Загрузка...



Глава 11. Развитие тяжелых пулеметов в период между войнами

Большинство тяжелых пулеметов, находившихся в эксплуатации в конце Первой мировой войны, следует признать в высшей степени удачными орудиями, полностью пригодными для выполнения возложенной на них задачи. Однако, несмотря на то, что их применяли в течение более чем десятилетия, все эти пулеметы имели конструктивные дефекты большей или меньшей величины и значимости. Некоторые недостатки в процессе модификации удалось устранить, а с остальными приходилось мириться, поскольку они были слишком фундаментальны и не могли быть исправлены в ходе простой модернизации. В общем солдаты, имевшие дело с пулеметами, довольно быстро и близко знакомились с возникающими проблемами, поэтому им все же удавалось обойти их. В результате статус тяжелого пулемета как пехотного оружия, имеющего неоспоримое превосходство, очень мало изменился в течение следующих двадцати лет. Конечно, британцы, французы и русские вступили во Вторую мировую войну, в массе своей оснащенные теми же пулеметами, которые они использовали в конце предыдущего военного конфликта, и — за исключением Советского Союза — они не видели особой необходимости отвлекать ценные ресурсы на попытку улучшения испытанного и проверенного изделия.

И действительно, «Пулемет системы Виккерса, калибра 0,303 дюйма, Марка 1», который британская армия приняла на вооружение в ноябре 1912 г. как основное оружие огневой поддержки пехоты, в 1965 г. все еще находился в эксплуатации (а силы обороны Южно-Африканской Республики сохраняли его в своем арсенале даже в 1990 г.). Единственным серьезным изменением, внесенным в пулемет, стала модификация казенника под патрон Mark 8Z, имевший пулю обтекаемой формы и заменивший патрон Mark 7, что в результате повысило максимальную дальность действия орудия до 4500 ярдов.

Советский Союз произвел намного больше пулеметов «Максим» образца 1910 г., чем их было изготовлено в Российской империи, и использовал их до конца Второй мировой войны наряду с вновь разработанным оружием с воздушным охлаждением СГ43 (станковым пулеметом Горюнова образца 1943 г.). Общее «русское» производство почтенного творения Хайрема Максима оценивается примерно в 600 000 единиц.

Китай даже и не начинал производить «Максимы» до 1935 г., а затем в течение двух лет изготовил под контролем немецких инженеров порядка 40 000 единиц, пока японцы, вторгшиеся в страну в 1937 г., не уничтожили ее производственные мощности. Китайские пулеметы «Максим» были идентичны орудиям «Коммерческий образец», которые в 1909 г. выпускала ДВМ, и, таким образом, имели буквальное сходство с «Виккерсами С». Они использовали немецкую треногу образца 1916 г., но никогда не устанавливали оптическую систему прицеливания или систему целеуказания для навесной стрельбы, хотя все пулеметы имели фитинги для установки зенитных прицелов. Китайские образцы имели достаточно хорошую доводку, не совсем отвечающую стандартам оригинальных орудий ДВМ или пулеметов этого типа, производимых в Швеции (например, таких, как MG11), но значительно лучшую, чем у русских или советских «Максимов».

Варианты «Максима» с воздушным охлаждением производились и в Китае, и в Советском Союзе, где конструкторы Иван Колесников и Федор Токарев также испытывали, хотя и без особого успеха, модифицированные облегченные версии с воздушным охлаждением, предназначенные для использования в качестве легких пулеметов, подобно немецким MG08/15 и /18, но ни одна из представленных моделей не была принята.

Германия во время войны 1914–1918 гг., возможно, наилучшим образом использовала тяжелый пулемет, особенно в той патовой ситуации, которая возникла в первые годы окопной войны, но по условиям Версальского мирного договора ей позволялось иметь лишь незначительное, строго ограниченное число пулеметов и специально запрещалось развивать любые новые виды оружия непрерывного огня. Общая численность германской армии ограничивалась цифрой в 100 000 человек, количество тяжелых пулеметов (почти все из них MG08) не могло превышать 792 единиц, а легких моделей — 1134, правда, эти квоты были впоследствии увеличены до 861 и 1475 орудий соответственно. Все остальное немецкое автоматическое оружие должно было быть передано союзническим силам для перераспределения или уничтожения, но, поскольку всегда существовала большая разница между теорией и практикой, общее количество переданных пулеметов не превысило 30 000 единиц, и даже с учетом того, что ряд орудий союзники захватили ранее, налицо была значительная недостача.

Так, например, в распоряжении американской армии к моменту заключения перемирия оказалось свыше 10 000 трофейных MG08 и MG08/15, к ним добавились перераспределенные 20 процентов всего сданного вооружения, и, таким образом, общее количество достигло 16 000. Осенью 1918 г. появилась недолговечная программа конверсии трофейных немецких орудий (хотя более вероятно, что американские войска просто использовали их вместе с боеприпасами). В 1919 г. обдумывалось возобновление этой программы, и поэтому весь наличествующий запас полученного оружия отправили в США. Однако, в конце концов было принято решение вывести пулеметы из строя (как правило, для этого просто удалялся затвор и ликвидировался зажимной кулачок патронной ленты) и направить их в те отделения Американского легиона или Ассоциации ветеранов Америки, которые обратятся с такой просьбой. Писатель Дольф Голдсмит рассказывает, как одна его соседка, занимавшая солидную должность в организации Красного Креста, получила пулемет в качестве памятного военного сувенира. Большое количество трофейных пулеметов было отправлено на лом, а тысячи орудий в 1940 г. затоплены в море недалеко от побережья Нью-Джерси.

Естественно, множество орудий было уничтожено непосредственно в ходе войны, и, по самым скрупулезным оценкам, возможно, еще 100 000 пулеметов всех видов было приобретено странами-союзниками по тем или иным каналам. Некоторая часть, несомненно, разошлась по всему миру, но даже с учетом этого остается значительное число от общего количества произведенных пулеметов. Известно, что в период с 1914 по 1918 г. только моделей MG08 было изготовлено свыше 200 000, и с достаточной долей уверенности можно предположить, что большая их часть осталась в Германии. Конечно, даже несмотря на то, что немецкая промышленность после 1918 г. не выпускала абсолютно новые модификации пулеметов системы Максима (хотя комплектующие, в том числе стволы, производились), значительное их количество — гораздо больше разрешенного по условиям Версальского договора — всплыло во время Второй мировой войны на позициях второго эшелона, особенно в системе противовоздушной обороны, поскольку даже в своем весьма почтенном возрасте — тридцати с лишком лет — эти пулеметы оставались вполне эффективным средством для борьбы с самолетами, летающими на небольшой высоте. Германии потребовалось некоторое время, чтобы оправиться сначала от поражения, затем от последовавшего экономического краха, но к началу 30-х годов возрождение ее армии уже больше не было секретом, а в 1936 г. Гитлер вновь оккупировал демилитаризованную Рейнскую область и открыто занялся перевооружением армии. Заводы во многих государствах — в том числе в скандинавских странах, Советском Союзе, Голландии и Швейцарии — уже в течение нескольких лет действовали как прикрытие для германского перевооружения, так же как и некоторые стратегические предприятия отечественной промышленности. Наряду с развитием субмарин, танков и самолетов полным ходом шла разработка сравнительно легкого оружия, такого как пулеметы и пистолеты-пулеметы, и в конечном итоге немцам удалось полностью компенсировать потерянное время. Мы можем в качестве примера рассмотреть производство самолетов: так, предтеча самолета «Штука» Ju87 совершил свой первый полет в 1928 г. в Швеции, а Мессершмитт Bf108, явный предвестник истребителя Bf109, был спроектирован для участия в 1934 г. в Четвертых международных соревнованиях по туризму. Если возрождающаяся Германия могла найти способ обмануть победивших союзников и создать то, что впоследствии явно должно было стать военными самолетами, то уж маловероятно, чтобы ее исследования в области стрелкового оружия могли быть свернуты или урезаны группой весьма неравноправных бывших членов коалиции, у которых имелись свои собственные проблемы и достаточно различные программы действий.

Один аспект германской тактической доктрины в развитии вооружений не изменился в течение периода вынужденного бездействия. Давно принятый на вооружение армией, пулемет все еще господствовал на поле боя, и это убеждение нашло свое отражение в политике его закупок. В 1932 г. программа развития пошла полным ходом, будучи нацелена на производство не просто нового тяжелого пулемета для замены MG08, а на создание совершенно нового класса автоматического оружия, Einheitsmaschinengewehr, или универсального пулемета, более гибкого в боевых условиях и лучше приспособленного к потребностям механизированных боевых действий.

В это время и «Рейнметалл», и «Маузер Верке» вели разработки легких пулеметов с воздушным охлаждением, и, несмотря на то, что ни один из проектов не был достаточно удачным, чтобы получить одобрение армии, оба варианта включали новые многообещающие элементы. Проектным орудием «Рейнметалла» явился уже упоминавшийся ранее «Штайр-Золотурн» М30. Это была производственная модель так называемого пулемета «Зода», разработанного Луисом Штанге на заводе Зоммерда (одном из предприятий компании «Рейнметалл») и затем переданного для производства «Золотурну» в Швейцарии и «Штайру» в Австрии. Швейцарская компания была филиалом, полностью принадлежащим «Рейнметаллу», и есть некоторые основания подозревать, что в то время (позднее — почти наверняка) «Рейнметалл» владел и австрийской компанией, хотя документальные доказательства этого никогда не были обнаружены. В любом случае мы точно знаем, что «Ваффенфабрик Золотурн АГ», швейцарский филиал, был основан в 1929 г. исключительно для проведения немецких исследований и осуществления разработок.

Одновременно компания «Маузер Верке АГ» в местечке Оберндорф-ам-Неккар разрабатывала конструкцию легкого пулемета, спроектированного Эрнстом Альтенбергером. Сходная по своим возможностям с М30, она получила известность как LMG32. Фирма «Маузер» впервые участвовала в разработке пулемета, а проект Альтснбергера определенно имел очень интересные базовые черты. С непреклонностью, которую, как ни странно, не сумели проявить в этот период другие чиновники, командование германской армии приказало Луису Штанге из «Рейнмсталла» осуществить этот проект под общим руководством майора Риттера фон Вебера на принадлежащем компании Дюссельдорфском заводе, используя систему запирания затвора и способ замены ствола, разработанные в Оберндорфе. Данное распоряжение вызвало значительную путаницу, позволившую некоторым властным структурам утверждать, что получившийся в результате MG34 является конструкцией Маузера. Это неверно; в комбинированном проекте, разработанном компанией «Рейнметалл», действительно использовались некоторые черты «Маузера», за которые «Маузер Верке АГ» позднее получила отчисления от «Рейнметалл-Борзиг», каковой компания стала в 1936 г.

Сутью всего проекта являлся системный подход к проблеме создания единого оружия, способного действовать как легкий и как тяжелый пулемет (то есть как личное оружие штурмового типа и как обслуживаемое расчетом оружие непрерывного огня поддерживающего типа) без какого-либо ущерба обоим вариантам. С этой целью все приспособления и принадлежности пулеметов, а также система подачи питания были сделаны по модульному принципу.

Опыт, приобретенный при использовании MG08/15, доказал, что легкий пулемет в функции штурмового оружия не мог иметь ленточную подачу питания, и поэтому был установлен Doppel-trommel 15, 75-патронный седельный барабан для MG15, который подавал патроны поочередно с разных сторон, сохраняя таким образом балансировку орудия. Patronen-trommel 34 — под таким названием магазин стал известен в контексте с MG34, оставался в эксплуатации, вероятно, до 1940 г.; это было довольно сложное устройство, и пулеметчику для перезарядки магазина требовалось иметь набор специальных инструментов. Кроме того, для снаряжения пулемета было необходимо временно удалить крышку ленточного питания и вынуть блок подачи патронов.

Более простым устройством стал барабан с находящейся внутри 50-патронной лентой, Gurttrommel 34, который располагался на левой стороне ствольной коробки и устанавливался напротив блока питания с помощью простого крючка и защелки. Из пулемета, весящего 12 кг (26,5 фунта), с помощью специального ремня можно было вести огонь из положения стоя, но более распространенным являлось использование встроенных сошек, которые крепились либо вблизи дульного среза, либо ближе к ствольной коробке — последнее было предпочтительнее, поскольку достигалась большая устойчивость и, следовательно, большая точность. В комплектацию пулемета входила и легкая тренога, Dreifuss 34, но для непрерывного огня необходим был треножный Lafette 34, который поддерживал орудие в подрессоренном вертлюге. Тренога Lafette 34 считалась шедевром конструкторской мысли, в котором небольшой общий вес — всего около 21 кг (46 фунтов) — сочетался с высочайшей степенью устойчивости, регулируемости и гибкости. С треногой могла быть использована ленточная подача патронов, но едва ли это являлось недостатком при ведении непрерывного огня. Как правило, каждая лента содержала 50 патронов (чтобы помещаться на катушке ленточного барабана), но при необходимости ленты могли соединяться вместе.

При установке пулемета на автомобиле ложа-приклад легко снималась, а само орудие с помощью шарового шарнира крепилось к турельному станку. Для ведения противовоздушного огня имелись одиночные и сдвоенные станки пьедестального типа; в сдвоенных станках путем довольно несложной операции в одном из орудий устанавливалась подача патронов с правой стороны, что позволяло подавать патроны в оба пулемета из одного, центрально расположенного короба. Для пулемета выпускались оптические прицелы как для прямого огня, так и для навесной стрельбы. Они устанавливались на треноге Lafette, а не на самом орудии и обеспечивали хорошее прицеливание на расстояние до 3000 м (3300 ярдов) при стрельбе прямой наводкой и на 500 метров дальше при ведении навесного огня, но именно этот режим стал одним из тех редких случаев, когда MG34 демонстрировал несколько меньшую эффективность, чем его предшественники, хотя стрелял такими же патронами. Стационарные металлические прицелы состояли из плоской передней мушки и сквозной задней рамки, на которой были нанесены деления, позволявшие регулировать прицел на дистанцию до 2000 м (2200 ярдов).

Конструкторы оружия задали сравнительно умеренный интервал между сменами стволов, определив его в 250 выстрелов; они могли позволить себе сделать этот интервал минимальным, поскольку процедура замены ствола была простой и удобной, хотя и слегка необычной на первый взгляд. Для того чтобы заменить ствол, надо было взвести курок и, поставив оружие на предохранитель, утопить фиксатор ствольной коробки, расположенный под прицельной рамкой, затем повернуть кожух ствола относительно ствольной коробки, при этом ствол просто выскакивал назад, и его ловил второй номер расчета в асбестовых перчатках. Потом внутрь ствольного кожуха, который предназначался для теплоизоляции и предотвращения деформации ствола и имел постоянный надульник, увеличивающий энергию отдачи, вставлялся холодный ствол, после чего ствольная коробка возвращалась в рабочее положение. Когда орудие устанавливалось на тяжелой треноге, процедура, по сути, была такой же, за исключением того, что, поскольку ствольная коробка жестко фиксировалась, кожух ствола теперь нужно было повернуть против часовой стрелки и вынуть горячий ствол с помощью какого-нибудь подручного средства (зачастую для этого использовали петлю от пулеметной ленты). Каждое орудие было снабжено двумя запасными стволами, после замены горячий ствол охлаждался любым доступным способом. Вполне приемлемо было окунуть его в холодную воду.

Действие MG34 следует признать самым сложным и запутанным из всех, когда-либо бывших у пулемета до того времени или после, и это в сочетании с самыми небольшими производственными допусками являлось его основным недостатком. В определенном смысле он представлял собой артиллерийское орудие в миниатюре с использованием блокировочной системы, впервые примененной за семьдесят лет до этого.

Он действовал по принципу отдачи короткого хода: ствол продвигался в заднем направлении приблизительно на 2 см (0,75 дюйма), отпирая головную часть затвора в пределах первых 1,5 см, прежде чем его останавливал ствольный буфер. К стволу была присоединена короткая запирающая муфта с диаметрально расположенными прорезями; на двух оставшихся секторах кольца имелась резьба. На внешней стороне втулка имела два выступа, которые, входя в пазы ствольной коробки, предотвращали вращение самого ствола. Затворный комплекс состоял из двух частей: головной части и корпуса. Корпус совершал возвратно-поступательные движения внутри ствольной коробки, направляемый парой простых продольных выступов. На нижней поверхности находился третий выступ, который сцеплялся с механизмом спускового крючка (а мог и не соединяться), а на его верхней поверхности находилась пара штифтов, тянувших механизм ленточной подачи питания. На заднюю поверхность скользящего затвора прямого действия оказывала давление возвратно-боевая пружина. Корпус имел внутреннюю полость, в которой двигалась боевая личинка. Запирание канала ствола в пулемете MG34 было очень надежным, исключающим возможность производства выстрела при незапертом затворе, и осуществлялось поворотом боевой личинки затвора, чьи боевые упоры, а также цапфы с роликами входили в вырезы запирающей муфты, закрепленной на казенной части ствола. Боевая личинка вращалась относительно остова затвора. Взаимодействие криволинейных пазов муфты и роликов боевой личинки обеспечивало поворот боевой личинки при отпирании и запирании канала ствола, а криволинейные поверхности муфты, взаимодействуя с роликами боевой личинки при отпирании, ускоряли движение затвора. И все это происходило пятнадцать раз за каждую секунду!

В первых MG34 был использован такой же раскачивающийся спусковой крючок, как на «Золотурне» М30, нажатие на нижнюю половину автоматического крючка давало скорострельность примерно 900 выстрелов в минуту. Действительная скорость стрельбы одного и того же орудия отличалась весьма значительно, и питание от подпружиненного Patronentrommel[27] обеспечивало пулемету гораздо более высокую скорострельность, чем ленточная подача патронов. Специально модифицированные версии обеспечивали скорострельность до 1650 выстрелов в минуту, но ценой неприемлемого изнашивания движущихся деталей. Проживший недолгую жизнь облегченный MG34/41 был приспособлен для стрельбы со скоростью 1200 выстрелов в минуту и прошел испытания в боях на Восточном фронте, но не был принят на вооружение, поскольку к этому времени уже близилось к завершению создание пулемета MG42.

Хотя MG34 нельзя считать совершенным образцом, но он, без сомнения, был очень удачным пулеметом. Опираясь на его основополагающий принцип, возникла последовательность еще более искусных универсальных конструкций, начинающаяся с MG42 и приводящая к послевоенному MG3. Мы подробно рассмотрим эти орудия в свое время, но сначала нам придется вернуться к заключительным годам Первой мировой войны и направиться на запад через Атлантику, чтобы рассмотреть более позднюю работу лучшего американского оружейного мастера Джона Мозеса Браунинга и ту выдающуюся роль, которую он сыграл в развитии тяжелого пулемета, каким мы знаем его сегодня, с калибром 0,50 дюйма (12,7 мм), и по ходу дела мы попутно остановимся на превращении его орудия с водяным охлаждением M1917 винтовочного калибра в пулемет с воздушным охлаждением — M1919.

Браунинг, родившийся в семье кузнецов-оружейников, профессионально занимался производством оружия; говорят, что, когда ему было тринадцать лет, он из бракованных заготовок сделал свое первое ружье. Ко времени своей смерти в 1926 г. этот замечательный конструктор был создателем самого разнообразного стрелкового вооружения. К его наиболее известным творениям относятся: два полуавтоматических пистолета, считающиеся одними из лучших в своем классе, — «Кольт» M1911 45-го калибра и выпущенный уже после смерти автора 9-мм «Парабеллум» Modele a Grande Puissance (модель большой мощности, также называемая «Хай-Пауэр»), великолепный полуавтоматический дробовик «БАР» и два взаимосвязанных «семейства» тяжелых пулеметов.

К концу Первой мировой войны количество производимых «Браунингов» M1917 было значительным, хотя лишь немногие из выпущенных пулеметов действительно использовались в боевых действиях (первые из них 26 сентября 1918 г.) — с такой скоростью менялись события в то время. «Ремингтон», «Кольт» и «Вестингауз» — эти три компании заключили контракты на его производство, изготовив не менее 56 608 «Браунингов» М1917 калибра 0,30–06. В общем-то, конструкцию этих пулеметов надо признать довольно сложной, а кроме того, их слишком скрупулезно привязывали к единожды выбранной схеме (в частности, они имели бронзовые водяные рубашки еще долго после того, как на всех аналогичных конструкциях Максима такие кожухи заменили стальными). В то же самое время имелись некоторые опасения относительно некоторых характеристик пулемета M1917: например, опорная пластина его ствольной коробки была не очень надежной, и, как правило, ее приходилось дополнительно закреплять стальным U-образным хомутом. Даже ограниченное боевое применение орудия оказалось достаточным, чтобы подчеркнуть этот и другие недостатки, но все они были впоследствии исправлены (правда, окончательно это было сделано лишь в 1936 г.) в модели М1917А1, уже имевшей стальную рубашку. 55 000 таких орудий были изготовлены главным образом на арсенале в Рок-Айленде и на заводе давнего европейского партнера Браунинга — «Фабрик Насьональ» (ФН) в Бельгии. Производство было прекращено только после Второй мировой войны.

Базовая конструкция М1917 вскоре была адаптирована для воздушного охлаждения, и в процессе работ появились модификации М1918, М1919 и М37. Пулемет М1918 представлял собой не более чем пробную конструкцию, а вот М1919 должен был появиться в восьми вариантах, многие из которых предназначались исключительно для установки в бронированных или обычных автомобилях и на самолетах. Для пехоты были созданы варианты — A4 и — А6, они снабжались сошками или треножным лафетом; последнее орудие получило приклад и рукоятку для переноски и стало стандартным средним пулеметом армии США в конце Второй мировой войны. Все «Браунинги» с воздушным охлаждением, имевшие винтовочный калибр, весили примерно 14 кг (30 фунтов) и действовали со скорострельностью около 500 выстрелов в минуту. Терри Гандер в исследовании, посвященном пулеметам, утверждает, что в период с 1940 по 1945 г. было произведено 729 423 «Браунинга». Орудия более поздних моделей, дожившие до нынешнего десятилетия, были модифицированы под натовский калибр 7,62 мм и находились на вооружении большинства стран НАТО, а большое количество других пулеметов без каких-либо модификаций поступило в вооруженные силы многих стран «третьего мира».

Даже когда новые «Браунинги» М1917 в 1918 г. начали появляться на полях сражений во Франции, американские солдаты, прибывшие в Европу, проявили заметный интерес к орудию, стреляющему значительно более тяжелыми патронами, — это был 11-мм пулемет Гочкиса «Аэростатное орудие» (Balloon Gun), которое довольно удачно применялось для поражения наблюдательных аэростатов противника с помощью зажигательных пуль. В конечном итоге, исходя из того, что патрон 50-го калибра весил примерно в четыре раза больше стандартного патрона винтовочного калибра, но выстреливался с аналогичной скоростью и, следовательно, был в четыре раза разрушительнее при поражении цели, конструкторы остановились на калибре 0,50 дюйма/12,7 мм, даже когда инженеры в Германии пытались внедрить в производство пулемет (T.u.F.), использующий аналогичный T-Patrone.

В течение многих лет накопились многочисленные доказательства относительно ударной силы пулемета. Воспользуемся одним из таких свидетельств периода Вьетнамской войны в качестве обобщения:

«Пулемет калибра 0,50 дюйма — это нешуточная „пушка“. Фильмы сослужили ему плохую службу. Киношники забыли сообщить, что пулемет 50-го калибра — машина большая и настолько мощная, что если ты окажешься в городском квартале, когда по тебе стреляют из этой штуки, то не найдется практически ни одного сооружения, за которым можно было бы укрыться и чувствовать себя в безопасности. Он прошивает все насквозь»

(Mark Barker. Nam. Sphere Books, London, 1981.)

В действительности прошло много времени после окончания Первой мировой войны, прежде чем необходимые изменения, внесенные в конструкцию «Браунинга», сделали новую модель пригодной для производства, и более тяжелое орудие в конце концов появилось как «Пулемет США, калибра 0,50 дюйма, М1921». Впоследствии оно было модифицировано с учетом боевого опыта и обозначено как М1921А1. Этот пулемет имел водяное охлаждение, а в более поздних его вариантах применялось устройство для постоянной подачи воды, которая циркулировала (в некоторых образцах с помощью насоса) между водяной рубашкой и более крупным резервуаром.

Тем временем «Кольт» и «Рок-Айленд Арсенал» экспериментировали с пулеметами системы Браунинга с воздушным охлаждением, калибра 0,30 дюйма, которые специально модифицировались для установки на самолетах, и вскоре создали то, что было обозначено (после изменения всей системы обозначения в армии США в 1927 г.) как «Пулемет США, калибра 0,30 дюйма, М2». Уже в 1928 г. номенклатура тяжелых пулеметов Браунинга, принятых на вооружение армией США, была расширена, причем авиационный пулемет 50-го калибра с воздушным охлаждением также включили в реестр. Он также обозначался как М2, что вносило некоторую путаницу. Вскоре появились разнообразные наземные варианты, но без сверхохлаждающего эффекта воздушного потока, появлявшегося на высоте, оказалось, что орудие становится ненадежным из-за перегрева ствола после не более чем семидесяти пяти выстрелов. В результате вскоре появилась модификация М2НВ «Тяжелый ствол» (Heavy Barrel); единственной существенной разницей между двумя версиями было именно то, о чем говорит само название, хотя скорострельность М2НВ была несколько ниже, чем у оригинала.

«Браунинг» М2 50-го калибра продолжал использоваться и стал наиболее широко применяемым и наиболее высоко оцениваемым тяжелым пулеметом в мире. Ему предстояла долгая жизнь, длившаяся в течение следующих семи десятилетий, и до сих пор пулемет остается в строю — он используется на стационарных, подвижных и полевых установках, на кораблях и самолетах, на самых разнообразных машинах: от боевых танков до небольших разведывательных автомобилей и пикапов, а также в пехотных частях. К концу Второй мировой войны было выпущено почти два миллиона пулеметов, и, хотя с тех пор производство уменьшилось, в настоящее время две страны, США и Бельгия, все еще продолжают выпускать его. Во время войны американскими производителями оружия предпринимались различные попытки улучшить систему Браунинга, но ни одна из них не имела успеха. Возможно, им следовало уделить больше внимания первоначальным приемным испытаниям, проходившим ранее, в феврале 1917 г., когда Джон Браунинг сделал 20 000 выстрелов из еще не принятого в производство М1917 без единой остановки со средней скорострельностью 600 выстрелов в минуту.

Советский Союз позднее приступил к разработкам тяжелого пулемета (фактически орудия 50-го калибра узурпировали название «тяжелый пулемет», как только их приняли на вооружение; выпущенные ранее тяжелые пулеметы были, соответственно, «понижены в статусе» до средних пулеметов). Только в 1938 г. в реестр вооружений был включен Станковый пулемет Дегтярева-Шпагина, крупнокалиберный (ДШК) калибра 12,7 мм образца 1938 г. Как подсказывает его название, конструкция нового орудия приписывалась Дегтяреву, который внес свой вклад в систему газового действия и использовал схему запирания затвора своих легких пулеметов серии ДП, и Шпагину, который разработал новаторский способ извлечения с ленты подающегося патрона с помощью вращающегося подающего цилиндра. Строго говоря, имя Шпагина следовало бы удалить из обозначения модернизированной послевоенной версии орудия — ДШКМ 1938/46, поскольку главным усовершенствованием стала замена его системы подачи на простое возвратно-поступательное действие. Система пулемета, несмотря на то, что он стрелял чуть более легкими патронами, с чуть более низкой скоростью, была во многом схожа с действием «Браунинга» М2 50-го калибра. И хотя его производство, похоже, было прекращено в 80-х годах XX в., он все еще находится на вооружении армий всех стран, ранее входивших в Советский Союз, и всех государств, которым СССР осуществлял поставки.

Четыре других государства создали тяжелые пулеметы в период между войнами: Британия, где «Виккерс» непродолжительное время выпускал укрупненную версию своих пулеметов «Марка 4» и «Марка 5», рассчитанных на патрон 50-го калибра, созданный для «Браунинга» М2, а «Роллс-Ройс» несколько позднее начал, но не завершил проект по разработке пулемета калибра 0,50 дюйма (в течение войны все потребности британской армии в тяжелых пулеметах обеспечивал «Браунинг» М2); Франция, которая производила «Гочкис» Mle’30 — укрупненную версию хорошо зарекомендовавшей себя к тому времени конструкции Гочкиса; Япония, выпускавшая пиратскую версию этого орудия с обозначением 93 Shiki Kikanju, и Италия.

В 1931 г. Италия создала Mitragliatrice Breda RMModello 31 калибра 13,2 мм (такой же калибр использовался «Гочкисом»), главным образом в качестве дополнительного вооружения танков, хотя он также мог устанавливаться на треноге для использования пехотой. Интерес к нему был недолговечным, и через шесть лет ему на смену пришел Mitragliatrice Breda калибра 8 мм, модель 37, ставший общевойсковым итальянским пулеметом Второй мировой войны. Используемый этим пулеметом 8-мм патрон был значительно крупнее обычного (для Италии, где патрон калибра 6,6 мм все еще широко применялся в пехотных частях). Он имел и тяжелую пулю, и высокую скорость, что позволяло достигать точности на значительных расстояниях: орудие могло вести очень эффективный огонь на расстоянии до 2000 м (2200 ярдов), а максимальная дальность стрельбы превышала это расстояние более чем в два раза. Самой необычной чертой пулемета «Бреда» была нетрадиционная система подачи. Боеприпасы подавались к орудию в 20-патронных пачках, отстрелянные гильзы возвращались из казенника в пачку. Это вызывало некоторое неудобство (и немало насмешек), поскольку предполагалось, что неудачливому пулеметчику в этом случае придется вытаскивать горячую медь из пачки, для того чтобы перезарядить орудие. Дело обстояло совершенно иначе: весьма специфические гильзы должны были по возможности затем перезаряжаться, а такая система питания предусматривала все возможное, чтобы предотвратить их перекашивание и случайное повреждение, прежде чем они возвращались в обойму. Это особо оговоренное условие превращалось в явное преимущество в ограниченном пространстве бронированного автомобиля, где стреляные гильзы, катающиеся по днищу машины, могли представлять особую опасность. Благодаря своей надежности оружие пользовалось значительной популярностью. Захватив большое количество итальянских пулеметов «Бреда» в Северной Африке, британцы снова ввели их в строй, причем львиную долю этих полезных трофеев получила Группа дальнего действия в пустыне (Long Range Desert Group — сокращенно LRDG).{66} Следующая модификация — Modello 38 обладала более тяжелым стволом и возможностью выбора системы питания, которое осуществлялось либо из крепившегося сверху коробчатого магазина, либо из традиционной патронной ленты.

Приблизительно в то же самое время старый пулемет с водяным охлаждением, «ФИАТ-Ревелли» образца 1914 г., получил радикальное изменение внешнего вида: воздушное охлаждение заменило первоначальную водяную рубашку, смазчик патрона был отвергнут и заменен желобчатой камерой, которая способствовала извлечению гильзы без предварительного осаливания, а необычный магазин заменен традиционной лентой. Несмотря на все это, пулемет все еще был далек от идеального, к несчастью, для тех пехотных частей, которые были приговорены использовать его. Основным достоинством в подправленном орудии стала его перекалибровка для использования 8-мм патрона cartuccia pallottola Модели 35.

Немного к северо-востоку, в Чехословакии, на теперь уже набравшемся опыта оружейном предприятии в Брно (Zbrojovka Brno) началось производство нового, более тяжелого, более прочного пулемета с воздушным охлаждением и ленточной подачей патронов — ZB vz37. Необычным решением, отличающим его от vz26/Bren и повторенным в некоторых других моделях, было использование автоматики на основе отвода пороховых газов в сочетании с движением ствола и затвора назад, происходившим после выстрела внутри короба с буферной пружиной. Орудие также отличалось от «Брена» тем, что в нем использовалась система дифференцированной отдачи — патрон досылался в патронник на пределе обратного удара и выстреливался до того, как ствол полностью возвращался; таким образом, значительная часть энергии отдачи расходовалась на торможение подвижной системы, прежде чем отбросить ее вперед. Некоторые версии орудия имели две скорости огня: 500 и 800 выстрелов в минуту. Чехи (и немцы, которые приняли его как вспомогательное оружие MG37(t), устанавливая пулемет на треноге, использовали его как пехотное оружие, а британцы, которые также купили модель ZB vz37 (и на сей раз разумно сохранили калибр 7,92 мм, устранив тем самым необходимость дорогой реконструкции механизма подачи), дали этому пулемету название «Беса» и применяли его в качестве вспомогательного вооружения бронеавтомобилей. Он был знаменит своей точностью и оставался на вооружении английской армии до середины 50-х годов, 15-мм версия, принятая британцами на вооружение в 1940 г., была менее популярной и менее долговечной.

Несомненно, новые поколения тяжелых пулеметов в первую очередь предназначались для использования пехотой на поле боя, однако в действительности эти орудия были гораздо больше приспособлены для установки на автомобиле, и именно они внесли значительный вклад в наступление эпохи истребительной авиации. Начиная с первых экспериментальных применений во Франции в 1916 г. танки быстро достигли относительной зрелости, особенно в Германии, где наряду с тактической авиацией они стали основной составляющей концепции блицкрига, или «молниеносной войны». Танк, являясь на поле боя наиболее грозным и опасным артефактом, столкнулся с тем, что против него человек направил все имеющиеся в наличии средства уничтожения: его с больших расстояний расстреливала артиллерия, а, казалось бы, безобидный пехотинец для борьбы с мощной бронированной машиной вооружался противотанковыми метательными снарядами и гранатами. Даже военные инженеры, которых редко призывают сражаться, отправлялись в бой против бронетехники; самолеты-штурмовики считают танки почти столь же притягательными целями, как поезда, а для неприятельских танков на поле сражения они являются целями первостепенной важности. Одни танки являются подходящими целями для главных орудий других, но для того, чтобы справиться с противниками поменьше, бронированные боевые машины оснащаются дополнительным вооружением — пулеметами. Современные конструкторы автоматического огнестрельного оружия, так же как их коллеги в 20-х и 30-х годах, благосклонно относились к тому типу автоматического оружия, которое встречается на самолетах, поскольку им не приходится получать выговоры за увеличение веса при возрастании огневой мощи. Таким образом, требования к эффективности вспомогательного вооружения танков и бронеавтомобилей второго поколения предусматривали установку орудий большего калибра, стреляющих более тяжелыми метательными снарядами на большие расстояния, как для того, чтобы эффективно поражать машины (и самолеты) противника, так и для уничтожения пехоты на дальних дистанциях, чтобы лишить ее возможности ввести в действие собственные противотанковые средства.

Конечно, не было особой необходимости начинать все с самого начала в поисках подходящих пулеметов; к началу 30-х годов все крупные военные державы имели широкий выбор легких, средних и тяжелых пулеметов, разработанных собственными силами или доступных для приобретения за границей. Единственным исключением являлась Германия, которая никогда не занималась разработками тяжелого наземного пулемета, предпочитая использовать вместо этого пушки разнообразных типов (лидерство среди них прочно удерживала 20-мм противотанковая пушка KwK30). Даже когда существующие орудия не совсем подходили для выполнения обусловленных задач, все равно было проще, дешевле и эффективнее модифицировать их, пусть даже весьма радикальным образом, чем разрабатывать новую конструкцию. Производители боевых самолетов тоже редко искали вооружение для оборонительных или наступательных целей на стороне: военно-воздушные силы Великобритании и Америки в массовом порядке использовали «Браунинги» как винтовочного калибра, так и более тяжелую версию 50-го калибра.

Исключение составляли германские военно-воздушные силы, по заданию которых, независимо от общей программы разработок, универсальный пулемет MG34 приспособили для замены устаревших MG15 и MG17. Было выпущено много неудачных конструкций, но из тех, что немцы приняли на вооружение, пожалуй, самым важным стал разработанный фирмой «Рейнметалл» 13-мм пулемет MG131, появившийся в 1938 г. Это был радикальный отход от принятого ранее технологического процесса; конструкцию спроектировали таким образом, что детонация взрывчатого вещества патрона производилась посредством электрического заряда, а не капсюля. Примененное здесь новшество позволяло перейти к решению гораздо более серьезных проблем, связанных с синхронизацией новых более скорострельных орудий с более скоростными двигателями. Стандартными авиационными пушками того времени являлись 15-мм и 20-мм MG151, но более поздние разработки включали новое семейство 30-мм пушек и адаптированные для специальных целей 3,7-см, 5-см и даже 7,5-см орудия. Самолеты союзников иногда вооружались сходным образом, причем самыми примечательными были «Москито» (de Havilland Mosquitoes) — охотники за субмаринами, оснащенные противотанковыми орудиями, которые были установлены внутри бомбовых отсеков. Несмотря на то, что эти противовоздушные и противотанковые орудия, как правило, действовали в автоматическом режиме, они все же не могут в полной мере считаться пулеметами, поэтому их рассмотрение не входит в задачи нашего исследования. Новое поколение особо эффективных авиационных пулеметов будет рассмотрено далее, когда мы обратимся к пулеметам периода второй половины войны, которая скоро должна была охватить мир.


Примечания:



2

англ. Семь сосен. — Прим. пер.



27

нем. Дисковый магазин. — Прим. пер.