Загрузка...



  • Стратегии для повседневной жизни
  • Ваше отношение к своему духовному кризису
  • Встреча лицом к лицу с духовным кризисом
  • Временное торможение процесса духовного кризиса
  • Рекомендации для членов семьи и друзей
  • Виды поведения и отношений, которые могут воздействовать на семью и друзей
  • Как реагируют семья и друзья
  • Что могут сделать семья и друзья для того, чтобы помочь
  • Что члены семьи и друзья могут сделать для самих себя
  • Кто может помочь и как?
  • История Карен
  • Кто может помочь?
  • Чего и кого следует избегать
  • Выбор терапевта, учителя или наставника
  • Возвращение домой
  • От духовного кризиса к повседневной жизни
  • Награды нового «Я»
  • Часть третья. Жизнь в двух мирах

    Стратегии для повседневной жизни

    Оба мира, божественный и человеческий… это, в действительности, один мир. Сфера богов — это забытое измерение известного нам мира.

    (Джозеф Кэмпбелл, «Герой с тысячью лиц»)

    Представьте себе, что вы, как обычно, отправляетесь на работу. Вы только что провели беспокойную ночь, наполненную яркими сновидениями, в которых вы умирали. Вы чувствовали пронзительную боль и непреодолимый страх, видя, как кровь струится из ваших ран. Лица окружавших вас людей ясно выражали угрозу. Все это казалось очень реальным, словно происходило на самом деле. Несколько раз вы, задыхаясь, просыпались, с облегчением обнаруживая, что вам ничего не грозит, но тут же вновь погружались в еще более мучительный сон.

    И вот, по дороге на работу в этот ясный весенний день, вас не оставляют все физические страдания и мучительные эмоции из снов. Кажется, что ваше состояние бодрствования — просто продолжение ночных событий; их трудно отделить друг от друга. Хотя содержание видений различается, вас какое-то время продолжают преследовать ночные приключения вашего ума. К концу дня вы чувствуете себя измотанным, и у вас начинается депрессия.

    Вы замечаете, что если ваше сопротивление ослабевает, то переживания становятся сильнее; так было во время гриппа, который вы перенесли на прошлой неделе, и после нескольких бессонных ночей. Иногда у вас бывали краткие видения сцен из других времен и мест или из мира мифов. И вы изо всех сил старались сдерживать неожиданно накатывавшие волны гнева и страха.

    К тому же вас беспокоят странные физические ощущения; порой, когда вы пребываете в покое, ваше тело вдруг само по себе начинает трястись, и вы чувствуете что-то вроде электрического тока, пульсирующего в конечностях. Иногда вы чувствуете давление на грудь, и у вас стали возникать частые и сильные головные боли, буквально не дающие пошевелиться. Временами вы чувствуете себя гонимым и напуганным, хотя со стороны кажется, что у вас все в порядке. Вы чувствуете, что у вас как бы двойная жизнь: обманчивый фасад нормальности и веселости, которым вы обращены к миру, и тайная, беспокойная реальность, о которой трудно говорить. Вы начинаете избегать бывать в обществе, поскольку никогда не знаете, когда вас охватят эти странные переживания.

    Сегодня у вас важная презентация для совета директоров вашей компании, и вы обеспокоены — вы не уверены, что сможете держать себя в руках. У вас по-прежнему бывают вспышки видений из ваших снов, которые кажутся такими же реальными, как деятельность в офисе, и вам трудно сосредоточиваться. Головные боли вернулись, и вы испытываете чрезмерный страх, как будто предстоящая деловая встреча — это ситуация жизни или смерти.


    Вот как бывает, когда в разгар духовного кризиса вы по-прежнему стараетесь вести себя как обычно в повседневной жизни. Вот что значит пытаться жить в двух мирах. Один мир — это знакомая обычная реальность, где вы должны делать то, чего от вас ждут, играть определенные роли и исполнять определенные обязанности; другой — область, лежащая под слоем повседневности, огромный резервуар бессознательного, содержащий неведомые возможности. Когда внутренние области становятся все более доступными, они вторгаются в обыденное осознание, и разделение между этими двумя мирами начинает исчезать.

    Именно эта промежуточная зона создает проблемы для человека, который переживает преобразующий кризис. Вы оказываетесь ни там, ни там, не находясь полностью ни во внешней реальности, ни во внутренних пространствах, и возникающее при этом напряжение может создавать огромные неудобства. Если вы отождествитесь с человеком из приведенного выше примера, то сможете обнаружить, что интенсивный внутренний процесс оказывает дезорганизующее воздействие на ваши повседневне дела, и что ваша озабоченность тем, насколько эффективно вы действуете в мире, может усугублять и без того сильное беспокойство, вызываемое самим процессом духовного раскрытия. Если ваше пробуждение происходит относительно мягко, вы можете терпеть преходящие неудобства, возникающие при попытке уравновесить эти реальности. Либо вы можете начать более активно вовлекаться во внутренний процесс и почувствовать себя вынужденным что-то сделать, чтобы облегчить ситуацию.

    Эта часть книги посвящена практическим советам, как жить и работать во время духовного кризиса. Многие из предлагаемых здесь подходов — результаты личного опыта Кристины, полученного в ходе ежедневной борьбы с проявлениями пробуждения Кундалини, и опыта Стэна, который жил рядом с ней и помогал ей. Другие взяты из многолетних клинических исследований неординарных состояний сознания, которые Стэн проводил как психиатр-экспериментатор. Кроме того, мы очень многое узнали в ходе нашей совместной работы с тысячами людей на наших обучающих семинарах, а также благодаря регулярным контактам в Сети поддержки в духовных кризисах. Мы много беседовали с людьми, пережившими те или иные формы духовных кризисов, и, сравнивая их стратегии жизни с нашими, обнаруживали, что используемые решения в большинстве случаев были аналогичными или очень сходными.

    Многое из того, о чем мы пишем, можно делать дома в ходе повседневной жизни — часто с помощью семьи, друзей и непредубежденных специалистов. (В Приложении 3 мы даем некоторые рекомендации для специалистов, психотерапевтов и консультантов, которым, возможно, придется столкнуться с подобными ситуациями.)


    Ваше отношение к своему духовному кризису


    Для вас важно знать, что многие проблемы, возникающие в ходе вашего духовного кризиса, например те, что связаны с взаимоотношениями, домом, профессиональной жизнью и здоровьем, — разрешатся в результате самого преобразующего процесса, а не только благодаря вашим собственным напряженным усилиям. Мы не можем дать вам советы или указания, касающиеся таких затруднений. Вместо этого мы можем заверить вас, что, если процессу духовного раскрытия позволить идти своим путем, если внутренний мир, вызывающий дискомфорт, получит полное выражение, вы снова обретете связь с повседневным миром; вдобавок вы, скорее всего, будете способны более эффективно действовать в нем и поймете, почему кажущиеся проблемы были необходимы для вашего развития.

    Вам может казаться, будто духовный кризис действует по собственному разумению, являясь в вашу жизнь незванным и следуя своим курсом, независимо от выбора времени или удобства. Несмотря на то что существование в этот период может быть трудным испытанием, требующим массу времени и сил, вы можете более удобно чувствовать себя в повседневной жизни, сотрудничая с этим целительным процессом и активно работая с ним. Решающее значение имеет ваше отношение к подобного рода событию: до тех пор пока вас удерживает страх, сопротивление, неверие или отрицание, эта благоприятная возможность, потенциально способная изменить всю вашу жизнь, может быть сильно ограничена или даже прервана и утеряна.

    Согласно нашему опыту, если процесс духовного раскрытия начался, то он уже не остановится, пока не пройдет до конца. Интенсивный период пробуждения может занять весьма значительное время — от немногих месяцев до нескольких лет. В какие-то периоды преобразующий процесс может быть более затруднительным или явным, чем в другие, но обычно он протекает непрерывно, пока не завершится. Относиться к нему со страхом или пытаться преждевременно остановить его нет смысла, поскольку это лишь усугубит ситуацию. Вы, скорее всего, обнаружите, что сопротивление этому естественному процессу делает его более трудным, и в результате он затягивается на гораздо более длительное время.

    Если вы способны поддерживать общее ощущение сотрудничества со своим духовным кризисом и даже относиться к нему с энтузиазмом, весь процесс будет более легким и, скорее всего, более коротким. У вас есть все шансы выйти из своего путешествия с чувством свершения и победы, а не досады и дискомфорта. Как же можно научиться сотрудничать с этим важным процессом?

    Нередко люди, переживающие духовный кризис, интуитивно понимают, как им нужно вести себя, но им трудно воплотить это на практике. Мы обнаруживали, что в таких случаях полезно использовать две общие стратегии. Первая, и более предпочтительная, состоит в том, чтобы создавать ситуацию, где вы можете в полной мере встретиться с внутренними переживаниями, которые пытаются выйти на поверхность, и, таким образом, проходить через них и учиться на их содержании. Второй подход — принимать меры, которые будут тормозить процесс духовного раскрытия и временно ослаблять его влияние на повседневную жизнь, когда этого требуют обстоятельства. Мы рассмотрим каждый из этих подходов.


    Встреча лицом к лицу с духовным кризисом


    Когда бессознательные эмоции и переживания становятся доступными, они находятся на пути к устранению или высвобождению из ума и тела. Например, человек, который всю жизнь боялся замкнутых пространств, во время духовного кризиса может заново пережить свое рождение вместе с интенсивными ощущениями удушья и яркими видениями узких тоннелей; после этого его клаустрофобия может исчезнуть, и он сможет понять, что именно память о рождении, годами находившаяся неглубоко под поверхностью его повседеневного сознания, заставляла его бояться лифтов и самолетов. Полностью переживая это воспоминание во всех его сложностях, человек удаляет его из своего бессознательного, и будучи полностью удалено, оно уже больше никогда не вернется.

    Скорее всего, вам окажется полезно и необходимо работать с огромным спектром эмоций, переживаний и энергий, которые могут выходить на поверхность во время духовного кризиса. Иногда у вас просто нет другого выбора, кроме как встречать их лицом к лицу по мере того, как они появляются; вам может казаться, что они целиком поглощают вас и вы не способны контролировать их причудливое течение. Вы также можете обнаружить, что, когда этот процесс не особенно силен, полезно найти какой нибудь ненавязчивый метод, способный помочь вам встречаться с этими переживаниями и выражать связанные с ними энергии и эмоции.

    Есть много способов, с помощью которых вы можете активно работать с элементами своего духовного кризиса по мере их возникновения. Некоторые из них предполагают прохождение эффективной психотерапии или психологического консультирования, работу в группах поддержки, регулярные занятия духовной практикой со знающим учителем, а также телесную работу с опытным инструктором. Этот вид помощи крайне важен и, нередко, совершенно необходим; в главе десятой мы дадим советы относительно того, как можно найти и подобрать себе такую помощь. А пока мы сосредоточимся на том, что вы можете сделать для себя сами.

    Нижеследующие рекомендации особенно полезны в том случае, если ваш процесс не настолько подавляет вас, что вы не способны сами себе помочь. Если вы оказываетесь полностью во власти крайне сильных эмоций и переживаний, мы рекомендуем вам найти благожелательного и сочувствующего человека, который сможет вам помочь

    Слушайте волнующую музыку и выражайте эмоции и переживания через звуки и движения. Выберите музыку, которая усиливает ваши переживания. Лягте в постель или на пол и позвольте проявляться вашим чувствам. Через некоторое время может оказаться, что вы плачете или стонете, трясетесь, поете или проделываете те или иные движения. Это нередко приносит значительное временное облегчение. Возможно, вы обнаружите, что такой же эффект дают танец или упражнения йоги; важно в это время сохранять внутренний фокус внимания, чтобы не смешивать внутренние переживания с впечатлениями от окружающей внешней среды.

    Активно работайте со своими сновидениями. Это может дать вам понимание природы вашего внутреннего мира — как он устроен и что в нем содержится. Зигмунд Фрейд, отец психоанализа, называл сновидения «царской дорогой в бессознательное». Во время духовного кризиса сновидения часто бывают продолжением или завершением переживаний, которые происходят в период бодрствования. Иногда во сне приходят ответы, которые вы долго старались найти. Нередко сновидения могут чему-то учить или что-то предсказывать. Попытайтесь держать возле постели блокнот и регулярно записывать свои сновидения по утрам или если вы просыпаетесь посреди ночи. Затем выберите спокойное время в течение дня, когда вы сможете припоминать, что вам снилось или даже делать какие-то зарисовки. Задавайте себе вопросы об увиденных образах или ведите диалог с персонажами своих снов. Старайтесь найти внутри себя объяснение смысла и происхождения чувств, связанных со сновидением, и обдумывайте выводы, к которым вы приходите.

    Вы можете найти какого-то человека, которому вы будете регулярно рассказывать о своих сновидениях; для этого лучше всего подходит тот, кто заботлив к вам, но при этом способен быть объективным. Есть несколько хороших книг, где даются инструкции по работе со сновидениями, в частности, книга Патриции Гарфилд «Творческое сновидение».

    Используйте средства художественного выражения. Это поможет вам понимать и перерабатывать ваши переживания путем вынесения их вовне. Кроме того, рисование, живопись и скульптура позволят вам направлять сильные физические и эмоциональные энергии в определенное русло, и при этом вы можете открыть в себе какие-то новые аспекты. Великий испанский художник Франциско Гойя писал, что когда он переносил на холст возникающие внутри него образы, он испытывал растущее чувство власти над своей драматической внутренней жизнью.

    Для использования художественного выражения в подобном контексте не требуется особого личного таланта. Это просто мощный инструмент, который помогает обрести понимание очень динамичного процесса, нередко вызывающего замешательство. Так как яркие зрительные образы обычно играют важную роль в духовном кризисе, для вас может оказаться чрезвычайно ценным выражать свои видения вовне с помощью рисования или живописи. Неважно, являются ли возникающие образы метафорическими представлениями, абстрактными формами или игрой красок. Порой ваши творения сперва будут казаться лишенными смысла, но через какое-то время они могут оказать важную помощь в понимании вашего опыта. Подобно тому, как кто-то делает письменные записи в дневнике, некоторые люди ведут альбом картинок, начиная и заканчивая каждый день рисованием или живописью.

    Работа с глиной также может приносить большое удовлетворение и быть эффективным методом выражения некоторых эмоциональных и физических проявлений внутреннего процесса. Этот податливый на ощупь материал способен дать замечательный выход для интенсивных чувств и энергий, а его трехмерные качества позволяют вам взглянуть на свои внутренние образы под еще одним углом. Как и при других видах художественного выражения, если вы работаете с глиной во время духовного кризиса, постарайтесь сосредоточиваться на самом процессе использования материала и на догадках, которые он вам дает, а не беспокоиться о конечном результате.

    Хорошо иметь под рукой запас цветных фломастеров, темперных красок (в том числе золотой и серебряной, которые нередко используются для передачи блеска мистических состояний), а также цветных карандашей, бумаги и глины.

    Практика сосредоточенной медитации. Сосредоточение внимания на переживаемом опыте поможет вам обрести понимание конкретных областей вашего процесса. Многие медитирующие для того, чтобы успокоить ум и открыться к более глубоким внутренним сферам, сосредоточиваются на дыхании, пламени свечи, либо на сакральной фразе или мантре. Предлагаемый подход, хотя и сродни медитации сосредоточения, однако кое в чем отличается от нее: здесь вы можете использовать физическую или умственную релаксацию для углубления, усиления или уточнения своего понимания отдельной темы, образа, эмоции или проблемы, которые возникли в ходе процесса вашего духовного кризиса, или чтобы миновать то место, где, как вам кажется, вы застряли. Кроме того, она может помочь вам завершить переживание, которое вы не смогли пройти до конца.

    Лежа в постели после ночного сна или лежа на полу, слушайте спокойную музыку, расслабьтесь и позвольте себе мысленно проходить через какие-либо зрительные образы, физические ощущения, эмоциональные состояния и воспоминания, которые особенно заметны в вашем внутреннем процессе. Если вы хотите прояснить какой-то аспект или тему своего путешествия, мягко направляйте себя к этой части опыта, давая себе указание проходить через нее и спрашивать: «Что я вижу вокруг себя? Как я реагирую на это физически и эмоционально? Что это говорит мне?» По мере того как информация начинает становиться доступной, позвольте ей вести вас к новым прозрениям и дальнейшему самопониманию.

    Когда приходит время закончить медитацию, постепенно возвращайтесь к обыденной реальности, давая себе достаточно времени для завершения переживаний. Когда вы снова начнете воспринимать окружающую обстановку, осторожно потянитесь всем телом. После того, как вы откроете глаза, вы можете попытаться описать или нарисовать то, что видели или чувствовали.

    Эта практика основана на принципах, сходных с методом «активного воображения» — подходом к работе со сновидениями, разработанным К.Г.Юнгом. При работе с активным воображением вас просят вернуться в ваше сновидение и продолжить его эмпирически; затем содержание этого процесса анализируется с помощью психотерапевта. Этот метод хорошо описан в книге Барбары Ханна «Встреча с душой: активное воображение».

    Создание простых личных ритуалов. Так делают многие люди, чтобы помочь себе проходить через трудные стадии преобразующего процесса, причем нередко используют подходы, практикуемые в различных духовных традициях. Эти ритуалы обычно носят сугубо личный личный характер и могут не годиться для всех. Например, вы можете попробовать такую простую очищающую медитацию во время продолжительного пребывания под душем: стоя под струями воды, представляйте себе, что она проходит через ваши тело и ум, выводя наружу любой отрицательный эмоциональный мусор и смывая его в канализацию. Точно так же можно работать с образом огня. Наблюдая за пламенем в очаге, зрительно представляйте себе, как жар и сила огня разливаются вокруг вас и через вас, пожирая все беспокоящие вас внутренние препятствия.

    Возможно, вам окажется полезно медитировать на освобождении от затруднений, представляя, что вы отдаете их какой-то высшей силе или прося помощи у такой силы. Например, вы можете зрительно представлять, что приносите свои проблемы в жертву огромным природным областям — пустыне, океану, земле или бесконечной Вселенной. Вообразите, что вы стоите на скале над бескрайним простором океана, держа большой сверток, в котором находятся все ваши страдания и проблемы; затем представляйте, как вы с силой бросаете этот сверток в воду, говоря: «Пожалуйста, забери это у меня». Еще один подход состоит в том, чтобы представлять, что вас окружает белый или ярко голубой свет, который защищает вас от вторжений нежелательных элементов.

    Используйте свои творческие способности для поиска способов облегчения своей ситуации. Неважно, что вы найдете — если вы сильно верите, что это сработает, то обычно так и оказывается. Возможно, это происходит потому, что активно участвуя в процессе, который временами может казаться непреодолимым или неуправляемым, вы испытываете ощущение сотрудничества с ним или власти над ним.


    Временное торможение процесса духовного кризиса


    Идеально иметь такую ситуацию, в которой вы могли бы полностью сосредоточиться на своем духовном кризисе, не отвлекаясь ни на что другое. Но в действительности большинству людей нужно поддерживать важные отношения, решать повседневные задачи, выполнять свою работу, встречаться с другими людьми и успевать на свой самолет. И работа над проблемами, эмоциями и ощущениями во время духовного кризиса должна ограничиваться определенным временем. Тогда возникает вопрос — как можно снизить внутреннюю активность, чтобы как-то уравновесить ее с повседневными делами?

    Ниже мы предлагаем некоторые идеи, которые оказались полезными для нас самих и для других людей. Мы должны еще раз подчеркнуть, что замедление процесса духовного раскрытия — это не идеальная стратегия и, безусловно, не решение проблемы. Это временная мера, призванная давать периоды облегчения и равновесия. Пока речь не идет о крайностях, вроде постоянного применения транквилизаторов и других методов подавления, предлагаемые способы торможения процесса вполне безвредны. Они могут продлить период кризиса, но они не способны полностью остановить уже начавшийся преобразующий процесс.

    Временное прекращение активного внутреннего самоисследования. У вас может возникнуть желание на время прекратить эмпирическую терапию или работу со сновидениями, если вы чувствуете, что и без того происходит слишком многое. Быть может, вам не хочется больше будоражить свое бессознательное, если вы чувствуете себя не вполне уверенно. Если перед этим вы регулярно работали с психотерапевтом, вам важно обсудить с ним причины временного прекращения глубокой эмпирической работы, чтобы заручиться его поддержкой. Вероятнее всего, вам окажется полезно продолжать встречаться с психотерапевтом, чтобы обсуждать некоторые из своих повседневных проблем, понимая при этом, что дальнейшее активное исследование на данном этапе нежелательно. Когда вы будете готовы, вы сможете снова использовать подходы, которые позволят вам работать со своим духовным раскрытием.

    Временное прекращение любых видов духовной практики. Различные сакральные методы предназначены для пробуждения духовных энергий и переживаний. Поэтому нужно полностью прекратить практику интенсивной молитвы, медитации или пения мантр. Перестаньте заниматься йогой, тай-цзы или любой другой разновидностью двигательной медитации. Прекратите посещать группы, связанные с духовной практикой, и отложите на время чтение духовной литературы. Полезно избегать всякой деятельности, которая слишком сосредоточена на внутреннем самонаблюдении. Опять же, это временная мера, и вы обнаружите, что по мере того, как ваш внутренний процесс становится более плавным, вы нередко интуитивно чувствуете, когда можно вернуться к важным для вас практикам.

    Изменение режима питания. Питание может быть очень важным фактором во время духовного кризиса. Сейчас существует много теорий, касающихся питания и диеты, и мы не хотим с ними конкурировать. Конечно, все люди отличаются друг от друга, и каждый должен сам определить, что ему больше подходит. мы просто хотим поделиться кое-чем из наших наблюдений и опыта; эти соображения были полезны для нас самих и помогали другим людям.

    Хорошо известно, что голодание и другие манипуляции с диетой используются в духовных традициях для того, чтобы сделать работу тела и ума более утонченной и облегчить доступ к медитативным состояниям. Так что, если вы хотите замедлить интенсивный процесс духовного раскрытия, вам следует избегать таких подходов.

    Во время кризиса вы можете обнаружить, что у вас развивается пристрастие к более плотной пище и даже растет вес. Мы знали убежденных вегетарианцев, у которых вдруг появлялась непреодолимая тяга к мясу. Один наш приятель рассказывал о том, как духовное пробуждение, в конце концов, привело его в «МакДональдс»*, где он впервые за много лет съел гамбургер. Он с юмором описывал сияние знакомых золотых арок у входа в ресторан, которое стало для него мистическим символом этого этапа его духовного пути.

    Еще один человек описывал сходную ситуацию: «Меня тянуло к мясному и, в конце концов, я взял и заказал трехсотграммовый бифштекс. Цыпленка или рыбы было явно недостаточно. Это должно было быть красное мясо, и не слишком сильно прожаренное. Как только я съел его, я почувствовал себя гораздо лучше».

    Нередко после периода потребности в животном белке вы обнаруживаете, что такой же эффект могут дать питательные крупы и сыр. Люди рассказывали нам, что более тяжелая пища, казалось, возвращала их «назад к земле», заставляя их чувствовать себя физически более цельными и менее поглощенными своей внутренней драмой.

    Кроме того, внезапно может оказаться, что вы постоянно думаете о шоколаде, печенье, мороженом и других лакомствах, несмотря на то, что никогда не считали себя любителем сладкого. Вы можете испытывать шок, наблюдая, как вы специально идете в кондитерский магазин, чтобы удовлетворить свое внезапное побуждение, и, в особенности, глядя на весы, отражающие ваше новообретенное пристрастие. Тем не менее потребление сладостей или продуктов, содержащих глюкозу, действительно может помогать вам возвращаться к повседневным делам.

    Глюкоза — основное питательное вещество для мозга; все другие углеводы, белки и жиры должны быть превращены в глюкозу для того, чтобы мозг мог их использовать. Глубокие переживания с сильными эмоциями и интенсивной физической активностью требуют большого количества энергии и истощают запасы питательных веществ в теле, снижая содержание сахара в крови. В свою очередь, недостаточное снабжение мозга сахаром, как правило, вызывает необычные переживания, и таким образом у человека, и без того склонного к неординарным состояниям сознания, возникает порочный круг. В такой ситуации глюкоза, непосредственно питающая мозг, помогает быстро прервать этот цикл.

    Чтобы снизить интенсивность состояний, возникающих во время духовного кризиса, поэкспериментируйте с различными видами пищи, чтобы определить, какие из них вам больше подходят. Попробуйте употреблять более тяжелую пищу, например: красное мясо или другие источники белка — птицу, рыбу, бобы, сыр — или различные молочные продукты. Включите в свой рацион питательные крупы и цельнозерновой хлеб. Держите про запас немного сахара или меда. Вам следует подчеркнуть, что если до начала кризиса вы придерживались рациональной диеты, а теперь обнаруживаете, что отходите от нее, то ваши новые пристрастия, скорее всего, носят временный характер и не обязательно означают, что вам придется навсегда изменить свой режим питания.

    Если вас заботят такие проблемы, как диабет или гипогликемия, необходимо пройти подробное медицинское обследование у благожелательного врача. Вдобавок, тяга к определенным видам пищи может указывать на реальный дефицит тех или иных веществ в диете. С другой стороны, некоторые преходящие физические проявления, возникающие при духовном кризисе, могут имитировать действительные медицинские проблемы, хотя, на самом деле, обусловлены воспоминаниями о прошлых травмах, эмоциях или других переживаниях, которые в это время выходят на поверхность. Медицинское обследование и анализы помогут определить, что происходит на самом деле.

    Несколько человек рассказывали нам, что в период напряженной внутренней работы они внезапно обнаруживали у себя тягу к алкоголю или табаку. Выпивка или сигарета каким-то образом помогали им вернуться к реальности, и они замечали, что по мере дальнейшего развития духовного раскрытия это влечение быстро проходило. Примерно то же самое нам говорили и о крепком кофе; по контрасту с обычным возбуждающим действием у некоторых индивидов он может вызывать расслабление.

    Предостережение. Хотя у некоторых людей это пристрастие к алкоголю или табаку бывает лишь временной стадией многогранного процесса и вскоре проходит без каких либо заметных последствий, у других, особенно, при наличии предрасположенности к химической зависимости, оно может стать катастрофическим. Использование алкоголя и табака может привести к долгосрочной зависимости, что только усугубит и без того сложную ситуацию. Тому, у кого развилась такая зависимость, легко добавить к уже имеющейся хитроумной системе самооправдания еще одно рациональное объяснение типа: «Я пью эту бутылку вина, поскольку этого сейчас требует мой духовный процесс». По этой причине мы рекомендуем, чтобы любой, кто переживает духовный кризис, проявлял крайнюю осторожность при использовании веществ, которые потенциально способны вызывать зависимость.

    Занимайтесь очень простой, успокаивающей деятельностью. В период кризиса сложная и сосредоточенная работа часто становится затруднительной. Внимательность, необходимая при такой деятельности, сродни интроспекции, используемой в духовной практике, и потому может ускорять процесс. Иногда ощущения неудержимой энергии, сопровождающие духовный кризис, не дают человеку долго сидеть на месте. Вам может оказаться трудно читать, шить, рисовать или писать письмо, не ощущая усиления симптомов. Так же дело может обстоять и с просмотром фильмов, телепрограмм или видеозаписей. Для вас может стать проблемой вести автомобиль или слушать слишком многословного собеседника.

    Если вы заметили, что подобные виды деятельности вызывают у вас затруднения, по возможности, откажитесь от них на какое-то время. Временная приостановка какого-то любимого времяпровождения, например, чтения или художественного творчества, не означает, что вы навсегда исключите их из своей жизни. Это просто означает, что в данный момент ваш внутренний мир настолько сложен, что вы считаете необходимым и полезным на время избрать для себя более простые формы взаимодействия с окружающей средой.

    Старайтесь заменять более сложную и сосредоточенную деятельность более простой. Например, работа в саду — прекрасный способ буквально заземлить себя; то же можно сказать и о таких простых делах, как мытье посуды, уборка в доме, натирка полов или колка дров. Во многих ашрамах или монастырях один и тот же человек изо дня в день подметает один и тот же пол. Это не просто утомительная рутинная работа — это очень простой способ уравновешивать напряженность между мирами.

    Регулярно занимайтесь физическими упражнениями. Бег, пешие прогулки, танцы и плавание могут помогать вам поддерживать приземленность и предоставлять каналы для выхода сложных сдерживаемых энергий. Все эти занятия отличаются от таких видов деятельности, как двигательная медитация, йога или активное самоисследование, которые требуют интроспекции и предназначены для ускорения процесса духовного раскрытия.

    Некоторые врачи предписывают бег трусцой как эффективное средство от депрессии и нередко добиваются значительных успехов. Здесь применяется тот же подход: вместо того, чтобы обращать все энергии, эмоции и ощущения на себя, регулярно занимайтесь двигательной активностью, которая поможет вам «выпускать пар». Когда вы бегаете, танцуете или плаваете, используйте эти упражнения для того, чтобы просто ощутить свое тело, движение своих мышц и свою связь с землей или водой. Это может быть особенно полезно, если вы настолько заняты внутренними переживаниями, что склонны забывать о своем физическом благополучии.

    Выясните, какая обстановка и какие люди стимулируют ваш процесс, и временно избегайте их. После многих лет относительно легкой жизни в мире, вы внезапно можете обнаружить, что определенные ситуации, по-видимому, усиливают ваш духовный кризис. Если вы живете в загородной местности, то, возможно, заметите, что шум и механические вибрации большого города активизируют в вас необычные физические энергии, сильные эмоции и неожиданные переживания. Вас может выводить из себя постоянный шум машин или более отдаленный, но периодически повторяющийся гул самолета или поезда. Такое же действие могут оказывать шум и суета многолюдной толпы. Важно определить, какие ситуации оказывают подобное действие, и избегать их.

    Вдобавок, на вас может подавляюще действовать присутствие людей с особенно яркой и сильной личностью, независимо от того, относитесь ли вы к ним положительно или отрицательно. Во время духовного кризиса границы личности нередко оказываются легко проницаемыми и вы можете стать очень восприимчивыми к окружающему вас миру. В результате, вы можете чувствовать, что легко перенимаете эмоциональное состояние других людей. Если человек излучает любовь и сострадание, его присутствие может казаться вам благотворным и успокаивающим. Но если это к тому же энергичный и деятельный человек, то даже самый положительный контакт с ним может в течение какого-то времени быть для вас слишком подавляющим.

    Нам приходилось слышать рассказы людей, которым в течение какого-то периода времени оказывалось трудно находиться рядом с духовным учителем, священником или шаманом, поскольку в присутствии этого человека их кризисный процесс, судя по всему, усиливался. То же может быть справедливо, если вы оказываетесь рядом с рассерженным, злобным или жестоким человеком. В вашем восприимчивом состоянии отрицательный эмоциональный фон такого человека может ощущаться чрезвычайно сильно и даже быть для вас вредным.

    Замечайте, как вы реагируете на различных людей и окружающую обстановку. Если вы хотите замедлить свой духовный кризис, временно избегайте ситуаций, которые вас чрезмерно стимулируют — эмоционально, физически или умственно — или в которых вам доставляет неудобство ваша восприимчивость по отношению к окружающему миру. Скорее всего, эта повышенная чувствительность пройдет, когда закончится ваш преобразующий кризис.

    Еще один общий совет всем, кто хочет замедлить процесс духовного раскрытия: упрощайте его. Устраняйте те виды деятельности и ситуации, которые вызывают у вас беспокойство, и сосредоточьтесь на более простом образе жизни. Это не значит, что сложный мир и занятие некогда волновавшей и радовавшей вас деятельностью станут для вас навсегда недоступны. Вы сможете вернуться к ним после того, как завершится интенсивный период изменений.

    Жизнь в двух мирах — это серьезный вызов. Многие шаманы и целители научились по желанию переходить из одного мира в другой. Но большинство из нас не имеют такого навыка и могут в течение какого-то времени пребывать в замешательстве в промежутке между повседневной реальностью и невероятными глубинами нашего бессознательного. Очень успокаивает знать, что этот опыт носит преходящий характер, что существуют способы легче пережить эту стадию преобразования личности и что мы можем получить помощь, когда мы в ней нуждаемся.


    Рекомендации для членов семьи и друзей

    Вдохновляемая тонким светом,

    Она все больше тянулась к нему,

    Пока ее форма не распалась,

    Высвобождая eе во всей полноте.

    Теперь, плавая в вышине,

    Сверкая на солнце,

    Она презирает землю.

    Увидит ли она когда-нибудь,

    Что свет есть и тут,

    Что он озаряет землю,

    Ее детей, друзей и возлюбленных,

    Здесь и сейчас?

    (Написано матерью молодой женщины, переживающей духовный кризис)

    Жизнь с человеком, который проходит через духовный кризис, часто предъявляет очень большие требования ко всем, кто оказывается в подобной ситуации. И сам этот человек, и его близкие тратят массу времени и энергии на перемены, неожиданно возникающие в их жизни, а друзьям и семье регулярно приходится сталкиваться с собственными эмоциями и ограничениями. С виду нормальные и устойчивые отношения оказываются под угрозой из-за внезапных изменений интересов и поведения одного человека, к которым часто приходится волей-неволей приспосабливаться другим людям.

    Точно так же, как интенсивность преобразующего процесса может меняться в широких пределах, меняется и его воздействие на тех, кто окружает переживающего его человека. Если человек претерпевает мягкую форму преобразования, его близкие могут просто не замечать происходящих в нем тонких изменений и, возможно, даже естественным образом двигаться вместе с ним на новые и интересные территории. И только оглядываясь назад, они осознают, что их понимание, ценности и отношение к себе и к миру эволюционировали, и теперь могут проследить этапы процесса роста, который привел к этим переменам.

    Однако если самораскрытие происходит в более явной форме и, особенно, если оно ежедневно занимает всеобщее внимание, членам семьи и друзьям может оказаться очень трудно быть свидетелями и участниками этого процесса. А когда духовное раскрытие становится духовным кризисом, люди, эмоционально связанные с переживающим его индивидом, безусловно, испытывают огромный стресс.

    Однако из-за того, что сама эта ситуация и межличностные взаимодействия в ней предъявляют повышенные требования, людям обычно не удается сохранить положительное и терпимое отношение к происходящему, и они склонны реагировать на него, проявляя целый спектр эмоций — от страха и беспомощности до отрицания и неприятия. В этой главе мы будем непосредственно обращаться к друзьям и членам семей тех, кто переживает духовный кризис.

    Мы не будем давать конкретных советов в отношении возможных межличностных проблем, поскольку каждая ситуация не похожа на другие, и характер отношений между людьми бывает разным. Однако полезно хотя бы знать, какого рода поведения следует ожидать от человека, переживающего преобразующий кризис, а также, какие реакции и какие проблемы обычно возникают у его близких. Просто зная наперед, какие именно проблемы могут возникнуть, члены семьи и друзья сумеют легче справляться с ними.

    Прежде чем перейти к конкретным примерам того, как процесс духовного раскрытия может воздействовать на поведение человека и, следовательно, на его отношения с близкими, рассмотрим следующую историю.

    Диана — ваша дочь. Она очень симпатичная, открытая и общительная. Она спокойно шла по жизни, легко справляясь со всеми задачами, которые перед ней ставили, на нее всегда можно было положиться, и она очень внимательно относилась к тем, кто ее окружает. Она хорошо училась в школе и в подростковом возрасте участвовала во всех затеях, свойственных молодежи; но она никогда не принимала наркотики и не делала ничего такого, о чем бы она не могла рассказывать в кругу семьи. После окончания колледжа она вышла замуж за Джима, к которому была неравнодушна еще со школьных времен, и вскоре они подарили вам первых внуков. Вы по-прежнему очень близки и регулярно встречаетесь по выходным.

    Внезапно начало происходить что-то очень странное. После гибели своего близкого друга в автомобильной аварии Диана начала изменяться. Она начала говорить о вещах, которые никогда не интересовали ее до этого и которые совершенно незнакомы вам. Она даже принесла вам некоторые из книг, которые она читала и которые, по ее словам, изменили ее жизнь. Одна была об околосмертных переживаниях, другая касалась жизни после смерти, а в третьей рассказывалось о перевоплощениях. Теперь разговоры Дианы изобилуют такими словами, как карма, энергия, единство, Бог и сознание, и она выходит из себя, когда вы говорите ей, что совершенно не представляете себе, о чем она говорит. Вы заметили, что она, как никогда раньше, подвержена частым сменам настроения, и может быть сегодня восторженной, а завтра — подавленной.

    Диана с увлечением рассказывает, что она занимается хатха-йогой, и показывает вам угол в комнате для шитья у себя дома, который она превратила в некое подобие алтаря, с лежащей неподалеку подушкой для медитации. Вдобавок она почти перестала пользоваться косметикой и носить украшения и проводит много времени со своими новыми друзьями из класса йоги; они кажутся очень привлекательными и искренними, но говорят о вещах, которые вам совершенно чужды. С тех пор как Диана встретилась с ними, она как-то странно отдалилась от семьи и говорит, что ее не понимают.

    В недавнем телефонном разговоре Диана выражала сильную неудовлетворенность своим браком, Джимом и своей ролью матери. Это совершенно на нее не похоже: она всегда очень любила свою семью и прекрасно чувствовала себя в роли матери. По ее словам, Джим не склонен разделять ее новые увлечения и даже неохотно обсуждает с ней ее новые идеи и откровения, зачастую погружаясь в чтение газеты или уходя играть в теннис со своими приятелями. Недавно она почувствовала себя одинокой в браке и виноватой в том, что их с Джимом пути, судя по всему, расходятся, а она ничего не может с этим поделать. Ее беспокоит и то, что с тех пор, как она стала проводить больше времени вне дома, она уделяет детям не так много внимания, как раньше.

    В свою очередь, Джим по секрету признался вам, что он очень обеспокоен и не знает, что делать и как общаться с Дианой; она как будто отстранилась от всего, погрузившись в свои новые интересы, увлечения и общение с друзьями, к числу которых он не принадлежит. У вас возникают мысли, что с вашей дочерью происходит что-то очень нехорошее, и в свои худшие моменты вы тревожитесь, а не сходит ли она с ума. Разговаривая с ней, вы чувствуете свою беспомощность, и вам кажется, что ей следует обратиться к психиатру.

    Этот сценарий в той или иной форме разыгрывался много раз. Член семьи или друг внезапно меняет свои привычки и интересы и начинает вести себя с другими непривычным образом. Если этот человек проявляет новые личные потребности и больше не соответствует обычным ожиданиям, его близкие могут чувствовать озабоченность, беспомощность, расстройство, осуждение или неприятие. Ниже мы опишем некоторые конкретные виды поведения, с которыми могут столкнуться люди, окружающие того, кто переживает духовный кризис.


    Виды поведения и отношений, которые могут воздействовать на семью и друзей


    Нередко человек, переживающий процесс преобразования личности, в результате своих новых прозрений и осознаний меняет свои повседневные привычки и даже внешний вид. Например, кто-то, известный своей привычкой поздно вставать, вдруг может начать ставить будильник на ранний час, чтобы заниматься медитацией или молиться. В других случаях люди, которые всегда одевались вполне консервативно, внезапно приобретают новые привычки, сменяя рубашки с глухим воротничком или полотнянные костюмы на джинсы и рабочую одежду как выражение своей внутренней свободы. В крайних случаях они могут начать носить странные духовные одеяния и брить голову, либо делать необычную прическу.

    У людей, которым открывается, что в жизни все взаимосвязано, может развиться новое экологическое сознание. Они могут ни с того, ни с сего сменить многоместный семейный автомобиль на более экономичную машину или проявить внезапный интерес к повторному использованию хозяйственного мусора. Давние любители мяса с картошкой могут стать вегетарианцами и пытаться навязывать свой новообретенный режим питания другим, с осуждениям относясь к тем, кто остается верен прежним привычкам. Многие другие формы нового поведения бывают более тонкими, но они все равно заметны тем, кого они задевают.

    Человек, который раньше всегда был чрезвычайно открытым и общительным, внезапно становится погруженным в себя, избегая всякой общественной деятельности, либо совершая антиобщественные поступки. Он проводит целые дни в одиночестве, читая, медитируя или предпринимая длительные прогулки. Его эмоциональные реакции могут без всякой видимой причины переходить от одной крайности к другой. В один день чей-нибудь муж кажется очень мирным и терпимым; на следующий день он крайне возбужден и рассержен. Он может без конца говорить о своих страхах, либо может уединиться и стать совершенно замкнутым и подавленным

    Иногда люди настолько увлекаются своими новыми переживаниями и откровениями, что отвергают привычный мир как тривиальный и приземленный. При этом они могут стремиться проводить свое время, занимаясь теми видами деятельности, которые позволяют им уходить от обыденной реальности. Их красочные видения и космические откровения могут казаться увлекательными и экзотическими по сравнению с мирскими и привычными делами, и в течение какого-то времени им может казаться, что эти новые области заслуживают их исключительного внимания. Обычно это лишь преходящая фаза — общеизвестное отклонение на духовном пути, которое проходит само собой, либо преодолевается с помощью понимающего наставника.

    Когда люди вступают в преобразующий процесс, их интересы нередко меняются, и они могут испытывать навязчивое желание обсуждать свои новые идеи и прозрения со всеми подряд, с раздражением или осуждением относясь к тем, кто не разделяет их новые интересы. Обычно это какие-то концепции или идеи, которые созвучны с их переживаниями, порой объясняя или обосновывая то, что поначалу могло казаться загадочным событием. Естественно, что поскольку эти идеи так много значат для тех, кто переживает духовный кризис, эти люди предполагают, что такого рода знание окажется полезным и их близким.

    Такие люди часто открывают для себя те или иные книги, которые кажутся им столь важными, что они чувствуют побуждение распространять изложенные там мысли, порой с почти мессианской настойчивостью. Озадаченные родственники и друзья вдруг получают посылки с книгами, которых они не заказывали, вместе с письмами, убеждающими их прочитать эти книги и усвоить содержащуюся там мудрость. В других случаях этих же людей внезапно приглашают на лекции или семинары, проводимые духовными учителями или гуру и посвященные темам, которые могут казаться странными и порой угрожать их устоявшимся системам убеждений. Семейные беседы могут начать вызывать неловкость, поскольку полный энтузиазма член семьи, переживающий духовный кризис, постоянно переводит разговор с привычных тем, вроде новостей дня, на проблемы космического и вселенского значения.

    У людей, окружающих такого индивида, может уже быть мировоззрение, которое им вполне подходит, и они могут довольствоваться тем, что имеют, и опасаться всего нового. Поэтому они могут отклонять восторженные и настойчивые призывы близкого им человека. Возможно, он сумеет понять, что какие-то вещи, подходящие для него, не обязательно годятся для других, и просто спокойно пойдет своим путем. Но те, кто уже чувствуют себя одинокими в своих переживаних или боятся неприятия, могут воспринимать отсутствие интереса со стороны семьи как выражение отрицательного отношения к себе. В результате, они могут начать осуждать всех, кто не желает и не способен разделить с ними их новый путь, считая, что им открылся свет истины, а другие все еще пребывают во тьме.

    Люди, переживающие процесс преобразования личности, могут проецировать свои трудности или возлагать вину за них на окружающих или на обстоятельства. Проекция происходит, когда человек не признает собственные чувства или отношения и приписывает их другим людям или ситуациям. Человек, борющийся с приступами сильной агрессивности, может воспринимать окружающих как источник угрозы или считать свои страхи оправданной реакцией на якобы неблагоприятные внешние обстоятельства или действия других людей. Точно так же индивид может проецировать наружу чувства вины или порицания в качестве средства защиты от реальных проблем, которые исходят изнутри.

    Проекция не всегда связана с отрицательными эмоциями; индивид может приписывать другим людям и собственные положительные чувства. Например, человек, охваченный сильным чувством любви, может проецировать его на кого-то находящегося рядом с ним и приходить к убеждению, что это говорит о существовании между ними некой особой связи, вместо того, чтобы осознать открывшийся внутри него источник сострадания.

    При таком смешении внутреннего психологического процесса и внешней реальности индивид может воспринимать других людей или окружающую среду в свете того, что происходит внутри него, и даже действовать на основе этих восприятий — этот процесс называется отреагированием. Тому, кто впервые открыл для себя любовь, может казаться, что ему следует сблизиться с человеком, который является объектом этой проекции, и создать с ним постоянные отношения. Смешение внутреннего и внешнего миров может приводить к проблемным ситуациям.

    Одна из распространенных форм отрицательной проекции — это обвинение. Когда на поверхность выходит трудный эмоциональный материал, особенно легко возлагать ответственность за переживаемые неприятные чувства на окружающих людей или внешние обстоятельства. Например, человек, у которого развивается клаустрофобия, может обвинять окружающих в том, что они просят его остаться в помещении, вместо того чтобы осознать, что эти чувства связаны с памятью о трудном прохождении через родовой канал и лицом к лицу встретить это внутреннее переживание. Или же он может винить в своем дискомфорте помещение, жалуясь на то, что оно слишком маленькое и душное.

    Иногда люди, переживающие преобразующий процесс, используют свою семью или друзей как символ ограничений, которые они хотят отбросить. Они путают свое освобождение от внутренних ограничений с действительым отдалением от семьи. Их не удовлетворяет образ жизни, который более не совместим с их новым мировоззрением, и они переносят свое недовольство на самых близких и любящих людей в своей жизни.

    Этот тип поведения может быть особенно заметным в той фазе духовного кризиса, где индивид сталкивается с темой отрешения. Здесь люди могут обретать осознание того, что страдания и ограничения в их жизни непосредственно зависят от степени их эмоциональной привязанности к привычным ролям, отношениям и материальным благам. Чтобы освободиться от страдания, необходимо отбросить эти привязанности. Важно знать, что это вовсе не означает физическое отстранение от своих привязанностей. Процесс отрешения можно завершить внутренне, с помощью медитации либо других эмпирических методов, не подвергая опасности свой внешний мир.

    Однако это осознание очень часто интерпретируют как указание на то, как нужно вести себя в жизни. Человек, который испытывает настойчивое побуждение отбросить все старые привязанности, может не понимать, что это можно сделать внутренне. Ему кажется, что единственный способ удовлетворить эту сильную внутреннюю потребность состоит в том, чтобы оставить своих родителей, детей, супруга, друзей, работу или свой дом. Индивиды, переживающие такую стадию, могут раздавать все свои деньги и собственность, пытаясь вести спартанский образ жизни.

    Во время духовного кризиса люди могут становиться озабоченными проблемой смерти. Сталкивается ли индивид с воспоминаниями о ситуациях близости к смерти, осознает ли он собственную смертность и эфемерность всего сущего или переживает смерть как часть психологического процесса смерти и возрождения, эта тема часто оказывает на него глубокое и сокрушительное воздействие. Вследствие подлинности чувств и убедительных физических проявлений, человек, переживающий подобный опыт, может придти к убеждению, что он на самом деле умирает или что ему нужно умереть. Эта стадия порой может вызывать замешательство и быть пугающей, если тот, с кем это происходит, и окружающие его люди не понимают природы встречи со смертью* во время духовного кризиса. Эта тема подробно обсуждалась в главе второй.

    У людей, вовлеченных в преобразующий процесс, может измениться отношение к сексуальности. У них могут быть новые переживания и прозрения, способные резко изменить то, что было предсказуемыми и «нормальными» сексуальными отношениями. Эти изменения могут вызывать замешательство у партнера и причинить ему страдания. Быть может, человеку, переживающему духовный кризис, кажется, что его истинная цель — соединение с Богом, а не со смертным существом, вроде жены, мужа или любимого, и что единственный выбор состоит в воздержании.

    Тот, кому легко доступны мистические переживания или нравится бегство в иные миры, может пытаться использовать для этого сексуальные отношения. Эмоции и сила страстного сексуального акта могут вводить таких людей в глубокие надличностные состояния, выключающие их из обычного межличностного взаимодействия. Это может быть чрезвычайно волнующим и вести к глубоким прозрениям, если подобное духовное путешествие разделяют оба партнера, но если в таком направлении движется только один из них, то это изменение может происходить за счет другого. Этот партнер будет чувствовать себя потерянным, оставленным, забытым или, возможно, просто использованным в качестве средства для достижения трансцендентных состояний.

    При таких формах духовного самораскрытия, как пробуждение Кундалини, человек ощущает в себе огромные физические и духовные энергии, которые используют для своего выражения любые каналы, причем сексуальность оказывается самым очевидным и мощным средством. Энергии кажутся столь сильными, что у человека возникает чувство — если он отдастся оргазму, может произойти что-то катастрофическое: умрет он сам, умрет партнер, взорвется мир или рухнет вся Вселенная.

    Если тот, кто испытывает подобное чувство, все же позволяет произойти оргазму, в его теле может родиться мощный поток энергии, которая проходит по позвоночнику и через конечности, нередко вызывая сильную дрожь и непроизвольное частое дыхание. Для женщин многократные оргазмы часто становятся просто способом высвобождения мощной энергии Кундалини. Очевидно, что это не способствует созданию привычной романтической атмосферы сексуальной ситуации. Странные телодвижения, дрожь и непроизвольное дыхание, а также, порой, крайне сильные эмоции, могут оказаться весьма пугающими для ничего не подозревающего партнера.

    Еще одно затруднение возникает, когда человек, переживающий духовный кризис, проецирует на партнера свои неразрешенные сексуальные проблемы. Нередко процесс оживляет многие старые воспоминания, и, как и в случае других проблем, человеку оказывается легко винить партнера за те чувства, которые он испытывает в данный момент. Например, если женщина в своих внутренних переживаниях прорабатывает тему кровосмешения, она легко может в открытом и незащищенном контексте любовного акта проецировать качествa соблазнявшего ее отца или родственника на своего нынешнего партнера. Поскольку большинству взаимоотношений так или иначе присущи определенные проблемы, женатые пары могут испытывать добавочный стресс, пытаясь приспособиться к странным сексуальными изменениям, составляющим часть духовного самораскрытия. И если во взаимоотношениях уже существуют серьезные проблемы, то частые проекции и непривычные формы сексуального самовыражения могут усугублять имеющиеся трудности.

    Во время периода психического раскрытия у людей нередко могут чрезвычайно усиливаться интуиция или проявляться экстрасенсорные способности, что сказывается на их отношениях с близкими. Они вдруг начинают рассказывать о своих провидческих снах и откровениях или демонстрировать интуитивное знание щекотливых проблем из жизни других людей. Родственники и друзья, раньше ничего не знавшие о подобных феноменах, могут испытывать крайнее замешательсво, когда близкий им человек выносит на обсуждение какие-либо секреты, либо точно сообщает им наперед, что с ними произойдет. Тот, кто интуитивно очень открыт, может демонстрировать тонкое понимание чувств, черт характера и особенностей взаимоотношений членов своей семьи и друзей.

    Люди, претерпевающие преобразующий процесс, могут чувствовать, что их жизнь направляется значимыми совпадениями (синхрониями), в которые вовлечены их близкие. Они внезапно начинают находить такие связи во всем и обнаруживают, что некоторые из них пересекаются с жизнями окружающих. Некоторые люди восхищаются синхрониями, придавая им огромное значение и руководствуясь ими с пользой для себя. Другие боятся их, полагая, что они угрожают их четко упорядоченному миру причин и следствий.


    Как реагируют семья и друзья


    Поведение человека, переживающего драматический преобразующий процесс, может вызывать у его семьи и друзей широкий диапазон реакций. Их чувства могут быть самыми разными — от очень положительных до крайне отрицательных. Некоторых людей подобные события восхищают и захватывают, и они, не обязательно сами зная, почему, стремятся к сотрудничеству, чувствуя, что этот опыт дает им нечто важное. Так, люди, помогавшие одной молодой женщине пережить драматический эпизод ее духовного кризиса, говорили: «Я глубоко благодарна и испытываю благоговение перед тем, что она мне дала»; «Я очень взволнован тем, что происходило с Карен, и благодарен за возможность быть с ней… Мне трудно с ней расстаться»; «Спасибо тебе, Карен, за напоминание о том, насколько мне нужно показывать людям, что мне не все равно, и о том, что нужно доверять процессу, свидетелем которого я стала и для поддержки которого я здесь нахожусь».

    К несчастью, во многих случаях отношение к подобному процессу бывает далеко не таким положительным. Если вы не подготовлены к такому потрясению в своей жизни или совершенно не представляете, что происходит с вашим ребенком, родителем, супругом или другом, это, возможно, вызовет у вас неприятие, замешательство, страх, вину или осуждение. Рассмотрим подробнее некоторые возможные реакции.

    Вы можете отрицать, что вообще что-то не так. Таким образом люди нередко пытаются защититься, когда они не хотят признавать реальное положение вещей и те чувства, которые с этим связаны. Такие индивиды могут быть неискренними с собой в отношении того, что в действительности происходит, чтобы убедить себя, что они полностью владеют ситуацией. Или же они могут игнорировать ситуацию, надеясь, что она пройдет сама собой.

    Отрицание — весьма распространенное явление во многих человеческих отношениях в связи с такими разнообразными проблемами, как межличностные конфликты, физические, сексуальные и эмоциональные злоупотребления, алкоголизм и наркомания. Некоторые люди не признают, что у кого-то в их семье есть какая-либо проблема, пока она не становится настолько очевидной, что ее больше невозможно игнорировать.

    Это же может происходить и когда кто-либо из членов семьи или друзей переживает духовный кризис. Возмозжно, вам слишком неприятно видеть, как ваша мать сражается с перепадами настроения, присущими преобразующему процессу, и вы притворяетесь, что ничего не происходит, или говорите себе, что у нее просто переутомление от работы или месячные. Или вы не верите в духовные переживания, о которых вам рассказывает ваш друг, и потому оставляете их без внимания и надеетесь, что со временем они у него пройдут.

    У одного молодого человека, Курта, был духовный кризис, который не признавал никто из его семьи, пока едва не стало слишком поздно. Поглощенный чувствами и переживаниями, связанными с темой смерти, он не понимал, почему он их испытывает, и того, что открытая встреча с ними может быть важным поворотным пунктом. Всякий раз, когда он пытался говорить с родителями о своем отчаянии и страхе, они уверяли его, что все будет в порядке и что он, возможно, просто плохо высыпается.

    Он знал лишь, что нечто в нем должно умереть, и предпринял попытку покончить с собой с помощью большой дозы снотворного, которое принимала его мать. К счастью, он выжил, и после консультации у семейного психотерапевта его отец признал: «Я просто не позволял себе видеть проблемы Курта. Моя любовь к нему отгоняла мысли о них, пока он не сделал их столь очевидными, что я больше не мог их игнорировать». Такого рода отрицание может иметь серьезные и даже роковые последствия.

    Вы можете испытывать замешательство. Если вы привыкли относиться к кому-то определенным образом, то можете очень расстраиваться, сталкиваясь с новыми формами поведения, убеждениями, образом жизни или мировоззрением этого человека, которые кажутся вам непривычными и чуждыми. Возможно, вы даже обнаружите, что начинают меняться ваши собственные, давно устоявшиеся представления о том, как все должно быть, или что вы испытываете эмоции, которые вы долгое время тщательно скрывали. В результате вы на какое-то время можете потерять ориентацию и даже сомневаться в собственной нормальности, поскольку вам будет недоставать вашей обычной ясности мыслей и способности принимать простые решения.

    Вы можете чувствовать свою беспомощность. Возможно, вы почувствуете, что ничем не можете помочь близкому человеку. В такой ситуации некоторые люди пытаются взять все в свои руки. Близкий вам человек вовлечен в процесс, который протекает по предопределенному пути, согласно собственным правилам и расписанию. Возникающие при этом эмоции, переживания и откровения часто бывают неожиданными, испытывающий их человек может чувствовать себя полностью во власти ситуации.

    Нормальная реакция заботливого друга или члена семьи — желание помочь сделать так, чтобы процесс проходил легче и затруднения разрешились. Однако поскольку процесс должен идти своим путем, почти так же, как это бывает, когда человек болен гриппом, то помочь здесь можно лишь очень немногим. Когда вы осознаете этот факт, нередко возникает вполне естественное чувство беспомощности.

    Вы можете быть напуганы. Интенсивные эмоции (подавленность, гнев, страх, экстаз), их выражение (плач, ярость, крик, смех) и физические проявления (дрожь, судороги, неистовые танцы), которые иногда сопровождают духовный кризис, могут испугать вас, если вы прежде никогда не видели подобных явлений или не испытывали их сами. Такой необычный опыт, как драматическое переживание рождения и смерти или отождествление с мифическим чудовищем, тоже может испугать неподготовленного наблюдателя.

    Пугающими могут быть даже те ситуации, в которых внешние проявления процесса кризиса оказываются относительно мягкими. Если близкий вам человек постоянно говорит о смерти и отрешенности, или начинает заниматься какой-то неизвестной и непонятной вам духовной практикой, это вызывает у вас тревогу. И если вы привыкли всегда владеть ситуацией, вас может очень пугать тот факт, что вы почти ничего не способны сделать для изменения хода процесса

    Кроме того, родственники могут бояться, что если что-то не так с одним членом семьи, то значит и они тоже подвержены чему-либо подобному. Если они воспринимают духовный кризис как болезнь, то могут начать думать, что состояние близкого им человека обусловлено семейной историей или скрытыми генетическими нарушениями. Они могут втайне задумываться: «Если она больна, значит, и я тоже могла бы заболеть?» И порой они пытаются объявлять этого человека слабым и нестойким, чтобы самим по контрасту выглядеть «нормальными».

    Вы можете воспринимать происходящее как угрозу. Интенсивные переживания другого человека могут вызвать у вас нежелательные эмоции и реакции. Если человек в глубине души сомневается в собственной нормальности, то видя поведение своего сына, которое он считает безумным, он снова начинается задумываться, не сошел ли с ума он сам. Точно так же тому, кто борется с собственным страхом смерти, крайне тяжело проводить время с близким человеком, который часто говорит о смерти и о загробной жизни.

    Обычно люди выражают такого рода озабоченность множеством разных способов. Те, кто проходили психотерапию или занимались духовной практикой, могут признавать свои реакции, открыто обсуждать их и с готовностью работать над ними. Другие могут не понимать, что их реакции кое-что говорят о них самих, и могут занимать все более оборонительную позицию, чтобы избежать необходимости разбираться с собственными болезненными чувствами.

    Порой друзья или члены семьи чувствуют угрозу потому, что близкий им человек движется в направлении, в котором они не способны, или боятся, идти сами; тогда у них возникает вопрос — если он продолжает меняться, то что это значит для меня? И для наших отношений? Буду ли я забыта? Они могут чувствовать, что процесс оставил их за бортом, и даже завидовать тому, кто его переживает.

    Вы можете испытывать чувство вины. Сталкиваясь с духовным кризисом у сына или дочери, родители могут считать его непосредственным отражением собственных недостатков в процессе воспитания ребенка. Отец, ставший свидетелем проявлений кризиса у своей дочери, чувствовал себя отчасти ответственным за происходящее и потом просил у нее прощения за то, что не уделял ей достаточно внимания в детстве. И хотя это, отчасти, было действительно так, позднее он сумел понять, что его периодические отлучки не были основной причиной этого эпизода.

    Жена может винить себя за разногласия и напряженность в отношениях с мужем, считая его новые интересы, переживания и перепады настроения результатом проблем, которые она для него создавала. Руководитель, у которого был конфликт с одним из подчиненных, впоследствии может испытывать угрызения совести, узнав, что тот взял отпуск, чтобы справиться с духовным кризисом.

    Вы можете испытывать чувство стыда. Стыд часто связан с чувством вины. Если вы вините себя в том, что духовный кризис у близкого вам человека — это результат чего-то, что вы сделали или не сделали, вы также можете думать, что эта ситуация плохо характеризует вас, ваш характер или вашу семью. Вы можете бояться, что если другие люди узнают об этом, они будут критиковать вас и будут относиться к вам с неприязнью. Это может заставить вас быть чрезмерно суровыми к себе и избегать контактов с теми, кто, в действительностти, мог бы помочь вам в то время, когда вы особенно нуждаетесь в эмоциональной поддержке.

    Вы можете выражать осуждение. Кое-кто пытается обеспечить безопасность и стабильность своего мировоззрения, объявляя близкого человека слабым, больным, неустойчивым или сумасшедшим, тем самым защищаясь от чувств вины, страха и стыда и позволяя себе сохранять относительно сильную и прочную позицию. Таким образом они избегают возможности собственного изменения в ответ на кризис.

    Марша была восприимчивой молодой женщиной, которая жила с семьей в городке на океанском побережье Калифорнии. Однажды она вернулась домой с прогулки по пляжу и рассказала своим родителям о прекрасном мистическом откровении, которое пришло к ней, когда она стояла на берегу океана. Ее наполнил белый свет, и она пережила чувство единства со всем сущим. Она была восторженной, глубоко тронутой тем, что с ней произошло, и очень хотела поделиться этим с теми, кого любила. Однако после краткого совещания семья решила, что Марша, очевидно, сошла с ума и нуждается в госпитализации. Ее духовное осозание было неприемлемым для тех, кто любой ценой хотели защитить свое собственное представление о реальности.

    Нам приходилось встречать семьи, где такое осуждающее отношение сохранялось даже после того, как человек успешно проходил через духовный кризис и совершенно адекватно действовал в мире. Они считают, что если у человека были такие эпизоды, то он уже никогда не вернется к «нормальной» жизни. Время от времени они могут задавать такие вопросы: «Скажи, Томми, ты все еще интересуешься этой безумной экстрасенсорной чепухой?», и они крайне настороженно относятся к любым признакам отклонений от нормы. Если, например, сыну трудно находить общий язык с отцом, то родители немедленно приписывают эту проблему тому, что он был «болен», тем самым удобно избегая собственной ответственности за сложившуюся ситуацию.

    Вы можете винить в происходящем кого-нибудь или что-нибудь. Друзья или члены семьи могут обвинять человека, переживающего преобразующий кризис: «Должно быть, он что-то такое сделал, за что это с ним случилось», его друзей или партнера: «Это бы никогда не случилось, если бы она не встретила в церкви этого мужчину», либо ту или иную деятельность: «Это, должно быть, результат тех групповых занятий, которые он посещает». Кроме того, они могут обвинять самих себя или даже Бога.

    Вы можете отвергать как индивида, так и сам процесс. Некоторые люди не хотят иметь ничего общего с чем-то столь чуждым и пугающим и предпочитают просто перекладывать эту проблему на кого-то другого. Именно такое отношение чаще всего побуждает членов семьи или друзей немедленно поместить человека, переживающего кризис, в психиатрическую больницу вне зависимости от того, как он справляется со своими переживаниями.


    Что могут сделать семья и друзья для того, чтобы помочь


    Многие из нас принимают на себя ответственность с твердой решимостью делать все наилучшим образом. Но поскольку процесс духовного кризиса не поддается контролю, любые имевшиеся у нас иллюзии относительно нашей способности управлять его ходом быстро рассеиваются, и мы вынуждены довольствоваться чувством, что делаем все, что можем. Мы с волнением и облегчением осознаем, что по самой природе преобразующего процесса его нельзя перехитрить или подчинить себе и что мы не можем совершенным образом управлять им. И вскоре мы понимаем, что если мы предлагаем помощь, то сами должны расти и изменяться вместе с человеком, которого мы поддерживаем.

    Ниже даются некоторые рекомендации, которые были полезны нам самим и другим людям, работавшим с духовными кризисами. Хотя эти советы предназначены для помощи человеку, переживающему кризис, мы надеемся, что они облегчат ситуацию для всех, кто находится рядом с ним.

    Осознайте мотивы, по которым вы предлагаете свою поддержку. Они могут казаться простыми, но часто это не так. Некоторые люди предлагают свою помощь из эгоистических соображений: им нравятся драматические события, они любопытны и хотят изучить этот феномен, они боятся, что сами сойдут с ума, и им необходимо попытаться контролировать необычные переживания другого человека, им требуется демонстрировать свою эффективность, знания или подготовку, их заставляет делать это неудовлетворенная потребность в материнской заботе о ком-нибудь или, чувствуя себя «полезными», они самоутверждаются.

    Убедитесь, что ваши собственные мотивы чисты и что хотя вы, скорее всего, получите удовлетворение и ответную любовь, вы не ставите это основной целью, предлагая свою помощь. Вы здесь потому, что другой человек вам действительно не безразличен и вы хотите оказать ему поддержку в его духовном путешествии.

    Дайте преобразующему процессу идти своим чередом и будьте готовы поддержать его с доверием и терпением. Любая помощь, которую вы предлагаете, не должна мешать естественному течению переживаний. Ваша задача не в том, чтобы контролировать или манипулировать, а в том, чтобы чутко поддерживать духовное самораскрытие другого человека, помогать ему преодолевать препятствия, если он застревает, и просто быть рядом и заботиться о нем. Будьте готовы к беседам и частым объятиям, не жалейте ответных ободряющих похлопываний и поглаживаний и используйте другие ласковые жесты.

    Нередко требуется некоторое время, чтобы обрести доверие, необходимое для того, чтобы полностью воплотить это отношение на практике, но полезно начать с понимания простого факта, что духовный кризис уже происходил много раз с многими людьми и с весьма плодотворными результатами. Помня, что для его разрешения, скорее всего, потребуется довольно продолжительное время, оказывайте переживающему его человеку эмоциональную поддержку и следите за тем, как растет ваше доверие по мере того, как вы наблюдаете происходящие изменения — как едва заметные, так и значительные. Если вы, в действительности, не верите в положительный исход процесса, напоминайте себе о многих других людях, которые его пережили, и постарайтесь свыкнуться с ним, пока у вас не будет достаточно свидетельств для развития такого доверия.

    Несколько слов о терпении: многие из нас привыкли немедленно добиваться успеха и получать все по первому требованию, и мы переносим это отношение на духовную сферу. Мы ожидаем, что достижение определенных целей и переход к определенным этапам должны происходить согласно нашему собственному графику, что, как правило, означает раньше, а не позже. Такой подход, ориентированный на достижение конечной цели, вызвал разочарование у многих людей Запада, увлекшихся духовными поисками. Для каждого, кто соприкасается с преобразующим кризисом, довольно унизительно узнавать, что этот процесс займет столько времени, сколько ему потребуется для полного завершения, и что нам лучше всего добавить к своему чувству доверия еще и изрядное терпение.

    Будьте честны с другим человеком и с собой. Во время духовного кризиса люди нередко становятся чрезвычайно восприимчивыми и легко различают даже малейшую неискренность у тех, кто их окружает. Чтобы поддерживать доверительные отношения, окружающим необходимо оставаться правдивыми. Это вовсе не означает, что нужно быть грубо прямолинейным, или высказывать все свои впечатления и чувства. Просто честно отвечайте на вопросы и, когда это возможно, информируйте своего подопечного о том, что происходит вокруг, что вы делаете и кто еще в этом участвует.

    Воздерживайтесь от оценок. Один из способов сделать это состоит в том, чтобы признать, что преобразующий процесс руководствуется более глубокой мудростью. Пока мы продолжаем оценивать другого человека или самих себя, мы воздвигаем барьеры между собой и тем, кто переживает кризис. Мы выступаем в роли экспертов, а он — в роли больного; мы нормальные, а он душевно болен; наш мир в порядке, а у него он явно разваливается на части. Или же мы можем отрицательно оценивать самих себя, говоря себе, что у близкого нам человека есть что-то такое, чего нет у нас. Очень важно отказаться от подобных оценок и относиться к происходящему как к вашему совместному волнующему приключению, путешествию героя. В нем есть свои проблемы, свои взлеты и падения. Близкий вам человек — герой, совершающий путешествие, а вы его партнер. Возможно, в другой раз вы сами предпримите это путешествие.

    Подход, связанный с таким приятием другого человека и его переживаний, растопит барьеры между вами и значительно облегчит путешествие. Это вовсе не означает, что вы должны с энтузиазмом принимать все происходящее — такое вряд ли возможно во время наиболее трудных эпизодов. Однако принципиально важно сохранять убеждение, что каждый шаг — это часть более обширного процесса раскрытия, значение которого станет понятным, когда он завершится.

    Почаще ободряйте и успокаивайте. Во время духовного кризиса людям нередко кажется, что они — единственные, кто когда-либо переживал подобный опыт. Они могут чувствовать свою обособленность и испытывать страх, либо, напротив, предаваться иллюзии величия, считая себя выше других. Хорошая общая стратегия состоит в том, чтобы объяснять им, что это — преобразующее путешествие, которое, в конечном счете, будет развивающим и целительным, даже если оно не кажется таковым в данный момент. Объясните, что у этого путешествия много стадий, и некоторые из них будут неприятными и трудными, но через них можно пройти. Напоминайте человеку, что те состояния сознания, которые он переживает, носят временный характер, и их можно рассматривать как этапы очищения психики, которое приведет его к новому, более здоровому и совершенному образу жизни. Расскажите ему, что самый быстрый способ выхода из трудных переживаний состоит в том, чтобы открыто встречать их во всей полноте и что для этого зачастую требуется смелость. Напоминайте ему, что если отдаваться своим чувствам и ощущениям полностью и при наличии поддержки, то они рассеиваются, и человек затем может понять, каково их происхождение.

    Например, если человек, которому вы помогаете, приходит в уныние и думает, что его борьба никогда не кончится, напомните ему, что нужно позволить процессу идти, не оказывая ему слишком большого сопротивления, и тогда он завершится естественным образом. Если ваш друг или близкий человек испытывает страх, уверьте его в том, что это общая и приемлемая реакция, и, если возможно, осторожно подведите его к открытой встрече с пугающими чувствами или воспоминаниями.

    Людям, чувствующим отчуждение, важно говорить, что они не одиноки, что у многих других уже были сходные переживания. Напоминайте им, что такие состояния сознания подробно описывались на протяжении всей истории и что они являются очень ценными и желанными для тех, кто занимается духовной практикой. По ту сторону отделенности находится чувство единства, за отрешенностью скрывается ощущение более тесной взаимосвязи.

    Если ваш друг или близкий человек сталкивается с опытом безумия, сообщите ему, что эти чувства — хорошо известный и естественный аспект преобразования личности, которое, в конечном счете, приведет к лучшему душевному здоровью. В этом состоянии дезорганизации обычно разрушаются все ограничения, которыми обусловлена узость мышления, и пройдя через него человек обнаруживает в себе новый порядок.

    Можно использовать аналогичный подход и в случае, когда человек сталкивается с опытом смерти. Убедитесь, что ваш подопечный здоров, а при наличии каких-либо сомнений попросите провести медицинское обследование. Объясните человеку, что символическое умирание в процессе преобразования личности — это один из самых важных поворотных пунктов; можно упомянуть о подробно описанном в разных традициях цикле смерти-возрождения. По другую сторону полного переживания смерти находятся новая жизнь, новый образ бытия и новое чувство своего «я». После этих уверений можно сказать: «Смело иди вперед и не бойся умереть внутренне», напомнив человеку о том, что переживание психологической смерти может быть очень реалистичным.

    Используйте свою интуицию. Это та часть вас, которая обладает наитием и способна открывать непосредственное знание или понимание без помощи рационального мышления. Для оказания поодержки человеку, который испытывает иррациональные переживания в ходе духовного кризиса, нужна немалая интуиция: поскольку здесь нет четких решений, зачастую требуются спонтанные реакции. Даже те, кто многократно имел дело с духовными переживаниями, должны быть открытыми к любым возможностям, поскольку опыт каждого человека уникален.

    Хорошо брать за основу те подсказки и намеки, которые дают вам люди, проходящие через кризис, и быть готовым экспериментировать; очень часто в этом состоянии они интуитивно знают, что им нужно. Одна пища им подходит, а другая — нет, физический контакт на разных этапах может быть или не быть полезным, люди и предметы, которые их окружают, могут быть подходящими в один день и неподходящими в другой. Будьте готовы прислушиваться к таким указаниям и относитесь к ним с уважением.

    Избегайте неуместных сообщений. Поскольку во время духовного кризиса люди зачастую очень открыты и восприимчивы, они легко улавливают как словесные, так и несловесные сообщения от тех, кто их окружает. Если у них есть свои собственные сомнения или страхи в отношении того, что с ними происходит, они могут быть очень чувствительными к любым подтверждениям этих чувств со стороны тех, к кому они относятся с уважением.

    Будьте внимательны к тому, что вы говорите. Если вы употребляете такие слова, как «безумный», «больной», «психотический» или «маниакальный», то близкий вам человек, вероятнее всего, будет воспринимать их как суждения, подтверждающие безнадежность ситуации. Избегайте очевидных ярлыков, определений или отрицательных оценок. Например, когда это уместно, говорите о проявлениях, а не о симптомах; о благоприятной возможности или приключении, а не о кризисе; о волнении, а не о страхе; об эпизоде, а не о заболевании.

    Следите за языком своих действий: многие реакции содержат в себе скрытые послания. Если вы боитесь процесса и хотите, чтобы он кончился, то ваши действия, вероятно, будут говорить именно об этом: возможно, вы попытаетесь преждевременно вернуть того, кто переживает духовный кризис, к повседневным делам, призывая его собраться в тот момент, когда он приближается к важному опыту разрушения. Или если человек очень сосредоточен на внутреннем мире, вы можете пытаться просить его смотреть вам в глаза, вместо того чтобы позволить ему сосредоточиваться на том, что происходит внутри. Близкий вам человек может верить этим посланиям, либо знать, что они неистинны, и защищаться, уклоняясь от общения с вами или становясь взволнованным и недоступным для контакта.

    Станьте открытыми, восприимчивыми и готовыми слушать. Очень часто люди, переживающие трансформативный процесс, нуждаются в аудитории, в ком-то, с кем они могут делиться своими новыми прозрениями. Если мы будем слишком много говорить им о том, что они переживают, предлагать им свой анализ и давать советы относительно того, что следует делать, то, скорее всего, мы только усложним ситуацию. При самых крайних формах духовного кризиса людям часто бывает трудно справляться со слишком большим количеством словесной информации. Важно, чтобы, воздерживаясь от оценок и чувства контроля, мы также учились слушать, предлагая свои идеи только когда это уместно или когда нас об этом просят.

    Во время интенсивного духовного кризиса люди нередко переживают такой поток материала из бессознательного, что им нужно изливать свои переживания и эмоции в словах, звуках, песнях или поэзии. Сосредоточьтесь на созерцательном и терпеливом центре внутри вас и спокойно слушайте. Если вы сопереживаете с тем, что выражает человек, он нередко будет способен осознавать это, и вам не нужно будет что-либо говорить или делать.

    Если то, что вы слышите, кажется вам оскорбительным или угрожающим, успокойтесь и попытайтесь наблюдать ситуацию объективно, не вовлекаясь в эмоциональную драму. Это бывает труднее, если мишенью такой эмоциональной экспрессии оказываетесь вы сами. В этом случае напомните себе о том, что высказывания близкого вам человека, скорее всего, окрашены эмоциями, которые не имеют к вам никакого отношения. Ясно, что сейчас не время вступать в споры; выяснение отношений следует отложить до тех пор, пока полностью не завершится духовный кризис.

    Чтобы помочь себе преодолеть эту тяжелую ситуацию, попробуйте представить себя в виде огромного пустого пространства, способного поглотить все что угодно, без всяких отрицательных последствий. Или же вообразите, что вы невидимы и слова другого человека просто проходят сквозь вас.

    Будьте готовы предложить физическую поддержку. Люди, переживающие духовный кризис, часто будут просить вас прикасаться к ним, обнимать или держать за руку. Быть может, они чувствуют, что очень уязвимы и нуждаются в защите, или испытывают прилив нежности и хотят выразить свою любовь через прикосновения. После повторного переживания своего рождения они часто кажутся себе крохотными младенцами и хотят, чтобы их нянчили. Те, кому очень недоставало эмоционального тепла в детстве, могут хотеть ласки в качестве компенсации, чтобы избавиться от той пустоты, которую они чувствуют внутри себя. Или они могут чувствовать, что утратили контакт с миром, и нуждаться в успокоительном прикосновении друга, который твердо стоит на земле. По этой причине важно, чтобы окружающие люди были готовы к физическому контакту, о котором их могут попросить.

    У многих из нас есть свои ограничения и запреты в отношении прикосновений, но в этом случае может быть необходимо на время отказаться от своих личных соображений и отвечать на потребность, когда она выражается. Если вы не испытываете неудобств, успокаивающее тепло вашего тела может быть чрезвычайно целительным для человека, переживающего кризис.

    Для того чтобы чувствовать себя комфортно, вам важно заранее определить свои собственные пределы. Какие-либо формы сексуального взаимодействия неуместны, если только у вас уже не было интимных отношений с человеком, переживающим кризис. На некоторых стадиях от них следует временно отказаться, даже если этот человек — ваш супруг или возлюбленный. Если человек чувствует себя уязвимым, переживая регрессию или прорабатывая тяжелые воспоминания, привнесение ваших сексуальных интересов может смущать человека и быть для него болезненным. Вдобавок, сталкиваясь в своих переживаниях с мощными сексуальными импульсами, человек может пытаться вовлекать того, кто находится рядом с ним, в эротические действия, стараясь сосредоточиться на внешнем мире, чтобы избежать глубин своего внутреннего опыта.

    В таком случае вполне приемлемо твердо, но с любовью установить необходимые вам границы. Затем напомните человеку, что ему важнее и полезнее иметь дело со своими внутренними эмоциями и чувствами, и помогите ему сосредоточиться на внутренних переживаниях, а не на вас. Если вам трудно добиться необходимого сотрудничества, и ситуация становится неловкой, полезно иметь помощника, готового сменить вас и менее сексуально привлекательного для человека, переживающего кризис.

    Позвольте себе быть игривым и гибким. Если вы выглядите слишком напряженным и озабоченным собственной жизнью, человек, переживающий кризис, может чувствовать исходящие от вас угрозу или раздражение. Если же вы сможете выработать гибкую позицию и готовность следовать за его переживаниями, в каком бы направлении они не развивались, то, скорее всего, почувствуете с его стороны большую отзывчивость и готовность к сотрудничеству.

    Позволяйте себе экспериментировать, поскольку сама природа процесса духовного кризиса является чрезвычайно творческой. Если у близкого вам человека беспокойный ночной сон, то вместо того чтобы сразу предлагать ему снотворное, посоветуйте длительную прогулку или теплую ванну, или вместе займитесь медитацией, которая мягко направит его внимание внутрь. Попробуйте массаж ступней или растирание спины.

    Хотя сам преобразующий процесс очень важен и серьезен, необходимо сохранять чувство юмора и, когда нужно, быть игривым. Например, если человек, переживающий кризис, проводит свое время в пении и танцах, он может приглашать других танцевать и петь вместе с ним. Входя в его мир, те, кто ему помогают, могут показать свое приятие.

    При наличии возможности в роли помощников должны выступать и мучины, и женщины. Временами человеку, переживающему кризис, все равно, кто находится рядом с ним, лишь бы помощник был заботливым и внимательным. В других случаях, особенно при более сложных формах духовного кризиса, может понадобиться конкретная потребность в мужчине или женщине. Если человек только что пережил свое рождение или раннее детское воспоминание, ему может быть нужна женщина, которая бы исполняла роль матери. Если переживания связаны с образом отца или другим мужским персонажем, то может быть важным контакт с мужчиной. По этой причине всегда предпочтительно, чтобы в числе помощников, по возможности, были и женщины, и мужчины.

    Родителям, супругу, брату, сестре или близкому другу может быть весьма трудно находиться рядом с человеком в кризисе, если они оказываются действующими лицами воспоминаний, которые он переживает. Например, если у женщины оживают воспоминания об интимной связи с отцом, то очевидно, что присутствие отца в этот момент было бы весьма болезненным для обоих. Если присутствует ее муж, то он может стать объектом ее гнева и страха лишь потому, что оказывается ближайшим мужчиной, и эти излияния эмоций со стороны жены могут заметно осложнить их будущие отношения. В такого рода случаях полезно иметь помощника, не связанного близкими отношениями с человеком, переживающим кризис, поскольку он, вероятно, сможет более эффективно работать с любыми эмоциями, которые могут проявиться.


    Что члены семьи и друзья могут сделать для самих себя


    Из-за подлинной любви к человеку, переживающему кризис, и заботы о нем его близкие люди могут легко забывать о своих собственных нуждах или переутомляться, отдавая ему все время и энергию. Что могут сделать члены семьи и друзья для того, чтобы избежать таких проблем, чтобы помочь себе пережить период духовного кризиса у близкого им человека и даже извлечь из него что-то полезное для себя? Есть ли способы сделать это событие более легким для вас? Мы можем предложить следующие практические советы.

    Расширяйте свой кругозор. Самый важный элемент стратегии для семьи и друзей — приобретать понимание того, что такое духовный кризис, чем он отличается от душевной болезни, чего следует ожидать в такой ситуации и как на нее реагировать. Чувства страха, смятения, вины и осуждения, окружающие преобразующий кризис, по большей части, происходят от недостатка знаний. Читайте все, что вы сможете найти о духовных кризисах, и беседуйте с людьми, в той или иной мере лично знакомыми с этим вопросом. Поскольку тема духовного кризиса относительно нова, то литературу, специально посвященную описанию этого феномена, не так легко найти. Однако эта ситуация, несомненно, будет меняться по мере появления все большего числа книг и статей о духовном кризисе.

    В конце этой книги приведен список литературы для тех, кто хочет получить более подробную информацию. Многие публикации, посвященные трансперсональной психологии, духовной практике, мистицизму, мифологии и антропологии, хотя и не обращаются непосредственно к теме духовного кризиса, однако могут помочь вам расширить свое понимание этого сложного феномена.

    Находите поддержку у других людей. Обсуждайте возникающие у вас чувства, тревоги и беспокойства с кем-нибудь, кто понимает эти проблемы. Это, скорее всего, поможет вам ответить на некоторые из ваших вопросов о духовном кризисе, а также избавиться от ощущения изоляции. Выберите время для бесед с хорошо осведомленными друзьями, членами духовных общин или людьми, с которыми вы можете установить связь через такие службы, как Сеть поддержки в духовном кризисе. Найдите понимающего психотерапевта или духовного учителя, чьи теоретические познания включают в себя спектр переживаний, характерных для духовного кризиса, и пользуйтесь его советами.

    Хорошей подготовкой к встрече с проблемами, возникающими во время духовного кризиса, может быть определенное знакомство с эмпирическим самоисследованием в процессе психотерапии или на семинарах. Вы можете очень многому научиться не только на своих переживаниях, но и просто находясь рядом с многими другими людьми, которые сталкиваются с собственными эмоциями и глубокими личными проблемами.

    Нам бы хотелось, чтобы были созданы группы поддержки для членов семей и друзей тех, кто проходит через духовный кризис. Там люди со сходным опытом могли бы обсуждать то, что их беспокоит, и получать друг от друга поддержку, информацию и эффективные стратегии. Многому могут научить и такие «программы двенадцати шагов», как «Анонимные алкоголики», «Взрослые дети алкоголиков» и «Анонимные родственники наркоманов», созданные для тех, кто связан близкими отношениями с алкоголиками и с людьми, страдающими от других видов зависимости.

    Определите для себя, в какой мере вы готовы и способны участвовать в преобразующем процессе близкого вам человека. У каждого из членов семьи и друзей есть множество собственных чувств, связанных с духовным кризисом, который переживает близкий им человек. Мы совершенно уверены, что каждому человеку нужно отдавать себе отчет в том, насколько он хочет участвовать в этом процессе, и с уважением относиться к этим побуждениям. Возможно, вам будет полезно и важно быть рядом с близким человеком во время интенсивных периодов переживаний: вы откроете для себя, что способны на подлинную помощь, а вашей наградой будут ответные любовь и сочувствие.

    Однако нет смысла настаивать на своем участии, если оно требует от вас слишком большого напряжения. Возможно, вам придется признать, что вы просто не в силах справиться с происходящим и — если для человека, переживающиему кризис, можно найти другую поддержку — мягко и ласково устраниться, вернувшись, когда ситуация не будет для вас столь тяжелой. Вы можете спокойно и честно рассказать близкому человеку, почему вы на время его оставляете, объяснив, что это отнюдь не умаляет вашей любви к нему. Это, скорее, откровенное признание ваших собственных нужд, которые, если ими пренебрегать, могут усилить уже существующую напряженность. Быть может, человек, переживающий кризис, уже почувствовал ваш дискомфорт, и ему будет легче, когда вы устранитесь.

    Отбросьте идею, что вы можете исправить или контролировать ситуацию. Эта проблема хорошо известна в «программах двенадцати шагов», которые имеют дело с семьями алкоголиков и людей, страдающих от других зависимостей: когда у одного из членов семьи возникают проблемы с наркотиками, другие тратят массу времени и сил, пытаясь исправить или контролировать ситуацию, которая развивается своим путем и со своей собственной динамикой. Результатом бывают разочарование, гнев и обида, которые просто усиливают существующую напряженность. Перемена наступает только тогда, когда все признают свое бессилие (наркоман — бессилие перед наркотиком, а семья — бессилие перед наркоманом и его недугом). И наркоман, и члены его семьи капитулируют перед тем фактом, что их «эго» не владеют ситуацией, и вместо этого начинают полагаться на помощь Высшей Силы, которую они сами для себя определяют как другого человека, группу, свою собственную глубинную мудрость или Бога.

    Хотя эта аналогия не вполне точна, поскольку человек, переживающий духовный кризис, не болен, многие из тех же соображений вполне применимы и в этом случае. Абсурдные попытки перехитрить, подправить или контролировать процесс, который больше и мудрее любого отдельного человека, могут привести только к разочарованию. С другой стороны, никто в этой ситуации не бывает совершенно беспомощным. Коль скоро мы знаем, что рациональное «я» не может быть экспертом в ситуации, которой управляют более глубокие влияния, мы можем предлагать свою любовь и поддержку подобно акушерке, оказывающей помощь матери во время родов.

    Используйте эту ситуацию как возможность для работы над собой. Эмоции и переживания другого человека могут активизировать в вас параллельные эмоциональные и психологические проблемы. Если вы наблюдаете, как ваша дочь борется со страхом и беспокойством, то можете обнаружить, что и вы испытываете тревогу. Если она входит в состояние расширенного сознания и умиротворения, вы можете обнаружить, что и сами жаждете внутренней безмятежности. В подобных ситуациях становятся легко доступными те ваши чувства, которые долгое время могли быть скрытыми, и это предоставляет вам прекрасную возможность встретиться с ними лицом к лицу

    Если это происходит, у вас может появиться желание принять участие в той или иной форме эмпирической психотерапии или духовной практики. Это нисколько не мешает процессу раскрытия у близкого вам человека; напротив, это в значительной мере способствует ему, поскольку позволяет вам яснее понимать происходящее и может дополнительно связывать вас через общий опыт

    Занимайтесь тем, что дает вам силу, вдохновение и поддержку. Это поможет вам справляться со стрессом во время духовного кризиса, который переживает близкий вам человек. Некоторые люди присоединяются к той или иной группе по интересам — занимаются художественным творчеством, например, живописью, либо спортом, который дает им энергию, необходимую для того, чтобы преодолевать всевозможные испытания. Другие проводят время на природе или принимают участие в какой-либо духовной практике, например, в молитве или медитации. Найдите то, что вас привлекает, и регулярно занимайтесь этим. Сила, спокойствие и приятие, которые вы обретете, будут помогать вам не только жить рядом с человеком, переживающим кризис, но и во всех других аспектах вашей жизни.

    Будьте добры к себе. Многие из нас привыкли заботиться о других людях в ущерб собственным нуждам. Обязательно уделяйте внимание своим физическим потребностям: как следует высыпайтесь, упражняйтесь, регулярно и сытно питайтесь. Продолжайте вести необходимые повседневные дела и выполнять домашние обязанности. Когда вы постоянно находитесь рядом с человеком, переживающим интенсивный духовный кризис, длительные пешие прогулки или другие виды упражнений, просмотр забавных фильмов, расслабляющая ванна или массаж могут оказать на вас чудесное целительное действие.


    Кто может помочь и как?

    «Все любопытнее и любопытнее! — воскликнула Алиса… Теперь я раздвигаюсь как самый большой на свете телескоп!.. О мои бедные маленькие ножки, интересно, кто будет надевать на вас туфли и чулочки, мои дорогие? Уверена, что я не смогу! Я буду слишком далеко, чтобы заботиться о вас…»

    (Льюис Кэррол, «Алиса в стране чудес»)

    Человек, переживающий духовный кризис — неважно, легкий или всепоглощающий, — зачастую нуждается в точке опоры или поддержке — в ком-то, прочно обоснованном в повседневной реальности, кто может со своей точки зрения заверить его, что все в порядке. Если человек, как воздушный змей, парит за пределами обыденного мира, исследуя новые территории, ему может потребоваться кто-то, кто будет держать бечевку; а тем, кто погружается в глубины, нужен страховочный канат. Эти идеи и переживания бывают такими странными, мощными, пугающими и сбивающими с толку. И очень успокаивает, когда есть возможность спросить: «Я все еще на верном пути?» — и услышать в ответ надежный, земной голос: «Все в порядке, ты в безопасности, мир по-прежнему на своем месте и я тоже. Продолжай свое путешествие».

    В этой главе мы обсудим, кто может помочь держать эту бечевку воздушного змея, а также, что нужно искать и чего следует избегать, когда человеку нужна помощь. Но прежде чем переходить к практическим советам, нам хотелось бы рассказать историю духовного кризиса одной молодой женщины; она служит ярким примером тех проблем, с которыми может столкнуться человек, оказавшийся в подобной ситуации, а также, кто хочет ему помочь.


    История Карен


    Карен — приятная молодая женщина чуть моложе тридцати лет, гибкая блондинка, выделяющаяся кроткой, мечтательной красотой. Внешне она выглядит довольно скромной и застенчивой, но она очень талантлива и физически деятельна. У нее было трудное детство: когда ей было всего три года, ее мать покончила с собой, и она росла с отцом-алкоголиком и его второй женой. Уйдя из дома, когда ей не было и двадцати лет, она переживала периоды депрессии и время от времени боролась с непреодолимой тягой к перееданию.

    Она путешествовала и училась; ее очень привлекали джазовые танцы, и она стала искусной танцовщицей и, время от времени, давала уроки. Ей нравилось петь; кроме того, она освоила профессию массажистки и приобрела в ней немалый опыт. Карен поселилась в сельской местности, где познакомилась и начала жить с Питером, мягким и заботливым человеком; хотя они не вступали в брак, у них родилась дочь Эрин, к которой они оба были очень привязаны.

    История Карен представляет собой наиболее драматичный конец континуума между постепенным, мягким духовным самораскрытием и крайней формой духовного кризиса. Но даже при этом многие проблемы, связанные с ее опытом, применимы к любому, кто переживает преобразующий процесс. Многое из того, что мы будем здесь описывать, мы были способны наблюдать лично.

    За пять дней до эпизода, о котором пойдет речь далее, Карен начала принимать лекарство от кишечных паразитов, прекратив его прием в тот день, когда начались ее необычные переживания. В инструкции к лекарству было предупреждение, что изредка в качестве побочного действия возможны «психотические реакции». Трудно определить, какую именно роль сыграло лекарство в произошедших событиях. Хотя оно и могло быть провоцирующим фактором, тот факт, что подобного рода побочные эффекты встречаются сравнительно редко, позволяет считать его лишь одним из многих факторов, вызвавших кризисный эпизод. Но каков бы ни был его источник, в этом эпизоде присутствовали все элементы подлинного духовного кризиса. Он продолжался три с половиной недели и настолько нарушил привычную жизнь Карен, что за ней потребовался круглосуточный присмотр. Спустя несколько дней после начала духовного кризиса Карен, кто-то из ее друзей, знавший о нашем интересе к этой области, попросил нас помочь заботиться о ней. Мы посещали ее почти каждый день в течение последних двух с половиной недель ее эпизода.


    Помощники Карен

    Как и в случае многих духовных кризисов, начало кризиса у Карен было быстрым и неожиданным, и она была настолько поглощена и переполнена своими переживаниями, что не могла заботиться ни о себе, ни о своей трехлетней дочери, которая осталась с отцом. Друзья Карен по очереди присматривали за ней двадцать четыре часа в сутки под руководством знакомого врача.

    Сложившаяся ситуация была проявлением любви и заботы тех, кто в ней участвовал, а не детально продуманной профессиональной мерой. Поскольку Карен явно нуждалась в помощи, а окружавшие ее люди не хотели прибегать к традиционным психиатрическим методам, ее лечение было, по большей части, импровизированным. Большинству из тех, кто оказались вовлеченными в эту историю, раньше никогда не приходилось работать с духовными кризисами.

    Во время эпизода Карен мы очень многое узнали о том, что в подобных случаях помогает, а что нет, и нас очень воодушевляло все, что мы видели и переживали. Это замечательный пример потенциальных возможностей такого рода работы в тех случаях, когда ее проводят специалисты или люди, прошедшие специальную подготовку в области духовных кризисов.

    Когда Карен уже больше не могла обходиться без помощи, группа ее друзей решила, что они будут поддерживать ее в этом путешествии. Хотя было несколько разных идей о том, как это следет делать, все были согласны с тем, что госпитализации лучше избежать. Организацию группы помощников взяла на себя близкая подруга, которая была опытным психотерапевтом; от нее же исходили многие решения, касавшиеся ухода за Карен.

    Карен переселили из ее дома в отдельную комнату в доме ее друзей, которую перед этим тщательно подготовили: оттуда вынесли всю мебель, кроме кровати, чтобы там не было острых углов или твердых поверхностей, о которые она могла бы пораниться, пол и стены для мягкости покрыли матрацами и большими подушками. К комнате примыкали ванная и крошечная кухня. Знакомый врач, живший поблизости, первоначально осмотрел Карен, чтобы удостовериться в ее физическом здоровье, и продолжал наблюдать за ней на протяжении всего эпизода, следя о том, чтобы она получала необходимое питание, воду и витамины.

    Затем ее друзья организовали «службу сиделок»: они попарно дежурили около нее круглые сутки, сменяясь через каждые два-три часа. Многие из них имели подготовку в различных психотерапевтических подходах и большой опыт работы с другими людьми. Они вызвались помогать Карен из дружеских чувств к ней и поскольку испытывали неподдельный интерес к процессу духовного раскрытия. Хотя большинству из них были знакомы глубокие эмоциональные состояния, мало кому доводилось помогать человеку в ходе столь длительного и трудного процесса. В результате, их помощь была не всегда последовательной, но достаточно эффективной.

    Все участники понимали, что хотя процесс, который переживала Карен, требовал большого физического и эмоционального напряжения прежде всего от нее самой, он мог оказаться весьма трудным и для тех, кто находится рядом с ней. Поэтому были организованы относительно короткие периоды дежурства, чтобы Карен могла получать качественную поддержку, а ее помощники не доводили себя до полного изнеможения.

    У входа в комнату находился журнал, в котором помощники расписывались, принимая и сдавая дежурство, и записывали свои впечатления от состояния Карен — что она сказала или сделала, какие жидкости или пищу она принимала, и какого поведения следует ожидать следующей паре. У каждого из них был опыт общения с Карен. Некоторые активно работали с ней, используя различные психотерапевтические приемы, которые помогали ей встречать лицом к лицу возникавшие проблемы и переживания. Другие просто сидели рядом и, когда бессознательное затопляло ее, давали ей силу и тепло и уверенность, что она в безопасности.


    Переживания Карен

    В первый день своего эпизода Карен заметила, что ее зрение внезапно стало более четким, не таким «неясным и размытым», каким оно было обычно. Она слышала женские голоса, говорившие ей, что она вступает в неопасное и важное для нее переживание. Когда она начала соскальзывать в мир своего бессознательного, она попросила свою близкую подругу помочь ей. Вскоре после этого ее подруга, осознавая глубину и серьезность состояния Карен, организовала «службу сиделок». Она нашла нескольких первых помощников, а другие, узнав о ситуации, вызвались сами.

    На протяжении многих дней все тело Карен пронизывал невероятный жар, у нее были видения огня и красного цвета, и порой она чувствовала, что ее саму пожирает пламя. Чтобы утолить крайнюю жажду, которую у нее вызывало это ощущение горения, она выпивала огромное количество воды. Казалось, что ее влечет и поддерживает протекающая через нее невероятная энергия, которая переносит ее на разнообразные уровни ее бессознательного, открывая перед ней содержащиеся там воспоминания, эмоции и другие чувства и ощущения. Словно возвращаясь в детство, она заново переживала те события — самоубийство своей матери и последующие физические издевательства мачехи. Как-то раз детское воспоминание о том, как ее пороли ремнем, вдруг сменилось чувством, что она — черная африканка, которую избивают плетью на переполненном корабле работорговцев.

    Она сражалась с физической и эмоциональной болью своего биологического рождения и несколько раз заново переживала рождение своей дочери. Она много раз и во многих формах переживала смерть, и ее озабоченность темой умирания заставила ее помощников опасаться возможной попытки самоубийства. Однако такой поворот дела был маловероятным, так как она находилась в безопасном окружении и под присмотром тех, кто ей помогал. Все они особенно внимательно следили за ней, постоянно оставаясь рядом и побуждая ее держать переживания внутри и не выплескиваать их во внешних действиях.

    Временами она ощущала связь со своей умершей матерью, а также с подругой, которая погибла в катастрофе за год до этого. Она говорила, что скучает по ним и очень хочет к ним присоединиться. В другие моменты ей казалось, что она наблюдает, как умирают другие люди, или что она сама умирает. Те, кто находились рядом, говорили ей, что можно пережить смерть символически, без действительного физического умирания, просили ее держать глаза закрытыми и побуждали ее полностью переживать эти внутренние события умирания и выражать связанные с ними трудные эмоции. Она послушалась и вскоре перешла от напряженного столкновения со смертью к другим переживаниям.

    На пару дней Карен захватили события, связанные с темой зла. Порой ей казалось, будто она древняя колдунья, участвующая в магических ритуальных жертвоприношениях; в другой раз она ощущала внутри себя ужасное чудовище. Когда этот дьявольский зверь выражал свои демонические энергии, она начинала злобно ругаться и кататься по полу, делая свирепые гримасы. Ее помощники, понимая, что эти излияния направлены не на них, защищали ее от травм и поощряли к дальнейшему выражению эмоций.

    Иногда ее опыт сосредоточивался на сексуальности. После переживания ряда травмирующих воспоминаний из своей сексуальной истории, она ощутила мощный источник энергии в области таза. Она всегда считала сексуальность низменным инстинктивным побуждением — и вот теперь она пережила глубокий духовный опыт, открывший ей ту истину, о которой говорят некоторые эзотерические традиции: сексуальное влечение — это не просто биологическая потребность, но также божественная, духовная сила. Ей казалось, что она первая женщина, кому даровано такое осознание, и она выражала свое новообретенное уважение к своей мистической роли животворной матери.

    Во время еще одного периода своих переживаний Карен чувствовала себя единой со всей Землей и со всеми людьми и боялась, что им грозит уничтожение. Ей представлялось, что и планета и ее население движутся к катастрофе, и она выдвигала ясные и тонкие догадки в отношении ситуации в мире. Она видела образы советских и американских лидеров, держащих пальцы «на кнопке», и высказывала точные и нередко не лишенные юмора замечания о международной политике.

    На несколько дней Карен напрямую подключилась к мощному потоку творческого вдохновения, выражая многие из своих переживаний в виде песен. Было удивительно наблюдать, как это происходит: когда в ее сознании всплывала та или иная внутренняя тема, Карен либо сочиняла об этом песню, либо вспоминала какую-нибудь из песен, которые она знала, и так, распевая во весь голос, проходила через эту стадию своего процесса.

    У Карен крайне сильно проявлялись экстрасенсорные способности, она была очень воспримчивой и остро чувствовала окружающий мир. Она могла «видеть насквозь» всех окружающих, нередко предугадывая их слова и действия. Один из помощников беседовал с кем-то о Карен перед тем, как прийти к ней. Войдя в комнату, он был поражен тем, насколько точно Карен воспроизвела его разговор. Она откровенно высказывалась о любом притворстве или межличностной игре, которые замечала у своих помощников, часто ставя их в неудобное положение, и сразу же оказывала сопротивление всякому, кто был слишком властным или жестким, отказываясь сотрудничать с ним.

    Примерно через две недели некоторые из самых трудных и болезненных состояний пошли на убыль; Карен испытывала все более приятные, светлые переживания и ощущала все большую связь с божественным источником. Она видела внутри себя священную драгоценность, сияющую жемчужину, которая казалась ей символизирующей ее подлинный центр, и проводила массу времени, ласково беседуя с ней и лелея ее. Она получала из внутреннего источника указания о том, как любить себя и заботиться о себе, и чувствовала, как исцеляются эмоциональные раны, которые она несла в своем сердце и своем теле. Она говорила, что чувствует себя «рожденной заново», прошедшей через «второе рождение», отмечая: «Я открываюсь жизни, любви, свету и своей подлинной сущности».

    Начав выходить из своих переживаний, Карен постепенно становилась все менее поглощенной своим внутренним миром и проявляла все больше интереса к своей дочери и к окружавшим ее людям. Она начала более регулярно есть и спать, и все в большей степени была способна сама заботиться о некоторых из своих повседневных нужд. Она хотела закончить свое путешествие и вернуться домой и начинала понимать, что те, кто ей помогали, тоже были готовы к завершению эпизода. Долгие часы дежурств и постоянное внимание сильно утомили их и, хотя они были готовы проводить с Карен какое-то время и разговаривать с ней, им нужно было возвращаться к собственным делам. Карен и ее помощники договорились, что она попробует снова взять на себя заботу о своих повседневных нуждах и о своей дочери.

    По мере того как Карен все больше соприкасалась с повседневной реальностью, она начала анализировать свои переживания и в первый раз почувствовала, что с ней случилось нечто плохое. Для нее единственным логическим объяснением этих событий было то, что с ней что-то не так, что, возможно, она на самом деле сошла с ума. Такие сомнения в себе характерны для многих духовных кризисов и возникают, когда, выходя из драматических проявлений, люди начинают стесняться своего необычного поведения и осуждать его. Некоторые сравнивают это чувство с утренним похмельем после ночи, проведенной в разгульной компании. С чувством стыда они спрашивают себя: «Что я делал?», «Кто это видел?» и «Не натворил ли я чего?» Многие из этих тревог усугублялись ощущением, что окружающие люди хотят дать ей понять: теперь пора вернуться к заботам повседневной жизни.

    Карен вернулась домой к Эрин и Питеру, где ей пришлось быстро учиться снова действовать в повседневном мире. Она писала в своем дневнике:

    Возможное домашнее задание:
    Связаться с подругами,
    Жить более спокойно,
    Привести себя в порядок
    Снова быть здоровой.

    И:

    Оставаться Открытой,
    Открытой сердцу, небесам,
    Земле, жизни, любви,
    Растениям, собакам, мухам и т. д.,
    И заботиться о собственных нуждах.

    Карен пока была еще очень слаба и оставалась во власти кое-каких сильных эмоций и переживаний. К счастью, она жила в сельской местности и потому имела возможность проводить много времени на природе, где она продолжала сталкиваться со все еще сильными физическими энергиями, фрагментами воспоминаний и другими переживаниями, выражая их по мере того, как они возникали. Порой она проводила время с близкими друзьями, но у нее не было регулярных контактов с другими людьми, которые могли ей помочь. В конце концов ее внутренний мир успокоился, и она вернулась к своему привычному деятельному образу жизни.

    Попытки друзей помочь Карен имели свои недостатки, обусловленные отсутствием должной подготовки и ограничениями ситуации, например, исчерпанием возможностей помощников. Но даже при этом они были гораздо более разумной альтернативой, чем госпитализация и применение подавляющего медикаментозного лечения, поскольку она смогла проработать многие тяжелые аспекты своего прошлого. Кроме того, у нее была возможность пройти большую часть кризисного эпизода не будучи отягощенной мыслями о том, что она больна. Сразу после выхода из кризиса она так описывала свой опыт: «Я разбила свое зеркало» и «Я расколола свою скорлупу». Если бы Карен подверглась традиционному лечению и пришла к убеждению, что она больна, то у нее, вероятно, не могло бы сложиться такое отношение к произошедшему, отражающее разрушение старых ограничений и высвобождение чего-то нового.

    Два года спустя, когда мы обсуждали с Карен ее переживания, она сказала, что испытывает смешанные чувства по отношению к этим событиям. Она способна понять и оценить многие аспекты того, что с ней происходило. Она говорит, что узнала очень много ценного о себе и своих возможностях и чувствует, что через свой кризис обрела мудрость, к которой может обращаться в любое время. Карен открыла в себе такие сферы, о существовании которых прежде не догадывалась, она ощутила текущий в ней огромный поток творческой энергии и пережила ранее пугавший ее опыт рождения, смерти и безумия. Она избавилась от своей депресии, равно как и от склонности к невольному перееданию.

    Неприятные эмоции уже не возникают у нее так часто, как раньше; она научилась менее напряженно и более выразительно петь, более свободно двигаться в танце, и у нее появился серьезный интерес к рисованию. Она рассказывала нам, что, вспоминая о своем эпизоде, чувствует волнение и возбуждение и очень хочет больше узнать о том, что поможет объяснить происходившие с ней события

    С другой стороны, у Карен были и некоторые критические замечания. Хотя она не могла бы сопротивляться возникавшим у нее мощным состояниям, она чувствовала, что была не готова к такой тяжелой и болезненной работе. Несмотря на тот факт, что в течение трех недель она получала огромную помощь, она полагает, что еще не была готова окунуться в повседневный мир, когда это потребовалось вследствие исчерпания возможностей тех, кто ей помогал. С того времени у нее не было контактов с людьми, с которыми она могла бы далее прорабатывать свои переживания. Она считает себя несколько «не такой как все», поскольку у нее был этот эпизод (это же мнение косвенно выражали ее семья и некоторые из друзей), и потому склонна принижать его, сосредоточиваясь на его отрицательных сторонах.

    Многих из этих проблем можно было бы избежать, если бы у Карен была постоянная и квалифицированная поддержка сразу же после завершения периода кризиса — скажем, в реабилитационном центре — и последующая помощь в форме регулярной психотерапии, групп поддержки и духовной практики в течение более длительного периода времени.


    Кто может помочь?


    Помня об истории Карен, давайте теперь рассмотрим те возможности, которые доступны — или могли бы быть доступны — для людей, подобных ей, равно как и для тех, кто переживает более умеренные формы духовного кризиса.

    От того, кому приходится иметь дело с человеком, переживающим духовный кризис, требуются, прежде всего, подлинное участие, забота и любовь. Без этого легко впасть в соблазн манипулирования и неявного контроля, которые затрудняют процесс и могут повредить тому, с кем он происходит. Отнюдь не всегда обязательно, чтобы помощь при духовном кризисе оказывали опытные специалисты. Порой, хорошо подготовленные члены семьи или группы друзей могут чувствовать себя вполне готовыми иметь дело с преобразующим процессом у близкого им человека, особенно, если он протекает относительно мягко. В идеале, помощники должны иметь некоторые знания о динамике процесса, его положительном потенциале и целительных возможностях, полученные путем чтения соответствующей литературы или консультаций со специалистами. Иногда полезными помощниками могут быть люди с развитой интуицией даже при отсутствии специальных знаний, но это, безусловно, не самое лучшее решение.

    С другой стороны, бывают периоды, когда оказываются необходимы знания и опыт благожелательного психолога, психиатра, медика, священника, социального работника* или трансперсонального психотерапевта. До какого-то момента члены семьи и друзья могут не испытывать особых неудобств, но затем им требуется помощь специалиста, обладающего знаниями и подготовкой в этой области. Если ситуация включает в себя крайние психические, эмоциональные и физические состояния и имеет место в течение продолжительного времени, необходимо заручиться помощью врача, чтобы избежать медицинских осложнений, а также человека, обладающего адекватным знанием и пониманием неординарных реальностей.

    Нам доводилось слышать истории о супругах, семьях и друзьях, которые без всякой помощи извне, не имея специальной подготовки и даже не понимая природы мощных переживаний, интуитивно помогали своему близкому человеку пройти через духовный кризис. Но стресс и замешательство, неизбежные при таком подходе «на свой страх и риск», делают его далеким от идеала, и мы не рекомендуем прибегать к нему.

    Поскольку область духовного кризиса относительно нова, то в этот переходный период потребность в помощи превосходит количество индивидов, которые могут ее предложить. Нас очень воодушевляет то, что все больше людей начинают испытывать личный и профессиональный интерес к трансперсональной психологии и обучаются методам работы с глубокими эмоциональными и духовными состояниями. Но мы сознаем, что пройдет еще немало времени, прежде чем будет достигнуто повсеместное понимание преобразующих кризисов, и станет легко доступной помощь переживающим их людям.

    Тем временем, мы хотим вкратце описать, какие возможности доступны уже сейчас, а также высказать некоторые общие и конкретные идеи, которые можно осуществить в ближайшем будущем. Поскольку каждая ситуация связана с разными переживаниями неодинаковой интенсивности, с разными личностными характеристиками и с разной окружающей обстановкой, невозможно дать точный рецепт для тех, кто хочет оказывать помощь при духовных кризисах. Мы призываем вас приспосабливать наши рекомендации к вашей конкретной ситуации.

    Служба круглосуточной помощи. В какой бы стране мира мы ни проводили свои семинары, когда заходила речь о духовном кризисе, кто-нибудь всегда спрашивал: «А где можно найти хорошую службу круглосуточной помощи, основанную на идеях, о которых вы рассказали?» И мы были вынуждены с сожалением признавать, что таких учреждений пока немного. В Приложении 2 мы вкратце опишем, какими, на наш взляд, должны быть подобные центры. В основном, это должно быть место, где люди смогут в безопасности переживать свой духовный кризис, при поддержке персонала, обученного трансперсональным методам, сотрудники которого сами пережили опыт неординарных состояний в ходе своей подготовки.

    Нам известно, что в некоторых клиниках пациентам иногда разрешают проходить через неординарные переживания без использования медикаментов или иных способов их подавления. Однако это, скорее, исключение, которое зачастую зависит от личного влияния кого-либо из персонала. И это, вероятнее всего, делается без понимания надличностной природы процесса и его целительного потенциала. Вдобавок, сама обстановка больницы автоматически говорит человеку, что он болен.

    Служба сиделок. За время своих исследований проблемы духовного кризиса мы узнали о нескольких случаях, когда друзья и члены семьи для обеспечения поддержки и руководства, необходимых при духовном кризисе, создавали службу сиделок подобно тому, как это было сделано для помощи Карен. Так было, когда человек нуждался в круглосуточной опеке, и не было возможности организовать ее с помощью какой-либо приемлемой профессиональной службы. Хотя помощь таких непрофессиональных сиделок оказалась вполне адекватной, в таком подходе есть очевидные недостатки, например: потенциальное отсутствие знаний и понимания неординарных реалий и утомительный для неподготовленных людей характер процесса. Ниже изложены наши представления об идеальной организации службы сиделок.

    Подобно тому, как это было с Карен, человек, переживающий кризис, остается дома или в обстановке, близкой к домашней. Поэтому служба сиделок не имеет постоянной резиденции; вместо этого ее сотрудники выезжают к человеку, когда ему необходимы их услуги. Службой руководят один или несколько специалистов в сотрудничестве с благожелательным врачом. Эти специалисты прошли специальную подготовку в области работы с духовными кризисами.

    Сиделки располагают знаниями о глубоких эмоциональных и духовных состояниях и, в идеале, сами пережили опыт неординарных реалий в процессе трансперсональной психотерапии, духовной практики или собственных духовных кризисов. Хотя их конкретные подходы могут различаться, все они разделяют главную теоретическую и терапевтическую стратегию, основанную на признании целительного потенциала духовных кризисов и доверии к глубокой мудрости преобразующего процесса.

    В ходе кризиса сиделки регулярно встречаются с координатором для обсуждения возникших проблем. Кроме того, они встречаются после завершения кризисного эпизода для обсуждения ситуации. Когда человеку, переживающему духовный кризис, приходит время вернуться к повседневной жизни, решение об этом принимается совместно и при участии самого этого человека. В решающий период сразу после духовного кризиса, продолжающийся несколько дней или недель, сиделки организуют эффективную систему поддержки, которая может включать в себя пребывание в реабилитационном центре, профессиональную помощь, группы поддержки и регулярные встречи с другими людьми, пережившими духовный кризис. Это поможет индивиду принять и усвоить пережитый опыт и, при необходимости, продолжать самоисследование.

    Служба сиделок имеет ряд преимуществ. Самое очевидное из них — это возможность избежать психиатрического диагноза и подавляющего медикаментозного лечения. Кроме того, человек, переживающий кризис, получает возможность оставаться в знакомой обстановке или дома, в комфортной ситуации, и с людьми, которых он знает и которым доверяет.

    Специалисты в области душевного здоровья, знакомые со случаями духовных кризисов. В преобразующем процессе могут быть такие периоды, когда целесообразно прибегнуть к профессиональным услугам социального работника, психолога, психиатра, консультанта или какого-либо иного терапевта*. В идеале такой терапевт должен быть сочувственным спутником человека в глубоком и серьезном путешествии, которое может вести к ответам и прозрениям, зачастую недоступным для обычной логики. Он должен обладать концептуальной системой, охватывающей широкий спектр переживаний, которые возможны при духовном кризисе. Такой терапевт признает благотворный характер преобразующего процесса и рассматривает симптомы не как признаки болезни, а как возможность для исцеления, работая с этими симптомами, а не пытаясь подавлять их. Он верит, что при наличии поощрения и поддержки его пациент сможет пройти через трудные стадии процесса духовного кризиса, обретя новую силу и более глубокое понимание. Кроме того, он полагает, что в подходящих условиях пациент сможет сам направлять собственный процесс. Он знает, как создать безопасный и поддерживающий контекст для глубокого преобразования личности, и чувствует, когда можно позволить пациенту продвигаться вперед самостоятельно, а когда следует предложить ему свое руководство.

    Характер помощи терапевта может меняться в зависимости от уровня переживаний, с которыми имеет дело пациент. Например, если человек сталкивается с воспоминаниями детства, специалист использует знание его биографии, чтобы помочь ему распутать прошлое. Если человек заново переживает свое рождение, терапевт предлагает методы, облегчающие этот процесс. Если же переживания сосредоточиваются, в основном, на духовных, мифологических или архетипических сферах, специалисту нужно работать с этими уровнями.

    Проблема, возникающая при выборе профессионала, который специализируется только в одной области, состоит в том, что, когда внутренний процесс переходит на другой уровень, такой специалист может не знать, что делать. Если концептуальная система терапевта ограничивается лишь биографией после рождения, он может пытаться вернуть пациента, переживающего опыт Божественной Матери, к его детским воспоминаниям, игнорируя то, что происходит на самом деле. Самым лучшим помощником в духовном кризисе будет тот, кто признает любые возможности человеческого опыта и способен легко следовать за пациентом от уровня к уровню, в каком бы направлении тому ни было нужно двигаться. Такой терапевт готов пробовать новые стратегии, если они могут помочь, и поддерживает обращение к духовной практике как дополнение терапии.

    Идеальный терапевт или группа терапевтов используют не только словесную, но и эмпирическую терапию, и работают с разными уровнями опыта пациента, переживающего духовное самораскрытие. Словесная терапия позволяет вам регулярно встречаться с непредубежденным специалистом, чтобы обсуждать возникающие в вашей жизни личные и межличностные проблемы и помогать вам находить собственные решения. Это может быть чрезвычайно эффективным способом обретения понимания, руководства и утешения во время вашего путешествия, и может помочь тем, у кого духовный кризис протекает в острой форме, принять и интегрировать его после его завершения.

    Однако для того, кто переживает более активную и напряженную форму духовного кризиса, одной только словесной терапии недостаточно. Зачастую человеку бывает нужна более активная работа с интенсивными энергиями, эмоциями и переживаниями, которые невозможно просто обсуждать. Непреодолимую ярость или тревогу нельзя снять одними разговорами — им необходимо дать выразиться в безопасной и поддерживающей атмосфере в качестве части процесса очищения. Такую возможность дают некоторые формы эмпирической терапии, в частности, холотропное дыхание. Чтобы быть в полной мере эффективными, они должны основываться на теоретической модели, охватывающей весь диапазон человеческих переживаний, включая биографический, околородовой и надличностный уровни. Специалист, обладающий подобного рода пониманием, может с успехом использовать такие мощные методы, как гештальт-терапия, биоэнергетика*, процессуальная психотерапия**, а также неорайхианская работа с телом.

    Непредубежденные врачи. Поскольку духовный кризис включает в себя эмоциональные, духовные и телесные аспекты, нередко бывают периоды, когда вы ощущаете отдельные физические проявления, которые могут напоминать те или иные физиологические проблемы. В подобных случаях необходимо посоветоваться с врачом, чтобы быть уверенным, что боли, учащенное сердцебиение или тремор не имеют медицинских причин. Идеально было бы найти врача, в полной мере понимающего динамику, проявления и прогноз развития духовного кризиса. Такой врач сумел бы отличить симптомы, типичные для преобразующего процесса, от тех, что имеют биологическое происхождение и требуют соответствующего лечения. Однако, поскольку это относительно новая область, врачей с такой подготовкой пока еще немного.

    Специалисты-медики с холистической ориентацией, несмотря на отсутствие конкретных знаний о феноменах, присущих духовному кризису, могут иметь непредубежденное отношение к такого рода процессу и поддерживать его. При необходимости обращения к врачу, не имеющему такой подготовки, лучше всего избегать обсуждения метафизических вопросов, поскольку необычные переживания могут быть неправильно истолкованы. Постарайтесь ограничить общение с врачом описанием симптомов, сосредоточиваясь на анализах, которые помогут выяснить их причины и значение.

    Духовный учитель. Иногда преобразующий процесс увлекает человека в таком направлении, которое он, в конечном счете, отождествляет с той или иной духовной системой. При определенном сочетании физических, эмоциональных и эмпирических проявлений, человек может осознать, что он переживает процесс пробуждения Кундалини, либо то, что в дзен-буддизме назывется кеншо, или состоянием просветления, либо нечто похожее на шаманское посвящение. В таких случаях может оказаться полезно и даже необходимо найти хорошего учителя из соответствующей традиции, который имел такие переживания, понимает их и знает, как поддерживать их у других людей. Кроме того, такой учитель может дать вам инструменты, с помощью которых вы сумеете расширить свой процесс, работать с ним и интегрировать его в повседневную практику.

    Важно найти такую практику, в контексте которой процесс духовного кризиса встречает уважение и поддержку, а не воспринимается как что-то такое, что нужно тормозить или подавлять. Некоторые традиции, например, сиддха-йога, которой учил Свами Муктананды и учат его последователи, признают, обсуждают и принимают эмоциональные, физические и духовные переживания, возникающие при сидячей медитации. Некоторые харизматические* церкви активно поощряют такие состояния, считая их подлинным выражением веры и проявлением Божественного.

    Другие разновидности практики молитвы и медитации советуют людям наблюдать возникающие образы и чувства и позволять им проходить. Учителя этих традиций активно препятствуют выражению эмоций и побуждают учеников успокаивать ум, не увлекаясь внутренней драмой. Эти более тонкие и эффективные подходы могут временно не годиться тому, кто погружен в богатый внутренний мир красочных образов и испытывает побуждение делать резкие физические движения.

    Человеку, переживающему духовный кризис, могут быть чрезвычайно полезны мудрость, руководство и присутствие продвинутых учителей. Поскольку они проделали огромную внутреннюю работу, результаты их преобразования можно видеть в их образе жизни, в том, как они относятся к себе и к миру. Простое пребывание рядом с такими учителями может быть целительным, поучительным и вдохновляющим.

    Но таковы далеко не все, объявляющие себя духовными учителями. Чуть позже мы будем обсуждать, по каким качествам нужно выбирать духовного учителя, равно как и терапевта. Пока что определим общий критерий: выбирайте не того, кто претендует на исключительное знание ответов на все жизненные проблемы, а того, кто будет направлять и поддерживать вас в поиске ваших собственных ответов.

    Духовное или терапевтическое сообщество. Вступление в духовное или терапевтическое сообщество не обязательно означает, что вы должны посвятить ему всю свою жизнь. Однако если вы нашли подходящего духовного учителя или терапевта и обнаруживаете, что он связан с такой группой, то, возможно, решите провести какое-то время с этой группой. К числу традиционных духовных сообществ относятся братства последователей североамериканских индейцев, христианские созерцательные ордена, буддийские общины — сангхи и йогические ашрамы. Существуют также различные терапевтические группы, которые сформировались вокруг тех или иных отдельных методов, а также центры реализации человеческого потенциала* и духовного роста, предлагающие различные подходы.

    Опять же необходимо, чтобы эта группа обладала знаниями о тех переживаниях, с которыми вы сталкиваетесь, и чтобы она была согласна при неоходимости оказывать вам поддержку и работать с вами. В такой среде, скорее всего, есть люди, у которых уже были такие же переживания и которые могут помогать вам и направлять вас. Вдобавок в этих местах вы можете освоить такие инструменты для работы с сознанием, как молитва, медитация, пение мантр, шаманские практики и психотерапевтические методы, которые облегчают течение процесса и интеграцию переживаний.

    Независимо от правил конкретной духовной практики степень свободы, которая предоставляется человеку, переживающему духовный кризис, часто определяет учитель. Один мастер дзен рассказывал нам о молодом человеке, который пришел учиться в сангху — общину монахов. Когда его переживания развились в кризис, ему «велели перестать медитировать и отправили на кухню резать овощи. Когда он больше не мог сосредоточиваться на этом, ему предложили работать в саду. Когда и эта работа стала для него слишком напряженной, ему просто позволили гулять по пастбищу и делать то, что ему нужно, пока его кризис не завершился. И тогда он мог вернуться к своей практике».

    Этому молодому человеку посчастливилось иметь поддержку благожелательного сообщества, которое без предубеждения отнеслось ко всем его переживаниям. Хотя их строгая практика дзен не поощряет такого рода проявления, они были достаточно терпимы и готовы идти на риск, чтобы оказать ему поддержку в прохождении этого эпизода. К сожалению, такое отношение далеко не типично для всех духовных групп.

    Группы поддержки товарищей по несчастью. Группа людей, которые пережили собственный духовный кризис, могла бы оказать чрезвычайно эффективную помощь тому, кто находится в самом разгаре кризисного процесса. Существующие группы самопомощи в таких областях, как алкоголизм и наркомания, расстройства питания и лишний вес, психологические травмы в результате изнасиловании и многие другие, состоят из людей, находящихся на разных стадиях внутренней работы, которых объединяют общий опыт и понимание. Такие группы предоставляют человеку, переживающему кризис, среду для обсуждения его проблем и чувств, в которой он находит сочувствие и понимание. Кроме того, они могут помочь ему научиться разбираться, с кем и как говорить о своих переживаниях. Скорее всего, вы почувствуете огромное облегчение, находясь в компании людей, которые интуитивно понимают вас и готовы выслушать, не высказывая категорических суждений. С ними вы можете обрести чувство общности и частично избавиться от ощущений одиночества и обособленности, которые могли заставить вас думать, что вы единственный, у кого когда-либо были подобные переживания.

    Кто-нибудь вроде Карен мог бы получать огромное чувство поддержки от такой группы на протяжении месяцев или даже лет после острого периода кризиса. Те, у кого процесс раскрытия протекает менее драматично, могли бы использовать группу как постоянный источник периодической поддержки. Однако хотя такие группы существуют для многих других нужд, насколько нам известно, нет ни одной для тех, кто проходит или уже прошел через духовный кризис. Учитывая опыт, накопленный в других товариществах, можно было бы легко организовать подобные группы и начать оказывать неоценимую помощь значительной части населения.

    Хороший специалист по работе с телом. Многие школы телесной работы считают, что эмоции и переживания каким-то образом запечатлеваются в мышцах нашего тела. Человек, обученный массажу или другим методам физической манипуляции с телом, может помогать их высвобождению. Во время духовного кризиса, когда воспоминания, чувства и ощущения уже до некоторой степени разблокированы, специалист, имеющий соответствующую подготовку, может облегчить этот процесс.

    В процессе работы с телом, по мере расслабления мышечного напряжения могут постепенно высвобождаться образы, воспоминания и эмоции. Многие люди осознают, что у них есть физически подавленные воспоминания о болезненных ситуациях, равно как и реакции на эти ситуации, и что телесная работа помогает их высвобождать. Идеальный специалист по работе с телом должен быть готов поощрять клиента к тем или иным формам самовыражения, если они естественно возникают в ходе сеанса.

    Кто-то, переживший собственный духовный кризис. Нередко люди выходят из своего преобразующего кризиса с ощущением, что их следующим шагом должна стать помощь тем, кто, возможно, так же озадачены, ошеломлены, напуганы, взволнованы и сбиты с толку, как были они. Пережив высоты и глубины собственного кризисного процесса, они обрели уникальный эмпирический опыт, который может быть чрезвычайно ценным для помощи другим людям. Это не означает, что нужно навязывать другим свои откровения, догадки или идеологию — необходимо просто выслушать другого человека и рассказать ему о своем собственном путешествии, не требуя от него какой-то особой реакции.

    Кроме того, пережитый опыт позволяет им, не испытывая неудобств, поддерживать процесс другого человека, каким бы сложным и драматичным он ни был, поскольку они знают эти территории изнутри. Поскольку они тоже были там, у них не возникает чувства осуждения или превосходства. Имея опыт своего собственного исцеления, они испытывают доверие к положительному потенциалу ситуации. Это знание совсем другого рода, нежели то, что можно получить, читая о таких переживаниях; эту мудрость дает только личное соприкосновение с ними. Подобно тому, как выздоравливающие наркоманы и алкоголики, которые продолжают уделять внимание собственному внутреннему росту, оказываются наиболее эффективными помощниками при лечении других людей с теми же проблемами, так и те, кто пережили духовный кризис и успешно интегрировали его опыт, чрезвычайно полезны при работе с людьми, совершающими аналогичное путешествие.

    Близкие друзья и члены семьи. Это те люди, которые просто в силу сложившихся отношений с человеком, переживающим процесс духовного кризиса, часто вольно или невольно оказываются в положении помощников. Хотя их глубокая привязанность может быть как помощью, так и помехой, их доверие и любовь способны создать эмоционально целительную окружающую обстановку. Если они живут где-то неподалеку, у них может быть возможность предоставить человеку, переживающему кризис, привычное и удобное убежище.

    Сочетание вышеперечисленных факторов. Для любого, кто переживает духовный кризис, идеально было бы иметь в своем распоряжении все эти ресурсы и выбирать из них те, что ему больше всего подходят. Вы можете регулярно работать с хорошим психологом, который знает и понимает вашего духовного учителя, что позволит вам сочетать инсайты, полученные в ходе психотерапии, с уроками духовной практики. В дополнение к этому вы можете еженедельно посещать группу поддержки, расширяя круг своих друзей и знакомясь с людьми, которые также пережили те состояния, с которыми вы сейчас сталкиваетесь. Вы можете периодически посещать выездные практические семинары (ритриты), которые проводит ваш учитель, что будет углублять и расширять ваши переживания и понимание. Придя на прием к своему врачу, вы сможете свободно рассказать ему о других аспектах своей жизни, которые могут иметь отношение к вашему физическому состоянию. Затем вы возвращаетесь домой, к членам своей семьи, которые не только понимают вас, но и активно занимаются собственным духовным ростом.

    Если вы, подобно Карен, в течение определенного времени не сможете эффективно действовать в повседневной жизни, наличие службы круглосуточной помощи позволит вам иметь безопасное место для того, чтобы временно удалиться от мира. Там вы сможете пройти через свой кризис в обстановке понимания и любви. А когда вы вернетесь к миру, вы сможете использовать упомянутые выше ресурсы для дальнейшего исцеления.


    Чего и кого следует избегать


    Некоторые ситуации и люди могут мешать преобразующему процессу, прерывая его, замедляя его, заставляя его казаться чем-то отличным от того, что представляет собой на самом деле, или осложняя его каким-либо иным образом. Опять же, поскольку каждый случай не похож на другие и у каждого человека свои потребности, быть может, вы добавите какие-либо конкретные соображения к этому списку.

    Некоторые традиционно применяемые меры ухудшают ситуацию. Так, транквилизаторы и другие лекарства могут быть полезными при лечении определенных психиатрических расстройств, но мы убеждены, что их широкое применение в случаях, когда причины состояния не ясны, ничем не оправдано. Если человек переживает подлинный духовный кризис, то успокаивающие лекарства будут противодействовать процессу исцеления. Зачастую они лишь усиливают смятение и дезориентацию человека; кроме того, они могут обладать побочным действием и вызывать химическую зависимость. Сам факт назначения регулярного приема лекарств уже говорит человеку, что он болен, вместо признания возможности того, что он стоит на пути к целостности. По этой причине необходима крайняя осторожность в использовании лекарств и других подавляющих методов.

    То же касается и психиатрических диагнозов. Хотя в некоторых случаях подобные определения полезны для классификации и лечения пациентов, диагностические границы нередко бывают размытыми, и во многих случаях людям ставят не вполне верный или просто ошибочный диагноз. Это, безусловно, справедливо в отношении индивидов, переживающих духовный кризис, которым специалисты, из самых благих побуждений, как правило, ставят психиатрический диагноз.

    Важно помнить, что большинство из нас воспитаны культурой, которая считает преобразующий процесс чем-то таким, чего следует избегать, и потому, если он с нами случается, мы автоматически думаем, что это плохо или что мы больны. Если после этого специалисты ставят нам диагноз и назначают лекарства, наша испуганная часть говорит: «Я был прав. Со мной происходит что-то очень плохое». Необходимо, чтобы и врачи и люди, переживающие духовный кризис, в своем подходе к этому процессу ставили на первое место его целительный потенциал, рассматривали его как движение к целостности, как возможность расширения наших возможностей.

    В разгар духовного кризиса мы нередко чувствуем себя беспомощными и хватаемся за любую возможность облегчения, слишком охотно перекладывая ответственность за свою жизнь на кого-то, кто заявляет, что способен вернуть нас к нашему обычному состоянию. Многим терапевтам кажется, что они располагают подготовкой, методикой и пониманием, которые позволяют им «приводить человека в порядок», подобно тому как механик приводит в порядок автомобиль. Такого рода подход не поможет тому, кто переживает духовный кризис, поскольку он перекладывает ответственность за процесс с глубокой целительной мудрости, заключенной в каждом из нас, на ограниченные познания и ресурсы постороннего человека. Поэтому лучше избегать таких терапвтов или наставников, которые предлагают себя в качестве экспертов, знающих ответы на все ваши вопросы.


    Выбор терапевта, учителя или наставника


    Когда процесс самораскрытия достигает такого этапа, когда вы уже не можете обходится собственными ресурсами или чувствуете, что ситуация стала слишком обременительной для тех, с кем вы обычно поддерживаете отношения, значит пришло время поискать помощи извне. Хотя область духовного кризиса относительно нова и пока есть не так много людей, специально подготовленных для работы с теми, кто переживает преобразующий процесс, тем не менее можно найти достаточно опытных наставников.

    С годами у нас сформировались собственные критерии выбора хорошего терапевта, духовного учителя или наставника в процессе преобразования личности. Ниже даны некоторые из наших соображений по этому поводу.

    Такой человек должен иметь достаточную подготовку в соответствующей области или дисциплине; в идеале, наставник должен быть на собственном опыте знаком с теми территориями, на которые вступают его клиенты. К примеру тот, кто практикует гештальт-терапию или холотропное дыхание, должен иметь достаточные теоретические знания, а также большой личный опыт внутренней работы с соответствующим подходом, испытав на себе его силу и терапевтический потенциал. Его концептуальная система должна быть очень широкой и включать в себя все возможные области человеческого оыта, и он должен быть готов следовать за клиентом в любом нужном направлении.

    Хороший учитель или терапевт должен обладать смирением и состраданием, посвящая себя служению людям, и придерживаться определенных этических установок, которые не допускают манипулирования другими для своих личных целей. Он должен постоянно указывать клиентам на их собственные внутренние ресурсы как источник силы и роста, а не брать на себя ответственность за их личностное или духовное развитие, в конце концов становясь объектом их привязанности.

    Важное качество — чувство юмора, способность смеяться над собой, над любой отдельно взятой ситуацией или над всей вселенской игрой. Учитель или наставник, обладающий таким качеством, не воспринимает самого себя слишком серьезно, хотя его работа и отношение к ней очень серьезны.

    Необходимо, чтобы между учеником и учителем или между клиентом и терапевтом существовал резонанс. Этот резонанс не имеет никакого отношения к тому, что вам может казаться уместным, или что, по вашему мнению, вам следует делать; он происходит от ощущения веры и доверия, равно как и от сильного притяжения к этому человеку и его работе. Поскольку человек, переживающий духовный кризис, нередко бывает эмоционально уязвим, его решения порой основываются на неисполнившихся желаниях, а не на теперешних нуждах. По этой причине ваш выбор терапевта важно обсудить с человеком, который может объективно взглянуть на вещи и которому вы доверяете.

    Возможно, эти требования кажутся слишком строгими, и у вас возникает вопрос: «А можно ли вообще найти такого человека?» Мы описали образ идеального терапевта или наставника, а в реальной жизни может оказаться необходимо идти на некоторый компромисс. Тем не менее есть много квалифицированных людей, которые не являются широко известными специалистами, шаманами или гуру, а спокойно делают свою работу в узком кругу. Могут потребоваться определенные усилия, чтобы найти таких людей в трансперсонально ориентированных группах или институтах, но время, затраченное на поиски, оправдает себя. Слишком многие из нас готовы переложить ответственность за свое существование на кого попало с мольбой: «Я не могу организовать свою жизнь, сделай это за меня». К сожалению, такое отчаянное самоотречение приводит к большой неразберихе и даже вреду, если вы имеете дело с неэтичным человеком, склонным к манипулированию ради собственных корыстных интересов.

    Во всех духовных дисциплинах учителем считается такой человек, который изучал, практиковал и, по возможности, сам пережил духовный опыт, прежде чем руководить другими. В некоторых традициях такой человек может быть избран только в результате прямой передачи определенного духовного учения, которое развивалось, совершенствовалось и почиталось на протяжении длительного времени. С виду простые техники, которыми пользуются такие адепты, на самом деле представляют собой сложные практики, для овладения которыми требуются многие годы.

    Все сказанное относится и к некоторым людям, которые провозглашают себя терапевтами, начиная работать с клиентами после весьма краткого знакомства с одной из многих имеющихся техник. Подобно тому как духовный учитель тратит очень много времени на развитие своей практики, так и хороший терапевт должен иметь достаточный личный и профессиональный опыт работы с методами своей психотерапевтической школы. Он должен досконально изучить и испытать на себе используемый им подход и до тонкостей знать его достоинства и недостатки.

    Когда вы выбираете себе терапевта, подробно расспрашивайте его, как бы вы расспрашивали человека, которого нанимаете на работу. Не бойтесь задавать вопросы об образовании, квалификации, о том, как он определяет свою собственную роль, о степени его личного и профессионального знакомства с духовностью, неординарными состояниями и трансперсональными подходами, а также о любых других конкретных вещах, которые вас могут интересовать.

    Те же общие принципы применимы и при поиске духовного учителя. Многие духовно ориентированные журналы предлагают рекламу широкого спектра учителей и дисциплин. Возможно, вы прочитаете какую-то книгу и захотите учиться у ее автора или у кого-нибудь из этой же традиции. Расспрашивайте об учителе и окружающих его людях, задавая те же вопросы, как при выборе терапевта, и помня о том, какие качества вы ищете. Прислушивайтесь к своему внутреннему голосу, чтобы чувствовать, что вы делаете верный выбор, и действуйте, зная, что вы можете передумать, если что-либо покажет, что вы ошиблись, или если появится кто-то лучший.

    Избегайте косных, ограниченных и догматичных терапевтов, духовных учителей и наставников. Такие люди высокомерны, считают себя исключительными и заявляют, что только они имеют все ответы или могут указать настоящий путь. Они не склонны к юмору и очень серьезно относятся к себе и своей работе. Зачастую они проделали очень мало серьезной работы над собой и могут быть недостаточно хорошо знакомы с методом, который они применяют по отношению к другим людям. Даже если они прошли подготовку, она, скорее всего, была ограничена концептуальным анализом и теорией и имеет очень мало общего с реальным человеческим опытом. Психиатры такого типа испытывают неудобство с собственными эмоциями и эмоциями других людей и склонны назначать транквилизаторы и другие лекарства в качестве решения большей части проблем своих пациентов.

    Опасайтесь терапевтов и учителей, которые часто говорят о своих достижениях и называют богатых или выдающихся людей в числе своих бывших клиентов или учеников. Избегайте наставников, которые приписывают себе решение проблем своих клиентов или учеников, употребляя фразы типа: «Я справился с ее боязнью высоты», тем самым принимая на себя ответственность за произошедшие изменения. Такие люди нередко становятся зависимыми от клиентов или учеников как средства самоутверждения, порой продляя взаимоотношения с ними сверх необходимости для удовлетворения собственных нужд.

    Не всегда легко узнать, откуда лучше начать поиски хорошего терапевта или духовного учителя. Вы не найдете этих сведений в телефонном справочнике или в местной газете, хотя по мере роста признания важности духовного кризиса эта ситуация может измениться.

    Источником такой информации и услуг для людей, которые в них нуждаются, может служить Сеть поддержки в духовном кризисе (Spiritual Emergence Network, SEN). Адрес и телефон SEN даны в Приложении 1. Если вы ищете терапевта, вы также можете связаться с Ассоциацией трансперсональной психологии в Стэнфорде, Калифорния*, либо с теми учебными заведениями, где есть курс трансперсональной психологии. Там вы можете узнать о практикующих психотерапевтах трансперсональной ориентации*.

    Те кто прошли подготовку, связанную с методом холотропного дыхания, обладают и опытом, и теоретическим пониманием, которые необходимы для такой работы. Список сертифицированных ведущих можно получить в Международной ассоциации холотропного дыхания (Holotropic BreathworkTM International, 4286 Redwood Hwy., Ste. A 550, San Rafael, CA, 94903, USA, tel.(415) 479-4703)**. Полезным может быть и юнгианский аналитик, имеющий опыт работы с сильными эмоциями и физическими проявлениями. В целом, юнгианский подход, несмотря на тенденцию к излишней интеллектуальности, исходит из широкого понимания человеческого опыта, которое включает в себя и духовное измерение. Свяжитесь с местными представителями юнгианской школы и объясните им, что вам нужно. Если вы посещаете группу самопомощи, расспросите у других участников, знают ли они какого-нибудь достаточно непредвзятого аналитика, который с пониманием относится к требованиям преобразующего процесса.

    В любой школе психотерапии всегда есть отдельные специалисты не похожие на других. Одна женщина, переживавшая кризис, который, как потом выяснилось, был вызван пробуждением Кундалини, нашла фрейдистски ориентированного психотерапевта. Он честно сказал ей: «Я не понимаю, что с вами происходит, и не знаю, куда это вас ведет, но готов поддерживать вас во всем, что вам потребуется делать». Благодаря его готовности идти на риск и его подержке она смогла завершить трудный период преобразующего процесса и обрести более разумное отношение к самой себе и к миру.

    Нередко эффективность психотерапии определяется личными качествами терапевта; поэтому не ограничивайтесь какой-то определенной психотерапевтической школой и не исключайте возможность найти помощь в самых неожиданных местах. Например, один специалист по методу ребефинга, признавая реальность памяти о процессе рождения, может полностью отрицать возможность духовных переживаний, в то время как другой специалист той же школы может быть готов активно поддерживать клиентов, в каком бы направлении ни пошел их процесс.

    И еще несколько разумных советов в отношении тех, кто может оказаться в роли помощников — членах семьи или друзьях, которые не готовы довольствоваться одним лишь содействием процессу, имеющему собственную динамику. Хороший способ отделить тех, кто действительно хочет сопровождать человека в его духовном путешествии, от тех, кто для этого не годится — посмотреть на то, какова мотивация этих людей. Как мы уже отмечали выше, те, кто предлагают свои услуги — будь то специалисты, друзья или члены семьи, — должны делать это лишь по причине подлинной заботы о человеке, переживающем кризис, веры в целительный потенциал этого процесса и желания помочь. Если же они делают это из чистого любопытства, из-за потребности манипулировать кем-то или представлять себя в выгодном свете, либо из собственного страстного желания быть нужными, то их присутствие, скорее всего, будет ограничивающим или докучливым.

    Есть определенные виды неблагоприятной окружающей среды. Если это возможно, избегайте стерильной больничной обстановки, подчеркивающей факт болезни, а также догматической и негибкой атмосферы, характерной для некоторых семей, колледжей, религиозных организаций и общин. Избегайте любого окружения, от которого исходят осуждение, гнев и высокомерие вместо любви, поддержки и внимания. Если подобные условия — все, что вам доступно (скажем, вы оказались в больнице), постарайтесь найти среди персонала таких людей, которые в своей работе отступают от традиционного подхода и способны с сочувствием относиться к вашим нуждам.


    Возвращение домой

    Нежный мир вокруг меня сияет и сверкает.

    Спасибо за мое возвращение в мой чудесный дом!

    Его милые стены

    Приветствуют меня, согревают меня,

    Обнимают меня как добрые руки любящей матери.

    Как давно в этом знакомом доме начиналось мое путешествие!

    Теперь здесь все другое и в то же время такое же, как прежде.

    (Слова, написанные после переживания духовного кризиса)

    В предыдущих главах говорилось о том, что делать во время преобразующего процесса, и предлагались советы тем, кто проходит через этот опыт, равно как и окружающим их людям. Но вот наступило время, когда человек возвращается к повседневной жизни — либо после относительно мягкого духовного пробуждения, либо после всепоглощающего кризиса. Чего можно ожидать от этого переходного этапа? Каковы блага и проблемы этого периода? Как вы можете участвовать в дальнейшей интеграции переживаний, меняющих всю вашу жизнь? И каких долговременных изменений можно ожидать в будущем?

    Этот период можно назвать возвращением домой. На этой стадии люди нередко ощущают в себе новый дом — внутренний источник спокойствия и силы. Кроме того, они часто открывают или переоткрывают для себя значимые элементы в окружающем мире, которые становятся для них источником поддержки, например: отношения с близкими людьми, знакомую обстановку или привычные виды деятельности. Однако поскольку в результате духовного кризиса многое в жизни человека может измениться, этот период также не лишен своих трудностей.

    Некоторые из наиболее общих изменений включают в себя устранение многих сложных личных проблем, появление в жизни новых положительных сторон, сдвиг в системе ценностей и повышение значимости духовного измерения. Это те награды, которые приносит людям преобразующий процесс. Им может казаться, что они родились заново или омолодились; они чувствуют себя совсем не так, как в начале путешествия, так как обрели более здоровые взаимоотношения с собой и с миром.

    Чувство обновления может появиться сразу, и тогда некоторые люди переживают внезапное разрешение кризиса и быстрый, легкий переход к новому и эффективному образу жизни. Однако у большинства бывает переходный период, во время которого они испытывают некоторую неуверенность в себе и в своем месте в мире.

    В целом, ничто из тех разнообразных и порой драматических переживаний, которые мы описывали, не имеет никакой ценности, если только человек не приносит их с собой в обычную реальность и не применяет в своем поведении и деятельности в повседневной жизни. Многие духовные традиции предостерегают, что трансцендентные сферы способны зачаровывать и что у нас может возникнуть искушение отказаться ради них от мира повседневности.

    Возможно, некоторым людям подходит уход от мира во имя исключительных поисков духа. К этой категории относятся серьезные кандидаты на жизнь в ашрамах или монастырях. Однако большинство из нас находят свое подлинное призвание в работе, в отношениях с другими людьми и в повседневных делах. Переживаемое преобразование личности позволяет нам открывать глубокий мистический смысл в простых обыденных вещах. И мы можем начать понимать, что любое значительное духовное достижение начинается с нашего отношения к ближнему.

    Возвращение к повседневной жизни не подразумевает отказа от чего бы то ни было. Напротив, оно предполагает привнесение всего, что мы обрели во время своего путешествия в областях бессознательного, в тот мир, где мы живем двадцать четыре часа в сутки. Тем самым мы соединяем эти два мира и обнаруживаем, что импульс Божественного присутствует всюду. Мы учимся искать и находить его во всем вокруг нас, в каждом действии, которое мы совершаем, и в каждом человеке, с которым мы встречаемся.

    В своей книге «Герой с тысячью лиц» Джозеф Кэмпбелл мастерски описал проблемы, возникающие при таком новом вступлении в жизнь. Как мы уже говорили в шестой главе, элементы мифа о путешествии героя отражают внутренние переживания человека в ходе преобразующего процесса. Герой оставляет свой дом, безопасное место в знакомой ему реальности и предпринимает путешествие, которое уводит его в страну тайны и приключений. Здесь его ждут многие испытания и посвящения. Когда завершается последнее испытание, герой возвращается туда, откуда он начал свое путешествие. Обстановка и действующие лица там могут быть все теми же, но сам герой сильно изменился. Теперь он наделен мудростью и пониманием, обретенными в ходе многочисленных испытаний, с которыми он сталкивался на своем пути. Но герою, полному новых прозрений, трудно приспосабливаться к старому миру. В своем описании возвращения героя Кэмпбелл подмечает и некоторые из переживаний, с которыми сталкиваются люди, возвращающиеся к повседневной жизни после духовного кризиса:

    «Первая проблема возвращающегося героя — как после переживания тешащих душу видений самоосуществления принять реальность преходящих радостей и страданий банальностей и кричащих непристойностей жизни? Зачем возвращаться в подобный мир?.. Для завершения своего путешествия, возвращающийся герой теперь должен пережить столкновение с миром».

    Например, человек, возвращающийся в привычную ситуацию, может обнаружить, что культура и отдельные люди не воспринимают его новых качеств. Рождающийся заново герой должен входить в

    «…ту, на долгое время забытую атмосферу, в которой люди, являющиеся частями, воображают себя целыми. Ему приходится противостоять обществу своим разрушающим эго и спасающим жизнь знанием и получать в ответ разумные сомнения, жестокие обиды и растерянность хороших людей, не способных его понять.»

    Ввиду масштабности преобразующих переживаний многим людям оказывается трудно принять, казалось бы, незначительные аспекты обыденной реальности. Кроме того, они могут испытывать весьма серьезные проблемы из-за того, что окружающий повседневный мир зачастую не слишком восприимчив к их новообретенным открытиям.

    В данной главе мы рассмотрим этот переходный период между духовным кризисом и устойчивым существованием и предложим некоторые практические советы, призванные сделать «возвращение домой» более легким. Мы также изложим некоторые соображения о том, как жить после завершения этого промежуточного периода.


    От духовного кризиса к повседневной жизни


    Многие из нас очень хорошо умеют присматривать за другими людьми и помогать им нередко в ущерб себе. Во время переходного периода, равно как и после него, для вас на первом месте должно быть удовлетворение потребностей, от которых зависит ваше собственное. Вы должны позаботиться о себе, прежде чем обращать внимание на что-либо внешнее. Далее мы опишем некоторые из проблем, с которыми вы можете столкнуться, и дадим общие рекомендации относительно того, что с ними делать. Так как ваши переживания и нужды уникальны, вы, вероятно, сможете найти модификации и дополнения, которые вам идеально подходят.

    Вам может быть трудно проводить границу между собой и внешним миром. После духовного кризиса вам может казаться, что в результате соприкосновения с различными внутренними состояниями вы больше не можете четко определить себя, как индивидуума. В своих переживаниях вы могли становиться животными, демонами или другими людьми. Возможно, вы перемещались в пространстве и времени, отождествляясь с жрецом в древней Мексике или с солдатом времен I Мировой войны. У вас могли быть парапсихические состояния, в которых вы вылетали из своего тела или сливались с другим человеком. Попутно вы могли подвергнуться переживанию уничтожения эго или испытать состояния единства, в которых вы сливались с космосом и ощущали себя частью многосвязной сети сознания.

    И теперь эти спонтанные дезориентирующие состояния прекратились. Возвращаясь к повседневнной жизни после такой внутренней атаки, вполне естественно чувствовать некоторую неуверенность в отношении своих собственных границ. После опыта смерти «эго», в котором вы утрачиваете свои прежние самоопределения, разве вы можете не задаваться вопросом, что приходит им на смену? Кто этот новый вы?

    Как и в случае многих других элементов духовного кризиса, следующий шаг обычно происходит сам собой, если только вы этому не мешаете. Ваше новое «я» возникает автоматически, и самое лучшее для вас — сотрудничать, позволяя этому случиться. Дайте себе время побыть в покое, в относительно простой окружающей обстановке. Каждое утро составляйте краткий перечень того, что вам нужно сделать за день, и вычеркивайте пункт за пунктом по мере их выполнения. Старайтесь не перегружать себя делами, считая, что вы должны довести их до конца, и оставляйте на следующий день время для их завершения. Осторожно используйте свою духовную практику для обретения понимания и верного направления. Свыкаясь со своим новым «я», просите руководства и ясности у своего источника высшей мудрости. Посоветуйтесь со своим психотерапевтом и вместе с ним выберите терапевтическую стратегию, соответствующую вашим нуждам.

    Вы можете посчитать важным установить для себя какие-то ограничения. Некоторые виды деятельности, вроде интенсивной практики медитации или глубокой эмпирической психотерапи, на этом этапе могут быть нежелательными. Прежде чем снова погружаться в переживания мощных внутренних состояний, вам может понадобиться время, чтобы стать более цельным, четко определившимся индивидом. Дальнейшее самоисследование будет очень полезным и волнующим позже, когда вы почувствуете себя более сильным и уверенным в себе.

    Быть может, вам понадобится установить пределы и в своих отношениях с другими людьми. Это может оказаться непросто, если вы привыкли уделять внимание другим, не заботясь о самом себе. Научитесь чувствовать и выражать, что вы хотите от людей, окружающих вас, и от различных ситуаций. Очертите для себя границы, выбирая ту деятельность и те отношения, которые поддерживают ваше, порой еще смутное, чувство самого себя.

    Не тревожьтесь, что, заново определяя себя как отдельную личность, возвращаясь к более эгоцентричной психологии, вы утратите понимание того, что вы — это нечто большее, чем ваша физическая сущность. Живость вашего опыта будет меркнуть, но его действие и память о нем останутся с вами навсегда.

    Вы можете казаться себе хрупким, уязвимым и неуверенным, и вам может понадобиться в течение какого-то времени защищать себя от избытка внешних впечатлений. Вы возвращаетесь из трудного путешествия, в котором ваш прежний образ себя и прежнее мировоззрение могли быть полностью разрушены. Вы подверглись воздействию широкого спектра непривычных переживаний, и почти наверняка будете чувствовать физическую усталость. На этой стадии одна женщина говорила: «Мне представлялось, что после такого количества интенсивной внутренней активности все мои тонкие нервные окончания были изношенными и слабыми, как электрические провода после слишком сильной нагрузки».

    И снова мы призываем вас уделять побольше времени заботе о самом себе. Ведите как можно более простую жизнь, временно отложив все слишком напряженные и сложные занятия. Позволяте себе все, что улучшает ваше самочувствие: расслабляющие теплые ванны, успокаивающую работу с телом и длительные прогулки. Кроме того, вам может оказаться полезно выполнять несложные «заземляющие» задачи, вроде работы в саду, приготовления пищи или мытья окон. Пока ваше тело восстанавливается после стресса, вам будет нужно больше сна, чем обычно. Ложитесь в постель рано, позволяйте себе подольше поспать утром и, если захочется, вздремнуть в середине дня.

    Во время духовного кризиса легко забыть о привычке регулярно питаться. Чтобы восстановить свои ресурсы, экспериментируйте с различной здоровой пищей. Возможно, для вас окажутся особенно привлекательными свежие фрукты и овощи.

    После такой увлеченности внутренним миром вы можете найти для себя полезным и даже забавным полностью сосредоточиться на своем внешнем облике. Новая прическа и новая одежда, какими бы простыми они ни были, могут выражать и подчеркивать ваше новообретенное «я».

    Возможно, в течение какого-то времени вы будете опасаться взаимодействий с другими людьми и с миром в целом. Вам может быть трудно находиться в возбуждающей обстановке — на шумных вечеринках, на улицах большого города, в аэропорту или на работе, вызывающей стресс. По возможности, временно избегайте таких ситуаций. То же относится и к сложным и предъявляющим повышенные требования взаимотношениям. У вас может возникнуть потребность ограничить свое общение небольшой группой друзей, встречи с которыми поддерживают вас, а также кругом семьи. Если у вас есть дети, на время найдите кого-то, кто будет за ними присматривать, а если ваша профессия связана с оказанием помощи другим людям, встречайтесь с меньшим числом клиентов. Каждый, кто действительно заботится о вас, будет с уважением относиться к любым временным границам, которые вы посчитаете нужным поставить.

    К сексуальным отношениям в этот период нужно подходить с особой осторожностью. В интимных ситуациях большинство людей, как правило, чувствуют себя уязвимыми. Эта уязвимость может многократно усиливаться у того, кто выходит из духовного кризиса, чувствуя себя полностью открытым и крайне восприимчивым. Вы можете быть наполнены новообретенным чувством любви и взаимосвязанности и захотеть физически выразить его в отношениях со своим партнером. Однако вступая в интенсивное сексуальное взаимодействие, вы можете ощутить слабость и подавленность. И в этом случае, вам, вероятно, понадобится выработать более прочное ощущение собственных границ, прежде чем вступать в такое мощное взаимодействие с другим человеком.

    Если у вас уже сложились комфортные и доверительные отношения, попросите своего партнера чаще держать вас в объятиях. В этот период объятия могут быть прекрасным источником успокоения и поддержки. Если вы чувствуете, что ваша сексуальная активность понижена, не стоит переживать, что вашей интимной жизни пришел конец. Это просто временный этап и, наверняка, ваши растущие силы и новое чувство своего «я», в конечном счете, улучшат ваши будущие сексуальные взаимодействия.

    Несколько предостережений тем, кто на этом этапе вступает в новые сексуальные отношения. Поскольку вы сейчас так чувствительны и уязвимы, ваши эмоциональные потребности могут быть более интенсивными, чем обычно. В результате вы можете непреднамеренно втянуться в интимную ситуацию, которая, в конечном счете, станет для вас неудобной и даже вредной. Например, если кто-то предлагает вам физическое тепло и комфорт, когда это вам особенно нужно, вы можете очень сильно привязаться к этому человеку и стать зависимым от него, что будет препятствовать вашему собственному развитию и обретению чувства силы. Вы можете обнаружить, что стали слишком требовательны или что ваш партнер способен, пользуясь вашей слабостью, принуждать вас к нездоровому поведению или втягивать в неловкие ситуации.

    Вы можете продолжать испытывать кратковременные и преходящие волны эмоций, видений, прозрений или других переживаний, оставшихся от вашего духовного кризиса. Такое случается довольно часто. Драматическая, затягивающая часть преобразующего процесса миновала, ваше внимание снова возвращается к повседневному миру, и вы остро осознаете остаточные кризисные явления. Порой вы ощущаете, казалось бы, неуместные волны гнева или страха — эмоций, хорошо знакомых вам по духовному кризису, но не настолько сильных.

    В более мягкой форме могут возвращаться и такие физические ощущения, как дрожь, телесный жар или различные боли. Либо что-нибудь увиденное в течение дня может напомнить вам какие-то моменты ваших переживаний или даже вызвать краткое видение. Возможно, в самый неожиданный момент к вам придет некое глубокое откровение, уводящее вас от повседневных дел и снова пробуждающее вас к вашим глубинам.

    Эти вспышки эмоций и переживаний не обязательно означают, что вы снова погрузитесь в глубины своего бессознательного. Это, скорее, остаточные явления вашего преобразующего процесса, которые будут исчезать по мере дальнейшего исцеления. Когда они происходят, вы можете работать с ними, используя те же стратегии, которые помогали вам во время духовного кризиса. Хорошим методом работы с этими остаточными явлениями может быть эмпирическая психотерапия, практика медитации, физические движения или творческое самовыражение.

    Ради сохранения отношений с близкими людьми, равно как и ради собственного здоровья, учитесь следить за появлением этих остатков и не смешивать их со своей внешней жизнью. Старайтесь не проецировать эти эмоции на других людей и не винить жизненные обстоятельства в своих неразрешенных внутренних переживаниях. Например, у вас может возникнуть соблазн проецировать волны остаточного гнева на ничем не заслуживших этого коллег или супруга, находя в качестве оправдания своих эмоций что-либо не устраивающее вас в вашей работе или в браке. Хороший психотерапевт, духовный учитель или группа поддержки могут помочь вам и направить вас в нужную сторону.

    Вы можете испытывать неуверенность в отношении того, что говорить другим людям или как себя вести. Выйдя из духовного кризиса, вы можете спрашивать себя — так что же произошло? И возможно, пройдет какое-то время, прежде чем вы будете способны удовлетворительно ответить на этот вопрос. Очень часто переживания людей опережают их интеллектуальное понимание. Логическое объяснение опыта приходит медленно, по мере чтения книг и общения с духовными учителями или другими людьми, прошедшими по такому же пути. На время вы можете оказаться в своего рода подвешенном состоянии, даже не зная, как объяснить самому себе, что произошло.

    Бывает и так, что вы настолько воодушевлены новыми перспективами, что готовы обсуждать их с каждым, кто захочет вас выслушать. Быть может, вы даже надеетесь, что ваша новая мудрость поможет другим людям. Наверняка вокруг вас есть любопытные люди, которые наблюдали за вами и помогали вам во время вашего преобразования. У них, скорее всего, есть собственные вопросы. Теперь вашей проблемой становится то, как рассказать о чем-то, чего вы, возможно, не понимаете сами.

    Прибавьте к этому то, что вы все еще привыкаете к своему новому «я», чувствуя себя уязвимым и неуверенным в отношении собственных границ. Вы можете испытывать некоторые сомнения насчет того, как вам себя вести, и чувствовать смущение и неловкость в присутствии других людей. Возможно, вам кажется, что они критически относятся к вам из-за ваших странных переживаний или подозревают, что вы будете продолжать вести себя необычным образом. Некоторые семьи или друзья, успокоившись, что драматическая фаза самораскрытия миновала, могут требовать, чтобы теперь жизнь всех, кого это коснулось, «вернулась к норме». А вы, со своей стороны, можете чувствовать, что только начали духовное путешествие длиною в жизнь.

    Как правило, другие люди не отдают себе отчет в значимости ваших переживаний. Если они придерживаются материалистического мировоззрения, ваша новая перспектива может даже показаться им угрожающей. С другой стороны, вы чувствуете, что вышли из своего духовного кризиса с глубокими прозрениями или творческими способностями, которые можно использовать для помощи другим людям. Джозеф Кэмпбелл в своей книге «Герой с тысячью лиц» прекрасно описал это чувство:

    «Как учить снова… тому, чему нас учили верно, а мы заучивали неверно тысячи и тысячи раз на протяжении тысячелетий человеческой благоразумной глупости. В этом трудная предельная задача героя… Как передать людям, настаивающим на исключительности свидетельств своих чувств, послание всепорождающей пустоты?»

    Как вам обсуждать свою новую точку зрения с людьми, все еще ограниченными своими собственными идеями о жизни? Очень осторожно. Проблема общения — один из самых коварных аспектов возвращения после духовного кризиса. Мы встречали слишком многих людей, пытавшихся рассказывать о своих переживаниях и прозрениях другим, которые не были готовы слушать такие вещи — которые никогда не соприкасались с этими сферами и, вероятно, стремились защитить привычный им способ понимания себя и мира.

    Чтобы вы ни говорили таким людям, они пропускают это мимо ушей. Они просто не могут или не будут слушать. Или они могут реагировать так, что это принесет вам вред. Работодатели, коллеги, друзья и члены семьи могут ощущать в ваших рассказах угрозу и уклоняться от общения или оказывать активное противодействие. Специалисты с ограниченным пониманием вашего процесса могут ставить вам патологический диагноз и рекомендовать лечение, неблагоприятное для вашего дальнейшего развития.

    Есть хороший способ различать тех, кто может реагировать отрицательно, и тех, кого серьезно интересует ваше преобразование. Весьма возможно, что даже если вы не будете ни о чем рассказывать, люди заметят в вас какую-либо внешнюю перемену. Ваши глаза могут выглядеть ясными и блестящими, лицо — сиящим, и вы можете быть полны новым возбуждением или покоем. Кто-нибудь может воскликнуть: «Ты выглядишь просто великолепно!» и спросить: «Что с тобой произошло?» Прежде чем сразу рассказывать этому человеку о своих глубинных переживаниях, спросите его, готов ли он уделить некоторое время тому, чтобы поговорить об этом.

    Этот простой вопрос позволяет выделить тех, кто испытывает подлинный интерес. Если в ответ на ваш вопрос человек отвечает: «Да, конечно», и быстро переходит на какую-нибудь другую тему, вы можете не сомневаться в том, что его интерес носит поверхностный характер. С другой стороны, если ваш знакомый отвечает: «Да, когда мы можем это сделать? Я хочу знать все», то он, скорее всего, настроен серьезно. И даже тогда вам нужно, рассказывая свою историю, учиться быть чутким к собеседнику и сообщать ему только о тех подробностях и прозрениях, которые он хочет узнать. Вы всегда можете рассказать больше в последующих беседах

    В духовных традициях существуют разные точки зрения на то, следует ли людям рассказывать о своем внутреннем путешествии. Некоторые школы считают, что сила переживаний уменьшается, когда о них рассказывают, и что такие обсуждения могут вести к развитию таких нежелательных черт, как гордыня и самодовольство. Многие из состояний, в любом случае, невыразимы, и даже самым красноречивым мистикам было трудно облечь их в слова. Вероятно, вы обнаружите, что совершенно невозможно удовлетворительно передать что-то столь неуловимое и преходящее, как ошеломляющий опыт смерти или ощущения растворения в бесконечности космоса.

    Другие традиции поощряют выражение, хотя и ограниченное, как способ интеграции внутренних состояний в повседневную жизнь. Разговаривая о своих переживаниях с людьми, которые вас понимают, вы сможете сами лучше разобраться в том, что с вами происходило. Кроме того, вы научитесь тому, как применять свои новые открытия и знания во внешнем мире.

    Вам потребуется избрать себе собственную стратегию, в то же время оставаясь готовым изменять ее с течением времени. Возможно, вы захотите некоторое время хранить молчание, прежде чем рассказывать о своих переживаниях другим людям. А может вам, наоборот, будет хотеться поскорее обсудить с кем-то свои переживания, чтобы самому их лучше понять. Обязательно выбирайте для этого восприимчивых людей — тех, кто сами прошли через подобный процесс, — знающего психотерапевта, духовного учителя или группу поддержки.

    Вы можете попытаться выразить свои переживания с помощью живописи, прозы, поэзии, танца или пения. Метафоры этих видов творчества близки к символическому языку вашего внутреннего мира. Наша культура вообще более терпима к откровениям, переложенным на язык искусства, нежели к тем, что выражаются непосредственно.

    Но что бы вы ни делали, не совершайте ошибку и не навязывайте свои откровения людям, которые не хотят их слушать. Некоторые из нас с таким энтузиазмом относятся к переменам, которые они видят в себе, что считают необходимым говорить о них со всеми подряд. Они даже могут пытаться обращать других людей в свою веру. Это, как првило, вызывает неудобства и межличностные проблемы. Все мы находимся на разных стадиях своего внутреннего развития, и каждый заслуживает уважения за то, кто он и где он находится в любой данный момент времени. У каждого из нас свое собственное путешествие, и их маршруты могут быть разными.

    Хотя поначалу вы можете этого не чувствовать, ваш опыт не означает, что вы какой-то особенный или в чем-то превосходите других людей. Если вам открылись трансцендентные сферы или устройство и высшие законы космоса, помните, что этот опыт потенциально доступен каждому. В противном случае у вас могут легко развиться чувства духовной гордыни и величия — очень соблазнительные, но потенциально вредные отклонения, хорошо известные в духовных традициях. Будьте осторожны, если вы вдруг обнаруживаете, что верите, будто у вас есть ответы на все вопросы и ваша особая миссия — нести свое послание миру. Ответы, которые кажутся важными вам, могут не подходить для кого-то другого. Скромность — одна из самых важных характеристик действительно духовно развитого человека.

    Вы можете чувствовать смущение, самоосуждение или вину по отношению к своему поведению во время духовного кризиса. Это в особенности относится к тем, кто прошел через крайнюю форму духовного кризиса с красочными переживаниями, необычными телодвижениями и эмоциональной экспрессией. Вы можете не помнить всего, что вы говорили или делали. Начиная выходить из своего кризиса, вы вдруг можете задуматься: «Что же я делал? Кто был при этом? И что они подумали?»

    Такое отношение весьма типично и мешает вашему дальнейшему исцелению. Во время преобразующего процесса ум оказывается нашим худшим врагом. Скорее всего, в ходе мощных переживаний ваш логический мир смешивался с иррациональными областями бессознательного. Вероятно, вы действительно говорили и делали такие вещи, которые выглядели совершенно нормальными во время и в контексте вашего самораскрытия. Но когда вы начинаете возвращаться к рациональному существованию, подобное поведение кажется неуместным и даже неприемлемым.

    Теперь, когда нагрузка и степень вовлеченности уменьшились, яркость переживаний угасает, оставаясь лишь в воспоминаниях. В работу включается ваш ум, пытаясь найти оправдание вашему необычному и внешне нелогичному поведению. На этой стадии люди, как правило, пытаются отрицать масштаб и значимость своего опыта. Вы даже можете попытаться уговорить себя больше не думать об этих переживаниях и перспективах, которые для вас чрезвычайно важны, либо приуменьшить их влияние, говоря себя: «Я переживал сильный стресс и просто был не в себе».

    Если вы еще не поняли, что с вами происходило, и чувствуете себя в изоляции, то можете даже пытаться убеждать себя, что действительно пережили безумие. Вы так потрясены своим опытом, что отчаянно хотите вернуться к «нормальной» жизни. Вы настолько неуправляемы, что нуждаетесь в возвращении к тщательно контролируемому существованию. Вы цепляетесь за свое понятие нормальности, желая снова стать приемлемым для самого себя и для окружающей вас культуры. Вы чувствуете вину и становитесь самому себе самым суровым судьей.

    Но есть место, где сообщество понимающих людей может вас поддержать. Знающий психотерапевт, духовный учитель, группа поддержки и те, кто, как и вы, пережили аналогичное путешествие, способны помочь вам осознать и уважать глубинную природу опыта, изменившего вашу жизнь, принять его, в какой бы форме он ни проявился, и идти дальше.

    Продолжайте расширять свои знания о динамике духовного кризиса. Вы обнаружите, что многие преобразующие переживания носят драматический характер. Читайте о духовном опыте святых и пророков и о сорока днях испытаний Христа в пустыне. Эти описания полны ярких примеров. Слушайте волнующую, эмоциональную музыку духовных традиций, знакомьтесь с ритуалами трансформации, существующими в разных культурах. Почти все эти виды страстной религиозной практики очень выразительны и обладают мощным действием. Они демонстрируют ту огромную первобытную духовную силу, которая действует во время всеразрушающего переживания пробуждения. Они не имеют ничего общего с пристойной и управляемой внешней видимостью, типичной для большинства социальных взаимодействий.

    Как только вы признаете, что ваши переживания были необходимым аспектом вашего духовного самораскрытия, вы будете благодарны за их мощное появление в вашей жизни. Вы можете продолжать почитать их за ту роль, что они сыграли в вашем развитии. Но двигайтесь дальше. Не задерживайтесь на том, что уже случилось. Впереди вас ждет много новых волнующих шагов.

    Что бы еще ни происходило с вами, меньше всего вам нужны нагромождения вины и самоосуждения. Не будьте слишком требовательны к себе. Используйте практику медитации, чтобы успокоить свой ум и развить в себе способность быть свидетелем всех его проявлений, не поддаваясь их влиянию.

    У вас могут быть трудности с интеллектуальным и философским осмыслением своего опыта или с его согласованием с вашим прежним мировоззрением. Это еще одна распространенная проблема. Подумайте о том, как было организовано ваше мировоззрение до начала преобразующего процесса. Быть может, вы отождествляли себя со своим телом и верили, что ваша жизнь началась в момент рождения и закончится со смертью. Реализация своего потенциала означала для вас развитие ума и механических навыков, а также продвижение в обществе. Ваше восприятие относилось к тому, что можно было видеть, слышать, осязать, обонять и пробовать на вкус. Любовь была основана на сексе и безопасности. И все ваши чаяния были связаны с материальным успехом.

    Затем, когда во время духовного кризиса вы заново переживаете свое рождение и сталкиваетесь со смертью, вы осознаете, что жизнь — это нечто большее, чем вы думали. Вы испытываете несколько состояний выхода из тела и узнаете, что вы — не просто физическое существо. Быть может, вы становитесь самураем в яркой сцене из средневековой Японии и начинаете думать о возможности перевоплощения. Посещая новые области внутри себя, вы внезапно наполняетесь творческими идеями и новыми прозрениями и обнаруживаете, что ваш потенциал оказыается безграничным. После многих ясновидческих снов и случаев интуитивного восприятия вы осознаете, что вам доступно гораздо больше, чем только пять чувств. Переживая мистическое единство со всем сущим, вы открываете новый смысл любви. И увидев все это, вы решаете вести подлинно духовную жизнь.

    Как будто и этого все еще мало, вообразите, что вы ортодоксальный иудаист и что ваши наиболее значимые мистические переживания происходят в контексте арабской суфийской традиции. Или же вы — убежденный католик, а ваши важнейшие преобразующие состояния связаны с индуизмом. Или вы буддист, переживающий яркие эпизоды типично христианского опыта.

    Как вы можете даже начать думать об этих радикальных отходах от вашего прежнего мировоззрения? Имеют ли они смысл? Как вы можете их себе объяснить? Означает ли это, что вы должны отказаться от своего привычного самоопределения, а также от взаимоотношений, которые на нем основываются?

    У многих людей ответы на подобные вопросы приходят сами собой. Выходя из своих переживаний, они принимают все произошедшее и не чувствуют необходимости ставить его под сомнение. Смысл опыта нередко осознается интуитивно и говорит сам за себя. Но другим приходится сражаться с этими вопросами. Их образ жизни и система ценностей основаны на прежнем мировосприятии, и им не хочется от них отказываться.

    Полезный способ усвоить свои новые прозрения — расширение знаний. Читайте книги и беседуйте с другими людьми. Если у вас были переживания, связанные с какой-то другой культурой, познакомьтесь подробнее с ее историей, искусством и литературой и посмотрите, созвучны ли они вашему новому осознанию. Если в ваших переживаниях снова и снова появляется какой-то специфический символ, например, лебедь или круг, выясните межкультурное значение этого символа. Возможно, вы найдете какие-то ключи к пониманию значения этого символа в вашей жизни.

    Окружите себя людьми, обладающими пониманием, которое близко к тому, что сейчас развивается у вас. Присоединитесь к группе медитации или молитвы, предлагающей практики той традиции, с которой вы могли встретиться в своем внутреннем опыте. Это не означает, что вы должны сразу же принять их учения. Но находясь там, вы можете найти дполнительные ключи к пониманию собственной внутренней ориентации. Возможно, хотя и не обязательно, что при этом вам придется на время или навсегда отойти от друзей или организаций, представляющих ваше прежнее мировоззрение. Некоторые люди могут легко придерживаться нового направления, оставаясь в прежнем окружении. Другим это не удается.

    То что у вас был духовный кризис, вовсе не означает, что вам обязательно нужно отказаться от старого образа жизни. Хотя внутри вас очень многое изменилось, вы по-прежнему можете заниматься той же деятельностью и поддерживать прежние отношения. Просто теперь вы по-другому с ними связаны. Однако может оказаться, что ваши житейские обстоятельства несовместимы с вашими новыми перспективами и ценностями. Вам хочется быть в такой среде, которая больше соответствует тому, кем вы становитесь. И вам нужно быть рядом с людьми, которые вас понимают.

    То же справедливо и для религиозных традиций. Возможно, вы выросли в набожной семье или общине, а когда начался преобразующий процесс, у вас внезапно возникли значимые переживания, связанные с другой верой. Вы могли начать сомневаться в своей системе верований, задумываясь о том, не следует ли вам от нее отказаться. Особенно сложная дилемма может возникнуть в том случае, когда окружающие люди вынуждают вас оставаться тем, кем вы были.

    Вам не обязательно отказываться от убеждений, которые были для вас важны. Но некоторые люди делают и такой выбор. Они могут становиться последователями иной традиции, находящей в их душе глубокий отклик, какого им никогда не приходилось испытывать в привычном окружении. Многие начинают испытывать интерес к мистическим аспектам различных религий, осознавая, что именно мистическое ядро их собственной религии привлекало их внимание. Они могут видеть в каждой религии один из разных путей к одной и той же цели и прийти к универсальной, экуменической религиозности, своего рода планетарной духовности.

    Другие лишь на время отходят от своей собственной традиции, позднее возвращаясь к ней с новым отношением. Одна наша знакомая, выросшая в ортодоксальной еврейской семье, пережила духовное пробуждение в индуистском контексте. Она провела несколько лет с учителем из Восточной Индии, приобретая знания и осваивая практики, ценные для своего развития. Она поняла, что ее проблемы с традицией иудаизма были связаны с узким и догматическим подходом ее семьи. В мистических состояниях к ней пришло понимание ценности жизни, основанное на ее новой всеобъемлющей, объединяющей точке зрения. Все еще тоскуя по своей собственной традиции, она в конце концов вернулась к иудаизму, но теперь ее привлекали его мистические аспекты, связанные с практикой хассидизма и каббалой.

    Вы можете попеременно чувствовать сильные волны облегчения, смирения, благоговения, благодати, благодарности и восхищения. Теперь мы подходим к некоторым из самых приятных последствий духовного кризиса. Наряду с приливами таких остаточных эмоций, как гнев или страх, вы можете начать замечать волны положительных эмоций или переживаний. По мере того как многие из разрушительных состояний сходят на нет, все ваше существо может испытывать глубокое облегчение. Давление интенсивных внутренних переживаний ушло, и вы чувствуете себя более расслабленным и уравновешенным.

    Возможно, во время своего кризиса вы увидели какие-то наиболее примитивные аспекты своего существа, например: страх смерти или разрушительные побуждения. Или, быть может, вы ощутили свою ничтожность перед лицом глубокого внутреннего сияния. В результате ваша ложная гордыня смягчилась, и вы чувствуете новое смирение. Многие барьеры между вами и остальным человечеством исчезли.

    Вы можете испытывать благоговение перед размахом и качеством своих переживаний и чувствовать благословение высшей силы, которая провела вас через все трудные этапы вашего кризиса. Вы благодарны не только за то, что закончились многие из ваших трудностей, но и за свое пробуждение к новым внутренним измерениям и возможностям. Возвращаясь из своего путешествия, вы можете быть полны восхищения масштабностью своего опыта и новым богатством своей повседневной жизни.

    Обычные моменты бытия могут вызывать необычайные чувства. Во время прогулки в лесу вы замечаете гнездо с птенцами, и у вас возникает мощное ощущение связи с созидательной силой Вселенной. Ваш взгляд привлекает сверкающее на солнце окно небоскреба, и вы снова переживаете состояние необыкновенной ясности. Слушая хоральную музыку, вы наполняетесь чувством благоговения перед безграничными масштабами творческого духа. И в минуту покоя рядом со своим ребенком вы ощущаете прилив благодати.

    Внутри вас открылась новая положительная область. Хотя исходящие от нее состояния целительны и питают вашу душу, они обычно оказываются преходящими. Вы можете научиться работать с ними, развивая и расширяя их. Находите время для размышлений и творческой деятельности, например, литературы или живописи. Если у вас есть такая возможность, гуляйте на природе. Выбирайте для себя такие ситуации и деятельность, которые стимулируют эти чувства, например, слушайте возвышенную музыку, ухаживайте за своим садом и т. д.

    Опять же, медитация, молитва и регулярное участие в сеансах психотерапии могут способствовать возникновению таких состояний и превратить их в постоянную часть вашей жизни.

    Вам может быть трудно принять непривычные положительные переживания, которые входят в вашу жизнь, и вы можете не знать, что делать с новым источником силы. Многие из нас так привыкли к постоянной борьбе, что не знают как быть, когда начинают чувствовать себя лучше. Мы так долго чувствовали свою неполноценность и сражались со своими страхами и фантазиями, что не знаем почти ничего кроме этого. Внезапное ощущение постоянного потока положительных эмоций может оказаться шоком. Многие из нас реагируют на это, начиная цепляться за любые сохранившиеся остатки страданий и проблем, поскольку они нам привычны. Мы даже можем находить такие занятия — например, активную политичскую деятельность или трудные отношения, — которые гарантируют нам продолжение борьбы и несчастья. Зачастую бывает трудно разрушить этот стереотип, формировавшийся в течение всей жизни.

    Когда вы будете готовы к дальнейшему внутреннему самоисследованию, оно поможет вам устранять сомнения и находить корни своей нерешительности. Эмпирическая психотерапия научит вас выявлять и удалять старые ограничительные программы: «Я не заслуживаю того, чтобы чувствовать себя хорошо»; «Жизнь — это страдание, и я живу, чтобы страдать»; «Если я чувствую себя слишком счастливым, значит я недостаточно много работаю». Вы обнаружите, что по мере того как вы убираете с дороги эти старые чувства, ваш новый источник силы становится все более мощным.

    Вы поймете, что безусловно заслужили того, чтобы чувствовать себя счастливым, умиротворенным и реализовавшимся, и что это совершенно естественная цель для каждого человека. Со временем вы научитесь принимать и приветствовать эту вашу новую внутреннюю сущность и использовать ее в повседневной жизни.

    Вы можете, сами того не желая, ждать, что ваше новообретенное состояние окажется недолговечным. Вы привыкли на протяжении месяцев, а может даже лет, переживать эмоциональные взлеты и падения. У вас были проблески состояния ясности и безмятежности, но они никогда не продолжались слишком долго и снова омрачались проблемами. Много раз, когда вы были убеждены, что, наконец, достигли счастья, что-то происходило, и ваш мир, казалось, снова распадался на части. Вы настолько свыклись с этой схемой, что полагали, будто такая ненадежная жизнь, похожая на катание на американских горках, типична для всех.

    Вскоре после своего духовного кризиса вы, возможно, начали замечать, что положительные изменения в вашей жизни не проходят. Спустя еще некоторое время вы осознаете, что проводили свои дни в ожидании внезапного возвращения болезненных переживаний, но этого не произошло. У большинства людей после того, как удалено достаточно барьеров между ними и их позитивным потенциалом, этот мощный и живой источник не иссякает. Словно прорвалась плотина, и океан, который был заперт за ней, изливается наружу.

    Это не означает, что ваше существование постоянно будет гладким и счастливым. Вы будете продолжать сталкиваться со всевозможными проблемами, составляющими неотъемлемую часть вашей жизни. Но благодаря новому внутреннему покою и ясности ваши взгляды на важность этих моментов изменились и ваши реакции на них стали более мягкими и уравновешенными. Как сказал нам один человек: «Когда-то проблемы были препятствиями, о которые я спотыкался, бредя по жизни; теперь это барьеры на моем духовном пути».

    Вы больше не находитесь во власти своих эмоций. Следовательно, эмоциональные подъемы и спады у вас не доходят до крайности. Кто-то, находящийся на этой стадии сказал: «Я знаю, что не достиг просветления, но теперь в моей жизни намного больше света».

    Как и в случае других аспектов «возвращения домой», давайте себе достаточно времени для того, чтобы наблюдать за своими новообретенными дарами и наслаждаться ими. В конце концов вы научитесь принимать их как часть своей обновленной сущности и найдете способы их использования в повседневной жизни.

    У вас может возникнуть ощущение, что, хотя впереди еще много работы, вам нужно на время сосредоточиться на такой деятельности, которая восстановит ваши силы. Многие люди, пускающиеся в путешествие самоииследования, догадываются, что наши внутренние миры бесконечны и необычайно богаты. Продолжающееся духовное путешествие будет открывать нам все более глубокие и широкие аспекты нас самих и той тайны, которая нас окружает. Возможно, вас ожидает состояние окончательного освобождения, описанное в мистических текстах. Но вы начинаете осознавать, что вам предстоит сделать еще очень многое, прежде чем вы его достигнете. После духовного кризиса у вас может остаться ощущение бескрайних внутренних областей, ожидающих исследования. Есть остаточные чувства гнева, страха и обиды, которые еще нужно исцелить. Быть может, вам нужно что-то сделать с нездоровым стереотипом отношений с родителями, супругом или другом. Вы знаете, что вам нужно еще поработать над собой, чтобы еще больше очиститься. Но вы так долго делали так много, что устали.

    Если только ваши эмоции и переживания не мешают вам в повседневной жизни, на этом этапе дальнейшая психотерапевтическая работа может быть не лучшим подходом. Зная, что когда-то вам понадобится еще многое сделать, вы вполне можете позволить себе период отдыха и восстановления сил, прежде чем погрузиться в дальнейшее глубинное самоисследование. Вы только что испытали мощный преобразующий опыт, который, скорее всего, станет одним из важнейших этапов вашей жизни. Вам нужно дать себе достаточно времени, чтобы усвоить уроки своих переживаний, подумать над ними и приготовиться к дальнейшему пути.

    Выясните, что оказывает на вас благотворное действие, и выделите для этого время в течение каждого дня. Быть может, вы ощущаете такое действие в ванне или плавая, когда вы наслаждаетесь целительными качествами воды. Такой же эффект могут давать период спокойной медитации или длительная пробежка ранним утром. Возможно, вам нужно обращать особое внимание на то, как вы одеваетесь, и находить какие-то любимые предметы гардероба, которые вызывают у вас хорошее настроение. Что бы это ни было, не жалейте времени, чтобы продолжать свой целительный процесс. Скорее всего, вы почувствуете, когда будете готовы снова приступить к более активной работе над собой.

    По мере того как вы начнете все более полно участвовать в повседневной жизни, вы можете найти для себя полезным придерживаться некоторых из предложенных нами стратегий. Выработайте для себя стиль жизни, который включает в себя простоту, время для размышлений и деятельность, оказывающую на вас благотворное влияние. Продолжайте свою духовную практику и (или) какие-либо формы трансперсональной психотерапии. Постарайтесь окружить себя людьми, разделяющими ваши мировоззрение и ценности.

    Когда предоставляется случай, используйте свой опыт для помощи другим людям. Служение другим не означает что-то особенное — можно просто внимательно слушать своих детей, когда им нужно с кем-то поговорить, или помогать своему партнеру в каком-то важном для него или для нее деле. Возможно, вы захотите быть полезным людям, переживающим духовный кризис, или добровольно работать в таких организациях, как Сеть поддержки в духовном кризисе.

    Быть может, у вас появится желание читать лекции или написать статью об уроках своего духовного кризиса, чтобы поделиться опытом с другими людьми. Независимо от формы служение приносит такую же пользу тому, кто его предлагает, как и тем, кому оно адресовано. Это чудесный способ противодействовать любой возможной тенденции зацикливаться на собственных повседневных проблемах и разочарованиях. Очень часто, когда вы сосредоточиваетесь на ком-то еще, ваши собственые заботы становятся не такими важными. Есть известный афоризм: «Ты не можешь что-то по-настоящему иметь, пока ты этого не отдаешь». Отдавайте свою новообретенную мудрость и блага своего исцеления, и это внесет великий смысл в вашу жизнь.


    Награды нового «Я»


    В книге Лаллешвари «Духовные поэмы Великой Сиддха-Йогини» есть такие строки:

    Когда все нечистое, что было в тебе, сгорит
    в страданиях,
    ты станешь более сияющим,
    чем зеркало в свете солнца,
    и более чистым,
    чем самые совершенные жемчужины.

    Во время духовного кризиса исчезают многие из покровов, скрывающих то, чем на самом деле является человек, и вы можете начать ощущать собственную положительную сущность. Этими покровами был скопившийся в вас эмоциональный, психологический и физический опыт. В результате разрушения или удаления этих барьеров раскрываются и усиливаются новые измерения внутренней сущности. По мере дальнейшего развития и культирования сущностное духовное ядро становится все более мощным, доступным и заметным в жизни человека.

    Многие из тех, кто достигает этой стадии, могут думать, что они уже «у цели». Но зачастую они очень скоро обнаруживают, что снова движутся, и начинают понимать, что самоисследование и преобразование — это непрерывные процессы. Почувствовав себя заново рожденными, они осознают, что существует еще много возможностей для смерти и возрождения. Они видят, что чем дальше они идут, тем больше им еще нужно сделать, чем больше они знают, тем больше им предстоит узнать. Но вместо того чтобы быть обескураженными этим открытием, они нередко приходят в восхищение от танца жизни, его тайн и вызовов, и от своей роли участников этого танца. В своей борьбе они обрели новую легкость, силу и чувство владения ситуацией, которые сопровождают их в дальнейших жизненных приключениях

    Обстоятельства жизни у каждого человека различны, и каждый духовный путь уникален. В то время как одни люди переживают драматическое раскрытие и обретают внезапный доступ к некоторым из этих наград, другие вкушают их лишь мимолетно. Но теперь они знают, что эти награды существуют, и продолжают медленно развиваться по мере дальнейшего самоисследования. Многие из нас открывают для себя эти элементы как цели, к которым мы продолжаем стремиться в ходе духовной практики. На каком-то этапе они становятся постоянными и доступными. Хотя мы больше соприкасаемся с ними в одни периоды, чем в другие, эти гармоничные чувства и отношения, как правило, возвращаются. Помня об этом, давайте взглянем на возможности, ожидающие по ту сторону преобразования личности.

    Многие люди находят новые, положительные элементы в своем повседневном мире. У них возникает общее ощущение, что процессу жизни следует доверять, а не бороться с ним или противиться ему. Они могут чувствовать себя более спокойными и расслабленными, удовлетворенными тем, что у них есть, и благодарными самой жизни. Встретившись с многочисленными трудными областями в себе во время своего кризиса, такие люди нередко выходят из него с более глубоким пониманием жизни. Если они взглянули в лицо смерти, жизнь, по контрасту, нередко становится для них более ценной, и они способны наслаждаться ей, находя в ней ранее упущенные аспекты.

    После преобразующего кризиса многие люди становятся более сосредоточенными на настоящем моменте. Прежде они могли тратить массу времени, живя в прошлом или беспокоясь о будущем. Они могли быть неуемными, одержимыми состязанием или погоней за целью. Зачастую они относились к себе очень серьезно, нуждаясь в постоянной демонстрации своих достоинств или первенства. Добившись успеха, они, скорее всего, испытывали неудовлетворенность, чувствуя, что всегда можно сделать что-то еще.

    Теперь они могут чувствовать меньшее побуждение что-либо доказывать миру, так как их внутренние потребности удовлетворяются в большей степени. Поскольку они обрели возможность радоваться настоящему моменту и тому, что он предлагает, их одержимость погоней за цель ослабевает. Очистившись от неистовых энергий и беспокойных эмоций, многие люди больше радуются тому, что у них есть, и их привлекают простые, непритязательные аспекты жизни.

    У кого-то может появиться новый интерес к безмятежной жизни и спокойным занятиям. В прошлом этого человека могли привлекать возбуждение и драматизм. Теперь он открывает для себя, что значит душевный покой, и стремится сохранять и развивать его. Нередко такой человек в большей степени способен наслаждаться уединением, а также больше ценить других людей. Время, проводимое наедине с собой, качественно отличается от болезненной изоляции и одиночества, которые человек мог чувствовать до этого. Теперь такие люди могут наслаждаться спокойными периодами размышления, медитации и творчества. Эти моменты уединения могут стать необходимым и важным элементом — временем, когда они могут заново устанавливать связь с собой и своими положительными качествами.

    Чувствуя себя более комфортно и умиротворенно наедине с собой, многие начинают больше радоваться общению с другими людьми. Теперь их меньше беспокоит, понравятся ли они людям, какое впечатление они производят и будут ли они иметь успех. Взамен они нередко руководствуются изначальным ощущением удовлетворенности и положительной самооценкой и более способны принимать других такими, как они есть, обращаясь к их положительным качествам.

    Кроме того, они могут чувствовать, что их восприятие очистилось, и они более тонко переживают окружающий мир. Они обнаруживают, что способны яснее воспринимать окружающее, как будто их чувства обострились, и более четко различать детали. Мир кажется живым и полным богатств. Музыка внезапно как бы обретает дополнительные измерения, а пища кажется особенно вкусной. Раньше, бывая в пустыне, человек мог видеть и чувствовать только смерть и опустошение; теперь тот же человек способен избирательно осознавать множество форм жизни, изысканный спектр звуков, вечное постоянство скал и безграничность пространства.

    Некоторые люди обнаруживают, что способны более ясно мыслить и внезапно обрели доступ к нетронутым запасам творчества внутри себя. Они могут находить новые образные способы концептуализации и передачи идей или чувствовать в себе новый поток художественного вдохновения. Их могут привлекать литературное творчество, живопись, танцы или пение, или они могут находить новые применения для своих творческих способностей в профессиональной деятельности.

    Личные ценности могут меняться, и новая система ценностей становится необходимой частью жизни. Эти ценности стали очевидными в результате развития, и жизнь без них будет противоречить теперешним прозрениям и пониманию человека. Например, многие люди приходят к новому миру с собой, терпимее относятся к другим и больше ценят различия между людьми. После глубокого погружения в опыт крайнего одиночества и обособленности во время духовного кризиса, они нередко открывают для себя ранее неизвестные чувства единства и взаимосвязи со всем и всеми вокруг них. До этого они могли казаться себе центром мира и были постоянно поглощены своими личными процессами и проблемами. После завершения кризиса эта зацикленность на самом себе, как правило, ослабевает, и сфера их внимания естественно расширяется, включая в себя других людей. Они могут казаться себе особыми и полными благодати, но в то же время сознавать, что другие в равной мере уникальны и благословенны.

    Некоторые люди открывают в себе потребность в добродетели и чувства любви и сострадания к самим себе, другим людям и всему миру. Пройдя через свой кризис, они теперь нередко чувствуют трогательное уважение к своему «старому “я”», которое годами несло на себе тяжкое бремя проблем, равно как и к «новому “я”», отважно боровшемуся, чтобы появиться на свет. Пройдя через собственные испытания, многие люди ощущают более глубокую связь со страданиями других.

    Вдобавок они, возможно, пережили мистический опыт единства со всем живым и осознают, что не могут наносить вред другим, не вредя себе. Они могут чувствовать растущую потребность облегчить жизнь кому-либо еще и обнаружить, что делая это, они облегчают свою жизнь. Они могут захотеть использовать свои новообретенные силу и понимание для помощи другим людям.

    Для многих духовность становится желанной и необходимой частью жизни. Они осознают, что в их жизни недоставало духовного элемента. В ходе процесса самораскрытия некоторые люди могли пережить транцендентный опыт, позволивший им осознать ранее скрытые области бытия. Другие находят эти расширенные измерения только после того, как встретятся лицом к лицу с определенными трудными аспектами самих себя. Независимо от того, как это произошло, большинству хочется сохранять контакт с питающими и вдохновляющими измерениями, которые они обнаружили. Эти новые и мощные внутренние духовные импульсы выражаются в их жизни несколькими путями.

    Многие люди обнаруживают глубокую связь с внутренним источником, своей высшей сущностью или Богом и могут воспринимать весь мир как выражение Божественного. До их пробуждения у них, скорее всего, были какие-то собственные представления о Боге. Они могли происходить из семьи или религиозной традиции, из интеллектуального анализа философии и литературы, либо из их собственных размышлений об устройстве Вселенной. Возможно, их понятие Бога имело отношение к чему-то недостижимому, воплощенному во внешнюю форму или непознаваемому. Божественное было вне и выше них.

    Часто люди впервые ощущают свою прямую личную связь с этим источником во время духовного кризиса. В непосредственных переживаниях они выходят далеко за пределы того, о чем раньше могли думать или говорить. Они соприкасаются с чем-то большим, чем все, что позволяли им представить их обычные средства. Этот источник дает знание и вдохновение, руководство и силу, защиту и помощь. После разрешения кризиса эта связь остается более или менее постоянной, и людям нередко кажется, что их Высшая Сила неведомейшим образом провела их через все испытания и проблемы их кризисного процесса.

    Их Бог стал близким и всегда доступным внутри них, и это становится важной и необходимой частью их повседневной жизни. Они даже могут начать воспринимать весь процесс жизни как чудесную космическую драму, которой внимательно управляет божественная творческая сила. Им также может казаться, что все в окружающем мире — это изысканная демонстрация творений Бога.

    Одна из наших любимых историй иллюстрирует важность подлинного переживания Божественного. Репортер из журнала «Тайм» брал интервью у знаменитого швейцарского психиатра К.Г.Юнга в последние годы его жизни. В какой-то момент журналист спросил, верит ли Юнг в Бога. Тот ответил: «Я не могу сказать, что я верю. Я знаю! У меня было переживание, в котором мной овладело нечто более сильное, чем я сам, то, что люди называют Богом».

    В результате открытия направляющей их мудрой силы, многие люди обретают доверие к развертыванию самого процесса жизни. Они все очевиднее испытывают глубокую веру в то, что их существование развивается должным образом, возможно, как часть некого большего плана. Нередко они прекращают попытки бороться со стремительным течением жизни, понимая, что сопротивление его динамике обычно приносит ненужные страдания. Они обнаруживают, что все происходит гораздо лучшим образом, если они отказываются от потребности управлять своей ситуацией, вверяя себя руководству более глубокой мудрости.

    Когда в жизни людей открывается духовное измерение, они понимают, что их жизнь без него была бесполезной и обедненной. Возможно, раньше они справлялись вполне адекватно, но не были счастливы, не зная о тех, по-видимому, бесконечных областях, которые с тех пор необычайно обогатили их существование. Они открыли для себя, что духовность — это необходимый элемент, который повышает качество их жизни и их чувство благополучия.

    Такие люди часто начинают проявлять интерес к активному развитию своей духовной природы. После того как они открыли свою Высшую Сущность, их благополучие могло улучшиться в настолько многих отношениях, что им хочется и дальше развивать это измерение в своей жизни. Они могут чувствовать потребность заниматься регулярной, ежедневной духовной практикой, чтобы усилить контакт со своей глубинной природой, привнося ее в повседневную деятельность. Эти люди узнают, что могут соединяться с духовным источником во время прогулок на природе или с помощью медитации, молитвы, либо иной религиозной практики, и что они могут полагаться на его мудрость и благосклонность. В свои лучшие мгновения они могут чувствовать, что все, что они делают в течение дня, является формой медитации, подношением Богу или Высшей Силе.

    Приближаясь к концу этой книги, давайте оглянемся на наше путешествие. Мы рассмотрели потенциальные возможности духовного самораскрытия, сосредоточиваясь на тех случаях, когда это совершенно естественное развитие становится кризисом. У некоторых из нас этот кризис приобретает весьма драматичный и разрушительный характер чрезвычайной ситуации; у других это не так. Стоят ли эти проблемы и испытания, драма и разрушение, высоты и глубины того, чтобы их пережить? Мы полагаем, что да, и так думают многие другие, вкусившие благ этого приключения.

    Но что означает подобное преобразование для нашей жизни? Ответ на этот вопрос прекрасно передает знаменитая история об ученике дзен и его наставнике. Ученик спросил мастера: «Что ты делал до своего просветления?» Учитель ответил: «Я рубил дрова и носил воду». «А что ты делал после просветления?» На что мастер ответил: «Я рубил дрова и носил воду».

    Во время духовного кризиса меняется многое, возможно даже все. Путь нередко бывает неровным и труднопроходимым, но он, в конце концов, приводит к покою и внутренней свободе. Вернувшись домой, вы можете все так же рубить свои дрова и носить свою воду, но делать это совершенно по-новому. И хотя вы прекрасно знаете, что еще не достигли просветления, на вашем пути становится все больше света.