Загрузка...



  • Введение
  • Адресаты посланий
  • Авторство
  • 1. Исторические сведения в посланиях
  • 2. Упоминание церковных служителей
  • 3. Сведения о ложных учениях
  • 4. Доктринальная позиция
  • 5. Язык и стиль
  • Датировка
  • Цель
  • Соответствие канону
  • Богословие
  • Дополнительная литература
  • Первое послание к Тимофею
  • Содержание
  • Комментарий
  • 1:1–20 Павел и Тимофей
  • 1:1—2 Приветствие
  • 1:3—11 Евангелие и подделки
  • 1: 12— 17 Личный опыт Павла в познании Христа
  • 1:18—20 Завещание Тимофею
  • 2:1—15 Богослужение и женщины
  • 2:1—8 Общая молитва
  • 2:9—15 Советы христианкам
  • 3:1—13 Требования к церковным служителям
  • 3:1—7 Условия для епископского служения
  • 3:8—13 Условия для служения дьяконов
  • 3:14—16 Церковь — дом Божий
  • 4:1—16 Надвигающаяся опасность
  • 4:1–5 Описание опасности
  • 4:6—16 Наставление Тимофею
  • 5:1 — 6:2 Советы по поводу личных отношений в церкви
  • 5:1,2 Различные возрастные группы
  • 5:3—16 Об отношении к вдовам
  • 5:17—20 Пресвитеры (старейшины)
  • 5:21—25 Совет Тимофею
  • 6:1—21 Различные предписания
  • 6:1,2 О рабах и господах
  • 6:3—5 О лжеучителях
  • 6:6—10 О сребролюбии
  • 6:11—16 О стремлении к правде и благочестию
  • 6:17—19 Еще раз о богатстве
  • 6:20—21 Заключительное слово к Тимофею
  • Второе послание к Тимофею
  • Содержание
  • Комментарий
  • 1:1—18 Призыв к укреплению веры
  • 1:1,2 Приветствие
  • 1:3—5 Благодарение
  • 1:6—10 О совершенствовании дара
  • 1:11—12 Личное свидетельство Павла
  • 1:13—14 Наказ Тимофею
  • 1:15—18 Павел и его сотрудники
  • 2:1–26 Советы Тимофею
  • 2:1—13 Воззвание к Тимофею
  • 2:14—26 Превращение в достойного делателя
  • 3:1–17 Предсказания и наставления
  • 3:1—9 Предсказания о последних днях
  • 3:10—17 Дополнительные наставления
  • 4:1—22 Прощальное слово Павла к Тимофею
  • 4:1—5 Последний наказ
  • 4:6—8 Личное свидетельство
  • 4:9—18 Личные замечания
  • 4:19—22 Прощальные приветствия
  • Послание к Титу
  • Содержание
  • Комментарий
  • 1:1—4 Приветствия
  • 1:5—9 Качества служителей церкви
  • 1:10–16 Как поступать с лжеучителями
  • 2:1—10 Обязанности разных классов верующих
  • 2:1—3 О старых
  • 2:4—8 О молодых
  • 2:9–10 О рабах
  • 2:11 — 3:8 Доктриналыгая основа христианской жизни
  • 2:11—15 Наставление благодатью
  • 3:1—2 Христиане в обществе
  • 3:3—8 Христианство и язычество
  • 3:9—11 Дополнительные предостережения
  • 3:12–15 Заключительные замечания
  • Пасторские Послания

    Введение

    Адресаты посланий

    Хотя в настоящее время эти послания широко известны как «пасторские», это название появилось только в XVIII в. Такое определение является скорее данью традиции, чем точным термином, поскольку послания — отнюдь не руководства по пасторскому попечению. Тимофей и Тит были ближайшими сотрудниками Павла, и в Новый Завет включены только эти послания, адресованные им. Неизвестно, сколько других посланий (если таковые существуют) написал апостол. Послание к Филимону — единственное в своем роде.

    Тимофей упоминается не только в Книге Деяний, но и во многих посланиях Павла. По всей вероятности, Тимофей был обращен в христианскую веру во время первого миссионерского путешествия Павла. Он тесно сотрудничал с апостолом во время второго и третьего путешествий. В Флп. 2:19—20 Павел тепло отзывается об усердии и заботливости Тимофея. Не приходится удивляться, что два послания, адресованные горячо любимому соратнику Павла, сохранились.

    Как ни странно, в Книге Деяний святых Апостолов о Тите ничего не говорится, хотя он упоминается в Гал. 2:1,3 (откуда мы узнаем, что он был греком) и в 2 Кор. 8:23, где Павел характеризует его как своего товарища и сотрудника (ср. также: 2 Кор. 12:18). По–видимому, Тит был более сильной личностью, чем Тимофей, так как в 1 и 2 Посланиях к Тимофею встречаются косвенные указания на довольно нерешительный характер Тимофея.

    Авторство

    Считается, что все три послания написаны апостолом Павлом. Никаких данных раннехристианской церкви, свидетельствующих об обратном, не существует. Однако с начала XIX в. многие ученые оспаривают тот факт, что дошедшие до нас послания написаны Павлом. Существует два направления; сторонники одного объявляют эти послания фиктивными, сторонники другого признают, что в них содержатся некоторые подлинные материалы Павла. И та, и другая гипотезы по необходимости рассматривают эти послания как вышедшие под псевдонимом, то есть приписанные апостолу, но созданные кем–то другим. Ученые, опровергающие авторство Павла, утверждают, что подобный прием считался в то время вполне допустимым и не подвергался порицанию. Но это утверждение спорно. Какие же причины привели к появлению теорий, отрицающих подлинность посланий?

    1. Исторические сведения в посланиях

    Согласно этим сведениям, Павел недавно посетил Эфес и Крит. Однако это плохо согласуется с рассказом в Книге Деяний апостольских. Некоторые полагают, что события, описанные в пасторских посланиях, произошли после освобождения Павла из заключения, упомянутого в конце Книги Деяний. Вероятно, позднее Павел был арестован вторично и в конце концов казнен. Однако многие ученые не соглашаются с этой точкой зрения, поскольку никаких доказательств, помимо сведений, содержащихся в самих посланиях, не существует. Поэтому были предприняты попытки согласовать эти исторические сведения с хронологией Деяний, но это отнюдь не просто. Придерживающиеся точки зрения, что оба варианта воссоздания истинной картины являются неубедительными, просто считают все исторические данные вымышленными и не предпринимают дальнейших попыток соотнести их с фактами из Книги Деяний святых Апостолов.

    2. Упоминание церковных служителей

    Утверждают, что содержащиеся в посланиях упоминания «епископов» и «пресвитеров» отражают реалии более позднего периода, чем время апостолов. Однако трудно с уверенностью сказать, что означали эти понятия на разных этапах ранней истории церкви, да и в пасторских посланиях между ними не проводится существенных различий. Следовательно, этот аргумент неубедителен. Но могла ли у Павла возникнуть потребность давать своим помощникам наставления о качествах, необходимых церковным служителям? Если допустить, что эти послания не были строго конфиденциальными и отчасти предназначались для огласки, то легко согласиться, что Павел хотел выразить в письменном виде сделанные ранее наставления своим помощникам.

    3. Сведения о ложных учениях

    Некоторые считают, что эти данные соответствуют периоду появления ересей во II в. и потому не могут относиться ко времени Павла. Но эта теория ничем не доказана, так как «басни и родословия», упомянутые в пасторских посланиях, не имеют никакого отношения к позднейшим гностическим ересям. Главной целью Павла было предупредить своих товарищей, чтобы они не тратили времени на эти ложные учения. Если, как полагают некоторые ученые, эти послания были написаны для опровержения ересей II в., то почему отсутствуют более ясные указания на них? Напрашивается справедливый вывод, что ложные учения не могут служить ориентиром для датировки пасторских посланий.

    4. Доктринальная позиция

    Говорят, что доктринальная позиция, отраженная в этих посланиях, не соответствует позиции апостола Павла. К такому заключению приходят при сопоставлении богословского содержания пасторских и всех остальных посланий Павла. Утверждают, что остальные послания имеют множество особенностей, отсутствующих в пасторских посланиях, следовательно, их атрибуция Павлу подлежит сомнению. Однако этот довод страдает существенной уязвимостью. Он не учитывает, что различные послания были адресованы разным людям и преследовали разные цели. Не следует требовать от Павла, чтобы он включал в каждое написанное им послание всю «сумму теологии». В пасторских посланиях нет противоречий богословской позиции, отраженной в остальных посланиях Павла. Отсутствие таких тем, как праведность Бога или запечатление Святым Духом, следует обсуждать на этой основе. Труднее объяснить частоту употребления такого выражения, как «верно слово», которое напоминает речевой штамп и в других посланиях Павла больше не встречается. Но разве это исключает вероятность авторства Павла? Чтобы утверждать это, следовало бы показать, что Павел никогда не употреблял подобных выражений, но для этого мы просто не располагаем достаточными сведениями.

    5. Язык и стиль

    Считают, что доводы, основанные на анализе языка, неоспоримо свидетельствуют против подлинности этих посланий. Однако и это не так однозначно, так как существуют различные способы оценки материала. Действительно, в этих посланиях есть немало слов, не встречающихся в других произведениях Павла, а также несколько слов, не встречающихся во всем Новом Завете. В таком случае, следовало бы выяснить, использовал Павел эти слова или нет. Поскольку нам известны примеры употребления всех этих слов в то время (за единичными исключениями), то почему их не мог использовать Павел? Доводы, основанные на словоупотреблении, неубедительны.

    Еще большее внимание уделяется анализу стиля, для определения которого также используются различные методики. Одни исследователи строят свою аргументацию на употреблении (или отсутствии употребления) предлогов, другие ссылаются на частоту употребления слов или длину предложений. Вообще говоря, любые статистические оценки стиля пасторских посланий серьезно затрудняются ограниченностью доступного материала. Чтобы объяснить изменения языка, некоторые ученые, признающие авторство Павла по другим причинам, склоняются к гипотезе «соавторства» секретаря.

    Даже при условии, что этих доказательств достаточно для опровержения авторства Павла, остается нерешенной проблема: что побудило неизвестного автора написать послания от имени Павла и что заставило его избрать именно этих адресатов? До сих пор никакого удовлетворительного объяснения этому не представлено, и при отсутствии такового вполне резонно присоединиться к традиционному воззрению, согласно которому Павел написал эти послания своим ближайшим сотрудникам с определенной исторической целью.

    Датировка

    Датировка пасторских посланий неразрывно связана с проблемой авторства. Если их написал не Павел, то возможна любая дата между пятидесятыми годами 1 в. и началом II в. Как мы знаем, некоторые ученые считают, что Павел не мог создать эти послания, так как они были написаны значительно позже. По их мнению, датировка посланий решает вопрос их авторства. Но если автором был Павел — возможно, использовавший секретаря, — то наиболее вероятным временем их создания является середина шестидесятых годов (точная дата обсуждается), когда Павел был арестован в Риме. Согласно этому воззрению, принято считать, что вскоре после освобождения Павла из заключения, описанного в конце Книги Деяний, он был арестован вторично и в конце концов казнен, а некоторые события, упомянутые в пасторских посланиях, произошли за недолгий период его пребывания на свободе. Правда, в отношении 2 Послания к Тимофею не остается сомнений, что оно было написано человеком, знающим, что у него осталось мало времени.

    Цель

    Проще всего определить цель 2 Послания к Тимофею, ибо оно явно написано в то время, когда Павел ожидал исхода своих испытаний. В нем звучит настоятельная просьба, чтобы Тимофей постарался прийти к нему, пока еще оставалось время. Кроме того, во 2 Тим. 4 есть несколько просьб личного характера, касающихся фелони, книг и рукописей. В целом послание предназначалось для воодушевления Тимофея на дальнейшее исполнение служения.

    Цель 1 Послания к Тимофею, по–видимому, состояла в том, чтобы дать некоторые указания по таким вопросам, как избрание церковных служителей и отношение к ложным учениям. Павел излагает свою цель в 1 Тим. 3:14—15. Он намеревался дать Тимофею необходимые указания на случай, если им не придется вскоре встретиться. В Послании к Титу просматривается сходная ситуация: если Тимофей был оставлен в Эфесе, то Тит исполнял еще более ответственную работу на Крите. Следовательно, послание было призвано поддержать Тита в решении этой сложной задачи.

    Соответствие канону

    Существуют веские доказательства использования данных пасторских посланий в раннехристианской церкви. Выявлены отдельные параллели между пасторскими посланиями и 1–м Посланием Климента, что подтверждает их использование до 95 г., хотя некоторые ученые оспаривают этот вывод. На два пасторских послания, по–видимому, ссылался Поликарп, а о том, что в последующий период эти послания не только имели хождение, но и пользовались высоким авторитетом, свидетельствуют факты.

    Тем не менее существует два обстоятельства, на которые часто ссылаются для опровержения ранней канонизации пасторских посланий. Одно из них состоит в том, что Маркион исключил их из своего канона (середина II в.). Поскольку Тертуллиан утверждает, что Маркион «вычеркнул их», резонно предположить, что ему были известны эти послания, но он их не признавал. Как явствует из канона Маркиона, он сформирован весьма избирательно. Другие основывают ход своих рассуждений на том, что пасторские послания не представлены в папирусах Честера Битти. И все же доказательства использования и высокого авторитета этих посланий настолько весомы, что сомнений, основанных на фактах такого рода, явно не достаточно, чтобы опровергнуть убеждение, что уже на раннем этапе христианской истории их бережно хранили и ценили как подлинные послания апостола Павла.

    Богословие

    Несмотря на отсутствие некоторых из важнейших тем Павла, эти послания содержат немало фрагментов доктринального характера, полностью согласующихся с его богословскими идеями. Выраженное в них возвышенное представление о Боге особенно отчетливо проявляется в знаменитом славословии в 1 Тим. 1:17. Бог предстает в этих посланиях и как Отец, и как Спаситель (1 Тим. 4:10; Тит. 1:3; 2:10,13; 3:4), и как праведный Судия (2 Тим. 4:8).

    Описание Христа также согласуется с известным учением Павла; в посланиях упоминается Его человеческая природа (1 Тим. 1:15), долготерпение (1 Тим. 1:16), спасительная миссия (2 Тим. 1:10; Тит. 2:13; 3:6), посредничество (1 Тим. 2:5—6) и воскресение (2 Тим. 2:8).

    Меньше, чем в других посланиях Павла, здесь говорится о Святом Духе, но и эта тема не остается без внимания. Роль Духа в предсказаниях упоминается в 1 Тим. 4:1, а в 2 Тим. 1:14 о Духе сказано как о живущем в Тимофее хранителе вверенной ему истины. Святой Дух ответствен за возрождение и обновление (Тит. 3:5).

    Из пасторских посланий ясно следует, что спасение является результатом Божественного милосердия, даруемого верующим (1 Тим. 1:16). В сущности, они нисколько не противоречат учению Павла, изложенному в других местах Нового Завета.

    См. также главу «Читая послания».

    Дополнительная литература

    Stott J. R. W. The Message of I Timothy and Titus, BST (IVP, forthcoming).

    — — — — — — — — , The Message of 2 Timothy, BST (IVP, 1973).

    Guthrie D. The Pastoral Epistles, TNTC (IVP/UK/Eerdmans, 1990).

    Fee G. D. / and 2 Timothy and Titus, NIBC (Hendrickson, 1988).

    Первое послание к Тимофею

    Содержание

    1:1–20 Павел и Тимофей

    1:1–2 Приветствие

    1:3—11 Евангелие и подделки

    1:12—17 Личный опыт Павла в познании Христа

    1:18—20 Завещание Тимофею

    2:1—15 Богослужение и женщины

    2:1—8 Общая молитва

    2:9—15 Советы христианкам

    3:1—13 Требования к церковным служителям

    3:1—7 Условия для епископского служения

    3:8–13 Условия для служения дьяконов

    3:14—16 Церковь — дом Божий

    4:1—16 Надвигающаяся опасность

    4:1—5 Описание опасности

    4:6–16 Наставление Тимофею

    5:1 6:2 Советы по поводу личных отношений в церкви

    5:1—2 Различные возрастные группы

    5:3—16 Об отношении к вдовам

    5:17—20 Пресвитеры (старейшины)

    5:21–25 Совет Тимофею

    6:1—21 Различные предписания

    6:1—2 О рабах и господах

    6:3–5 О лжеучителях

    6:6—10 О сребролюбии

    6:11–16 О стремлении к правде и благочестию

    6:17—19 Еще раз о богатстве

    6:20—21 Заключительное слово к Тимофею

    Комментарий

    1:1–20 Павел и Тимофей

    1:1—2 Приветствие

    Как и в других посланиях, Павел начинает с упоминания о своем апостольстве. Он утверждает свой авторитет, указывая на то, что призван Богом. Павел не назначал себя на этот пост и, следовательно, говорил не

    только от своего имени. Он ощущал себя Апостолом Иисуса Христа, подчеркивая, что Иисус был Христом, то есть Мессией. Роль Бога обозначена выразительной формулировкой по повелению Бога, которая показывает, что Павел был лицом подчиненным. Заметьте, что Бог назван Спасителем — мысль, неоднократно встречающаяся в этих личных посланиях.

    Обращение к Тимофею как к истинному сыну в вере указывает на дружеские отношения между этими людьми, а также намекает на то, что именно благодаря Павлу Тимофей стал христианином. Пожелание благодати и мира в начале посланий типично для Павла, но здесь оно дополнено пожеланием милости (как и в 2 Тим.). Павел говорит о Боге как об Отце (столь знакомом по другим его посланиям), а об Иисусе — как о Господе, что в точности повторяет язык первоначального исповедания христианской веры (ср.: Рим. 10:9).

    1:3—11 Евангелие и подделки

    3—7 Прежде всего Павел напоминает, что он поручил оставшемуся в Эфесе Тимофею увещевать остальных не проповедовать ложные учения, которые имели хождение уже на раннем этапе истории церкви. Это служит напоминанием о том, что во все времена истина подвергается испытанию в борьбе с подделками. Как и в Послании к Титу, ложным учениям уделено здесь большое внимание. Несмотря на то что эти послания отражают реалии своего времени, они проливают свет на определенные принципы, которыми следует руководствоваться при подходе к некоторым видам ложных учений нашего времени. Что бы ни подразумевалось под баснями и родословиями (4), ясно, что Павел рассматривает их как нечто совершенно противоположное содержанию Евангелия. Учитывая, что в Тит. 1:14 Павел упоминает «Иудейские басни», можно предположить, что он имел в виду мифические истории вроде иудейской книги Юбилеев. Примечательно, что споры, производимые этими «баснями», противопоставлены Божьему назиданию. Именно непродуктивность ложных учений отличала их от истинной веры. Павел заостряет внимание на таких особенностях распространителей ложных учений, как пустословие и непригодность к роли учителей (6—7). Бесполезность их деятельности просто поразительна. Изложенная в середине этого фрагмента суть поручения, данного Павлом Тимофею, состоит в том, чтобы проявлять любовь от чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры (5). Мерилом благотворности спора является не удовольствие от словесного состязания, а то, что он содействует возрастанию взаимопонимания и искренней любви, основанной на вере.

    8—11 В ст. 7 Павел говорит о стремлении некоторых быть законоучителями, и это побуждает его обсудить природу и цель закона. Павел признает (как и в Рим. 7:12), что закон добр, хотя в других местах он дает понять, что закон не может привести к спасению. Главное назначение закона состоит в осуждении нечестивых (9—11). Негативный аспект является в законе наиболее важным. Упомянутые здесь разнообразные нарушители — это все те, к кому можно применить закон при совершении ими конкретных преступлений. Павел отбирает крайние случаи, но главное, что он хочет сказать, едва ли может вызвать возражения: все эти преступления противны здравому учению.

    Павел не отрицает, что, хотя закон был оттеснен Евангелием на второй план, он по–прежнему остается в силе. Здравое учение Павел определяет как учение, соответствующее славному благовестию блаженного Бога (11). Это указывает либо на священное содержание благовестил, либо на то, что оно ниспослано Богом. По–видимому, здесь смысловой акцент падает на содержание, хотя Божественное происхождение Евангелия неоспоримо. Это полностью согласуется с выраженным в других посланиях отношением Павла к Евангелию.

    1: 12— 17 Личный опыт Павла в познании Христа

    Павел хочет, чтобы Тимофей знал, как трепетно относится к своему призванию на служение Христу его учитель. Это должно воодушевить Тимофея. Послания Павла изобилуют внезапными порывами восхваления Бога, и всякий раз изъявление благодарности поражает своей непосредственностью. Здесь оно обусловлено осознанием безмерности Божьего милосердия в свете зловещего прошлого Павла. Бывший прежде хулителем и гонителем, Павел радуется, что Бог избрал его на служение (12–13). Комментарием может послужить Книга Деяний святых Апостолов, ибо в ней описано, как жестоко Павел преследовал христиан до своего драматического обращения (Деян. 8 — 9). Он никогда не забывал о чуде своего избрания Богом. Использованное здесь понятие служение имеет самое широкое значение и охватывает многие аспекты апостольской деятельности. Замечание Павла, что он поступал так по неведению, в неверии, подчеркивает его уверенность в Божьем милосердии и благодати. Но обилие благодати не переставало его удивлять. Это напоминает нам о том, что Бог не гневается на нас за прошлые грехи, если мы пребываем во Христе Иисусе.

    Некоторые исследователи находят затруднительным толкование выражения верно… слово (15), поскольку нигде, кроме пастырских посланий, Павел его не употребляет. Тем не менее в нем нет ничего такого, что расходится с учением Павла в целом. То, что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников, составляет самую сердцевину Евангелия. Но не преувеличивает ли Павел, называя себя первым из грешников? В свете предыдущего упоминания о жестоком преследовании им христиан такое утверждение не кажется безосновательным. Павел осознал милосердие Бога во всей полноте именно потому, что сам был гонителем Божьего народа. Тот, кто лучше других знает о своем прежнем противодействии Богу, обычно особо красноречиво может выразить свое понимание Божьего долготерпения. Такие люди становятся «вещественным доказательством» возможностей Бога. Едва ли апостол осознавал в полной мере масштаб того, что Божья милость к нему приведет других людей к вере во Христа. Но некоторое представление об этом он дал. Верное слово, кратко излагающее главную истину Евангелия, по–прежнему всякого принятия достойно.

    Неожиданное славословие в ст. 17 заслуживает внимания, поскольку оно обладает некоторыми важными особенностями. Только здесь Павел называет Бога Царем веков. Возможно, это выражение восходит к иудейскому представлению о двух веках — веке нынешнем и веке грядущем. Эпитеты нетленный и невидимый указывают на неземную природу Бога, а определение единый — на Его исключительность.

    1:18—20 Завещание Тимофею

    Затем Павел обращается лично к Тимофею, называя свое обращение завещанием. Это слово, помещенное в контекст военной метафоры, заставляет почувствовать всю безотлагательность сообщения. Но о каких бывших о Тимофее пророчествах идет речь? Вероятно, это намек на предсказания, предшествовавшие призванию Тимофея на служение. Надо полагать, что поддержку Тимофею в его служении оказывал не только Павел, но и другие христиане. Метафора чтобы ты воинствовал… как добрый воин встречается и в других посланиях Павла (ср.: Еф. 6:10—18), приобретая новый оттенок в 2 Тим. 4:7. Павел был убежден, что жизнь христианина — это духовная борьба. О вере и доброй совести (19) см. ст. 5.

    Переход к метафоре кораблекрушения кажется неожиданным (19—20). Участь упомянутых Павлом мужей печальна, ибо «кораблекрушение» было вызвано сознательным неприятием веры. Но что подразумевал Павел, говоря о предании их сатане? По общему признанию, это действительно трудное место, но правильное решение, по–видимому, заключается в том, чтобы рассматривать церковь как владение Бога, а мир неверующих — как владение сатаны. Упорствующие в неверии лишаются права на пребывание в христианской общине. Но Павел оставляет им надежду на возвращение, если они научатся не богохульствовать. Некоторые исследователи, по аналогии с Деян. 5:1–11 и 1 Кор. 11:30, усматривают здесь намек на причинение физических страданий. Но правильнее считать, что речь идет о моральном воздействии. Подобные вопросы Павел поднимает и в 1 Кор. 15. В наше время церковная дисциплина представляет собой все что угодно, только не единую систему. Одни церковные лидеры чрезмерно авторитарны, другие не уделяют дисциплине никакого внимания. По мысли Павла, настойчиво звучащей в его посланиях, церковь несет ответственность за своих заблудших членов и за общее благо всех верующих.

    2:1—15 Богослужение и женщины

    2:1—8 Общая молитва

    В этом фрагменте Павел призывает к надлежащему совершению богослужения, особенно общей молитвы. Он использует для обозначения молитвы несколько слов (1), но между ними нет принципиального различия. На первый план выступают два важных соображения: обязательность благодарения и его масштабы. Павел стремится включить всех, но особое внимание уделяет тем, кто облечен властью (2). Знаменательно, что он не проводит различия между справедливыми и несправедливыми правителями. Он считает долгом христианина молиться за тех, от чьих поступков зависит каждый гражданин. Но цель молитвы заключается в том, чтобы христиане могли проводить жизнь тихую и безмятежную во всяком благочестии и чистоте (2). Впрочем, нередко бывает, что атмосферу можно назвать какой угодно, только не тихой и безмятежной. И несмотря на это, там процветает благочестие.

    В ст. 3—7 Павел неожиданно отступает от начатой темы, чтобы сделать важное богословское заявление. Связь между молитвой о всеобщем спасении и утверждением о желании Бога, чтобы все люди спаслись, на первый взгляд неясна, однако она просматривается в сходстве выражений за всех людей в ст. 1 и все люди в ст. 4. Подтверждает ли это высказывание доктрину о всеобщем спасении? Можно возразить, что желаемое Богом непременно должно сбыться. Но следует помнить, что и в Ветхом, и Новом Завете о «желании» (или «воле») Бога в зависимости от контекста говорится по–разному. В одних случаях Божью «волю» невозможно отличить от повеления: на что была Божья воля, то и происходит. В других случаях Божья «воля» равнозначна Его заповеди (напр.: 1 Фес. 4:3). Иногда это понятие относится к Его умонастроению. Бог, Который восклицает: «…Я не хочу смерти умирающего… обратитесь и живите!» (Иез. 18:32). — это еще и Тот, Кто хочет, чтобы все люди спаслись и постигли истину.

    Конечно, при желании в этих утверждениях можно обнаружить некое противоречие. Но по существу они составляют неотъемлемую часть библейской картины, согласно которой Всевышний Бог обладает отчетливо выраженными чертами личности. Противопоставлять верховное владычество Бога Его личному взаимодействию с нами, носителями Его образа, значит искажать библейское представление о Боге. В 1 Тим. 2 Павел стремится подчеркнуть сочувствие Бога ко всем людям, независимо от национальной принадлежности и общественного положения. Вероятно, это было вызвано необходимостью борьбы с претензиями на некие привилегии перед Богом, отражавшими неверное представление о Божественном сострадании. Все, что Павел и другие новозаветные авторы говорят об избранничестве, неотделимо от убеждения первых христиан, что Бог желает приобщить всех людей к истине.

    Далее следует еще одно богословское заявление (5—6). В его первой части утверждается единственность Бога, что не могло не встретить поддержки как со стороны иудеев, так и со стороны христиан. Но второе положение, привлекающее внимание к посреднической роли Иисуса Христа, является исключительно христианским. Идея посредничества не характерна для Павла, но она занимает важное место в Послании к Евреям. Здесь она связана с представлением об Иисусе, предавшем Себя для искупления, что заставляет вспомнить слова Иисуса в Мк. 10:45. Метафора искупления почерпнута из сферы работорговли, где раб мог получить свободу, если за него заплатят выкуп. Упомянутое здесь свое время — это, по–видимому, «полнота времени», о которой говорится в Гал. 4:4. Приход Иисуса для спасения человечества стал поворотным моментом мировой истории.

    Замечание Павла о том, что он поставлен проповедником и Апостолом (7), отражает его осведомленность о порученной ему миссии. Дополнительное указание на роль учителя язычников свидетельствует о твердой убежденности Павла в том, что ему отведено особое место в замыслах Бога.

    В заключительном наставлении (8) Павел возвращается к теме общей молитвы, обращая внимание натри важных условия. Во–первых, воздевание чистых рук предполагает наличие веры, причем истинная чистота достижима только благодаря праведности Христа. Во–вторых, молитва не может существовать рядом с гневом. В–третьих, молитва несовместима с сомнением. Отношения с окружающими действительно влияют на наше общение с Богом.

    2:9—15 Советы христианкам

    Высказывают предположение, что поскольку данный фрагмент непосредственно примыкает к фрагменту, посвященному общей молитве, то советы, касающиеся женщин, следует рассматривать в этом контексте. Думается все же, что Павел рассуждает о поведении женщин в более широком смысле, хотя и связь с предыдущим разделом нельзя недооценивать.

    Сначала Павел говорит об одежде и украшениях (9—10). Похоже, что своей манерой одеваться некоторые женщины привлекали к себе слишком большое внимание. Учитывая, что с появлением Евангелия женщины обрели относительную свободу, необходимость в разговоре на эту тему, без сомнения, могла существовать. Павел ратует за приличие, скромность и целомудрие, отрицающие всякие излишества. Его совет касается таких прозаических подробностей, как прически, украшения и наряды. Не будучи против всего этого, Павел настаивает на значительно большей ценности добродетели. Другими словами, добрые дела более привлекательны, чем внешний вид.

    Следующий вопрос, затронутый Павлом (11 — 15), вызвал чрезвычайно бурные споры, поскольку некоторые решили, что Павел враждебно настроен по отношению к женщинам. Однако тщательный анализ его учения не подтверждает этой точки зрения. Совет Павла станет более понятным, если допустить, что женщины, получив свободу благодаря вере в Христа, начали господствовать над мужчинами, и это обстоятельство поставило под угрозу авторитет церкви. Прежде всего, женщины должны учиться в безмолвии, со всякою покорностью (11). Не был ли Павел свидетелем своевольного вмешательства женщин в процесс богослужения? Адресованное женщинам запрещение учить мужчин (12), очевидно, следует рассматривать в том же контексте, хотя Павел и обращается к наиболее подходящему примеру из ветхозаветного рассказа о творении.

    Рассматриваются два факта — приоритет Адама и слабость Евы, поддавшейся искушению. Первый (13) указывает на то, что мужчина был создан Богом прежде женщины, хотя Павел не подразумевает, что Ева предназначалась в помощь мужчине и была существом низшего порядка. Согласно Книге Бытие, именно Ева первой поддалась искушению и согрешила (14), но и Адама нельзя освободить от ответственности. В Рим. 5 Павел решительно связывает с Адамом пришествие греха в мир. Тем не менее он усматривает определенный смысл в той роли, которую сыграла в падении Ева, и дает понять, что все женщины в какой–то мере унаследовали этот недостаток.

    Наибольшие трудности вызывает толкование ст. 15. От напоминания о Еве Павел переходит к женщинам вообще. Но что он имеет в виду, говоря спасется чрез чадородие? Если эти слова означают лишь то, что, вопреки роли Евы в грехопадении, способности женщин к деторождению не будет нанесен ущерб, то это хорошо согласуется с рассказом в книге Бытие. Но тогда вызывает недоумение дополнительное условие — если пребудут в вере, — поскольку невозможно предположить, будто христианкам гарантирована большая безопасность, чем остальным женщинам. Согласно другому варианту толкования, слово «чадородие» относится к рождению Христа, и в таком случае Павел подразумевает, что спасение женщин осуществится через Христа. Здесь есть некое противоречие, поскольку, если речь идет об основе спасения, женщины находятся в одинаковом положении с мужчинами. Вероятнее же всего, Павел упоминает о спасении женщин по той лишь причине, что размышляет о роли Евы в грехопадении.

    Заслуживает внимания объединение веры, любви, святости и целомудрия, представляющее краткую характеристику христианской жизни. Несомненно, этими свойствами должны обладать не только женщины. Проблема применения этих библейских принципов к жизни современной церкви вызывает много споров. Утверждая, что мировоззрение Павла исторически обусловлено и что если бы он писал в наше время, то отстаивал бы только равенство полов, мы делаем Божественное откровение зависимым от преходящей моды, меняющейся из года в год. И кто может сказать, что написал бы Павел, живи он в наши дни? С другой стороны, настаивая на скрупулезном выполнении всех предписаний, относящихся к I в., мы рискуем показаться несовременными и даже смешными. Мы должны научиться выделять важнейшие библейские принципы и строго следовать им в своей жизни, утешаясь тем, что лучше казаться смешными, чем быть непокорными Богу.

    3:1—13 Требования к церковным служителям

    3:1—7 Условия для епископского служения

    В этом отрывке не имеется в виду должность «епископа» (0 как в русской синодальной Библии), хотя в обязанности появившихся позднее епископов входил общий надзор. Представление о властных полномочиях, которыми на протяжении всей истории христианства были наделены епископы, не свойственно новозаветному учению. Павел пишет о тех, кто, не обладая властью как таковой, должен был осуществлять общее руководство. Мы не располагаем сведениями о том, что в каждой церкви был только один епископ, и тем более не имеем оснований полагать, что на попечении епископа находилось несколько церквей. Но почему Павел ссылается на верно слово (1)? По всей видимости, это было общепринятое выражение, и Павел использует его, чтобы подтвердить значение должности епископа в глазах тех, кто этого недооценивал. Павел рассматривает епископское служение как благородное дело.

    Для исполнения этих обязанностей требовались соответствующие люди. Следует помнить, что первые христиане были выходцами из самых разных слоев общества, и этим объясняется характер некоторых требований (особенно в ст. 3), кажущихся курьезными. Павел перечисляет личные качества, необходимые кандидатам на эту должность. Они должны быть непорочны, целомудренны и благочинны (честны) (2). Этими качествами должны обладать все истинные христиане, и особенно христианские лидеры, поскольку люди, духовные и нравственные свойства которых не вызывают одобрения современников, не будут иметь большого влияния в качестве священников, а если и будут, то, вероятно, это влияние будет разрушительным.

    Такое же значение имеет семейная жизнь священника: он должен быть одной жены муж (2), хорошо управляющий домом своим (4). Первое требование исключало возможность назначения на эту должность двоеженцев, хотя правильнее толковать эти слова в том смысле, что священник должен служить примером в сфере семейных отношений. Здесь Павел не рассматривает вопрос о тех, кто до обращения в христианство был многоженцем. Тем не менее следует признать, что ответственные посты в христианской церкви должны занимать люди, примеру которых могут следовать остальные.

    Второе требование, касающееся управления собственным домом, заслуживает особого внимания, поскольку Павел видит в доме некий прообраз церкви (5). Жизнь в семье, где нет правильно налаженных взаимоотношений, не может дать необходимого опыта для руководства церковной жизнью. Это закон, которым часто пренебрегают при избрании будущих священников.

    Дополнительные требования перечислены в ст. 6 и 7. Новообращенные исключаются, так как они не обладают достаточным опытом. Примечательно, что в подобном же перечне в Послании к Титу это требование опушено — вероятно, по той причине, что в столь молодой церкви оно было невыполнимо. Но по возможности следовало избегать наделения новообращенных христиан слишком большой ответственностью, пока они не укоренились в церкви. Предупреждая об угрозе гордыни, Павел употребляет выражение чтобы… не подпал осуждению с дьяволом. Новообращенный, занимающий в церкви высокий пост, может возгордиться, как некогда возгордился сатана.

    Еще одно условие — доброе свидетельство от внешних. Павел осознает опасность назначения должностных лиц, которые не пользуются уважением современников. Люди, чье недостойное поведение привлекало внимание неверующих и подвергалось их осуждению, принесли церкви огромный вред. Но что подразумевается под сетью дьявольской? Очевидно, подразумевается сеть, которую дьявол расставляет для тех, кто не соответствует званию христианина, а не та, в которую угодил сам дьявол, то есть гордыня.

    3:8—13 Условия для служения дьяконов

    В Флп. 1:1 Павел упоминает дьяконов наряду с епископами, из чего явствует, что эти должности были тесно связаны. Даже приведенный здесь перечень желательных качеств дьяконов имеет большое сходство с перечнем качеств епископов. И снова первостепенное значение имеет уважение окружающих, честность и высокие моральные качества. Учитывая, что кандидаты на эти должности не должны быть пристрастны к вину, можно предположить, что в Эфесе существовала проблема чрезмерного потребления вина. Еще важнее, что дьяконы должны иметь твердую веру — обстоятельство, которое часто недооценивают при назначении на низшие церковные должности. Религиозная позиция была для Павла главным критерием. Испытание, позволявшее убедиться в наличии необходимых качеств (10), вероятно, происходило на собрании христианской общины.

    Ст. 11 выглядит как промежуточный эпизод, и некоторые полагают, что в нем говорится о диаконисах. Хотя существование данной категории церковных служителей вполне возможно, скорее всего, это указание относится к женам дьяконов. Они должны быть серьезными и сдержанными в речах, чтобы не отвлекать мужей от работы. Остальные требования к дьяконам почти дословно повторяют требования к епископам. Выражение приготовляют себе высшую степень, означающее «приобретают добрую репутацию», может относиться к их положению либо с точки зрения членов христианской общины, либо с точки зрения неверующих («внешних»), либо в глазах Бога. Второе предположение представляется наиболее правдоподобным, если иметь в виду не обеспечение будущего продвижения по службе, а проявляющееся ныне влияние. Это хорошо согласуется с замечанием о твердости их веры.

    3:14—16 Церковь — дом Божий

    Здесь Павел прерывает наставления, чтобы поговорить о природе церкви и представить свое учение в исторической перспективе. Весьма вероятно, что Павел уже обсуждал с Тимофеем эти правила, но решил изложить их в письменном виде, чтобы поддержать его во время своего отсутствия. Сравнение церкви с домом Божиим перекликается со ст. 5, объясняя озабоченность Павла способностью церковных служителей хорошо управлять собственными домами. Здесь он углубляет метафору, называя церковь столпом и утверждением истины (15).

    Павел не придает церкви большего значения, чем истине. Если церковь призвана нести свидетельство об истине и бороться с ложными учениями, то слово утверждение следует понимать как оплот, воздвигнутый для защиты истины.

    Включение фрагмента, напоминающего церковный гимн, кажется неожиданным. Но в нем раскрывается то, что Павел называет великой тайной благочестия (16). Он употребляет слово тайна по отношению к тому, что уже открылось, хотя больше нигде не связывает тайну с благочестием. Учитывая внимание Павла к теме богослужения, можно предположить, что он имеет в виду практические аспекты благочестия. Он утверждает, что величие этой тайны беспрекословно.

    Начало гимна вызывает вопросы, так как в некоторых текстах местоимение Он заменено словом «Бог». Гимн, несомненно, посвящен Христу, хотя Он и не назван. Возможно, Его имя упоминалось в первой части гимна, ныне утраченной. Первая строка указывает на боговоплощение. Смысл второй строки (оправдал Себя в Духе) также является предметом споров. Возможно, речь идет о человеческой душе Иисуса, и данное утверждение указывает на оправдание Иисуса Богом при воскресении. Такое толкование вполне согласуется с первой строкой. Менее вероятно, что здесь говорится о Святом Духе как посреднике оправдания.

    Не менее трудна и третья строка. Ее можно истолковать как прославление Иисуса, хотя тема прославления появляется только в шестой строке. Возможно, она относится к торжествующему Христу, являющему Себя падшим ангелам, но это не слишком согласуется с контекстом. Не исключена вероятность, что третья строка задумана как параллель к шестой, и в таком случае следует предпочесть первый вариант толкования. Четвертая и пятая строки, несомненно, образуют единое целое: слова о проповедовании Евангелия народам и о появлении веры в мире связаны с апостольским служением, описанным в Книге Деяний святых Апостолов. Высказывают предположение, что пятую строку можно понимать как «во всем мире», но это маловероятно. На первый взгляд заключительная строка указывает на вознесение, но после упоминания о проповедовании это было бы странно. Возможно, автор просто решил закончить свой гимн прославлением Христа, Которого он проповедует.

    4:1—16 Надвигающаяся опасность

    4:1–5 Описание опасности

    Здесь изложено еще одно предсказание о лжеучителях, которые появятся в последние времена (т. е. не при жизни апостола). Прежде всего мы обращаем внимание на то, что об этом говорит Дух (1). Это напоминает нам сказанное Иисусом (ср.: Мк. 13:22). Дух уже давал Павлу основания ожидать появления лжеучителей (ср.: 2 Фес. 2:1 — 12). Связь с приведенным выше гимном заключается в том, что ложное учение будет оспаривать его суть. Павел объединяет враждебное учение с духами–обольстителями и бесами и проводит четкое различие между Духом, упомянутым в 3:16 и 4:1, и сатанинскими происками, описанными ниже.

    Ложному учению присущи три основные особенности (2—3). Во–первых, оно распространяется лицемерами. Они преподносят ложь вместо истины, хотя сами, очевидно, считают, что проповедуют истину. Их совесть так окостенела, что они утратили способность отличать ложь от истины. Второй особенностью является запрещение вступать в брак, а третьей — настойчивое требование определенных пищевых ограничений. Эти представления были широко распространены в сектах, где воздержание считалось важнейшим средством спасения. Возражение Павла звучит как решительное осуждение тех, кто отвергает задуманное Богом. Брак — это установление Бога, а пища дана человеку Творцом. Верующие должны принимать ее с благодарением (4). Это соответствует еврейскому требованию о принесении благодарственной молитвы перед вкушением пищи. Любое учение, допускающее отношение к Богу как какому–то привередливому существу, должно быть отвергнуто. Если выражение словом Божиим и молитвою в ст. 5 относится к чтению молитвы перед едой, то слово означает использование Писания в этой молитве. Но, возможно, это намек на созидательное слово Бога в Быт. 1.

    4:6—16 Наставление Тимофею

    То, что Павел советует Тимофею, актуально для всех христиан, призванных бороться с ложными учениями, но особую ценность этот совет имеет в борьбе с заблуждениями, похожими на те, которым противостоит Павел. Тимофей должен указывать братьям–христианам на опасность, о которой предупрежден (6). Чтобы преуспеть в этом деле, он должен полагаться на свое знание истины (ср.: 2 Тим. 3:15, где говорится, что Тимофей с детства изучал священные Писания). К этому следует добавить знания, полученные от апостола. Павел полагает, что Тимофей сумеет справиться с лжеучителями. Однако он считает необходимым предостеречь Тимофея от пустой траты времени на «басни», не имеющие ничего общего с истиной (7). Очевидно, Тимофею понадобится мудрость, чтобы различать, что он должен насаждать и от чего ему следует отвращаться. В качестве комментария к совету упражняться в благочестии Павел проводит сравнение между телесными и духовными упражнениями (8). Несмотря на признанную пользу телесных упражнений (не ясно, был ли Тимофей склонен пренебрегать ими или, напротив, уделять им чрезмерное внимание), они уступают благочестию, у которого есть и настоящее, и будущее.

    Выражение слово сие верно вызывает вопросы, поскольку трудно понять, к какому стиху оно относится — к 8–му или 10–му. Ст. 10 содержит богословское утверждение и, возможно, представляет собой пословицу. С другой стороны, многие отмечают, что пословицу напоминает вторая часть ст. 8, а ст. 10 развивает выраженную в ней мысль. Глаголы трудимся и терпим указывают на то, что стремление к благочестию требует величайших усилий. Когда Павел говорит, что Бог есть Спаситель всех человеков, а затем выделяет верующих в особую категорию, он, очевидно, подразумевает и хранение Богом всего человечества, и спасение верующих. В 2:3—4 Павел подчеркивает всеобщий масштаб спасения, а здесь обращает внимание на необходимость веры для его осуществления. Тема упования на Бога постоянно звучит в произведениях Павла. Здесь он призывает возлагать надежду на Бога живого, воодушевляя верующих своей убежденностью в том, что Бог неизменен.

    Последние наставления этого раздела адресованы непосредственно Тимофею. Его проповедь должна звучать уверенно и веско (11). Совершенно очевидно, что апостол беспокоится о том, чтобы учение Тимофея воспринималось как столь же авторитетное, как и его собственное. И все же он понимает, что из–за молодости Тимофея могли возникнуть трудности (12). Однако молодость не помеха, если поведение молодого человека вызывает доверие. По этому поводу Павел дает конкретные указания. Слово важно, но оно должно быть связано с житием, то есть важно сочетание правильных слов с правильными поступками. Присовокупив к этому сочетанию внешних проявлений такие внутренние качества, как любовь, веру и чистоту, мы получим образец поведения христианина.

    В ст. 13 Павел указывает Тимофею три направления общественной деятельности. Чтение — это, по–видимому, публичное чтение Писания, включая помощь тем слушателям, которые могли читать Писание самостоятельно. Подобная практика составляла важную часть богослужения в синагоге. Греческое слово, переведенное как наставление, означает «проповедь», тогда как слово учение связано, по всей вероятности, с изложением христианской доктрины. Все три направления деятельности имеют величайшее значение для христианского пастыря.

    За наставлениями рекомендательного характера следует предостережение — не не ради о пребывающем в тебе даровании (14). Дарование (charisma) связано с пророчеством Святого Духа о Тимофее при его избрании на служение. Хотя оно имело место при возложении рук, наиболее важным аспектом этого события было само дарование. Возможно, здесь скрывается намек на то, что Тимофей не использовал свои духовные дары в полной мере, но поскольку это слово стоит в единственном числе, можно предположить, что речь идет именно о даре служения. Пониманию этого стиха способствует эпизод с возложением рук на Варнаву и Савла в начале их миссионерской деятельности (Деян. 13:1—3), так как их избрание также было связано с пророчеством и Святым Духом. Павел напоминает Тимофею об обстоятельствах его избрания на служение и призывает черпать силы из этого воспоминания (ср. также: 2 Тим. 1:6).

    В ст. 15–16 Павел объясняет, каким образом Тимофей может развить дарование, упомянутое в ст. 14. Главное, по мнению Павла, — это полная самоотдача. Глаголы заботься и пребывай, указывающие на важную роль настойчивости, перекликаются с темой телесных упражнений, намеченной в ст. 6. Христианский священник не может избежать людского внимания, и все его достижения или неудачи обязательно будут замечены. Павел надеется, что Тимофей добьется настоящих успехов.

    Призывая вникать в себя и в учение в ст. 16, Павел снова подчеркивает эту мысль. Он настаивает не на самоанализе, а на постоянной бдительности в жизни и в учении, которые неразрывно связаны друг с другом. В отрыве от благочестия истинное учение не имеет ценности, а благочестие невозможно без истинного учения. Павел осознавал опасность пренебрежения собственным спасением (ср.: 1 Кор. 9:27). Вряд ли священник сможет оказать влияние на окружающих, если сам не стремится к достижению этой цели.

    5:1 — 6:2 Советы по поводу личных отношений в церкви

    5:1,2 Различные возрастные группы

    Здесь излагается принцип, приложимый к верующим разного возраста. Тимофей должен относиться к другим людям так, как если бы они были членами его семьи. Этот принцип исключает идею превосходства и способствует более естественному подходу. Использованный здесь глагол укорять подразумевает публичное порицание, каковое недопустимо по отношению к пожилому человеку. Говоря о молодых женщинах, Павел предупреждает о важности сохранения чистоты отношений.

    5:3—16 Об отношении к вдовам

    5:3—8 Истинные вдовы. В первую очередь Павел заботится о вдовах, не имеющих средств к существованию. Во времена, когда система социального обеспечения отсутствовала, облегчение участи бедных было реальной проблемой, и Павел признавал, что христиане несут ответственность за ее решение. Но если у вдовы были близкие, которые ее содержали, то вмешательство церкви было лишним. Забота о семье угодна Богу. Социальная ответственность рассматривается как религиозная обязанность. В этом христианское учение согласуется с пятой заповедью, предписывающей почитать родителей. В ст. 5 Павел изображает благочестивую бедную вдову, полагающуюся на Бога. Разительный контраст с изображением сластолюбивой вдовы в ст. 6, без сомнения, предусмотрен автором.

    Павел знал, что некоторые вдовы жили в свое удовольствие, и, конечно, не требовал от церкви поддержания подобного образа жизни, особенно если под «сластолюбием» подразумевалась распущенность. Выражение заживо умерла звучит парадоксально, но это духовная смерть. Тимофею вменяется дать на этот счет ясные указания, чтобы помочь подобным женщинам отвратиться от порока. В этом сугубо житейском вопросе Павел озабочен не только судьбой отдельных личностей, но и воздействием дурного примера на всех верующих (7—8). Он считает, что недостаточное внимание христиан к своим близким чревато страшными последствиями, равносильными отречению от веры и превращению в тех, кто хуже неверных. Едва ли можно найти более сильные выражения для описания роли взаимной ответственности в христианских семьях.

    5:9,10 Вдовы в церковной деятельности. Неясно, существовал ли в первоначальной церкви разряд вдов, выполнявших определенные обязанности, но, возможно, об этом свидетельствует замечание об избрании вдов старше шестидесяти лет. Возрастное ограничение несколько озадачивает, поскольку Павел, конечно, не имел в виду, что вдовы, не достигшие этого возраста, не имели права на помощь церкви. Очевидно, избрание производилось для какой–то конкретной церковной деятельности. Предъявляемые к вдовам требования имеют преимущественно практический характер. Они отражают большое влияние женщин в раннехристианской церкви.

    5:11–16 Молодые вдовы. С молодыми вдовами была связана совершенно иная проблема, так как у них была возможность повторно вступать в брак. Это исключало их из числа избираемых, упомянутых в ст. 9. Но это не означало, что все молодые вдовы, жившие в нищете, заведомо лишались права на какую–либо помощь. Очевидно, Павел имеет в виду тех женщин, которые добивались участия в работе церкви, но оказывались в трудном положении, если желали вступить в брак. Так следует толковать их прежнюю веру в ст. 12, то есть их преданность христианской работе. Если они отказывались от своих обязанностей ради брака, то подлежали осуждению. Праздность и сопутствующую ей болтливость можно связать с привычкой наносить визиты (13). Другими словами, им нельзя было полностью доверять, хотя непонятно, почему в этом предостережении фигурируют только молодые вдовы.

    Советуя молодым вдовам вступать в брак и посвящать себя домашним делам (14), Павел, казалось бы, противоречит своему утверждению о преимуществе безбрачия (ср.: 1 Кор. 7:8–9), но не следует забывать, что, возможно, эти вдовы были из числа тех, кто «не может воздержаться». Кроме того, главной заботой Павла была безукоризненная репутация церкви. Упоминание противника (14) и сатаны (15) со всей определенностью говорит о возможных последствиях легкомысленного поведения молодых вдов. Сатана всегда готов очернить работу Бога.

    Далее Павел повторяет сказанное в ст. 4 и 8: чтобы не обременять церковь, вдовам должны помогать родственники (16). Забота о вдовах в семье не всегда поручалась женщинам (как, возможно, подразумевает ст. 16). Осознавая этот недочет, некоторые древние переписчики исправляли текст и включали в него мужчин.

    5:17—20 Пресвитеры (старейшины)

    Это первое упоминание пресвитеров в данном послании, но из контекста явствует, что они были церковными служителями, а не просто людьми преклонного возраста. Это было достаточно широкое понятие, включающее упомянутых выше епископов и дьяконов. Под сугубой честью (17), очевидно, подразумевается некое щедрое вознаграждение. С другой стороны, слово честь подсказывает, что речь идет не только о вознаграждении, но и о почтительном отношении. Ссылки на Писание (18; одна из Втор. 25:4, другая из Лк. 10:7) приведены для подкрепления мысли о необходимости вознаграждения за труды — принцип, которому в истории христианской церкви следовали не всегда. Объединение цитаты из Ветхого Завета с высказыванием Иисуса знаменательно, ибо оно свидетельствует о высочайшем авторитете учения Иисуса.

    Но Павел понимает, что пресвитеров необходимо не только материально поддерживать, но и требовать от них соблюдения соответствующих моральных норм. К обвинениям пресвитеров следует относиться с особым вниманием (19—20). Защиту пресвитера от ложного обвинения должны обеспечивать два или три свидетеля. Эта рекомендация соответствует обычному еврейскому праву. Если доказательства проступка обнаружены, они должны быть представлены всей общине. В очередной раз Павел выказывает заботу о репутации церкви. Наказание не только идет на пользу нарушителю, но и служит предостережением для остальных.

    5:21—25 Совет Тимофею

    Начало ст. 21 удивляет своим эмоциональным накалом. Чем вызвана подобная торжественность? Вероятно, Тимофей был не настолько тверд, чтобы действовать без предубеждения и пристрастия. Или был слишком нерешителен, чтобы последовать совету в ст. 19–20. Сопоставляя эти слова с подобными в 2 Тим. 4:1, можно только гадать, почему здесь упоминаются Ангелы. Возможно, это косвенно свидетельствует об убеждении, что ангелы следят за поступками людей (см., напр.: Мф. 4:6, со ссылкой на Пс. 90:11–12; Мф. 18:10).

    Предостережение от поспешности при возложении рук (22) может относиться либо к посвящению пресвитеров, либо к оправданию тех, кто подлежал наказанию. Из второй части этого стиха явствует, что возлагающие руки на недостойных разделяют ответственность за их грехи. Призывая Тимофея оставаться чистым, Павел подкрепляет эту мысль, ибо возлагающим руки чистота необходима в той же мере, что и самим рукоположеным.

    Наставление о чистоте сопровождается советом об употреблении вина (23), из чего следует, что Павел опасался увлечения Тимофея аскетизмом, проповедуемым лжеучителями. Впрочем, не исключено, что этот совет не имеет отношения к предыдущему стиху. Возможно, недуги Тимофея были вызваны потреблением загрязненной воды или большим нервным напряжением. Мы не знаем. Павел не призывает отказаться от потребления воды, а просто советует добавлять немного вина. Надо полагать, Тимофей не отличался крепким здоровьем. По–видимому, утверждение в ст. 24–26 вытекает из ст. 22. Павел говорит о различных видах греха. Одни грехи легко опознаваемы, и наказание за них никого не удивляет. Другие открываются впоследствии. Наиболее вероятно, что осуждение, которому подлежат эти грехи, находится в ведении Бога, а не Тимофея и других пастырей. Противопоставление добрых дел грехам призвано подчеркнуть необходимость осмотрительной оценки и тех, и других.

    6:1—21 Различные предписания

    6:1,2 О рабах и господах

    В начале истории христианской церкви общины объединяли множество рабов и нескольких рабовладельцев, поэтому установление правильных отношений, предполагающих равенство рабов и господ в христианском братстве, было жизненно необходимо. С одной стороны, некоторые рабы–христиане продолжали служить господам, не принявшим христианство, и Павел призывает их почитать господ… достойными всякой чести. В этом, как уже неоднократно бывало в послании, проявляется забота о добром имени Бога и христианского учения. В то далекое время следовало всячески избегать любых поступков, позволяющих окружающим составить о церкви плохое мнение.

    Труднее всего, вероятно, приходилось тем рабам–христианам, господа которых также были христианами, поскольку они были еше и братьями во Христе. Но Павел указывает, что в подобных случаях раб должен служить с особым старанием, потому что брат во Христе благодетельствует ему. Это не отрицает необходимости критики системы рабовладения, однако в то время ее ниспровержение было неосуществимо.

    6:3—5 О лжеучителях

    Павел не может забыть о тех, кто вводит людей в заблуждение, и потому снова возвращается к этой теме. Он убежден, что иное (т. е. ложное учение) будет разительно отличаться от здравых слов Иисуса Христа. Об этом полезно помнить во все времена, когда христианское учение подвергается искажению. Павел не допускает никаких компромиссов. Его описание лжеучителей вполне конкретно — они самоуверенны, у них нет знаний, они питают нездоровый интерес к словопрениям, а их речи порождают распри и подозрения (4). Трудно представить более уничтожающую характеристику. Сказанное Павлом подтверждает всеобщий закон: люди, не обладающие соответствующими знаниями или нравственными достоинствами, не могут нести истинное учение. Кроме того, если благочестие рассматривается как средство обогащения, оно никогда не приведет к истине. Но деньги — это отдельная тема, и Павел обращается к ней в следующем фрагменте.

    6:6—10 О сребролюбии

    В ст. 6 выражена важная мысль об удовлетворении, которое приносит благочестие само по себе. Христианское благовестие дает все основания для удовлетворения. Такая постановка вопроса позволяет перевести разговор об обогащении в духовное русло и становится вступлением к обсуждению сребролюбия. Упоминание пищи и одежды (8) перекликается со словами Иисуса в Мф. 6:25—34, где речь идет о заботе как антитезе удовлетворения. Материальные блага рассматриваются в истинном свете, с точки зрения их бесполезности при вступлении в этот мир и уходе из него (7). Здесь усматривается аналогия с Иов. 1:21.

    Стремление к обогащению подталкивает к искушению и в сеть, разжигает многие вредные похоти (9). Бедствие и пагуба (т. е. безвозвратная потеря) подтверждают тщетность погони за богатством. Павел называет сребролюбие корнем всех зол (10), но мы должны различать деньги как таковые и любовь к ним. Как средство обращения деньги совершенно безобидны, но они превращаются в зло, когда становятся объектом всепоглощающей страсти. О том, что любовь к деньгам — это единственная или даже основная причина зла, ничего не сказано. Прежде всего Павел хочет предупредить о духовной опасности, связанной со стяжательством. Именно это он подразумевает под уклонением от веры. Но Павел действительно хочет, чтобы мы поняли: где бы ни проявилось зло, к нему легко притягиваются деньги. Недозволенные половые сношения превращаются в бизнес проституции; проблема злоупотребления наркотиками обусловлена не только привыканием, но и погоней за деньгами распространителей этого зелья; стремление к власти неизбежно связано с вкладыванием капиталов и т. д. Знаменательно, что виновными во многих скорбях Павел считает самих желающих обогащаться. Причинение страданий самим себе — неминуемое следствие любви к дурному.

    6:11—16 О стремлении к правде и благочестию

    Здесь Павел обращается к самому Тимофею. Требование избегать всего этого (11), относящееся в первую очередь к погоне за богатством, вероятно, включает и все предыдущие рекомендации. Пожелания выражены языком религиозных понятий. Шестью словами ст. 11 обрисован характер христианина, примером коего должен стать Тимофей. В дополнение Павел напоминает, что жизнь христианина — это борьба (12). Призывая Тимофея держаться вечной жизни, к которой ты призван, Павел, вероятнее всего, имеет в виду окончательное обладание вечной жизнью, а не ее первоначальное признание.

    Упоминание о Понтии Пилате в ст. 13 может показаться неожиданным, но историческое событие суда над Иисусом служит самым лучшим примером доброго исповедания, которого Павел ждет от Тимофея. Тот факт, что он называет свое обращение завещанием, показывает, насколько серьезно он относится к проблеме поведения Тимофея. Слово заповедь вызывает различные предположения. Некоторые считают, что оно связано с каким–то напутствием при крещении или рукоположении, однако это не согласуется с контекстом. Возможно, оно относится к советам в ст. 11 — 12 или ко всем наставлениям Павла в этом послании. Упомянутое здесь явление Господа нашего Иисуса Христа (14) представляет предыдущее утверждение в новом ракурсе. Мысль о необходимости пребывать в безукоризненной чистоте в момент этого явления можно обнаружить во многих посланиях Павла (ср.: 1 Кор. 1:8; Флп. 2:15–16; 1 Фес. 3:13; 5:23).

    Введение славословия в заключительную часть послания (15—16) характерно для Павла. Но здесь есть необычные особенности. В произведениях Павла слово блаженный нигде, кроме пастырских посланий, не встречается. В сущности, это славословие напоминает христианский гимн, цитируемый Павлом. Определение Царь царствующих и Господь господствующих, встречающееся в Отк. 17:14, вероятно, было общеизвестным христианским выражением. Параллели есть в Ветхом Завете (ср.: Втор. 10:17; Пс. 135:3). Выражение имеющий бессмертие по отношению к Богу уже встречалось в 1:17. Неужели Павел считает, что никто другой не имеет бессмертия? По–видимому, он подразумевает, что бессмертие присуще только Богу, тогда как любое иное бессмертие является производным. Представление о Боге, обитающем в неприступном свете, вероятно, заимствовано из Пс. 103:2, хотя, возможно, Павел имеет в виду описание Божьей славы в Исх. 33:17–23, поскольку Моисею было сказано, что ему нельзя видеть Бога. Сочетание честь и держава также встречается в Отк. 5:13.

    6:17—19 Еще раз о богатстве

    Если в предыдущем фрагменте говорилось о тех, кто желает обогащения, то этот посвящен тем, кто уже богат. Павел указывает на две опасности — высокомерие и упование на богатство. Те, кто располагает большими средствами, слишком часто воображают, будто деньги обеспечивают все, и тогда истинное упование на Бога отступает на задний план. Здесь, конечно, речь не идет о том, что богатство само по себе развращает или что люди не должны наслаждаться тем, что дает Бог. Просто людям свойственно забывать, что все от Бога, и от этой опасности предостерегает Павел. Богатым хорошо бы обладать добротой и щедростью — качествами, обычно сопутствующими друг другу.

    Ст. 19 напоминает слова Иисуса в Мф. 6:20. Здесь использована смешанная метафора, объединяющая темы собирания сокровищ и доброго основания. Но контраст между существованием, опирающимся на материальное благосостояние, и истинной жизнью, которая продолжится в грядущем веке, очевиден.

    6:20—21 Заключительное слово к Тимофею

    В этом послании Тимофей уже получил наказ хранить то, что ему доверено. По–видимому, Павел придает этому наказу такое значение, что считает необходимым повторить его. И снова звучит предостережение не увлекаться ложным учением. Должно быть, выражение лжеименное знание подразумевает притязания лжеучителей на особое «знание», аналогией которым будут притязания гностиков в более поздний период. Слово, переведенное как прекословия («антитезы»), было впоследствии использовано для названия основного сочинения еретика Маркиона. Не вызывает сомнения, что использование этого понятия в сходном значении началось значительно раньше, а «философия», упомянутая в Послании к Колоссянам, свидетельствует о существовании подобных учений при жизни Павла. Определяя ложное учение как уклонение от веры, Павел дает понять, что оно направляет по ложному следу. Следует отметить, что в оригинале в прощальном благословении местоимение стоит во множественном числе и, возможно, относится не только к Тимофею, но и к другим христианам. Впрочем, использование множественного числа в подобной ситуации было не такой уж редкостью.

    Второе послание к Тимофею

    Содержание

    1:1—18 Призыв к укреплению веры

    1:1,2 Приветствие

    1:3—5 Благодарение

    1:6–10 О совершенствовании дара

    1:11,12 Личное свидетельство Павла

    1:13,14 Наказ Тимофею

    1:15–18 Павел и его сотрудники

    2:1—26 Советы Тимофею

    2:1 — 13 Воззвание к Тимофею

    2:14—26 Превращение в достойного делателя

    3:1—17 Предсказания и наставления

    3:1 —9 Предсказания о последних днях

    3:10—17 Дополнительные наставления

    4:1–22 Прощальное слово Павла к Тимофею

    4:1–5 Последний наказ

    4:6—8 Личное свидетельство

    4:9—18 Личные замечания

    4:19–22 Прощальные приветствия

    1:1—18 Призыв к укреплению веры

    Комментарий

    1:1—18 Призыв к укреплению веры

    1:1,2 Приветствие

    Начало этого послания немного отличается от вступления в 1 Послании к Тимофею. Здесь Павел обосновывает свое апостольство волею Божиею — факт, о котором он никогда не устает говорить. Когда он добавляет по обетованию жизни, эти слова приобретают двойной смысл, указывая не только на будущее, но и на настоящее. Обращение к Тимофею как к возлюбленному сыну привносит оттенок задушевности.

    1:3—5 Благодарение

    Несмотря на обыкновение включать в послания выражение благодарности, из всех пастырских посланий благодарение содержится только в 2 Тим. Упоминание прародителей свидетельствует о большом значении для Павла еврейской традиции, из которой выросла христианская вера. Его заверения о непрестанных молитвах за своих читателей характерны для апостола. Он говорит, что молится днем и ночью, и это может показаться преувеличением. Однако см. Деян. 20:31, где звучит аналогичное утверждение. Его благодарение включает воспоминание о слезах и нелицемерной вере Тимофея. Слезы Тимофея говорят о его большой привязанности к апостолу, на которую Павел, несомненно, отвечал взаимностью. Когда чувства сильны, слезы и радость легко уживаются вместе.

    Очевидно, Павел был знаком с матерью и бабкой Тимофея, поскольку знал об их вере (5). Хотя не исключено, что речь идет о еврейской вере, данный отрывок приобретает более глубокий смысл, если Павел имеет в виду христианскую веру. Во всяком случае, из 3:14 можно заключить, что семья Тимофея отличалась не только благочестием, но и хорошим знанием Писаний. Тем не менее Павел убежден, что Тимофею следует полагаться не на родительскую веру, а приобретать свою собственную.

    1:6—10 О совершенствовании дара

    Несмотря на то, что, призывая Тимофея «возгреватьдар Божий», Павел использует метафору, связанную с раздуванием тлеющего костра, мы не должны делать вывод, что вера Тимофея угасала. Вероятно, Павел считал, что для наиболее полного использования дара, полученного при избрании Тимофея на служение, тот нуждается в поощрении. Как показывает ст. 14, этот дар был связан со Святым Духом и, следовательно, представлял собой нечто большее, чем врожденную способность. Следует отметить, что даже при наличии дара Духа от человека требуется определенное участие, чтобы раздуть пламя. О том, что у Тимофея был нерешительный характер, свидетельствует ст. 7, тогда как Дух приносит силу, любовь и целомудрие. Дух не превращает робкого человека в сильную личность, но дает силы, необходимые в любой ситуации.

    В следующем разделе (8—10) показано, как применять эти силы. Робость потворствует излишней стыдливости, и Павел предостерегает против этого. Призыв не стыдиться узника и страдать с благовестием — горькое напоминание о том, что Павел писал это послание, будучи в заключении. Упоминание благовестия побуждает апостола к раздумьям о силе Бога и о спасении. Он объединяет здесь несколько тем — могущество Бога, спасение, святость, Божье изволение и благодать. Характерное для Павла выражение не по делам нашим отражает его уверенность в том, что спасение зависит только от благодати. Страдание во имя такой истины неизбежно, но оно будет преодолено не собственными силами, а силою Бога.

    Далее Павел развивает идею благодати (9—10). Средоточием благодати является Христос Иисус; она дана прежде вековых времен; она открылась в воплотившемся Христе, который разрушил смерть. Павел не оставляет сомнений, что все это произошло не благодаря человеческим усилиям, а по милостивому изволению Бога. Его понимание благовестия исходит из дарования Богом жизни и нетления. Эти удивительные Божьи дары открылись через благовестие и осветились его светом.

    1:11—12 Личное свидетельство Павла

    Зачем понадобилось напоминать Тимофею о том, что назначение Павла — проповедовать Евангелие? Он уже затрагивал эту тему в 1 Тим. 2:7. Возможно, это напоминание имело целью придать Тимофею мужества. Если сам апостол, отчетливо понимавший свою миссию, был призван страдать, то Тимофей не должен удивляться, если то же самое произойдет с ним. В ст. 12 содержится важное заявление, вдохновляющее многих христиан. Убедив Тимофея не стыдиться (8), Павел заявляет, что сам он не стыдится своих страданий. Его поддерживает уверенность, что Бог силен сохранить его залог. Уверенность Павла зиждется на его личном знании Бога. Павел не оставляет места сомнениям. Его уверенность равносильна достоверному знанию.

    Но что Павел подразумевает под залогом? Некоторые считают, что это понятие относится к тому, что Бог доверил Павлу, то есть учение и апостольскую миссию, и это согласуется с использованием данного понятия в ст. 14. Однако в свете предыдущего отрывка правильнее рассматривать «залог» как то, что Павел доверил Богу, то есть самого себя, свое преуспеяние и возможность исполнить свою миссию — фактически все то, что ему дорого. Выражение на оный день, вероятно, относится к тому времени, когда Павел должен будет дать отчет о своем служении. Он жил и работал, ни на минуту не забывая о дне расплаты, но был уверен, что на Бога можно положиться. Павел надеялся, что это вдохновит Тимофея.

    1:13—14 Наказ Тимофею

    Продолжая думать об опасности, исходящей от лжеучителей, Павел озабочен тем, чтобы помочь Тимофею в борьбе с этой опасностью. Главное, что должен делать Тимофей, — это держаться образца здравого учения, которое он слышал от Павла. Апостол не видит необходимости объяснять, что это не относится к распространению его учения. Задачей Тимофея было хранение залога. Павел твердо убежден, что эту задачу можно решить только с помощью Духа, Который является верным хранителем истины.

    1:15—18 Павел и его сотрудники

    Уверенность в Тимофее напоминает апостолу о его отношениях с другими сотрудниками, оказавшимися не столь надежными. Он полагает, что Тимофею известно, что все Лсийские оставили его. Вероятно, Павел болезненно переживал эту измену. Упоминание Фигелла и Ермогена (15) позволяет предположить, что они были зачинщиками.

    Пример Онисифора оказался более обнадеживающим. Павел говорит о нем в прошедшем времени и призывает милость дому Онисифора, поэтому неясно, был ли этот человек еще жив. Но отделять Онисифора от его дома вовсе не обязательно. Павел отмечает, что Онисифор многократно помогал ему, а главное, не стыдился его уз и усердно разыскивал его в Риме. Павел дважды молится о милости к Онисифору (16,18), связывая ее во второй раз с оным днем, то есть, очевидно, с судным днем Христа. Учитывая, что Онисифор служил Павлу в Эфесе, он мог быть постоянным помощником апостола.

    2:1–26 Советы Тимофею

    2:1—13 Воззвание к Тимофею

    2:1–7 Призыв быть сильным. Тимофей должен быть полной противоположностью тем, кто оставил апостола. Идея о необходимости быть сильным встречается в Еф. 6:10. Принимая во внимание противодействие Евангелию, можно сказать, что силы требуются всегда. Но укрепляться надо в благодати Христом Иисусом, то есть с помощью незаслуженной Божьей милости, а не в уповании на врожденную способность. Кого подразумевает Павел, говоря о многих свидетелях, неясно. Некоторые полагают, что это были свидетели посвящения Тимофея на служение, но перевод при свидетелях не совсем точно передает значение использованного здесь греческого предлога. Более вероятно, что Павел ссылается на тех свидетелей, которые могли подтвердить характер учения, преподанного им Тимофею. Упоминание о передаче учения другим людям очень важно для нашего понимания того, как развивалась раннехристианская церковь. Распространение Евангелия поручалось избранным мужам, отличавшимся верностью и способностью научить других. Павел подразумевал, что эта важная задача будет надлежащим образом решена.

    Следующие три примера (3—6) приведены с целью пробудить в Тимофее стойкость и упорство. Военные метафоры отражают необходимость служения единственной цели и подчинения закону; метафора из области земледелия демонстрирует уверенность в вознаграждении за тяжелый труд. Эти взятые из повседневной жизни образы дополняют друг друга, и Павел настоятельно просит поразмыслить над ними, потому что, если Господь вразумит, это пригодится в будущих испытаниях (7). Судя по всему, Павел говорит об этом, опираясь на собственный опыт. С тех пор прошло почти две тысячи лет, но выразительность этих будничных сравнений не померкла.

    2:8—10 О страдании за благовестие. В ст. 8 Павел дает предельно краткое изложение своего благовестил. Оно состоит из трех частей: Иисус был Христом, Божьим помазанником, Мессией; Он воскрес из мертвых', Он происходил от семени Давидова. Единственное место, где Павел отмечает это обстоятельство еще раз, — Рим. 1:3. Возможно, здесь это сделано для привлечения внимания к исполнению Божьих обетовании. В качестве отдельно взятого утверждения оно не подходило для описания сущности благовестил, но Тимофей был вполне способен заполнить пробелы.

    Павел видит в своих узах нечто противоположное слову Божию, для которого нет уз (9). Под этим он подразумевает, что, несмотря на его узы, Евангелие будет проповедоваться. Утверждая в ст. 10, что он терпит страдания ради избранных, Павел думает о тех, кто уверует в Христа в результате проповедования Евангелия. Указанием на спасение во Христе Иисусе, Павел, вероятно, хочет подчеркнуть его отличие от «спасения», предлагаемого лжеучителями. Слова во Христе Иисусе не только определяют спасение как христианское, но и показывают, что оно является достоянием всех, кто пребывает во Христе. Заметьте, что в другом месте Павел связывает спасение со славой (ср.: 2 Фес. 2:13–14).

    2:11—13 Верное слово. Очевидно, цитируемое здесь высказывание объединяет стихи, изложенные ритмической прозой. Они напоминают отрывок из христианского гимна (ср.: 1 Тим. 3:16 и 6:16—17). Но что связывает этот гимн с предыдущими стихами? Быть может, он вытекает из размышлений о грядущей славе. Четыре части гимна повествуют о будущем, которое возместит нынешние страдания. «С Ним умерли» заставляет вспомнить Рим. 6:8, где используется выражение, связанное с крещением. Соединение смерти и жизни отражает христианское отождествление со смертью и воскресением Христа.

    Утверждение о терпении перекликается со ст. 10, вселяя уверенность в будущей победе. Эта идея почти дословно совпадает с Рим. 8:17. Предупреждение о нашем отречении от Него и Его отречении от нас вторит словам Иисуса в Мк. 10:33. Но последнее утверждение утешительно. Верность Христа не зависит от нашей верности, ибо Он не может идти против собственной природы. Таким образом, гимн заканчивается на оптимистической ноте, обусловленной природой Христа. Если, как указано выше, это лишь отрывок гимна, то о содержании утраченных частей можно только гадать. Но Павел охотно процитировал ту часть, которая отвечала его ближайшей цели — поддержать Тимофея.

    2:14—26 Превращение в достойного делателя

    Сие в ст. 14 относится не только к гимну (11–13), но и ко всему учению, преподанному Тимофею в этом послании. Значение, которое Павел придавал этому предписанию, подтверждается словами перед Господом. Апостол твердо убежден, что словопрения — это пустая трата времени, и старается предостеречь Тимофея от этого занятия. Далеко не все признают, что споры вредны, но слово расстройство, использованное здесь Павлом, подчеркивает их губительное воздействие на слушателей. Ст. 15 — это жемчужина среди наставлений Божьему человеку. Целью этого наставления является воспитание достойного делателя (достойного перед Богом). Это требует усилий, но никто не получает задания выше своих сил. Главные требования — безукоризненность поведения и верно преподанное слово истины. Греческое выражение, переведенное как «верно преподающие», в действительности означает «идущие напрямик» и подразумевает простое толкование слова истины. К этому должны стремиться все настоящие проповедники. «Вычитывание» из текста того, чего в нем нет, никому не приносит пользы, но, к сожалению, весьма распространено.

    Размышления о правильном толковании слова Божьего снова напомнили Павлу о тех, кто отступил от истины (16–19). От ложного учения, охарактеризованного как непотребное пустословие и сравнимого по своему воздействию с раком, необходимо отмежеваться. Павел ссылается на пример Именея и Филита и излагает суть их заблуждения — они говорят, что воскресение уже было. Следует отметить, что для пастырских посланий упоминание конкретного ложного учения довольно необычно. Несмотря на пагубные последствия подобных учений, Павел уверенно провозглашает, что твердое основание Божие стоит. Определение значения слова основание вызывает вопросы. Что это — церковь в целом, только Эфесская церковь или вся полнота Божьей истины, включая спасение? Предпочтение следует отдать третьему варианту, хотя в другом месте Павел использует эту метафору применительно к церкви. Изречения, приведенные в ст. 19, по–видимому, взяты из Чис. 16:5,26, хотя второе из них не является точной цитатой и может восходить к Ис. 52:11. Слово «печать» часто используется Павлом как знак подлинности (ср.: Рим. 4:11; 1 Кор. 9:2).

    Пример в ст. 20–21 продолжает метафору строительства дома, начало которой в ст. 19. Но теперь Павел говорит о сосудах, использующихся в большом доме. В зависимости от материала, из которого сделаны эти сосуды, они имеют различное назначение — одни почетное, другие низкое. Но Павел полагает, что христианские делатели драгоценны в глазах Бога. Однако не совсем ясно что он подразумевает, говоря чист от сего! Вероятно, правильнее всего предположить, что Павел продолжает размышлять о Именее и Филите (см. пример сходного использования этого глагола в значении «очищать» в 1 Кор. 5:7). Здесь Павел оценивает ситуацию позитивно. Обратите внимание на определения освященный, благопотребный и годный, которые характеризуют сосуд в чести. Действительно, у Павла было высокое мнение о служении!

    В последнем абзаце этого фрагмента (22—26) перечислены основные требования, предъявляемые к поведению раба Господа. Как и прежде, предостережения (похотей убегай, от состязаний уклоняйся) перемежаются пожеланиями (держись правды и прочих добродетелей). Павел уже давал подобное наставление в 1 Тим. 6:11. Здесь он выделяет коллективный аспект — быть в мире со всеми призывающими Господа от чистого сердца, то есть со всеми, кто признает себя христианами. Павел продолжает настаивать на недопустимости ссор (24), советуя быть приветливым и незлобивым и развивать свой дар учительства. Для того чтобы добиться положительных результатов, даже к противникам следует подходить с кротостью. Понимая, что кротость не может привести к покаянию, Павел надеется, что его даст Бог, если отношения между противниками станут мирными. С одной стороны, он определяет желаемый результат как познание истины, с другой — как освобождение от сети дьявола.

    Заключительное утверждение (26) вызывает много споров. Греческий текст неясен, поскольку в нем использовано два разных местоимения, означающих «его» и «свою». Если это не имеет смыслоразличающего значения, то оба местоимения относятся к дьяволу. Другое толкование строится на том, что «в свою волю» относится к Богу (0 рассуждения автора строятся на англ. переводе, где два his можно отнести к разным лицам), Который рассматривается как ловец тех, кто освободился от дьявола. Но это означало бы, что те, кто избежал одной западни, попадают в другую. Третий вариант толкования, основанный на различении указанных местоимений, предполагает, что уловление пленников дьяволом происходит по Божьей воле. Но эта идея представляется странной, и предпочтение следует отдать первому толкованию.

    3:1–17 Предсказания и наставления

    3:1—9 Предсказания о последних днях

    1—4 Павел довольно часто говорит о последних днях, очевидно, подразумевая время, непосредственно предшествующее завершению нынешнего века. Но в других местах Нового Завета «последние дни» соответствуют началу христианской эры (см.: Деян. 2:17—21; Евр. 1:1). Прошлое и будущее, несомненно, тесно связаны, поскольку, несмотря на то что в этом фрагменте Павел говорит о лжеучителях в будущем времени, ранее он упоминал их в настоящем. Больше всего он обеспокоен нравственным вырождением, которое наступит в результате распространения ложного учения. Перечень в ст. 2—4 представляет собой разнородную смесь отрицательных качеств и дурных поступков. Сопоставление первого и последнего слов в этом перечне выявляет огромную разницу между любовью к себе и любовью к Богу. В сущности, этот перечень показывает губительные последствия эгоизма. Здесь есть несколько слов, которые указывают на высокомерие — горды, надменны, злоречивы, жестоки, напыщенны. Хуже всего то, что такие люди имеют вид благочестия и притворяются верующими, не собираясь претворять свою веру в жизнь. Пустая форма без содержания чрезвычайно вредна. Неудивительно, что Павел настоятельно просит Тимофея таковых удаляться. Отсюда видно, что он озабочен проблемой, которая уже существовала.

    6—7 Затем Павел принимается за обсуждение других качеств, на которые необходимо обратить внимание. О коварстве лжеучителей говорит уже то, что они вкрадываются в дома. Кроме того, для большинства лжеучителей характерно выбирать в качестве своих слушателей самых легковерных людей. Здесь упомянуты только водимые различными похотями женщины, утопающие в грехах. Надо полагать, эти женщины испытывали такие угрызения совести, что были готовы обратиться за помощью к кому угодно, даже если ее предлагали отнюдь не из добрых побуждений. По–видимому, они стремились к знанию, но были неспособны дойти до познания истины. Скорее всего, они просто искали острых ощущений. Но лжеучителя не могут передать знание истины, поскольку и сами лишены ее понимания. Картина, нарисованная Павлом, сохраняет актуальность во все времена, когда оживляется деятельность лжеучителей.

    8–9 Интересно, что Павел ссылается на Ианния и Иамврия (8), которые в Библии больше нигде не упоминаются, хотя их имена действительно встречаются в Таргуме Ионатана на Исх. 7:11. (Таргумами называют написанные на арамейском языке комментарии к еврейской Библии, хотя, вероятно, большинство из них создано позднее, чем послание Павла к Тимофею.) Можно предположить, что во времена Павла было хорошо известно, что такие имена носили два чародея фараона. Сходство этих чародеев с лжеучителями в том, что они противились истине и, следовательно, были обречены на поражение. Как и успехи лжеучителей, их так называемые успехи — не более чем иллюзия. Их безумие обнаружится пред всеми, даже если для этого потребуется какое–то время. Павел убежден, что заблуждение не может одержать победу.

    3:10—17 Дополнительные наставления

    В этом фрагменте отзыв Павла о Тимофее являет полную противоположность характеристике, данной апостолом лжеучителям. Прежде всего, Павел напоминает Тимофею историю их отношений (10—12). Тимофею посчастливилось наблюдать проповедническую деятельность и образ жизни Павла. Утверждение Павла, что Тимофей знает о его учении все, должно предостеречь нас от необоснованных предположений, будто отсутствие некоторых важнейших тем Павла в пасторских посланиях можно считать основанием для опровержения его авторства. Более того, перечисленные здесь духовные достоинства апостола (вера, великодушие, любовь, терпение) — это те самые качества, которые Павел рекомендовал развивать Тимофею (ср.: 1 Тим. 6:11). Что касается гонений и страданий, то Павел ссылается на эпизоды своего первого миссионерского путешествия, во время которого он, вероятно, и познакомился с Тимофеем. Должно быть, Тимофей прекрасно помнил, что пришлось пережить Павлу, и вполне возможно, что именно эти испытания сыграли решающую роль в привлечении Тимофея к делу распространения Евангелия. И если Павел говорит от всех избавил меня Господь, то Тимофей по собственным наблюдениям знает, насколько правдивы эти слова.

    Противопоставляя самозванцам Тимофея, Павел в очередной раз призывает его остерегаться обмана. Тимофей должен стоять на том, чему он научен и что соответствует его личным убеждениям (14). Этот совет применим к каждому христианскому лидеру. Разумеется, большое значение имеет источник знания. Тимофей не только имел преимущество узнать о Благой вести от апостолов, но и изучал Писание с детства. Роль Писания чрезвычайно важна, потому что Павел и сам основывал многие из своих свидетельств на Писании. Он не рассчитывает, что Тимофей будет полагаться только на то, что узнал от Павла, не ища подтверждения в Писании. Это служит напоминанием, что проповеднику Евангелия совершенно необходима заслуживающая доверия основа преподавания.

    Надо полагать, что выражение священные писания в ст. 15 использовано Павлом с целью подчеркнуть отличие их Божественного происхождения от светских источников ложного учения. Один из важнейших аспектов назначения Писания — умудрить… во спасение. Это хорошо подтверждают многочисленные примеры в посланиях Павла, где он обращается к Писанию, излагая свое толкование дарованного Богом спасения во Христе.

    В ст. 16 представлено четкое определение природы Писания и его полезности. Однако толкование этого стиха вызывает многочисленные споры. Некоторые исследователи высказывают сомнение, что греческое слово graphe непременно указывает на Писание. Оно могло относиться к любому письменному документу. Но использование этого понятия в Новом Завете для обозначения Писания убедительно доказано. Вопрос лишь в том, к чему относится это понятие — ко всему Писанию или только к его части? Определяющим является слово все. Если бы здесь это слово означало «каждое», то было бы возможно понимать его как определяющее отдельные части Писания. Но примеры аналогичного использования этого слова в Новом Завете подтверждают правильность перевода «все». В таком случае, здесь Павел допускает, что Писание полностью богодухновенно. Но почему он считает необходимым сообщить об этом Тимофею? Видимо, правильнее всего предположить, что главное в этом отрывке — не столько богодухновенность Писания, сколько его полезность. Тимофей будет знать, что Писание богодухновенно, и это повысит его полезность. Действие Писания простирается от передачи учения до исправления и наставления в праведности. Эти свойства Писания и поныне остаются в силе, составляя жизненно необходимое вооружение Божьего человека, и хотя это понятие относится к христианским наставникам, оно применимо к каждому христианскому работнику. Обратите внимание на знаменательное требование тщательности при подготовке к служению Богу.

    4:1—22 Прощальное слово Павла к Тимофею

    4:1—5 Последний наказ

    Чувствуя приближение конца своей жизни, Павел хочет выразить себя со всей торжественностью. Его наказ подкрепляется истинностью Христова суда, несомненностью Его второго пришествия и установления царствия.

    Содержание наказа изложено в ст. 2 и состоит из пяти заповедей, каждая из которых применима к проповедникам Евангелия в наши дни не меньше, чем к Тимофею. Павел начинает с проповедования, так как понимает, что это — основа (ср.: Рим. 10:14). Быть готовым (0 рассуждения автора основаны на англ. переводе. В русской синодальной Библии — настой во время и не во время) означает, что Божий человек должен всегда быть на посту. Следующие три заповеди (обличай, запрещай и увещевай) дополняют друг друга, сочетая в себе строгость и мягкость. Эта работа требует большого терпения и внимания. Павел полагает, что Тимофей имеет ясное представление о требованиях к христианскому служению. Это представление дополняется в ст. 5, где дано еще четыре наставления. В любых ситуациях Тимофей должен сохранять самообладание и с готовностью переносить любые трудности. Христианское служение — это отнюдь не путь, усыпанный розами. Дело благовестника заключается в основном в проповедовании Евангелия, но последние слова призывают к преданности всем остальным аспектам служения.

    В ст. 3 и 4 Павел немного отклоняется от темы и включает в свой наказ последнее предостережение, касающееся лжеучителей. Он уверен, что многие не примут здравого учения и будут слушать только то, что хотят услышать. И Павел снова упоминает басни, к которым обратятся эти люди.

    4:6—8 Личное свидетельство

    То, о чем собирается сказать Павел, должно послужить Тимофею уроком. Он обращается к той же метафоре жертвы, которую уже использовал однажды в Флп. 2:17. (0 В оригинале жертва возлияния — выразительный образ апостола, готового пролить свою кровь ради Христа.) Павел чувствует, что конец его близок. Метафора жертвы сменяется метафорой борьбы и течения (0 В оригинале — «беговая дорожка») (7). Он знает, что порученное ему дело почти завершено. Но в нем живет чувство уверенности, ему совершенно не стыдно за то, что он совершил. Слова веру сохранил согласуются с двумя другими утверждениями, из чего следует, что вера — это залог христианского учения, который Павел доверил Тимофею. Возможно, он имеет в виду и преданность своим убеждениям.

    Ст. 8 звучит торжествующе. Павел не сомневается, что получит венец. Вероятно, он думает о лавровом венке, которым награждали победителей спортивных состязаний. Но определение правды свидетельствует о духовной природе его будущей награды. Правда не достигается самим Павлом, а дается. Бог — праведный Судия, поэтому он не может дать что–то неправедное. Выражение день оный означает здесь день второго пришествия Христа, который в другом месте назван Павлом «судилищем Христовым». Павел рассматривает этот будущий день как близкий всем христианам, жаждущим наступления этого грандиозного события.

    4:9—18 Личные замечания

    В следующем фрагменте (9—13) Павел, несмотря на уверенность в близости своей кончины, допускает возможность встречи с Тимофеем. Он все еще надеется, что Тимофею удастся прийти к нему. Желание Павла встретиться с Тимофеем подогревается тем, что остальные его сотрудники находятся в разъездах. Самое грустное впечатление производит краткое замечание о том, что Димас оставил его. Этот человек был одним из ближайших сотрудников Павла в то время, когда он писал Кол. 4:14. Надо полагать, что решение уйти далось ему нелегко, а притяжение мира было слишком велико. Лука, упомянутый среди прочих сотрудников, был для Павла единственной поддержкой. Лука и Марк, как и Димас, упоминаются в Послании к Колоссянам. В просьбе принести фелонь есть что–то трогательное. Вероятно, Павел страдал от холода в своем заточении. Особый интерес вызывают книги и кожаные книги. Трудно сказать, что они собой представляли. Это могли быть и ветхозаветные тексты, и личные бумаги Павла, или то и другое.

    В ст. 14—15 звучит предостережение, относящееся к Александру меднику. Вероятно, это тот же человек, что и Александр, упомянутый в Деян. 19:33—34 или в 1 Тим. 1:20. Павел говорит о сделанном им большом зле, охарактеризованном ниже как сопротивление словам Павла. Последняя строка ст. 14 перекликается с Пс. 61:13.

    Третий фрагмент (16—18) касается местонахождения Павла. Первый ответ — это, вероятно, предварительное следствие. Поскольку Павел не дает никакой дополнительной информации, более точная идентификация этого события невозможна. Оно имеет некоторое сходство с заключением Павла в Кесарии, но в Книге Деяний отсутствует упоминание о том, что все его оставили. Более вероятно, что речь идет о более раннем аресте Павла в Риме. Если это означает, что ему на помощь не пришли римские христиане, то причиной тому были либо их неосведомленность о местонахождении Павла, либо боязнь оказаться замешанными. Вероятно, у апостола было чувство, что его жестоко предали, раз он говорит, что все его оставили.

    Несмотря на предательство окружающих, Павел воодушевлялся присутствием Господа. Это говорит о духовных ресурсах, на которые опирался Павел в трудную минуту, и они могут служить поддержкой всем рабам Божьим, страдающим ради Него. Павел утверждает, что получал силы для провозглашения благовестил даже во время заключения. Но его слова дабы… услышали все язычники вызывают затруднение. Понятно, что если он имеет в виду свое заключение, то все язычники не могли его слышать, если понимать эти слова буквально. Но, возможно, он выражается метафорически — в том смысле, что с утверждением благовестил в самом центре империи весь языческий мир оказался «в пределах слышимости». Вероятно, Павел считал, что его миссия проповедника исполнилась, когда он провозгласил благовестие в Риме.

    Некоторые усматривают в ст. 17 намек на императора Нерона, но лев, от которого избавился Павел, — это общеизвестный символ опасности, не указывающий на конкретное лицо. В другом месте Нового Завета лев символизирует сатану (1 Пет. 5:8). Павел заканчивает на оптимистической ноте, и это невольно побуждает его к прославлению Бога. Принимая во внимание сказанное выше, избавление от всякого злого дела следует понимать не как надежду на освобождение из тюрьмы, а в религиозном смысле. Это согласуется с упоминанием Божьего Небесного Царства. Бросается в глаза резкий контраст между земным царством, в котором Павел терпит страдания, и нетленным небесным царством, победу которого он предвкушает.

    4:19—22 Прощальные приветствия

    Павел упоминает ряд своих близких друзей. Прискилла и Акила были особенно дороги ему, так как он жил в их доме в Эфесе (Деян. 18). Об Онисифоре см. комментарий к 1:16. Ераст упоминается как сотрудник Тимофея в Деян. 19:22. Трофим упоминается в Книге Деяний дважды — в 20:4 (в Милите) и в 21:29 (в Иерусалиме). Поскольку Трофим был жителем Эфеса, не исключено, что он собирался сопровождать Павла в последнем путешествии, но ему помешала болезнь. По–видимому, Тимофей об этом не знал, и его было необходимо уведомить.

    В ст. 21 Павел снова настоятельно просит Тимофея поспешить к нему. Замечание о приближении зимы, возможно, объясняется тем, что в зимний период судоходство прекращалось. О людях, упомянутых в ст. 21, ничего неизвестно. В последнем благословении (22) первая часть адресована Тимофею, а благодать призывается на всех христиан.

    Послание к Титу

    Содержание

    1:1—4 Приветствия

    1:5–9 Качества служителей церкви

    1:10—16 Как поступать с лжеучителями

    2:1—10 Обязанности разных классов верующих

    2:1—3 О старых

    2:4–8 О молодых

    2:9–10 О рабах

    2:11 — 3:8 Доктринальная основа христианской жизни

    2:11 — 15 Наставление благодатью

    3:1—2 Христиане в обществе

    3:3—8 Христианство и язычество

    3:9— 11 Дополнительные предостережения

    3:12—15 Заключительные замечания

    Комментарий

    1:1—4 Приветствия

    В этом послании приветствие имеет значительно больший объем, чем в 1 и 2 Посланиях к Тимофею. Его содержание носит ярко выраженный богословский характер. Только здесь Павел называет себя рабом Божиим, хотя в других местах он представляется «рабом Иисуса Христа». Далее, однако, следует более привычное именование Апостол Иисуса Христа и разъясняется его смысл. Основанием своего апостольства Павел называет веру и познание истины (1), насаждению каковых он призван содействовать. Слово познание требует уточнения, поскольку здесь подразумевается лишь то познание, которое ведет к благочестию. Кроме того, и вера, и познание имеют отношение не только к настоящему, но и к будущему (в надежде вечной жизни).

    Почему Павел вставляет такое определение Бога, как неизменный в слове (2)? Тит наверняка не сомневался в этом. Возможно, Павел хотел подчеркнуть достоверность Божьих обетовании. Слова прежде вековых времен привлекают внимание к тому обстоятельству, что эти обетования неотделимы от вековечных замыслов Бога. С точки зрения вечности рассматривается и назначенное время, в которое Бог явил Свое слово. Здесь можно усмотреть сходство с началом Евангелия от Иоанна. Павел не может умолчать о роли проповеди (3) в распространении вести о деянии Бога и о гордости, которую он испытывает в связи с призванием служить Богу на этом поприще. Несмотря на то что Тит не упоминается в Книге Деяний святых Апостолов, обращение истинному сыну по общей вере (4) позволяет предположить, что он был ближайшим сотрудником апостола. Павел упоминает о нем во 2 Послании к Коринфянам и в Послании к Галатам.

    1:5—9 Качества служителей церкви

    Наставление, адресованное Титу, аналогично наставлениям Тимофею в 1 и 2 Посланиях Тимофею, однако есть и некоторые отличия, обусловленные особенностями ситуации на Крите. Перед Титом стояло две задачи: довершишь недоконченное и поставить… пресвитеров (5). Что именно Павел оставил «недоконченным», неизвестно, если только он не имеет в виду назначение пресвитеров. Павел не дает никаких указаний о количестве требуемых пресвитеров, но, очевидно, он уже обсуждал с Титом этот вопрос. Значительно больше он озабочен тем, чтобы претенденты отвечали определенным требованиям (6). На первый план выступает не только нравственная безупречность (упомянутая дважды), но и устойчивая семейная жизнь. По–видимому, человек, который не мог держать в подчинении собственных детей, считался неподходящим для руководящей роли в церкви.

    Переход от пресвитеров в ст. 5 к епископам в ст. 7 свидетельствует об отсутствии существенной разницы между этими должностями. В обязанности епископов входил общий надзор. В ст. 7 перечислены свойства характера и поведение, делающие человека непригодным для этой должности. Примечательно, что в отличие от Тимофея Тит не получает совета воздерживаться от назначения новообращенных — вероятно, по той причине, что община на Крите была создана позднее, чем в Эфесе. Положительные качества, необходимые епископу, приведены в ст. 8–9. Этими качествами должен обладать каждый христианин. Особое место занимает в этом перечне гостеприимство, поскольку в первоначальной церкви от него зависело многое. В ст. 9 ясно показано, какое значение имеет для церковных руководителей приверженность здравому учению. Обличение лжеучителей возможно только при условии глубокого понимания истинного учения. По мнению Павла, подобные вопросы не терпят никакой расплывчатости.

    1:10–16 Как поступать с лжеучителями

    Сравнивая этот фрагмент с отрывками, посвященными лжеучителям в 1 и 2 Посланиях к Тимофею, мы снова замечаем некоторые отличия. Здесь более отчетливо выявлено иудейское начало ложного учения — недаром Павел упоминает «обрезанных» (10) и «иудейские басни» (14). И все же наиболее характерными свойствами лжеучителей являются пустословие, лживость, корыстолюбие и пагубное влияние на окружающих (10—11). Сложность ситуации на Крите усугублялась характером его населения, выраженным в ст. 12 словами местного поэта, которого обычно отождествляют с философом Эпименидом, жившим в VI в. до н. э.

    Учитывая непокорный характер этих людей, Павел советует прибегать к решительным действиям. Им должно заграждать уста (11); их следует строго обличать (13), а Тит должен не внимать их речам (14). Павел считает, что они недостойны споров, и потому советует Титу сосредоточиться на обличении, дабы они были здравы в вере. Такой конструктивный подход и поныне не утратил своего значения в работе с теми, кто отошел от истины. В ст. 15 дается дополнительный комментарий, призванный поддержать Тита, ибо оскверненные умы не признают чистоты. Как только ум оскверняется, с совестью мгновенно происходит то же самое. Павел отдает себе отчет, что лжеучителя искусно имитируют все проявления религиозности (они говорят, что знают Бога), но их выдают собственные поступки (16). Может показаться, что во второй части ст. 16 Павел говорит о них слишком пренебрежительно, но в этом проявляется его отвращение к тем, кто вводит в заблуждение других. Едва ли возможно более убедительно выразить значение правильного понимания христианского учения.

    2:1—10 Обязанности разных классов верующих

    2:1—3 О старых

    Здесь Павел снова обращается к образу здравого учения (ср.: 1:9). Оно является полной противоположностью «болезненного» учения лжеучителей. Наречие сообразно привлекает внимание к пригодности этого учения для жизни, указывая на то, что ложное учение совершенно бесполезно. Далее Павел приводит примеры того, что он считает сообразным здравому учению. Своим образом жизни старцы должны показывать, что их поведение согласуется с их убеждениями (2). Это означает, что их поведение должно вызывать уважение окружающих.

    К этому требованию Павел добавляет необходимость быть здравыми в вере, любви и терпении — сочетание, часто встречающееся в пастырских посланиях и в других произведениях Павла (ср.: 1 Фес. 1:3). Давая совет относительно стариц, Павел обращает внимание на необходимость сдержанности и серьезности (3).

    Запрет, относящийся к клевете и пьянству, отражает существующее положение дел на Крите. Использованное Павлом выражение чтобы… не порабощались пьянству свидетельствует о том, что эта проблема стояла на Крите более остро, чем в Эфесе (ср.: 1 Тим. 3:8,11, где использовано более мягкое выражение). Лучшее, чему могут посвятить себя старые женщины, — это учить добру.

    2:4—8 О молодых

    Павел считает, что молодых [женщин] должны вразумлять старицы. Это, несомненно, требует большого такта, иначе может возникнуть впечатление вмешательства в чужие дела. Основное внимание в наставлении Павла уделено любви к мужьям и детям. Это нельзя считать чем–то само собой разумеющимся, особенно в наше время, когда процент разводов стремительно растет, а стремление сделать карьеру оттесняет заботу о детях на второй план. Качества, которыми должны обладать молодые женщины, — это качества, необходимые в семейной жизни, где так важны целомудрие, чистота и доброта (5). Как и повсюду, Павел считает, что христианка должна быть покорной своему мужу. Всю эту тему пронизывает религиозный мотив — не допустить оскорбления Божьего слова. В более подробном обсуждении супружеских отношений (см. коммент. к Еф. 5:22–33) Павел рассматривает покорность жены в контексте жертвенной любви мужа. Идеальные супружеские отношения всегда строились на бескорыстной преданности друг другу Там, где покорность и жертвенная любовь предаются забвению или ставятся под угрозу, браки страдают или полностью разрушаются.

    Касаясь поведения юношей, Павел настоятельно рекомендует быть целомудренными (обязательное требование для христиан любого возраста), после чего призывает Тита быть для них образцом (7). Будучи проповедником Евангелия, он обязан проявлять чистоту и степенность, особенно в речи. И это тоже продиктовано религиозными соображениями: чтобы противники не могли сказать о христианах ничего худого.

    2:9–10 О рабах

    Павел обсуждал тему рабства в 1 Тим. 6, и здесь он говорит примерно то же самое. Слово, переведенное как повиноваться, означает нечто большее, чем «подчиняться», и отражает особенности социальной системы того времени. У рабов–христиан была дополнительная обязанность — угождать своим господам и не прекословить им. Из того, что рабов увещевают не красть, видно, что они были особенно подвержены этому искушению. Павел считает, что у рабов есть возможность украшать Евангелие своим поведением, и эта возможность, без сомнения, существует у всех христиан. Греческое слово, переведенное как украшение, используется для обозначения оправы драгоценного камня, позволяющей представить его в наиболее привлекательном виде.

    2:11 — 3:8 Доктриналыгая основа христианской жизни

    2:11—15 Наставление благодатью

    При обсуждении поведения Павлу свойственно переключаться на богословские темы, поскольку в основе его наставлений всегда лежат доктринальные соображения. Здесь он использует понятие Божией благодати, объединяющее все деяния Бога на благо человека. Точной и краткой формулировкой Павел привлекает внимание к боговоплощению и искуплению, связывая их со вторым пришествием. Явление спасительной благодати указывает на первое пришествие Иисуса, но в каком смысле она спасительна для всех человеков? Не хочет ли Павел сказать, что спасение распространяется на всех? Если рассматривать явление благодати как исторический факт, то пришествие Иисуса действительно имело универсальное значение. Вероятно, Павел имеет в виду, что Бог в Своем милосердии предоставил возможность спасения всем людям. Но пафос этого высказывания составляет не всеобъемлющий масштаб Божьей благодати, а ее влияние на поведение христиан. Поэтому ст. 12 так убедителен. Главное назначение Божьей благодати — сдерживать нечестие. Действительно, в отсутствие Божьей благодати невозможно жить целомудренно. Целомудрие не может быть достигнуто только собственными усилиями. Это принципиально отличает христианскую этику от стоицизма, превозносившего самоограничение.

    В этом отрывке Павел соединяет настоящее с прошлым и будущим. В ст. 12 требование праведной и благочестивой жизни в нынешнем веке отражает текущие задачи. Но в ст. 13 центр внимания перемещается в будущее. Блаженное упование и явление славы, несомненно, относятся к будущему, но они оказывают определенное воздействие на настоящее. Павел показывает, что между упованиями христиан на будущее блаженство и их нынешними обязанностями существует точное равновесие. В основе учения Павла о будущем лежит надежда на второе пришествие Христа. Знаменательно, что Павел говорит здесь о великом Боге и Спасителе нашем Иисусе Христе, ибо объединение водном выражении Бога и Иисуса Христа свидетельствует об убежденности Павла в Божественности Иисуса, что полностью согласуется с наиболее вероятным вариантом толкования Рим. 9:5. Некоторые исследователи разделяют в этом утверждении слова «Бог» и Спаситель, но такое толкование греческого текста сомнительно. Еще одна возможность — считать, что имя «Иисус Христос» поясняет выражение «явление славы», в таком случае отождествление Бога и Иисуса будет не столь очевидным. Однако в свете следующего утверждения отнесение слова «Спаситель» к Иисусу представляется более естественным.

    В ст. 14 Павел обращает взор в прошлое, отсылая читателей к историческому акту искупления, образующего основу христианского мировоззрения. Он подходит к этой теме, размышляя о том, что Христос уже сделал для нас. В 1 Тим. 2:6 Павел говорил, что Христос предал Себя для «искупления», и здесь он развивает сходную идею, используя глагол, образованный от существительного «выкуп». Искупление — излюбленная тема апостола. Это понятие подразумевает избавление от рабства, обозначенного в данном случае как всякое беззаконие. Павел рассматривает жертву Христа за нас как нечто такое, чего мы не можем сделать сами. Спасение — это в полном смысле слова избавление от греха. Но Павел видит в спасении не только избавление от греха, но и путь к очищению. Метафора очищения — еще один излюбленный прием Павла, позволяющий объяснить суть искупительной жертвы Христа. Христианин — это человек, очищенный посредством слова (см.: Еф. 5:25—26). Представление о народе Божьем как особом достоянии Иисуса Христа передано здесь очень наглядно (ср.: Исх. 19:5). Стремление христиан делать добро убедительно объясняется главным образом тем, что мы находимся у Иисуса Христа на особом положении.

    В ст. 15 Павел напоминает Титу о необходимости применять власть при увещевании и обличении. Эта власть, основанная на апостольском учении, позволит Титу противостоять попыткам окружающих пренебрегать им.

    3:1—2 Христиане в обществе

    Надо полагать, что Тит уже объяснял местному населению их обязанности по отношению к властям, поскольку Павел советует ему напоминать об этом. Но, возможно, критяне были склонны забывать, что христиане должны подчиняться властям. Павел понимает, что гражданское неповиновение (за исключением вопросов совести) может навлечь на христианскую церковь дурную славу. Смысл ст. 2 в том, что поведение христиан должно служить лучшей рекомендацией их учению. На посторонних они должны производить впечатление законопослушных граждан. Обратите внимание на такие качества, как кротость и покорность, далеко не всегда выступающие на первый план в социальных отношениях.

    3:3—8 Христианство и язычество

    В своих посланиях Павел часто сравнивает состояние, в котором христиане пребывали до обращения, с их новыми возможностями во Христе. Ст. 3 отсылает в прошлое. Перечень пороков, представленных здесь в качестве типичных для дохристианского существования, может показаться несколько преувеличенным. Но достоверно известно, что эти недостатки присущи до обращения всем христианам, а их следы дают о себе знать и после обращения. «Несмысленность» указывает на бездуховность и невежество; непокорность и заблуждение проявляются в отношениях человека с Богом, а весь уклад жизни охарактеризован как рабское подчинение похотям и удовольствиям. Чтобы почувствовать, какие разительные перемены произошли с появлением христианства, необходимо признать естественность дохристианского образа жизни. Эту неприглядную картину венчает многообразие злобы и ненависти, на фоне которых изображается Божественная любовь.

    В богословской декларации в ст. 4—7 Павел показывает, каким образом благодать и человеколюбие Бога нейтрализовали возрастающую ненависть мира, пребывающего в естественном состоянии. Средоточием Божественной любви является пришествие и служение Христа, но в данном контексте смысловой акцент падает на воздействие этой любви на христиан. Возможно, называя Бога Спасителем нашим, Павел противопоставляет Бога римскому императору, которому в те времена иногда давали титул «спасителя». Однако в свете 2:11–14 более вероятно предположение, что Павел целиком поглощен мыслями о христианском спасении. В ст. 5 он показывает, что источником спасения является милость Бога, а не усилия человека (дела праведности символизируют здесь соблюдение иудейского закона), что согласуется с его учением в других произведениях (особенно в Послании к Римлянам).

    Выражение банею возрождения и обновления Святым Духом (5) вызывает много споров, так как в нем объединены два аспекта христианского спасения. Возрождение — это вступление в новую жизнь, а обновление — это сама новая жизнь. Первое можно истолковать в связи с обращением, а второе — с дарованием Святого Духа. Многое говорит в пользу толкования возрождения в том смысле, какой придавал ему в Своем учении Иисус (Ин. 3:5). По поводу толкования выражения баня возрождения мнения расходятся, поскольку не все усматривают в нем связь с обращением. Возможно, оно относится только к крещению, в таком случае оба понятия указывают на то, что совершается при крещении Святым Духом. Не исключено, что это выражение символизирует духовное очищение.

    Ст. 6 — несомненная аллюзия на излияние Святого Духа в день Пятидесятницы. Поскольку Павел описывает то, что ему и его соратникам довелось испытать на собственном опыте (обращают на себя внимание слова на нас), он не может не упомянуть щедрость этого дара. Дух никогда не даруется в ограниченном количестве. Этот стих проливает свет на совместное проявление Бога, Иисуса Христа, нашего Спасителя, и Святого Духа.

    Павел завершает свой краткий богословский экскурс упоминанием оправдания. Ему свойственно подчеркивать, что оправдание совершается по благодати, ибо это его излюбленная тема. Она связана главным образом с нашим новым положением приближенных к Богу и указывает на наше будущее. Еще одна постоянная тема Павла — наше наследие, и здесь он сосредоточивает внимание на вечной жизни. Он говорит об уповании на это наследие как о чем–то несомненном.

    Фрагмент заканчивается формулой слово это верно (8), которая, должно быть, относится к богословскому высказыванию, рассмотренному выше. Но далее Павел обращается непосредственно к Титу с просьбой подтверждать о сем, что логичее истолковывать по отношению ко всему, что написал Павел в своем послании. Больше всего его заботит практический результат — приверженность добрым делам. Это означает, что для совершения правильных поступков жизненно необходима здоровая религиозная основа.

    3:9—11 Дополнительные предостережения

    Содержание этого фрагмента перекликается с замечанием в 1:10. Павел не может завершить послание, не сделав дополнительных предупреждений. Судя по тому, что он подчеркивает бесполезность и суетность ложного учения, можно предположить, что Павел видит в нем полную противоположность истинному учению, которое он только что изложил. Титу, как и Тимофею, он советует избегать бесполезной траты времени на споры и распри. Но Павел проводит различие между ложным учением и людьми, которые им увлекаются. Каждый пастырь должен заботиться о людях, особенно о тех, которые причиняют неприятности общине и нуждаются во вразумлении. Но Павел считает, что двух предупреждений достаточно. Тот, кто склонен сеять разногласия, крайне редко изменяется к лучшему после третьего предупреждения. По мнению Павла, такой человек обречен на духовную деградацию.

    3:12–15 Заключительные замечания

    Очевидно, Артема и Тихик должны были заменить Тита на Крите. Павел упоминает о своем намерении перезимовать в Никополе, который, согласно общему мнению, располагался на западном побережье Греции. Никаких объяснений избрания столь отдаленного города не приводится. Зина в Новом Завете нигде больше не упоминается. Аполлос известен по Книге Деяний и 1 Посланию к Коринфянам как сотрудник апостола. Очевидно, Тит был в состоянии оказать этим людям определенную материальную поддержку во время их путешествия. Затем Павел обращается ко всем критским христианам, чтобы еще раз подчеркнуть значение добрых дел. Не совсем ясно, о чьих необходимых нуждах идет речь. Возможно, Павел имеет в виду нищих, и тогда его наставление следует понимать как призыв к благотворительности. Такое толкование помогает прояснить смысл последней строки этого стиха (дабы не были бесплодны). Заключительные приветствия носят самый общий характер, а пожелание благодати необычайно кратко.


    (Donald Guthrie)