему оружия, использованного преступниками, провести необходимые баллистические эксперименты.

      Сотрудники подразделения "Материаловедение" изучают поверхностные следы на объекте, явившиеся результатом применения различных инструментов, а также места излома или повреждений, в том числе характер разрывов тормозных шлангов и покрышек автомашин. При помощи металлографических исследований проверяется качество сварных швов, устанавливаются причины излома деталей машин, изучаются найденные части взрывных устройств. В ряде случаев определяется принадлежность отдельных частей к целому как по месту излома, так и по материалу и технологии изготовления. В этом же подразделении восстанавливаются спиленные и вытравленные номера на оружии, моторах и других деталях автомашин.

    Ни Шерлок Холмс, ни комиссар из телевизионного детектива

      Тот, кто не ориентируется в возможностях естественных наук, ознакомившись с беглым описанием деятельности Института криминалистической техники Федерального управления криминальной полиции и его "детективов в белых халатах", вероятно, придет в некоторое замешательство. Но каждому станет ясно, что раскрытие преступлений, вообще борьба с преступностью - задача не для дилетантов и искателей приключений.

      Сделано было немало попыток создать приближающийся к действительности образ профессионального криминалиста. При этом в большинстве случаев получался идеальный человек, имеющий лишь один недостаток - тот, что в действительности найти такого человека невозможно. Повседневная работа криминалиста очень мало похожа на приключения Шерлока Холмса или комиссара полиции из телевизионного боевика. Криминалисты не современные супермены с потрясающими способностями, в одиночку решающие все вопросы, и не твердолобые бюрократы, какими иногда изображают полицейских. Профессия криминалиста требует осторожности и деловитости, умения логично и абстрактно мыслить, а также настойчиво добиваться поставленной цели. Профессиональный портрет криминалиста сегодня очень неоднозначен. Деятельность его многообразна, ибо, несмотря на узкую специализацию, он должен уметь работать в любых условиях. Ему должны быть хорошо знакомы как "наружная служба", так и сбор и оценка информации, получаемой при работе с доказательствами. Он должен быть готов быстро переключаться с одного вида деятельности на другой. Высокие требования предъявляются и к физическому здоровью криминалиста, к его психической устойчивости. Чтобы успешно работать с различными категориями населения, он должен быть всесторонне образован и интеллигентен, обладать хорошей коммуникабельностью. Криминалист должен быть объективен - учитывать не только уличающие, но и оправдывающие подозреваемого обстоятельства. Используемые им меры принуждения, такие, как обыск, изъятие имущества и временное задержание, серьезно затрагивающие основные права граждан, должны быть абсолютно обоснованны и выдерживать судебную проверку. Конечно, криминалист зависит в своей деятельности от указаний вышестоящего начальства, но в то же время существует немного профессий, представителям которых нужно столько самостоятельности и инициативы, ответственности за свои действия, сколько криминалисту. Взаимное доверие начальника и подчиненного здесь обязательное условие успешной работы.

      Преступления совершаются в любое время дня и ночи, поэтому криминалисту приходится работать тогда, когда это нужно, не считаясь с тем, кончился у него рабочий день или нет, часто не считаясь с интересами семьи и своими личными делами. Криминалист должен уметь и стойко переносить неудачи, так как иногда, несмотря на все проявленное уменье и самоотверженность, положительных результатов добиться не удается и преступление остается нераскрытым.

    Мелкий вор - большой убийца

      Каким трудом достигается успех в раскрытии преступлений, хорошо видно на примере случая, ставшего сенсацией для профессионалов и вошедшего в историю криминалистики как триумф использования ею данных естественных наук. Правда, это было более пятидесяти лет назад, с тех пор появилось много новых средств и методов борьбы с преступностью. Но огромное значение использования криминалистикой данных естественных наук в этом примере особенно показательно. До этого ни разу возможности естественных наук не использовались так широко и не имели столь решающего значения, как в "деле Опитца". В журнале "Общественная безопасность", органе Интерпола, этот случай очень подробно описал начальник брауншвейгской криминальной полиции.

      Зимой 1935/1936 года дирекция городской купальни в Брауншвейге неоднократно обращалась в полицию по поводу краж, совершаемых у посетителей. Преступник, вероятно один из посетителей римской паровой бани, подбирая ключи к закрытым кабинам, похищал деньги из кошельков и бумажников, причем всегда только в субботу после обеда. Все попытки поймать его на месте преступления долго оставались безуспешными, пока наконец это не удалось 25 января 1936 года. Из замаскированного в потолке люка сотрудник бани увидел, как какой-то мужчина открыл чужую кабину и вытащил из кармана брюк деньги. Через несколько минут вора, оказавшегося страховым агентом Фритцем Опитцем, задержали и привели к директору купальни. Поначалу Опитц все отрицал, но затем, уличенный неопровержимыми показаниями свидетелей кражи, в определенной степени сознался. Полицейские обнаружили в его кармане пять ключей, три из которых подходили к кабинам 11-А и 11-Б. В углу его кошелька торчала скомканная купюра в двадцать марок.

      Опитц смущенно улыбался.

      - Я знаю, что вы думаете. Но вы ошибаетесь. Я не вор, а лишь увлеченный ремесленник.

      - Изготовление восковых отпечатков ключей тоже относится к вашим талантам? - спросил его один из полицейских.

      - Нет, с восковыми оттисками я не работал.

      - Каким же способом вы изготавливали поддельные ключи?

      - Из купленных болванок. При этом я использовал свои слесарные навыки.

      - И для чего все это?

      - Я получал большое удовольствие, когда видел, что мои ремесленные навыки оказывались на высоте.

      - А кражи вам тоже доставляли удовольствие?

      - Этим я только хотел себе доказать, что мое ремесленничество может иметь и практическое значение.

      "Маленькая рыбка, дело, которое лавров не принесет". Так думали сотрудники криминальной полиции, протоколируя высказывания "умельца" Опитца и желая лишь быстрее пойти домой в этот субботний вечер. Так думал и дежуривший в тот вечер вместо руководителя отдела борьбы с кражами сотрудник, которому доложили об этом случае. Он отпустил Опитца, не опасаясь, что тот скроется. Зачем мелкому воришке скрываться? Он женат, имеет двоих детей, близнецов, прежде ни в чем предосудительном замечен не был, как к страховому агенту претензий к нему нет. Действительно, все выглядело так, будто в сети криминальной полиции попала маленькая рыбка.

      В понедельник утром сотрудники отдела краж провели в доме Опитца обыск, который никаких результатов не дал. Они искали очень поверхностно, хотя кто-то и высказал предположение, не является ли Опитц соучастником недавней кражи из брауншвейгского банка. Однако это предположение сочли несерьезным. А какие результаты мог дать обыск, если с субботы до утра понедельника Опитц имел 36 часов для того, чтобы хорошо спрятать нее, что не должно было попасть на глаза полиции. Изъяви только тисочки и шесть маленьких напильников, которыми Опитц, вероятно, пользовался при из-готовлении поддельных ключей. Итак, криминальная полиция завершила расследование "кражи в городской купальне", и прокурору оставалось лишь составить обвинительное заключение. Возможно, Опитц, как мелкий воришка, отделался бы небольшим или даже условным наказанием, если бы в дело не вмешался случай.

      Месяц спустя двое подростков выловили в пруду необычные предметы, два пистолета без стволов, самострел, также без ствола, пять ключей и портфель с тридцатью браслетами и цепочками различной ценности. Все это они сдали в браувшвейгскую полицию, где находка пролежала несколько недель, пока не попалась на глаза начальнику полиции государственному советнику Шраепелю. Он внимательно осмотрел оба пистолета системы "маузер" калибра 7,65 мм и решил проверить, не связано ли это оружие каким-либо образом с тремя случаями разбоев в 1933 году и другими многочисленными нападениями, начавшимися в Брауншвейге еще в 1931 году. По его указанию была тщательно осмотрена местность у пруда. Обнаружили кобуру для пистолета, по-видимому самодельную, какой-то кожаный ящичек без крышки, также ручной работы, две пистолетные обоймы с пятнадцатью патронами калибра 7,65 мм, кожаную шапку и кусок воска, на котором были заметны четкие отпечатки бороздок ключа.

      Но этого Шраепелю было мало, и когда вода в пруду спала, поиски продолжились. Были найдены семь болванок для ключей и картонная коробка с патронами для осветительных ракет. В гильзах трех таких ракет осветительная масса была заменена крупной дробью.

      Заготовки для ключей тотчас же напомнили начальнику полиции дело о кражах из городской купальни и то, что у страхового агента Опитца обнаружили пять поддельных ключей. Но Шраепель, конечно, еще не видел связи этих мелких краж с самыми крупными преступлениями, когда-либо совершенными в Брауншвейге. Если даже болванки ключей, найденные в пруду, принадлежат Онитцу, то какое он имеет отношение к пистолетам, самострелу и осветительным ракетам, также лежавшим на дне? Может быть, не Опитц, а кто-то другой бросил их в пруд? Одни лишь предположения мало что значили. Это Шраепель прекрасно понимал. Тогда он решил поближе познакомиться с прошлым Опитца.

      Знакомство это не дало ничего, что хотя бы косвенно говорило о возможности совершения Опитцем преступлений. Опитц окончил гимназию, затем стал военным моряком. Война 1914 года застала его в Рижском порту, где он был взят в плен. После освобождения из плена он еще два года плавал матросом, а затем с 1920 года проживал в Брауншвейге. В 1925 году он был привлечен к суду за оскорбление и приговорен к штрафу. Оскорбление заключалось в том, что он обнажался перед женщинами, т.е. страдал эксгибиционизмом. Но человек с такими сексуальными отклонениями совсем не обязательно должен быть преступником. И все-таки опытный начальник полиции чувствовал: с Опитцем не все в порядке.

      При повторном, на этот раз тщательном обыске в доме Опитца нашли довольно необычное сочетание различных предметов: остатки кожаного шлема для мотоциклиста, ящик с обрезками кожи, ножницы для жести, листы алюминия, пять карманных фонариков, остатки черного шнура, два мотка шпагата, кусок воска, полевой бинокль в кожаном футляре и почти полное оборудование слесарной мастерской. Принадлежали ли все эти предметы любителю помастерить или опасному преступнику?

      - Я могу лишь еще раз повторить, что очень люблю ремесленничать, - заверял Опитц. - Правда, я должен признать, что эта страсть привела меня к преступлению. Вот все, что я могу сказать.

      Таковы были объяснения Опитца и на допросах. На вопросы о том, почему он бросил в пруд пистолеты, самострел, патроны, ключи и все остальное, он постоянно отвечал:

      - Вы хотите знать, почему я это сделал? А я вас спрашиваю: почему именно я это сделал? Почему, собственно говоря? Почему?

      Шраепель должен был признать, что так дело дальше не продвинется. Чтобы уличить Опитца, нужны были объективные доказательства. А Шраепель интуитивно чувствовал: Опитц причастен к каким-то из 57 нераскрытых разбойных нападений и к большому числу других преступлений, в том числе к убийствам, совершенным в районе Брауншвейга. Чтобы доказать все это, нужен был такой мощный союзник, как естественно-научные методы криминалистики.

    Камень катится под гору

      Шраепель начал тщательно знакомиться с материалами уголовных дел о серии страшных преступлений, подобных которым в Германии прежде не встречалось. Это был длинный ряд преступлений, совершенных в Брауншвейге и его окрестностях с 1928 по 1934 год, цепь ужасов и террора.

      Сначала все выглядело как проделки хулиганов, которые наваливали камни на железнодорожные рельсы, чтобы остановить поезд. Затем такие случаи участились. Расследование показало, что дело значительно серьезнее, чем простое хулиганство. Это напоминало действия организованной банды, планомерно осуществлявшей нападения. В одном случае путь загораживали камнями, в другом отвинчивали гайки, скреплявшие рельсы, в третьем разрушали стрелки и сигнализацию. Спустя какое-то время преступники стали стрелять в локомотивные бригады, тяжело ранили трех железнодорожников. Обстрел велся как пулями, так и крупной дробью. Несмотря на все усилия, застать преступников на месте преступления не удавалось. Находили только следы; отпечатки подошв обуви длиной 29 см и шириной 10 см с каблуком длиной 7 см и шириной 6,5 см, четыре гильзы, пули и дробь.

      Число нападений достигло уже 64, когда в 1934 году по подозрению в совершении этих преступлений были арестованы два железнодорожных полицейских. Им вменялось в вину также присвоение 30 тысяч марок. Последнее они полностью признали, но категорически отрицали свою причастность к нападениям на железной дороге. Их оправдания ни к чему не привели, и они были приговорены к лишению свободы. Несмотря на крайне сомнительные доказательства их вины, Верховный суд жалобы полицейских оставил без удовлетворения.

      Сомневаясь в виновности полицейских, начальник брауншвейгской полиции продолжал изучать материалы дел о преступлениях на железной дороге. Он наткнулся на интересный факт. Обстрел проводился дробью № 1, тогда как охотничьи патроны чаще всего снаряжались дробью № 16. Стреляя дробью № 16, преступник должен был бы находиться вблизи железнодорожных путей, так как дальность полета этой дроби невелика. Дробь же № 1 летит значительно дальше, и потому стрелок мог находиться на большем расстоянии от поезда. Шраепель натолкнулся и на высказывания двух железнодорожников, которые в момент выстрела смотрели в окно поезда и видели яркую вспышку совсем близко от локомотива, но в ее свете стрелявшего человека видно не было.

      "Итак, вспышку выстрела видели совсем рядом с поездом, а стрелявшего не было видно. Почему это произошло? - рассуждал начальник полиции. - Может быть, стрелявший лежал в укрытии или же оружие было где-то закреплено, а к курку привязан шнур? А может, был установлен самострел, который приводился в действие проходящим поездом?" Шраепель чувствовал, что он на правильном пути в своих рассуждениях, но понимал, насколько трудно будет раскрыть эти преступления. Преступник, по-видимому, обладает некоторыми криминалистическими познаниями. Последнее опять заставило думать об Опитце, так как при обыске у него обнаружили очень много детективной литературы, учебники по криминалистике и даже чисто профессиональный журнал "Архив криминологии".

      Изучив дела о 57 разбойных нападениях, Шраепель установил, что они начались сразу же после того, как вдруг прекратились нападения на железной дороге. Была ли тут какая-нибудь связь? Может быть, здесь действовал один и тот же преступник, который вдруг потерял интерес к нападениям на железной дороге и переключился на разбойные нападения? Так же как при разбойных нападениях на железной дороге, все началось с незначительных преступлений, которые становились все более опасными и в конце концов привели к убийствам. В первых сообщениях говорилось о незнакомом мужчине, который нападал на уединившиеся в парке или в лесу парочки. Мужчина внезапно возникал перед ними, ослеплял светом сильного электрического фонаря и с пистолетом в руке требовал денег. Забрав добычу, он бесследно исчезал в темноте. Нападал он и на парочки в уединенно стоявших автомашинах. Незнакомец внезапно сильным ударом выбивал стекло в машине и, угрожая пистолетом, требовал денег. Если пассажиры реагировали недостаточно быстро, он делал несколько предупредительных выстрелов. Постепенно преступник ожесточился. Не получая денег сразу же, он бил потерпевших, простреливал покрышки на колесах автомашин. Были и случаи нападения на повозки с людьми, и если возница пытался скрыться, преступник стрелял в лошадей. Нападения становились все более дерзкими, например, прежде чем напасть на одну автомашину, он приводил в негодность другие, стоявшие рядом, чтобы его не на чем было догнать. В течение одной ночи он стал уже совершать по несколько нападений. Никто не чувствовал себя в безопасности. Разбойник стал кошмаром всего Брауншвейга и его окрестностей. Чего только не предпринимала полиция для его задержания, но это никак не удавалось. Разыскиваемый все время ускользал, постоянно он оказывался более быстрым, чем полиция, и как сквозь землю проваливался. Иногда только на месте нападения оставались патронные гильзы - единственные видимые следы.

      Знакомясь с донесениями о нападениях и протоколами допросов потерпевших, начальник полиции обратил внимание на некоторые обстоятельства, в определенной степени противоречащие его версии о том, что преступление совершал один Фридрих Опитц. Так, некоторые из потерпевших утверждали, что перед нападением их освещали двумя сильными электрическими фонарями, каждый из которых двигался самостоятельно, то есть преступников было двое. Однако, будучи ослеплены, они самих нападавших не видели. Другие же замечали только пистолет в руке разбойника, который после угрозы избивал их. Несмотря на такие противоречия, Шраепель все-таки оставался при мнении, что преступником, судя по всему, был Опитц. Но для того чтобы предъявить подозреваемому обвинение в целом ряде нераскрытых преступлений, совершенных в прошлые годы, начальник полиции должен был убедить в его виновности прокурора, а для Этого нужны были неопровержимые доказательства. А пока Опитц все еще официально считался мелким воришкой, похищавшим у посетителей бани небольшие суммы денег.

      Но Шраепель не только изучал материалы нераскрытых уголовных дел - он поручил своим сотрудникам собирать любые сведения о подозреваемом. Так, у сотрудников страховой компании, где работал Опитц, удалось узнать, что у него стало своего рода спортивным увлечением выслеживать в темноте уединившиеся парочки, наблюдать их интимное поведение, а на следующий день рассказывать об этом на работе во всех подробностях. Эта информация очень заинтересовала начальника полиции, так как преступник начал серию нападений с уединявшихся любовных парочек Не являлось ли она одним из косвенных доказательств того, что этот незаметный страховой агент и опасный разбойник - одно и то же лицо?

      Коллеги по работе рассказали еще о некоторых необычных чертах его характера. Так, молчаливый и сдержанный Опитц буквально преображался, когда рассказывал о каких-нибудь несчастных случаях или преступлениях, память на которые у него была буквально феноменальная. Спустя много лет он помнил о каждом случае самоубийства, каждом заметном преступлении или несчастном случае. Поэтому никого не удивляли его рассказы о мельчайших подробностях преступлений, совершенных на железной дороге, о личности возможного преступника и даже о том, когда эти нападения вновь произойдут. Товарищей по работе только поражало его "ясновидение", так как предсказания всегда сбывались. Это "ясновидение" ни в коей мере не удивило начальника полиции, лишь усилило его подозрения в отношении Опитца.

    Неподкупный союзник

      Но все это были лишь догадки и незначительные косвенные доказательства. Нужны были иные доказательства, достаточные для признания Опитца виновным и его осуждения. Но не было ни признания подозреваемым своей вины, ни свидетельских показаний, прямо указывающих на конкретного виновника. Оставалась только надежда на использование естественно-научных методов современной криминалистики. Только это могло бы в случае удачи разоблачить опаснейшего преступника.

      При расследовании криминалисты исходили из предположения, что многочисленные предметы, найденные в пруду, принадлежали Опитцу. От правильности этого предположения зависела возможность отнести к делу и многие другие доказательства.

      Прежде всего, требовалось выяснить, одними ли инструментами обработаны ключи, изъятые при аресте у Опитца и обнаруженные в пруду. Затем нужно было доказать, что ключи из пруда и найденные там другие предметы, такие, как части кожи, гильзы и осветительные ракеты, происходят из одного источника. И еще нужно было доказать, что эта находка принадлежит лицу, совершавшему преступления на железной дороге и многочисленные разбойные нападения. При наличии таких доказательств было бы уже нетрудно загнать Опитца в угол. Если во всех деталях установить, как он действовал при нападениях, какую технику применял, то он признает свой проигрыш. Но для того, чтобы получить эти доказательства, детективам в белых халатах надо было проявить все свое уменье.

      Прежде всего они занялись ключами. На двух ключах был нацарапан номер 13-А. Один из этих ключей эксперты обозначили номером 1 (это был ключ, найденный в пруду), а второй номером 2 (ключ, изъятый у Опитца после ареста в городской купальне). Ключ № 2 легко открыл кабину 13-А, ключ № 1, хотя внешне и был таким же, замок не открывал, так как один из его зубцов на бородке был слишком короток. При изготовлении ключа № 2 этот недостаток был устранен. Следовательно, не случайно ключ № 1 оказался выброшен. Присущий ему недостаток исправить было уже нельзя.

      Криминалисты также со всей очевидностью установили, что цифра "3" и буква "А" на обоих ключах содержат признаки почерка Опитца. Определили также, что оба ключа обрабатывались одним и тем же напильником, причем напильник держали в одном и том же положении.

      Этих доказательств было уже достаточно для того, чтобы любой суд убедился: ключи из пруда и из бани принадлежали одному и тому же лицу. Но доктор Неринг, проводивший экспертизу по поручению полиции, на этом не остановился.

      Удалось доказать, что частицы желтого и белого кварцевого песка из портфеля, найденного в пруду, аналогичны частицам песка, обнаруженного в складках и шзах голубой куртки Опитца. В портфеле были также обнаружены несколько волокон хлопковой пряжи, совпадавшей по структуре и цвету с волокнами ткани куртки, в которой Опитц был в момент ареста.

      Сотрудники криминалистической лаборатории выяснили еще некоторые немаловажные детали. Так, ни на одном из предметов не было найдено следов табака,- в то же время на многих вещах имелись крошечные частицы шоколада. Таким образом, даже если предполагать, что владельцами исследовавшихся вещей были разные люди, то, по-видимому, они оба не курили и оба ели шоколад. Установили также, что суровые нитки, использованные при изготовлении кобуры, найденной в пруду, и нитки из мотка, обнаруженного при обыске у Опитца, из одного и того же материала и совпадают по другим физическим признакам.

      Круг доказательств все время расширялся. Вскоре выяснилось, что волосы на подкладке кожаной шапки идентичны с волосами Опитца, покрышки автомашин прокалывались шилом, принадлежащим Опнтцу.

      Но еще немало загадок оставалось. Откуда взялись электрические фонари, двигавшиеся независимо друг от друга, о которых говорили потерпевшие? Куда делись многочисленные гильзы, которые должны были оставаться на местах происшествий яосле выстрелов? Ведь преступник исчезал так быстро, что он просто не мог успеть подобрать гильзы. Между тем лишь в нескольких случаях на местах происшествия было найдено по одной гильзе.

      И тут выявилось совершенно неожиданное. По следам на оружии, сопоставляя их с .найденными предметами, криминалисты установили, что к своему маузеру Опитц алюминиевыми полосками прикреплял маленький кожаный ящичек, в который и падали гильзы после выстрелов. Этот самодельный ящичек, назначение которого сначала быдо неясно, и обнаружили в пруду. К этому же ящичку прикреплялся один из фонарей, а другой был укреплен в петле на кожаной шайке. Так объяснялась загадка с двумя независимо двигавшимися фонарями.

      Очень важным было исследование оружия, а также использованных пуль и гильз. Здесь помимо доктора Неринга к проведению экспертизы подключился и профессор Брюнинг, который раньше уже занимался исследованиями, связанными с нападениями на железной дороге. Еще тогда он установил, что из 33 патронных гильз и шести пуль или их остатков, найденных при осмотре мест 48 нападений, одна гильза выстрелена из малокалиберной винтовки, другая из пистолета калибра 6,35 мм, а все остальные из маузера калибра 7,65 мм. Тогда, в 1933 году, когда об Опитце и речи не было, эти сведения мало что давали, сейчас же они приобретали новое значение.

      Криминалистические исследования также подтвердили, что найденные в пруду осветительные ракеты точно подходили к самострелу, принадлежавшему Опитпу. Все гильзы, которые, несмотря на улавливающий ящичек, все-таки иногда падали на землю, были выстрелены из пистолетов системы "маузер", найденных в пруду вместе с другими вещами, принадлежавшими Опитцу.

      Основываясь на всех этих доказательствах, криминальная полиция предъявила Фридриху Опитцу обвинение в совершении 122 тяжких преступлений. Прокурор согласился с доказанностью лишь 44 преступлений, в том числе трех разбойных нападений. В других случаях прокурор счел заключения экспертов недостаточными, тем более что свидетельские показания не всегда были надежны, а Опитц свою вину категорически отрицал.

      11 июня 1937 года за два убийства, несколько покушений на убийства, неоднократные разбойные нападения и ряд других преступлений Опитц был дважды приговорен к смертной казни.

      Криминальная полиция данным приговором брауншвейгского суда присяжных была, конечно, не удовлетворена, так как считала, что доказано гораздо больше преступлений. И криминалисты были правы. 9 июля 1937 года Опитц сам обратился к прокурору Брауншвейга с письмом, в котором признал совершение значительно большего числа преступлений и очень подробно описал их.

      Толчком к признанию послужил арест его жены как соучастницы, и он стал доказывать, что она ничего не знала.

      После этого признания полиция вновь предъявила Опитцу обвинение во множестве преступлений. Убийца с ужасающим хладнокровием детально описал всю технику осуществления каждого из них. При этом его признания выходили далеко за рамки тех преступлений, которые полиция вменяла ему в вину. Опитц рассказал также, почему он стал преступником.

      - Как я помню, все началось с того, что во время отпуска у меня кончились деньги и мне пришла в голову мысль кого-нибудь ограбить. В дальнейшем возникали и другие причины: жажда приключений, желание проверить свои криминалистические познания, любовь к оружию.

      Опитц признал, что нападения на железной дороге тоже его рук дело. Как уже указывалось, полиция это только предполагала, но вменить ему в вину не смогла. Теперь признания Опитца были детально проверены, ведь речь шла уже не только о его судьбе, но и судьбе двух железнодорожников, которые были осуждены за нападения на поезда и отбывали наказание, будучи невиновными. Чтобы прояснить згу ситуацию, четыре гильзы, найденные в декабре 1929 года на месте происшествия, а также одну пулю, застрявшую на излете в ботинке одного из обстрелянных потерпевших, направили в Берлин профессору Брюнингу. Его заключение снимало все сомнения. Три из четырех гильз, а также пуля были выстрелены из пистолета системы "маузер", принадлежавшего Опитцу. Невиновные железнодорожники были освобождены.

      Казнь многократного убийцы, разбойника и террориста Фридриха Опитца состоялась 12 октября 1937 года. Хладнокровно и сосредоточенно, но с несомненным вниманием он до последнего своего мгновения рассматривал гильотину - до тех пор, пока ее нож не упал.

      Ни в одном случае прежде методы естественнонаучной криминалистики не использовались при доказывании в такой степени, как в "деле Опитца". Теперь же для Шерлоков Холмсов нашего времени эти методы стали непременными союзниками.