Джеймс Вудс. Величайший женоненавистник.

В артистических и журналистских кругах о Джеймсе Вудсе отзываются нелестно. Говорят, что он амбициозен, очень резок, не выносит репортеров. А еще считается, что Вудс груб и не стесняется в выражениях. Феминистки всего мира объявили его величайшим женоненавистником и врагом рода человеческого…

Почему Вудс ненавидит женщин? Возможно, причиной тому послужили два развода, после которых Джеймс уже не доверяет представительницам прекрасной половины человечества, считая всех женщин алчными и лживыми созданиями.

С первой женой Вудс расстался довольно мирно, а тот день, когда его вторая жена подала на развод, стал началом скандала, потрясшего весь Голливуд. Сенсационные признания Сары Оуэн попали на первые полосы газет. Оказалось, что в семейной жизни талантливый актер был отъявленным негодяем: он постоянно избивал жену, находя в этом какое-то садистское удовольствие. Сара надеялась, что развод избавит ее от пережитых мучений, но он стал лишь началом нового кошмара.

Но, прежде чем говорить о неудавшейся семейной жизни известного актера, совершим небольшое путешествие в прошлое и посмотрим, каким был Вудс до того, как к нему пришла мировая слава.

Когда Джеймсу было 12 лет, умер его отец. Вудс-старший скончался в больнице во время операции. После смерти отца Джеймс принял решение стать врачом. Он увлекся медициной, планируя в будущем быть глазным хирургом. Но, к его огорчению, с заветной мечтой пришлось расстаться: в подростковом возрасте мальчик налетел на стеклянную дверь, сильно поранил руку, повредив сухожилия, в результате чего его пальцы частично утратили подвижность.

В 17 лет Джеймс Вудс блестяще сдал тесты для поступающих в университет, и четыре колледжа немедленно предложили ему стипендию. Юноша, решив заняться политикой, поступил в Массачусетский технологический институт, который в середине 1960-х годов считался самым престижным в США. На вступительных экзаменах оказалось, что коэффициент интеллекта будущего студента равен 180 баллам! Это было невероятно, так как у многих преподавателей вуза этот коэффициент не превышал 150 баллов, а в правилах тестирования было написано: «Коэффициент от 170 баллов и выше говорит о том, что тестируемый – гений». Разумеется, Джеймса сразу же записали в будущие светила. Преподаватели буквально молились на талантливого студента, а тот не замедлил проявить наконец свой тяжелый характер.

Не стесняясь, Вудс вступал в споры с преподавателями и, поскольку всегда выходил победителем, сильно подрывал их авторитет перед другими студентами. Доказывая свою правоту, Вудс легко цитировал иностранных авторов, причем всегда на языке оригинала. Его феноменальная память поражала даже преподавателей с высокими учеными степенями.

Так, однажды, поспорив с сокурсниками, Вудс цитировал несколько статей Гегеля, начиная с любого выбранного кем-нибудь наугад абзаца. Разумеется, на языке оригинала.

Стоит ли говорить, что в институте его за это ненавидели, а он в свою очередь презирал как студентов, так и преподавателей за серость и тупоумие.

Вскоре Вудс пришел к выводу, что политика – это занятие не для него. Ему было скучно, и, чтобы скоротать тоскливые недели и месяцы учебы, он стал играть в студенческом театре. Учеба давалась ему легко, и он продолжал посещать занятия, чтобы не огорчать мать, однако за два месяца до окончания института бросил посещать занятия в знак протеста против войны во Вьетнаме. «Для того чтобы сделать научную карьеру, требовалось не блистать умом, а изворачиваться, юлить, унижаться. Это было не по мне», – говорил позднее Вудс.

В 1968 году Джеймс Вудс приехал в Нью-Йорк, даже не представляя, чем займется. Единственное, что юноша знал, помимо политики, было актерское мастерство – за годы учебы в институте он сыграл в 36 пьесах.

Первое время Джеймс Вудс играл в нескольких театрах, но не оставлял своей заветной мечты сниматься в кино. «Я ходил в кино почти каждый день, оно завораживало меня. Я знал, что должен играть», – вспоминал Вудс.

Однако мир кино встретил начинающего актера враждебно: все продюсеры и режиссеры сомневались в его таланте. Только в конце 1970-х годов Вудс наконец стал получать эпизодические роли в фильмах.

В 1978 году Джеймс Вудс снялся в фильме «Холокост», который был восторженно принят критиками и публикой. Он стал звездой. Но настоящий успех принес актеру фильм Сержио Лионе «Однажды в Америке», после которого Вудс снялся в фильмах «Сальвадор», «Бестселлер», «Полицейский», «Мальчики». Он получил премию «Золотой Глобус», а также был выдвинут на «Оскар» за роль фотографа в «Сальвадоре». Однако «Оскар» в конечном итоге ему не достался.

В 1980 году Джеймс Вудс женился на фотомодели Кэтрин Греко. Супруги были вместе всего три года, по прошествии которых мирно расстались. По воспоминаниям Кэтрин, ее семейная жизнь с актером никогда не омрачалась никакими скандалами. Конечно, без мелких ссор не обходилось, но Вудс всегда вел себя по-джентльменски. Впрочем, Кэтрин вскоре поняла, что жить с ним – значит навсегда отказаться от собственного Я. Дело в том, что Вудс принимал все решения сам, никогда не советуясь с женой.

«Я чувствовала, что погружаюсь в атмосферу ХIХ века, – говорила позже Кэтрин Греко. – Джим ничего не доверял мне. Я чувствовала, что скоро разучусь водить машину».

Близкие друзья Вудса говорят, что Кэтрин была его самой большой любовью. Они считают, что брак Кэтрин и Вудса распался по вине последнего, из-за его жуткой ревности. Он не отпускал от себя жену ни на шаг, а когда уезжал на съемки, сходил с ума от подозрительности.

В конце концов супруги мирно развелись, и на протяжении двух лет сердце актера было свободно, пока… Пока он не встретил Сару Оуэн.

С будущей супругой – 22-летней Сарой Оуэн – 38-летний Вудс познакомился в 1985 году на автозаправочной станции. О подробностях первых дней их знакомства практически ничего не известно, но, если учитывать то, что через несколько недель они уже стали жить вместе, вероятно, Сара произвела на актера сильное впечатление. На вопросы друзей и коллег об его отношении к Саре актер неизменно отвечал, что он счастливейший из смертных. «Я готов взять годовой отпуск и провести его с Сарой вместо того, чтобы сниматься в кино», – говорил он в ту пору.

В 1987 году Вудс снимался в фильме «Допинг», где его партнершей была Шон Янг. Актеры играли супругов-наркоманов, и по Голливуду распространились слухи, что между Вудсом и Янг начался бурный роман. Насколько это соответствовало истине, до сих пор остается загадкой, поскольку и Вудс, и Янг отказываются говорить на эту тему.

В ноябре 1987 года Сара Оуэн пришла в полицию Лос-Анджелеса с заявлением на своего жениха Джеймса Вудса. Среди пунктов обвинения значилось физическое и моральное оскорбление. Однако никаких следов насилия на ее теле не обнаружили, и тогда она составила подробный список преступлений своего возлюбленного. По ее словам, Вудс заставил ее прервать беременность, неоднократно выгонял из дома и часто, угрожая оружием, принуждал повторять: «Я шлюха, я убила своего ребенка».

Пока шло разбирательство, в жизни Вудса стали происходить странные и крайне неприятные события. Так, той же осенью он обнаружил под своей дверью изуродованную куклу, завернутую в газету. Лицо куклы было вымазано белым гримом, а ее горло было рассечено. Через некоторое время кто-то на бульдозере проехал по саду Вудса. А затем актер получил анонимную записку следующего содержания: «Я друг Шон Янг и считаю, что она поступает плохо».

Вудс настаивал, чтобы полиция допросила Шон Янг, которая в то время находилась на съемках в Ванкувере (кукла была завернута в ванкуверскую газету). Стоит ли говорить, что актриса все отрицала, но Вудс подал на нее в суд, обвинив в преследовании, и потребовал 6 миллионов долларов за материальный и моральный ущерб.

Летом 1988 года Джеймс Вудс и Сара Оуэн официально оформили свои отношения. Пока молодожены наслаждались медовым месяцем, Янг наняла частных детективов и провела собственное расследование вышеупомянутых событий.

Вскоре нанятый Янг частный детектив доложил ей о результатах расследования. О Вудсе практически ничего узнать не удалось, а вот прошлое Сары оказалось весьма интересным, точнее сказать, криминальным. Оказывается, новая жена актера ранее арестовывалась за мошенничество, и, судя по всему, Сара Оуэн являлась авантюристкой международного масштаба. Когда новости дошли до Вудса, он не поверил, решив, что Янг в отместку на его заявление в суд распространяет грязные слухи о Саре. Но через какое-то время он, видимо, засомневался в своей жене и нанял частного детектива, который после короткого расследования все подтвердил.

Понимая, что он попал в ловушку хитрой и расчетливой авантюристки, Вудс в конце 1988 года, после 127 дней супружеской жизни, начал бракоразводный процесс с Сарой Оуэн. Последняя сразу же стала поливать его в прессе грязью, рассказывая журналистам быль и небыль о своей семейной жизни с «негодяем Вудсом». Пока Сара давала скандальные интервью репортерам, Вудс пришел с извинениями к Шон Янг и после разговора с ней уладил конфликт тем, что оплатил все ее расходы на адвокатов и детективов. Вудс и Янг расстались мирно. Конфликт был исчерпан, расходы оплачены, извинения получены, и Шон Янг успокоилась и даже пожелала Вудсу удачи в разрешении семейных проблем.

Но проблемы только начинались. Развязаться с Сарой оказалось довольно сложно. Обиженная супруга провела против Вудса целую кампанию в желтой прессе, давая бесчисленные интервью, в которых, помимо уже вышеупомянутых обвинений, сообщала, что Вудс с утра до вечера смотрит порнографические фильмы, что однажды она застала его мастурбирующим у дверей спальни ее умирающей матери и т. д.

Причем обвинения множились и множились. Сара Оуэн потребовала от мужа баснословных алиментов и выплат по огромному количеству исков. Она даже подала отдельный иск с требованием вернуть ей обручальное кольцо.

Об отношениях Вудса к женщинам Сара Оуэн говорила следующее: «Вудс ненавидел и не уважал женщин. Он считал их продажными и лживыми, готовыми ради денег практически на все. Джеймс сравнивал женщин с румяным яблоком, в котором давно и тайно от всех поселился червячок, готовый в самый неподходящий момент заявить о своем существовании. Правда, его все же привлекали молоденькие девушки. Он взывал к их невинности, не теряя надежды когда-нибудь встретить совсем юное, неиспорченное существо».

«Джеймс – пьяница, бабник и извращенец. Он заставлял меня смотреть дешевую порнуху, бил, крушил все в доме и устраивал прилюдные разборки со своими любовницами», – рассказывала Сара журналистам.

На вопросы друзей, как проницательный Вудс не распознал в Саре авантюристку, актер, пожимая плечами, отвечал: «Я не привык иметь дела с людьми такого сорта. В таких делах я дилетант, а она – закаленная профессиональная мошенница. У меня почти не было шансов избежать расставленных ею ловушек». Но все же Сара недооценила Вудса. Он нанял хороших адвокатов и благодаря им и своей настойчивости выиграл все процессы.

«Я не заплатил ей ни цента, – говорил актер после удачно проведенного бракоразводного процесса. – Это самое большое мое достижение в этой гадкой истории». По его признанию, 1992 год был самым ужасным в его жизни. «В том году умер мой друг, – вспоминал Вудс. – Я прошел через процедуру развода и несколько судебных процессов. Пресса выливала на меня ушаты грязи. Я чувствовал себя Иовом».

«Мне довелось побывать в постели с самим дьяволом, – говорил Вудс, вспоминая свой брак с Сарой. – После этого трудно настроиться на позитивную семейную жизнь. Я даже представить себе не мог, что в семье могут складываться подобные отношения. Мои родители, знаете ли, были удивительно дружными людьми».

Целых три года потребовалось Вудсу, чтобы хотя бы немного забыть призраки прошлого. Видимо, жена-мошенница надолго отбила у актера любовь к романтическим приключениям. Только в 1994 году у Вудса появилась новая подруга – актриса Мисси Кридер, с которой он снимался в телефильме «Дом Джейн».

Друзьям Вудс говорит, что наконец-то он встретил женщину, которая составит истинное счастье его жизни.




https://www.maria-shutova.ru как делают биоревитализацию.