Загрузка...



НАВСТРЕЧУ ДЖУНГАРСКОМУ ВЕТРУ

…Он знал об этих страшных восточных ветрах Джунгарии. Они подступали к горам, на время задерживаясь там лишь для того, чтобы с невиданной силой прорваться сквозь ущелья.

В долине, лежащей между Аягузом и Копалом, ветер зачастую ворочал щебень, разбивал лед, вырывал из земли и поднимал на воздух семена растений. Это был вихрь «эбэ», и его можно было сравнить лишь с порывами ураганов в Патагонии или на мысе Доброй Надежды. Человек, о котором идет речь, трудился над изучением климата Верного, сводил в таблицы данные о средней температуре воздуха в городе, стоящем у подножия Алатау. Употребляя большой отражательный круг Пистора, исследователь производил первые астрономические определения в Семиречье и некоторых местностях Западного Китая.

Это был самоотверженный ученый прошлого столетия Александр Федорович Голубев. Жизнь его была коротка, но вся она прошла под знаком бескорыстного служения русской науке.

В 1859 году капитану А. Ф. Голубеву было двадцать семь лет. На его способности обратил внимание П. П. Семенов, в памяти которого еще не могли изгладиться живые впечатления от недавнего собственного путешествия по Тянь-Шаню.

В качестве одного из руководителей отдела физической географии Русского географического общества П. П. Семенов поручил А. Ф. Голубеву исследовать область, лежащую между Балхашем, Тарбагатаем, Джунгарским Алатау и снежными цепями Тянь-Шаня. Эти работы должны были подготовить математическую основу для составления карт нового края.

Александр Голубев вместе с топографом Мотковым выехали в 1859 году в Семипалатинск и вскоре очутились в Аягузе, Копале и Верном. Из Верного они пошли к реке Чилик, преодолели перевалы Сейрак-Таш, Аир, Киик-Таш и достигли Каркаринской долины.

Путь А. Ф. Голубева совпадал с маршрутами П. П. Семенова и Чокана Валиханова, о недавнем пребывании которых там хорошо помнили.

Из Каркары А. Ф. Голубев ходил к реке Текес, а затем направился к горному проходу Санташ, через который лежал путь к устью реки Тюб, на берегу Иссык-Куля.

Иссык-Куль был средоточием загадок. Уже первые русские исследователи озера старались открыть тайны его глубин.

Так, один из русских беглых лет за двадцать до всяких ученых экспедиций, плавая на плоту по синим иссык-кульским водам, видел древние строения, покоящиеся на дне Иссык-Куля.

Хан кокандский Малибек, судя по времени, мог варить свой праздничный плов в огромных старинных котлах, найденных на Иссык-Куле и доставленных в Коканд.

Правитель киргизов сары-багишей Умбет-алы рассказывал русским путешественникам, что обитатели берегов Иссык-Куля возводили стены усыпальниц для погребения своих знатных людей из кирпичей, взятых с развалин подводных древних строений.

На северном берегу Иссык-Куля, где побывал А. Ф. Голубев, не раз находили истуканов, изваянных мастерами неизвестных племен. Здесь видели изображения воина, сжимавшего в руке меч, отыскали камень, где было высечено человеческое лицо.

Чокану Валиханову, побывавшему на Иссык-Куле в 1856 году, говорили, что в свое время там нашли огромного каменного идола.

В глубокой древности на иссык-кульском побережье располагалась ставка правителей государства усуней — город Чигу.

Завершив свои работы на Иссык-Куле, А. Ф. Голубев прошел к Каскеленскому перевалу и вскоре во второй раз очутился на зеленых улицах Верного. Почти не задерживаясь там, путешественник двинулся к Алтын-Эмелю, где тогда стоял русский пикет, миновал Борохуджир с его затейливо построенной кумирней, оставил позади Тургень, переправился через Хоргос и вскоре вступил в Кульджу — главный город Илийской провинции. Правителю ее подчинялись земли от Алатау до Памира и от Алтая до Куньлуня.

Кульджа была обведена прямоугольной глинобитной стеной толщиной в две сажени. На некотором расстоянии от кульджинской крепости, вне городских стен, находился дом российского консула, одного из виднейших знатоков и исследователей Китая того времени, Ивана Ильича Захарова (1814–1885).

Отлично зная китайские исторические источники, И. И. Захаров сделал извлечения из книги Сюй-суна, совершившего путешествие по Западному Китаю в начале XIX столетия. В книге этой были приведены сведения о загадочных истуканах и подводных городах Иссык-Куля. Лишь за год до появления А. Ф. Голубева в Кульдже И. И. Захаров составил карту всего Тянь-Шаня и Джунгарии. Вероятно, к тому же времени он закончил «Записку о торговле в Западном крае Китая»; хранится она в личном архиве, оставшемся после Чокана Валиханова, и ждет своего издания.

И. И. Захаров составил также «Описание Западных китайских владений», которое было тоже известно Чокану Валиханову.

Капитан А. Ф. Голубев получил от И. И. Захарова множество полезных советов и ценных сведений. Отражательный круг, впервые примененный в Кульдже, включил ее в число астрономических пунктов Центральной Азии.

Из Кульджи путешественник возвратился в Копал. Вскоре в изданиях Русского географического общества появилось несколько замечательных работ капитана Александра Голубева.

В кратком отчете об Иссык-кульской экспедиции он сообщал об определении астрономических пунктов, координат отдельных местностей, измерении высот. К другому своему труду А. Ф. Голубев приложил «Карту Семиреченского и Заилийского края Семипалатинской области и части Илийской провинции Китая». Путешественник делился опытом своих наблюдений и вычислений, необходимых для составления столь обширной карты.

Ученый не мог не рассказать и о людях, с которыми он встретился во время своих походов. Капитан Голубев подробно описал жизнь и быт казахов и киргизов, живших между Верным и Иссык-Кулем, сообщил о разделении Большой орды на отдельные родовые группы, рассказывал о степных батырах. Исследователь изложил сказания о происхождении киргизов Тянь-Шаня, обрисовал быт племен богинцев и сары-багишей, поведал о поверьях и обычаях людей тянь-шаньских долин. Есть в труде Голубева и данные по истории джунгар… В 1862 году А. Ф. Голубев, продолжая свои научные работы, отправился в китайский город Чугучак. Он побывал на озере Алакуль, которое в свое время привлекло внимание Григория Карелина и Чокана Валиханова. Голубев присоединялся к мнению Чокана Валиханова о том, что Алакуль в сравнительно недавнее время отделился от озера Балхаш.

Алакулю капитан А. Ф. Голубев посвятил два своих ученых труда. Он определил положение озера, измерил его уровень. Наблюдения исследователя, казахские предания, которые он собрал, доказывали, что уровень Алакуля понижается.

А. Ф. Голубевым были описаны также и реки, впадающие в Алакуль, осмотрены пашни казахов-земледельцев и поселения русских крестьян на берегах озера. Им были составлены также карты Алакуля и Балхаша и таблицы определения астрономических пунктов. Все эти подвиги были совершены больным человеком. Капитан А. Ф. Голубев страдал тяжелым недугом — туберкулезом легких. Но он не страшился ни поднимавшего камни джунгарского ветра «эбэ», ни вечных снегов, ни горного удушья, ни холода бурных рек Семиречья.

Свершив все, что было в его силах, капитан А. Ф. Голубев умер, не дожив и до сорока лет жизни, на чужбине, в Италии.

Могила героя русской науки затерялась среди пыльных лавров на римском кладбище.