Загрузка...



ИСТОКИ


Михаил ПЕРВОВ

В 1944 году руководству СССР удалось впервые получить отдельные блоки сверхсекретного немецкого оружия - баллистической ракеты ФАУ-2. Данные, предоставленные англичанами, испытавшими на себе ужасы массированных обстрелов, а также первые выводы советских специалистов, говорили о том, что нашим врагам удалось создать оружие, не имеющее мировых аналогов. Если лучшие военные образцы отечественных пороховых реактивных снарядов для систем залпового огня ("Катюша") М-13ДД имели дальность полета 11,8 км, то первая же боевая немецкая ракета Фау-2 покрывала расстояние в 25 раз большее - около 300 км. При этом она несла головную часть весом 1000 кг, тогда как тяжелый советский реактивный снаряд М-31 имел ГЧ массой всего лишь 13 кг.

Опыт немецких ракетостроителей был достоин изучения, и в том же году известный авиаконструктор Виктор Бол-ховитинов сформировал группу "Ракета", в которую вошли его ближайшие помощники, впоследствии - выдающиеся конструкторы ракетной техники Александр Березняк, Алексей Исаев, Василий Мишин, Николай Пилюгин, Борис Черток, а также известные ученые Юрий Победоносцев и Михаил Ти-хонравов. В распоряжение группы были переданы все трофейные образцы ФАУ-2.

Окончание Великой Отечественной внесло коррективы в деятельность "Ракеты". В августе 1945 года после завершения работы Потсдамской конференции была сформирована Межведомственная техническая комиссия для изучения трофейной ракетной техники, куда вошли и специалисты группы "Ракета". Члены комиссии вылетели в Германию. Через месяц к ним присоединился бывший начальник группы ракетных аппаратов Реактивного научно-исследовательского института Сергей Королев.

После окончания аэромеханического факультета МВТУ и защиты диплома под руководством Андрея Туполева, Королев работал в ЦКБ на московском авиазаводе имени В.Менжинского, затем ведущим инженером ЦАГИ.

В тридцать первом его, молодого энергичного специалиста, пригласил к себе ученый и изобретатель Фридрих Цандер. С этих пор и до самого конца жизнь Королева всецело посвящена ракетостроению. Цандер основал в Москве при Осоавиахиме Группу изучения реактивного движения (ГИРД) - одну из первых в стране и в мире организаций по созданию ракет - и привлек к сотрудничеству талантливых ученых и конструкторов, в числе которых были Михаил Тихонравов и Юрий Победоносцев. После смерти Цандера начальником ГИРДа был назначен Королев.

В декабре 1933 года приказом начальника вооружений РККА Михаила Тухачевского два научно-конструкторских ракетных центра - московская Группа изучения реактивного движения и ленинградская Газодинамическая лаборатория (ГДЛ) - объединяются в Реактивный научно-исследовательский институт (РНИИ). Блестящий военачальник, талантливый организатор Михаил Тухачевский был поборником нового. Отвечая за закупку вооружений для Красной Армии, он пристально следил за развитием конструкторской мысли, поддерживал интересные начинания, не боялся дерзких проектов. Познакомившись с разработками ГИРДа и ГДЛ, он, одним из первых в стране и в мире, еще в тридцать втором году пришел к мысли о создании мощного ракетного конструкторского бюро (напомню: разработка первых пороховых реактивных снарядов для немецкой армии началась в 1934 году, Управление вооружений Германии одобрило первый проект боевой ракеты Вернера фон Брауна в 1935 году, фирма "Аргус" заключила договор с конструктором Паулем Шмидтом о создании первой в мире крылатой ракеты в 1939 году).

В ГДЛ работали выдающиеся ученые и конструкторы Николай Тихомиров, Валентин Глушко, Борис Петропавловский, Владимир Артемьев, Иван Клейменов и Георгий Лангемак. Тухачевский чувствовал, какую силу приобретет объединенный коллектив, но нерешительность и боязливость высшего армейского руководства мешала ему осуществить задуманное. Пользуясь тем, что ГДЛ вошла в состав Управления военных изобретений начальника вооружения РККА, а ГИРД был учрежден общественной организацией Осоавиа-хим, подчинявшейся Техническому штабу начальника вооружений, Тухачевский принял единоличное решение и, невзирая на препоны, перевел оба коллектива под одну крышу, выделив здание строящегося на окраине Москвы, в долине реки Лихоборки, Института сельскохозяйственного машиностроения.

Позже создание РНИИ было утверждено постановлением Совета Труда и Обороны, а сам он передан Народному комиссариату тяжелой промышленности, возглавляемому Серго Орджоникидзе. Начальником института назначен Иван Клейменов, заместителем начальника по научной части Сергей Королев. Именно здесь родились реактивные снаряды для прославленных в годы войны гвардейских минометов, более известных под названием "Катюша".

В то время судьба впервые спасла Королева. Энергичный, решительный, целеустремленный, он шел к цели, ломая преграды. Не все могли с ним сработаться. Число недовольных росло. Вскоре Королева понизили в должности. Он стал начальником отдела крылатых ракет, а заместителем начальника института назначен Георгий Лангемак. Именно эти два первых руководителя РНИИ - Клейменов и Лангемак - стали жертвами репрессий 1937 года. Оба они были арестованы и расстреляны.

Вероятно, не избежал бы этой участи и Королев, но приговоры в отношении начальников отделов были "более мягкими". В 1938 году Королева осудили на десять лет лишения свободы. Место ссылки - Колыма. В это же время был репрессирован Валентин Глушко.

Первый полет крылатой ракеты "212" произошел через полгода после ареста создателя. Затем был испытан королевский ракетопланер РП-318. Конструктор отбывал ссылку. Позже он признался, что вряд ли бы перенес ее ужасные условия. Судьба вновь улыбнулась ему.

Как известно, отбывавшему срок в тюрьме НКВД под названием ЦКБ-29, знаменитому авиаконструктору Андрею Туполеву поручили создать фронтовой бомбардировщик, необходимый армии. Учитывая важность задания и опыт Туполева, Берия разрешил ему перевести в ЦКБ-29 заключенных специалистов из любых тюрем страны. В числе других Туполев назвал Королева, хотя знал, что в последнее время тот отошел от авиационной тематики и занялся ракетами. Это спасло будущего создателя космической техники.

Некоторое время Королев работал в бригаде Владимира Мясищева. Затем переведен в бригаду Туполева. В июле 1941 года конструкторы переехали в Омск, где наладили выпуск бомбардировщика ТУ-2 на местном авиазаводе. В сорок втором Королев вновь вернулся к оставленной теме. Он получил назначение в ОКБ Казанского авиазавода № 16 и стал заместителем работавшего там Валентина Глушко по летным испытаниям ракетного ускорителя РД-1X3 для пикировщика ПЕ-2РД.

Только 27 июля 1944 года Королев был досрочно освобожден и в августе покинул Казань. Как уже было сказано, через год в Москве началось формирование Межведомственной технической комиссии по изучению трофейной ракетной техники. В сентябре сорок пятого, после беседы с заместителем наркома вооружений Василием Ря-биковым, Королев был направлен к командировку в Германию.

Разрозненные коллективы исследователей осели в Польше, Австрии, Чехословакии и, разумеется, самой Германии. Объем работ оказался поистине необъятным, и с целью повышения эффективности изучения сложной техники новый руководитель генерал Гайдуков принял решение об образовании на территории ракетного центра Пенемюн-де в марте 1946 года единой научной организации - института "Нордхаузен". Генерал Гайдуков возглавил этот институт, назначив своим заместителем и главным инженером Сергея Королева.

По итогам работы института "Нордхаузен" 13 мая 1946 года было принято постановление ЦК ВКП(б) и Совета Министров СССР № 1017-419 сс о развитии реактивной техники в стране (в те годы использовались термины "реактивная техника" и "реактивное вооружение", термины "ракетная техника" и "ракетное вооружение" вошли в деловую речь позже). Министерство вооружений, возглавляемое Дмитрием Устиновым, определено головным по разработке и производству баллистических ракет дальнего действия и зенитных управляемых ракет. Были созданы главные управления по реактивной технике в ряде министерств, а также Управления реактивного вооружения в ГАУ Советской Армии и в Военно-Морском Флоте. Этим же Постановлением было предусмотрено создание Государственного центрального полигона и специализированных войсковых частей.

В период становления отечественного ракетостроения под выпуск новой продукции были перепрофилированы авиационные, авиамоторные, автомобильные, артиллерийские заводы, предприятия радиопромышленности, сельскохозяйственного машиностроения и других отраслей. Министерства ракетостроения СССР, в отличие от всех других оборонных министерств (авиационной промышленности, радиопромышленности, судостроения и др.) никогда не существовало. В силу исключительного значения отрасли для обороноспособности страны, а также ввиду огромной сложности и новизны работ, связанных с кооперацией сотен и даже тысяч предприятий практически всех отраслей, с момента становления ракетной промышленности координация была возложена на Специальный Комитет по реактивной технике при Совете Министров Союза ССР, который возглавил первый заместитель Председателя Совета Министров, один из ближайших соратников Сталина Георгий Маленков.

В постановлении от 13 мая 1946 года было отмечено, что работы, выполняемые министерствами и ведомствами по ракетному вооружению, контролируются Специальным Комитетом по реактивной технике. Никакие учреждения, организации и лица, без особого разрешения Совета Министров, не имеют права вмешиваться в процесс создания ракетного оружия. Этим же постановлением было определено, что головными по разработке и производству ракетного вооружения являются Министерство вооружений (ракеты на жидком топливе), Министерство сельскохозяйственного машиностроения (пороховые ракеты) и Министерство авиационной промышленности (реактивные самолеты-снаряды).

Основными смежными министерствами определены Министерство электропромышленности (аппаратура управления и РЛС), Министерство судостроительной промышленности (гироскопы и морские системы управления), Министерство химической промышленности (жидкое ракетное топливо), Министерство авиационной промышленности (жидкостные ракетные двигатели и испытания ракет), Министерство машиностроения и приборостроения (стартовые комплексы и пусковые установки), Министерство сельскохозяйственного машиностроения (ракетные взрыватели и пороха).

16 мая 1946 года приказом Министра вооружений Дмитрия Устинова на базе артиллерийского завода № 88 главного конструктора Грабина неподалеку от подмосковной станции Подлипки создан сверхсекретный Научно-исследовательский институт № 88 Министерства вооружений СССР. Это была первая в нашей стране организация по созданию серийной ракетной техники. Директором НИИ стал видный организатор артиллерийского производства Лев Гонор, главным инженером - Юрий Победоносцев, начальником отдела № 3 по разработке отечественного аналога трофейной немецкой ФАУ-2 - Сергей Королев.

Об этих приказах и назначениях конструкторы узнали, находясь в Германии. К августу сорок шестого удалось набрать достаточное для сборки двадцати ракет количество деталей. Половина ракет была собрана в Германии, остальные части вывезены в СССР. Изучив конструкторскую документацию, захватив с собой немецких специалистов, группа сотрудников "Нордхаузена" покинула Пенемюнде в начале 1947 года. Прибыв в Подлипки, они немедленно приступили к созданию ракет.

Первоначально структура Научно-исследовательского института № 88 была всеохватной. Институт имел в своем составе специальное конструкторское бюро (СКБ), группу научно-исследовательских и проектных отделов и опытный завод. Отделы СКБ занимались разработкой баллистических ракет (начальник отдела С.Королев), зенитных ракет (начальники отделов Е.Синильщиков, С.Рашков, П.Костин) и двигателей к зенитным ракетам (начальники отделов Н.Уманский, А.Исаев). Конструктор Доминик Севрук занимался жидкостными ракетными двигателями, тактическими и зенитными ракетами. Круг исследований научных и проектных отделов был поистине необъятен. Здесь пытались решать сложнейшие проблемы аэро- и газодинамики, топлива и материаловедения, прочности и систем управления.

25 апреля 1950 года в институте были сформированы ОКБ-1 по баллистическим ракетам (главный конструктор С.Королев) и ОКБ-2 по зенитным ракетам (главный конструктор К.Тритко). В 1951 году тематика зенитных ракет передается в Министерство авиационной промышленности, институт и конструкторский коллектив Королева продолжают разработку одного направления - баллистических ракет дальнего действия. Так постепенно определилась главная тематика.