Загрузка...



  • Глава 4 Богословская оценка
  • ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНИЦЫ
  • 1–я стадия: Исследование
  • 2–я стадия: Понимание
  • 3–я стадия: Действие
  • УБЕЖДЕНИЯ И БЛАГАЯ ВЕСТЬ
  • Писание
  • Идолопоклонство
  • РАЦИОНААЬНО–ЭМОТИВНАЯ ТЕРАПИЯ
  • Теория опыта, идеи и последствий
  • Десять иррациональных идей
  • Борьба с иррациональными идеями
  • ВИНА
  • Примирение и отчаяние
  • Иррациональные идеи
  • Оценка чувства вины
  • Упражнение
  • БЕСПОКОЙСТВО
  • Надежда и страх
  • Иррациональные идеи
  • Чувство безопасности
  • Оценка беспокойства
  • Упражнение
  • ГНЕВ
  • Любовь и отчуждение
  • Иррациональные идеи
  • Прошение
  • Упражнение
  • КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ
  • Процесс
  • Упражнения
  • Глава 5 Обращение
  • БОЛЬ УТРАТЫ
  • Оценка
  • Анализ
  • СОДЕЙСТВУЮЩИЕ ФАКТОРЫ
  • Эмпатия
  • Уважение
  • Искренность
  • Конкретность
  • СООБЩЕНИЕ
  • Чувство тревоги
  • Анализ
  • СВИДЕТЕЛЬСТВО
  • Беспокойство по поводу свадьбы
  • Анализ
  • СОПОСТАВЛЕНИЕ
  • Две формулы
  • Неэффективная форма сопоставления
  • СПОР
  • Убеждение
  • Религиозные источники
  • ПОВТОРЕНИЕ
  • ОБРАЩЕНИЕ, ОСУЖДЕНИЕ И ОТРЕЧЕНИЕ
  • Обращение
  • Осуждение
  • Отречение
  • Сравнение трех стилей
  • КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ
  • Процесс
  • Упражнения
  • 1. Подготовка к обращению.
  • 2. Практическая работа по обращению в группе.
  • 3. Практическая работа по обращению вне группы.
  • Глава 6 Источники перемен
  • ПАСТОРСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ПЕРЕМЕН
  • Три тысячи крещенных
  • Трудность перемен
  • Иррациональные идеи
  • Сопротивление, природные данные и грех
  • Содействие переменам
  • СЕМЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ
  • Пастор
  • Писание, традиция, теология и этика
  • Молитва
  • Общины завета
  • Обряды
  • Практическое применение этих источников
  • ПОДГОТОВКА ПАСТОРА
  • Академическое изучение
  • Личная практика
  • КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ
  • Упражнение
  • Глава 7 Руководство
  • ГОЛОС БОЛИ
  • Разговор
  • Анализ
  • ТЕОЛОГИЯ РУКОВОДСТВА
  • НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ
  • Конкретность
  • Эмпатия
  • Уважение
  • Искренность
  • ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛИ
  • Выбирайте конкретную цель
  • Выбирайте достижимую цель
  • РАЗРАБОТКА ПРОГРАММЫ
  • Выбор шагов
  • Определение распорядка шагов
  • Дополнительная поддержка
  • Типы программ
  • СОСТАВЛЕНИЕ ПЛАНА
  • Просмотр
  • Репетиция
  • Пересмотр
  • ПРИЗНАКИ НЕЭФФЕКТИВНОГО РУКОВОДСТВА
  • Неумелый расчет времени
  • Сосредоточенность на плане
  • Ненужная поддержка
  • Недостаток точности
  • КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ
  • Процесс
  • Упражнения
  • 1. Проверка собственных попыток изменить поведение.
  • 2. Разработка плана действий.
  • 3. Руководство в учебной группе.
  • Заключение Молель метанойи
  • 1–Я СТАДИЯ: ИССЛЕДОВАНИЕ
  • 2–Я СТАДИЯ: ПОНИМАНИЕ
  • 3–Я СТАДИЯ: ДЕЙСТВИЕ
  • РАЗЛИЧИЕ В ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ И В ГЛУБИНЕ
  • Часть II

    ВМЕШАТЕЛЬСТВО

    Глава 4

    Богословская оценка

    ЭТА ГЛАВА служит своеобразным теоретическим связующим звеном между разговором о присутствии и разговором об обращении. Ее цель состоит в том, чтобы познакомить с богословским подходом, который используется для оценки идей, выявленных в процессе оценки (глава 3), и формулирует богословские аргументы, используемые в обращении (глава 5).

    Богословская оценка — это способность рассуждать с точки зрения христианской истины о тех убеждениях, которые обусловливают чувства и действия прихожанина. Богословский спор — это процесс благовестил и противостояния убеждениям, не содержащим Благой Вести. Хотя качество разговора пастора с прихожанином, о важности которого сказано в 1–й части, является главным в сообщении Благой Вести, богословская точка зрения — это уникальный вклад, присущий служению пастора.

    Богословская оценка и богословский спор помогают и пастору, и прихожанину. Они помогают прихожанину справиться с проблемами, внося смысл в его переживания, соотнося их с религиозной верой и практикой. Пастору они помогают тем, что выявляют убеждения прихожанина, которым надо противостоять или за которые можно порадоваться, а также показывают, как оспаривать или поддерживать эти убеждения. Кроме того, богословская оценка и богословский спор указывают на религиозные источники, которые могут понадобиться. Важность этих навыков можно рассмотреть на примере разговора, описанного во введении.

    ПОСЕЩЕНИЕ БОЛЬНИЦЫ

    1–я стадия: Исследование

    Разговор начала Крис, поздоровавшись с Мартой и спросив, как она себя чувствует. Марта ответила жалобой на то, как тяжело ей лежать в больнице. Крис сосредоточилась на беспокойстве Марты, пересказав ее мысли и чувства. Скоро им обеим стало очевидно, что Марта, попав в больницу, все время тревожится из–за своих детей. Свой главный тезис она высказала очень эмоционально: «Я не уверена в том, что мой муж может так же заботиться о детях, как я. Я знаю, что мне не стоит волноваться об этом, но не волноваться я не могу».

    Крис заметила, что беспокойство о детях стоит у Марты на первом месте, вторым идет чувство вины за это беспокойство. После эмоционального высказывания Марты Крис постаралась уточнить, беспокоится ли Марта потому, что муж не заботится о детях должным образом, ругает их, не умеет проявить к ним должное внимание. Поскольку главной проблемой прихожанина стало его беспокойство, пастор постарался выяснить реальную основу этого беспокойства. Когда Марта убедила Крис, что это не так, Крис сделала обобщение, сказав: «Мне кажется, что самое неприятное в твоем пребывании в больнице — это постоянное беспокойство о том, что твои дети не получают должной заботы от твоего мужа. Твое чувство вины вызвано преувеличенным беспокойством, потому что на самом деле он любит их и может проявить о них заботу. Я права?».

    Сделав такое обобщение, пастор затем проверил правильность своей оценки беспокойства и отчаяния. Марта согласилась с обобщением Крис. Отметив, что чувства стали очевидными, но мотивы, которые лежали в основе этих чувств, остались неясными, Крис на этот раз выдвинула предположение. Она спросила: «Мне интересно, веришь ли ты в то, что настоящий христианин не должен испытывать чувство беспокойства?». Марта ответила: «Да, я в это верю. Моя мама любила вспоминать цитату из Писания: "Не беспокойтесь", и я старалась никогда не забывать, что беспокойство — плохое чувство». После пересказа того, что она только что услышала, Крис спросила Марту, почему она тревожится из–за детей. Теперь, когда прояснился мотив, лежавший в основе чувства вины, Крис попыталась понять, чем вызвано чувство беспокойства. После нескольких уточнений Марта сказала: «Я постоянно думаю о том, что с ними может случиться что–то страшное, а меня не будет рядом». Затем Крис сделала еще одно обобщение, куда включила и убеждения, породившие чувства вины и беспокойства Марты. И теперь, когда Крис определила, почему Марта чувствовала себя виноватой и беспокоилась, процесс исследования был завершен, и они смогли перейти ко 2–й стадии разговора.

    2–я стадия: Понимание

    Крис, говоря о беспокойстве и смущении Марты, напомнила ей о том, как сама беспокоилась, когда, вынужденная уехать, доверила Марте свое служение. Затем Крис спросила, помнит ли Марта совет, который она дала Крис. Помолчав, Марта заулыбалась и ответила: «Я сказала, что тебе надо научиться доверять нам и в молитве предоставить этот труд Богу». Марта улыбнулась шире и сказала: «Это нечестно — напоминать мне о том, что я сказала». Затем они весело рассмеялись.

    От этого смеха чувства вины и беспокойства Марты ослабели. Она решила, что не следует больше так сильно беспокоиться о детях. Подойдя с богословской оценкой к чувствам беспокойства и вины прихожанина, пастор призвал его взглянуть со своей точки зрения на эти чувства, своим вопросом дав понять Марте, что в данной ситуации она беспокоится слишком сильно. Подобно Крис, Марта однажды показала, что та слишком сильно беспокоилась, когда доверяла Марте свое служение. Крис уделила также внимание и чувству вины Марты из–за ее страха, напомнив ей ситуацию, в которой Крис, рукоположенная служительница, тоже испытывала беспокойство. Смех Марты показал, что она согласилась с Крис и изменила свои взгляды.

    3–я стадия: Действие

    Марта спросила Крис: «Что помогло тебе доверять мне после того, как я дала тебе этот совет? Как ты приводила людей к Богу?». Крис ответила: «Я решила молиться за тебя и за всю церковь каждое утро примерно по пятнадцать минут. После того как я около недели молилась так, я успокоилась». Марта немного подумала над этим ответом и решила молиться за своих детей и мужа каждый раз, когда будет просыпаться, утром или днем. По предложению Крис она решила вести запись своих молитв, чтобы обсудить их на следующей встрече. Крис, заканчивая разговор, попросила Марту еще раз просмотреть этот план; когда она обдумала все детали, Крис решила, что можно приступать к его исполнению. Они вместе помолились, при этом Крис вверила Богу чувства вины и беспокойства Марты, говоря о них в контексте духовных сил Божьей власти и прощения. После этого Крис попрощалась с Мартой и ушла.

    Таким образом, пастор и Марта взяли на вооружение религиозный источник — молитву, чтобы решить главную проблему — страх, которую удалось выяснить посредством богословской оценки. В качестве источника Крис использовала и завершающую молитву, чтобы Марта, вспомнив о всемогуществе и всепрощении Бога, могла избавиться от отчаяния и страха. Главным в молитве был ответ на богословскую оценку чувств беспокойства и вины.

    Этот пример показывает, каким образом богословская оценка и богословский спор помогают организовать разговор пастора с прихожанином. В 1–й стадии Марта и Крис выясняли ситуацию, чтобы выработать богословскую оценку. Затем, во 2–й стадии, Крис увидела, что выявленные убеждения с точки зрения такой оценки являются вредными. И наконец, Марта и Крис выработали план 3–й стадии, чтобы потом обсудить эти нездоровые идеи.

    УБЕЖДЕНИЯ И БЛАГАЯ ВЕСТЬ

    В этом же разговоре можно увидеть и ту роль, которую убеждения играют в деле благовестил. Убеждения, которые привели Марту к чувствам беспокойства и отчаяния, не давали ей испытать Божье присутствие, всемогущество и всепрощение. Когда же Крис стала работать с этими убеждениями, Марта смогла познать Божье прощение и надежду, и познать настолько, что изменила свое поведение. Благовестив в этом разговоре оказалось основополагающим, потому что оно дало возможность Марте ясно почувствовать и свое отчаяние, и прощение Бога. Перемена в ее поведении в свою очередь дала ей возможность воспринять Благую Весть.

    Писание

    При чтении Писания, чтобы иметь возможность испытать Божье присутствие и Его власть, всегда важно иметь правильные представления о Боге. В десяти заповедях важность правильного понимания Бога видна в том, что подавляющее большинство слов относится к первым четырем заповедям, говорящим об отношении человека с Богом, в то время как последние шесть заповедей, посвященные нашим отношениям с ближними, содержат лишь несколько кратких изречений (Исх. 20:1–17; Вт. 5:6–21). Истории о царях Израиля говорят нам, что успех Израиля зависел от поклонения народа истинному Богу и отвержения идолов (1Цар., 2Цар., 1Пар., 2Пар.). Большие и малые пророки, каждый по–своему, призывали Израиль не поклоняться идолам, которым поклонялись другие народы, и изменить свои представления о Боге (а в итоге и поведение). И мы видим, что еврейские Писания — это непрерывная борьба с идолопоклонством и неправильным пониманием Бога, ведущим к нечестивым поступкам и социальным потрясениям.

    В Новом Завете Иисус продолжает пророческое служение, борясь с идолопоклонством, исходящим от лжеучений тех людей, которые выдавали свои идеи за поклонение истинному Богу. Синоптические Евангелия говорят нам, что главным в служении Иисуса был призыв к покаянию (метанойя) (Мк. 1:15; Мф. 4:17; Лк. 5:32). Служение Иисуса было направлено на то, чтобы учить правильному пониманию Бога. Новый Завет говорит также, что последователи Иисуса продолжали учить правильным представлениям о Боге: они учили, проповедовали, писали послания, всей своей жизнью противостояли идолопоклонству и помогали людям принять такое представление о Боге, которое несет им Благую Весть и дает жизнь.

    Идолопоклонство

    Томас Оуден (1969) показал в своей работе взаимосвязь между идолопоклонством и теми основными чувствами, которые вызывают у нас проблемы. Он дает экзистенциальный анализ взаимоотношений человека со временем, с самим собой, с окружающими, с Богом, с природой и приходит к выводу, что главная проблема, связанная с нашим прошлым, — чувство вины, с нашим настоящим — скука, с нашим будущим — беспокойство. Трудности во взаимоотношениях с самим собой, с окружающими, с Богом, с природой можно определить одним словом — отчуждение. Затем, основываясь на богословской точке зрения, он отмечает, что чувство вины не может противостоять Богу, Который по природе Своей прощает нас. Беспокойство тоже уходит от нас, потому что наше будущее — в руках Бога; скука и отчуждение перед Богом исчезают, потому что силой Своей любви Он дает новую жизнь нашему настоящему. Оуден из этого заключает, что, поскольку Бог дает ответ на наши трудности, вызванные чувством вины, беспокойством, скукой и отчуждением, постоянство этих чувств определяется нашим упорным идолопоклонством — тем, что своими главными ценностями мы делаем что–то незначительное, бесполезное.

    Из разговора Крис с Мартой мы знаем, что Марта была в отчаянии из–за неправильного понимания того, что хороший христианин не должен беспокоиться. Она была в отчаянии потому, что ее неверная установка оказалось настолько сильной, что заслонила идею о Божьем даре прощения. В данной ситуации ее собственные представления стали для нее идолом, поскольку именно они, а не Божья любовь и прощение, возобладали. Как повеление от Бога эта истина — «Не беспокойтесь…» — побуждала ее всецело довериться Богу, но как руководящее указание она вызывала в ней чувство вины, потому что довериться Богу в этой ситуации Марте не удавалось. Крис, пастор, донесла до нее Благую Весть, убедив, что ее заслуги зависят не только от этических норм, и помогла ей встать на твердую почву идеи о Божьей любви и всепрощении. Крис рассказала Марте, как она сама, христианская служительница, призванная быть образцом для окружающих, страдала от такого же непонимания; и она рассказала ей об этом так, что Марта сумела восстановить свое собственное представление о Божьем прощении.

    Утверждение Оудена о том, что идолопоклонство является причиной устойчивых чувств вины, беспокойства, скуки, отчуждения, можно сравнить с библейской истиной, гласящей, что поклонение идолам — главная проблема человечества. Он показывает, что неправильная вера мешает людям признать всемогущество, всепрощение и любовь Бога. Взгляд Оудена можно принять за основу богословской оценки таких категорий, как чувство вины, беспокойство и злоба (так я обозначу то, что Оуден назвал скукой и отчуждением), о которых пойдет речь в этой главе.

    РАЦИОНААЬНО–ЭМОТИВНАЯ ТЕРАПИЯ

    Рационально–эмотивная терапия (РЭТ), разработанная Альбертом Эллисом в 1962 году, предусматривает, что наилучший способ помочь людям изменить их чувства и поведение состоит в том, чтобы помочь им заменить вредные идеи на полезные. Взгляд Эллиса позволяет приложить психологию к богословской оценке у Оудена. В этом разделе мы рассмотрим три ключевых понятия рационально–эмотивной терапии: теория опыта, идеи и последствий, иррациональные идеи, борьба с иррациональными идеями.

    Теория опыта, идеи и последствий

    В своей познавательной теории взаимосвязи мыслей, эмоций и поведения Эллис утверждает, что идеи относительно пережитого опыта порождают последствия (и в эмоциях, и в поведении) (1974, р. 55–68). Например: Джон Смит получает на экзамене по истории церкви оценку «С» — пережитый опыт; Джон считает, что несправедливо получил такую оценку, потому что должен был либо сдать экзамен по крайней мере на «В», либо вообще не сдавать его; он оправдывает свою злость на себя, потому что достойный студент семинарии не должен получать таких оценок; он ненавидит учителя за то, что тот поставил ему такую оценку, — идея относительного пережитого опыта; Джон находится в подавленном состоянии — последствия. Эллис мог бы поспорить, сказав, что подавленность Джона вызвана иррациональной идеей о том, что оценка за ответ на экзамене говорит о достоинствах Джона как специалиста по этому предмету. Он мог бы изменить такое мнение, обратив внимание на то, что Мэри Джоунс тоже получила «С», но не подавлена, а лишь слегка огорчена. Мэри придерживалась рациональной идеи, и для нее оценка «С» лишь показывает, что она не оправдала того, что профессор Браун ожидал от нее на экзамене, не более того. Джону, поскольку он в подавленном состоянии, трудно и оценить себя, и учиться дальше. Мэри, поскольку она лишь огорчена, но не подавлена, теперь стремится лучше уяснить, чего ждет от нее преподаватель, и лучше оценить свои способности.

    Эллис (1962, р. 35–39) утверждает, что смена идей — это лучший способ изменить чувства и поведение. Однако это не единственный способ. Другие методы предусматривают стимулирование нервной системы с помощью электричества, лекарств, активизации сенсомоторной системы посредством различных упражнений (то есть релаксаций, танца и т.д.). Метод РЭТ имеет преимущества, поскольку он шире в применении и в большей степени, чем другие упомянутые здесь методы, подвержен контролю прихожан.

    Таким образом, теория опыта, идеи и последствий наилучшим образом согласуется с богословской оценкой, поскольку она в новом свете раскрывает духовную мудрость о том, что идеи определяют чувства и поведение, и представляет ее в контексте современных физиологических исследований (Рим. 12:2; Еф. 4:23).

    Десять иррациональных идей

    Эллис определил набор тех идей, которые мешают людям реально оценивать обстановку, активно действовать или усугубляют такие болезненные чувства, как беспокойство, вина, злоба. Он называет их «иррациональными идеями». Ниже перечислены десять иррациональных идей, выделенных Эллисом, которые я взял из книги Джоунса (1968). Ожидание похвалы Чрезмерная требовательность к себе Осуждение обидчика Восприимчивость к разочарованиям Эмоциональная безответственность Крайняя обеспокоенность Стремление избегать проблем Исторический детерминизм Стремление к совершенству Пассивное счастье

    Борьба с иррациональными идеями

    Познавательный метод РЭТ в случае с Джоном Смитом состоял бы в том, чтобы помочь ему рассмотреть его иррациональные идеи. Сначала ему было бы предложено пересмотреть свои убеждения и перестать считать, что оценка «С» на экзамене по истории церкви говорит о его неспособности (чрезмерная требовательность к себе), о том, что обижаться надо только на себя (обличение обидчика) и что он не простит за эту оценку профессора Брауна (обличение обидчика). Затем ему предложили бы поговорить о том, справедлива ли хотя бы одна из его идей. Таким образом специалист по рационально–эмотивной терапии опроверг бы вместе с Джоном его иррациональные идеи, научил бы его отвергать эти идеи и дал бы ему задание на дом — учиться противостоять таким идеям, опираясь на здравый смысл, действия, образность и т.д., пока Джон не достигнет желаемого эффекта — не преодолеет свою депрессию.

    Наряду с борьбой с иррациональным идеями, о которых говорит теория Эллиса, отдельным аспектом рационально–эмотивной терапии является не только теория опыта, идеи и последствия, но и борьба с иррациональными идеями.

    Борьба с иррациональными идеями, по Эллису, помогает определить вопросы 2–й и 3–й стадий. Во 2–й стадии (обращение) пастор противостоит вредным убеждениям прихожанина. Прихожанин и пастор разрабатывают план, следуя которому, прихожанин в дальнейшем будет бороться со своими убеждениями, выполняя часть 3–й стадии.

    Когда я думаю об иррациональных идеях как об идолах, я сравниваю Эллиса с Оуденом. Например, чрезмерная требовательность к себе Джона — «Идея, что ты обязан быть абсолютно компетентным в какой–то области, отвечать всем требованиям, достигать больших успехов» — хороший пример того, как такой подход может стать идолом. Ожидать от себя больших способностей похвально, ибо это дает стимул хорошо выполнять полученную работу, что в свою очередь подкрепляет позитивную самооценку. Но установка обязан при этом превращает такой подход в руководящее указание (идол). И, как идол, чрезмерная требовательность к себе убивает реальную самооценку, поскольку человек не может быть полностью компетентен ни в одной ситуации и всегда найдутся ситуации, в которых тот или иной человек вообще не компетентен.

    Я использую РЭТ в первую очередь потому, что это эффективная современная психотерапевтическая система, которая хорошо исследована, широко применяется и главное внимание обращает на убеждения, приводящие людей к негативным чувствам и поведению (Ellis, 1977). Другие теории уделяют внимание иным аспектам: бессознательным конфликтам (психоанализ), блокированию роста (гуманитаризм), неадаптированному поведению (бихевиоризм), дисфункциональным системам (семейные системы), подавленности (радикальная теория), неверному ходу мыслей (другие познавательные теории) и физиологическим факторам (медицина). Каждая из этих систем оказалась кому–то полезной (Frank, 1974). Кроме того, Клайнбелл (1981) показал, что теория и практика каждой из этих систем может помочь в благовестии. Однако ни одна из этих теорий не обращает такого серьезного внимания на убеждения людей, как РЭТ. Поскольку обращение является основой для научения, проповеди и назиданий в области веры и этики, пастор должен понимать поведение человека, а для этого важно обращать внимание на убеждения.

    Вторая причина, по которой я использую РЭТ, состоит в том, что ее без труда могут освоить миряне, студенты семинарий и даже служители, не являющиеся специалистами в этой области. Большинство перечисленных выше систем требует от пастора большой подготовки и предусматривает длительную работу с прихожанином. Кроме того, основные концепции РЭТ легко запоминаются и применяются на практике, что весьма ценно для неспециалистов.

    Теперь, после краткого обзора метода Эллиса, мы можем поговорить о трех категориях богословской оценки — вине, беспокойстве и гневе, к которым применима теория РЭТ, и о десяти иррациональных идеях в свете богословского анализа Оудена. Каждая из рассматриваемых ниже категорий оценки — достаточно сложное понятие. Поэтому после каждой категории приводится упражнение, которое поможет вам лучше усвоить материал, прежде чем двигаться дальше.

    ВИНА

    Чувство вины возникает, когда мы преступаем ценности, важные в наших отношениях с самими собой, с окружающими и с Богом. Вина присуща всем, поскольку наши ограниченность, слабость и эгоизм постоянно заставляют нас делать то, чего мы не должны делать, и не завершать того, что следует завершать. Извращение ценностей пробуждает в нас чувство вины, которое мы можем осознавать, а можем и не осознавать. Эти переживания важны, ибо они дают нам направление, придерживаясь которого, мы сможем противостоять тому, что вредит нашему чувству самооценки, нашим отношениям с окружающими и с Богом. Чувство вины побуждает нас также вернуть то, что мы утратили, и искать путь к примирению, когда что–то не ладится. Таким образом, чувство вины побуждает нас развивать в себе ответственность в разного рода взаимоотношениях.

    Примирение и отчаяние

    Примирение и отчаяние — две противоположные реакции на чувство вины. Когда мы даем возможность чувству вины направить нас на поиски примирения с Богом, ближними, самим собой, то узнаем, что Божья милость, которая превосходит все, о чем мы можем просить или что можем себе представить, предвосхитила наши поиски и вдохновила нас на них. Мы узнаем, что Бог любит нас. Примирение — это наша вера в то, что Бог простит нас, освобождающая нас от страха за свои прежние грехи, неудачи, слабости, ограниченность, оставшиеся в этом прошлом. Марта пережила такое примирение, когда Крис напомнила ей, что когда–то тоже испытывала похожее чувство беспокойства. Поскольку свидетельство Крис помогло Марте покончить с чрезмерной требовательностью к себе, она уже не чувствовала себя одинокой и отвергнутой Богом только из–за того, что беспокоилась. Это новое чувство примирения дало ей силы противостоять своему чувству беспокойства.

    Напротив, когда мы концентрируемся на своих или чужих грехах, неудачах, слабостях, оставшихся в прошлом, мы впадаем в отчаяние. Отчаяние — это низкая самооценка, чувство стыда, стремление винить себя или окружающих, которое исходит от неприятия Божьей милости. Отчаяние отбивает у человека стремление к переменам. Джуд говорил бодрым тоном, убеждая, что Марте не надо ни о чем беспокоиться, надеясь убедить ее, что ей действительно не о чем волноваться. Поскольку этим он усилил в ней завышенную требовательность к себе, то в результате, после разговора, Марта впала в еще более глубокое отчаяние.

    Иррациональные идеи

    Иррациональные идеи, приводящие к отчаянию, — это все те идеи, которые содержат слово обязан, но при этом остаются невыполнимыми. Три таких идеи, которые Хок (1973), Дейли и Бартон (1983) связывают с отчаянием, приведены ниже.

    Ожидание похвалы. Ожидание похвалы — это идея о том, что вас обязательно должны любить или хвалить те люди, которые, как вы думаете, играют для вас какую–то важную роль. Это убеждение кажется ценным, когда человек начинает искать похвалы, и представляется самой главной ценностью, когда человек убежден, что должен принимать похвалу. Таким образом, когда мы пытаемся заслужить самоуважение, задавшись недостижимой целью услышать чье–то одобрение, мы обрекаем себя на неудачу, что постепенно приводит к снижению самооценки. Кроме того, чтобы заслужить чью–то похвалу, мы отвергаем свои собственные ценности, теряем уважение к себе, самооценка становится крайне низкой. Но в противовес этому Благая Весть говорит нам, что единственная хвала, в которой мы нуждаемся, — это безвозмездный дар от Бога (Рим. 5:1–11), при котором наша самооценка становится достойной нас.

    Чрезмерная требовательность к себе. Чрезмерная требовательность к себе — это идея о том, что вы якобы обязаны в совершенстве знать какое–то дело и добиваться в нем больших успехов.

    Такое убеждение приобретает вое большую ценность, заставляя человека совершенствоваться в какой–то области, и становится для него самым главным. Но абсолютной компетенции достичь невозможно, потому что по природе мы ограничены в наших способностях, знаниях и мастерстве. И стремление к совершенной компетенции ведет нас к разочарованию по двум причинам: 1) мы неизбежно терпим неудачу и 2) мы не способны по достоинству оценить способности, которыми реально обладаем. Благая Весть утешает нас, говоря, что мы получаем оправдание (обретаем ценность в глазах Бога) как свободный дар, несмотря на то что не жили по закону (Рим. 3:21–31). Эта Благая Весть помогает нам оценить себя по достоинству.

    Осуждение обидчика. Человек осуждает обидчика тогда, когда обвиняет или проклинает людей (в том числе и себя), поступающих непристойно или нечестно, и считает их плохими, падшими, гадкими.

    Считать себя и других ответственными за свои поступки — ценное качество. Но осуждение обидчика не имеет с этим ничего общего, потому что разрушает данное Богом чувство человеческого достоинства. Когда мы обвиняем, мы делаем свои заботы центром мироздания, то есть на место Творца ставим творение. Кроме того, когда мы виним кого–то, наше внимание переключается с наших проблем на чужие ошибки, и таким образом мы уже не направляем свою энергию на созидательную задачу разрешения собственных проблем. И наконец, когда мы осуждаем других людей за их слабости, мы хуже справляемся со своими проблемами. А это усиливает в нас самих чувство отчаяния.

    Благая Весть состоит в том, что Иисус есть судья и живых, и мертвых (1 Пет. 4:5) и что Своей смертью на кресте Он показал любовь ко всем людям (1 Пет. 3:18) — «когда мы были еще грешниками» (Рим. 5:8). Он призывает нас не судить, чтобы не быть судимыми, и прощать, чтобы и самим получить прощение (Лк. 6:37). Если мы не судим других, то мы освобождаемся от бремени ненужных стереотипов, сообразуясь с которыми, человек обычно судит других. Вместо этого мы радуемся тому, что Иисус любит и нас, и тех, кто нас окружает.

    Оценка чувства вины

    Чувство вины помогает пастору оценить реакцию прихожанина на свой поступок. Вызвано ли его отчаяние такими идеями, как ожидание похвалы, чрезмерная требовательность к себе или осуждение обидчика? Или же он осознает свою вину, верит, что Бог простит его, и поэтому испытывает освобождающую силу примирения?

    Приведенное ниже упражнение должно помочь вам лучше понять чувство вины. Выполняя его, вам придется потратить время и вспомнить какой–то случай, перечитать отдельные части предыдущего раздела и придумать аргументы, но сделать это очень важно по одной причине — все остальное в этой модели зависит от того, насколько хорошо вы усвоили тему богословской оценки в решении проблем.

    Упражнение

    1. Подумайте о какой–нибудь волнующей вас проблеме, в которой чувство вины является главным вопросом ваших отношений с Богом, а отчаяние — результатом этого чувства. Перечислите чувства, которые помогли вам определить, что вы испытываете именно вину (посмотрите перечень чувств, связанных с виной, в разделе упражнений в конце 2–й главы). Запишите мысли или идеи, которые вызывают это чувство. Затем определите и запишите иррациональные идеи, с которыми связаны ваши мысли.

    2. Если, выполняя 1–й пункт упражнения, вы записали какие–то аргументы против иррациональных идей, то какие из них, по–вашему, являются убедительными и полезными? Какие аргументы, основанные на Писании, традиционных взглядах, здравом смысле или собственном опыте, вы могли бы добавить к ним или выдвинуть вместо них?

    БЕСПОКОЙСТВО

    Беспокойство — это реакция на действительную или воображаемую угрозу в будущем чему–то, что нам дорого, основанная на страхе. Человеку свойственны две характерные черты — способность фантазировать относительно будущего и неспособность уберечь от всех угроз то, что ему дорого. Беспокойство, как и вина, важная черта, поскольку оно побуждает нас защищаться от угроз и обратиться к Богу.

    Надежда и страх

    Надежда и страх — два альтернативных способа реакции на беспокойство. Надежда — это вера в Божью силу любви, которая освобождает нас от страха за будущее, несмотря на то что мы не можем контролировать это будущее. Надежду нельзя пугать с оптимизмом, когда человек верит в то, что все сложится так, как ему хочется. Надежда — это вера в то, что дела пойдут должным образом, хотя, может быть, и не так, как нам хочется. При оптимизме человек отрицает беспокойство, в то время как, надеясь, он сначала испытывает страх, принимает его, полагается на Бога и находит подходящее решение проблемы.

    Марта испытала надежду, когда Крис напомнила ей о совете, который она когда–то дала Крис. Тот факт, что сказанное Мартой оказалось для Крис настолько важным, что она запомнила и оценила ее совет, напомнил Марте, что в прошлом Бог давал ей силы и мудрость, помогая преодолевать трудные ситуации. Это дало ей надежду на будущее. Осознание того, что Крис смогла последовать ее совету и тем самым изменить ситуацию к Лучшему, положило конец ее отчаянию — она уже знала, что что–то можно предпринять. И хотя она по–прежнему чувствовала беспокойство, в ней уже жила надежда и было достаточно сил для того, чтобы выработать какой–то план.

    Страх — это ужас перед беспомощностью и смертью, в основе которого — вера в преходящее. Вместо того чтобы довериться Богу, обуреваемый страхом человек либо сосредоточивается на угрозе, либо стремится обезопасить себя и пытается избежать угрозы. Страх приводит к тому, что человек не способен правильно отреагировать на то, что ему угрожает. Он либо действует совершенно необдуманно, либо уходит от проблемы — это два симптома утраты надежды.

    После того как Джуд вышел из палаты, Марта не обрела надежды, достаточной, чтобы побороть беспокойство. Джуд не прислушался к ее чувству беспокойства, а перевел разговор в русло своих проблем. Таким образом, у Марты не было возможности поделиться своим беспокойством и тем самым ослабить это чувство. Наоборот, избегая говорить о ее чувствах, Джуд лишь подтвердил ее опасения относительно того, что с этими чувствами трудно и опасно иметь дело.

    Иррациональные идеи

    Иррациональные идеи, лежащие в основе страха, акцентируют внимание на том, чего не должно случиться. Ниже представлены три такие идеи, которые, по мнению Хока (1975), Цвемера и Деффенбахера (1984), связаны со страхом.

    Крайняя обеспокоенность. Крайняя обеспокоенность — это такое состояние, когда человек всецело поглощен чем–то, что кажется ему опасным, страшным и не дает ему покоя.

    Эта идея имеет и свою положительную сторону, когда побуждает человека противостоять реальной угрозе, но она становится идолом, если всецело занимает наше сознание. Крайняя обеспокоенность — вредная идея, поскольку зачастую она заставляет человека переоценивать угрозу и предпринимать неоправданные шаги. Такая обеспокоенность порой не дает нам смириться с тем, чего уже нельзя изменить.

    Благая Весть призывает нас не беспокоиться, потому что Бог заботится и о птицах, и о траве, и тем более позаботится о нас (Мф. 6:25–32). Мы должны не беспокоиться, а искать «прежде Царства Божия и правды Его, и это все приложится вам» (Мф. 6:33).

    Стремление избегать проблем. Стремление избегать проблем — это идея, предполагающая, что куда проще избежать встречи с трудностями, встающими у нас на пути, и не отвечать за их разрешение, чем брать на себя груз ответственности.

    Эта идея имеет свою положительную сторону, потому что человек, которому она свойственна, не беспокоится о какой–то проблеме до тех пор, пока не настанет подходящее время для ее решения, но если эта идея для человека становится главной, он начинает вообще избегать проблемы как таковой. Однако такой подход ничего не дает, потому что, когда мы избегаем решения проблемы, это приводит к еще большим проблемам, а мы вдобавок уже не способны справиться с беспокойством, что в свою очередь приводит к страху.

    Пассивное счастье. Эта идея схожа со стремлением избегать проблем. Человек при этом думает, что, бездействуя, оставаясь инертным, ни во что не вмешиваясь, можно достичь максимального человеческого счастья и радоваться жизни.

    Первостепенное значение приобретают отдых и радость, тогда как важность приложения усилий и серьезного подхода к делу отходит на задний план. Эта идея также бессмысленна, потому что человек может быть по–настоящему счастлив и жить полноценной жизнью, лишь серьезно занявшись каким–то делом. Таким образом, люди, которые ничего не делают, обычно защищают себя (осознанно или неосознанно) от какого–то страха, например, страха неудачи. Такой страх можно победить только с помощью серьезного труда.

    В одном отрывке из Писания сказано и о стремлении избегать проблем, и о пассивном счастье — это учение Иисуса о том, что те, кто спасают свои души, те потеряют их, а кто потеряют свои души ради Него, те сберегут их (Мк. 8:34–35 и параллели).

    Чувство безопасности

    Эти три идеи — крайняя обеспокоенность, стремление избегать проблем и пассивное счастье — становятся для людей идолами, потому что заставляют их путем беспокойства, стремления избегать проблем и самозащиты от страха тратить энергию на то, чтобы жизнь была нестабильной, ценности — ложными, планы — ненадежными. Например, вы считаете, что кто–то не одобрит ваш поступок или что вы не будете абсолютно компетентны в каком–то деле. Вы боитесь, что ваши опасения оправдаются; таким образом, страх того, что эти проблемы станут реальными, приводит к растрате вашей энергии.

    Христианская вера, наоборот, побуждает человека доверяться одному–единственному, который верен до конца, — Богу. Различие между этими двумя системами идей хорошо освещено с точки зрения христианского понимания, драматически отражено в апокалиптических строках Нового Завета, где говорится, что Иисус придет, и придет именно тогда, когда человеческая жизнь, человеческие ценности, планы, как и все творение, придут в небывалый упадок (Мк. 13 и параллели, также Отк. 4–22). Таким образом мы избавляемся от своих самых худших опасений и обретаем светлую надежду. Когда мы принимаем Бога как совершенного Творца нашего мира, мы обретаем свободу и смотрим в будущее с надеждой, что проявляется в созидании и творчестве.

    Оценка беспокойства

    Оценка беспокойства помогает пастору обдумать ответ прихожанина на угрозу. Что является его реакцией — страх или надежда? Такие убеждения, как крайняя обеспокоенность, стремление избегать проблем и пассивное счастье, как правило, усиливают страх. Надежда христиан основана на вере в силу Божьей любви, которая сильнее смерти.

    Приведенное ниже упражнение поможет вам лучше понять чувство вины, для того чтобы применять метод метанойи в разговоре с прихожанами. Пожалуйста, остановитесь и проделайте это упражнение, прежде чем продолжать чтение.

    Упражнение

    1. Подумайте о какой–нибудь волнующей вас проблеме, в которой беспокойство преобладает в ваших отношениях с Богом, а страх является результатом такого чувства. Перечислите чувства, которые помогли вам определить, что вы испытываете именно беспокойство (посмотрите перечень чувств, связанных с беспокойством, в разделе упражнений в конце 2–й главы). Запишите мысли или идеи, которые вызывают это чувство. Затем определите и запишите иррациональные идеи, с которыми связаны ваши мысли.

    2. Если при выполнении 1–го пункта упражнения вы записали какие–то аргументы против иррациональных идей, то какие из них, по–вашему, являются убедительными и полезными? Какие аргументы, основанные на Писании, традиционных взглядах, здравом смысле или собственном опыте, вы могли бы добавить к ним или выдвинуть вместо них?

    ГНЕВ

    Гнев — это типичная реакция отчаявшегося человека на разочарования в прошлом, риск в будущем и трудности в настоящем, которая мешает нам проявить заботу об окружающих. Забота всегда приводит нас к разочарованиям, поскольку люди в разное время по–разному оценивают и себя, и нас. Более того, забота всегда сопряжена с риском, поскольку такой труд может вызвать недовольство нашими взаимоотношениями с людьми и нашими достижениями в процессе нашего труда. К тому же есть и такие трудности, мешающие нашим взаимоотношениям, как ограниченность и слабость нас самих, другого человека, окружающих. Поэтому забота постоянно приводит нас к разочарованию, которое в свою очередь способно породить гнев. В гневе есть своя положительная сторона, поскольку он дает нам дополнительную энергию и представление о том, что нам делать, чтобы наша забота была пронизана любовью.

    Любовь и отчуждение

    Любовь и отчуждение — две противоположные реакции на прекраснейший инстинкт, присущий человеку, — заботу о ближнем. В последующих рассуждениях любовь — общий термин, подразумевающий все аспекты заботы, сострадания и служения. Отчуждение подразумевает скуку, зависть, боль, вражду, ревность, обиду, печаль.

    Любовь — это забота о ближнем, которую человек осуществляет по силе Божьей, несмотря на разочарования в прошлом, риск в будущем и трудности в настоящем. Любовь к ближнему — это плод познания Божьей силы любви и мира. Такое познание Бога превращает нашу естественную заботу, зависящую только от наших добрых чувств и удачных обстоятельств, в любовь, которая проявляется даже при дурных чувствах и неблагоприятных обстоятельствах. И хотя любовь является основой естественной заботы, христианская любовь включает в себя такие компоненты, как воля и поведение; таким образом, нам часто приходится решать (воля) действовать (поведение) по любви даже тогда, когда мы не чувствуем в себе любви.

    Крис, пришедшая навестить Марту, показала свою любовь тем, что вникала в чувства Марты. Затем она дождалась подходящего момента, чтобы поделиться своими слабостями и помочь Марте почувствовать, что Бог любит ее. И наконец, она поделилась своей идеей и не заставила, а попросила Марту составить план действий. Крис заключила свою естественную заботу по отношению к Марте в рамки всего того, что необходимо знать и уметь в таких случаях пастору.

    Отчуждение — это забота, перешедшая в самозащиту из страха перед будущим, отчаяния в связи с прошлым и неудовлетворенности настоящим. Связь отчуждения с отчаянием и страхом сказывается в том, что с внешними проявлениями злобы часто связаны либо скрытый страх, либо явное отчаяние. Классический пример скрытого под маской злобы страха — это агрессивное поведение человека, который боится других людей. Поэтому отчуждением часто прикрывают свой страх те, кто не хочет открыто в нем признаться. В других случаях люди видят в окружающих какие–то недостатки и реагируют на них, но в себе этих недостатков не замечают. Это типичный пример повышенной восприимчивости к агрессивности окружающих у людей, не осознающих, насколько агрессивны они сами.

    Отчуждение, нежелание или неспособность помогать другим и жертвовать собой проявляются в уходе от окружающих и от самого себя посредством либо агрессивности, либо пассивности. Агрессивное поведение характеризуется стремлением не достичь какой–то цели, а пойти на обострение отношений; потребность человека защитить самого себя приводит к тому, что у него пропадает стремление заботиться о других. Пассивность проявляется в стремлении воздержаться от тех или иных действий вместо того, чтобы достичь определенной цели; это боязнь нанести кому–то обиду или боязнь самим в чем–то разочароваться. Действуя либо агрессивно, либо пассивно, мы никогда не сможем помочь людям в решении их проблем. Самые острые нужды людей получают отклик только тогда, когда мы работаем с ними через активное служение, которое проявляется в любви.

    Джуд, первый посетитель Марты в уже известном примере из введения, проявил отчужденность, потому что главное внимание уделил своему разочарованию в докторах, медсестрах, в больнице в целом и не прислушался к чувствам Марты. Возможно, его отчуждение было связано с неразделенным чувством разочарования, а может быть, таким образом он отгородился от чувства беспокойства Марты. Но какой бы ни была причина, Джуд не проникся проблемой Марты, а только лишь осуждал «обидчиков».

    Иррациональные идеи

    Идеи, способствующие отчуждению, — это любые идеи, с помощью которых человек внушает себе, что ситуация ужасна (Эллис называет их «нагнетающими ужас»).

    Осуждение обидчика. Главная иррациональная идея, связанная с отчуждением и отчаянием, это осуждение обидчика. Эта идея состоит в том, что, когда люди (в том числе и вы сами) поступают нечестно и непристойно, вы осуждаете, обличаете их, считаете их плохими, нечестивыми, гадкими. Если же люди в наших глазах по–прежнему представляют большую ценность, это помогает и им, и нам. Подобное отношение к ним заставляет их поступать соответственно и дает нам возможность заботиться о них, помогать им. Обвинение же не оказывает никакой помощи людям. При этом мы требуем, чтобы человек никогда не ошибался, всегда был бы хорошим, был только таким, каким мы его хотим видеть, — то есть требуем от него невозможного. Во–первых, и это самое главное, при осуждении мы совершаем грубую ошибку, потому что судим о человеке в целом на основании тех поступков, которые не нравятся нам. Во–вторых, при осуждении других мы концентрируемся на их ошибках, и нам уже трудно уважать других людей и заботиться о них. И последнее, осуждение — неэффективное средство, поскольку люди при этом склонны защищаться, а не исправлять свои недостатки.

    В Евангелии от Иоанна Иисус призывает нас не осуждать, а любить друг друга (15:12), и Он Сам показал такую любовь тем, что отдал Свою жизнь за нас (15:13), обещал, что если мы будем пребывать в Нем и следовать Его заповедям, то принесем плод (15:16), и молился о том, чтобы любовь Отца была в нас (17:26). Связь между любовью к остальным и любовью к самим себе хорошо видна в молитве «Отче наш»: «И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим». (Мф. 6:12,14–15; Л к. 11:4).

    Две другие иррациональные идеи, связанные с отчуждением и вызывающие страх и отчаяние, — это восприимчивость к разочарованиям и стремление к совершенству.

    Восприимчивость к разочарованиям. Идея, когда весь мир вам кажется ужасным, страшным, катастрофическим в результате того, что вы сильно разочарованы или с вами поступили нечестно, вас обманули, отвергли, — это и есть восприимчивость к разочарованиям.

    Важность заботы о себе и своих планах становится главной ценностью, если мы стремимся воспринимать разочарования, нечестные поступки или обман как что–то невозможное, несносное. Как главное качество эта идея вредна по нескольким причинам. У нас всегда есть выбор не считать подобные явления трагедией, поэтому, обладая подобным качеством, мы сами себя злим. А когда мы сами себя злим, то не можем предпринимать эффективных действий. И последнее: когда мы реагируем на события подобным образом, нам трудно смириться с тем, что мы не в силах что–либо изменить.

    В Нагорной проповеди Иисус учит нас, что, если мы сильно разочарованы или с нами поступают нечестно, отвергают, это может быть дорогой в Царство Божие (Лк. 6:20–31; Мф. 5:1–12). Например: «Блаженны вы, когда возненавидят вас люди и когда отлучат вас и будут поносить, и пронесут имя ваше, как бесчестное, за Сына Человеческого. Возрадуйтесь в тот день и возвеселитесь, ибо велика вам награда на небесах. Так поступали с пророками отцы их» (Лк. 6:22–23; Мф. 5:12).

    Стремление к совершенству. Идея о том, что люди или какие–то явления и обстоятельства жизни должны быть лучше, чем они есть на самом деле, и что ужасно, когда человек не находит удачного выхода из каких–то суровых обстоятельств реальной жизни, — это стремление к совершенству.

    Эта идея обладает положительным качеством, побуждая человека делать все как можно лучше, но становится вредной, заставляя думать, что произошла катастрофа, если дела пошли не так, как нам хотелось бы. Эта идея вредна по следующим причинам: 1) мы не имеем права рассчитывать, что дела должны идти именно так, как мы этого хотим; 2) когда другие люди не делают того, что мы хотим, мы начинаем думать, что это плохо для нас; 3) беспокойство о том, что они делают, мешает нам заниматься нашими собственными проблемами; 4) поиск не существующих в природе абсолютно правильных решений проблем не дает нам увидеть множество явных, пусть и несовершенных, но все–таки доступных решений. Таким образом, стремление к совершенству всегда ведет нас к разочарованию. Оно уводит нас от реальности, в которой несовершенны ситуации, несовершенны люди и несовершенны мы сами.

    В противовес нашим стремлениям к совершенству послания Нового Завета призывают нас: «За все благодарите…» (1 Фес. 5:18), «Благодаря всегда за все Бога и Отца…» (Еф. 5:20), «…с благодарением открывайте свои желания пред Богом» (Флп. 4:6). Когда мы воздаем благодарность Богу, это дает нам возможность: 1) полнее познать Божий дар милости и надежды; 2) положиться на Божью силу и благодать в решении проблем, связанных с разочарованием; 3) радоваться тому, чему мы можем радоваться; 4) противостоять гневу, который не дает нам видеть и испытывать все, что ценно для человека.

    Прошение

    Эти три иррациональные идеи — осуждение обидчика, восприимчивость к разочарованиям и стремление к совершенству — являются идолами, поскольку ведут к поклонению ценностям морального совершенства и самозащиты, а не к поклонению Божьим ценностям прощения и самопожертвования. Следовательно, идолопоклонство не дает людям возможности заботиться о ближнем, поскольку получается, что люди, не обладающие моральным совершенством, но претендующие на заботу, для этого служения не подходят. Такой образ жизни — явная противоположность Благой Вести, которая призывает нас любить людей, несмотря на их недостатки, давая таким образом все возможности для заботы о ближнем.

    Процесс оценки гнева помогает пастору проанализировать реакцию прихожанина на разочарование. Две альтернативные реакции — отчуждение и любовь. Отчуждение основано на таких идеях, как осуждение обидчика, восприимчивость к разочарованиям и стремление к совершенству. Часто оно служит прикрытием для чувств страха и отчаяния. Любовь — это та забота о ближнем, которую человек осуществляет по силе Божьей; она подкрепляется идеями, несущими в себе Божий мир и надежду.

    Приведенное ниже упражнение поможет вам закрепить ваше понимание чувства гнева. Это упражнение важно выполнить по тем же причинам, что и упражнения для закрепления чувств вины и беспокойства.

    Упражнение

    1. Подумайте о какой–нибудь волнующей вас проблеме, в которой гнев преобладает в ваших отношениях с Богом, а отчуждение является результатом такого гнева. Перечислите чувства, которые помогли вам определить, что вы испытываете именно гнев (посмотрите перечень чувств, связанных с гневом, в разделе упражнений в конце 2–й главы). Запишите мысли или идеи, которые вызывают это чувство. Затем определите и запишите иррациональные идеи, с которыми связаны ваши мысли.

    2. Если при выполнении 1–го пункта упражнения вы записали какие–то аргументы против иррациональных идей, то какие из них, по–вашему, являются убедительными и полезными? Какие аргументы, основанные на Писании, традиционных взглядах, здравом смысле или вашем собственном опыте, вы могли бы добавить к ним или выдвинуть вместо них?

    КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ

    Как мы уже говорили в начале этой главы, богословская оценка — это искусство размышлять с точки зрения христианской истины об убеждениях, обусловливающих чувства и поступки прихожанина. Она включает в себя определение тех проблем, в которых вина, беспокойство и гнев преобладают в наших отношениях с Богом, а примирение — отчаяние, надежда — страх и любовь — отчуждение являются подкатегориями, которые оказываются главными чувствами прихожан, связанными с их убеждениями. Богословская оценка помогает пастору определить аргументы и религиозные источники, которые он может использовать во 2–й и 3–й стадиях разговора, чтобы противостоять вредным идеям и донести Благую Весть (см. таблицу 1).

    ТАБЛИЦА 1

    Богословский спор — это процесс благовестия и противостояния убеждениям, которые не содержат Благой Вести. В этой главе мы говорили и о рациональных, и о богословских аргументах, которые необходимо использовать для того, чтобы показать слабые стороны идей, лежащих в основе страха, отчаяния и отчуждения. Здесь, в этой же главе, мы рассмотрели с духовной точки зрения идеи, которые приводят к примирению, надежде и любви (см. таблицу 2).

    ТАБЛИЦА 2

    Богословская оценка и богословский спор — это приемы, посредством которых пастор вносит в служение заботы уникальный вклад — богословскую точку зрения.

    Процесс

    Процесс овладения приемами богословской оценки и спора требует терпения, поскольку это самые сложные приемы, представленные в этой книге. Богословская оценка требует, чтобы пастор: 1) отнес главное чувство и убеждение прихожанина к одной из основных категорий (вина, беспокойство и гнев) и соответствующей подкатегории (отчаяние или примирение, страх или надежда, отчуждение или любовь); 2) решил, какому убеждению прихожанина нужно противостоять; и 3) выбрал для этого подходящий аргумент. Богословский спор предусматривает выработку стратегии применения этого аргумента, а затем и прямое противостояние идеям прихожанина.

    Как и со всеми остальными способностями, для овладения приемами богословской оценки и богословского спора требуется практика. Особая форма подготовки, которая наиболее эффективна, — это регулярное применение богословской

    оценки и богословского спора в решении своих собственных проблем, потому что благодаря такому методу вы на себе постигаете этот прием и его преимущества. Практика применения этого приема в решении проблем других людей также необходима для того, чтобы познакомиться с образом мышления других людей; лучше всего это делать в учебных группах. Попрактиковавшись какое–то время в этих методах, вы обнаружите, что овладели интуитивной хваткой, которая позволит вам применять богословскую оценку почти автоматически.

    Упражнения

    Эти упражнения предназначены для оценки проблем других людей, а также ваших собственных проблем, которая стала результатом выполнения упражнений 4А и 4Б в конце 3–й главы.

    1. Упражнение по применению богословской оценки и богословского спора к вашим собственным проблемам. Просмотрите запись разговора, который состоялся у вас при выполнении упражнения 4А. Определите главные чувства и убеждения, с которыми вам пришлось иметь дело. Отнесите их к одной из трех категорий и к соответствующей подкатегории, сделав соответствующую запись. Например, главное чувство Марты нужно отнести к категории «беспокойство» и подкатегории «страх».

    После этого отбросьте аргументы, выдвинутые вами при работе с этими убеждениями, если они не кажутся вам убедительными, и остановитесь на тех, которые оказались убедительными. Выберите наиболее убедительный, на ваш взгляд, аргумент и запишите его на том же «оценочном» листе бумаги. Применяйте этот аргумент каждый раз, когда эта проблема встанет перед вами. Запишите ваши впечатления от этого упражнения.

    2. Подготовка к применению богословской оценки и богословского спора на практике.

    Подготовка: Вернитесь к разговору, который состоялся у вас при выполнении упражнения 4Б. Отнесите оцененные вами чувства и убеждения к соответствующим категории и подкатегории богословской оценки. Запомните аргументы, которые можно применять при работе с этими идеями. Можете, кроме этого, использовать цитаты из Писания или дополнительные аргументы.

    Глава 5

    Обращение

    ВО 2–Й СТАДИИ ПЕРЕД ПРИХОЖАНИНОМ СТОЯТ ДВЕ ЗАДАЧИ: во–первых, он должен понять, что причиной его проблемы или радости являются его взгляды; и во–вторых, он должен постичь Благую Весть, делающую людей свободными. Пастор помогает прихожанину в этом процессе путем обращения. Обращение пастора строится на его богословской оценке тех идей, которые становятся причиной проблем или радости прихожанина. После того как пастор выяснит эти идеи, он может оспаривать или подтверждать их правильность путем обращения.

    Процесс обращения состоит из пяти приемов: сообщение, свидетельство, сопоставление, спор и повторение. Сообщение — это донесение до собеседника необходимой и исправление неправильно понятой информации. Свидетельство — это процесс, при котором пастор рассказывает прихожанину что–то из своего личного опыта. Предложение прихожанину обратить внимание на различия между его восприятием и восприятием пастора — это сопоставление. Спор подразумевает диспут по поводу иррациональных идей прихожанина с привлечением здравых идей и религиозных источников. Повторение — это предложение прихожанину обобщить свое понимание проблемы.

    Обращение — более сложный процесс, чем присутствие, потому что пастору приходится выбирать какие–то из основных приемов обращения, в то время как почти все приемы присутствия применяются и в 1–й стадии, и далее. Поскольку Дух Святой говорит с прихожанином напрямую, то лучше всего работать с прихожанином с учетом того, что в нем уже трудится Дух Святой. Таким образом, лучшая форма обращения — это уточнения, которые помогают прихожанину самому работать над своей проблемой. Вторым по действенности можно считать опосредованный прием обращения посредством сообщения и свидетельства; после него идет опосредованная форма сопоставления и спора. И на последнем месте идут прямое сопоставление и прямой спор — наименее побуждающая к самостоятельной работе форма, которая все же применяется, если опосредованные формы обращения не срабатывают.

    Поскольку Дух Святой говорит с прихожанином напрямую, то в процессе обращения обычно не возникает необходимости делиться всеми аргументами и стихами из Писания, которые мы упоминали в связи с богословской оценкой. Эти споры применяются как структура, которая помогает вам определить противостояние Духа иррациональным идеям или подтверждение Духом идей Благой Вести, уже заложенных в прихожанине. Как раз такие противостояния или подтверждения вы и отмечаете, обрисовываете и подтверждаете, когда применяете приемы обращения.

    Приведенный ниже разговор иллюстрирует применение отдельных приемов обращения.

    БОЛЬ УТРАТЫ

    Это разговор между Дорис Томас, которая курирует программу мирских посещений, и Сэмом Питерсом, посетителем. Это их второй разговор по поводу проблемы Сэма в связи с его посещениями Джеймса, прикованного к постели прихожанина, который умирает и не может говорить. В предыдущем разговоре Дорис помогла Сэму воспринять идею о том, что у Джеймса — а они с Семом почти ровесники — возрос страх смерти. В первой части этого разговора Дорис помогла Сэму признаться в том, что, с одной стороны, он хочет посетить Джеймса, а с другой — нет, и мешает ему навестить Джеймса страх. Разговор разбит на две части: начинается он с 1–й стадии, оценки, переходя во 2–й стадию, процесс обращения.

    Оценка

    Дорис: Дайте мне подумать, правильно ли я вас понимаю. С одной стороны, вы хотите посетить Джеймса, но с другой — вы боитесь увидеть смерть. Поэтому для того, чтобы ничто не мешало вам посетить его, в нашем разговоре вы хотите избавиться от страха смерти.

    Сэм: Правильно!

    Дорис: Вы ходите к нему два раза в месяц; что все–таки побуждает вас навещать его?

    Сэм: Я к нему по–прежнему хожу, потому что считаю… Я как–то не задумывался над этим всерьез… (Дорис произносит: «Ага».) Но, по–моему, причина в том, что я вижу в этом определенную обязанность (подчеркивает это слово). (Дорис опять говорит: «Ага».) В том, что я хочу серьезно подойти к этому делу. Я хочу… я хочу быть добросовестным посетителем.

    Дорис: Так. Значит, в первую очередь вам помогает преодолевать страх ваше чувство долга.

    Сэм: Э–э… Да, пожалуй, именно так.

    Дорис: И это ваше чувство настолько сильно, что помогает вам посещать его дважды в месяц.

    Сэм: Ага. Есть и еще один мотив такого моего поведения — я люблю этого человека. (Дорис говорит: «Ага».) Сейчас я по–настоящему чувствую и гораздо в большей степени, чем раньше, что мы очень близки. За последние несколько месяцев мы стали ближе друг другу, хоть он и не может выразить свое отношение ко мне, я все равно чувствую между нами какую–то близость.

    Дорис: Та–ак. Значит, вторая причина в том, что, когда вы начали ходить к нему, повинуясь чувству долга, между вами возникли определенные отношения. (Сэм говорит: «Да».) Итак, эти две причины побуждают вас навещать его.

    Сэм: Да. Но здесь–то и возникает трудность… мне было бы проще не ходить туда, потому что такое горе пережить будет трудно, — ведь очень скоро он умрет.

    Дорис: Ага. Значит, ваши отношения сопровождаются болью. Я полагаю, что эта боль кроется в том, что он не может вам ответить, а вы прекрасно понимаете, что его смерть не за горами.

    Сэм: Я думаю, вы правы… Да, вы попали в самую точку.

    Дорис: С одной стороны, вы говорите, что навещаете его два раза в месяц, но, с другой стороны, вы хотите, чтобы вам кто–то помог навещать его? Я что–то не понимаю.

    Сэм: Я хочу, чтобы кто–то помог мне не испытывать боль при каждом посещении!

    Дорис: О–о. Значит проблема в том, что вы ищете безболезненный способ его посещать.

    Сэм: Я не выношу боль! (Произносит с восклицанием.)

    Дорис: Ага… когда я думаю об это, мне кажется — поправьте меня, если я не права, — что вы хотите навещать этого человека, не испытывая при этом боли, потому что отсутствие боли показало бы, что вы поступаете правильно, и вы на самом деле хотите все делать правильно.

    Сэм: Верно, абсолютно верно.

    Дорис: Что верно?

    Сэм: То, что вы сказали, — что я хочу поступать правильно и знаю, что это не может быть правильным, поскольку приносит боль.

    Обращение

    Дорис: Интересно, задумывались ли вы над тем, что та боль, которая сопровождает ваши действия, является неотъемлемой частью служения. Это вовсе не означает, будто что–то происходит не так. Иисус в Гефсиманском саду, судя по всему, не хотел принимать чашу, Он ее просто принял. (Сообщение)

    Сэм: Хм–м–м. (Долгая пауза.) Я пытаюсь осмыслить ваши слова. (Дорис говорит: «Ага».) И я знаю, что вы правы. С одной стороны, Он принял эту боль добровольно. (Дорис говорит: «Ага».) Он пошел на нее по собственной воле. Но, с другой стороны, было бы гораздо проще, было бы намного меньше боли, если бы эта чаша Его миновала.

    Дорис: И было бы гораздо меньше вдохновения. Вероятно, Библия так и не была бы написана. (Говорит с улыбкой.)

    Сэм: (Долгая пауза.) Что вы хотите этим сказать? Я не понимаю, что вы имеете в виду.

    Дорис: Я хочу сказать, что если бы то, что сделал Иисус, не доставило Ему боли, Его труд не стал бы вдохновением для нас. Не был бы написан Новый Завет. С другой стороны, если бы Иисус взошел на крест с радостью и восторгом, Его сочли бы просто безумным — Его бы не распяли. Я хочу сказать, что, когда мы терпим боль — добровольно принимаем ее, хотя и не любим ее, это составляет сущность служения.

    Сэм: Значит… возможно… то, что я делаю, можно отнести к испытанию моего призвания — хочу ли я исполнять его или нет.

    Дорис: Нет, я думаю, что хотела сказать не это. Я пыталась сказать, что… э–э… Вы решили, что навещать Джеймса и испытывать при этом боль, — плохо. Я не согласна с этим. Я считаю, что проблема кроется в вашей идее о том, что вы не должны чувствовать боль (Сэм говорит: «Ага».), а не в вашем плохом чувстве. Плохое чувство — нормальное, здоровое и необходимое чувство при служении. Но идея о том, что вы не должны плохо себя чувствовать, усиливает ваш дискомфорт. И эта идея вызывает в вас беспокойство по поводу того, что вы делаете. Вы понимаете?

    Сэм: Вы говорите, что испытывать чувство боли оттого, что я делаю, — нормально, поскольку Иисус тоже испытывал боль при исполнении Своего служения, но реальная проблема кроется в моей идее о том, что я не должен так себя чувствовать.

    Дорис: Правильно.

    Сэм: Я не понимаю только, каким образом эта идея является моей настоящей проблемой.

    Дорис: Вспомните, что я говорила на прошлой неделе о том, что не ситуация сама по себе вызывает в нас проблемы, а наши мысли о ней (Сэм говорит: «Ага».) И я считаю, что это как раз тот случай. Дискомфорт, который вы испытываете, видя, как умирает Джеймс, тяготит вас, но вовсе не это вызывает в вас беспокойство и даже сомнения в том, стоит ли и дальше навещать Джеймса. Главная причина кроется в идее о том, что вы не должны во время посещения чувствовать боль, потому что такое чувство показывает, что вы плохой посетитель, — эта идея не дает вам покоя. Сэм: Вы имеете в виду, что голос, который продолжает говорить мне, что хороший посетитель не должен так падать духом, как я, и есть причина моей проблемы?

    Дорис: Да… я хорошо знаю этот голос — он и меня тревожит.

    Сэм: Вы тоже его слышите, но у вас из–за него нет проблем?

    Дорис: Нет, вы не правы, этот голос не дает покоя многим из нас.

    Сэм: Я рад, что я в этом не одинок. (Пауза.) Наш разговор оказался для меня полезным.

    Дорис: В чем же он оказался для вас полезным? (Повторение)

    Сэм: Я чувствую себя лучше, потому что не я один испытываю боль при служении… и… то, что касается идеи, которая усугубляет мою проблему… во всем этом вы помогли мне. И теперь я хотел бы знать, что мне делать с тем голосом, который я продолжаю слышать?

    Анализ

    Это пример 2–й стадии разговора, в которой пастор помогает прихожанину увидеть свою проблему, связанную с посещением умирающего, и воспринять Благую Весть о том, что его трудности являются неотъемлемой частью служения.

    Оценка. Данный разговор начинается с обобщения того, о чем говорилось в предыдущей беседе, и потом переходит к процессу оценки. Дорис продолжает оценивать, используя в разговоре с Сэмом уточнения, чтобы он осознал свои способности, а затем проверяет реакцию Сэма, используя пересказ, уточнения и предположения. После того как она узнала про его способности и увидела, что они адекватны задаче, Дорис пытается выяснить, почему Сэм считает, что у него есть проблема, хотя он и выполняет свою задачу адекватно. После первой такой проверки с помощью пересказа Дорис применяет предположение, которое раскрывает иррациональную идею, лежащую в основе его беспокойства, — стремление к совершенству (смотрите тему беспокойства в главе 4). Сэм соглашается с ее предположением. Далее Дорис делает уточнения по двум причинам: во–первых, чтобы определить, с чем конкретно он согласен; и во–вторых, чтобы заставить его убедиться в справедливости такой оценки, пересказав ее его собственными словами.

    Обращение. Дорис противостоит этой иррациональной идее. Она передает Сэму сообщение, сочетая информацию (иной взгляд на проблему) и спор (пример из Нового Завета). В ответ на утверждение Сэма Дорис спорит, с юмором говоря, что, если бы Иисус не чувствовал боли, в Библии об этом ничего не было бы написано, но Сэм не понимает смысла сказанного. Дорис разъясняет, продолжая при этом оспаривать идею Сэма, но Сэм опять ничего не понимает. Тогда она передает информацию, и Сэм в конце концов понимает ее. Нужно обратить внимание на то, как трудно было Сэму понять Дорис, так как это показывает эмоциональную важность обсуждаемого материала: Сэм был слишком занят своей проблемой и утратил восприимчивость к юмору.

    Вопрос Сэма о том, каким образом идея может стать проблемой, показывает Дорис, что разговор с Сэмом не подходит под модель метанойи, поэтому она быстро обобщает главную теорию — пример передачи информации. После того как Сэм показывает, что понимает ее, пастор с помощью свидетельства и сообщения говорит, что Сэм не одинок в такой проблеме.

    Повторение. Когда Сэм сказал, что воспринял Благую Весть, Дорис помогла ему окончательно понять эту идею с помощью уточнения. После того как Сэм успешно обобщил все, что понял из разговора, он был готов перейти к его 3–й стадии: «И теперь я хотел бы знать, что мне делать с тем голосом, который я продолжаю слышать?».

    СОДЕЙСТВУЮЩИЕ ФАКТОРЫ

    Изменение миропонимания (цель 2–й стадии) — трудный для прихожанина шаг, поскольку его иррациональные идеи прочно укоренились в нем и сильно влияют на образ мышления, что трудно поддается переменам. Пастор может свести к минимуму такое противодействие, если будет применять четыре содействующих фактора, которые исследователи считают существенными для эффективных и полезных взаимоотношений: эмпатия, уважение, искренность и конкретность (Rogers, 1961; Carkhuff, 1969; Gurman, Razin, 1977).

    Эмпатия

    Об эмпатии, понимании точки зрения прихожанина, мы говорили в главах 1, 2 и 3. Это — цель навыков присутствия. Во 2–й стадии эмпатия важна по двум причинам: во–первых, это основа обращения; во–вторых, после каждого обращения надо использовать способность к присутствию, чтобы увидеть, что понял прихожанин из разговора с пастором. Этот процесс я мог бы сравнить с ритмом вальса — раз–два–три, раз–два–три. Раз — это обращение, два и три — несколько ответов, которые помогают прихожанину исследовать его реакцию на обращение к нему пастора. Например, в приведенном выше разговоре Дорис применила два уточнения, пересказ и предположение, чтобы понять ответ Сэма на ее вопрос о том, удовлетворен ли Сэм своими посещениями Джеймса.

    Уважение

    Позитивное отношение или бескорыстная теплота по отношению к прихожанину — это уважение к нему. Обращения, которые не содержат осуждения и призывают прихожанина отвечать или вступать в разговор, расцениваются как уважительные. Дорис обращалась к Сэму уважительно по поводу того, что он уже посещает Джеймса дважды в месяц, не акцентируя спорные моменты и сказав только, что ей не все понятно. Она таким образом пригласила его пояснить ситуацию. Если бы разговор не был столь уважительным, Дорис упрекнула бы Сэма в том, что он говорит противоречивые вещи, лишенные смысла, — то есть сразу сделала бы заключение вместо того, чтобы разбирать проблему, и никакого диалога не получилось бы.

    Искренность

    Соответствие того, что выражает пастор, тому, что он чувствует, — это искренность. Такой подход должен быть у пастора и по отношению к прихожанам. Открытость, необходимая в процессе обращения, и моделирует, и развивает такое соответствие, в основе которого — естественное поведение. Дорис показала это, упомянув, что тоже слышит «голос», говоря о чувстве вины Сэма. Кроме того, искренность может выражаться в желании рисковать и в настойчивом разъяснении своего понимания проблемы. Дорис терпеливо говорит о своем взгляде на проблему, несмотря на то что Сэму трудно ее понять.

    Конкретность

    Четвертым содействующим фактором является конкретность — точность выражения. Обращения пастора более эффективны, если они непосредственно связаны со словами прихожанина и не превращаются в абстрактные обобщения. Дорис приводит Сэма в смущение словами «И было бы гораздо меньше вдохновения. Вероятно, Библия так и не была бы написана», поскольку они никак не связаны с тем, что перед этим говорил Сэм; это ее высказывание не конкретно. Она стремится исправить положение в следующих двух высказываниях, которые очень точны, о предыдущей неделе, о дискомфорте Сэма из–за ситуации с Джеймсом и об идее, которая становится причиной проблемы. Тогда Сэм понимает эту идею.

    Эти четыре содействующих фактора, и каждый в отдельности, и все вместе, делают разговор пастора с прихожанином более эффективным. А только такой разговор помогает людям решать проблемы.

    СООБЩЕНИЕ

    Сообщение — это донесение до собеседника необходимой и исправление неправильно понятой информации. Сообщение информации в разговоре с пастором отличается от лекции в аудитории потрем ключевым параметрам: 1) оно гораздо короче, 2) внимание при этом сосредоточено на одной конкретной идее, 3) оно является ответом на конкретную нужду прихожанина. Пастор применяет сообщение, преследуя три цели: развенчать вредную идею, убедить в правильности полезной идеи и помочь обрести новый взгляд на проблему.

    Поскольку в пасторском служении центральными являются ценности и идеи, которые необходимо передавать людям, такие ценности и идеи составляют часть информации, передаваемой пастором собеседнику. Поэтому сообщение часто включает в себя назидание, разговор с людьми о Благой Вести. Нерелигиозные наставники и консультанты, с другой стороны, не склонны делиться своими убеждениями и ценностями.

    Чувство тревоги

    Например, Джейн — тридцатишестилетняя женщина, которая недавно вернулась на работу после того, как родила первого ребенка. Ребенку исполнилось четыре месяца. Она — руководитель группы из десяти человек, ее работа требует общения с людьми. Ее муж очень занят на своей работе, ему приходится работать по многу часов, иногда и по выходным, и не реже раза в месяц уезжать в командировки. Джейн разговаривает с Джилл, которая три года назад готовила ее, Кэт и Сью к крещению.

    Джейн: Другие женщины не испытывают трудностей, связанных с заботой о ребенке и с работой. Почему это происходит со мной?

    Джилл: Тебе кажется, что ты ничего не умеешь, потому что тебе трудно вернуться к работе и одновременно ухаживать за ребенком.

    Джейн: Да, мне кажется, что другие женщины успевают делать и то, и другое. В прошлое воскресенье я видела в церкви Кэт и Сью, и они вовсе не выглядели такими встревоженными, как я.

    Джилл: Мне кажется, ты чувствуешь себя виноватой, потому что считаешь, что тебе не хватает умения. Джейн: Я должна справляться с делами так же, как и другие.

    Джилл: А ты знаешь, что Кэт, Сью и некоторые другие женщины чувствовали себя так же, как и ты сейчас, поэтому они организовали группу поддержки, чтобы помочь друг другу пережить трудное время? Джейн: Нет! Я думала, что только у меня возникли такие проблемы.

    Джилл: Знаешь, я на личном опыте убедилась, что идея о том, что следует уметь все, а иначе ты и гроша ломаного не стоишь, заставляет человека думать, будто с ним что–то не в порядке.

    Джейн: Ты хочешь сказать, что я именно так думаю про свою работу и уход за ребенком?

    Джилл: А–га. (Размеренно покачивает головой.)

    Джейн: То есть ты хочешь сказать, что это моя идея о том, что я должна со всем справляться, заставляет меня чувствовать себя так плохо? Я не понимаю.

    Джилл: Я в свое время усвоила это через истину: «Вовсе не ситуация заставляет нас чувствовать себя плохо, а наши мысли при оценке этой ситуации». Поэтому, если ты хочешь почувствовать себя лучше, тебе надо изменить свои убеждения. (Разговор продолжается.)

    Анализ

    В данном примере Джил готовится переубеждать собеседницу, предварительно высказав оценку: «Мне кажется, ты чувствуешь себя виноватой, потому что считаешь, Что тебе не хватает умения». Затем она использует сообщение. Обратите внимание, что ее высказывания кратки и соотносятся с конкретными нуждами Джейн. И хотя передача информации не обязательно должна быть краткой, все–таки краткость — качество в данном случае желательное. Та информация, которую Джилл сообщает Джейн, направлена против неверной идеи Джейн (чрезмерная требовательность к себе). Данный разговор заканчивается тем, что Джилл пытается расширить взгляды Джейн, высказав ей теорию, которая является основой модели метанойи.

    В этом примере Джилл сообщает Благую Весть Божьей любви, сказав Джейн, что другие люди тоже не отвечают тем стандартам, по которым Джейн судит себя, и это вполне естественно. Джилл могла бы передать Джейн Благую Весть более прямо, сказав, что мы оправдываемся по благодати, а не по добрым делам. Таким образом, сообщение можно передавать либо косвенным путем (как в данном примере), либо прямым (как предложено здесь), чтобы донести истину о Божьей власти и любви.

    СВИДЕТЕЛЬСТВО

    Свидетельство — это рассказ пастора прихожанину о чем–то из своего личного опыта. Это форма обращения воздействует на прихожанина двумя способами. Во–первых, этот процесс посредством личного примера побуждает прихожанина раскрыть свои чувства и соответствующие им убеждения, показывая ему, как это делается, и побуждая его к этому. Во–вторых, свидетельство помогает прихожанину убедиться в неправильности идеи о том, что его проблемы якобы присущи только ему и поэтому их невозможно решить. Пастор борется с такими убеждениями, рассказывая, как он в похожих случаях помогал другим людям.

    Свидетельство может быть эффективным, если соблюдать некоторые меры предосторожности.

    • Свидетельствуя, пастор не должен кичиться тем, какой он хороший и добросовестный. При этом он, скорее, должен с благодарностью и трепетом подтверждать Божье присутствие, Божью любовь и власть.

    • Нельзя применять свидетельство слишком часто, чтобы разговор с взглядов прихожанина не переключался на взгляды пастора. Свидетельство должно лишь дать прихожанину определенный образец. Частое использование этого приема показывает, что пастор в разговоре озабочен лишь своими проблемами.

    • Свидетельство должно быть кратким и сосредоточенным на проблеме прихожанина. Длинные и неопределенные свидетельства отвлекают внимание прихожанина от его проблем и переключают его на проблемы пастора.

    Беспокойство по поводу свадьбы

    Например, Джо и Ревекка собираются пожениться. Готовясь к свадьбе и он, и она встречаются со знакомыми, имеющими опыт семейной жизни. Руди — мирской человек, который в данном разговоре с Джо выступает в роли пастора. Ниже приведена середина разговора.

    Джо: Понимаешь, Руди, не знаю, как лучше выразиться, но у меня возникло несколько вопросов.

    Руди: Вопросов?

    Джо: Да, вопросы обо всем этом. Я просто не знаю, готова ли Ревекка к семейной жизни. Она молодая девушка и немного диковата — не то, чтобы диковата — но, как бы тебе сказать… независима… ты понимаешь, что я имею в виду?

    Руди: Тебя беспокоит предстоящая семейная жизнь с ней, поскольку ты не уверен, готова ли она к этому?

    Джо: Верно. И… когда я время от времени задумываюсь над этим, мне становится интересно… готов ли к этому я (Говорит неуверенно.)… Я хочу сказать, что если бы был готов, то не испытывал бы такого напряжения, не так ли?

    Руди: Ты не уверен в том, готов ли ты к этому, потому что испытываешь перед свадьбой сильное волнение?

    Джо: Да, я рад, что ты меня понимаешь, потому что, если говорить откровенно, я не просто волнуюсь. В последнее время мне трудно сосредоточиться на работе, вероятно, потому, что я просыпаюсь среди ночи и уже не могу заснуть. Это означает, что я не готов к семейной жизни, ведь так?

    Руди: Погоди, дай мне подумать. Тебя одолевают противоречивые чувства по поводу свадьбы, настолько сильные, что тебе стало интересно, означает ли это, что ты не готов к семейной жизни. И по этому поводу ты хочешь знать мою точку зрения?

    Джо: Верно, пастор сказал, что ты хорошо разбираешься в таких вопросах.

    Руди: Ну, я не знаю, как тебе следует поступить в этой ситуации, но могу сказать, что за месяц до нашей с Розой свадьбы я был в таком ужасном состоянии, что не мог ни спать, ни работать. Я был в полной растерянности. И думаю, что самое страшное из случившегося тогда — это когда я заснул за рулем папиного трактора и врезался в дерево. Наверное, Бог заботится о младенцах и дураках, потому что в той аварии пострадало только мое самолюбие.

    Джо: И это случилось с тобой, у кого такая прекрасная и верная жена?

    Руди: Представь себе. Имей в виду, Роза не всегда была такой покладистой, как сейчас. Но важнее то, что тогда я больше беспокоился о себе, чем о ней.

    Джо: Руди, ты даже не знаешь, как ты помог мне, рассказав, что и у тебя были такие же трудности перед свадьбой, какие сейчас у меня. (Разговор продолжается.)

    Анализ

    После тщательной оценки, в первой части этого отрывка, Руди использует свидетельство. Обратите внимание, что краткий рассказ о своем личном опыте вовсе не выглядит хвастовством. Скорее, такое свидетельство просто показало, что пастор тоже испытывал трудности в подобной ситуации, и послужило свидетельством Божьей заботы и власти. Заметьте также, что эта небольшая история касалась только сути, поэтому прихожанин не отвлекался. У данного свидетельства было две задачи: дать прихожанину понять, что его ситуация не единична, и убедить его в том, что он беспокоится вовсе не по поводу готовности к свадьбе.

    СОПОСТАВЛЕНИЕ

    Сопоставление — это предложение прихожанину рассмотреть различия между его восприятием и восприятием пастора.

    Ниже приведены некоторые типичные различия в восприятии разных людей.

    • Большой разрыв между тем, что человек говорит, и тем, что он делает. Например: Билл говорит, что хочет больше узнать о Библии, но он без конца прогуливает уроки и, даже когда приходит на занятия, к ним не готов.

    • Большое различие между тем, что человек думает о себе, и тем, что об этом человеке думают другие. Например: Джордж считает себя умным, а учителя считают его в лучшем случае заурядным.

    • Контраст между тем, что человек говорит, и тем, что он чувствует. Например: Мэри говорит, что чувствует себя прекрасно, но выражение лица и голос показывают, что ей горько и больно.

    • То, как человек смотрит на ситуацию и как на эту же ситуацию смотрят другие. Например: Луиза считает, что ее сын совсем отбился от рук; пастор утверждает, что ее сын ведет себя так же, как и все нормальные мальчики.

    При сопоставлении главное внимание уделяется разному восприятию чувств, переживаний, действий и мыслей прихожанина. Когда между пастором и прихожанином возникают эти различия, пастор помогает прихожанину, сопоставляя его восприятие со своим собственным или с восприятием кого–нибудь другого.

    Поскольку сопоставление прямо направлено на восприятие прихожанина, оно является более эффективным средством, чем сообщение или свидетельство. Таким образом, сопоставление в большей степени способно вызвать сопротивление со стороны прихожанина, чем другие приемы. Пасторы часто выступают против восприятия прихожан, пытаясь «исправить прихожан» или «выбить эту глупость из их голов», вместо того чтобы в борьбе со взглядами прихожан использовать содействующие факторы (эмпатию, конкретность, искренность и уважение).

    Две формулы

    Для эффективности сопоставления Кэркхафф разработал две формулы — одну для опосредованной формы сопоставления, а другую для прямой формы (1979, р. 116–119). Первая формула выглядит примерно так: «С одной стороны, вы (чувствуете, переживаете, действуете, думаете____________ ), с другой стороны, вы (чувствуете, переживаете, действуете, думаете ____________ )». Такая формула дает прихожанам возможность примирить свои противоречия. Используя ее, они либо доказывают, что это вовсе не противоречия, либо признают, что это действительно противоречия, которые не совместимы. Опосредованная форма сопоставления включают «слова, исходящие от нуждающегося в помощи (прихожанина)».

    Например, Сью Смит — пастор в церкви. Джордж Джонсон — активный член этой церкви. Они говорят о пристрастии Джорджа к алкоголю. Сью: «С одной стороны, вы говорите, что каждый вечер, между пятью и шестью часами ходите в бар и выпиваете "три или четыре кружки пива", а с другой стороны, вы говорите, "много не пью"». Слова Сью, взятые в кавычки, — это дословное повторение сказанного прихожанином.

    Вторая формула предназначена для прямого сопоставления: «Вы говорите что, (чувствуете, переживаете, действуете, думаете)_________________, но мне кажется, что вы (чувствуете, переживаете, действуете, думаете ______________ )».

    Прямое сопоставление основывается на тех данных, которыми пастор может располагать независимо от прихожанина. Опытный пастор прибегает к прямому сопоставлению только при двух условиях: если эти данные достаточно достоверны, чтобы на них можно было опереться, и если другие приемы обращения, в том числе и опосредованная форма сопоставления, не срабатывают.

    Например, в том же самом разговоре Джордж отвечает Сью: «Вы не понимаете, пастор, употребление пива — это не алкоголизм. Если человек не пьянеет при этом, то нельзя сказать, что он алкоголик. Для меня несколько кружек пива — пустяк, минутка отдыха перед тем, как я иду домой». Сью отвечает: «Вы говорите, что для вас это пустяк, но ситуация, связанная с вашей привычкой пить пиво между пятью и шестью часами, говорит о другом. Например, председатель финансового комитета утверждает, что на два последних вечерних собрания вы пришли подвыпившим; ваша жена говорит, что за прошлую неделю вы трижды, вернувшись в половине седьмого домой, либо шли спать, либо ругались с детьми, а из полиции мне сообщили, что вчера вечером они задержали вас за то, что вы были за рулем в нетрезвом виде».

    Неэффективная форма сопоставления

    Если бы Сью опиралась лишь на свои взгляды или скрыла их в каком–нибудь вопросе, ей не удалось бы сохранить искренность. Ее ответы Джорджу не были бы эффективными. Например, она могла бы сказать: «Я надеюсь, вы понимаете, что делаете», или: «Не кажется ли вам, что три–четыре кружки пива в час — это слишком?». Неуважение к человеку выказывают тогда, когда осуждают характер человека, и не противостоят ему, опираясь на убедительные данные. Например, Сью могла бы начать бранить Джорджа: «Почему это вы сидите здесь и говорите ерунду о том, что три–четыре кружки пива — это не алкоголизм? Вы, наверное, думаете, что я круглая дура».

    Ни один из таких ответов на высказывания Джорджа не был бы эффективным.

    СПОР

    Спор — это диспут по поводу иррациональных идей прихожанина с применением здравых идей и религиозных источников. Это такая форма, при которой вредные идеи прихожанина противопоставлены очищающему здравому смыслу, или освобождающей истине Благой Вести, или и тому, и другому. Таким образом, спор с применением религиозных источников отличается от сообщения, потому что, прибегая к спору, пастор напрямую имеет дело с идеями прихожанина. В отличие от сопоставления, когда определяются различия между словами и делами, спор — это противостояние идей. 4–я глава, касающаяся вопроса о категориях богословской оценки — вине, беспокойстве и злости, содержит и краткое изложение аргументов здравого смысла и Благой Вести.

    Убеждение

    Один из стратегических приемов спора по поводу иррациональных идей — убеждение. Прихожанину можно показать, что его идеи не имеют смысла, неэффективны или не соответствуют опыту прихожанина или церкви. Ключевой вопрос прихожанину в таких случаях: «Где доказательства справедливости этой идеи?». В споре с вредными идеями одной логики недостаточно. Нужно использовать эмоции прихожанина. Эмоциональные методы спора — призыв к самооценке, юмор, сравнение с худшим и подтверждение идей.

    Призыв к самооценке. Самооценка обычно более убедительна, чем оценка со стороны; поэтому такой метод убеждения наиболее предпочтителен. Побудить собеседника к самооценке можно следующими уточняющими вопросами: Каким образом эта идея воздействует на вас? Можете ли вы сказать, что этот опыт пошел вам на пользу? Что еще вы можете сказать об этом?

    Например, Джерри, которому трудно работать в какой–то определенной организации, разговаривает с Бетси, руководителем этой организации. Джерри говорит: «Я все время думаю, что если я не могу хорошо выполнять свою работу, то мне и вовсе не следует за нее браться». Бетси спрашивает его: «Каким образом эта идея воздействует на вас?». Джерри отвечает: «Она сковывает меня; мне трудно сосредоточиться на работе». Задав вопрос, Бетси заставила Джерри осознать, как эта иррациональная идея влияет на его работу.

    Юмор. Юмор вселяет в людей уверенность и снимает напряжение. Его можно эффективно применять в, казалось бы, безнадежных острых ситуациях, спровоцированных иррациональными идеями. Грейгер и Бойд (1980, р. 153) говорят об этом так: «Эмоциональное расстройство происходит в первую очередь с теми людьми, которые слишком серьезно воспринимают себя, окружающих и жизнь».

    При этом важно смеяться не над прихожанином, а над идеями. Поэтому в разговоре с прихожанином пастор должен сочетать юмор с уважением к собеседнику. Единственный способ проявить уважение в такой ситуации — сравнить идею прихожанина со своей, высказав ее в юмористической форме.

    Можно продолжить вышеупомянутый пример — Бетси говорит с Джерри после его ответа: «Я понимаю, что вы имеете в виду. Иногда, когда я пытаюсь дать газ, оказывается, что одна нога нажимает на сцепление, а вторая — на тормоз». Чтобы поговорить о состоянии Джерри, Бетси рассказывает о своих чувствах в похожей ситуации и старается снять напряжение, прибегнув к юмору. Однако нужно помнить, что юмор аде всегда эффективен, либо потому, что оказывается неуместным, либо потому, что прихожанин слишком поглощен своей проблемой и не способен его воспринимать. Кроме того, остроты, которые хороши для одного человека или для одной ситуации, не всегда подойдут для другого человека или другой ситуации.

    Сравнение с худшим. Единственный способ помочь прихожанину побороть страх перед последствиями его действий — сравнить их с самым худшим результатом, который только можно себе представить. Обсуждение необоснованного страха следует начать с того, чтобы представить его менее ужасающим. После этого можно обсуждать и совсем другие возможные последствия.

    Продолжим тот же самый пример. После того как Джерри воспринял юмор, Бетси предлагает ему рассмотреть самые худшие из возможных последствий. Она спрашивает: «Что произойдет в худшем случае, если вы представите плохой отчет?». Джерри отвечает: «Это было бы просто святотатством, как если бы я несерьезно относился к Божьему труду». Бетси спрашивает: «И что, по–вашему, Бог сделает с вами, если узнает про это святотатство?». Джерри отвечает: «Я не знаю… просто это было бы нехорошо. Я не думаю, что наступил бы конец света». Бетси применяет уточнение, чтобы Джерри рассмотрел свою ситуацию в свете самых худших последствий. Как только он говорит вслух о своем страхе в связи с возможностью плохого отчета, страх исчезает.

    Подтверждение идей. Процесс подтверждения идей состоит в том, что пастор полностью Поддерживает полезные идеи прихожанина. Укрепляя в прихожанине полезные идеи, пастор тети самым ослабляет вредные идеи. Подтверждение — это эффективный способ борьбы с вредными идеями, поскольку при этом такие людей быстро теряют силу.

    Предположим, что разговор (между Бетси и Джерри продолжается. Бетси спрашивает: «Конец света не наступил бы?». Джерри говорит: «Нет, конечно, нет. Нельзя же это сравнивать с гибелью церкви, смертью миллионов людей от голода или чем–то еще в этом роде». Бетси спрашивает: «Значит, плохой отчет — это не конец света?». Посредством уточнения Бетси помогает Джерри осознать и таким образом укрепить в себе идею о том, что плохой отчет — вовсе не всемирная катастрофа.

    Когда в борьбе с вредными идеями прихожанина используется здравый смысл, он должен быть эмоционально окрашенным и иметь прямое отношение к проблеме прихожанина. Призыв к самооценке, юмор, сравнение с худшим и подтверждение определенных идей — четыре приема, которые отвечают этим критериям.

    Религиозные источники

    Второй и очень действенный тактический способ — спор с использованием религиозных источников, потому что такого рода источники побуждают многих прихожан глубже заглянуть в себя. Такие источники, как молитва, Писание, обряды, способны на подсознательном уровне воздействовать на чувства, переживания и мысли, лежащие в основе иррациональных идей. Их можно исследовать, когда они проявляются на уровне сознания. Второе важное значение религиозных источников состоит в том, что они учат прихожан полезной идее — идее Благой Вести. Эффективность такого учения возрастает по мере знакомства с выбранным источником, например, молитвой или стихом из Библии, и повторения его.

    Две формулы. Для борьбы с вредными и даже опасными идеями с помощью религиозных источников пастор может использовать формулу, схожую с формулой опосредованной формы сопоставления. «Ваша идея состоит в том, что _______________; (источник — Писание, и т.д.) говорит, что _______________. Как вы можете совместить все это?». Важность такой формулы заключается в том, что она призывает прихожанина самостоятельно оценить свои идеи.

    Например, пастор может сказать прихожанке: «Вы говорите: "То, что он сделал, нельзя простить", но мы молимся "И прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим". Как вы увяжете одно с другим?». Прямая форма состоит в следующем: «Вы так считаете, но в (источнике) ясно сказано, что_______________ ». Как и в случае с прямым сопоставлением, эта форма должна применяться тогда, когда первая не срабатывает.

    В этом примере прихожанка отвечает: «Я уверена, что Господь и не хочет, чтобы я прощала такого мерзавца. То, что он сделал, не поддается осмыслению. Он предал своего ребенка… он предал меня. Он не заслужил прощения. Никто не вправе бросать беззащитных людей, оставляя их без средств… Меня не волнует, кто он такой».

    Пастор говорит: «Я согласен, то, что он сделал, ужасно, но от того, что вы не можете его простить, хуже становится вам — не ему. Вы "связаны по рукам и ногам", "не способны сосредоточиться на работе" и "чувствуете себя неловко со старыми друзьями", потому что взвалили на себя тяжесть ненависти. Отчасти истина слов "прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим" в том, что мы не можем освободиться от боли злости до тех пор, пока не простим ближнего. Вы согласны со мной?».

    Размышление. В первом примере пастор использует религиозный источник, молитву «Отче наш», которую знает и ценит эта прихожанка. Этой молитвой часто пользуются как источником. Во втором примере пастор использует опыт прихожанина, чтобы придать дискуссии эмоциональную силу. Кроме того, на языке, понятном прихожанке, пастор объясняет, почему необходимо прощать других.

    Здравый смысл и религиозные источники — два хороших метода борьбы с идолопоклонническими идеями. Когда они применяются умело и в сочетании друг с другом, их сила многократно возрастает. Однако нет ни одного метода или их комбинаций, которые способны преодолеть любое сопротивление.

    ПОВТОРЕНИЕ

    Повторение — это предложение прихожанину обобщить все то, что он понял из слов пастора. Его используют в конце 2–й стадии, чтобы помочь прихожанину уяснить и закрепить все то, что он понял и относительно роли своих взглядов в возникновении проблемы, и относительно значения Благой Вести в ее решении. Предлагая прихожанину повторить в общих чертах все то, что он понял в процессе переубеждения, пастор имеет возможность либо поправить, либо уточнить все, что осталось непонятым.

    Процесс повторения прост. Пастор использует уточнение, чтобы призвать прихожанина обобщить понятое. «Что вы поняли из нашего разговора? Как вы обобщите все то, о чем мы с вами говорили?» — это типичные вопросы, которые настраивают прихожанина на повторение.

    Повторение, которое завершает 2–ю стадию, является оборотной стороной обобщения, которое завершает 1–ю стадию. В 1–й стадии (исследование) главное внимание уделяется тому, что говорит прихожанин, а пастор делает обобщение, чтобы понять ситуацию. Во 2–й стадии (понимание) больше внимания уделяется взглядам прихожанина. Поэтому прихожанин повторяет (обобщает) для того, чтобы понять сказанное ему пастором.

    ОБРАЩЕНИЕ, ОСУЖДЕНИЕ И ОТРЕЧЕНИЕ

    Обращение — трудный процесс. Пастор должен бороться с вредными идеями прихожанина и в то же время уважительно относиться к нему, избегая осуждения. С одной стороны, пастор должен выражать свои чувства и мысли (искренность), а с другой — он должен делать все, чтобы в разговоре сохранялась эмпатия. И наконец, в борьбе с вредными идеями прихожанина пастор должен говорить как можно конкретнее и избегать абстрактных рассуждений. И поскольку обращение — трудный процесс, пасторы часто предпочитают ему более простые альтернативные пути — осуждение и отречение. Этот раздел посвящен стилевым различиям между этими тремя способами борьбы с вредными идеями прихожан.

    Обращение

    Характерная особенность обращения — утверждающий тон. Утверждение предполагает размышление в серьезной, но предварительной манере. Серьезность проявляется двояко: человек выражает мысли ясными, четкими, краткими и конкретными высказываниями; он настойчиво продолжает выражать их до тех пор, пока эти мысли не дойдут до собеседника (но собеседник при этом не обязательно с ними соглашается), а не перескакивает с одной мысли на другую. Предварительность проявляется тогда, когда пастор признается, что ему не все известно относительно создавшейся ситуации, и просит прихожанина помочь ему.

    Приведенное ниже высказывание пастора — пример обращения: «Когда вы описывали своего учителя, вы говорили повышенным тоном, быстро, вы нахмурились, сжали кулаки. Мне показалось, что вы рассердились на учителя. Я правильно понял ваши чувства?». Обратите внимание, пастор заканчивает фразами, которые показывают, что ему не все понятно и что он просит прихожанина помочь ему: «Мне показалось…» и «Я правильно понял ваши чувства?». Такой диалог помогает пастору выразить свою искренность и уважение к прихожанину. Обращение предполагает любовь к людям.

    Осуждение

    Осуждение характеризуется агрессивным способом выражения непонимания. Сильная сторона этого стиля — серьезность в выражении взглядов; слабая сторона — отсутствие предварительности, конкретности, краткости или сочетания этих трех элементов. Прихожанин при этом воспринимает многословный, абстрактный монолог как осуждающий, независимо от того, хотел пастор сделать его таковым или нет. В ситуации, рассмотренной в предыдущем параграфе, пастор мог бы сказать: «Чувства, возникшие у вас в этой ситуации, — вредные, вы знаете, что ни к чему хорошему они не приводят. Они ведут вас в никуда. Вам надо научиться правильно общаться с людьми. Я не хочу вас ничем обидеть, но надеюсь, вы понимаете, о чем я говорю, — потому что вы непременно должны проанализировать эту ситуацию, пока не слишком поздно. Поверьте мне, у меня уже был случай, когда в подобной ситуации ничего нельзя было исправить, — и все потому, что ее не разрешили вовремя. Давайте подумаем о том, как поступить…». Далее пастор старается выработать какой–то план. Хотя этот пастор и утверждает, что у него нет намерения осуждать («Я не хочу вас ничем обидеть»), абстрактность, многословие монолога в совокупности говорят о его неуважении к прихожанину. Осуждение — разговор, в котором царит отчуждение.

    Отречение

    В отличие от двух других способов, отречение — это такая форма общения, во время которой пастор высказывает свое мнение без всякого интереса и сочувствия к проблемам прихожанина. Такой пастор стремится воздержаться от агрессивного стиля осуждения, подчеркивая предварительный характер разговора и порой не желая даже высказать свои соображения. Таким образом он лишает прихожанина возможности проверить свои взгляды. Отречение отличается следующими признаками: пространные извинения за чье–то мнение или за высказывание, переход от одного наблюдения к другому без их глубокого анализа, полное нежелание бороться с вредными идеями, Например, в ситуации, которую мы описали в предыдущих параграфах, пастор, ведущий беседу в стиле отречения, может ответить так: «Я не знаю, прав я или нет, и прошу вас простить меня за то, что скажу вам, — я не хочу показаться бестактным, но мне интересно, что вы чувствуете по отношению к вашему учителю? Я просто не знаю, что вы думаете?». Пастор может выразиться совсем кратко: «Я так понимаю, что между вами и учителем что–то происходит». Прихожанин отвечает: «У нас все хорошо». После чего пастор говорит: «Да, наверное, я чего–то не понял. Мне было интересно, когда вы говорили про большой объем домашней работы. Вы думаете, что проблема в этом?». Или же пастор может сразу перейти к обобщению, сказав: «Ваш учитель спрашивает других больше, чем вас, и много задает на дом».

    Если осуждение характеризуется монологом со стороны пастора, то при отречении более активен прихожанин. Поскольку при отречении пастор не проявляет в разговоре искренности, ему трудно помочь прихожанину конструктивно раскрыть себя. Как и при осуждении, при отречении в итоге начинает царить атмосфера отчуждения.

    Сравнение трех стилей

    Эти три стиля сведены в таблицу 1.

    ТАБЛИЦА 1 Сравнение стилей общения

    Когда пастор склоняется к осуждению или отречению, это часто показывает, что он испытывает неразрешенное чувство вины, беспокойства или гнева по отношению к прихожанину, к предмету обсуждения или к динамике разговора. Когда мы разговариваем с прихожанами, очень важно следить за нашими чувствами, переживаниями, действиями и мыслями. К счастью, нам не обязательно полностью разрешать все вопросы, чтобы разговор с прихожанином прошел успешно, однако, если в своей жизни мы решаем проблемы, связанные с чувствами вины, беспокойства или злости, это поможет нам донести до других ту свободу, ту радость и силу, которые этот процесс привносит в нас. Такой опыт побуждает нас использовать стиль утверждения, чтобы поделиться радостью, которую мы уже познали сами.

    КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ

    Пастор применяет обращение для того, чтобы поделиться с прихожанином своими взглядами и тем самым помочь ему лучше понять его собственные проблемы или радости. Такие приемы обращения, как сообщение, свидетельство, сопоставление и спор, призваны, во–первых, помочь прихожанину понять роль его же убеждений в его чувствах и поведении, а во–вторых, помочь ему принять Благую Весть. Пятый прием — повторение — помогает прихожанину вспомнить все, что он понял из разговора с пастором. Оценка или определение убеждений прихожанина — это процесс присутствия, готовящий к процессу обращения, в ходе которого пастор противостоит вредным идеям или поддерживает полезные идеи.

    Процесс

    Процесс обращения многим пасторам кажется трудным. Те из них, кто удобно себя чувствует, используя непрямой стиль, испытывают трудности при непосредственной работе с убеждениями прихожанина. Тем же, кому легко работать прямыми методами, трудно из–за своей прямоты приспособиться к более сложному непрямому стилю. Пасторам, которые в беседах с прихожанами часто используют Писание или богословские термины, трудно понять многое из приемов сообщения, свидетельства, сопоставления. А тем, кого затрудняет богословская или библейская лексика, трудно применять ее в ходе спора. Практически у каждого человека возникают трудности с тем, когда и какой прием лучше использовать.

    Подобно другим процессам, мастерство обращения возрастает с практикой. Умение ненавязчиво использовать в обращении Писание и богословскую лексику возрастает, если при решении собственных вопросов и проблем мы прибегаем к богословской оценке и спору. Восприятие сообщения, свидетельства и сопоставления как Благой Вести, даже если при этом не используется религиозный язык, постоянно развивает мысль о том, что с прихожанином на его собственном языке говорит Дух Святой. Помните, что язык Писания, который большей частью кажется нам несколько таинственным, когда–то был языком ежедневного общения людей.

    Короче говоря, обращение в значительно меньшей степени открытый процесс, чем присутствие. Здесь многое зависит от творческого подхода пастора. Обращение более характерно для пасторского служения, чем присутствие, потому что в него включены богословская оценка и религиозные источники — два ключевых пасторских инструмента.

    Упражнения

    1. Подготовка к обращению.

    Сообщение: Обобщите проблему какого–нибудь человека. Обратите внимание на иррациональную идею, причастную к этой проблеме. Решите, какая информация необходима для того, чтобы исправить эту идею. Запишите какое–нибудь высказывание в той форме, в какой вы передадите его этому человеку. Оцените ваше высказывание по образцам, приведенным в 5–й главе.

    Свидетельство: Обобщите проблему какого–нибудь человека. Обратите внимание на иррациональную идею, причастную к этой проблеме. Вспомните ситуацию, в которой вы пытались разрешить такую же или похожую проблему. Запишите какое–нибудь высказывание в той форме, в какой вы передадите его этому человеку. Оцените ваше высказывание по образцам, приведенным в 5–й главе.

    Сопоставление: Обобщите проблему какого–нибудь человека. Обратите внимание на противоречия в ее или его рассказе. Решите, с каким из этих противоречий надо бороться и почему: Запишите высказывания и в опосредованной, и в прямой форме. Оцените ваши высказывания, по образцам, приведенным в 5–й главе.'

    Спор: Обобщите проблему какого–нибудь человека. Обратите внимание на иррациональную идею, причастную к этой проблеме. Решите, какие убеждения и религиозные источники вы будете использовать при оспаривании этой идеи, и почему вы будете их использовать. Сформулируйте высказывание или диалог с использованием этих убеждений и религиозных источников. Оцените этот спор по образцам, приведенным в 5–й главе.

    2. Практическая работа по обращению в группе.

    Пастор выбирает прихожанина, с которым готов работать. Если прихожанин согласен, чтобы пастор с ним работал, пастор в разговоре с ним обобщает то, что знает из наблюдений за поступками прихожанина, и то, что услышал от прихожанина по выбранному ими для работы вопросу. При выполнении этого упражнения можно либо обсудить проблему из реальной жизни, о которой уже шел разговор в группе, либо разыграть вымышленную ситуацию.

    Например, представьте себе, что пастор и прихожанин — студенты семинарии, изучающие проблемы пасторской заботы. Прихожанин — бывший преподаватель колледжа, который оставил свою работу, чтобы учиться в семинарии.

    Пастор говорит: «Я слышал, как вы говорили, что переживаете потерю работы и необходимость повторной учебы в таком солидном возрасте. Вы сказали, что эта ситуация вас сильно злит. Свою злость вы связываете с несколькими обстоятельствами — вы испытываете трудности в служении, вам уже много лет и вам трудно дается этот курс. Так обстоят дела?».

    В этом упражнении, после того как пастор и прихожанин обговорят в целом обсуждаемый вопрос, пастор использует один из методов обращения. Затем пастор помогает прихожанину исследовать свою проблему. Спустя минут пять пастор просит прихожанина повторить то, что он понял из разговора о своей проблеме.

    Наблюдатель помогает сначала пастору, а потом прихожанину кратко высказать свое мнение. Все трое должны обсудить реакцию на обсуждение проблемы. Особенно важно почувствовать реакцию на обращение и проанализировать сильные и слабые стороны работы с проблемой. Наблюдатель должен следить за тем, чтобы главное внимание пастор и прихожанин уделили методу обращения, а не продолжали дискутировать по поводу проблемы.

    3. Практическая работа по обращению вне группы.

    Начните с выбора того вопроса, который вы будете анализировать самостоятельно. После того как вы исследуете этот вопрос в письменном диалоге (вы можете использовать упражнение 4А из 3–й главы), примените в этом диалоге методы обращения. В заключение повторите все, что поняли из диалога.

    После того как вы запишете свой диалог, поразмышляйте над ним, ответив письменно на следующие вопросы: Как я воспринимаю обсуждаемую проблему или радость? Какие взгляды изменились или укрепились во мне в процессе обсуждения?

    В конце проверьте, к каким методам, упоминаемым в 5–й главе, относятся ответы «пастора», и опишите это обращение, осуждение или отречение. Запишите ваши соображения по поводу того, как вы применяете обращение.

    Глава 6

    Источники перемен

    Для осуществления перемен опытный пастор использует СЕМЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ. Сам пастор, Писание, традиция, теология и этика, общины завета, молитва и искусство, а также обряды — вот те особые средства, которые пасторы используют для того, чтобы помочь прихожанам отвергнуть вредные идеи и по–новому взглянуть на чувства или поступки, выводящие их из равновесия.

    Хотя в данной главе эти источники представлены достаточно полно, серьезное их изучение не следует ограничивать только этой главой. Применение Писания и богословия в спорах по поводу вредных идей описано в 4–й и 5–й главах. В 7–й главе представлена общая стратегия помощи прихожанам в выработке планов действия, где тоже не обойтись без этих источников. Эту же главу мы начнем с вопроса о пасторской теологии перемен, затем поговорим о религиозных источниках и завершим разговором о том, как использовать эти источники на практике.

    ПАСТОРСКАЯ ТЕОЛОГИЯ ПЕРЕМЕН

    Способность менять свои взгляды — это дар от Духа Святого, которым мы должны обладать и который должны использовать. Например, Иисус подчеркивал особенность этого дара, говоря ученикам, что Дух «научит вас всему» и «наставит вас на всякую истину» (Ин. 14:26; 16:13). С другой стороны, послания Павла призывают христиан: «…преобразуйтесь обновлением ума вашего» (Рим. 12:2) и «…обновиться духом ума вашего» (Еф. 4:23). Такое противоречие между переменой как даром и переменой как чем–то таким, ради чего человеку надо работать, показано в истории о дне Пятидесятницы, в главе 2 Деяний.

    Три тысячи крещенных

    Лука пишет, что эти крещения проходили в Иерусалиме в день Пятидесятницы, во время иудейского празднования пятидесятого дня после праздника Пасхи. В городе было полно гостей, пришедших на этот праздник. Ученики Иисуса к тому времени уже много дней пребывали вместе в молитве. В день Пятидесятницы они были исполнены Духом Святым и стали говорить на языках, так что гости из других земель могли понимать каждый на своем языке все то, что говорили ученики. Этот факт удивил собравшихся возле них людей, пробудил интерес. Петр использовал эту возможность для того, чтобы противостоять ложным идеям этих людей об Иисусе и обратиться к ним с Благой Вестью. Многие из слушающих «умилились сердцем» и спросили: «Что нам делать?». Петр сказал им: «Покайтесь (метанойя), и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа для прощения грехов, — и получите дар Святого Духа». Три тысячи человек вняли этому призыву и крестились. После этого они «постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах» (Деян. 2:37,38,42).

    В этой истории из главы 2 Деяний перемена оказалась и даром Духа Святого, и тем, ради чего люди работали. В истинности слов Петра слушающих убедил Дух Святой, который «умилил сердца» и побудил их спросить: «Что нам делать?». Но для того чтобы полностью принять эти дары, им пришлось действовать; Петр сказал им, что для того чтобы простились им их грехи и они могли принять Духа Святого, они должны креститься. После крещения они продолжали действовать, дабы укрепить эти перемены: слушали учения апостолов, пребывали в общении, хлебопреломлении, каждый день молились в храме.

    В этой истории о крещении трех тысяч человек есть упоминания и о религиозных источниках. Под Писанием подразумевается учение апостолов. Традиция и современная теология и этика, которые разъясняют Писание, являются дополнением к этому учению. Общение апостолов осуществляется пастором и общиной завета, Молитва проходила каждый день в. храме. Обряд заключался в крещении и хлебопреломлении.

    Таким образом, история о крещении трех тысяч человек показывает роль как духовного, дара, так и человеческих усилий в изменении взглядов, а также говорит о важности религиозных источников в обретении человеком нового миропонимания.

    Трудность перемен

    Изменить поведение человека очень трудно; неважно, скрытое ли это поведение (мысли) или явное (поступки). Поэтому люди стараются избегать изменений в своем поведении. Кавана (1982, р. 240–250) выделяет четыре основные причины, побуждающие людей избегать таких перемен. Во–первых, поиск помощи порождает беспокойство и боль. Во–вторых, это сложный процесс. В–третьих, прежнее поведение кажется важным для того, кто ищет помощи. И в–четвертых, некоторые из тех мотивов, которые побуждают человека искать помощи, не способствуют переменам.

    Поиск помощи порождает беспокойство и боль. Перемены порождают беспокойство и боль, потому что прихожанин должен совершить при этом два пугающих его действия: оставить старый путь решения своих проблем и испытать страх, отыскивая новый путь. И то, и другое малоприятно. Например, отец Шон Кейси почувствовал дискомфорт, став администратором, потому что считает, что должен вести себя так, чтобы всем угодить, а администратору порой приходится принимать решения, которые людям не по душе. Он чувствует холодок под ложечкой и рисует в своем воображении самые страшные картины, когда говорит со своим советником о возможной встрече с людьми, негодующими по поводу его решений.

    Перемены — сложный процесс. Перемены — сложный процесс, потому что прихожанин должен отказаться от прежнего поведения (скрытого и явного) и начать действовать по–новому. Такой отказ от старого и начало нового представляют определенную сложность, и эта сложность усугубляется сочетанием двух этих сторон. Нэнси Фрателло хотела больше времени проводить в молитвах, но, пытаясь выделить для этого время, она поняла, что вряд ли найдет его для себя, так как всегда соглашалась с людьми, чтобы всем угодить. Чтобы найти подходящее время, ей пришлось отказаться от своей иррациональной идеи о том, что она всем должна угождать. Кроме того, ей надо было помнить о том, что Бог любит ее всегда, решить для себя, кому и в каких случаях ей следует говорить «нет», изменить свой распорядок дня, определить, как поддерживать себя, испытывая дискомфорт от перемен, как следовать новому распорядку и найти подходящее время для молитвы.

    Прежнее поведение кажется важным. То прежнее поведение, от которого прихожанину надо отказаться, кажется важным для динамики его жизни. Оно отвечает его психологическим нуждам, помогает сосредоточиться на чем–то важном, успокаивает, привносит душевное равновесие. У Шона и у Нэнси развилось убеждение, что они должны нравиться всем, подобно тому, как маленькие дети стремятся угодить рассерженным родителям. Они с давних пор применяли этот метод во взаимоотношениях с людьми, и он успешно действовал: они угождали людям и не давали развиться чувству беспокойства.

    Отсутствие истинных мотивов для перемен мешает переменам. Прихожане часто включаются в этот процесс лишь для того, чтобы показать нецелесообразность перемен, осуществить ранее принятое решение, доказать кому–то свою правоту, выместить на ком–то свою злость, манипулировать другими людьми, доказать, что помочь ничем нельзя, что пастор неправ, доставить кому–то удовольствие. Ни один из этих мотивов не приводит к позитивным переменам. Деметриус Пападопулос пришел с женой Александрой к пастору для того, чтобы поговорить с ним о своих проблемах в семейной жизни. Вскоре пастор Петрос заключил, что Деметриус пришел найти союзника, который поддержал бы его точку зрения, а Александра пришла без всякого повода, потому что считала, что им никто не поможет разрешить их проблемы.

    Таким образом, следование модели метанойи — трудный процесс, потому что всегда найдется человек, который не хочет перемен. Такое нежелание является главным препятствием для принятия прихожанином Благой Вести во 2–й стадии разговора и в выработке плана в 3–й стадии. Трудность перемен и универсальность нежелания перемен — это те две причины, по которым столь удивительными кажутся крещение трех тысяч человек и их дальнейшие действия, о чем рассказывает 2–я глава Деяний.

    Иррациональные идеи

    Из–за множества причин, затрудняющих перемены, люди часто считают, что перемены вообще невозможны. Поэтому они не работают над убеждениями, лежащими в основе их негативных чувств и поступков. Часто к такому состоянию безнадежности приводят рассмотренные ниже иррациональные идеи: эмоциональная безответственность и исторический детерминизм.

    Эмоциональная безответственность. Эмоциональное состояние, обусловленное внешним воздействием и при котором человеку трудно контролировать или менять свои чувства, называется эмоциональной безответственностью. Эта идея содержит истину о том, что на определенную внешнюю ситуацию мы обычно отвечаем определенными эмоциями. Ошибочность этой точки зрения состоит в уверенности в том, что внешние ситуации якобы вызывают в нас страдания. Скорее, наши мысли о ситуации, такие, как «Я не могу этого вынести», «Это ужасно», «Это не должно произойти», «Если это произойдет, наступит катастрофа», заставляют нас страдать. Истинность такого взгляда очевидна, когда мы успешно противостоим иррациональным идеям, и наши чувства при этом меняются. Хотя чувства изменить трудно, их можно последовательно трансформировать.

    Согласно Евангелию от Марка, главное служение Иисуса состояло в том, чтобы призвать людей к покаянию (Мк. 1:14–15). Этот Его призыв показывает веру Иисуса в то, что мы можем изменить наше поведение и не являемся рабами внешних обстоятельств.

    Исторический детерминизм. Это идея о том, что ваше прошлое остается очень важным, и поскольку что–то в прошлом стало влиять на вашу жизнь, это «что–то» неизбежно определит ваши сегодняшние чувства и поступки.

    Прошлое, особенно наше детство в семье, оказывает на нас сильное влияние. Такое влияние трудно преодолеть, поскольку мы продолжаем и в настоящем мыслить и поступать так, как научились этому в прошлом (например, отец Шон Кейси и Нэнси Фрателло). Однако повторение старых привычек проецирует силу прошлого на сегодняшнюю жизнь человека. Мы можем побороть эту силу, начав жить по–новому.

    Пример такой борьбы можно видеть в главе 5 Евангелия от Иоанна. Иисус спросил человека, который уже тридцать восемь лет лежал возле купальни, хочет ли он исцелиться. В ответ этот человек рассказал ему о неудачных попытках первым войти в воду и исцелиться в прошлом. Иисус, дав ему силы, призвал его встать и идти в настоящем.

    Таким образом, эмоциональная безответственность и исторический детерминизм — это примеры ошибочных идей о том, что люди несвободны; эти идеи учат тому, что внешние обстоятельства или исторические прецеденты, или то и другое вместе, определяют нашу жизнь. В противовес этой идее христианская теология напоминает нам, что мы относительно свободны.

    Это значит, что мы свободны по–разному реагировать на обстоятельства и прецеденты, но в то же время мы ограничены, поскольку на нас влияют история, привычная реакция и физические возможности. Поэтому при любой попытке поступать иначе, нестандартно, эти факторы надо принимать во внимание. Тем не менее чем больше мы практикуем в себе противодействие этим факторам, тем в большей степени мы становимся свободными.

    Сопротивление, природные данные и грех

    Эти психологические факторы вызывают в нас сопротивление переменам. Показателями такого сопротивления являются различные методы и тактические приемы, которые мы используем, чтобы избежать перемен. Богословы описывают и глубоко сидящий страх перемен, и сковывающую силу привычки — два аспекта нашего сопротивления — как неотъемлемую часть живого существа. Они называют еще один аспект сопротивления — поклонение нашим чувствам, выражающееся не в поисках решения проблем, а в стремлении найти легкие удовольствия, то есть грех. Для нас, живых существ и грешников, страх перед новым, тяга к старому, пусть даже и неправильному поведению, и отсутствие истинных мотивов для совершения перемен являются тем, что мы привносим в каждую ситуацию, независимо оттого, хотим мы этого или нет. Каждый раз, когда мы сопротивляемся переменам, не хотим менять свою природу и отказываться от греха, это затрудняет работу как пасторам, так и прихожанам. Иными словами, наша природа и греховность затрудняют перемены в поведении.

    Содействие переменам

    Модель метанойи выделяет три фактора, сопутствующие переменам: социальное влияние, методы разрешения проблем и религиозные источники.

    Социальное влияние. Социальное влияние — это та сила, посредством которой мы воздействуем на других людей нашими чувствами, мыслями, поведением. Джером Фрэнк (1974) утверждает, что чем больше влияния люди отдают целителям, тем вероятнее, что целители смогут им помочь. Многие из тех факторов, которые усиливают влияние, такие как физическая привлекательность, уважение к профессии человека, который хочет вам помочь, происхождение и жизненный опыт прихожанина — это данные, которые у пастора либо есть, либо нет. Другие факторы, как, например, репутация эффективного служителя, способность хранить тайну, в большей степени зависят от пастора, но не настолько важны, чтобы их специально рассматривать здесь.

    В этой книге разговор идет о двух важных средствах развития социального влияния пастора — помощи и религиозных источниках. Правильная помощь, в особенности внимательность и отклик, дает прихожанину почувствовать заботу пастора и его компетентность и таким образом позволяет пастору оказывать на него определенное влияние. Такое качество, как присутствие, важно в первую очередь потому, что оно укрепляет взаимодействие пастора с прихожанином и, как следствие, делает обращение и руководство более эффективными. Подобным же образом знание и использование религиозных источников свидетельствуют о значимости и компетенции пастора. Прихожане часто приходят к пасторам для того, чтобы те помогли им взглянуть на их проблему с религиозной точки зрения; они понимают, что пастор не обманет их ожиданий, и это говорит о компетенции пастора. Поскольку перемены — трудный процесс, очень важно, чтобы пастор применял правильные методы и таким образом смог эффективно влиять на прихожанина.

    Например, отец Петрос сделал все, чтобы в первый час беседы не выносить преждевременных суждений, а сначала выслушать Деметриуса и Александру, а потом помочь им выслушать друг друга. После этого, в течение последнего получаса беседы, супруги были готовы воспринимать обращение к ним Петроса и внимать его руководству.

    Методы разрешения проблем. Стратегия работы с проблемами называется методом разрешения проблем. Об этой стратегии говорится в 7–й главе. «Руководство» включает в себя следующие этапы: постановка конкретных целей, разработка программы по достижению этих целей и следование этой программе. Этот метод помогает прихожанам преодолевать трудности перемен путем выработки плана действий, который разбивает сложный процесс перемен на простые шаги, достойные того, чтобы их предпринять. Отец Шон думал, что не сможет изменить свою привычку стремиться всем угодить. Он был удивлен, когда почувствовал, насколько он свободен после того, как проделал все этапы плана действий, разработанного им со своим советником.

    Религиозные источники. Религиозные источники говорят о преодолении наших трудностей тремя важными способами. Во–первых, они учат, что Иисус знает про глубоко засевшее в нас чувство беспокойства. Они помогают нам преодолеть страх, либо избавив нас от него, либо показав нам его значение, либо и тем, и другим вместе, и таким образом дают нам способность переносить эмоциональный груз перемен. Во–вторых, эти источники говорят нам об освобождающей Благой Вести и учат видеть возможность перемен. В–третьих, такие источники, как пастор, община завета и обряды, дают нам социальную поддержку для перемен. Например, Нэнси Фрателло стремилась внести изменения в свою жизнь, чтобы иметь больше времени для молитвы, до тех пор, пока не нашла для себя возможность молиться в выходные дни. И среди красоты природы, когда было много свободного времени и тишины, чтобы спокойно молиться, читая места из Писания, которые ей предложил прочесть пастор, вдохновленная всей этой обстановкой, она обнаружила силы, чтобы противостоять иррациональным идеям, выработав детальный план и сделав решительный выбор для своих действий.

    СЕМЬ РЕЛИГИОЗНЫХ ИСТОЧНИКОВ

    Эти семь религиозных источников являются самыми важными инструментами, посредством которых пастор помогает прихожанину вносить перемены в свою жизнь. Пастор, Писание, традиция, современная теология и этика, молитва и искусство, общины завета и обряды — это хорошо проверенные пути, избрав которые, человек может испытать любовь, силу и мудрость Бога. Как мы уже видели из истории о крещении трех тысяч человек, такие источники порождали перемены в людях уже в первые годы существования церкви. И хотя мы говорим об этом во всей книге, эта глава расскажет о них наиболее подробно.

    Пастор

    Пастор является представителем Бога и церкви и отвечает за то, чтобы словами и делами донести до людей Благую Весть. Пастор — главный источник, потому что именно от него зависит, насколько полно человек сможет воспринять остальные источники. Мы также говорили ранее, что от пастора в первую очередь зависит и качество взаимоотношений. Это главный фактор, определяющий восприимчивость прихожанином пасторского обращения и руководства. Уникальную роль в служении пастора играет богословская оценка, которая определяет, каким образом он будет использовать религиозные источники. Пастор должен уметь донести Благую Весть, учитывая особенности взглядов, идей прихожанина, его способность воспринимать услышанное.

    Писание, традиция, теология и этика

    Писание, традиция и современные теология и этика — это три источника, которые можно объединить, поскольку все они являются сообщением Благой Вести в письменном виде. Писание содержит основные положения и рассказы, касающиеся Благой Вести, которыми надо поверять все в мире. Христианская традиция дает людям поучительные примеры из жизни отдельных личностей или народов, чья жизнь и учения доносят Благую Весть до людей, принадлежащих к различным возрастным или культурным группам. Сравнительная теология и этика доносят до людей Благую Весть на языке нашего времени и нашей культуры. Основным приемом для самостоятельного применения этих трех источников является медитация.

    Поскольку термин медитация в христианской традиции употребляется в несколько ином смысле, чем в современной мирской жизни (или в некоторых других религиях), я прибегну к следующему определению (J.Neville Ward, 1983, p. 85): «В процессе медитации сознание отражает некоторые моменты христианской истины, места из Писания или личный опыт, выстраивая слова или идеи в более или менее логической последовательности с целью достичь более полного понимания и восприятия рассматриваемой истины или воспроизводя какой–то опыт христианской веры для того, чтобы прийти к определенному решению, знанию Божьей воли или подтверждению веры».

    Медитация или размышления о Писании, современной теологии и этике — это тот путь, которым Благая Весть проникает в глубину нашей души, посредством которого мы выявляем наши иррациональные идеи, познаем необъятную Божью любовь, освобождающую силу, ободряющий призыв показывать эту любовь другим людям.

    Для медитации можно использовать все Писание. Что касается традиции, то для медитации часто используются такие его фрагменты, как истории из жизни великих христиан, учения великих богословов, речи знаменитых проповедников, гимны, поэмы, молитвы, обряды. Труды по современной теологии и этике также можно читать размышляя, чтобы лучше понять христианство с позиций сегодняшних взглядов. Сюда помимо академических работ можно отнести популярные религиозны е книги и хорошие пособия–руководства.

    Молитва

    Эта категория подразумевает различные типы молитвы, духовные дисциплины, технические приемы, духовные материалы и искусство (поэзия, музыка, театр, и т.д.), которые поддерживают человека и помогают ему ощутить Божье присутствие, Божью любовь и Божий призыв. Однако в нашем разговоре мы ограничимся шестью типами молитвы.

    Личная молитва прихожанина — это источник жизни. Обращаясь с молитвой к Богу, человек борется с напряженным беспокойством, усиливающим чувство неприязни. Молитва — хороший способ преодолеть сопротивление переменам, потому что в центре всего процесса молитвы стоит Бог. Бог становится центром молитвы тогда, когда 1) прихожанин более восприимчив к Божьей любви и силе и когда 2) он меньше беспокоится по поводу перемен и на первое место ставит не свою волю и способности, а верность Бога.

    Любая молитва вносит ценный вклад в процесс перемен. Прославление и восхваление Господа поддерживают и укрепляют взаимоотношения прихожанина с Богом, а это в свою очередь помогает легче переносить беспокойство. Прошение дать силы для того, чтобы сделать необходимый шаг, и заступничество за тех, кто нуждается в действительной помощи, позволяют разработать план действий. Молитва благодарения, если такой шаг сделан, или исповедание, если этого не произошло, позволяют правильно оценить, в какой мере человек движется вперед, к цели.

    В добавление к упомянутым пяти типам молитвы назовем еще одну, которая существенно помогает в перемене поведения, — созерцание. Согласно определению Уорда (1983, р. 85), «созерцание в христианском понимании… означает такой тип молитвы, при котором сознание не перескакивает с одного вопроса на другой, а сосредоточено на чем–то одном».

    Различные формы тихой молитвы, молитва о чем–то одном, главном, молитва «Отче наш», а также серьезное восприятие произведений христианского искусства являются актами созерцания. Такое созерцание укрепляет наши взаимоотношения с Богом и подавляет чувство тревоги, развивая в нас способность легко переносить негативные чувства и открывая пути для новых возможностей.

    Общины завета

    Общины завета — это группы из двух или более христиан, которые, согласно учению Христа, поддерживают друг друга. Члены такой группы держатся вместе для того, чтобы легче переносить трудности перемен, обретать взаимопонимание, стремиться к новой жизни. Например, небольшую общину завета составляют пастор и прихожанин. Важность таких общин обусловлена силой социального влияния и воздействием одного человека на другого посредством личного примера. Те люди, которые нам особенно близки, — супруг или супруга, семья, друзья, группа поддержки, молитвенная группа, советники — воздействуют на наш взгляд на мир, на нашу систему ценностей, на наши поступки, связанные с этими взглядами и ценностями. Поэтому в любом стремлении к переменам необходимо учитывать важность общин завета.

    Иногда полезным содействием в переменах может оказаться и социальная поддержка нехристиан, обладающих необходимыми опытом и знаниями. Различные программы («Анонимные алкоголики», «Аланон», «Анонимные наркоманы» и т.д.), оказывающие действенную помощь в перемене поведения и образа мышления и основанные на духовных принципах, — тп^.чк: . — мер групп поддержки, которые сами по себе не являются христианскими.

    Обряды

    Обряды — это церемонии (крещение, хлебопреломление, бракосочетание, похороны и т.д.), которые в сочетании с другими источниками вносят разнообразие в процесс благовестия. Участвуя в таких церемониях, прихожанин наглядно видит пользу всех других источников. Например, участвующий в хлебопреломлении (евхаристии, мессе) обычно воспринимает взгляды пастора во время проповеди, поддержку общины завета, призыв поклониться Богу и прославить Его, помолиться :а кого–то, покаяться в грехах и возблагодарить за что–то; он может поразмышлять над каким–то Отрывкам из Писания, традицией, современной теологией и этикой по мере того, как эти аспекты проявляются в проповедях и молитвах; он имеет возможность созерцать.

    Взаимодействие слов, действий, символов и присутствия пастора способно усилить восприятие прихожанами Благой Вести и обычно воздействует тогда, когда отдельные источники не срабатывают. Примером тому может служить примирение (раскаяние, исповедание), во время которого человек в присутствии пастора исповедуется перед Богом. Из своего личного опыта, как и из опыта многих других людей, я знаю, что, если личная или коллективная молитва оказываются неэффективными, сочетание в этом процессе таких факторов, как пастор, Писание, традиция и молитва, помогает человеку почувствовать Божье прощение. Другой пример — обряды исцеления (помазание елеем, служение для больных и т.д.), в котором, как правило, сочетаются чтение Писания, молитва за исцеление, возложение рук, помазание елеем. Такие обряды часто оказываются более эффективными в исцелении, чем взятые в отдельности молитва, хлебопреломление, чтение Писания или обсуждение проблемы.

    Такие обряды включают и остальные источники и делают их более эффективными. Они придают силы пастору, помогают людям понимать Писание, традицию, теологию; они дают пищу для молитвы, помогают созданию общины. Такие обряды, как личное служение (личная молитва, чтение Писания), нужно выполнять каждый день, чтобы личная молитва не отрывалась от Писания, традиции и теологии. Личное служение приобщает человека ко всем христианам, которые молятся по всему миру. Эти обряды являются источниками, которые необходимо использовать в осуществлении своих планов.

    Некоторые обряды выполняются гораздо реже и берутся поэтому в качестве центрального момента какого–нибудь плана действий — ради него идет та или иная серьезная подготовка. Примером такого обряда может служить бракосочетание. Подготовка к нему, сам процесс, мысли и хлопоты вокруг него направлены на то, чтобы помочь молодоженам жить по–новому, так, как того требует семейная жизнь. Сам обряд бракосочетания направлен на то, чтобы вовлечь молодых в общину завета и дать им пищу для личной молитвы. Традиция, Писание и теология дают материал для размышлений во время подготовки к семейной жизни и во время самой церемонии. Во время этого процесса пара общается с пастором. Таким образом, в подобных обрядах можно задействовать все религиозные источники.

    Эти семь источников являются сильными средствами помощи прихожанам. Тем не менее пасторы не должны навязывать их прихожанам. Какой из них использовать в том или ином случае, если это вообще целесообразно, зависит от желания прихожанина.

    Практическое применение этих источников

    Отдельные религиозные источники особенно хорошо подходят для борьбы с иррациональными идеями, связанными с чувствами отчаяния, страха или отчуждения. Этот раздел посвящен соотнесению источников с одной из этих категорий оценки. Приведенный ниже перечень необходимо прочесть, однако не следует забывать, что человеческая душа и Божья благодать удивительны и таинственны. Поэтому к этому перечню нельзя подходить логически, как невозможно и использовать его для исследований. Более того, содержание этого перечня носит чисто предположительный, но никак не исчерпывающий характер.

    Отчаяние. Отчаяние — это потеря уважения к себе, стыд, самобичевание и обвинение других людей, которые исходят из неприятия Божьей милости. В данном случае прихожанину могут помочь такие источники и действия, которые помогут ему понять, что есть Божья милость. Вот они:

    • обряд исповедания (раскаяния, примирения)

    • беседа с пастором, носящая характер исповеди

    • участие в общине завета, в которой царит атмосфера взаимопонимания и любви

    • изучение и размышление над тем, что есть Божья милость, посредством Писания, традиции, современной теологии и этики

    • сосредоточение на приятии Божьей благодати и вере в Божью любовь во время молитвы (благодарности)

    • молитва исповедания

    • прощение других людей как духовная заповедь

    • возмещение ущерба обиженным

    • молитвы о внутреннем исцелении или исцелении духовном

    Страх. Страх — это ощущение ужаса перед фактом беспомощности и смерти. Чувство страха исходит из доверия к тому, что невечно, проходит. Ему можно противопоставить источники и действия, отвлекающие человека от выводящих из равновесия обстоятельств, обращая его к радости ощущения Божьего присутствия, Божьей любви и силы:

    • участие в богослужении с другими христианами

    • размышление (созерцание)

    • молитвы восхваления и прославления

    • отдых, развлечения и занятия спортом (практические способы насладиться Божьим творением)

    • изучение и размышления о том, как проявляется Божья сила в Его творении, об освобождении израильского народа, о воскресении Иисуса, жизни святых по Писанию и по традиции, о втором пришествии.

    Отчуждение. Отчуждение — это забота человека о самом себе, причиной которой может быть страх перед будущим, вина в чем–то, что случилось в прошлом, и разочарованность в настоящем. Отчуждению можно противопоставить источники и действия, которые воспитывают в человеке самоотдачу или не дают человеку разочароваться в окружающем. Вот некоторые из них:

    • обряды посвящения: крещение и другие церемонии, которые включают крещение в отдельных обстоятельствах (то есть миропомазание, бракосочетание, рукоположение и т.д.)

    • участие в служении общины завета

    ходатайственная (заступническая) молитва

    • молитвы благодарения (борьба с разочарованием)

    источники, которые противостоят чувствам отчаяния и страха (см. выше)

    • изучение и размышления об Иисусе как о примере для нас, о призыве к ученичеству и служению, о прощении и примирении согласно Писанию, традиции, теологии и этих

    Эти перечни охватывают весьма широкие категории. Исходя из этих общих положений, пастор и прихожанин должны разрабатывать конкретные действия. Например, отчаявшийся человек захочет поразмышлять над 8м стихом 5–й главы Послания к римлянам («Но Бог Свою любовь к нам доказывает тем, что Христос умер за нас, когда мы были еще грешниками»). Каким образом прихожанин размышляет над этим стихом — это определяется его опытом и нуждами. Когда источники, полностью соответствующие проблемам и опыту прихожанина, найдены, они становятся эффективным способом борьбы с иррациональными идеями.

    ПОДГОТОВКА ПАСТОРА

    Под подготовкой пастора я подразумеваю способность пастора применять религиозные источники, чтобы помогать другим людям. В дополнение к практической подготовке есть два способа развить у пастора способность использовать эти источники: академическое изучение и личная практика. Академическое изучение этих источников — это исследование их значения и возможностей применения. Личная практика, наоборот, подразумевает их практическое применение в качестве «орудия благодати», инструмента, который Бог использует для того, чтобы в нас было больше любви. Использование этих источников с целью изменить человека отличает личную практику от пасторской подготовки и академического изучения. В этом разделе мы и поговорим о личной практике и академическом изучении.

    Академическое изучение

    Академическое изучение религиозных источников — важный процесс, потому что их значение, а следовательно, и необходимость применения, не всегда очевидны. Поскольку пасторы используют эти источники для сообщения информации и спора, они должны знать, как многочисленны источники, способные донести Благую Весть до прихожан. Например, Мэри Петерсон и Джон Кинг познакомились с Питером Джонсоном, пастором церкви, расположенной недалеко от их университета, чтобы приготовиться к свадьбе. Мэри и Джон — зрелые христиане, которые регулярно посещают в колледже группу по изучению Библии. Они сказали пастору, что хотят венчаться в церкви. В качестве подготовки они прочли главу 5 Послания к ефесянам, и у них возник спор по поводу 22–го стиха: «Жены, повинуйтесь своим мужьям, как Господу». Ответ Питера Джонсона зависит от его понимания двух вопросов: Что означает этот стих? Как мы должны ответить на него сегодня?

    Что означает этот стих? В течение долгого времени толкователи считали, что этот стих призывал жен подчиниться мужьям и по сравнению с ними стоять как бы ниже по положению. В настоящее время серьезные исследователи Библии иначе понимают этот стих. Исследуя грамматику греческого языка Нового Завета, его формы и исторический контекст, они пришли к выводу, что 22–й стих является прямой иллюстрацией 21–го стиха: «Повинуясь друг другу в страхе Божием». Если следовать этой логике, то 25–й стих — «Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее» — является параллельной иллюстрацией повиновения (Garland, Garland, 1986, chap. 2). Как мы видим, простое на первый взгляд утверждение может оказаться не таким простым, как кажется. И пастор Джонсон должен был решить, что означает этот стих, после его серьезного изучения.

    Кроме того, ему предстояло ответить и на второй, более сложный вопрос: Как мы должны воспринимать этот стих сегодня? Различные варианты ответов на эти вопросы связаны с ответом на методологический вопрос. Насколько важны традиции, каково мировосприятие современного человека, и как сегодня человек истолковывает Библию?

    Как мы уже увидели в только что приведенном примере, академическое изучение — важный процесс, потому что ответы на подобные вопросы зависят от того, как подойдет к ним пастор. Чтобы помогать людям, пастор должен учиться и уметь находить правильный подход к ним. При этом он должен работать не только над проблемами других людей, но и над своими собственными, и таким образом учиться находить правильные решения в самых различных ситуациях.

    Личная практика

    Как мы уже говорили, личная практика — это практическое применение религиозных источников в качестве «орудия благодати», инструмента, который Бог использует для того, чтобы в нас было больше любви. Религиозные источники производят перемены в человеке по меньшей мере тремя способами: 1) они помогают ему почувствовать присутствие Христа, чтобы поддержать его в трудные минуты; 2) они противостоят иррациональным идеям и помогают воспринять Благую Весть; 3) некоторые из источников (пастор, община завета, обряды) служат социальной поддержкой. В своей личной практике пасторы используют значение благодати иначе, чем прихожане.

    На личную практику часто оказывает воздействие такой фактор, как академическое изучение. Изучение дает информацию для практики. Чем лучше мы понимаем значение источников, тем больше у нас возможности применить их на практике.

    Поэтому, если продолжить только что приведенный пример, получается, что чем больше Питер понимал главу 5 Послания к ефесянам и современный взгляд на проблемы семейной жизни, тем легче ему было применить все это к своей семейной жизни.

    Кроме того, личная практика посредством опыта привносит дополнительные знания и авторитет в академическое изучение. Наша способность уверенно отсылать людей к тем или иным источникам и правильно их использовать зависит от нашей личной практики. Если опять продолжить вышеупомянутый пример, опыт семейной жизни Питера Джонсона по тем принципам, о которых говорят Послание к ефесянам, каноны, современный взгляд на проблемы семейной жизни, помогает ему лучше понимать эти источники.

    Использование пастором Писания, традиции, теологии и этики часто зависит от академического изучения, поскольку в первую очередь критический подход связан с размышлением. Этот феномен аналогичен изучению способности оказывать помощь (описанному во 2–й главе), когда движение от подсознательной некомпетентности к сознательной некомпетентности приводит человека к разочарованиям. Подобным образом студенты приходят в смущение, двигаясь от минимальных знаний о Библии к критическому знанию исторического контекста, источников, различий между оригинальным текстом и переводом, различных взглядов между отдельными книгами Библии. Тем не менее как уверенные действия в выполнении какой–нибудь работы приходят с практикой, так же и более здравые рассуждения приходят по мере все более углубленного процесса обучения и молитвы. Награда за такие усилия состоит в том, что чем больше мы знаем Писание, традиции, современную теологию и этику, тем больше вероятности, что мы сможем правильно применить эти источники на практике, и тем меньше вероятности, что мы совершим ошибки или подойдем к проблеме упрощенно.

    Пасторы, изучающие обряды и их проведение, часто испытывают трудности, схожие с теми, что возникают при изучении Писания, традиции, теологии и этики. Средство преодолеть их простое — как можно чаще участвовать в проведении обрядов до тех пор, пока критический подход не начнет помогать в работе, а не отвлекать от нее. Для многих людей участие в обряде в качестве руководителя тем более мешает сосредоточиться, поскольку такой труд требует большой ответственности. Разработка подробного плана богослужения, репетиции и молитвенная подготовка лидеров — вот три стратегии, помогающие руководителям служений.

    Многие пасторы любят помогать другим, но не любят, когда о них самих кто–то заботится. Тем самым они избегают использования такого источника, как сам пастор. А между тем этот источник важен, потому что способность пастора помогать другим во многом связана с тем, как самому пастору помогали в жизни. Пасторы помогают друг другу по–разному. Во–первых, помощь, оказанная пастору, позволяет ему почувствовать себя в роли прихожанина, развивая таким образом эмпатию. Во–вторых, в таком процессе люди, помогающие пастору, дают ему возможность узнать про те его качества, которые видны со стороны, но которых сам он не замечает. В–третьих, оказывая помощь друг другу, пасторы помогают друг другу испытать Божью любовь. И в–четвертых, они помогают друг другу решать трудные вопросы. Опыт в работе с такими вопросами делает пастора мудрым и авторитетным при оказании помощи людям. Кроме того, надо помнить и о таких вспомогательных факторах, как наблюдение за работой пастора, руководство в молитве, призвание к служению, размышление над собственными стрессовыми ситуациями.


    Общины завета. Общины завета помогают пастору различными способами, и многие пасторы также испытывают трудности в использовании этого источника. Однако общины, состоящие из трех и более человек, обладают рядом преимуществ по сравнению с общинами «пастор–прихожанин». Одно из них — большая возможность ответной помощи со стороны прихожан. Второе, относительное, преимущество состоит в возможности обнаружить свои чувства и мысли среди большого числа людей (то есть приписать другому человеку чувства и мысли, которые находятся во мне, но в которых я не уверен). И действительно, в группе часто встречаются люди, которых мы любим или не любим, потому что замечаем в них те чувства, мысли, отношение к людям, над которыми нам самим надо работать. Когда такая группа помогает нам понять, что какая–то особенность свойственна именно нам, а не кому–то другому, мы лучше осознаем в себе эти качества, развивая способность к самооценке и самопознанию. Кроме того, процесс обучения работе с людьми в группе способствует развитию эмпатии и уважения к людям — третья положительная черта общины завета. Учебная группа — это главная община завета, помогающая пасторам развить свои способности. Другие важные для пастора общины завета — это группы наблюдателей и группы поддержки коллег.


    Молитва. Молитва — мощный источник, открывающий пастора для Божьей любви и силы. И хотя вклад в развитие взаимоотношений с Богом вносит всякая молитва, что является основанием Для самооценки и самопознания пастора, я ограничусь двумя из них, которые в первую очередь способствуют развитию способностей у пастора, — это размышление и ходатайство.


    Размышление. Известно серьезное психологическое исследование, касающееся воздействия нерелигиозных форм размышления на консультантов. (Обратите внимание: в большинстве нерелигиозных работ продолжительное внимание, не подверженное отвлечению, называется медитацией). Каррингтон (1982), подводя итоги этого исследования, заметил, что размышление развивает у консультантов прежде всего эмпатию, то есть восприимчивость к невербальным данным, способность внимательно слушать в течение многих часов, терпимость к негативной реакции пациента и знание проблем пациента.

    Христианское размышление приносит ту же пользу тем, кто регулярно его применяет. Мы обнаружили, что ежедневная молитва–размышление также способствует развитию эмпатии у пасторов. Такую молитву можно провести непосредственно перед разговором пастора с прихожанином, почувствовав ее выгодную сторону и использовав ее в дальнейшем разговоре. Таким образом, размышление — это молитва, помогающая пастору ощутить себя в присутствии Бога и открыть себя людям.


    Ходатайство. Молитва ходатайства важна для пасторов по нескольким причинам. Во–первых, такая молитва дает целостное видение проблемы; посредством такой молитвы пастор начинает видеть прихожан в Божьем свете, а не во тьме чисто человеческой оценки. Во–вторых, ходатайство сближает пастора и прихожанина, потому что молитва за людей усиливает чувство заботы об этих людях. В–третьих, такая молитва дает силы помогать другим людям. Если первые две причины показывают, что молитва ходатайства усиливает чувство заботы пастора о людях, то третья причина говорит о конкретной помощи людям. Все вместе они показывают, что ходатайство — сильное средство в деле заботы пастора о прихожанах. Студенты убедились в том, что это так, Когда молились каждый день за других студентов из своих учебных групп.

    Таким образом, личная практика в применении религиозных источников должна быть частью обучения и регулярного служения пасторов, потому что таким образом они могут испытать Благую Весть, способную сделать из нас более опытных пасторов.

    КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ

    В этой главе мы обсудили семь религиозных источников как средство, дающее возможность помочь прихожанам изменить свои взгляды, обусловившие негативные чувства и поведение. Речь шла о пасторской теологии перемен, сопутствующих источниках и их практическом применении, а также о том, каким образом приготовиться к их использованию.

    Главный тезис пасторской теологии перемен состоит в том, что способность добиваться в людях перемен — это духовный дар, который должны принять и пасторы, и прихожане. Наша природа и греховность не дают нам возможности этого сделать. Поэтому, чтобы оказать помощь в этих усилиях, модель метанойи использует социальное влияние, методы решения проблем и религиозные источники.

    К социальным влияниям и методам решения проблем прибегают многие люди, но Писание, традиция, современная теология и этика, общины завета и обряды — это уникальные средства, которыми пользуется пастор. Поэтому, для того чтобы научиться применять эти уникальные инструменты, пасторам необходимы академическое изучение и личная практика.

    Упражнение

    Практическое применение религиозных источников.

    Выберите одну из тех ваших проблем, над которой вы уже работали во 2–й стадии (например, проблему, над которой вы работали в упражнении 3 в 5–й главе). Составьте письменно молитву или выпишите отрывок из Библии, стараясь выразить ту христианскую истину, которую вам надо повторять. Вдумчиво читайте эту молитву или отрывок из Писания по нескольку минут ежедневно на протяжении двух недель. Через две недели запишите, как повлияла эта работа на ваши взгляды и на вашу проблему.

    Глава 7

    Руководство

    Задача прихожан в 3–й стадии разговора состоит в том, чтобы разработать и составить план по изменению своих мыслей (внутреннее поведение) и поступков (внешнее поведение), чтобы потом можно было эффективнее решить свои проблемы и чувствовать от этого радость. Поскольку разработка и составление такого плана — трудный процесс, то, чтобы поддержать прихожанина в его усилиях, пастор должен обладать навыками руководства.

    Три составных элемента руководства — это определение цели, разработка программы и составление плана. Определение цели — это выбор конкретного объекта и определение таких путей решения связанных с ним задач, которые соизмеримы, управляемы и значимы. Разработка программы — это выработка плана для достижения цели, которая включает: выбор действий, разработку этих действий и работу над дополнительными деталями. Составление плана — это подготовка к выполнению этой программы, которая подразумевает просмотр программы и, если необходимо, ее повторение или переработку.

    Навыки руководства вырабатываются на основе навыков присутствия и обращения. Работа, проводимая пасторами в 3–й стадии, основана на взаимоотношениях и информации, которые определяются процессом присутствия 1–й стадии и новыми взглядами, выработанными на 2–й стадии. Далее присутствие и обращение используют для того, чтобы осуществить задачу руководства. Присутствие помогает пасторам исследовать чувства прихожан и содержание разговоров с ними в процессе разработки и составления плана. Обращение дает пасторам возможность противостоять любым взглядам, которые мешают определить цель, разработать программу и составить план.

    Приведенный ниже разговор — продолжение беседы, которая началась в 5–й главе между Дорис Томас и посетителем Сэмом Питерсом. Этот отрывок иллюстрирует применение руководства, присутствия и обращения в 3–й стадии разговора.

    ГОЛОС БОЛИ

    В предыдущей части разговора Сэм жаловался на то, что ему трудно посещать Джеймса, умирающего прихожанина. В этой части разговора стало ясно, что настоящая проблема кроется в навязчивой идее Сэма, предполагающей, будто чувство боли во время служения — показатель того, что он плохой посетитель. Дорис напомнила Сэму, что Иисус испытывал боль во время служения и что она, как и многие другие служители, тоже прошла через это. Эта часть разговора начинается с повторения последней фразы Сэма из предыдущей части.

    Разговор

    Сэм: Я чувствую себя лучше, потому что не я один испытываю боль при служении… и… то, что касается моей идеи, которая усугубляет мою проблему… во всем этом вы помогли мне. И теперь я хотел бы знать, что мне делать с тем голосом, который я продолжаю слышать?

    Дорис: Что вам приходит на ум?

    Сэм: Ничего особенного.

    Дорис: А что вы делали в таких ситуациях в прошлом?

    Сэм: Я не знаю… Дайте подумать… Я обычно слышал такие голоса всегда, когда летал самолетом. Я всегда очень нервничал, когда садился в самолет. Но я продолжал летать — моя работа была связана с частыми дальними поездками, и спустя какое–то время они меня уже не беспокоили. Я полагаю, что просто продолжал летать, не обращая внимания на эти голоса, и постепенно они меня оставили.

    Дорис: Итак, один из способов вашей борьбы с этими голосами состоял в том, что вы продолжали работать, не обращая на них внимания.

    Сэм: Да.

    Дорис: А вы не пробовали такое средство, как разговор с самим собой?

    Сэм: В такие моменты я все время говорил себе, что летать самолетом намного безопаснее, чем ехать автомобилем. Я смотрел вокруг себя, на других людей, и говорил себе: «Они справляются с этой проблемой, значит, и я могу с ней справиться».

    Дорис: Так, значит, кроме того, что вы летали, не обращая внимания на эти голоса, вы еще боролись с этими голосами, повторяя противоположные идеи.

    Сэм: Да. И это тоже помогало. (Говорит с энтузиазмом.) Сейчас я на этот счет почти и не беспокоюсь. (Дорис реагирует: «А–а») (Пауза.) Я бы хотел так же действовать, посещая Джеймса.

    Дорис: Ваша цель состоит в том, чтобы голос, который говорит, что вы не должны испытывать боль при посещении Джеймса, не мешал вам, как когда–то вы это сделали с голосами, мешавшими вам во время полетов.

    Сэм: Ага, абсолютно точно. Я хотел бы преодолеть эту трудность так же, как когда–то мне это уже удалось.

    Дорис: Как вы собираетесь это делать? Что, по–вашему, должно произойти, чтобы вы могли сказать, что в вас что–то меняется?

    Сэм: Трудно сказать. Как вы поступаете с такими голосами и как определяете цель?

    Дорис: Да, это трудно, но такие цели и средства важно определить, чтобы потом вы могли отметить, что в вас наметился какой–то прогресс.

    Сэм: Хорошо. Что вы думаете о такой идее — спустя месяц после нашего разговора такой голос уже не должен мешать мне так же сильно. Как вы думаете, такая цель приемлема? Я не могу придумать ничего более определенного.

    Дорис: Вы хотите, чтобы спустя месяц после сегодняшнего разговора этот голос беспокоил вас меньше. Звучит оригинально. И вы чувствуете, что справитесь с этим?

    Сэм: Да. Вполне.

    Дорис: А что вы собираетесь делать, чтобы голос мешал вам меньше?

    Сэм: Я думаю, что мне надо действовать так же, как и во время полетов. Я буду навещать Джеймса в два раза чаще (раз в неделю, а не раз в две недели) и буду постоянно говорить себе то, что вы сказали мне о боли, которую я испытываю, — это не показатель того, что я плохой посетитель. Я просто буду помнить, что Иисус тоже страдал от боли в Гефсиманском саду, но не отворачивался от нее. И что другие пасторы тоже испытывают боль.

    Дорис: А как вы будете напоминать себе об этом?

    Сэм: Я не знаю, как–то не думал над этим.

    Дорис: Каким образом вам легче будет об этом помнить?

    Сэм: Я могу делать то же, что делал во время полетов. При одной мысли об этом я тут же буду напоминать себе об Иисусе и о других пасторах.

    Дорис: Вы считаете, что это может вам помочь?

    Сэм: Да.

    Дорис: Когда вы сможете оценить, насколько такой метод действен? Вы знаете сильные и слабые стороны вашего плана?

    Сэм: Я думаю, что в трехнедельный испытательный срок это уже будет видно. (При том, что контрольные встречи будут проходить каждые две недели.)

    Дорис: Хорошая мысль. Не могли бы вы повторить мне ваш план?

    Сэм: Моя цель состоит в том, чтобы к концу месяца с момента сегодняшнего разговора как можно меньше реагировать на этот голос. В этом мне помогут более частые визиты к Джеймсу и напоминания себе о том, что пережил Иисус и переживают другие пасторы. Вот такой план. А–а, да, чуть не забыл. Во время испытательного срока я буду рассказывать вам и всем остальным, насколько этот план эффективен.

    Дорис: Думаю, что план хорош. Как вы считаете?

    Сэм: Думаю, что он действительно хорош для решения таких проблем. Я уже чувствую себя лучше. И горю желанием действовать.

    Дорис: Хорошо. С нетерпением жду от вас новостей и следующей нашей встречи.

    Анализ

    Выше приведена 3–я стадия разговора. В этой стадии Дорис, пастор, осуществляет руководство Сэмом, прихожанином, в разработке плана действий, цель которого — изменить мнение о значении боли, которую Сэм чувствует при посещении умирающего прихожанина Джеймса.

    Эта часть разговора начинается с предложения Сэма перейти к 3–й стадии. Дорис старается уточнить, что собирается делать Сэм, но он ничего не может сказать по этому поводу. Тогда Дорис пытается помочь Сэму в том, что он уже может сказать относительно своего плана. Сэм вспоминает свой прошлый опыт. Дорис пересказывает то, что сказал ей Сэм, чтобы помочь ему исследовать свои ощущения и сосредоточиться на том, что ему уже известно. Такая стратегия помогает Сэму поставить перед собой цель.

    Далее Дорис и Сэм работают над определением цели. Дорис начинает пересказывать то, что сказал Сэм, чтобы он мог понять цель, которую ставит перед собой и которая поможет ему избавиться от беспокойства при посещении Джеймса. После того как Сэм подтверждает ее пересказ, Дорис опять использует уточнение, чтобы помочь Сэму сделать его цель более конкретной. Он не хочет конкретизировать такую цель, поэтому Дорис подчеркивает и объясняет необходимость такого шага. На этот раз Сэм ясно выражает конкретную задачу — через месяц голос при посещении Джеймса должен мешать ему меньше. Дорис повторяет эту задачу, исследуя ее и помогая исследовать ее Сэму, подтверждает ее, а затем хочет узнать, что по этому поводу думает Сэм. Сэм утверждает, что такая цель ему нравится.

    После того как цель определена, Дорис и Сэм переходят к разработке плана. Дорис предлагает Сэму обсудить план, используя уточнение. Он отвечает, что будет посещать Джеймса каждую неделю и будет противостоять голосу, повторяя то, что ему говорила Дорис, — Иисус тоже испытывал боль. Дорис уточняет, чтобы увидеть, как конкретно он собирается при этом действовать. Сэм отвечает, что здесь вполне подойдет тот способ, который он применял в таких случаях раньше. Дорис на этот раз уже не требует более подробного ответа. Она просто предлагает Сэму оценить этот план и соглашается с ним.

    В самом конце этой части разговора они обсуждают исполнение плана. Дорис просит Сэма повторить весь план, чтобы помочь ему увидеть, полезен он или нет. Сэм внимательно оценивает его и выражает восторг. Дорис заканчивает разговор, проявляя интерес к тому, какие перемены произойдут позднее, таким образом и одобряя план, и подчеркивая важность результатов в будущем.

    ТЕОЛОГИЯ РУКОВОДСТВА

    Теологию руководства модели метанойи можно свести к одной фразе — Дух Святой есть наш водитель. Именно Дух, а не пастор привносит перемены в нашу жизнь (Ин. 14:26; 16:12–13; Гал. 5:22–23). Дух Святой говорит с человеком напрямую и открывается в его чувствах, переживаниях, действиях и мыслях.

    Поскольку Дух Святой говорит с прихожанами напрямую, задача пастора состоит в том, чтобы на основе своего знания религиозных источников и планирования помочь прихожанам осуществить эти планы. Как правило, пасторы не применяют свои навыки для того, чтобы составлять план за прихожан. В примере с Дорис и Сэмом Дорис использовала свои знания, чтобы задавать вопросы, которые помогли бы Сэму составить план действий. Она спрашивала: «Как вы собираетесь это делать? Что вы собираетесь делать, чтобы голос мешал вам меньше? Как вы будете напоминать себе об этом?». Только один раз она высказала совет: «Такие цели и средства важно определить, чтобы потом вы могли сказать, что в вас наметился какой–то прогресс».

    Важный прием, помогающий прихожанам определить, что им говорит Дух Святой, — это вопросы типа:'Как вы думаете, к каким действиям призывает вас Бог в такой ситуации? Что конкретно вы можете предпринять, чтобы исполнить этот призыв? Как вы поступали в подобных ситуациях раньше? Как вы думаете, в чем состоит ваша цель? Каким образом, по–вашему, вы можете достичь этой цели? Молитесь ли вы об этом? После того как прихожане определят цель и разработают план, важно спросить их о том, что они думают о нем, считают ли они его выполнимым для себя или нет. Такие вопросы задают в надежде на то, что Дух Святой поможет пастору и прихожанину распознать Божий призыв.

    Пасторы и прихожане могут с уверенностью прислушиваться к Духу Святому, зная, что план Духа будет полностью соответствовать опыту, личности, способностям прихожанина и обстоятельствам его жизни. Единственный способ определить, что этот план вдохновлен Духом Святым, состоит в том, чтобы убедиться в его соответствии характеру прихожанина и в том, что он дает ему свободу действовать, оставаясь самим собой. И наоборот, планы, в основе которых лежат чувства страха, отчаяния или отчуждения, будут давить на прихожанина, заставляя его действовать неестественно. Следуя нечестивым планам, прихожане создают себе массу проблем, пытаясь оправдывать себя, не решая при этом реальных проблем, исходящих от страха или отчуждения, или действуя не так, как учит Благая Весть.

    Разговор Дорис Томас с Сэмом Питерсом в начале этой главы — типичная модель индуктивного руководства. Дорис сначала спросила Сэма, какой план ему приходит на ум. Когда Сэм сказал, что никакой, она не стала торопить события; вместо этого она задавала дополнительные вопросы с целью помочь ему определить задачу. Каждый раз, когда Сэм выдвигал какие–то идеи, она пересказывала их, чтобы помочь ему их исследовать. Она также спросила его, что он думает по поводу своего плана. Все это вместе было стратегией, преследовавшей задачу помочь Сэму ощутить водительство Духа Святого.

    НЕОБХОДИМЫЕ УСЛОВИЯ

    В 3–й стадии разговора перед прихожанином стоит задача разработать и составить план перемен в мыслях и действиях. Пастор помогает прихожанину преодолеть трудности таких перемен. В связи с этим каждое необходимое для этого условие рассматривается здесь в ином ключе, чем в разделе, посвященном 2–й стадии.

    Конкретность

    Конкретность — это ключевое понятие руководства, поскольку это качество делает планы более эффективными. Если же цель или план слишком неопределенны, то становится невозможным преодолеть какие–либо трудности. И действительно, когда у нас нет ясного плана в каком–то новом деле, лучше вернуться к старому пути, следуя которым, мы по крайней мере знаем, как поступать. Кроме того, неясность часто свидетельствует о нашем нежелании перемен. Например, если в своем плане человек не хочет определить конкретное время, место или действия для выполнения намеченной задачи, это уже говорит о его нежелании поступать по этому плану.

    В разговоре между Дорис и Сэмом Дорис предложила конкретнее определить пути достижения цели, стратегию действий, задавая конкретные вопросы. Поскольку конкретность — это ключевое условие, Дорис в этой стадии часто применяет уточнение. Более того, используемые ею уточнения звучат так, что побуждают собеседника конкретизировать свои идеи.

    Эмпатия

    Эмпатия, способность рассмотреть ситуацию с позиции собеседника, остается важной и в этой стадии разговора, но она направлена на чувства, переживания, поступки и мысли прихожанина, имеющие отношение к плану. Поэтому, как мы уже отметили выше, Дорис в своих пересказах и уточнениях конкретна. Она пытается выяснить, что Сэм собирается предпринять, чтобы изменить свои идеи, и что он думает по поводу плана, над которым они работают. Присутствие помогает и Сэму, и Дорис осознать, что через мысли и реакцию Сэма говорит Дух Святой.

    Конкретность и эмпатия применяются и при составлении плана, и в последующих разговорах на эту тему. Уважение и искренность приходят им на смену в этих разговорах, в которых идет оценка того, как выполняется намеченный план.

    Уважение

    Уважение в этой стадии отличается тем, что оно направлено на решение прихожанина провести перемены в своей жизни. Поэтому пастор выражает «условное» уважение — в зависимости от ситуации одобряет действия прихожанина, соответствующие его планам перемен, или негативно относится к его действиям, если они таким планам и решениям прихожанина не соответствуют. Мы назвали его условным, потому что оно предусматривает принцип «если–тогда»: если прихожанин предпринимает шаги, которые он выбрал, они достойны уважения; если нет, то ни о каком уважении не может быть и речи.

    Искренность

    В 3–й стадии пасторы наиболее искренни. Они свободнее выражают свою реакцию (включая условное уважение и опыт пастора в перемене поведения) на цели и планы прихожан, поскольку пасторы помогают прихожанам осуществить их планы, а не планы пастора. Поэтому пасторам нет необходимости сдерживать себя, боясь навязать свою волю прихожанам. Прихожане часто нуждаются в реакции пастора, чтобы почувствовать поддержку в решении противостоять внутренним и внешним силам, противящимся переменам.

    Если мы хорошо усвоим эти рекомендации по применению навыков руководства — Дух Святой есть наш водитель, конкретность — ключевое условие руководства в 3–й стадии, тогда мы готовы говорить о выборе цели, разработке программы и составлении плана.

    ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЦЕЛИ

    Определение цели — это выбор конкретного объекта и поиск таких путей решения связанных с ним задач, которые соизмеримы, управляемы и значимы. Иган (1982, р. 105) определяет цель, как «то, что хочет делать или осуществлять клиент для того, чтобы более эффективно решить проблему или какую–то ее часть». Цель — это стержневой элемент в разговоре пастора с прихожанином. Весь процесс исследования и понимания является подготовкой к определению цели; весь процесс разработки программы и составления плана направлен на достижение уже поставленной цели.

    Выбирайте конкретную цель

    Важно выбрать конкретную цель, потому что цель задает направление программе. Некоторые люди в первую очередь думают о неопределенных шагах или общих целях, которые настолько широки, что трудно заострить внимание на чем–то одном. Утверждение «Мне нужно предпринять что–то в моем служении» — типичный пример неопределенного плана. «Я бы хотел лучше проводить служение пасторской заботы» — пример общей цели. Первый шаг в определении цели должен быть конкретным, например: «Я намерен улучшить свою способность к отклику». Данный уровень конкретности уже ясно показывает, какая программа должна помочь пастору.

    Выбирайте достижимую цель

    Второй шаг состоит в том, чтобы определить соизмеримые, управляемые и значимые пути решения связанных с этой целью задач. От этих характеристик зависит дальнейшее направление разработки программы.

    Цель соизмерима, если она предусматривает точные временные рамки, а ее предположительные результаты поддаются проверке. Например, высказывание «Я намерен улучшить свою способность к отклику» нельзя рассматривать как постановку соизмеримой цели, потому что в нем нет временных рамок и нет конкретной цели для улучшения. Утверждение «К концу семестра я должен в два раза чаще отражать чувства в разговорах с прихожанами» уже содержит необходимые элементы соизмеримости. Соизмеримая цель помогает в разработке программы и составлении плана, задавая конкретные сроки и масштаб деятельности.

    Цель управляема, если исходит от прихожанина, если у прихожанина есть источники для ее выполнения и если она находится под контролем прихожанина. Если прихожанин понимает, что цель ему навязана, значит, она не исходит от него. Та цель, которая не исходит от него, обычно либо отвергается, либо осуществляется без вмешательства и творческой деятельности самого прихожанина.

    Цель нельзя также считать управляемой, если она требует больше времени, средств, таланта или подготовки, чем есть у прихожанина, или требует больше сил для осуществления, чем прихожанин может реально потратить за определенный промежуток времени. Например, цель «в два раза чаще отражать чувства в разговорах с прихожанами» в течение одного семестра управляема в том случае, если ставящий перед собой такую цель человек располагает достаточными условиями и возможностью для практики.

    Ту цель, которая не находится под контролем прихожанина, тоже нельзя считать управляемой. Например, цель сделать кого–то таким же, как и вы, — неуправляема, потому что контроль в данном случае исходит от другого человека, в то время как развитие в человеке способности откликаться — пример управляемой цели. Обучение способности откликаться, которое находится под контролем обучаемого человека, тем не менее является хорошей стратегией для того, чтобы этот человек стал походить на вас.

    Цель является значимой, если ее осуществление помогает прихожанину решать проблемные ситуации более эффективно и если она соответствует ценностям прихожанина. Например, Уэлли и Дайана Джонсоны хотят больше времени проводить вместе. Они подсчитали, что если каждый день будут вставать на час раньше обычного, то толку от этого не будет, поскольку они так сильно устают, что вечером засыпают раньше, еще до того, как смогут провести время с детьми и выполнить всю работу по дому. Если оставить своих детей с кем–нибудь, у них было бы больше времени, чтобы провести его вместе, но это противоречит их установкам, поскольку они твердо решили сами растить своих детей.

    Определить цель, которая соизмерима, управляема и значима, — тяжелая работа; поэтому прихожане и пасторы должны бороться с искушением вырабатывать общие намерения, а не конкретную цель. Такие неконкретные цели есть главная причина неудач в попытках изменить жизнь. Поэтому тщательное определение цели стоит того, чтобы потратить на это время и нервы.

    И последнее. Определение цели является хорошей возможностью для мира, надежды и любви. Это признак раскаяния, потому что страдания, которые приводят к переменам в поведении, показывают силу Божьей любви. Определение цели несет в себе надежду, потому что свидетельствует о вере человека в возможность перемен. Поведение, которое необходимо изменить, обычно мешает служению этого человека. И если человек начинает менять такое поведение, это говорит о его любви к ближнему.

    РАЗРАБОТКА ПРОГРАММЫ

    Разработка программы — это составление плана для достижения цели. Когда конкретная цель определена, программа разрабатывается исходя из такой цели. Цель, о которой мы говорили в предыдущем разделе, — «К концу семестра я должен в два раза чаще отражать чувства в разговорах с прихожанами» — ведет прямым путем к определенной программе. В этой цели есть временные рамки (конец семестра), конкретные действия (научиться чаще отражать чувства) и критерий оценки (в два раза чаще) — три основных элемента для разработки программы.

    Разработка программы предусматривает три основные задачи: выбор шагов, определение распорядка этих шагов и дополнительная поддержка.

    Выбор шагов

    Главными элементами такой программы являются шаги. Шаги — это выполнение отдельных задач, которые в совокупности приводят к осуществлению цели. Как и цель, эти шаги должны быть соизмеримыми, управляемыми и значимыми. Например, выбор шагов, определение распорядка этих шагов и дополнительная поддержка являются этапами в разработке программы. Подсчет того, сколько раз человек отражает в настоящий момент чувства, процесс изучения вопросов наиболее эффективного отражения чувств и непосредственно сами отражения чувств составляют шаги к достижению цели — «в два раза чаще отражать чувства».

    Важно, чтобы шаги были небольшими, но выполнимыми, чтобы прихожанин мог уверенно двигаться к конечной цели без опасений сорваться на каком–нибудь длинном и трудном шаге. Пройденный шаг укрепляет надежду, поскольку с каждым таким шагом путь до конечной цели кажется все менее трудным. Поэтому сложные шаги (состоящие из менее сложных задач) нужно разбить на несколько более простых. Например, задачу научиться отражать чувства можно разбить на три более простые задачи: научиться определять чувства, знать, каким способом отражать эти чувства, и знать, когда их отражать.

    Мозговой штурм — это процесс обдумывания шагов. В таком процессе важно дать возможность прихожанину выдвигать идеи и не подавлять их. Главный смысл процесса мозгового штурма состоит в том, что даже самая дикая идея может навести на нужную мысль. Например, идея о том, чтобы оставить кому–нибудь своих детей, в момент мозгового штурма пришла на ум Уэлли. Эта идея, абсурдная сама по себе, навела на полезную, хорошую мысль о том, чтобы оставлять детей в детском саду еще на один час каждый день.

    После того как родились такие идеи, пора оценить, насколько они соизмеримы, управляемы и значимы. На этом этапе рассматривается вопрос о том, для чего предназначена та или иная идея.

    Определение распорядка шагов

    Определить распорядок — значит определить последовательность шагов и время начала и конца каждого шага. При определении последовательности обычно решают, какой шаг нужно сделать сначала, а какой потом. В уже известном примере о том, что пастор ставит цель в два раза чаще отражать чувства в разговорах с прихожанами, сначала необходимо научиться тому, как отражать чувства, а уже потом делать это на практике.

    Чтобы определить время начала и конца каждого шага, необходимо учесть следующее: сколько времени займет этот шаг и какую часть всей программы составит этот шаг. Если человек решил в разговоре с прихожанами в два раза чаще отражать чувства в течение одного семестра, то за сколько времени он научится определять чувства, сколько времени из всего семестра уйдет у него на этот шаг, сколько времени уйдет на другие шаги? После того как время определено, прихожанину и пастору легче увидеть, завершена или не завершена разработка того или иного шага и что им сделать, если шаг до конца не доработан.

    Дополнительная поддержка

    Дополнительная поддержка — это поиск пути, который позволил бы помочь прихожанину решиться на осуществление программы. Существуют три категории такого процесса: поощрение, наказание и напоминание. Поощрение — это приятная процедура, которая происходит тогда, когда человек делает то, чего от него ждут. Наказание — это неприятная процедура, которая является результатом нежелательных действий со стороны того или иного человека. Напоминания — это процесс, при котором прихожанину помогают помнить о желаемом. Поощрения действуют, как правило, эффективнее, чем наказание, они делают связь между прихожанином и пастором более тесной. Люди не склонны любить тех, кто их наказывает.

    Поддержка необходима, потому что людям в целом трудно приноровиться к новому поведению из–за боли, неизбежной при переменах, силы привычки и положительных сторон прежнего поведения. Поэтому мы должны помогать переносить боль, преодолевать сопротивление и забыть о позитивных сторонах прошлого.

    Подобно целям и шагам программы, поддержка должна быть соизмерима, управляема и значима. Для нее надо определять такой же распорядок, как и для шагов.

    Самым эффективным из всех поощрений является социальная поддержка — положительная оценка поведения прихожанина со стороны другого человека (или группы людей). Подобным же образом нежелание одобрять или поддерживать прихожанина становится сильным наказанием. Иллюстрацией силы социальной поддержки может служить огромное влияние, которое группа, в которую входит отдельный подросток, оказывает на стиль его одежды, на его речь, поступки и поведение. Поэтому очень важно, чтобы в преодолении трудностей прихожанину помогали либо один человек, либо группа людей. И здесь учебная группа, дающая постоянную возможность отражать чувства и позволяющая рассчитывать на взаимную помощь, является хорошей поддержкой.

    Важной формой напоминания является наставничество, поскольку оно позволяет регулярно оценивать ход дел по мере осуществления программы. А когда прихожанин знает, как он осуществляет свою программу, это становится для него большой поддержкой. Два очень эффективных способа наставничества — это ежедневная молитва и регулярное ведение записей. Если в ежедневных молитвах мы обращаемся к Богу с просьбами, благодарим Его, исповедуемся перед Ним во всем, что касается выполнения программы, то процесс наставничества проходит эффективно. Так же эффективно постоянное ведение записей в дневнике о том, как осуществляется разработанная программа. Когда наставничество осуществляет другой человек или другие люди, подключается элемент социальной поддержки, отчего эффективность еще более возрастает. Если учебная группа на каждой встрече ожидает сообщения о том, насколько эффективно прошло время между встречами у одного из членов этой группы, то наставничество в данном случае сочетается с социальной поддержкой.

    Радость, благодарение в конце программы — это третий тип наставничества. Это дает прихожанину возможность подтвердить полученные знания и перемены, которые произошли в его жизни в результате выполнения программы. Очень важно радоваться и маленьким переменам в поведении, и простейшим урокам, усвоенным в ходе этой программы. Как писал Бонхеффер (1954, р. 29), «только тот, кто благодарит за малое, получает большое». Важно радоваться даже тогда, когда оказывается, что отдельные элементы программы неэффективны, потому что важно знать, что для той или иной программы плохо или неэффективно при планирования в будущем. Поэтому тот, кто стремится в два раза чаще отражать чувства в разговорах с прихожанами, может в своем распорядке на конец семестра запланировать радость от успеха, если, конечно, будет чему радоваться.

    Типы программ

    Существует три типа программ: программа внешнего поведения, программа внутреннего поведения и комплексная программа. Программы внешнего поведения — это программы, направленные на изменение действий. Их примером может служить план студента в два раза чаще отражать чувства. Программа внутреннего поведения сконцентрирована на переменах в мыслях. Ежедневная молитва благодарения за свершенное ида противостояние иррациональным идеям чрезмерного требования к себе или стремления к совершенству — типичные примеры программ второй категории. Комплексная программа имеет дело и с внешним, и с внутренним поведением. Студенту, который стремится улучшить свою способность откликаться, нужно чаще выражать благодарность, чтобы процесс не остановился из–за откладываний и беспокойств, вызванных стремлением к совершенству. Благодарность также помогает студенту принимать позитивную помощь от других членов учебной группы.

    Тип программы и количество необходимых деталей зависят от двух факторов: нужды прихожанина и трудности цели. План должен быть детализован в такой степени, чтобы его осуществление было реальным, — слишком малое количество деталей оставляет человека в неясности. Дальнейшая оценка прогресса в выполнении намеченного показывает, какое количество деталей необходимо для того или иного плана. Даже простейшие программы могут предусматривать существенные шаги, распорядок и поддержку.

    СОСТАВЛЕНИЕ ПЛАНА

    Составление плана — это подготовка к осуществлению программы. Оно включает в себя краткий просмотр всей программы и, если необходимо, репетицию отдельных пунктов программы или полный ее пересмотр. Поскольку перемены — трудный процесс, одной разработки программы недостаточно; для ее осуществления нужен план.

    Просмотр

    Первый шаг в этом направлении — просмотр программы. Он состоит из повторения содержания программы после того, как она уже разработана. Поскольку программу разрабатывают прихожане, им и нужно о ней помнить. Поэтому пасторы должны просить прихожан подробно изложить ту программу, которую они собираются выполнять.

    Тревога по поводу перемен мешает проводить планы в действие по–разному, например, это заставляет человека забыть об этом плане. Поэтому, если программа длинна и подробна, пастор предлагает прихожанину записать ее. Дальнейший просмотр представляет из себя прочтение этого плана и разъяснение отдельных сложностей.

    Просмотр, с одной стороны, подтверждает, что прихожанин помнит свой план, а с другой стороны, помогает лучше запомнить этот план. Он дает возможность и пастору, и прихожанину заметить, что в плане упущено, забыто. Часто такие упущения как раз и становятся причиной трудностей прихожанина. Просмотр показывает, на какие части программ нужно обратить особое внимание, какие нужно отрепетировать или пересмотреть.

    Репетиция

    Репетиция — это подготовка к практическими действиям по осуществлению программы. Главный метод, помогающий подавить беспокойство по поводу осуществления программы, состоит в том, чтобы отрепетировать конкретные шаги этой программы. Во время репетиции вы можете практиковаться в менее драматичной ситуации до тех пор, пока не будете готовы действовать в ситуации реальной. Подобная тренировка может включать такие действия, как планирование того, как вы будете совершать каждый шаг, разыгрывание этих шагов в лицах. Репетиция помогает проделывать эти шаги в уме и на практике. Одним из шагов, который Розита Санчес должна была сделать, когда искала работу, было собеседование с работодателем. Она очень этого боялась. И ее пастор, Гектор Рамирес, снова и снова повторял роль работодателя до тех пор, пока Розита не почувствовала в себе уверенность справиться с вопросами собеседования.

    Репетиция показывает, что прихожанин знает и что ему нужно знать в своей программе. Часто аспекты, которые при обсуждении кажутся очевидными, становятся не такими уж очевидными на практике; и тогда прихожане выясняют, что им нужно знать. С другой стороны, репетиция часто выявляет сильные стороны человека; прихожанин узнает, что он, оказывается, знает то, что сначала казалось ему неизвестным. Например, во время репетиции Розита узнала, что на самом деле она гораздо лучше владеет английским, чем ей казалось. Она обнаружила, что ей нужно запомнить больше сведений, чтобы правильно заполнить бланк заявления.

    Репетиция также показывает, какие части программы нужно пересмотреть. Когда прихожане проговаривают, повторяют в действиях или представляют в уме шаги программы, они могут обнаружить, что какие–то шаги упущены или что некоторые их них нужно пересмотреть. Так или иначе, но они видят необходимость внести изменения.

    Пересмотр

    Пересмотр — это изменение программы с целью ее улучшения. Просмотр и репетиция отдельных шагов часто приводят к необходимости пересмотра, показывая, чего в программе недостает, что слишком трудно для выполнения, а что вообще нужно убрать как лишнее. Иногда просмотр и репетиция показывают, что та или иная программа слишком амбициозна для данного прихожанина, если учесть его ограниченность во времени, способностях, подготовке и т.д. Важно пересматривать такие шаги для того, чтобы их было проще осуществить, потому что успех в осуществлении одного шага дает прихожанину стимул к выполнению всей программы.

    Просмотр, репетиция и пересмотр программы — вот три способа, которые помогут сделать программу конкретнее, а следовательно, и более выполнимой. Эти три аспекта являются также определяющими в последующих беседах, которые проходят уже в процессе выполнения программы.

    ПРИЗНАКИ НЕЭФФЕКТИВНОГО РУКОВОДСТВА

    Неэффективному руководству присущи четыре характерные черты: неумелый расчет времени, сосредоточенность на плане, ненужная поддержка и недостаток точности. Для каждого из этих признаков характерны забвение принципов «Дух Святой — наш водитель» и «Наша природа и греховность затрудняют перемены», а также пренебрежение по меньшей мере одним из необходимых для выполнения программы условий.

    Неумелый расчет времени

    Неумелый расчет времени — это слишком быстрое или слишком медленное ведение процесса. Это искушение торопить прихожан с определением цели, разработкой программы или составлением плана, чтобы и у пастора, и у прихожанина возникло чувство, что они что–то делают. В такой спешке они забывают, что истинным нашим руководителем является Дух Святой. Забывают они и еще об одном необходимом условии — эмпатии, поскольку у пастора не остается времени для того, чтобы помочь прихожанину исследовать его чувства и мысли относительно различных аспектов плана. Все это вместе в результате приводит к тому, что осуществить такой план прихожанину крайне трудно.

    С другой стороны, прихожане часто сопротивляются переменам, когда чересчур медленно продвигаются в разработке одного или более аспектов своего плана. Это, как правило, показывает, что они боятся довериться руководству Духа Святого и поэтому боятся выполнять план. В таких случаях пасторы должны помочь им исследовать свой страх и понять, каким образом подобный страх рождает недоверие.

    Сосредоточенность на плане

    Пастор очень легко может сосредоточиться на разработке плана и при этом забыть о прихожанине. Это происходит тогда, когда пастор и прихожанин предпочитают иметь дело с механикой планирования, а не с эмоциями, которые могут оказаться неприятными. Это происходит еще и тогда, когда пастор и прихожанин хотят действовать быстро. Как и при неумелом расчете времени, о котором мы говорили выше, и в этом случае тоже пастор и прихожанин забывают, что нашим истинным руководителем является Дух Святой, и игнорируют такое необходимое условие эффективной беседы, как эмпатия.

    Ненужная поддержка

    Часто пасторы берут на себя ответственность за составление плана. Иногда они берут на себя ту ответственность, которую должны на себя брать прихожане, потому что слишком обеспокоены за них и боятся предоставить им свободу самим добиться успеха или потерпеть неудачу. В других случаях пасторы поступают так, потому что не хотят конфликтовать с ними или ставить их в неловкое положение. Но как бы то ни было, а в таких случаях прихожане не получают должной поддержки, поскольку пасторы не полагаются на водительство Духа Святого и, как следствие, берут все на себя, не проявляя уважения и искренности по отношению к прихожанам.

    Недостаток точности

    Это общая проблема руководства, потому что многие пасторы либо не знакомы с тем уровнем точности, который требуется для определения цели, разработки программы и составления плана, либо предпочитают избегать его. Тем самым они позволяют прихожанам вырабатывать план с неясными целями, незавершенной программой и неадекватной поддержкой в его осуществлении. Такая ошибка исходит от пренебрежения богословским принципом «Наша природа и греховность затрудняют перемены» или ключевым необходимым условием в процессе руководства — конкретностью. Конкретность дает прихожанину ясный путь к переменам сквозь туман беспокойства.

    КАК ЭТОМУ НАУЧИТЬСЯ

    Цель прихожанина в 3–й стадии разговора состоит в том, чтобы составить план и разработать пути его выполнения с целью продвижения от того уровня, на котором он находится, к тому, на котором он хочет быть. Пасторы помогают прихожанам выполнить эту задачу. И делают они это, всегда зная, что истинным руководителем является Дух Святой и что сопротивление, ограниченность и грех затрудняют перемены. Действия опытного пастора при этом обусловлены необходимыми условиями, в первую очередь конкретностью, которая является ключевым фактором в руководстве.

    Процесс

    Смысл всего процесса, состоящего из трех стадий, заключается в действии. Поэтому 3–я стадия — это кульминация. Однако это не просто цель и завершение процесса разговора пастора с прихожанином. Поскольку эта трехступенчатая модель постоянно повторяется — действия ведут к исследованию новых проблем, к новому пониманию, к разработке следующих программ, 3–я стадия не просто конец. Она есть одновременно и начало.

    Упражнения

    1. Проверка собственных попыток изменить поведение.

    Опишите какую–нибудь личную проблему, над которой вы работаете. Отметьте, какие планы подходят для решения ваших проблем, а какие нет. Затем ответьте на следующие вопросы: Каковы главные отличия между двумя этими разновидностями планов? Каковы были различия в ваших чувствах, когда вы первый раз обсуждали эти планы? Каким образом вы противостояли тем переменам, которых вы хотите добиться? С какой целью вы это делали? Какие события и мысли связаны у вас с поведением, которое вы пытаетесь изменить? Какие чувства, переживания (особенно социальная поддержка), действия и мысли явились причиной поведения, которое вы пытаетесь изменить?

    2. Разработка плана действий.

    Выберите проблему, например, ту, что уже рассматривали в предыдущем упражнении, и определите цель для решения этой проблемы или ее отдельных аспектов. Затем разработайте программу для достижения этой цели, включающую отдельные шаги, их последовательность и дополнительную поддержку. Затем составьте план, просмотрев его, отрепетировав и пересмотрев с опытным пастором.

    3. Руководство в учебной группе.

    Начните с прихожанина, который приходит с какой–то проблемой или с какой–то радостью, которую он исследовал и понял. Этот прихожанин должен быть готов к разработке плана действий. Его готовность и является необходимым условием для успеха этого упражнения. После выполнения задачи 1–й стадии разговора — понимания проблемы или радости — пастор осуществляет руководство прихожанином в процессе определения цели, разработки программы и составлении плана. Затем наблюдатель (наблюдатели) кратко высказывается по поводу действий пастора и прихожанина в этом процессе, а в конце свои соображения высказывают уже пастор и прихожанин.

    Заключение

    Молель метанойи

    НАЗВАНИЕ МОДЕЛИ — МЕТАНОЙЯ — происходит от греческого слова, которое в буквальном переводе означает «изменить чье–то мнение, чей–то подход». Это слово отражает главный тезис модели: чтобы помочь человеку решить его проблему, надо помочь ему изменить свои идеи, которые становятся причиной тех чувств и поступков, которые выводят его из равновесия. Поэтому цель такой модели — помочь людям измениться через восприятие Благой Вести и отклик на нее.

    Эта модель подразумевает три типа навыков, которыми должен обладать пастор, чтобы, помочь прихожанам: способность помочь, богословская оценка и религиозные источники. Способность помочь в свою очередь подразумевает трехступенчатую (исследование, понимание, действие) организацию этой модели. В эту способность входят также конкретные приемы присутствия, обращения и руководства. Богословская оценка — это процесс выявления вредных идей, которые лежат в основе чувств и поведения прихожанина, приводящих к проблемам. Такая оценка задает направление модели: присутствие используется для того, чтобы выявить идеи, обращение помогает противостоять вредным идеям, а руководство помогает прихожанам выработать план дальнейшей борьбы словами и делами. Такие религиозные источники, как пастор, Писание, традиция, современная теология и этика, общины завета, молитва и обряды, являются уникальными инструментами пастора, помогающими бороться с вредными идеями и передавать людям Благую Весть. Пастор применяет и способность помочь, и богословскую оценку, и религиозные источники для того, чтобы помочь представить, определить и поддержать те взгляды и направления, которые Дух Святой доносит до прихожан. Модель метанойи — это такая конструкция решения проблем, которая подходит как для очень кратких консультаций (сроком от 1 до 6 недель) по какому–то вопросу, что характерно для большинства разговоров пасторов с прихожанами, так и для ограниченной подготовки начинающих пасторов. Определив модель метанойи, мы можем теперь перейти к поэтапному ее рассмотрению.

    1–Я СТАДИЯ: ИССЛЕДОВАНИЕ

    Первая задача прихожан состоит в том, чтобы выяснить, в чем конкретно в настоящий момент заключается их проблема. Они делают это, обсуждая чувства, переживания, поступки и мысли, которые возникают у них в связи с этой проблемой. Пасторы применяют такие навыки присутствия, как внимательность, отклик и оценка, чтобы помочь прихожанам выполнить эту задачу.

    Внимательность — это выражение своего повышенного интереса к прихожанину посредством позы, реагирования на его невербальные действия, а также восприятие и его слов, и его манеры говорить. Внимательность полезна и для пастора, и для прихожанина: прихожанину она помогает включиться в беседу, когда он видит интерес со стороны пастора, а для пастора это источник получения необходимых сведений.

    Отклик — это сообщение пастора прихожанину о том, что пастор увидел и услышал в ходе беседы, а также приглашение к дальнейшему исследованию посредством пересказа и уточнения. Пересказ — это процесс, при котором пастор своими словами выражает главный смысл всего того, что сказал прихожанин; он помогает прихожанину, поскольку пастор таким образом предлагает ему сказать о себе больше и дает возможность со стороны услышать то, что он только что сказал. Уточнение помогает прихожанину развить свое высказывание или пояснить его, сделать конкретнее. Оба этих аспекта отклика способствуют исследованию. С их помощью пастор может также глубже понять чувства, переживания, поступки и мысли прихожанина.

    Оценка — это обнаружение идей, ставших главной причиной тех чувств и поступков прихожанина, которые привели его к проблемам, посредством обобщения, предположения и выявления. В процессе обобщения через внимательность и отклик идет сбор всех необходимых сведений. Предположение — это догадка по поводу тех идей, которые подразумеваются в обсуждаемой ситуации. Выявление — это процесс, когда с помощью уточнения пастор получает представление об идеях прихожанина. Все эти категории оценки помогают прихожанам исследовать свои проблемы на более глубоком уровне, а пасторам — лучше понять проблемы прихожан.

    ОБЩАЯ СХЕМА 1–Й СТАДИИ

    2–Я СТАДИЯ: ПОНИМАНИЕ

    Задача прихожан во 2–й стадии — понять, каким образом Благая Весть противостоит их вредным идеям, которые приводят к отчаянию, страху и отчуждению, и поддерживает идеи, несущие в себе мир, надежду и любовь. После того как пастор оценит убеждения прихожанина с богословской точки зрения, он применяет одну или несколько категорий обращения — сообщение, свидетельство, сопоставление и спор, для того чтобы бороться с вредными идеями и донести до прихожанина Благую Весть. Затем он переходит к отклику и просмотру, чтобы помочь прихожанину исследовать и понять его обращение.

    Сообщение, свидетельство, сопоставление, спор и просмотр — это пять различных способов борьбы с вредными идеями и подтверждения истинности Благой Вести. При сообщении пастор доносит до собеседника информацию, во время свидетельства рассказывает собеседнику о личном опыте, при сопоставлении показывает разницу между своими взглядами и взглядами прихожанина, а спор помогает пастору противостоять вредным идеям с помощью здравого смысла и религиозных источников. Каждый из этих способов помогает прихожанам понять слабые стороны вредных идей и силу Благой Вести. И все они способствуют эффективному благовестию. При просмотре пастор предлагает прихожанину обобщить свое понимание того, что сказал ему пастор.

    ОБЩАЯ СХЕМА 2–Й СТАДИИ

    3–Я СТАДИЯ: ДЕЙСТВИЕ

    После того как прихожанин поймет истинность Благой Вести, его задача — разработать план действий, чтобы продвинуться от того уровня, на котором он находится, до того уровня, на котором он хочет быть. Пастор помогает прихожанину посредством руководства в определении цели, разработке программы и составлении плана. Многие планы действий предусматривают религиозные источники: пастор, Писание, традиции, теология и этика, общины завета, молитва и искусство, а также обряды. Эти источники помогают прихожанам бороться со своими вредными идеями и жить с Благой Вестью.

    Три категории руководства — это определение цели, разработка программы и составление плана. Определение цели подразумевает переход от общих намерений и целей к конкретным задачам, которые должны быть соизмеримы, управляемы и значимы. Разработка программы — это выбор шагов, определение их последовательности и поиск дополнительной поддержки для их осуществления. После того как программа разработана, прихожане готовятся к ее осуществлению, составляя план посредством просмотра, репетиции и пересмотра.

    ОБЩАЯ СХЕМА 3–Й СТАДИИ

    Каждая из вышеупомянутых категорий применяется по–разному. Все они обычно используются во время разговоров. Внимательность и отклик вступают в действие одновременно, тогда как оценка имеет место только после того, как в должной мере использованы внимательность и отклик. Категории руководства в этом отношении отличаются от остальных, потому что постоянно пастор применяет только одну из них — просмотр. Что касается остальных категорий, то в зависимости от ситуации пастор сам выбирает, какую из них использовать. Категории и подкатегории руководства применяются в строгом порядке потому, что каждая из них берет свое начало из предыдущей.

    РАЗЛИЧИЕ В ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТИ ВРЕМЕНИ И В ГЛУБИНЕ

    Модель метанойи можно применять на самых различных уровнях пасторской заботы — от краткого разговора на ходу до длительной серии многочисленных консультаций, как мы и показали в этой книге. Главное различие между такими разговорами — это различие в продолжительности времени и в глубине, присущих каждому уровню. В кратком разговоре время в основном уходит на быстрое определение*проблемы в 1–й стадии, а затем на краткий комментарий со стороны пастора во 2–й стадии и разработку пастором и прихожанином простого плана в 3–й стадии. Конфликт по поводу нового молитвенника, описанный во 2–й главе, — пример краткого разговора. Более длительные разговоры характеризуются большей глубиной и диалогом в 1–й и 2–й стадиях, а также разработкой подробного плана в 3–й стадии. Разговор между Дорис и Сэмом, описанный в 5–й и 7–й главах, — пример длительного разговора. Богословская оценка помогает пасторам в обоих видах разговоров, но в кратких разговорах пасторы высказывают свою оценку, не делая окончательных выводов, как мы уже видели на примере конфликта по поводу нового молитвенника. Подобным же образом и использование религиозных источников (не считая самого пастора) в кратких разговорах имеет место не так часто.

    Таким образом, модель метанойи — это трехступенчатая конструкция разговора пастора с прихожанами, направленная на то, чтобы помочь людям стать опытными пасторами. Это происходит с помощью такой структуры и такого руководства, которые дают возможность пасторам со знанием дела помогать людям, уценивать их проблемы с богословской точки зрения и использовать религиозные источники, чтобы доносить до них Благую Весть.