Загрузка...



  • Наука, духовность и человечность
  • Заключение

    Наука, духовность и человечность

    Оглядываясь на семьдесят лет своей жизни, я вижу, что мое личное знакомство с наукой началось в совершенно донаучном мире, где появление любой технологии казалось подлинным чудом. Могу предположить, что моя очарованность наукой все еще базируется на этом наивном восхищении достижениями человечества. Начавшись таким образом, мое путешествие в науку привело меня к рассмотрению очень сложных проблем, таких как влияние науки на общее понимание мира, ее способность изменять жизнь людей и саму природу, а также ее следствия в виде трудно разрешимых моральных проблем, возникающих в результате новых научных достижений. Но при этом я также не забываю и обо всех удивительных и прекрасных возможностях, которые наука приносит в мир.

    Знакомство с наукой во много обогатило и некоторые аспекты моего собственного буддийского мировоззрения. Эйнштейновская теория относительности, получившая экспериментальное подтверждение, дает мне эмпирическую основу для моего понимания воззрений

    Нагарджуны об относительности времени. Необычайно детализированная картина поведения субатомных частиц при микроуровневом рассмотрения материи живо напоминает буддийское представление о динамичной, преходящей природе всех явлений. Исследование человеческого генома согласуется с буддийским воззрением о фундаментальном единстве всех людей.

    Каково место науки в общем пространстве человеческих устремлений? Она исследует все — от мельчайшей амебы до сложных нейрофизиологических систем человеческого организма, от проблемы возникновения мира и происхождения жизни на Земле до самой природы вещества и энергии. Способность науки исследовать реальность поистине поразительна. Она не только революционизирует наше знание, но также открывает для него совершенно новые пути развития. Наука вторгается даже в столь сложные вопросы, как проблема сознания, являющегося ключевой характеристикой живых существ. Возникает вопрос: может ли наука привести к всестороннему пониманию всего спектра бытия и человеческого существования?

    Согласно буддийской точке зрения, результатом полного и правильного понимания реальности должно быть не только непротиворечивое описание ее самой, наших средств постижения и места, которое занимает в этом процессе сознание, но также знание о действиях, которые необходимо совершить. В современной научной парадигме достоверным считается лишь то знание, которое возникает в результате строгого применения эмпирического метода, состоящего из наблюдения, умозаключения и последующей экспериментальной проверки полученного вывода. Этот метод включает также количественный анализ и измерение, повторность эксперимента и независимую проверку результатов. Многие существенные аспекты реальности, равно как и некоторые ключевые элементы человеческого существования, такие как способность различать добро и зло, духовность, творческие способности, то есть именно то, что мы относим к числу главных человеческих ценностей, неминуемо выпадают из круга научного рассмотрения. Научное знание в том виде, в котором оно существует на настоящий момент, не содержит в себе полноты. Я считаю, что очень важно осознавать этот факт и ясно понимать, где проходит граница научного знания. Только это даст нам возможность искренне признать необходимость объединения научного знания со всей полнотой человеческого опыта. В противном случае наше представление о мире, включая наше собственное существование, будет сведено к набору устанавливаемых наукой фактов, что приведет к редукционизму, то есть к материалистической и даже нигилистической картине мира.

    Я не против редукционизма как такового. На самом деле многими нашими успехами мы обязаны именно редукционистскому подходу, который в значительной мере определяет методы научного эксперимента и анализа. Проблема возникает тогда, когда редукционизм, являющийся сущностным методом в науке, применяется для рассмотрения метафизических вопросов. Это является выражением обычной тенденции смешения средства и цели, что часто происходит тогда, когда некоторый метод демонстрирует высокую степень эффективности. В буддийских текстах для таких ситуаций есть очень подходящее сравнение: если кто-то указывает пальцем на луну, следует смотреть не на кончик пальца, а туда, куда он направлен.

    Я надеюсь, что на страницах настоящей книги мне удалось показать возможность серьезного отношения к науке и принятия достоверности ее эмпирических данных без того, чтобы непременно склониться в своем миропонимании к научному материализму. Я пытался привести аргументы в пользу необходимости возникновения новой картины мира, коренящейся в науке, но при этом не отвергающей всего богатства человеческой природы и ценности методов познания, иных, нежели те, что приняты в науке. Я говорю об этом потому, что глубоко убежден в существовании тесной связи между нашим концептуальным пониманием мира, нашим видением человеческого существования с его возможностями и моральными ценностями, определяющими наше поведение. Наши представления о самих себе и об окружающей действительности неизбежно влияют на наше отношение к другим людям и ко всему миру, а также на наш способ обращения с ними. А это и есть основной вопрос этики и морали.

    Ученые несут особого рода ответственность, а именно — моральную ответственность за то, чтобы наука наилучшим способом служила делу укрепления человечности в мире. То, что они делают, каждый в своей области исследования, оказывает воздействие на жизнь каждого из нас. По определенным историческим причинам ученые снискали в обществе большее уважение, чем представители многих других профессий. Но это уважение перестает быть основой для абсолютной веры в правильность их действий. В мире уже произошло слишком много трагических событий, прямо или косвенно связанных с развитием технологий, чтобы такая вера осталась неизменной. Достаточно упомянуть техногенные катастрофы, связанные с химическим и радиоактивным заражением, такие как ядерная бомбардировка Хиросимы, аварии на атомных электростанциях в Чернобыле и Три-Майл Айленде, выброс отравляющего газа на заводе в индийском городе Бхопал, или экологические проблемы, например, разрушение озонового слоя.

    Я мечтаю о том, чтобы мы смогли соединить нашу духовность и доброту общечеловеческих ценностей с курсом развития в человеческом обществе науки и технологии. Несмотря на различные подходы, в своей основе наука и духовность стремятся к единой цели — улучшению человеческой жизни. В своих лучших устремлениях наука отыскивает способы достижения людьми процветания и счастья. Говоря в категориях буддизма, такая направленность характеризуется мудростью в сочетании с состраданием. Подобным же образом, духовность представляет собой человеческую обращенность к своим внутренним ресурсам с целью понять, кто мы есть в глубочайшем смысле и как нам следует организовать свою жизнь в соответствии с высшими идеалами. И это также соединение мудрости и сострадания.

    С момента возникновения современной науки происходит соревнование между наукой и духовностью как между двумя главными источниками знания и благополучия. Иногда отношения между этими двумя направлениями становились дружескими, а иногда очень отчужденными, даже до того, что многие считали их совершенно несовместимыми. Ныне, в первом десятилетии нового века, духовность и наука имеют возможность сблизиться как никогда ранее и приступить к очень перспективному сотрудничеству с целью помочь человечеству достойно встретить предстоящие ему вызовы. Это наша общая задача. И пусть каждый из нас, как член единой человеческой семьи, внесет свой вклад в то, чтобы это сотрудничество стало возможным. Такова моя самая сердечная просьба.