Загрузка...



УЗБЕК — ХАН ЗОЛОТОЙ ОРДЫ И ПОЛОЖЕНИЕ В РУССКИХ КНЯЖЕСТВАХ И СОСЕДНИХ СТРАНАХ — ЛИТВЕ И ПОЛЬШЕ (1312-1341 годы)

Узбек занял власть в Золотой Орде в результате борьбы ее ханов с ханами Белой Орды. Он принадлежал к части отуреченных монгол из рода Чингиз–Хана. Он был внуком хана Менгу–Тимура, имевшего десять сыновей, которые боролись одни за Ногая и его ставленников, другие за ханов Белой Орды. Отец Узбека, Торубжа, был противником Ногая и после его гибели сыну его удалось при помощи ханов Белой Орды, занять власть в Золотой Орде. Ко времени правления Узбека шло отуречивание улусов Монгольской империи и центральной власти ее уже не существовало. Монголы, малочисленные по количеству и слабые по культуре, неизбежно попадали под влияние культуры завоеванных ими народов. Правящий слой принимал культуру местного народа, менял обычаи кочевников и превращался в правителей оседлых народов, теряя, вместе с тем, и воинственные качества первобытных степняков.

В 1280 году Верховный хан Кубилай, после завоевания Южного Китая, перенес свою столицу в Пекин, принял придворные порядки китайских императоров, порвал с династией Чингиз–Хана и объявил себя основателем китайской династии Юань. Карокорум стал центром восточного улуса, утратив значение Ставки Верховного хана. С этого времени власть Великого хана в Монгольской империи перестала существовать.

Наследники Джагатая, среднеазиатского улуса, также подпадали под влияние тюркской культуры, приняли их обычаи и утратили свойства кочевников. Улус Ирана в Малой Азии также терял свои национальные особенности и полностью принимал культуру подвластных им народов, стал быстро разлагаться и в 1336 году прекратил свое существование. Золотая Орда, не имевшая устойчивой культуры, должна была также принять культуру одного из подвластных ей народов. Русский народ имел все данные, чтобы подчинить своей культуре стоявших на несравненно низшей по сравнению с ним монгол. Для этого были и другие, не менее благоприятные, условия: количество русских во владениях Золотой Орды было подавляющим. В ставке Золотой Орды находился епископ, по всей территории ее были расселены русские с церквами и духовенством, составлявшие 2/3 всего степного населения. Войска Золотой Орды также более, чем наполовину, состояли из русского народа. Среди монгол, со времени ее основания, было много христиан. Сын Батыя, Сатрак и его жена были христиане; племянник Батыя, Петр, был не только христианин, но русской церковью был причислен к лику святых и празднуется церковью 29 июня. Не мало было среди ханского рода христиан и впоследствии. Яса Чингиз–Хана не запрещала монголам принимать тот или другой религиозный культ и, наоборот, считалось, что лучшим подвластным может быть тот, кто признает власть небесного царя. Однако, русские оказались не в состоянии подчинить монгол своей культуре, и Орда под властью Узбека окончательно была отуречена. Мусульманство Узбеком было признано официальной государственной религией, письменность и разговорный язык приняты тюрко–половецкие. Причины неуспеха влияния русской культуры среди монгол крылись в политической слабости. На Руси не было единства и сильной власти. Княжеские междоусобицы продолжались и ко времени правления Узбека приняли самый ожесточенный характер. Новгородский летописец так описывает это время: «После гибели в Орде князей Димитрия Михайловича тверского и московского Юрия Даниловича, брата Калиты, ярлык тверского князя получил сын Михаила тверского, Александр. Тверь не могла уплатить за происшедшее в Твери избиение татар 2000 серебра. Этим воспользовался московский князь Иван Данилович, прозванный Калита, поехал в Орду и донес на Александра. Узбек послал против Твери своего брата Чол–хана с большим отрядом татар. Он выгнал князя с семьей из дома и среди тверцев распространился слух, что хан останется княжить в Твери. Тверцы восстали и в куски изрубили Чол–Хана, его отряд перебили. Иван Калита бросился в Орду и, упросив, Узбека дать ему вооруженный отряд татар, получил 50 000 войск, взял с ним Тверь, Кашим и Новотатарские земли, «и просто рещи всю русськую землю положиша пусту, только Новгород ублюде». Тверской князь Александр бежал в Полоцк. В Новгород тоже пришел посол татарский и новгородцы дали ему 2000 серебра. Иван Калита тоже прибыл в Новгород и потребовал выдачи Александра, но тот ушел к литовскому князю Гедимину. При Иване Калите находился митрополит Феогност, родом гречин. Он предал проклятию псковичан за укрытие тверского князя Александра. После похода в Новгород Иван Калита напал на Рязань, опустошил ее земли и князя убил. Междуусобицы происходили и между другими русскими князьями. Забиралось имущество, разорялись земли, разрушались церкви и монастыри, сжигались села и народ уводился в неволю.

Состав Золотой Орды составляли на 2/3 русское население. Вооруженные обслуживания границы и ямщицкие линии и рабочую силу составляли преимущественно из русского населения, которое неизбежно влияло на быт и культуру монгол. Ко времени правления хана Узбека в составе населения казаков сменилось несколько поколений. Они привыкли к своим землям и порядкам Золотой Орды. В составе Золотой Орды казаки составляли поселения, составленные по национальным признакам, говорили на своем языке, хранили свои религиозные обряды и их национальные особенности поддерживались обособленностью от общения с другими племенными соединениями, которые существовали в монгольских владениях. Они пользовались не только автономией во внутренней жизни, но за службу получали жалованье недостающими предметами питания и вооружения. Во главе казачьих поселений стояли темники, тысячники и баскаки. Верховным главой правительства для всех являлся главный хан, который среди русского населения носил название царя. Царь–хан был главой государства, имя его произносилось на всех эктениях церковного богослужения в христианских храмах и возглашалось: «Благоверному Государю и Благоверной Государыне, народу их и всем православным христианам…» Имена русских князей не могли быть произносимы наряду с ханским именем, потому что они не входили в иерархию правящего слоя монгол. Кроме того, даже митрополит не мог провозглашать имени русского князя на эктениях потому, что в процессе княжеских междоусобиц великими князьями назывались владимиро–суздальские, тверские, ростовские и другие. Частая смена кандидатов, получивших ханский ярлык великого князя, также не создавала основания твердой центральной власти русского народа. Великокняжеская власть являлась «фикцией», не имевшей за собой никакой силы. Раздробленность княжеств была, настолько велика, что святые угодники одного княжества поносились в другом, и это продолжалось до половины 16 века, до собранного Иваном Грозным Церковного Совета, на котором были признаны общерусскими святыми угодники всех княжеств, и составили синклит «Всероссийских угодников, землю русскую просветивших». Верховная власть ханов связывалась с населением улусов, темниками, тысячниками и баскаками. В посланиях епископа Сарайской и Подонской епархии всегда писалось: «Темникам, тысячникам, боярам, сотникам и урядникам…» Это была система, под управлением которой находились народы, входившие в состав Золотой Орды, в руках которой находилась реальная, вооруженная сила. На всех ступенях правящей иерархии находились в качестве представителей подвластного русского народа разных категорий князья: ордынские, улусные, народные и другие. Последние находились при баскаках казачьих поселений и наблюдали за исправностью во внутреннем порядке, служили помощниками в ссорах и судебных разборах и т. д.

Население казаков в составе Золотой Орды было настолько многочисленно, что количество его могло поддерживаться собственным приростом, и почему сведения некоторых летописцев можно принять за действительность, что хан Менгу–Тимур, передав право сбора дани русскому князю, избавил русский народ от дачи десятого человека для пополнения вооруженных сил. Сведения эти подтверждаются тем, что при последующих ханах о выводе «тагмы» из русских княжеств, не сообщается. Это событие имело в психологии казачьего населения важное значение и ставило их в еще большее самостоятельное положение в отношении русского народа и ослабляло родственную с ним связь.

В междоусобных столкновениях ханов темники и тысячники, стоявшие во главе казачьих поселений, не могли оставаться в стороне и принимали участие, вовлекая в эту борьбу и казачьи войска. Но ханы, учитывая психологию восточных народов, принимали соответствующие меры. По описанию итальянского путешественника Марко Поло: «Меры, принимавшиеся ханами, состояли в том, что они понимали, что во всех владениях хана есть довольно предателей и неверных, готовых возмутиться, поэтому содержали надежные войска. Начальников Великий хан меняет через каждые два года. Так взнузданные народы остаются спокойными. Кроме того, войска эти содержатся на жалованьи…»

Условия быта русского народа были настолько тяжелыми, что вызывали у казаков одно желание — не попасть в то же положение. Княжеские междоусобицы, споры их в Ставке хана, унизительное положение князей и частые открытые казни, нередко производившиеся «обасурманившимися» русскими же, не могли внушать казакам никакого уважения к ним. Кроме того, князья в междоусобицах пользовались теми же казачьими войсками, позволяли им грабить земли своих противников, ставили князей в известную зависимость от войск, которыми они пользовались, — словом, в войсках создавалось сознание в полной беспомощности русских князей. По распоряжению хана, те же войска в другое время давались противнику и под его руководством грабили и разоряли земли прежнего князя. Таким образом, отчужденность казачьего населения от русского населения еще больше углублялось. Поэтому, при общем желании освобождения от иностранной зависимости, единства среди русского народа, в подавляющем количестве составлявшего население Золотой Орды — не могло быть. Не могло быть еще и потому, что в княжеских междоусобицах ни один князь не мог решиться стать на открытую борьбу против хана, не подвергаясь риску немедленного доноса на него. Поэтому в противоположность другим народам, сумевшим поглощать правящий монгольский класс своей культуре, русский народ свое освобождение должен был предоставить времени и собственному терпению. Надежды на эти спасительные средства избавления от власти завоевателей и были усвоены психологией княжеских родов. Умирая, каждый князь завещал своему преемнику: «Бог освободит от Орды», «Бог Орду переменит», — и увещевали братьев жить в мире и по отцову завету, и «чтобы не перестала память родителей наших и наша, чтобы свеча не угасла». Под свечой разумелась неугасимая мысль о народном освобождении.

Для спокойного существования казачьих войск необходима была твердая власть законного хана. По установившемуся обычаю во владениях монгол, законными ханами признавались лишь прямые потомки Чингиз–Хана. Законная преемственность спасала от захвата власти другими претендентами, что неизбежно приводило к внутреннему расстройству страны. Порядок законной преемственности ханской власти был усвоен казаками и ими поддерживался.

Правление хана Узбека в истории Золотой Орды считается временем внутренней устойчивости, при нем были прекращены ханские междоусобицы, но восстановить единство Золотой Орды ему не удалось. Ханы Белой Орды считали себя независимыми от него, с иранским улусом война продолжалась, и на западе создавалась новая угроза для владений Золотой Орды со стороны начавшейся усиливаться Литвы.