Загрузка...



ПОХОДЫ В. В. ВЕРЕЩАГИНА

В 1869 году знаменитый русский художник и исследователь стран Востока В. В. Верещагин (1842–1904) совершил путешествие по Семиречью и Западному Китаю.

В то время в Западном Китае происходили военные события: войска богдыхана усмиряли дунган (китайских мусульман), поднявших знамя восстания в провинции Шеньси еще в 1862 году. В 1865 году дунганский мятеж охватил и Кульджинский край.

На улицах Новой Кульджи (Хой-юань-Чен) лежали горы пепла и груды человеческих костей. Разрушен был Чугучак, где во всю длину большой крепостной стены простиралось изображение дракона. За русским фортом Борохудзир по пути к Кульдже лежали в развалинах когда-то цветущие города и поселения: Тургень, Джаркент, Ак-Кент, Хоргос, Алим-Ту, Чимпандзи, Чинча-ходзи, Баяндай.

Несмотря на большую опасность, Верещагин во что бы то ни стало решил пройти тогда в Западный Китай. По дороге из форта Борохудзир художник остановился в Ак-Кенте, где от всего города осталась лишь одна кумирня. Здесь Верещагина беспокоили только тигры, рев которых слышался на рассвете почти у самых стен городского храма.

Художник писал масляными красками этюды, охотился на фазанов. Известны его зарисовки молельни, дома и развалин большой кумирни в Ак-Кенте. Заболев лихорадкой, Верещагин вернулся в форт Борохудзир, откуда уже совсем было собрался уехать в Ташкент.

Но в Борохудзир прискакал казак из Лепсинской станицы с известием о том, что барантачи отбили большой табун скота у военного отряда. Командир казачьего полка, преследуя грабителей, перешел границу Западного Китая.

Лепсинский командир просил гарнизон Борохудзира выйти на поиск разбойничьих шаек. Сотня казаков и шестьдесят пехотинцев при одном орудии двинулись на восток.

В. В. Верещагин примкнул к отряду в надежде, что ему удастся рисовать во время похода. Художник побывал в местностях между Хоргосом и Большим Мазаром, где находились развалины богатого древнего города Алмалыка, в которых нередко находили золотые монеты и кораллы.

Здесь, подвергаясь смертельной опасности, Верещагин участвовал в стычках с барантачами. В походных тетрадях художника появилось много рисунков, посвященных природе и людям Западного Китая. Развалины в Чугучаке, барельеф чугучакской кумирни, китайское пограничное войско, дом по дороге в Кульджу, типы сибо и солонов (маньчжурские поселенцы в Западном Китае), китайцев и тюрков Кашгара, виды городов и селений — вот далеко не полный перечень рисунков и набросков Верещагина, появившихся в итоге его похода за реку Хоргос.

Известная картина «Апофеоз войны» была создана под впечатлением рассказа о том, как деспот Кашгара — Валихан-торе казнил европейского путешественника и приказал голову его положить на вершину пирамиды, сложенной из черепов ранее казненных людей.

Виденное и пережитое Верещагиным в Казахстане и Западном Китае было отражено им также в картинах «Нападают врасплох» и «Окружили — преследуют». Полотна изображают героизм горстки русских солдат, обороняющихся до последней капли крови от более сильного численно противника. Верещагин писал, что эти картины он создал по мотивам рассказа о нападении султана Садыка на маленький русский отряд, посланный в степь на разведку. Вероятно, художник имел в виду неравный бой сотни русских казаков под начальством Анчокова с 2000 всадников Садыка. Бой, продолжавшийся три дня, происходил в мае 1867 года близ дороги из сырдарьинского форта № 1 в Бухару. Потеряв 20 человек убитыми, сотня заставила Садыка отступить.

В городе Туркестане Верещагин заинтересовался знаменитой мечетью Хаджи Яссави. Это привело художника к созданию известной картины «У дверей мечети».

Среди произведений Верещагина, посвященных Семиречью и Киргизии, мы находим виды пограничного укрепления Нарына в Тянь-Шане, гор близ станицы Лепсинской, берегов озера Иссык-Куль, снежных вершин Киргизского хребта, долины реки Чу. Пять этюдов Верещагин создал в горах близ Иссык-Куля. Он делал зарисовки в Буамском ущелье, побывал на озере Алакуль, поднимался на высокие перевалы Алатау.

Среди сотен тысяч документов архивов старого Ташкента хранилось дело № 230 «О командировании прапорщика Верещагина в некоторые части Туркестанского края для исследования в научном отношении за границу». Эти свидетельства времени могут пополнить историю поездки неутомимого художника в Казахстан и страну, лежащую за перевалами Тянь-Шаня.

…В начале нашего столетия в деревне Котлы за московской Серпуховской заставой можно было увидеть уединенный, окруженный деревьями дом.

У огромного, во всю стену, окна стояли вечнозеленые пальмы. Под потолком как бы лишь на мгновение застыли в полете орлы Гималайских гор — искусно сделанные чучела, подвешенные в разных положениях. В большом индийском зеркале, отделанном слоновой костью и перламутром, отражались предметы, размещенные в комнате. Среди них были слоны, изваянные из черного мрамора, образцы индийской живописи, оружие индостанцев, блюда, вывезенные из Кашмира и Агры, ткани и ковры Индии, тигровые шкуры и дорогое кресло, выточенное руками индийских мастеров.

Как попали сюда все эти дары Дели, Аллахабада и Агры?

Это был дом В. В. Верещагина, не раз побывавшего в Индии.

1875 год застал художника в Сиккиме. Три месяца провел он на величайших высотах мира.

Рискуя жизнью, Верещагин поднялся на вершину Канхинджинга. Рукой, коченеющей на ледяном ветру, он писал этюды. Так создавались картина «Восход солнца в Гималайских горах» и другие замечательные полотна.

Художник посещал горные города, заоблачные буддийские монастыри. Двадцать пять носильщиков несли по горным дорогам грузы с коллекциями, собранными Верещагиным, и пятьдесят гималайских этюдов, написанных частью на досках.

Верхом на пони, подаренном художнику королем Сиккима, путешественник ехал по дорогам Индии.

Западный Тибет, Кашмир, Аллахабад, Пенджаб, Бенгалия, Раджипитана, владения разных магараджей…

Верещагин зарисовывал слонов магараджи Джайпура, джайпурских всадников, мраморные набережные Одепура, зловещую Башню Молчания в Бомбее — место «погребения» огнепоклонников, останки которых растаскивались хищными птицами. Люди, поклоняющиеся огню, носильщики, факиры, телохранители раджей, буддийские жрецы, рабочие-индусы, представители племени биль, индийские мусульмане — вот вереница образов, воспроизведенных на рисунках В. В. Верещагина.

Художник посетил знаменитые пещерные храмы на острове Элифанте и в Элуре, запечатлев исполинские изваяния, украшавшие эти подземные дворцы.

На берегах реки Джемны стояли два города — Агра и Дели, былые столицы династии Великих Моголов, предки которых жили на берегах Сырдарьи. В. В. Верещагин с увлечением работал в Агре, по нескольку раз — утром, вечером и днем — зарисовывая то со стороны знаменитого сада, то с реки великолепную усыпальницу Тадж-Махал. Ее называли Мраморным Сном! Мавзолей Джехана — пятого Великого Могола и его жены — был построен из белого мрамора и украшен узорами из сердолика, малахита и лазоревого камня, по-видимому вывезенного из Средней Азии. На самом надгробии сверкал огромный граненый алмаз.

Сочетая в своем лице живописца и пытливого исследователя, В. В. Верещагин описал Тадж-Махал, изложив сведения по истории этого удивительного памятника старой Индии.

Он изучил и запечатлел своей искусной кистью также Жемчужную мечеть в Агре, построенную в 1654 году, тронный зал Великих Моголов и другие памятники Агры и ее окрестностей.

В Дели, где дворец Великих Моголов был приспособлен англичанами для размещения войск, Верещагин написал виды величайшей в мире мечети, сложенной из камня багрового цвета. Он отметил при этом, что британцы хотели сровнять с землей храм Великих Моголов в наказание за восстания индусов против английских поработителей. Мечеть из багряного камня художник изобразил в огнях заката, пылающего над Дели.

Еще в 1875 году В. В. Верещагин сделал наброски к своей будущей, страшной по силе обличения картине «Английская казнь в Индии». Верный правилам терпеливого и пытливого исследователя, он собрал в самой Индии подробные сведения о расправах, творимых англичанами. Седобородый сипай, привязанный к дулу полевой пушки, уже тогда привиделся художнику-гуманисту.

Художник задумал тогда создать огромный цикл картин из истории порабощения англичанами народов Индии. Заметки, написанные им по этому поводу, дышат горечью и гневом.

Еще в то время, когда В. В. Верещагин, не щадя жизни, всходил на высоты Гималаев, английская газета «Пионер» в Аллахабаде поместила статью, содержавшую оскорбительные для русского художника утверждения. Великий живописец был объявлен «русским шпионом».

Позднее генерал Уокер, начальник британской Топографической службы в Калькутте, получил выговор за то, что осмелился дать В. В. Верещагину рекомендательные письма для поездки по Индии.

В 1876 году художник покинул Индостан и, прибыв в Париж, начал писать полотно «Гималайские вершины».

Прошло еще четырнадцать лет… После военных странствий по Балканам, второй поездки в Индию, путешествия в Палестину, на русский Север, Кавказ и Крым В. В. Верещагин поселился в Подмосковье, в Котлах.

Индийские пальмы и крылья гималайских орлов навевали великому художнику живые образы далекой Индии.