Загрузка...



Из глубины веков (вместо предисловия)

Не поговорить с человеком, который заслуживает разговора, – значит потерять человека. А поговорить с человеком, который разговора не заслуживает, – значит потерять слова. Мудрый не теряет ни слов, ни людей.

(Конфуций)

В последнее десятилетие ушедшего II тысячелетия угроза тотального терроризма вновь, как в конце XIX – начале XX в., стала частью нашей повседневной жизни. Крупномасштабные террористические акции в городах России в полной мере показали всем гражданам нашей страны, что такое террористическая война. Но даже без учета фронтовых репортажей газетные публикации и телевизионные сюжеты, посвященные криминальной хронике, все более напоминают сводки боевых действий, в которых несут потери все стороны.

Подобные ситуации, характеризовавшиеся разгулом вооруженной преступности, в истории нашей страны возникали не однажды. После Февральской и Октябрьской революций, во время Гражданской войны и НЭПа вооруженные банды Н. Сафонова, И. Гусева, Ф. Прокофьева и др. наводили ужас на жителей Москвы и Московской области. 19 января 1919 г. Я. Кузнецов (Кошельков) совершил получившее широкую известность разбойное нападение на председателя СНК В. И. Ленина. В Петрограде зверствовали банды И. Белова, Г. Александрова и особо «популярного» налетчика Л. Пантелкина, более известного как Пантелеев. В провинции также существовали десятки вооруженных банд, самой кровавой из которых была банда В. Котова.

Во время Великой Отечественной войны и в послевоенный период произошел еще один всплеск вооруженных бандитских нападений. В 1952 г. разоблачена замаскированная под Управление военного строительства группа Н. М. Павленко, которую можно считать прообразом современных «неформальных» групп. Она сочетала легальные и нелегальные методы работы, имела в своем составе силовое и оперативные подразделения, широко использовала подкуп гражданских и военных должностных лиц. После смерти И. В. Сталина в результате широкомасштабной (св. 1 млн человек) амнистии криминальная обстановка в нашей стране вновь обострилась. Стабилизировать ситуацию путем ввода чрезвычайных мер удалось только к осени 1953 г.

В Российской Федерации насильственные вооруженные преступления приобрели совершенно иные масштабы. Практически ежедневно информационные агентства сообщают о взрывах, убийствах, о захвате заложников и тому подобных преступлениях, имеющих по многим признакам террористический характер. Мы полагаем, что в условиях современной российской действительности терроризм превратился в сложную и многоаспектную проблему, стал неотъемлемой частью деятельности ряда организаций в сферах политики, финансов, религии. В определенной среде террористов называют участниками «силового бизнеса».

Появлению наиболее криминальных форм способствовал развал такого огромного государства, каким был Советский Союз, повлекший за собой мощнейший передел сфер влияния и финансовых потоков, не меньшую роль сыграли и многократные реорганизации специальных и правоохранительных органов, зачастую проводившиеся бездумным «хирургическим» путем.

Процесс первичного накопления капитала во всех странах проходил кроваво и мучительно. Первое поколение создавало капитал морским пиратством, локальными и масштабными войнами, дележом участков во времена «золотых лихорадок»; оно не стеснялось засучивать рукава и обагрять руки кровью. Второе, третье и последующие поколения становились представителями истеблишмента. Такова действительность – нравится это кому-то или нет. На постсоветском пространстве эти процессы приобрели уникальный характер, будучи помноженными на национальные, региональные, религиозные, политические, социальные и психологические проблемы. Долгие пересуды на кухне вылились в эпатажные формы профессиональных и межличностных отношений.

Государство, которое тысячами бросает людей под танки, десятками тысяч «выбивает» специалистов из профессиональной среды, обязательно получит ответную реакцию, особенно если это – специалисты военной или военно-специальной областей. Можно бесконечно долго вещать о профессионализме, о необходимости создавать и поддерживать ценности единого и сильного государства. Но если при этом штамповать спецназовские «полуфабрикаты», платить заработную плату размером с пособие по безработице, выгонять на улицу высококлассные кадры, то в новой среде – недоученной и профессионально некультурной – обязательно найдутся те, кто захочет взять все, что только можно взять с использованием «имеющихся сил и средств». Это аксиома.

Профессиональная культура закладывается годами, шлифуется десятилетиями и, только будучи воплощенной в двух-трех поколениях, становится тем, что уважительно принято называть школой. Профессиональная культура – это та якобы роскошь, без которой немыслимо нормальное функционирование сложных силовых механизмов. Иначе осколки разваленной машины могут искалечить все, что окажется на их пути…

Анализ террористических акций, совершенных организованными группами в последней трети XX в. в различных странах мира, показывает повышение профессионального уровня их подготовки и выполнения с использованием передовых методов, рожденных в секретных лабораториях спецслужб и пытливым умом самоучек.

Как организаторы, так и исполнители терактов имеют серьезную идеологическую и психологическую мотивацию на совершение противоправных действий. Растет политическое и финансовое стимулирование представителей всех звеньев, входящих в систему «международного террористического интернационала», перенявшего лучшее у своего «политического прадедушки» 1920-х – начала 1930-х гг. К идеологической преданности и наивности предшественников добавились концентрированный прагматизм и возможности современных технологий.

Система в целом развивается по определенным и редко меняемым законам. Разработки специальных служб через короткое время берут на вооружение криминальные и террористические сообщества. Обратная связь работает намного хуже. Бюрократический характер любой государственной системы, в том числе и специальной, зачастую неповоротлив в перенимании передовых методов потенциального противника или союзника. Поэтому не приходится удивляться, что многие силовые организации традиционно «машут кулаками после драки». Совместно выполнять поставленные задачи и потом делиться славой не принято. Каждый старается первым «принести в клювике» ценную информацию и доблестно отрапортовать по начальству, а там…

Однако в террористических структурах взаимодействие между отдельными звеньями, наоборот, постоянно укрепляется и расширяется как в географической, так и в политической плоскости. Постоянные и временные организации быстро перестраиваются: как сообщающиеся сосуды, они практически мгновенно реагируют на поведение ветреницы с завораживающим именем – Конъюнктура. В этих условиях роль государственных и негосударственных структур в защите интересов личности, в том числе в обеспечении физической безопасности, во многом становится определяющей. Она базируется на монолитности и воле высшего политического руководства, которое располагает основными рычагами воздействия на процесс, защищает тех, кто неукоснительно выполняет сложные вводные, служащие для укрепления власти.

Сказанное актуально не для всех граждан, хотя многие мгновенно примеряют известие о покушении на какого-либо политического или финансового деятеля на себя. Беспокоиться стоит далеко не всем: сначала попадите в группу риска – накопите соответствующие денежные средства и пустите их в дело или заберитесь на соответствующий этаж властной пирамиды. До того момента вы вполне можете довольствоваться ролью неуловимого Джо из популярного анекдота.

На память приходит знакомая с детства веселая песенка королевской охраны из мультфильма «Бременские музыканты»: «Куда идет король? Большой секрет! / А мы всегда идем ему во след. / Величество должны мы уберечь / От всяческих ему не нужных встреч!»

По нашему мнению, эти строки отражают философию охранной службы. В них изложены основные принципы охраны: конспиративный характер работы и необходимость постоянного нахождения при «персоне». Наибольшую смысловую нагрузку несут две последние строчки, которые должны служить отправной точкой в мышлении сотрудника личной охраны. Великие мастера восточных единоборств давным-давно выразили эту мысль в предельно лаконичной фразе: «Предотвращенная схватка – выигранная схватка!» (Недаром красноармеец Сухов, несомненно, обладавший навыками оперативника и боевика, любил повторять: «Восток – дело тонкое!») К сожалению, человечество далеко не всегда учитывает богатый опыт предшествующих поколений: упрямство, косность мышления, невежество, нежелание учиться и самомнение постоянно вынуждают нас повторять уже совершенные кем-то ошибки.

* * *

Одно из уникальных направлений специальной подготовки сотрудников личной охраны связано с именем Хасана (Гасана) ибн-ас-Саббаха, жившего во 2-й половине XI в. н. э. Будучи одним из руководителей религиозно-политического течения исмаилитов-низаритов, этот человек в 1090 г. захватил со своими сторонниками горную крепость Аламут, расположенную в Северной Персии. Он разработал и внедрил в жизнь оригинальную методику подготовки телохранителей, основанную на беспрекословном исполнении любых его приказов. Обладая отменными знаниями в области психологии, ас-Саббах отбирал из числа молодых людей тех, в ком определял природные наклонности к подчинению. Методика подготовки строилась с учетом традиций ислама. Ас-Саббах имел к тому времени звание шейха, впоследствии его прозвали Шейхом Горы, а в европейских странах – Старцем Горы.

Ас-Саббах приглашал приглянувшегося ему молодого человека для беседы, в ходе которой сообщал, что обладает чудодейственной силой и может перенести юношу в рай. После обильного угощения гостю предлагалось покурить кальян, и под воздействием паров гашиша, подмешанного в табак, он засыпал. Его пробуждение было поистине сказочным: молодой человек оказывался в обстановке, соответствовавшей представлениям о райской жизни. Через определенное время, вкусив ее прелестей, гость вновь засыпал и пробуждался в компании Шейха Горы. На вопрос хозяина, хочет ли он вновь оказаться в раю, следовал утвердительный ответ. Но для этого от юноши требовалось беспрекословное повиновение любому (!) приказу.

В Азии телохранителей Шейха Горы впоследствии стали называть хашашинами (так как при их подготовке использовалось курение гашиша), а в Европе – ассасинами. Для обеспечения режима секретности орден хашашинов (который можно считать специальным военным подразделением исмаилитов) имел пять степеней посвящения. Во главе секты стоял шейх; члены двух старших степеней назывались деи (миссионеры) и великие деи, двух низших – федави, или федаины, что значит «жертвующие собой за веру». Чем выше был ранг посвященного, тем больший доступ к секретам ордена он получал; исключения не делали даже для сыновей шейха.

У исмаилитов также имелось несколько степеней посвящения: по одним источникам, этих степеней было семь, по другим – девять. Посвященные высших степеней полагали, что философия выше религии, а последняя – лишь один из способов держать необразованных людей в повиновении. В ордене хашашинов истинные цели и задачи ордена также открывались только тем, кто переходил в число избранных[5].

Используя уникальную для своего времени методику, ас-Саббах сформировал небольшую (ок. 1000 человек) личную армию. Все попытки близких и дальних соседей, часто весьма могущественных, низвергнуть шейха и установить контроль над крепостью оканчивались неудачей. Защитный механизм, использовавшийся ас-Саббахом, получил впоследствии наименование «превентивный удар». Как только шейх узнавал, что какой-либо из правителей собирает войско для похода или предпринимает иные попытки его личного устранения, он отдавал приказ одному или нескольким из своих людей уничтожить этого правителя. Получившие приказ федаины отправлялись в путь, и не было, по мнению современников, преграды, способной их остановить.

Излюбленным оружием членов ордена являлся кинжал с золоченой рукояткой, который служил своеобразным фирменным знаком. В тех случаях, когда использовать кинжал было невозможно, в дело пускался яд. После выполнения задания федаин не пытался скрыться и не оказывал сопротивления. Однако особо ценные члены ордена, достигшие высоких степеней посвящения, действовали иначе: они приходили и уходили невидимыми для охраны. Единственным свидетельством их посещения оставался кинжал, который в некоторых случаях служил инструментом предупреждения.

Миссии, поручавшиеся ас-Саббахом своим адептам, требовали отменной специальной подготовки, владение оружием – только одно из ее направлений. Чтобы привести в исполнение приказ владыки, федаины учились выступать в разных обличьях (в зависимости от обстановки, в которой им приходилось действовать), знали иностранные языки, а также обладали определенными навыками в разведывательной деятельности и других специальных областях знаний. Например, посланные для ликвидации графа Тулузского два федаина приняли христианство и стали крестоносцами, что позволило им через два года войти в ближайшее окружение графа и выполнить задание.

Переход в другую веру, даже формальный, и уничтожение в боях многих своих единоверцев требовали квалифицированной психологической обработки. Ас-Саббах грамотно использовал методику кнута и пряника.

«Пряником» служило обещание хозяина, что его верный слуга непременно попадет в рай. В качестве «кнута» использовалось, в частности, следующее. Группа федаинов, прошедшая начальный этап подготовки, получала возможность задать вопросы своему товарищу, осмелившемуся ослушаться повелителя и за это угодившему в ад. Игравший роль ослушника прятался в специальной яме, его голова находилась на уровне пола. У пришедших создавалось впечатление, что голова отрублена и покоится на блюде. Выслушав рассказ о муках ада, молодые воины с трепетом удалялись. После такой процедуры их веру в могущество ас-Саббаха не могли поколебать никакие внешние причины. Человек, игравший роль отступника, был изначально обречен: любой, кто мог раскрыть методику подготовки федаинов, подлежал немедленному устранению. Его голова, насаженная на копье, служила еще одним доказательством могущества Шейха Горы.

Непослушание в ордене не прощалось никому: двоих сыновей ас-Саббаха публично казнили за неповиновение отцу. Подчиненная сверхидее система не выносила исключений, которые могли послужить предпосылкой внутреннего разложения с неизбежным распадом и тотальным крахом как идеологии, так и технологии. Понятие кровных уз отходило на дальний план во имя объединяющей доктрины.

Возможно, такая методика подготовки покажется нашим читателям более подходящей для убийц, нежели для телохранителей. Это вопрос личной оценки. Наша цель – дать ретроспективный показ многообразия подходов к обеспечению личной безопасности. Государство исмаилитов, опиравшееся в военном плане на хашашинов, просуществовало в Персии и Сирии около 200 лет. С его падением традиции хашашинов не умерли. Изобретенная ими методика подготовки в доработанном и усовершенствованном виде используется и ныне государственными специальными службами и негосударственными организациями многих стран.