Загрузка...



  • Общая характеристика трудностей взросления. Расстройство настроения подростков
  • Тревожные состояния, их типы и особенности
  • Одиночество и его особенности у подростков
  • Депрессивные состояния и суицидальные намерения подростков
  • Глава 5

    Формы трудностей взросления подростка

    Общая характеристика трудностей взросления. Расстройство настроения подростков

    Подростки в процессе развития находятся в различных условиях, которые в определенных случаях способствуют трудностям в раскрытии требуемых окружением свойств личности. Возникают психологические проблемы, которые подростки не могут разрешить сами или же делают это деструктивным путем, еще больше усугубляя ход психического формирования личности. Значит, в основе конкретных трудностей лежат психологические проблемы. Психологические проблемы – это сложные вопросы бытия, отраженные в психике. Очень часто «Я» подростка проявляется противоречиво, создается ситуация, не удовлетворяющая личность. Иными словами, возникают трудности взросления подростков.

    Трудность – отражение в сознании конкретной личности какого–либо несоответствия, психологического барьера между требуемыми условиями и отсутствием средств для их изменения. Трудности персонализированы. У одних подростков несоответствие между имеющимся и требуемым становится значимым и вызывает отрицательные переживания; подросток должен собрать всю свою волю, чтобы преодолеть эти трудности. У других подобное несоответствие лишь стимулирует азарт борьбы. Но тем не менее слишком типичным бывает несоответствие и слишком распространенными – отрицательные переживания. Кроме того, вне проблем нет человеческого существования, поэтому разрешение возникающих трудностей конструктивным путем переводит личность подростков на новый уровень развития.

    Не все психологические проблемы означают аномалии в развитии. Психическое отклонение определяется с учетом таких параметров: дистресс, неспособность к действию, неадекватность, иррациональность, непредсказуемость, нетрадиционность или статистическая редкость, нарушение моральных норм и осквернение идеалов. Но одного из этих критериев недостаточно, и ни один из них, представленный отдельно, не является необходимым для того, чтобы поставить диагноз психического расстройства.

    Обратим внимание на те трудности, которые осознают сами подростки, их родители и педагоги. Условиями их появления могут стать социальная ситуация при переходе на новый уровень развития, противоречия при овладении новой деятельностью и др.

    Американская психологическая ассоциация в 2000 г. указала на социальные и физические факторы, которые могут иметь отношение к психическому расстройству. К большинству главных расстройств, требующих лечения в клинике, относятся симптомы или повторяющиеся формы неадекватного поведения или психических состояний. Они причиняют страдание человеку, нарушают какую–либо психическую функцию. Расстройства личности проявляются в формах дисфункционального восприятия и реакции на события во внешнем мире. По параметру медицинских заболеваний отмечаются и физические отклонения, учет которых помогает понять психические расстройства поведения и нарушения психических функций. Таких нарушений, зафиксированных в Международной классификации болезней (МКБ–10), насчитывается более 200. Остальные отличительные особенности психики назвать психическими отклонениями от нормы нельзя. Эти особенности проявляются у каждого человека в результате сильных переживаний, изменения социальных, семейных, экономических факторов. При этом, естественно, меняются волевые, эмоциональные, характерологические, потребностно–ценностные и другие сферы личности. Другое дело, что особенности, которые мы назвали трудностями взросления, нужно уметь распознавать, идентифицировать их, вовремя предупреждать. Поэтому ниже мы рассмотрим наиболее часто проявляющиеся трудности взросления подростков: расстройства настроения, ощущение одиночества, депрессии, тревожные состояния и др.

    Настроение – это форма переживания. Чувства в общей психологии определяются как переживаемое отношение к предметам окружающего мира и к самому себе. Пережить – это значит вынести, претерпеть (Словарь русского языка В. Даля). Человек переживает свое отношение к чему–то, что значимо для него. Явления, далекие от его устремлений и ориентаций, не вызывают переживаний.

    Существует несколько форм переживаний: аффект, настроение, страсть, стресс (дистресс). Аффект – это очень сильное, кратковременное переживание, настроение – умеренное, неярко окрашенное длительное переживание; страсть – сильное и длительное переживание. Стресс – чрезмерно сильное, интенсивное и часто неожиданное переживание, однако оно не вызывает отрицательных воздействий и не снижает работоспособности, интереса к жизни и людям. Дистресс – необыкновенно сильное отрицательное переживание, приводящее к дезорганизации и разрушению наиболее важных структур организма. Является источником сильных жизненных потрясений, вследствие чего возникают психосоматические нарушения. Далее рассмотрим лишь некоторые из этих расстройств. По нашему мнению, они чаще всего встречаются у подростка и связаны именно с трудностями его взросления.

    Под расстройством настроения обычно понимают ощущение подавленности, уныния и грусти, которое нарушает нормальное течение жизни. По данным некоторых исследований,[51] приблизительно 19 % взрослых людей знают по себе, что такое плохое настроение. Ученые связывают расстройства настроения с разными состояниями мозга и генетической обусловленностью. Последнее подтверждают данные о монозиготных близнецах: если у одного близнеца плохое настроение, то у второго оно тоже может возникнуть (вероятность – 67 %). У полизиготных близнецов цифра намного меньше – 20 %.[52] При нарушениях психического развития расстройство настроения принимает в определенное время года форму депрессии.

    Однако настроение может измениться не только в худшую, но и в лучшую сторону. И это также становится неожиданным для подростка, вызывает у него удивление, а иногда – отторжение. Семнадцатилетняя студентка–первокурсница пишет:

    Когда я была подростком, перепады настроения у меня случались не часто, зато они были глубокими. Примерно в восьмом классе у меня произошла первая любовь. Сейчас, правда, так не считаю. Но на том этапе для меня это были серьезные испытания. Так как человек я очень впечатлительный, то думать о чем–то другом, кроме моего увлечения, я не могла. Из–за этого у меня снизилась успеваемость в школе, дома начали происходить небольшие конфликты. Я очень переживала, считала, что все вокруг меня перевернулось, все хотят мне навредить. Я чувствовала себя самым несчастным человеком на свете, и мне надо преодолеть все преграды, уготованные мне судьбой. Тогда я буду навсегда с Антоном. Только он маячил в глазах. Мы могли говорить часами. События окрашивались в неожиданные краски. Я становилась кем–то другим, похожим на Антона. Ожидание телефонных звонков, его внимание и редко цветы я начинала боготворить. Мы писали друг другу письма, посылали их по почте, хотя каждый день виделись. Я не могла отвечать уроки, казалось, что я не достойна его. В общем, какой–то кошмар был. К счастью, где–то через полтора–два месяца все это закончилось. Я заболела простудой, в школу не ходила, Антон меня не навещал. Я поняла, что все это не было трагедией. После моей первой любви я стала проще относиться к жизни. Она мне помогла понять себя.

    Изменчивость настроения в подростковом возрасте – обычное дело. Первое чувство привязанности к другому, увлечение им рождает доверительные отношения, которые кажутся настоящими. Но подчас подростки выстраивают лишь желаемую, а не подлинную картину любви. Поэтому настроение подростка в этот период амбивалентно и зависит от мелочей: махнуть косой по лицу – это показать свою пристрастность, пройти мимо него с кем–то, к кому совершенно равнодушна, – испытать его терпение. А уж продемонстрировать свою необычность тому, кто тебе нравится, – святое дело.

    На одной из консультаций мама рассказала следующее. Ее сын–пятиклассник получил красивую открытку с поздравлением по случаю Дня защитника Отечества от девчонок, среди которых была Наташа К. Поздравления они приносили домой одноклассникам. Когда они спустились вниз, мальчишка стал демонстрировать свою смелость, расхаживая по перилам лоджии. Квартира находилась на тринадцатом этаже. Девочки внизу смотрели и аплодировали. Мать спрашивала, что делать ей в этом случае.

    Перемены настроения у подростка зависят от физиологических факторов: иначе начинает работать щитовидная железа, происходит много нового в организме. Эти процессы самим ребятам часто кажутся непонятными и ненужными. Вот как об этом вспоминает Света С., например.

    В 12–13 лет меня в основном раздражали учителя и родные. Причина, как я считаю, заключалась в том, что окружающие не воспринимали меня как взрослого человека. Но и ребенком меня тоже назвать было нельзя. Я очень из–за этого расстраивалась и часто была в плохом настроении: кричала, постоянно ссорилась с родными и в школе. У меня не ладились отношения с учителями и одноклассниками, из–за чего получала плохие отметки по предметам, а отсюда – ссоры с семьей. В душе я считала себя достаточно взрослой, хотя я сейчас понимаю, что это было не так. Но постепенно я решила для себя, что если уж я решила считать себя взрослой и самостоятельной, то и проблемы надо решать по–серьезному, без лишних конфликтов. Я переборола свою внутреннюю злобу, и жизнь моя наладилась. Изменились отметки, отношения с учителями и родными.

    Став взрослым, человек иначе воспринимает прежние обиды и причины, вызывавшие расстройство настроения. Варя З., студентка–первокурсница, пишет об этом:

    В этом возрасте наблюдается постоянная изменчивость настроения. На настроение влияют как погодные условия, так и отношения окружающих. В этом возрасте я обижалась на учителя из–за плохой отметки, на подругу, которая не дала списать, на школу, заставляющую меня учиться, на погоду, небо, дождь и пр. Но однажды утром я проснулась и увидела лучик солнца у меня на книжной полке. Настроение поднялось, и что–то внутри поменялось…

    Хотя изменение настроения у подростка может происходить в ту или другую сторону, его контроль помогает стабильности. Об этом довольно точно говорит 15–летний подросток Е. К.:

    Я люблю заниматься творчеством, люблю придумывать что–то новое, фантазировать. Когда я рассказываю о своих идеях и задумках друзьям, знакомым, мне всегда интересно их мнение об этом. Очень обидно, когда они говорят: «Нет, это ерунда, мне неинтересно». Одна такая фраза может испортить мне настроение на целый день, на неделю, а иногда и на несколько месяцев. Я очень долго думаю: «Что было не так?» Наверное, и по жизни у меня такой настрой. Я падаю духом, когда меня критикуют. Настроение сразу портится. Это мой минус, как мне кажется, но я не могу с собой ничего поделать. Когда настроение портится, я стараюсь понять, почему, как надо сделать, чтобы исправить положение, где я ошибся. А иногда даже не пытаюсь ничего изменить, а соглашаюсь и начинаю просто сам себя критиковать.

    Как видим, у мальчика достаточно высокий уровень рефлексии. Она помогает ему взрослеть, исправлять ошибки, развивать свой социальный интеллект. Его идентичность формируется без больших потрясений. Поиск своего места в жизни осознан, а элементы неблагополучия проявляются в переживаниях несоответствия того, что презентирует другим Е. К., тому, что хотят видеть в нем окружающие. Изменения настроения адекватны деятельности подростка и не нарушают общего спокойного процесса развития.

    В некоторых случаях плохое настроение приводит подростка к появлению положительного психического новообразования. Это способствует благополучию в будущем. В то же время всегда приподнятое, веселое настроение может быть признаком легкомыслия. Иначе говоря, переживание значимости какого–либо предмета или явления показывает вектор развития подростка: в каком направлении он формируется, что для него становится важным, а что – нет, чему он радуется, чему огорчается и часто ли происходят эти изменения настроения. Взрослые выступают в роли «внешних индикаторов» и контролеров этих изменений. Рассмотрим случай Кати Н. (15 лет).

    Самое глубокое эмоциональное потрясение было этим летом. Меня родители учили, что если ты дружишь, то никогда нельзя дружить просто так. Если у тебя есть друг, то эта дружба должна быть настоящей. Если быть откровенной, то я себя считаю хорошим другом. Я всегда приду на помощь в любую минуту, никогда не критикую друга. Если я вижу, что она не права, я скажу об этом наедине, ненавязчиво. Если любишь или дружишь, то надо в полную силу. Летом я узнала, что моя лучшая подруга часто говорила при других о моих недостатках и о том, чего не было. Когда я узнала, это было настоящим потрясением. Я плакала 2–3 дня. Потом было безразличие ко всему – к близким, делам. Я начала думать, что никакой дружбы нет. Летом я поехала в палаточный лагерь, и там меня попросили помочь воспитателю. Дети в отряде были десятилетние. Думать о своей проблеме было некогда, надо было помогать детишкам. Обстоятельства изменились… Папа мне сказал, что надо простить ее. О подобных историях мне рассказывали дети. Я подумала, что тоже не идеал. После лагеря я решила наладить с ней отношения. Мы встретились, поговорили. После общения с ней мне стало легче. Я не держу на нее зла. Мне стало спокойнее, немного грустно, но не одиноко. Мои родители все время были рядом и все видели.

    Этот случай говорит о том, что девочке–подростку удалось преодолеть и эмоциональную «сшибку», и угнетенное состояние, а взрослые помогли ей не впасть в отчаяние.

    Отметим и такой момент. Наши исследования показали, что эмоциональные состояния могут передаваться, «транслироваться». Это их свойство лежит в основе механизмов формирования отношений к другому человеку: когда один грустит, другой, замечая это, сочувствует ему. Оказывается, подростки хорошо ориентируются в определении настроения близких, и им не всегда хочется находиться там, где царят скука, уныние и другие негативные настроения. Выше мы отмечали, что страдания (или сильные отрицательные переживания) возникают тогда, когда нарушаются динамизация, стабильность и оптимизация. Подростки не любят, когда стабильно спокойное или радостное состояние резко меняется на злобное отчаяние. На уроках общения подростки задают вопрос психологу: «Как психологам удается помочь многим людям обрести душевное равновесие? Почему в мире столько зла? Как помочь всем несчастным, кого переполняет злоба?»

    Как рассматриваются расстройства настроения в разных психологических теориях?

    Психоаналитики считали, что пережитые в раннем детстве конфликты и враждебность впоследствии влияют на возникновение депрессии, склонности к самокритике и чувства вины. Причина самопорицания – значимые отношения. Потери во взрослой жизни актуализируют враждебность, появившуюся в раннем детстве. Но теперь она направлена на собственное «Я», что проявляется в самопорицании, характерном для более тяжелых расстройств поведения.

    С точки зрения бихевиористов, расстройство настроения возникает тогда, когда человека мало поощряют и он переоценивает отрицательные события в своей жизни.

    По мнению сторонников когнитивного подхода, расстройства настроения связаны с отрицательными установками: отрицательно воспринимаются те события, с которыми человеку трудно справиться. У человека в плохом настроении появляются три негативные установки: отрицательное мнение о себе, отрицательная оценка настоящего и отрицательное представление о будущем, которое сулит лишь тяготы и страдания.

    Люди в плохом настроении находятся в состоянии выученной беспомощности: они убеждены, что предпринимаемые ими действия ничего хорошего не принесут. М. Селигман описал три вида выученной беспомощности: мотивационная недостаточность, эмоциональная недостаточность и когнитивная недостаточность. Если человек испытывал неприятность, которую ожидал, то и в новых ситуациях известные действия вызывали у него отрицательные переживания. Он выглядел измученным, несчастным, скованным и напуганным.

    Тревожные состояния, их типы и особенности

    Одно из проявлений эмоционально–волевой деятельности подростков – тревоги и страхи, которые они испытывают в определенных жизненных ситуациях. Уровень тревожности и напряженности характеризует личность невротика – у него отмечается нестабильность настроения, эмоционально неадекватные реакции, страх. Страх – это психическое состояние преувеличенной (иногда адекватной) опасности. Страх сопровождается выработкой корой надпочечников нороадреналина. Как известно, нороадреналин понижает жизненный тонус, приводит к пассивности, оборонительным реакциям и вызывает стремление к безопасности. С одной стороны, стремление к безопасности вырабатывает аксидентальные способности и адаптацию. Человек становится более осторожным в сложных, опасных для существования ситуациях. С другой – необоснованная тревога и страх мешают, приводят к нестабильности, личность дезорганизуется и неспособна контролировать себя. По данным Р. Геррига и Ф. Зимбардо, почти четвертая часть взрослых в своей жизни испытывала тревожные состояния.[53] Значит, при страхе происходят изменения в поведении и деятельности.

    Традиционно выделяют страх, направленный на определенный объект или определенную ситуацию. Различные формы страхов могут сочетаться друг с другом. В МКБ–10 выделено 4 вида страхов: фобические, вызываемые определенными ситуациями или объектами; флюктуирующие (приступы страхов), не связанные с определенными ситуациями и возникающие в виде паники; генерализованные – длительные переживания, не связанные с определенными объектами или ситуациями, панические страхи.[54]

    У младшего подростка появляются специфические страхи. Они – продукт воображения (страх перед ведьмами, чертями, привидениями, монстрами, кинг–конгами), страх перед животными. У старших подростков на первый план выступает страх перед авторитарными личностями (учителем и директором), социальные страхи (страх не соответствовать стандартам или субкультуре референтной группы), страх в ситуациях с высокими требованиями. Немецкие специалисты отмечают зависимость страхов детей от страхов их родителей (страх обнищания). На появляющиеся страхи влияют стили взаимоотношений в семье (гиперопека, симбиоз между матерью и ребенком). Конкретное проявление этих состояний рассмотрим на конкретных примерах.

    В коррекционном классе школы г. Кириши ребята спросили психолога, верит ли он в привидения. Обсуждая эту тему, подростки сообщали о «существовании» вампиров, пьющих молодую кровь, о ситуациях, в которых они «видели» вампиров, и о реакциях на это. Вот почему мнение родителей о том, что детей и подростков необходимо готовить к просмотру телепрограмм, заслуживает внимания. У них начинаются галлюцинации, и они с трудом засыпают. Очевидно, что показ убийств, подробностей умирания, крови, льющейся рекой, не добавляет гуманизма подросткам. В связи с этим спросим: «А есть ли на телевидении психолог? Почему для детей и подростков так мало передач, которые учат их, как противостоять рэкету, разбою, учат быть добрым, любить жизнь, а не потусторонний мир?»

    У старших подростков также появляются различные страхи. Например, тринадцатилетняя девочка–подросток говорит:

    Боюсь собак. Страх возникает тогда, когда вижу собаку, бегущую с оскаленной мордой. Я сразу начинаю думать о том, как она на меня набрасывается и кусает, даже если этого нет на самом деле. Меня раньше собаки не кусали. Но я все равно боюсь этого. Возникает состояние, будто меня раньше кусала собака (Кристина П.).

    Как видим, страх у девочки появился в результате переживания увиденного и услышанного. Он стабилен, но тем не менее будет ослабевать по мере взросления. Этот страх можно отнести к фобиям.

    Старшие подростки начинают размышлять о жизни, поэтому у них появляются экзистенциальные страхи. Марина К. пишет:

    Мой самый большой страх – страх предательства. Я доверяю людям и очень ценю отношения с друзьями. Мне очень обидно, когда близкий человек предает меня, не задумываясь о том, как я буду себя чувствовать. Еще я очень боюсь не оправдать надежды моих близких и свои собственные. Я привыкла добиваться желаемого, и страх ударить лицом в грязь заставляет меня сильно волноваться на ответственных мероприятиях. А еще я очень боюсь не найти смысл жизни, потому что я не хочу жить просто так и бесследно исчезнуть после смерти.

    Отмеченные страхи являются по своему типу фобическими и генерализованными.

    О страхе, проявляющемся в виде паники в школьные годы, пишет студентка–первокурсница, будущий психолог.

    Я никак не могла понять, почему у меня возникает страх перед директором и классной (классным руководителем. – В. К.). Дело доходило до того, что у меня начиналась паника. Я ничего не понимала, у меня дрожали коленки и руки. Если меня о чем–то спрашивали, я ничего не слышали и не понимала. Я могла куда–то бежать, чтобы от Н. М. спрятаться. Я такой бы вопрос задала психологии как науке о жизни: «Что такое чувство страха? Как преодолеть его в нужный момент? Можно ли контролировать это чувство?»

    О школьных страхах, их возникновении, причинах, формах проявления написано очень много. Этот пример лишний раз свидетельствует о появляющейся дезорганизованности личности вследствие излишней тревожности, ее неустойчивости и возможных отрицательных новообразованиях. О панике, негативно влияющей на всю сферу личности, говорит подросток Игорь П.:

    Я живу в М. (район Петербурга. – В. К.). До дома мне идти 20 минут по стройке. Я очень боюсь возвращаться мимо бараков. Там много наркоманов. Им пристать ничего не стоит. Однажды они меня избили, все отобрали и даже потребовали снять кроссовки. Я езжу заниматься английским языком домой к учителю. Меня встречать некому, бабушка сидит с сестренкой, а мама уходит работать на сутки. Как быть? Помогите.

    Эта боязнь хулиганов, которые могут искалечить и нанести вред здоровью, оправданна. Четырнадцатилетний подросток практически не может противостоять разбою, бандитам и хулиганам. Чтобы сохранить его психическое здоровье, следует перенести занятия английским языком на светлое время суток. Мальчик не хочет сообщать о своем страхе матери и бабушке, а напрасно: близкие должны знать о его состоянии и выбрать удобный вариант занятий.

    У подростков, учащихся общеобразовательных школ распространены школьные страхи и страхи разлуки (переход в другую школу, страх потерять одного из родителей, если в семье неблагоприятные отношения). Школьные страхи проявляются как страх оценки знаний, страх несоответствия оценке и требованиям окружающих и др.

    Ученые указывают, что страх разлуки и школьные фобии возникают чаще всего из–за чрезмерных требований учителя или недостаточной зрелости подростка в связи с привязанностью к значимому лицу. Подростки не любят отвечать у доски, потому что на них смотрят сверстники, боятся, что скажут глупость, которая вызовет их смех. Оказалось, что школьные страхи – постоянный спутник обучения. Девочка–подросток сообщает, что, как только начинается опрос и проверка домашнего задания, у нее холодеют и становятся мокрыми руки, потом дрожат колени. Спрашивается, каким же тоном учитель сообщает о проверке домашнего задания? Знает ли педагог о том, каким испытаниям подвергаются его ученики в эти минуты? Можно ли обойтись без дифференцированного подхода во время проверки знаний? Как надо опрашивать учеников, чтобы девочка перестала испытывать ужас?

    По данным исследования М. В. Оршанской, общая тревожность у девочек достигает 48 баллов, а у мальчиков – почти 46 баллов; страх самовыражения – более 58 баллов у девочек и более 50 – у мальчиков; страх ситуации проверки знаний у девочек – почти 57 баллов, у мальчиков – 60 с лишним; страх несоответствия ожиданиям окружающих – больше 50 – у девочек и 63 – у мальчиков. Страхи в отношениях с учителями распределились почти поровну: более 45 баллов у обеих групп обследованных.[55]

    Для таких страхов в обучении характерно уклонение от посещения школы, привязанность к одному из близких людей, уклонение от общественных обязанностей. К примеру, у Карины Б., ученицы 8–го класса, три пропуска по алгебре с начала триместра. Объясняет их тем, что она плохо понимает, но просить учителя повторить что–либо боится: «Засмеют. У нас класс недружный. Сразу выставят на посмешище».

    В МКБ–10 не случайно подробно описаны признаки всех страхов – они могут спровоцировать расстройство психики. Рассматриваются формы проявления различных тревожных расстройств у учеников. Уклоняться от школы они могут по–разному, например полностью отказаться от посещения школы из–за боязни обид и унижений («мальчик для битья»). Ребенок избегает ситуации школьной неуспеваемости путем переключения на способы поведения, доставляющие удовольствие.

    Наблюдаются вполне обоснованные подростковые страхи быть покинутым, трудности или нарушения процессов обучения, физическая слабость и недостаточно развитая совесть. Результатом всего этого становится девиантное поведение, проявляющееся одновременно со страхом наказания. Отмеченный симптомогенез поможет распознать истинную причину прогулов уроков.

    В семье страхи нередко возникают дифференцированно: подросток боится отца, а мать скрывает истинную картину. В ситуациях с отчимом ситуация несколько меняется: отчим «редко, да метко» проверяет домашние задания, дневник. Его упреки становятся горше наказания.

    В школе я боялась почти всех учителей, дома – отчима. Он меня за двойки не бил, зато постоянно говорил: «Не забывай, чей хлеб ешь и заслужила ли ты его. Я тебя учить не собираюсь. Полы пойдешь мыть как миленькая.» (Оля М., 17 лет, студентка).

    Можно предположить, что школьные страхи множатся в случае несогласованных действий родителей подростка и наказания его за неуспеваемость. Приведем такой пример.

    Отец ребенка, у которого отмечена школьная фобия, играет второстепенную роль в семье, эпизодически занимается воспитанием сына, но противостоит матери. По ее настоянию он иногда ходит на родительские собрания. Из школы приходит злой и устраивает подростку серьезную «проработку». Называет его лентяем и дармоедом. Когда отец хочет ударить его, вмешивается мать, встает между ними и заслоняет от ударов. Тогда отец набрасывается на мать, говорит, что она избаловала парня на свою беду. После родительского собрания в доме «траур». В школу подросток идти не хочет, так как накануне не учил уроки из–за скандала. Мать разрешает остаться дома. Она жалеет мальчика, так как отец сыном занимается изредка, но все–таки «кормит–поит». Нечастые ссоры инициирует отец, поскольку требует порядка. Подросток боится гнева отца, но спокойно живет под прикрытием матери. Боится ходить в школу по понедельникам, так как накануне проводит время со сверстниками и ничего не учит. Взаимопонимания в доме нет, нет и совместной деятельности, которая помогла бы выяснить причины страхов и, самое главное, причины уклонения от серьезной учебы.

    Страхи школьника возникают из–за комплекса причин и представляют собой довольно сложную структуру, в содержание которой входят испорченное настроение, фобии, иногда – паника, что отец проверит качество выполненных домашних заданий.

    Школьная фобия появляется из–за плохих материальных условий жизни, недостаточной интеграции семьи в общество или ближайшее окружение, физического или психического нездоровья родителей, супружеских или семейных конфликтов, отклонений в подходах к воспитанию детей. В итоге дети становятся чрезмерно пугливыми и испытывают трудности в школе. У детей, имеющих страхи, появляются вторичные проблемы–депрессии, нарастает социальная изоляция, подросток начинает отставать в учебе. Многие из них боятся, что одноклассники посчитают их прогульщиками, лентяями, больными.

    Паническое расстройство заключается в том, что люди испытывают приступы паники, которые длятся несколько минут. Оно начинается с мрачных предчувствий, страха или ужаса. Эти состояния сопровождаются физическими симптомами: учащенным сердцебиением, головокружением, обмороками или удушьем.

    В отличие от страха фобия – это непрестанный и иррациональный чрезмерный страх, вызванный каким–либо занятием или ситуацией, которые, как представляется, несут реальную угрозу.

    Важно отметить социальные фобии. Человек, страдающий ими, боится, что будет вести себя в незнакомом месте несуразно, и это вызовет смех или осуждение окружающих. Даже если он понимает неразумность этого, вести себя по–другому он не может. Под давлением социофобий человек избегает многолюдных мест. Неумение справляться с этим приводит к тому, что он не может как следует выполнить деятельность. Страх оказаться под пристальным вниманием окружающих, быть отвергнутым ими мешает выглядеть так, как хочется, и тогда опасения начинают сбываться.

    Социофобии особенно характерны для подросткового и юношеского возраста, так как молодые люди хотят быть значимым в глазах окружающих и стремятся к принятию сверстниками.

    Все виды тревожного расстройства ухудшают работоспособность, потому что беспокойство не поддается контролю, от него нельзя избавиться. Сосредоточившись на источнике тревоги, человек не может уделить внимание качественному выполнению учебной или трудовой деятельности. Иногда у детей и подростков встречаются элементы обсессивно–компульсивного расстройства: появляются навязчивые идеи или действия. Навязчивые состояния (обсессии) – это мысли, образы, желания («Нужно ли идти по этой улице, где мало народа?», «Закрыта ли дверь?» и т. п.). Компульсивное поведение – повторение целенаправленных действий, выполняемых в соответствии с принятыми правилами (неоднократная проверка ошибок в сочинении или контрольной работе при неуверенности в правильности выполнения).

    Одним из видов тревожного состояния является посттравматическое стрессовое расстройство. Это тревожное состояние характеризуется упорно повторяющимся переживанием травмирующих событий, которые ярко предстают в воспоминаниях (неудачная сдача экзамена, несчастный случай, свидетелем которого оказался, и т. д.).

    Объясним все типы тревоги с позиций различных психологических концепций.

    С точки зрения психоанализа симптомы тревожных состояний скрыты в конфликтах. Приступы паники – следствие прорыва бессознательных конфликтов в сознание. Навязчивое поведение – попытка вытеснить тревогу, вызванную конфликтом.

    Бихевиористы, объясняя беспокойство, ориентируются на реакции, прививающие или закрепляющие симптомы. Компульсивное поведение возникает тогда, когда человек стремится ослабить тревогу, связанную с навязчивыми мыслями. Они–то и закрепляют такое поведение.

    Когнитивный подход позволяет объяснить все причины тревожных состояний процессами восприятия и установками, искажающими оценку человеком возникающей опасности. Психологи–когнитиви–сты полагают, что тревожные расстройства психики вызваны мнительностью личности (т. е. придуманной картиной последствий какого–либо действия).

    Одиночество и его особенности у подростков

    Быстро меняющиеся социальные, экономические и идеологические процессы обострили неблагополучие подростка, трудности его взросления стали принимать самые разные формы. Одна из психологических причин этих трудностей – дезадаптация, а следствие – одиночество. Многие годы предполагалось, что одиночество – спутник людей зарубежного постиндустриального общества. Но переход нашего государства от одной социальной системы к другой автоматически не снимает личностные проблемы, а наоборот, порождает новые, в том числе ощущение потерянности и отчуждения. Сложилось мнение о том, что одиночество – удел человека пожилого возраста. Но на самом деле одиночество отмечают у дошкольника и младшего школьника, юноши и взрослого человека. Однако самыми опасными симптомы одиночества и отчуждения являются у подростков, потому что они ищут свой путь в жизни, формируется их идентичность, продолжается самовоспитание и поиск идеалов. Эти симптомы свидетельствуют о невозможности личности быть активной, взросление проходит по лабиринтам изоляции, что отчуждает подростка от участия в своем мироустройстве. И если родители ведут неправедный образ жизни или мало занимаются своими прямыми обязанностями, то подростки испытывают сильные фрустрации от непонимания взрослых и сложных отношений со сверстниками. Невозможность преодолеть одиночество и покинутость приводят к суицидальным намерениям.

    Вместе с тем следует подчеркнуть, что не любую ситуацию, где подросток физически находится один, следует рассматривать как результат неприкаянности, покинутости и отчужденности. Некоторые виды деятельности человек вообще должен выполнять один (творчество, решение шахматных задач и задач по программированию). Более того, разобраться в себе и других помогает именно одиночество, позволяющее путем самоанализа определить, почему совершены ошибки, и принять окончательное решение о будущих действиях.

    Ощущение одиночества и покинутости появляется и на более ранних этапах развития личности. С нашей точки зрения, оно – неудовлетворенная аффилиативная потребность (в присоединении к кому–то). Однако дефицитарность этой потребности проявляется тогда, когда личность не может или не хочет ее заменить. Например, ребенок хочет играть с тем, у кого есть новая игрушка, а его не принимают в игру. Тогда у него возникает досада, печаль из–за того, что им пренебрегли. Но ведь возможна и компенсация, т. е. он начинает играть с другими, у которых тоже есть интересные игрушки. Если же он играет один, у него много незнакомых и интересных игрушек, то дефицит в общении с другими будет восприниматься положительно. Однако если деятельность требует совместных способов ее выполнения, невозможность ее выполнить при сильном желании вызовет переживание отвергнутости. Это переживание не исчезает бесследно. В аналогичных ситуациях возникает установка на принятие другими. Человек анализирует свой арсенал средств, которыми он располагает для выполнения данной деятельности.

    Как о сильном детском переживании в ситуации отвержения пишет будущий психолог:

    Я позвонила Марине и позвала ее гулять. Она сказала, что гулять не пойдет. Тогда я пошла к другой подружке и увидела там Марину. Я так растерялась. В следующий раз мы договорились отправиться вместе в цирк. Девочки сказали, что не пойдут, потому что не сделали уроки. В цирк мы поехали с мамой, и там все встретились. Я так расстроилась, что плакала. Мама не могла ничего понять, потому что вокруг все смеялись. Я так боялась, что меня бросят девочки, и унижалась. Угощала их фруктами и конфетами, но они все равно меня сторонились. Мне было так одиноко, но я ничего не могла сделать. Потом я поняла, что меня использовали, просили списать контрольную. Они были вежливые. А потом опять уходили вместе, говорили, что торопятся. Я никому не могла об этом рассказать, мне было стыдно. Этот горький опыт в 11 лет остался на всю жизнь и помог мне по глазам детей понять, как им бывает плохо, когда их не берут в компанию другие дети. Это ведь так жестоко…

    Подобные ситуации сродни предательству, когда попираются ранние договоренности или дружба. Девочка–подросток пишет об этом:

    Одно из самых неприятных воспоминаний в детстве связано с переходом в другую школу. В новом коллективе меня не приняли, со мной не разговаривали шесть месяцев. Правда, держалась я очень стойко, но внутри было очень плохо. В эту школу я перешла со своим другом. С ним мальчишки из класса подружились. Но самое обидное было то, что мой друг в школе ко мне даже не подходил. Он боялся того, что увидят нас вместе, и с ним тоже не будут разговаривать. Но хорошо, что семья у меня хорошая. Они меня все время не оставляли одну. Потом все наладилось. А некоторые девочки сказали: «Оказывается, ты не воображуля. Мы решили тебя проучить».

    К сожалению, обе эти ситуации разворачивались без контроля со стороны педагога. Правда, в последнем случае одиночество не достигло своего пика – помогли родители. А ведь могло быть и не так: появились бы двойки, так как девочка побоялась бы отвечать. Игнорирование сверстниками могло привести к депрессии и нервному срыву.

    Как понятно из приведенных случаев, одиночество подростков негласно санкционируется взрослыми, которые не увидели расстройства настроения, не обратили внимания на причины скуки и т. п. Но иногда они сами провоцируют возникновение у подростков чувства одиночества и потерянности тем, что что–то не досказали, сделали за спиной нечто гадкое и подлое, коварное. В качестве иллюстрации сошлемся на наше исследование психических травм и их значения для взросления подростка.

    В семье я поздний ребенок, но родители у меня были любящие, жили не в большом достатке, но все самое необходимое у меня всегда было. У моего отца была и есть сестра, моя тетя. К нашей семье она всегда относилась предвзято, пыталась учить мою маму, отца.

    И вот однажды моя тетя взяла меня с собой в лес за ягодами. С нами была еще подруга тети. Ходим, собираем ягоды. И тут я слышу, как моя тетя говорит подруге: «Да что ты хочешь, брошенный ребенок, родители пьют. Я думаю, что возьму ее». Я на всю жизнь запомнила эту черничную поляну. У меня внутри до сих пор сидит боль, обида за ту неправду, которую я услышала. С какой простотой она это говорила! Для меня это был гром среди ясного неба. Как могут близкие люди так бесстыдно врать?! Моих родителей уже нет, а тетя здравствует и приходит ко мне. Часто зовет меня в гости, но я не могу прийти к ней, несмотря на то что больше родственников нет. Лучше быть одной, чем с этой тетей.

    Взрослые отражают то, что чувствует подросток, и наоборот. Вот почему одиночество – это реакция на окружающую жизнь, которая создается и взрослым, и подростком.

    Вот как реагирует девочка 12 лет на поступки взрослых, которые ничего не объяснили и поставили ее перед фактом:

    Летом меня отправили к бабушке, а старшую сестру родители взяли с собой в отпуск. Мне постоянно казалось, что я лишняя, меня любят меньше, чем сестру. Я чувствовала одиночество и боялась, что меня оставят у бабушки навсегда. Это было год тому назад. Теперь старшей сестре покупают больше вещей, говорят, что ей нужнее. Я же все за ней донашиваю, и опять мне кажется, что я никому не нужна.

    Значит, одиночество – такое свойство личности, которое характеризует ее со стороны невозможности удовлетворить потребность в принятии другими, быть для них значимой. Как мы видели, переживание одиночества неоднозначно. Наступает период в жизни, когда возникает даже потребность в одиночестве, когда человек хочет побыть наедине со своими мыслями и чувствами. Вместе с тем ощущение своей ненужности приводит к формированию нигилизма и протестных реакций. Последнее часто характерно для подростка. Неразрешенные им самим и другими негативные стороны одиночества являются деструктивными компонентами личности, которые вместо созидающей направленности приведут к разрушающей. Необходимо научить подростка преодолению потерянности и одиночества. Об этом мы тоже будем говорить.

    Прежде чем рассмотреть теоретические подходы к проблеме одиночества, остановимся еще на одном примере. О своем одиночестве пишет взрослый человек, осваивающий профессию психолога.

    Да, я ощущала одиночество, нехватку любви, внимания в течение всей жизни. Давно не видела отца и поэтому не знала и до сих пор не знаю отцовской любви.

    Живя в одной комнате с мамой, я ощущаю одиночество, так как мама не уделяла мне внимания. Но, несмотря на это, мама одевала, кормила меня. Благодаря ей я понимала, что нужно делать в жизни. Неудивительно, что мы с мамой скандалили почти каждый день по пустякам, но спустя 20 минут разговаривали как ни в чем ни бывало. Я не умею обижать людей, но мои слова могут задеть за живое или обидеть кого–нибудь. Мне было все равно, что подумают люди обо мне. Я научилась прощать всех, но в этом помог психолог нашей школы.

    Раньше была замкнутая, ни с кем не разговаривала, меня обижали, унижали, но я не страдала, редко плакала. Но была я как тень, которую никто не замечал. Мне было все равно, главное в жизни было учиться, учиться. Это была главная цель.

    Я не люблю, когда мне говорят одно и то же. Меня это раздражает. Иногда нервничаю, когда что–то не получается или меня выгоняют из кабинета. Иногда плачу, от чего никак не избавиться.

    Этот отрывок характеризует причины одиночества и его последствия, а также связь со всеми другими структурами личности – темпераментом, характером, направленностью. Видно, что перед нами натура глубокая, противоречивая, с застревающей и возбудимой акцентуацией характера. Целеустремленность и самообладание позволили этой женщине справляться со многими неприятностями, которые она сама же и провоцировала своей нетерпимостью, категоричностью и противоречивостью. Одиночество – как бы спутник ее жизни, но, думается, когда она научится отвечать за других, тогда и станет терпимее, мягче, выносливее. Обратим внимание на то, что мать не подготовила девочку к жизни без отца. Неудовлетворенная потребность привела к дефицитарности – значимость отца высокая, но общей с ним деятельности и общения нет. Возможно, это иллюзия, которая позволяет думать, что с отцом не будет одиночества.

    Под одиночеством будем понимать такое психологическое образование, которое характеризует личность в структуре взаимодействия с другими людьми, наиболее для нее значимыми, а в ситуации изоляции от них приводит к исчезновению некоторых неизменных основных параметров этого взаимодействия.

    Как рассматривается одиночество в контексте разных психологических учений?

    Анализ психологической литературы позволяет выделить следующие подходы (табл. 13).

    Таблица 13

    Теоретические подходы к одиночеству

    Все эти взгляды роднит то, что они определяют различные причины одиночества. Кроме того, описываются нерешенные вопросы личности, которые приводят ее к одиночеству.[56]

    Представим эти взгляды в таблице, где характеризуются причины одиночества и определяются особенности одинокой личности в контексте различных подходов (табл. 14).

    Одиночество можно классифицировать по уровням взаимодействия подростка с окружающим миром, по временой протяженности и происхождению. По первому параметру одиночество может быть физическим (одиночное плавание), коммуникативным (нахождение среди незнакомых людей), эмоциональным (при отсутствии близких людей, при переезде на новое место жительства), духовным (при отсутствии единства взгдядов, несмотря на контакты с людьми).

    Таблица 14

    Особенности одиночества

    По временной протяженности одиночество может быть эпизодическим и хроническим, а по происхождению – вынужденным

    и добровольным. Кроме того, одиночество может быть субъективным и объективным.

    Например, человек может субъективно считать себя одиноким, хотя внешних показаний к этому нет, и наоборот.

    Исследования Г. Р. Шагивалеевой показали, что субъективная мера одиночества определяется тем, насколько значимыми для человека являются те или иные факторы. Например, если предстоит переэкзаменовка, то общение со сверстниками ему только вредит. Было выявлено, что учащиеся техникумов, среди которых были и подростки 15 лет, в большей степени испытывают духовное одиночество, оно отмечено у 56 % обследованных, хотя бы один вид одиночества отмечен более чем у 15 % респондентов. Но у четвертой части учащихся оно вообще не было отмечено.[57]

    Любопытно заметить, что некоторые подростки считали себя одинокими (субъективный фактор), а объективных показаний к этому не было. Иначе говоря, субъективные и объективные факторы одиночества не совпадают. У людей, считавших себя одинокими и не стремившихся избежать одиночества, обнаружились такие чувства: спокойствие – 57 %, скука – 52 %, тревога – 42 %, равнодушие и безразличие – 36 %, смирение – 33 %. Если же они хотели избежать одиночества, то актуальными были такие чувства: тревога – почти у 63 %, скука – 50 %, жалость и сочувствие к себе – 47 %, плохое настроение – почти у 42 %, тоска – 35,5 %. Как видно, и в том и в другом случае тревога и скука являются главными спутниками одиночества.

    «Субъективно одинокие учащиеся по–разному реагируют на одиночество в зависимости от того, как они сами к нему относятся. Для тех, кто стремится его избежать, оно тревожит и пугает гораздо сильнее, чем тех, кто к этому не стремится. Очевидно также, что первые при этом испытывают негативные переживания, связанные с неудовлетворенностью своим положением… Для вторых характерно преобладание спокойствия, смирения, безразличия. Они позитивно переживают одиночество, представляют себе уединение как вполне удовлетворительную ситуацию. Они часто спокойны, расслаблены, а иногда чувствуют прилив творческих сил».[58]

    Иными словами, если человек захочет испытать удовольствие от одиночества, он будет наслаждаться покоем и безмятежностью, потому что может ощутить принадлежность самому себе. Если же ему требуются близкие люди, а их нет и не с кем разделить неприятные переживания, одиночество приносит человеку страдания. Однако значимость одиночества должна рассматриваться и в возрастном аспекте: известно, что в раннем юношеском (от 15 лет) возрасте стремление к общению и исповедальность являются главными психическими новообразованиями. Значит, удовлетворение потребности иметь друга, с которым устанавливается взаимопонимание, одновременно решает вопрос о непонятости и одиночестве подростка.

    Исследование чувства одиночества у подростков Москвы[59] выявило, что почти половина респондентов (48,5 %) его не испытывают, а больше трети опрошенных (35,5 %) в той или иной степени переживали его. Тех, кто испытывал чувство одиночества, можно было отнести к трем уровням. К первому, критическому, относились 2,3 % ребят. У них зафиксировано острое состояние одиночества. Часто возникало состояние одиночества у 7,7 % (средний уровень), периодически – у 25,5 % подростков. Авторы считают, что эта группа ребят наиболее адаптивна. В общем, исследователи обнаружили, что каждый третий подросток испытывает состояние одиночества различной степени, но внимание исследователей привлекли подростки, находящиеся в критической группе, т. е. в группе риска. Связь между полом, возрастом и состоянием одиночества не установлена. Это чувство более характерно для старших подростков, что связано с кризисом идентичности.

    В других исследованиях[60] также получены данные примерно об одинаковом количестве девочек и мальчиков, испытывающих одиночество.

    Были определены следующие типы одиночества.

    ¦ У «холодных, аутичных» подростков отмечено низкое стремление к принятию и высокий страх отвержения. Эти подростки уходят от реального общения, не умеют себя выразить.

    ¦ «Застенчивые, робкие» с высоким стремлением к принятию и высоким уровнем отвержения стремятся к общению и боятся его.

    Эти подростки переживают глубокий внутренний конфликт, они неуверенны в себе, а социальные навыки развиты у них плохо.

    ¦ «Вредные подростки» скрывают свою враждебность.

    Отмеченное выше позволяет еще раз подчеркнуть природу одиночества подростков. Оно появляется как ощущение ограниченности и неполноты контактов с другими. Подросток может сам этому способствовать, демонстрируя свою необычность (я – иной). Могут повлиять на появление одиночества обстоятельства (переход в другую школу). Однако в любом случае оно должно быть в поле внимания взрослых, которые сами иногда и провоцируют его возникновение. Приведем пример зарождения замкнутости и чувства покинутости у подростка.

    У нас растет дочь. Ей уже 13 лет, она добрая и отзывчивая, только подруг у нее не стало в одночасье.

    Это было поздней осенью. К утру подморозило, и выпал первый снег. Наша девочка надела новую куртку, обула новые сапоги и радостная ушла в школу. Ничего не предвещало беды.

    Дети на свежем снегу прокладывали первые следы. Все кругом было покрыто белым снегом. В сторонке от тротуара сантехники оставили открытой канализационную яму. Она была полна вонючими отходами, но сверху вода замерзла и покрылась легким снежком. Наша девочка, не заметив ямы, провалилась, она пыталась выбраться, но тяжелый рюкзак тянул вниз. Играющие рядом дети испугались и убежали в школу. Не растерялась только подруга нашей дочери и стала ее тащить наверх. Но могла держать ее за руки, чтобы наша дочь не провалилась окончательно. Дети позвали учительницу, которая вместе с ребятами вытащила девочку.

    Через некоторое время мне позвонили домой и сказали, что дочь провалилась в канализационную яму, что ее надо было воспитывать правильно. Когда я пришла в школу, я увидела такую картину: моя девочка сидела на полу в вестибюле, вокруг нее никого не было. Все проходили мимо, заткнув нос. По–видимому, прошло два урока, как это все случилось. Я схватила девочку, надела на нее свое пальто, кое–как добралась до дома. Отмыла от фекалий, стала вызывать «скорую» – я боялась, что она наглоталась гадости. Мне сказали, что если будет плохо (?), тогда к ним надо будет обращаться. Три дня дочь была в шоке, молчала и не спала. За это время никто не позвонил и не пришел ее проведать. Когда девочка стала ходить в школу, с ней рядом никто не хотел стоять, сидеть, что–то вместе делать. Учителя каждый раз напоминали, что надо окна держать открытыми от вони, что если дети будут бегать где попало, то, как К., попадут в сортир и прославятся… Учителя нам сказали, что девочка сама виновата, не надо было подходить к этому люку.

    Никто не стал закрывать люк, грязная вода продолжала сочиться. Через несколько дней после происшествия муж пошел и огородил этот люк. Но кажется, что и это осталось незамеченным, так как ограда стоит уже два года.

    Я стала ходить с дочерью в школу вместе, сидела на уроках. Она стала замкнутой и нелюдимой, ей казалось, что все на нее смотрят и отворачиваются, так как от нее воняет. Учителя по поводу и без всякого повода напоминали об этом и всех спрашивали, есть ли запах в классе. Ее ближайшая подруга изредка ей звонит, но разговаривает с ней свысока, как будто К. чего–то недопонимает. Мы хотели перевести дочь в другую школу, но в нашем поселке только одна средняя, другая за несколько десятков километров. Мне не хочется, чтобы дочь из–за этого происшествия стала хуже учиться, но у нее появились тройки.

    Анализ этой ситуации приводит к выводу, что взрослые – и в первую очередь педагоги – ответственны за отчужденность и неприкаянность девочки–подростка. Увы, на ее месте мог оказаться любой, даже директор школы. И можно ли было оставлять эту ситуацию без контроля? Думается, девочке надо было посочувствовать и все время ее поддерживать.

    Итак, одиночество имеет несколько аспектов (низкий психологический статус, отчуждение, неприкаянность, часто появляющаяся скука и пр.), проявляющихся во времени, содержании и видах (коммуникативный, духовный и пр.). Для каждого подростка одиночество имеет личностную значимость, а иногда и ценность, позволяющую осмыслить свой внутренний мир.

    Депрессивные состояния и суицидальные намерения подростков

    Раньше предполагалось, что подростки не могут, как говорится, впадать в депрессию, потому что у них отсутствуют эмоциональные и когнитивные предпосылки. Причины возникновения депрессивных состояний подростков разные – от реакций на стрессовые ситуации до стойких страхов нарушить социальное поведение. Отмечено, что у девочек–подростков депрессивные состояния проявляются чаще, чем у мальчиков. По сравнению с детским возрастом у подростков частота депрессий значительно выше (у детей – от 0,5 до 2,5 %, а у подростков – от 2 до 8 % всей выборки).[61]

    Депрессия у подростков может быть обусловлена как наследственностью, так и воздействием среды. Ученые отмечают, что у депрессивных пар (мать—ребенок) сходство в мимике и поведении встречается чаще, чем у недепрессивных. Кроме того, у первых младенцев не обнаружили заметных реакций протеста. Развитию депрессивных состояний часто предшествуют негативные события, такие как развод родителей, смерть одного из них, смерть друга или гибель любимого существа. При этом депрессии усиливаются, если заботы и внимания к подростку становится меньше, если с ним начинают обращаться жестоко.

    Приведем примеры ситуаций, где проявлялась депрессия подростков.

    Когда я была маленькая, примерно лет в 10–11, мой папа сильно пил. Поэтому мама всегда с ним ругалась. Это было больно видеть и слышать. Но я всегда убегала в свою комнату и тихонько плакала. Мои слезы были большими и горькими. Я знала, что помочь ни моим родителям, ни себе самой я была не способна. Об этом я не могла никому рассказать, я была одна–одинешенька.

    Я приходила к ним в комнату и пыталась как–то утихомирить их, но у меня ничего не получалось. Наоборот, становилось еще хуже, так как мама начинала давить на папу тем, что у него есть дочь и ей больно смотреть на меня. Но папа был пьян, и ему было все равно, кто как что воспринимает. В итоге родители развелись и разъехались.

    Когда папа приходил ко мне узнать, как я, скучаю ли по нему, я говорила, что нет. Я была так на него обижена, у меня уже были мысли, что жить незачем. Папы нет, мама мучается, да еще я…

    Теперь мне 15 лет, я собираюсь учиться в институте, дома все вместе, папа не пьет. Я люблю папу. А ведь могло быть большое горе, если бы я что–нибудь с собой сделала (Марина, 15 лет).

    Как видим, причиной возникновения депрессивного состояния, когда каждый новый день подросток воспринимает с ужасом, когда он знает, что повлиять на ситуацию невозможно, является пьянство родителей. Отметим, что пишет девочка: «ужасные мысли», «жить незачем», «что–нибудь с собой сделать».

    Депрессивное состояние идет рука об руку со страхом и бессилием что–то изменить, а затем развивается ненависть, что в конце концов может привести к делинквентности. Об этом говорилось выше при описании фрустраций подростков в семье. А вот как об этом пишет студентка–первокурсница, будущий психолог.

    Мне было примерно лет 11–12. Я жила с бабушкой и дедушкой, так как родители жили в коммуналке и не было возможности жить вместе с ними.

    Дедушка сильно пил, приходил каждый вечер с работы пьяным. Мало того, он устраивал скандалы, кричал на меня и на бабушку, матерился. Я очень боялась. Для меня был просто праздник, если он вечером приходил трезвым и вовремя.

    С тех пор у меня осталось чувство отвращения к пьяным людям, а чувство страха переросло в чувство ненависти и злобы к пьяным, неважно, родственники это или чужие люди.

    Значит, депрессивное состояние включает палитру астенических переживаний. К сожалению, негативные чувства не исчезают полностью, а оставляют свой след, порой на всю жизнь.

    Обратившаяся за помощью женщина 36 лет рассказала о том, что у нее не складывается семейная жизнь, причина которой – постоянная депрессия в подростковом возрасте. Источником ее было семейное неблагополучие. История заключалась в следующем.

    Она жила в семье, где было шестеро детей, мать – учительница, отец – милиционер. Денег постоянно не хватало, и ее решили отдать на время тете. Стали проживать в одном большом доме вместе еще с одной теткой и ее мужем. Детей у них не было, и жили они зажиточно. Первая тетя была бедной, но работящей и заботливой. Не было разносолов, но еда всегда была. У другой же тетки был полный достаток и много всего вкусного. Аля, так звали девочку, иногда открывала комнату, где жили другая тетя с мужем, и воровала конфеты, варенье, фрукты. Когда это обнаруживалось, возникали скандалы. Девочку хотели бить, но за нее всегда заступалась бедная тетка. Тогда попадало ей. Девочка так невзлюбила богатую, что постоянно ее обманывала. Так продолжалось до тех пор, пока все не разъехались. Затем умерли мать и отец Али, и она осталась жить с теткой. Училась она хорошо, но эмоциональной и духовной близости у нее ни с одной из теток никогда не было. В четырнадцать лет она ушла из дома и жила у подруги десять дней. Ее не искали, как ей казалось, только однажды классный руководитель подошла к ней и потихоньку сказала: «Аля, иди домой. Тетя тебя везде ищет, ты же умная девочка, понимаешь, как ей тяжело тебя растить». Девочка вернулась к тетке, но потом постоянно слышала упреки в неблагодарности.

    Жить было невыносимо. Она хотела броситься под поезд или уехать куда–нибудь на Север.

    Так и шла жизнь. Девочка закончила педучилище, вышла замуж. Ей казалось, что муж с другой планеты, все у него было легко и беззаботно. Что должна делать дома жена, Аля не знала. Ей казалось, что надо вместе читать стихи, слушать музыку. Мужу такая жена была не нужна. Аля осталась одна. И вновь у нее появились суицидальные мысли, даже покупала какие–то таблетки… Потом вышла замуж вторично, появился ребенок. Но и второй раз жизнь не заладилась. Алевтина Николаевна жить больше не хочет.

    Как видим, подростковый возраст является трудным в том плане, что пересматриваются все ценности, которые исходят от взрослых, формируются нравственные установки, закладываются основы будущей самостоятельной жизни. Как отмечалось ранее, родительские сценарии – это будущая жизнь детей. Алю никто не научил относиться к людям с теплом, создавать домашний уют, заботиться о муже. Женщина наблюдается у психотерапевта. Когда рассказывает те или иные эпизоды из жизни, постоянно плачет. В работе над ее депрессией главный аргумент – сын, которому нужна мать, психологическая защита и комфорт.

    Значит, депрессия появляется в результате неблагополучных семейных факторов.

    Источником депрессивных состояний подростка могут быть складывающиеся обстоятельства. Подросток 14 лет пишет, что в детстве у него было все нормально, он был радостным. Но когда ему исполнилось 11 лет, умерла бабушка, которую он очень любил. А потом «все понеслось».

    В своей жизни я столкнулся со смертью первый раз, и это было ужасно – видеть любимого человека в таком состоянии. Но через два года трагически погиб папа – молодой, хороший, добрый. Нет слов, которыми я описал бы, как мне без него плохо, как не хочется мне без него ничего делать. Иногда я вижу, что мама еле сдерживается, чтобы не заплакать. Скажите, как жить, если не за что держаться?

    Но не только смерть родителей или близких людей повергает подростка в шок. Гибель животного, близкого существа – не меньшая для него трагедия. Картины потери долго напоминают о себе, окрашивая все в черный цвет. Мальчик пишет:

    Большим потрясением для меня была смерть моей собаки (полтора года тому назад). Он прожил с нами 12 лет. Я был совсем маленький, когда он был щенком. Можно сказать, мы росли вместе. Он был моим «братом», только не говорил. Он воспринимался всей семьей, да и многими знакомыми, не как собака, а как человек, со всеми качествами, свойственными, как нам казалось, настоящему мужчине. Причем нам пришлось его усыпить, так как болезнь была неизлечима. Бедный пес очень мучился, несколько дней совсем ничего не ел, вскоре с трудом мог ходить. Мы все надеялись на выздоровление. Отвезти его на усыпление не могли решиться, как будто убить своими руками… Но пришлось, выхода не было. Уже после укола, когда жить оставалось одну минуту, он лизнул меня на прощание… Мне так тяжело… Хотя прошло время и мы купили новую собаку той же породы и окраса, уже очень его полюбили, но все же на фотографию того, другого, до сих пор смотреть не можем. Сознательно пропускаем.

    Жестокое обращение в детстве и отрочестве также приводит к депрессии, усугубляет страдания, которые не исчезают, а актуализируются в аналогичных ситуациях.

    Меня в детстве била мама ремнем за прогулы. Однажды она меня излупцевала так, что я не мог пойти в бассейн. Сначала мне было очень обидно, я хотел рассказать ей, почему я не ходил на уроки. Но у нее лицо было такое злое, что мне показалось, что это не мать. Не могут матери так бить больно. А потом я должен был заслужить прощение, потому что она со мной не разговаривала… Говорила: «Иди, куда хочешь, раз не хочешь учиться». А куда я пойду? Одни ребята на уроках, а другие слоняются из угла в угол. Я хотел уехать в другой город к отцу. Как–то уладилось, но я всегда вижу ремень, и мне жутко. Я никого не люблю. Не может мать, которая родила ребенка, его бить до изнеможения. Если мне сейчас становится плохо, в глазах стоит мать с ремнем в руке. Зачем тогда родиться, чтобы тебя избивали? Я боюсь боли, но все равно, если мне на уроке тошно, я с него ухожу.

    Наконец, остановимся на обидах, которые при определенных условиях создают основу для плохого настроения, следствием которого становятся депрессивные состояния.

    Сейчас на это событие я смотрю с другой стороны, и мне не так обидно и больно, как тогда, несколько лет тому назад.

    Я училась в небольшой сельской школе. Директором этой школы была властная, требовательная и грубая женщина – Г. А. Так как школа была небольшая, то ребенку, который отличался большими способностями, чем другие, уделялось много внимания. Я не считала и не считаю, что у меня способности больше, чем у других. Но тем не менее так получилось, что среди лучших оказалась я и еще одна девочка.

    И. учила Г. А., которая ей покровительствовала. Она приводила ее в пример на школьных линейках, поощряла, давала общественные поручения.

    Меня же Г. А. не учила и контактов со мной не имела. Но ей хотелось, чтобы в школе был один лидер, как она говорила, «звездочка». Однажды учительница русского языка Т. С., которую мы все очень уважали, провела в нашем классе изложение. Не знаю, как мое изложение попало в руки Г. А., но потом случилось следующее.

    Меня вызвали в кабинет директора. Я, волнуясь и переживая, что же я натворила, пришла туда. Г. А. предложила мне сесть и начала разговор. Она спросила, думаю ли я учиться дальше. Я ответила, что пойду учиться дальше, закончу среднюю школу, а потом буду поступать в институт. На это она ответила, что прочитала мое изложение, но оценки «4» и «5», поставленные Т. С., не соответствуют настоящим. По ее мнению, это оценки «2» и «2». Я спросила, почему она так считает. На это она жестко ответила: «Ты мыслишь на уровне умственно отсталого. Ну, двоечника, как Сашка Б.» На этом разговор закончился, она меня отпустила. Но в моей душе осталась обида и сомнение – неужели это так? Неужели я на самом деле такая глупая? Неужели мне на самом деле завышают оценки? Сейчас страшно представить, что я испытала тогда, будучи тринадцатилетним подростком. Но на этом разговор не закончился. Г. А. все высказала Т. С., которая на это очень остро отреагировала: как она, заслуженный учитель, завышает отметки! Мою работу проверили другие учителя–филологи нашей школы. Они подтвердили оценки, поставленные моей учительницей. Но директор отстаивала свое мнение. Тогда моя учительница Т. С. отвезла мою работу в районный центр, где с ней согласились, но мнение директора не изменилось. У Т. С. было больное сердце, она очень сильно переживала и слегла в больницу на целый месяц. Г. А. делала мне еще много пакостей, которые я старалась не замечать: когда я заняла первое место в краеведческом конкурсе, она сказала, что это ошибка; когда в нашей школе нужно было выбрать двух лучших учащихся и вручить им самым первым грамоты, она сказала, что я все равно ничего в жизни не добьюсь.

    Я еще очень долго переживала и думала, что хуже меня никого нет. Я не верила тому, за что меня хвалили. Я не знала, что хорошо, что плохо.

    Во всех описанных историях много общего, несмотря на то что они разные, о разных людях и причинах, вызвавших переживание, расстройство настроения, затем – депрессию. Исключение составляет смерть собаки, к которой привязались все. Общее то, что депрессивные состояния «родились» и развивались в детстве при участии взрослых людей. Уникальность последней истории в том, что ее «родоначальник» – учитель, призванный сеять разумное, доброе, вечное. Если можно было бы собрать в книгу все истории о том, как педагоги и родители наносят вред детям и подросткам, это была бы книга мощнее Книги рекордов Гиннесса. Параллельно цивилизации и прогрессу идут ретардация и регресс, в котором участвуют взрослые.

    Остановимся на суицидальных намерениях подростка.

    Суицидальные фантазии и намерения подростков – прямое продолжение их депрессивных состояний.

    При обострении депрессии активность подростка резко снижается, а затем наступает полное бездействие. Все вокруг он воспринимает в «черном цвете». Вот как говорит подросток о своих переживаниях при острой депрессии.

    Сергей П., 15 лет: Я так много готовился к этим соревнованиям… Я не знаю, что случилось. Я не вошел даже в тройку.

    Психолог: Не надо расстраиваться. Будут еще соревнования. Потренируешься побольше и займешь первое место.

    Сергей П.: Вы не понимаете меня. Мне уже никогда не быть первым. Я так мечтал. Я неудачник.

    Спустя три дня психолог приглашает зайти Сергея к ней в кабинет и поговорить.

    Психолог: Как ты себя чувствуешь, Сергей?

    Сергей П. (сидя на самом краешке стула): Не знаю, да мне все равно…

    Мальчик с трудом, но справился с подавленным состоянием после проигрыша. Помогли ему взрослые, больше всех – учитель физкультуры. Он рассказал Сергею о его ошибках и составил график нового цикла тренировок. Спустя месяц Сергей вновь пришел к психологу и сообщил, что он помогает тренеру в работе с малышами и много тренируется сам. Сон и аппетит нормализовались. Он стал замкнутым, но, как сказал сам мальчик, он работает над собой и хочет быть сосредоточенным.

    Далеко не каждая ситуация, вызвавшая переживания, пессимизм и отчаяние, заканчивается так благополучно. В этой, как уже было сказано, на помощь пришли взрослые. Если же подростки остаются один на один со своими неразрешенными проблемами, не могут найти выхода, то у них возникают мысли о ненужности и никчемности своей жизни. Особенно часто это происходит тогда, когда самые близкие люди не разделяют мнения подростка или наказывают его за действия, которые он сам осуждает.

    Привязанность к родителям и установленные ими порядки смягчают переживания и уменьшают депрессию и подавленность. Это происходит потому, что подростку становится все ясно, он понимает, что от него требуется, ради чего родители требуют от него порядка.

    В противном случае подавленность возрастает, и вновь возникают вопросы: кто я, зачем я живу, кто мне поможет в жизни? Большинство людей не совершают в подавленном состоянии самоубийств, но научные данные говорят о том, что от 50 до 80 % тех, кто испытывают подобное состояние, пытаются уйти из жизни.

    Во всех возрастных группах самоубийства занимают восьмое место среди причин смерти, а в подростковой – третье. На каждое совершенное самоубийство приходится от 8 до 20 попыток самоубийства. Примерно 10 % людей в те или иные годы своей жизни пытались наложить на себя руки. Поскольку депрессии чаще подвержены женщины, именно они втрое чаще, чем мужчины, пытаются совершить самоубийство, но попытки мужчин почти всегда приводят к гибели.

    Герриг и Зимбардо отмечают, что за последние 10 лет количество суицидальных попыток среди подростков катастрофически возросло. Так, каждые 9 минут у кого–то из них возникают суицидальные намерения, а каждые 90 минут чья–то жизнь трагически обрывается. За неделю 1000 подростков пытаются свести счеты с жизнью, и 125 эта попытка удается.[62]

    В России всплеск самоубийств приходится на времена перемен. Он связан с отсутствием стабильного заработка или работы. Непонимание со стороны близких, их садистское отношение, арест в результате отклоняющегося от юридических норм поведения – психологические причины самоубийств подростков. В последнее время к самоубийству приводит и нетрадиционная сексуальная ориентация, и употребление подростками психоактивных веществ, и посещение сект, и т. д. Поведение Саши С., пытавшегося покончить жизнь самоубийством, говорит о многом.

    Саша С. учится в 7–м классе. Родители пьют, на сына внимания не обращают. Он плохо учится, друзей у него нет. Взрослые мужчины обращаются к нему с необычной просьбой – «подежурить», а потом «благодарят» его сладостями или украденным из ларьков спиртным. Однажды они начали заставлять его влезть в форточку квартиры на первом этаже и открыть им дверь. Он отказался. Тогда они стали угрожать ему: говорили, что посадят в тюрьму отца, который вроде бы тоже вор, а мать убьют. Подросток написал матери записку: «Я больше так нимагу. Пращайти». Потом встал на подоконник и выпрыгнул с третьего этажа. Сейчас Саша лежит в больнице с переломанным позвоночником.

    Выше описывалось поведение подростков из групп риска. Ответственность за их жизнь должны нести либо опекун, либо государство. В противном случае множится число не только малолетних преступников, но и суицидальных попыток.

    У девочек–подростков желание уйти из жизни часто связано с неразделенной любовью. Нереальность жизненных намерений и целей, которые ставят подростки, также провоцируют желание свести счеты с жизнью.