Загрузка...



Глава 14. Пулемет в воздухе и на море

Существуют огромные и очень явные различия между истребительной авиацией образца 1918 г. и ее эквивалентом, существовавшим в 1939 г.; за два десятилетия авиадвигатели и собственно конструкции самолетов шагнули далеко вперед. Новое поколение истребителей было, несомненно, не только более скоростным, но также и гораздо более грузоподъемным, что не замедлило сказаться на их вооружении. Теперь на борту одного самолета могла разместиться целая батарея, насчитывавшая до восьми пулеметов, вместе со значительно возросшим количеством боеприпасов. Сами авиационные пулеметы мало изменились за период, прошедший между двумя мировыми войнами. Наиболее значительным изменением стало исчезновение патронных коробок и появление преобладающего количества пулеметов более крупных калибров — этого потребовали новые реальности воздушного боя, ведущегося теперь на более высоких скоростях и больших дистанциях. Проблема обслуживания пулеметов, которая обуславливала необходимость их установки в пределах досягаемости пилота (и, следовательно, в силу сложившихся обстоятельств, необходимость вести стрельбу через дугу пропеллера), была разрешена с помощью повышения надежности авиационного оружия, а использование металла при изготовлении структурных элементов самолета позволило вынести пулеметы на крылья, где для них имелось значительно больше места.

Медленно, но верно «Виккерсы» начали исчезать даже с самолетов британской военной авиации, и на их место приходили американские «Браунинги» М2, которые оказались предпочтительнее благодаря своей более высокой скорострельности, а также несколько более низкому профилю. К 1938 г. жестко фиксированные «Виккерсы» были полностью вытеснены из истребительных эскадрилий Королевских ВВС. В то время британская компания «Виккерс-Армстронг» начала производить новые модели истребителей. Самой удачной из них был «Спитфайр» (выпускавшийся с 1938 г. отделением «Виккерс-Армстронг» — «Супермарин»), который на каждой плоскости нес по четыре «Браунинга М2» «Марка I» калибра 0,303 дюйма. Аналогичное вооружение имел и его боевой собрат «Хаукер Харрикейн» (Hawker Hurricane), поступивший в состав Королевских ВВС в 1937 г. Более поздние варианты этих самолетов «потеряли» четыре пулемета, но приобрели пару 20-мм пушек «Испано-Сюиза».

По иронии судьбы единственной страной, продолжавшей использовать на своих самолетах жестко закрепленные «Виккерсы», была Япония, которой вскоре предстояло стать противником Великобритании. Японские армия и военно-морской флот, а также военно-воздушные силы до 1937 г. приобрели почти 2000 «Виккерсов» модели «E», a затем промышленность Японии приступила к производству этих пулеметов, которые получили обозначение Тип 89 (он производился для сухопутных войск на арсенале в Кокуре) и Тип 97 (его выпускали для ВМС на военно-морском арсенале в Йокосуке и японском сталелитейном заводе компании «КК Ниппон Сейкосо», большим пакетом акций которой фирма «Виккерс» владела вплоть до конца 1941 г.). Тип 97 был впоследствии установлен на самом знаменитом из японских военных самолетов — «Мицубиси Зеро», а также использовался на шарнирной турели с дистанционным управлением в качестве хвостового орудия на некоторых бомбардировщиках. Японский военно-морской флот также принял на вооружение «Виккерсы» газового действия модели «F», в которых использовались магазины «льюисовского» типа. В небольших количествах имелись и пулеметы моделей «В» и «D» калибра 0,50 дюйма — их устанавливали на кораблях ВМФ Японии в качестве легкого зенитного вооружения, но в самой Японии они не производились. Дольф Голдсмит отмечает в своей книге The Grand Old Lady of No Man ‘s Land («Великая Старая Леди с ничейной земли»): «Воистину кажется ироничным, что после всего, что было сделано Виккерсом в области авиационных пулеметов для Великобритании, единственной страной, которая извлекла самую большую выгоду из всех этих усилий, стала Япония».

Еще до начала Второй мировой войны было ясно, что более скоростные самолеты могли достичь кардинального уменьшения времени, необходимого для перехвата, и летчики-истребители стали требовать более мощных орудий, способных уничтожить противника на увеличенной дистанции меньшим количеством очередей. Первым ответом оружейных производителей явилось простое увеличение калибра авиационных пулеметов примерно с 0,3 дюйма до 0,5 дюйма, но даже этого оказалось недостаточно, и следующим шагом стала их полная реконструкция с увеличением калибра до 20 мм и больше. В то же время несколько снизилась скорострельность оружия, как правило, примерно до 450 выстрелов в минуту вместо обычных для того времени 1000 и более выстрелов в минуту, что было сделано как в целях экономии боеприпасов, так и для уменьшения ударной нагрузки на конструкцию самолета, неизбежно возникающей при ведении огня из авиационных орудий. Оснащение самолетов пушками, как назвали более тяжелые типы автоматического оружия, повлекло за собой кончину недолгого господства в воздухе самого пулемета, хотя «Браунинги» 50-го калибра не утратили своей значимости, в частности, для ВВС США, в течение еще целого ряда лет. Но и сама авиационная пушка имела довольно короткий период применения: еще до конца 50-х годов на смену ей в качестве основного оружия класса «воздух-воздух» пришли управляемые ракеты. Несмотря на то, что пулемет в конечном счете все равно вернется на самолеты, он, как мы увидим, будет использоваться для выполнения совершенно иных задач и в совершенно другой форме.

Подвижно устанавливаемые пулеметы к 1939 г. фактически исчезли с самолетов-перехватчиков, но они еще оставались на более крупных и более медленных машинах бомбардировочной авиации. Действительно, до появления и внедрения истребителей дальнего сопровождения они являлись единственным средством обороны бомбардировщиков, но для выполнения этой функции были весьма слабым средством. Британские Королевские ВВС оснащали свои тяжелые бомбардировщики шестью, восемью или даже десятью «Браунингами» калибра 0,303 дюйма, установленными попарно (в хвосте по четыре) в куполах с механическим приводом. «Виккерсы К» с магазинным питанием также встречались на самолетах — обычно там, где пространство было очень ограниченным и где не хватало места для боеприпасов в коробках или на лентах. Крупногабаритные американские бомбардировщики В-17 «Флаинг Фортресс», В-29 «Суперфортресс» и В-24 «Либерейтор» имели соответственно по десять, одиннадцать и тринадцать тяжелых пулеметов 50-го калибра. Бомбардировочная авиация германских люфтваффе состояла из машин куда меньшего размера, соответственно вооружение самолетов было значительно легче, хотя на некоторых более поздних моделях все же размещали одну или более 20-мм пушек, причем это пушечное вооружение служило дополнением к пулеметам — 7,9-мм MG17 и 13-мм MG131. Этими же пулеметами в первой половине войны оснащались истребители «Мессершмитт» и «Фокке-Вульф». В конструкцию обоих пулеметов с самого начала закладывалась схема синхронизации с вращением пропеллера, в более тяжелом MG131 с целью повышения эффективности процесса воспламенение капсюля патрона производилось электрическим импульсом, заменившим традиционный ударно-спусковой механизм. Этот способ детонации капсюля был принят для всех последующих немецких пулеметов, разработанных для установки на борту самолета.

Британские и американские истребители в конце концов полностью или частично заменили свои пулеметы 20-мм автоматическими пушками. Несколько позднее то же самое сделали и германские люфтваффе, установив на своих самолетах орудия MG151/20 производства компании «Маузер», которые потом компания «Рейнметалл-Борзиг» неудачно попыталась заменить на MG102. В самом конце войны последние варианты истребителей «Мессершмитт» Bf109 и Fw190 получили 30-мм Maschinenkanone,[34] сначала МК101/103, а затем гораздо более современную МК108, имевшую реальную скорострельность более 500 выстрелов в минуту и весившую всего 59 кг (130 фунтов). «Рейнметалл-Борзиг» также разработала 37-мм и 55-мм авиационные пушки, предназначенные для установки на самолетах, первая была полностью готова к боевому применению к 1941 г. (на Ju87G-1, поздней модели пикирующего бомбардировщика «Штука», пара таких орудий закреплялась в гондолах под крыльями), но орудие более крупного калибра так и не вышло за рамки опытного образца, хотя немецкие конструкторы создали три его модификации. 5-см пушка, разработанная на базе основного танкового орудия KwK39, экспериментально использовалась против боевых порядков американских тяжелых бомбардировщиков, а 7,5-см противотанковое орудие Рак40 (строго говоря, вообще не пулемет, поскольку оно стреляло только в полуавтоматическом режиме) было установлено на некоторых самолетах «Хеншель» Hsl29 вместо более стандартного МК101{84} и использовалось на Восточном фронте в 1945 г.

Истребительная авиация, которая имелась в распоряжении двух других главных сражающихся держав — Японии и Советского Союза, — следовала по очень сходному пути развития в течение в основном равного временного масштаба, и последнее поколение французских перехватчиков, произведенных перед тем, как страна была захвачена в 1940 г., готово было последовать тому же примеру. Только итальянские производители — основными из которых были «Капрони», «ФИАТ» и «Макки» — удовлетворялись оснащением своих самолетов более легким оружием, чем было принято в первые годы войны: например, МС202 Folgore[35] производства «Макки», который по всем другим параметрам был сравним, скажем, с «Мессершмиттом» Bf109E или «Спитфайром» Мк II, имел только два пулемета винтовочного калибра, хотя его преемник, МС205 «Вельтро», который начал эксплуатироваться в самом конце 1942 г., все-таки получил наряду с ними две 20-мм пушки.

Наиболее тяжело вооруженными были истребители-бомбардировщики и ночные истребители, которые стали особенно востребованными в последние два года войны. На германских бомбардировщиках и бомбардировщиках союзников фактически устанавливали максимально возможное число фиксированных, направленных вперед пулеметов и пушек, и лишь вес боеприпасов ограничивал их количество. На английском ночном истребителе «Бристоль Бофайтер» были установлены четыре 20-мм пушки и шесть пулеметов; на «Юнкерсе» Ju88G-7 германских люфтваффе — шесть 20-мм пушек и два пулемета, а реактивный «Мессершмитт» Ме262В-1 был оснащен четырьмя 30-мм пушками.

Впоследствии самолеты штурмовой авиации вооружались даже еще более тяжело. Легкие бомбардировщики типа «Дуглас» А-26 «Инвейдер» имели на борту до дюжины единиц различного вооружения (обычно по восемь пулеметов 50-го калибра), а на некоторых более поздних моделях В-25 «Митчелл» устанавливали по четырнадцать-шестнадцать пулеметов (вместо положенных двенадцати) и 75-мм пушку, кроме того, самолеты несли полторы тонны бомб и ракеты на расположенных под крылом бомбодержателях. Самолеты тактической авиации часто использовались также против кораблей, как на Европейском, так и на Тихоокеанском театрах военных действий. Приведенный ниже рассказ из биографии австралийского оператора хроникальных фильмов Дамьена Парера описывает совместную атаку австралийских и американских самолетов, осуществленную в начале марта 1943 г. на японский конвой, который перевозил подкрепление и предметы снабжения из Рабаула в Лаэ и Саламауа.{85} Парер находился на борту «Бофайтера» в составе 30-й эскадрильи Королевских австралийских ВВС.

«„Бофайтеры“ летели впереди. Позади них шли, покачиваясь, В-25, „Фортрессы“ и А-20, а „Лайтнинги“, расположившись на высоте двенадцати тысяч футов, плели в небе свой узор, чтобы удержаться вблизи медленно ползущей бомбардировочной армады.

Корабли растянулись более чем на пятнадцать миль. Палубы транспортов заполняли толпы солдат. За кормой к югу было четыре эсминца, возглавляли конвой три боевых корабля и два крейсера.{86}

Внезапно с боевых кораблей полыхнуло пламя, это их орудия открыли огонь. Воздух наполнился клубами дыма, затем стали слышны разрывы снарядов зенитных орудий, когда самолеты загудели вблизи непрерывных огненных линий трассирующих снарядов. Дюжина „Зеро“ вынырнула из-за облаков, изогнулась, давая возможность ведущим самолетам зайти на цель. „Лайтнинги“ набросились на них, разорвав строй. Повсюду раздавался пушечный и пулеметный огонь. Внизу японские эсминцы развернулись, чтобы встретить нападение с юга. Транспортные суда остались незащищенными. Заложив крутой правый вираж, который сбил Парера с ног, Эрен [пилот „Бофайтера“] увернулся от огня боевых кораблей и повел самолет в атаку.

Парер с трудом поднялся на ноги… Он мог видеть только горизонт, который простирался перед носом самолета, и огромное водное пространство. Эрен снижался, чтобы впервые пройти на бреющем полете. Парер видел, как хлещут вокруг трассирующие пули и разрываются в воздухе зенитные снаряды, выпущенные с эсминца, затем в визире кинокамеры появилось грузовое судно… А потом раздался страшный удар и начался заикающийся грохот, от которого Парера затрясло как в лихорадке; Эрен открыл огонь. Через видоискатель своей камеры Парер следил, как трассирующие снаряды падали на корабль, видел оранжево-желтые вспышки в тех местах, где снаряды попадали в цель, затем его желудок рухнул куда-то вниз, а ноги подогнулись, когда Эрен вдруг резко потянул на себя штурвал самолета.

Они сделали еще два захода. С кораблей поднимались в небо огромные столбы черного дыма. Когда Эрен пикировал на горевший транспорт, Парер хорошо видел, как японские солдаты прыгали с палубы корабля в море. Эсминец, спешивший ему на помощь, с грохотом завалился на бок…

Во время следующего захода на сильно накренившийся транспорт Эрену пришлось пройти сквозь завесу зенитного огня с японского эсминца. Раздался сильный грохот и взрыв. Все, кто был в самолете, решили, что машина подбита; они напряженно ждали, но „Бофайтер“ держал высоту. „Похоже, с ним все в порядке“, — произнес Эрен, и все вздохнули с облегчением. Для атаки следующего судна он сделал крутой разворот на бреющем полете, как раз через завесу трассирующего огня, идущего от корабельных орудий. Снимая атаку, Парер наблюдал в визир кинокамеры, как японский орудийный расчет был сметен с палубы выстрелами пушек Эрена. Затем, когда после боя, который продолжался лишь полчаса, закончились боеприпасы, они развернулись на Порт-Морсби, чтобы быстро перекусить и загрузить вооружение…»

Но боевые самолеты далеко не всегда добивались своего, атакуя наземные или надводные цели, поскольку модернизация вооружений, проводившаяся в авиации, не менее успешно осуществлялась и на море. Любое морское судно, в том числе и самое крупное, с высоты представляет собой относительно небольшую цель, кроме того, на последних этапах войны боевые корабли в действительности могли вести очень плотный заградительный огонь.

В британских прибрежных водах даже самые маленькие торговые суда имели какое-то вооружение на случай воздушного нападения, хотя, как правило, их оснащали только легкими пулеметами, оставшимися с 1918 г. Пулемет «Льюис» прочно удерживал пальму первенства, но хоть что-то было лучше, чем ничего, и излишки устаревших американских «Марлинов» тоже оказались на британских торговых судах. Небольшие военные корабли также сначала использовали в качестве средства защиты от авиации одни лишь легкие пулеметы, но в конце концов и на них были установлены гораздо более мощные зенитные пушки — 20-мм «Эрликоны» и 40-мм «Бофорсы». Корабли, непосредственно задействованные в противовоздушной обороне, располагали подобными орудиями в огромных количествах. На вооружении Королевского ВМФ находились также модернизированные версии старого максимовского пом-пома. Выпускаемые «Виккерсом», они теперь имели калибр 40 мм и были приспособлены под три снаряда, самым популярным из которых являлся так называемый 2-фунтовый снаряд. Установленные поодиночке, парами, четверками или восьмерками, эти орудия наконец, более шестидесяти лет спустя после того, как Максим впервые торжественно представил их первый образец, пришли к выполнению очень важной задачи, став основным компонентом оборонительного вооружения ближнего действия на всех типах британских военных кораблей: от линкоров и авианосцев до боевых катеров, на которых единственная автоматическая пушка часто являлась главным оружием. Нет полных записей о производстве 2-фунтовых пушек во время войны, но до конца 1943 г. компания «Виккерс» поставила Королевскому военно-морскому флоту 3375 орудий «Марка VIII».

Самый большой авианосец Второй мировой войны, 72 000-тонный японский «Синано», имел не менее ста сорока пяти 25-мм пушек, а также шестнадцать 5-дюймовых орудий двойного назначения на восьми спаренных установках. На вооружении 60 000-тонного «Мидуэя» и других подобных ему авианосных кораблей 1 — го класса, поступивших в состав военно-морских сил США слишком поздно, чтобы участвовать в боевых действиях, находилось по восемнадцать 5-дюймовых орудий двойного назначения, восемьдесят четыре 40-мм автоматические пушки и шестьдесят восемь 20-мм пулеметов.

На другом конце лестницы, начинающейся с таких «морских аэродромов», находились боевые катера, называемые также «судами быстрой атаки» (fast attack craft). В крупных наступательных операциях ВМС, проводившихся на разных театрах Второй мировой войны, они сыграли незначительную роль, но в то же время продемонстрировали способность наносить мощные удары, которые трудно было ожидать от столь небольших кораблей. Обычно катера атаковали с помощью торпед, но достаточно часто им приходилось усиливать свое абсолютное превосходство в скорости за счет огневой мощи автоматического оружия.{87} Самыми известными из торпедных катеров того периода были, вероятно, немецкие Schnellbooten (британцы называли их E-Boats) и американские «Элко» и «Хиггинс». Последние утратили во время войны свои торпедные пусковые установки и вместо этого получили больше (и более мощных) орудий.

В 1945 г. американские 80-футовые (24-метровые) катера «Элко», действующие в Тихом океане, оснащались четырьмя пулеметами 50-го калибра, четырьмя 20-мм орудиями «Эрликон» в мощной счетверенной установке, одиночным или спаренным 40-мм «Бофорсом», а также аппаратом для пуска четырех 21-дюймовых (533-мм) торпед, закрепленных на специальных стойках. Часть судов вооружалась одной или двумя 37-мм авиационными пушками, а на некоторых размещалась спаренная восьмиствольная установка для пуска стабилизирующихся вращением 5-дюймовых ракет. Эти новейшие корабли могли развивать скорость до 41 узла (76 км в час), что, по крайней мере теоретически, затрудняло попадание в них из более крупных орудий, чем те, которыми они сами были оснащены. Британские катера «Фэрмайл» D, воевавшие на море в 1942–1945 гг., несколько уступали американским «Элко» в скорости, но превосходили их мощью своего вооружения.{88} Немецкие торпедные катера класса Т первых лет войны имели до дюжины 20-мм пушек, четыре 37-мм пушки, а также четыре скорострельных 105-мм орудия, хотя по большинству критериев они должны считаться не катерами, а кораблями более высокого класса. Как и у самолетов истребительной авиации, пушечное вооружение этих моторных канонерских лодок оказалось недолговечным явлением: в конце концов на смену ему пришли гораздо более мощные ракеты класса «земля-земля» и «земля-воздух».


Примечания:



3

фр. Митральеза — французское название картечницы, позднее — станкового пулемета. — Прим. пер.



34

нем. Автоматическая пушка. — Прим. пер.



35

ит. «Молния». — Прим. пер.