Загрузка...



НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ БОРЬБЫ В ВОЕННО- ВОЗДУШНЫХ СИЛАХ

Су-24МП


15 апреля 2004 г. в Вооруженных Силах России будет отмечаться столетие радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Этот день (День специалиста РЭБ) установлен в честь первого исторического факта применения радиопомех в боевых условиях. 15 апреля 1904 года в ходе Русско-Японской войны радиостанциями российского броненосца «Победа» и берегового поста «Золотая гора» были созданы радиопомехи, существенно нарушившие радиосвязь японских кораблей-корректировщиков артиллерийского огня. В результате воздействия помех из 60-ти выпущенных противником снарядов большого калибра не было ни одного попадания в российские корабли.

В дальнейшем, особенно в годы Второй мировой войны и Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии, радиопомехи, как средство радиоэлектронного подавления (РЭП), стали применяться не только для нарушения радиосвязи противоборствующей стороны, но также с целью подавления радиоэлектронных (прежде всего радиолокационных) средств (РЭС) управления оружием. Это оказалось исключительно важным для преодоления авиацией системы ПВО противника с наименьшими потерями, т.е. для обеспечения успешного выполнения боевых задач авиации.

Самолеты-бомбардировщики США и Великобритании, начиная с июня 1943 г., в качестве наиболее распространенных средств РЭП широко применяли пассивные и активные помехи для нарушения работы радиолокационных станций обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания зенитной артиллерии (для краткости: РЛС ОНЦ, обеспечивающих информацию для управления силами ПВО противника). Вместе с этим пассивные и активные помехи применялись также для подавления РЭС управления оружием ПВО противника, в частности, РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии (СОН ЗА).

Как пассивные, так и активные помехи, по результатам конечного воздействия на подавляемые РЛС были маскирующими, т.е. исключающими или затрудняющими выделение на экранах РЛС полезных сигналов, и имитирующими (дезинформирующими), т.е. создающими на экранах РЛС ложные сигналы, практически мало отличающиеся от отметок прикрываемых реальных целей (самолетов).

Активные помехи применяются для подавления всех без исключения РЭС. Пассивные помехи, в отличие от активных, применяются для подавления тех радиоэлектронных, в частности, радиолокационных станций, которые действуют на принципе приема отраженных электромагнитных волн.

В качестве пассивных помех американские и английские бомбардировщики применяли главным образом полуволновые отражатели (диполи), представлявшие собой узкие полоски металлизированной бумаги или алюминиевой фольги, длина которых составляла половину длины волны подавляемой РЛС.

Действие пассивных помех заключалось в том, что в результате рассеяния (вторичного излучения) металлизированными отражателями электромагнитных волн, поступающих от облучающей и подавляемой РЛС, на ее экране создаются отметки, сходные с отметками прикрываемых реальных самолетов. При большом количестве таких по существу ложных отметок на экране подавляемой РЛС создаются светящиеся полосы или большие светящиеся пятна, обеспечивающие маскирующий эффект, т.е. исключающие или сильно затрудняющие обнаружение и распознавание отметок от истинных самолетов.

С целью прикрытия самого самолета-постановщика помех предусматривалось с помощью ракет выстреливать пачки дипольных отражателей в переднюю полусферу самолета.

В качестве активных помех англоамериканские бомбардировщики в массовом порядке применяли передатчики или станции радиопомех, излучавшие помеховые сигналы различной структуры на рабочих частотах подавляемых РЛС. Для подавления активными помехами РЛС ОНЦ чаще всего применялись станции шумовых помех, которые по ширине спектра излучаемых частот могли быть прицельными, заградительными или прицельно-заградительными. Шумовые помехи по своей структуре близки к внутренним шумам радиоприемных устройств подавляемых РЛС, поэтому возникали серьезные трудности для защиты немецких РЛС от таких помех, к тому же отличавшихся достаточно широким диапазоном перестройки частоты помеховых сигналов.

Действие шумовых активных помех на РЛС ОНЦ проявлялось главным образом в том, что в зависимости от качества (ширины главного и боковых лепестков) диаграммы направленности антенны подавляемой РЛС, мощности излучаемой помехи и удаления самолета – постановщика помех, на экране подавляемой РЛС образовывались засвеченные помеховыми сигналами секторы вплоть до полной круговой засветки экрана помехами. Вследствие маскирующего действия помех обнаружение и проводка воздушных целей были исключены или в сильной степени затруднены.

Важным условием успешного применения пассивных и активных помех была необходимость предварительного выявления районов расположения и основных характеристик подавляемых РЛС. Для этого организовывалась радиотехническая разведка РЛС, по свежим данным которой осуществлялся выбор необходимых типов полуволновых отражателей и настройка передатчиков помех на выявленные рабочие частоты подавляемых РЛС.


Автомат сбрасывания отражателей АСО-2


Автомат сбрасывания отражателей АСО-3

Специальные самолеты-постановщики помех, подавляя РЛС ОНЦ активными и пассивными помехами и одновременно с этим подавляя помехами радиосвязи наведения истребителей противника, выполняли функции групповой защиты других самолетов основных ударных групп бомбардировочной авиации. При этом к концу войны в специальные самолеты-постановщики помех были переоборудованы около 10% бомбардировщиков. На каждом таком постановщике помех было более 10 станций помех, например, на переоборудованном в постановщик помех самолете В-29 было более 18 станций помех.

В послевоенные годы на самолетах-постановщиках помех стратегической авиации США, наряду с аппаратурой активных и пассивных помех, стали устанавливаться ложные цели, например, ракета Green Quail с дальностью полета до 300 км., оснащенная в свою очередь средствами активных и пассивных помех.

Пассивные и активные помехи применялись авиацией США и Великобритании также для подавления РЛС орудийной наводки ЗА. На каждом бомбардировщике с целью индивидуальной защиты от огня зенитной артиллерии устанавливались как минимум две станции активных помех и аппаратура для сбрасывания дипольных отражателей. Действие активных помех приводило или к срыву автосопровождения прикрываемого самолета или к большим ошибкам его автосопровождения. Пассивные имитирующие помехи приводили к тому, что вместо истинной цели станции орудийной наводки ЗА захватывали на автосопровождение отметки ложных целей.

В наших Военно-Воздушных Силах помехи с целью подавления РЛС системы ПВО противника впервые были применены летом 1943 г. Самолеты- бомбардировщики Авиации Дальнего Действия (АДД), начиная с августа 1943 г., в районах ожидаемого противодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии противника на заданных маршрутах боевых полетов сбрасывали пачки бумажных металлизированных лент длиной 25-30 см для радиоэлектронного подавления РЛС обнаружения воздушных целей, РЛС наведения истребителей, РЛС целеуказания и станций орудийной наводки ЗА. Момент входа самолетов в зону обнаружения РЛС определялся с помощью специальных обнаружителей радиолокаторов типа СОЛ-3. Пачки отражателей выбрасывались вручную преимущественно через люк кабины воздушного стрелка с временным интервалом около 10 секунд. В каждом полку для создания помех выделялось по 2-3 самолета. Одновременно с созданием помех выполнялся маневр самолетов по курсу, высоте и скорости. Благодаря применению помех и маневра были существенно снижены потери самолетов и повышена эффективность ударов АДД.

Инициаторами и непосредственными организаторами боевого применения этих средств пассивных помех (т.е. первопроходцами РЭБ в наших ВВС) были офицеры штаба АДД Чернышов А.П. и Дельнов А.В. В послевоенные годы они в штабе АДД занимали руководящие должности по организации радиопротиводействия (РПД).

После окончания Великой Отечественной войны средства РЭП для оснащения самолетов наших ВВС получили дальнейшее развитие. При этом следует подчеркнуть, что важная роль в становлении и развитии РЭБ в Военно-Воздушных Силах, особенно в 5060 гг., принадлежит Генеральному штабу. В составе аппарата помощника Начальника Генштаба -генерал-лейтенанта авиации Шалимова Н.П. в 50-х годах работу по проблемам РЭБ в интересах ВВС и других видов ВС начали и успешно вели генерал-майоры Ершов А.Г., Пархоменко A.M. и Стемасов СИ., полковники-авиаторы Неонет А.П. и Неведомский В.Н. ( с середины 60-х годов в составе 9 отдела Генштаба под руководством полковника Горбачева Ю.Е.). В 70-80 годы эту работу в более широком плане продолжили отделы, которые возглавляли авиационные специалисты РЭБ генерал- майоры Ульченко Ю.С., Воронин М.Г. и полковник Миронов В.М. в составе Управления РЭБ под общим руководством Начальника Главного Управления Генштаба доктора военных наук генерал-полковника Дружинина В.В.

Наиболее важными направлениями деятельности указанных органов РЭБ Генерального штаба были: разработка общей концепции РЭБ и единой технической политики в области РЭБ в интересах ВВС и других видов ВС; формирование отдельных (в том числе авиационных) частей РЭБ и органов РЭБ в главных штабах видов ВС, объединениях и соединениях ВВС; организация РЭБ в масштабе Вооруженных Сил, особенно во время стратегических учений; координация соответствующих задач и мероприятий РЭБ между видами ВС; подготовка (с 1 974г.) проектов постановлений Правительства и решений Военно-промышленной комиссии по развертыванию НИР и ОКР по проблемам РЭБ в интересах ВВС, а также по дальнейшему развитию научно-производственной базы.

В начале 50-х по заданию военного командования предприятия военно- промышленного комплекса выполнили целый ряд ОКР по созданию самолетной аппаратуры пассивных и активных помех в интересах ВВС. Так, в качестве средств пассивных помех в дополнение к бумажным металлизированным лентам (типа 1У, 2У, ЗУ) были разработаны и приняты на вооружение диполь- ные отражатели из стекловолокна типа ДОС-113, ДОС-50 и т.п., предназначенные для групповой защиты самолетов, т.е. для противодействия радиолокационным станциям обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания (РЛС ОНЦ) зенитных ракетных комплексов (ЗРК) и зенитных артиллерийских комплексов (ЗАК), а также отражатели типа ДОС-15, ДОС- 10 и т.п. для индивидуальной защиты, т.е. для противодействия радиолокационным станциям управления оружием (РЛС УО) ПВО, т.е. бортовым РЛС истребителей-перехватчиков, РЛС наведения зенитных управляемых ракет (ЗУР) и РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии (СОН ЗА).

Для сбрасывания противорадиоло- кационных отражателей были разработаны специальные автоматические устройства: автоматы сбрасывания отражателей типа АСО-16, АСО-28, АПП-22 и т.п., предназначенные для групповой защиты самолетов, и автоматы типа АСО-2Б, АСО-2И и т.п., предназначенные для индивидуальной защиты самолетов.

Были так же разработаны и приняты на вооружение ВВС самолетные средства активных помех, в том числе передатчики заградительных помех типа ТП-1,-2,-3, станции прицельных помех типа СПС-1, -2 и станции прицельно-заградительных помех типа «Букет», перекрывающие достаточно широкий диапазон частот.

В целях противодействия наземным РЛС ОНЦ на базе бомбардировщиков Дальней и фронтовой авиации, а также на базе транспортных самолетов Военно-транспортной авиации (ВТА) в начале 50-х годов были созданы специальные самолеты-постановщики помех, оснащенные автоматами сбрасывания отражателей (типа АСО-16,-28, АПП-22) и станциями активных помех (типа ТП-1, -2,-3, СПС-1,-2, «Букет»), т.е. предназначенные для групповой защиты самолетов.

Примерно в те же и последующие годы практически все самолеты ВВС в целях индивидуальной защиты, т.е. для подавления РЭС управления оружием ПВО противника, стали оснащаться комплексами средств РЭП, включающими автоматические станции активных помех, автоматы типа АСО-2Б и АСО- 2И, радиолокационные и тепловые(ин- фракрасные) ловушки.


Фурсов Юрий Семенович Главный конструктор станции активных помех, предназначенной для индивидуальной защиты самолетов


Качанов Евгений Сергеевич Главный конструктор станции активных, помех, лауреат Госпремий СССР, УССР


Спиридонов Евгений Кузьмич Главный конструктор станции активных помех для индивидуальной защиты самолетов, лауреат Госпремии


Перунов Юрий Митрофанович Генеральный конструктор по технике РЭБ, лауреат Госпремии СССР и премии СМ СССР


Ямпольский Александр Семенович Главный конструктор станций активных помех, предназначенных для индивидуальной защиты самолетов фронтовой авиации


Вакин Сергей Александрович с 1959 г. по 1985 г. начальник кафедры РЭБ ВВИА им. Н. Е.Жуковского. В настоящее время профессор кафедры РЭБ той же академии, участник Великой Отечественной войны


Следует отметить важную роль советских ученых и инженеров в создании авиационной техники РЭП. Так, самолетные станции активных помех были разработаны под руководством конструкторов Волкова Л.В., Казакова Н.Н., Качанова Е.С., Копылова Б.А., Мажорова Ю.Н., Спиридонова Е.К., Фельдмана Н.Я., Фурсова Ю.С. Некоторые из станций помех, разработанных в 80-е и последующие годы, по своим основным параметрам были близки, а по отдельным параметрам даже превосходили аналогичные по назначению зарубежные станции помех. К таким станциям относятся, например, контейнерные станции помех, разработанные в 90-е годы под руководством главного конструктора Ямпольского А.С. и предназначенные для индивидуальной защиты самолетов фронтовой авиации. Эти станции обеспечивают создание помех в широком диапазоне частот, обладают большим энергетическим потенциалом, высокой надежностью, при этом отличаются относительно небольшими габаритами и массой.

С 1986 г. в соответствии с постановлением Правительства конструкторские работы по созданию аппаратуры РЭБ для ВВС и других видов ВС возглавляет Генеральный конструктор по технике РЭБ доктор технических наук, профессор Перунов Ю.М., лауреат Государственной премии СССР и премии Совета Министров СССР, заслуженный изобретатель России.

Работы по созданию средств активных и пассивных помех выполнены на основе первых теоретических исследований в области РЭП известных советских ученых Берга А.И., Бонч-Бруевича М.А., Вайнштейна Л.А., Кобзарева Ю.Б., Щукина А.Н.

Заказами авиационной техники РЭП, сопровождением ОКР, уточнением ТТТ к разрабатываемым средствам РЭП, согласованием соответствующих работ между НИУ и ОКБ, а также организацией и проведением государственных и войсковых испытаний опытных образцов достаточно эффективно занимались подразделения офицеров-специалистов РЭП под руководством полковника Стрелкова А.И. (в 60-е годы), генерал- майора авиации Архипова НА (в 70- е годы), полковника Анаковского И.А. (в 80-е годы) в составе 5 Управления ВВС, входившего в аппарат заместителя Главнокомандующего ВВС по вооружению. Работа проводилась в тесном сотрудничестве со Службой РЭБ Главного штаба ВВС и с 5-м Главным Управлением МО, которым руководил (до 1974 г.) генерал-полковник Покровский Р.П.

Указанные выше руководители заказывающих подразделений ВВС, а также старший офицер Службы РЭБ ВВС полковник Колобов В.А., сотрудники 5 ГУ МО полковники Грушин В.М. и Воронцов А.А. проявили профессионализм и настойчивость при реализации технической политики в области РЭБ в интересах ВВС. Генерал-майору авиации Архипову Н.А. была присуждена Государственная премия СССР.

Государственные испытания новых образцов авиационной аппаратуры РЭП проводились на основной испытательной базе – ГНИКИ ВВС. Отделом испытаний техники РЭП в 50-80 годы руководили (в хронологическом порядке) полковники: Добычин А.И., Щербаков И.П., Анаковский И.А., Под- лесный Н.Я. и др. Согласно оценке командования, наиболее успешно испытания проводили офицеры Панков В.Н., Леонтьев М.И., Мамочкин А.И., Мазур Г.Г., Корень Н.Ф. и др.

В начале 50-х годов на базе самолетов-постановщиков помех стали формироваться отдельные авиационные части РЭБ. В течение многих лет использовались различные наименования этих частей и подразделений: оап и оаэ радиотехнической разведки и помех; оап и оаэ СПЕЦНАЗ (по аналогии с действовавшими в составе Сухопутных войск во время Великой Отечественной войны частями помех радиосвязи – отдельными дивизионами СПЕЦНАЗ); оап и оаэ РЭП (РПД). Далее, как принято в последние годы, будем именовать их частями РЭБ.

В 1951г. впервые в составе ДА сформирована на аэродроме Миргород (Украина) 112-я оаэ радиотехнической разведки и помех на самолетах Ту-4. На базе этой аэ РЭБ в 1951 – 1952 гг. проведены войсковые испытания самолетных станций разведки и помех типа ПР-1. С принятием на вооружение эти станции помех получили наименование СПС-1, СПС-2, СПС-2К.

В 1954 г. на базе 11 2-й оаэ РЭБ на том же аэродроме был развернут 477- й оап РЭБ на самолетах Ту-16П. Первым командиром полка был Герой Советского Союза полковник Вербицкий А.Е., а его заместителем по РЭБ – подполковник Керков Г.В. Кроме этого полка к концу 1954г. в составе ДА еще были сформированы три оаэ РЭБ (по одной аэ в составе каждой из трех Воздушных армий ДА). Однако в 19651 966 гг. все три оаэ РЭБ ДА были расформированы.


Бахметов Иван Васильевич С 1959 г. по 1974 г. – начальник службы РЭБ Гпавного штаба ВВС, с 1974г.по 1977г. – заместитель Начальника Главного Управления Генштаба по РЭБ, участник Великой Отечественной войны, лауреат Госпремии СССР


С 1967г. все полки ДА на самолетах Ту-16 имели единую организационную структуру: две аэ носителей и две аэ обеспечения на самолетах-постановщиках помех Ту-16П. Авиаполки на самолетах Ту-22К имели в своем составе одну аэ обеспечения на самолетах Ту-22П.

В 1 954-1 955 гг. в каждом из 7 авиаобъединений фронтовой авиации было сформировано по одной оаэ РЭБ на самолетах-постановщиках помех Ил- 28П, оборудованных станциями помех СПС-2 и автоматами АСО-28. В каждом бомбардировочном полку фронтовой авиации предусматривалось подразделение в составе от 4 до 8 самолетов-постановщиков помех Ил-28П с СПС-2 и АСО-28.

Отдельные авиачасти РЭБ, наряду с учебно-боевой подготовкой по планам своих командиров, принимали участие в стратегических и оперативно- тактических учениях, регулярно проводившихся по планам Генерального штаба, Главного штаба ВВС, штабов Групп войск и военных округов.

Во время ввода советских войск в Чехословакию в 1968 г. 477-й отдельный авиаполк РЭБ ДА успешно выполнил специальное задание военного руководства по обеспечению перебазирования авиационных частей двух воздушных армий на чехословацкие аэродромы. Предварительно, в рамках специально предусмотренных на территории стран Варшавского Договора (СВД) авиационных учений, в течение нескольких суток перед вводом войск самолеты полка РЭБ в учебных целях регулярно создавали помехи радиолокационным станциям системы ПВО СВД. Одновременно, в порядке подготовки к перелету перебазируемых авиачастей, проводилась доразведка и создавались помехи работавшим в тех же диапазонах частот радиолокационным станциям постов наблюдения и оповещения системы ПВО НАТО.

Наиболее интенсивные помехи этим РЛС были созданы в полосах пролета перебазируемых авиасоединений с началом ввода войск утром 22.08.1968 г. Помехи в сильной степени затруднили обнаружение и проводку прикрываемых советских самолетов, вследствие чего командование НАТО не могло своевременно оценить реально сложившуюся воздушную обстановку. В итоге перебазирование советских авиационных соединений и частей оказалось в большой степени неожиданным для военно-политического руководства стран НАТО.

В первой половине 50-х годов, в связи с формированием указанных выше отдельных авиачастей РЭБ, а также подразделений самолетов-постановщиков помех в полках фронтовой бомбардировочной и Дальней авиации, руководством Генерального штаба и командованием ВВС проведена необходимая работа по созданию структуры органов РПД в штабах авиационных объединений и соединений, по подготовке офицерских кадров и последующему укомплектованию ими органов РПД.

Начало развития Службы РЭБ в ВВС относится к декабрю 1950 г., когда при 5 отделе Главного штаба ВВС была создана специальная группа (в составе 3 офицеров) под разными названиями: группа радиомешания, группа радиотехнической разведки и помех, группа РПД. До 1954г. группой руководил инженер-майор Неонет А.П.

В 1954г. после расформирования 5 отдела ГШ ВВС упомянутая группа РПД была включена в штат Управления связи ГШ ВВС, состав группы увеличен до 8 офицеров. С 1954г. до 1959г. группой руководил инженер-полковник Сулимов Я.Т.

Основная работа Группы РПД заключалась в организации РЭП на учениях с участием объединений, соединений и частей фронтовой, Дальней и Военно-транспортной авиации, в разработке инструкций, рекомендаций, указаний по применению поступающих на вооружение ВВС новых образцов аппаратуры РЭП, отдельных самолетов, подразделений постановщиков помех и отдельных частей РЭБ. Важное внимание уделялось также организации тренировок летного состава в работе с бортовыми РЭС в условиях преднамеренных помех. Например, проводились тренировки штурманского состава в условиях воздействия помех на радионавигационные системы и радиолокационные бомбоприцелы.

В конце 1959 г. Группа РПД была выведена из состава Управления связи ГШ ВВС и преобразована в 9 отдел Главного штаба ВВС (в первой половине 60-х годов Отдел БРЭСП – борьба с радиоэлектронными средствами противника) с непосредственным подчинением Начальнику Главного штаба ВВС. Отдел возглавил кандидат технических наук инженер-полковник Бахметов И.В. (в дальнейшем генерал- майор авиации, заместитель Начальника Главного Управления Генштаба по РЭБ).

С ноября 1968 г. Отдел БРЭСП был реорганизован в Службу радиоэлектронного противодействия, а в дальнейшем в 70-х годах – в Управление радиоэлектронной борьбы ВВС, в 80-х годах – в Службу радиоэлектронной борьбы Главного штаба ВВС. Функции ее значительно расширились. Наряду с радиоэлектронным подавлением, на Службу РЭБ были возложены задачи по организации противодействия иностранным техническим разведкам (ПД ИТР) в мирное время, по противодействию техническим средствам разведки (ПД TCP) противника в военное время, по обеспечению радиочастотной службы и электромагнитной совместимости (ЭМС) радиоэлектронных средств, по организации боевой подготовки.

Поставленные задачи, начиная с 1 968 г. и в последующие 70-80-е годы, выполняли три (с 1976 г. четыре) отдела, которыми достаточно успешно руководили (в хронологическом порядке): оперативным отделом – полковники Ро- менский В.Н., Зевакин Г.В., Маспов В.А.; отделом боевой подготовки – полковники Хацкевич Н.А. и Ечин B.C.; отделом радиочастотной службы и ЭМС – полковники Бибиков В.Н. и Пуцилло П.П.; отделом ПД ИТР – полковники Гречаниченко В.М. и Ярин Ю.Е.

На должности заместителя Начальника Службы РЭБ работали полковники Спасибухов Н.И., Болотин Н.Н., Казимиров А.И., Яковлев Е.М., Степанов Ф.П.

В 70-80 годы Службой РЭБ руководил генерал-майор авиации Николенко Н.Ф., в 80-90 годы – генерал- майор авиации Артемов И.П., с 1994г.

– генерал-майор авиации Минаков В.И. За участие в разработке и внедрение перспективных образцов авиационной техники РЭП генерал-майорам авиации Бахметову И.В. и Нико- ленко Н.Ф. присуждена Государственная премия СССР.

В штабе Дальней авиации, как было указано выше, первым руководителем Отдела РПД был полковник Чернышев А.П. (в 50-е годы), в последующем в 6070-е годы – полковники Дельнов А.В. и Брондуков Е.Н. В составе Отдела РПД активно работали офицеры Сам- сиков И.Г., Серегин Е.Н., Ульченко Ю.С. и др.

В штабе ВТА работу по организации РПД возглавляли: в 60-е годы – полковник Болотин Н.Н., в 70-80-е годы – полковники Агеев В.А. и Копасов В.Д.

С целью подготовки офицеров-специалистов РПД для штабов объединений фронтовой авиации в 1954 г. и 1955 г. были организованы курсы по радиопротиводействию при ВВИА им. Н.Е. Жуковского и при Харьковском Высшем авиационном инженерном училище.

В подготовке офицеров-специалистов РЭБ, в разработке теоретических проблем РЭБ, учебников и специальных НИР большая роль принадлежит высшим военно-учебным заведениям ВВС.


Постановщик помех Ту-22ПП


Наиболее весомый вклад в этой области был внесен кафедрой РЭБ ВВИА им. Н.Е. Жуковского. Долгие годы кафедру возглавлял Заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор технических наук, профессор полковник Вакин С.А. Им в соавторстве с доктором технических наук, профессором полковником Шустовым Л.Н. был разработан и в 1968 г. издан капитальный труд по радиопротиводействию и радиотехнической разведке. Опубликованный труд, отличавшийся глубоким содержанием, получил высокую оценку как отечественных, так и зарубежных(американских) специалистов, которые отмечали его «впечатляющие результаты».

В 1998 г. Вакин С.А. и Шустов Л.Н. опубликовали книгу «Основы радиоэлектронной борьбы», которая была переведена на английский язык и в 2001 г. издана в США.

Военно-воздушная академия имени Ю.А. Гагарина разрабатывала оперативно-тактические проблемы РЭБ и готовила офицеров-специалистов РЭБ для авиационных соединений и частей. Кафедрой РЭБ академии в 50-80-ые годы руководили: доктор военных наук, профессор генерал-майор авиации Пелюхов П.И., доктор технических наук, профессор полковник Васильев Б.В., кандидат военных наук, профессор полковник Теглев В.К. На кафедре в течение многих лет плодотворно работали офицеры-преподаватели Баталов Р.Ш., Гердов М.М., Жуков В.Н., Ильинский Н.Н., Лунякин В.А., Мельник В.М., Скробов И.С.

Кроме основной, преподавательской работы, сотрудники кафедры РЭБ академии вели научно-исследовательскую работу. При этом проведены ценные для авиационных частей исследования по обоснованию способов и тактических приемов боевого применения специальных самолетов- и вертолетов-постановщиков помех (в том числе в составе боевых порядков, в зонах боевых действий над территорией противника и над своей территорией) в целях групповой защиты самолетов, а также рекомендаций по применению средств РЭП с целью индивидуальной защиты каждого самолета.

Активное участие преподаватели кафедры принимали в разработке руководящих документов по организации и ведению радиоэлектронной борьбы в ВВС, а также в авиационных учениях: в период их подготовки, в ходе учений и особенно при подведении итогов, т.е. научных результатов учений.

В Военной академии Генерального штаба разрабатывались оперативно- стратегические проблемы РЭБ и готовились для наших Вооруженных Сил и армий дружественных стран командные офицерские кадры высших звеньев управления, включая офицеров (ге- нералов)-специалистов РЭБ. Основное внимание уделялось вопросам организации РЭБ в операциях стратегических и оперативных объединений, в том числе в воздушной операции, в стратегической операции на театре военных действий (ТВД), в боевых действиях авиационных объединений во фронтовых и армейских операциях.

В разработке специальных военно- научных трудов по организации РЭБ в операциях, учебников по РЭБ, отдельных статей в регулярно изд'аваемых сборниках трудов академии, а также в научно-исследовательских работах активное участие принимали преподаватели- авиационные специалисты РЭБ: бывший начальник кафедры РЭБ кандидат военных наук, доцент генерал- майор ИТС Ратц Б.Г., полковники Голиков В.И., Лобанов А.И., Любин М.Д., Мельник В.М.

Исследования, связанные с разработкой общей концепции РЭБ в ВВС, обоснованием тактико-технических требований к отдельным образцам и целым комплексам РЭБ для самолетов и вертолетов, проводились в рамках НИР и ОКР научно-исследовательскими институтами ВВС и Министерства обороны.

В составе ЦНИИ ВВС (во главе с его начальником доктором военных наук генерал-лейтенантом авиации Молотковым А.П.) такую работу в 6080 годы вели отделы под руководством полковников Попова М.П., Мельникова Ю.П., Горчицы Г.И. и Львова А.Н. в составе Управления во главе с полковником Бурлаковым П.Г.

Самые большие по объему и значительные по содержанию научные исследования в области РЭБ и испытания техники РЭП в интересах ВВС и других видов Вооруженных Сил проводил 5 ЦНИИИ МО, которым в 60-е годы руководил генерал-майор Ершов А.Г., в 70-е годы – лауреат Государственной премии, доктор технических наук, профессор генерал-лейтенант Кузнецов В.И. Заместителями начальника 5 ЦНИИИ МО в 60-80-е годы успешно работали полковники Кожевников Г.В., Струнский-Зленко В.Д. и Царьков Н.М., генерал-майоры авиации Пасынков В.В., Суворов Е.К. и Сухорукое Ю.С.

Испытаниями новых образцов авиационной техники РЭП занимались отделы под руководством полковников Панкова Б.Г., Педина И.В. и Селиверстова А.И. в составе Управления, которым руководили полковники Андреев Р.А. и Дьяченко И.П.

Следует отметить достаточно высокую оперативность выполнения научными сотрудниками 5 ЦНИИИ МО отдельных заданий Генерального штаба по разработке самолетной (вертолетной) и наземной техники РЭП. Так, например, в период обострения политического кризиса в районе Берлина в начале 60-х годов сотрудниками 5 ЦНИИИ МО в короткие сроки на базе самолетной станции помех СПС-2 была разработана наземная станция помех, предназначенная для подавления РЛС управления воздушным движением в районе Берлина.

В конце 60-х и начале 70-х годов также за относительно непродолжительной период с участием научных сотрудников 5 ЦНИИИ МО были разработаны и успешно испытаны наземный и вертолетный варианты станции помех, предназначенной для подавления полуактивных радиолокационных систем наведения зенитных управляемых ракет.

Разработка способов и тактических приемов боевого применения отдельных средств РЭП и целых комплексов РЭБ, а также соответствующих рекомендаций для летного состава, была возложена на Центры боевого применения фронтовой и Дальней авиации.

В интересах фронтовой авиации такая работа проводилась Центром боевого применения и переучивания

летного состава (ЦБП и ПЛС ВВС, г. Липецк. Отделом РЭБ этого Центра руководили полковники Зарубин В.Ф., Праслов Б.Д., Толстопятенко В.Ф. В составе отдела долгое время успешно работали офицеры: Герой Советского Союза Губанов А.А., Антонов И.П.,- Заиграев И.Г., Ломов В.А., Ревякин В.Н., Тюпанов В.И, Шпурик А.Н. Наряду с изданными рекомендациями для частей ВВС, были выпущены полнометражные учебные кинофильмы о средствах и способах боевого применения средств РЭП в целях преодоления ПВО противника.

В интересах Дальней авиации подобная работа проводилась сотрудниками Центра боевого применения ДА (г. Рязань). По тематике РЭБ плодотворно работали офицеры Резников С.Е. и Моерман В.М.

В штабах авиационных объединений (включая штабы воздушных армий и ВВС военных округов, ДА и ВТА, Главный штаб ВВС, а также штабы авиакорпусов ДА) наиболее важная оперативная работа офицерами-специалистами РЭБ выполнялась во время командно-штабных учений, когда в сжатые сроки необходимо было разработать обоснованные предложения по организации РЭБ для включения их в решение командующего на проведение операции (например, воздушной или фронтовой), а на основе этого решения – план РЭБ как составную часть общего плана операции. При этом требуется всесторонняя оценка радиоэлектронной обстановки, выбор объектов для радиоэлектронного подавления и огневого поражения, расчет необходимых сил и средств РЭБ, грамотное распределение самолетов-постановщиков помех в оперативно-тактическом построении авиаобъединения, формулирование задач для частей и подразделений РЭБ, доведение этих задач в виде распоряжений и указаний по РЭБ до авиационных соединений и частей, организация управления частями и подразделениями РЭБ.

В течение каждого учебного года офицеры РЭБ штабов авиационных объединений,соединений и частей занимались организацией учебно-боевой подготовки летного состава и офицеров штабов. Эта работа проводилась в соответствии с курсами боевой подготовки летного состава различных видов и родов авиации. Предусмотренные курсами боевой подготовки упражнения выполнялись экипажами самолетов как во время плановых повседневных полетов, так и при проведении специальных совместных учений ВВС и войск ПВО.

В качестве наглядного примера организации плановых повседневных полетов с применением самолетных средств РЭП можно назвать опыт проведения в Дальневосточном военном округе в течении каждого учебного года

(1958,1959 и 1960 гг.) совместных тренировок экипажей самолетов фронтовой и Дальней авиации с боевыми рас- четами(экипажами) командных пунктов и пунктов наведения истребительной авиации, соединений и частей радиотехнических войск, зенитных ракетных комплексов и ствольной ЗА Войск ПВО страны и войсковой ПВО округа.

По распоряжению Начальника штаба ДВО перед началом каждого учебного года, т.е. в ноябре-декабре предыдущего года, в этом штабе собиралась группа офицеров для разработки плана совместных тренировок авиации и войск ПВО в условиях радиопомех на очередной учебный год. Инициатором разработки такого плана и руководителем группы был начальник Отдела РПД штаба округа полковник Цыбин Ю.М., а из авиационных специалистов РПД в работе группы участвовали майор Любин М.Д. (от штаба воздушной армии) и майор Роменс- кий В.Н. (от штаба авиакорпуса ДА). В работе группы обязательное участие принимали также офицеры, представлявшие штабы родов войск (РТВ, ИА, ЗРВ и ЗА).

С учетом дислокации полигонов и радиоэлектронных объектов Войск ПВО страны, войсковой ПВО округа, истребительной авиации воздушной армии, намечались режимы создания активных и пассивных помех, маршруты и высоты полета самолетов-постановщиков помех Дальней и фронтовой авиации, а также прикрываемых ими самолетов. Планом определялся порядок своевременного оповещения участвующих в тренировках штабов (КП) объединений, соединений и частей о предстоящих полетах.

Совместные тренировки преследовали цель – ознакомить боевые расчеты (экипажи) КП, пунктов наведения ИА, РТВ, ЗРВ и ЗА с активными и пассивными помехами, выполнить соответствующие упражнения курсов боевой подготовки: с одной стороны – РТВ, ЗРВ, ЗА и истребительной авиации, с другой стороны – авиационных частей, подразделений и отдельных самолетов- постановщиков помех.

По распоряжению штаба ДВО в течение учебного года проводилась проверка выполнения плана совместных тренировок. При этом для офицеров штабов проверяемых объединений, соединений и частей практиковалось чтение лекций авиационными специалистами РПД на тему «Силы и средства РПД ВВС, способы и ожидаемая эффективность их применения в боевых действиях, на учениях и совместных тренировках».

Опыт работы офицеров-специалистов РЭБ в штабах объединений и соединений показывает, что главная задача их заключалась в организации применения сил и средств радиоэлектронного подавления с целью нарушения управления войсками и оружием ПВО противника. Поэтому до введения Службы РЭБ не являются случайными применявшиеся в течение многих лет (40-60-е годы) такие наименования органов РЭБ в штабах, как Управление (Отдел, Группа) радиопомех, радиомешания, радиопротиводействия (РПД), электронного подавления (ЭПД), борьбы с радиоэлектронными средствами противника (БРЭСП). Что касается другой составной части РЭБ – радиоэлектронной защиты (РЭЗ) РЭС с целью обеспечения устойчивого управления своими силами (войсками) и оружием, то соответствующие мероприятия по РЭЗ как в прошлое, так и в настоящее время, разрабатываются и проводятся в ВВС, как и в других видах Вооруженных Сил, главным образом по планам родов войск, специальных войск и служб.

Постоянно возрастающая роль радиоэлектронных средств, составляющих основу современных систем управления войсками и оружием ПВО противника, вызывает необходимость дальнейшего совершенствования авиационных средств РЭБ, а также уточнения взглядов на содержание радиоэлектронной борьбы и функции штабов по ее организации в операциях и боевых действиях ВВС.

В условиях современной войны дезорганизация управления войсками и оружием ПВО противника может быть достигнута только при условии комплексного применения средств радиоэлектронного подавления и огневых средств в сочетании с различными тактическими приемами. Для поражения радиоэлектронных объектов противника, наряду с другими огневыми средствами, широкое применение находит оружие, наводящееся на электромагнитное излучение РЭС. Такое оружие в ВВС зарубежных стран относят к средствам радиоэлектронной войны (РЭВ, согласно терминологии, принятой в США и странах Западной Европы).

Анализ уровня развития зарубежных и отечественных авиационных средств РЭБ в годы Второй мировой войны и в послевоенные ( особенно 5070 гг.) годы свидетельствует о явном отставании наших средств. Причем и в последние годы, несмотря на отдельные успешные разработкидехнологи- ческий разрыв в основном из-за финансовых затруднений не уменьшается. Так, например, наши самолетные станции активных помех ( для подавления РЛС ОНЦ), находящиеся на вооружении, уступали аналогичным зарубежным станциям по основным характеристикам: перекрываемому диапазону частот, излучаемой мощности, быстродействию. При этом наши станции помех отличались большими габаритами и массой, вследствие чего на самолетах-постановщиках помех количество устанавливаемых станций помех в 3-4

раза меньше, чем на зарубежных самолетах того же назначения. Наши самолеты-постановщики помех оснащены только средствами активных и пассивных помех, в то время как зарубежные, наряду с такими средствами помех, вооружены также ложными целями, а главное – двумя-четырьмя самонаводящимися противорадиолока- ционными ракетами типа «Шрайк», «Стандарт» ARM, HARM, «Мартель» AS- 37, «Корморан» AS-34 и т.п. Такие самолеты, согласно официальным взглядам военного командования США и стран НАТО, рассматриваются как средства радиоэлектронной войны. Планированием и организацией непосредственного боевого применения этих самолетов (комплексов), также как и средств РЭП, занимаются офицеры- специалисты РЭВ штабов авиационных соединений и частей (например, по опыту боевых действий американской и израильской авиации).

Таким образом, в радиоэлектронной борьбе с целью нарушения управления войсками и оружием противника используется не только радиоэлектронное подавление, но также и поражение радиоэлектронных объектов теми огневыми комплексами, в которых для наведения и самонаведения используются бортовые радиоэлектронные средства.

Опыт боевых действий авиации в локальных войнах в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке свидетельствует о том, что в результате радиоэлектронного подавления и поражения радиоэлектронных объектов ПВО противника самонаводящимся оружием (в сочетании с другими огневыми средствами и тактическими приемами) резко снижается эффективность всей его системы ПВО. Как следствие этого, резко сокращаются потери нападающей авиации. Так, например, потери американской авиации во Вьетнаме в 1970-1972 годы снизились в 5-7 раз и составили в среднем 1,7% (на 1000 с/ вылетов 17 сбитых самолетов). Потери израильской авиации в октябре 1973 г. составили менее 1%. При этом важно отметить, что достаточно высокая эффективность авиационных средств РЭБ достигнута при относительно небольших затратах. По оценке зарубежных специалистов, стоимость самолетных средств РЭБ не превышает 10-15% от всей стоимости самолета.

Имеющийся некоторый опыт боевого применения отечественных авиационных средств РЭП также характеризует в определенной степени их эффективность. Так, например, в войне на Ближнем Востоке 6 октября 1973 г. группа в"составе 120 сирийских самолетов, наносивших под прикрытием помех массированный удар по израильским войскам в районе Голанских высот, потеряла от огня ПВО лишь один самолет. Это было достигнуто в основном в результате поражения и подавления помехами израильских радиолокационных станций обнаружения воздушных целей, станций управления ЗРК «Хок», РЛС наведения истребителей, их средств радиосвязи и радионавигации. За успешную организацию боевого применения средств РЭП руководители авиационного отряда полковники Малахов A.Т. и Зарубин В.Ф. были награждены орденом Красной Звезды.

Учитывая достаточно высокую эффективность РЭБ при обеспечении боевых действий авиации, в частности, в локальных войнах в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, командованием ВВС в конце 70-х и в 80-е годы были приняты меры по разработке перспективных средств РЭБ, по дальнейшему развертыванию частей и подразделений РЭБ. Так, в начале 80-х годов под руководством главного конструктора Карманова Ю.Т. при активном участии генерал-майоров авиации Николенко Н.Ф. и Архипова Н.А., полковников Яковлева Е.М. и Субботина

B.Н. разработаны и внедрены для индивидуальной защиты самолетов станции активных помех, основанные на принципах и методах цифровой обработки сигналов и формирования помех, что послужило толчком к созданию нового поколения перспективных средств РЭБ.

В период 1974-1984 гг. в составе ВВС были сформированы отдельные вертолетные эскадрильи РЭБ на вертолетах Ми-8ППА и Ми-8СМВ, отдельные авиаполки РЭБ на самолетах Су- 24П и Як-28ПП, наземные части РЭБ. Однако, во второй половине 80-х годов и в 90-е годы, в обстановке экономического развала страны, финансовых трудностей и сокращения Вооруженных Сил, значительно снижается процент оснащения самолетов и вертолетов современными средствами РЭБ, резко сокращается количество отдельных частей и подразделений РЭБ, происходит свертывание органов РЭБ (например, ликвидируются подразделения, заказывающие технику РЭБ). Были расформированы все отдельные авиационные полки РЭБ, в том числе самый подготовленный к решению боевых задач 226-й аап (бывший 477-й) РЭБ Дальней авиации. В бомбардировочных и разведывательных авиаполках ДА ликвидированы все штатные эскадрильи РЭБ на самолетах Ту-16П и Ту- 22П. Более чем на 50% сокращено количество отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ, наземных частей и подразделений РЭБ во фронтовой авиации. Резко снизилось количество самолетов нового поколения, оснащаемых средствами и комплексами РЭБ индивидуальной защиты.

Для решения практических задач в такой обстановке представляется целесообразным определить наиболее важные направления РЭБ в интересах ВВС и других видов Вооруженных Сил.

О содержании радиоэлектронной борьбы. Важность этого вопроса обусловлена как возросшей ролью РЭБ в современной войне, так и существовавшими многие годы и сохранившимися до настоящего времени противоречиями в различных опубликованных материалах(2*), касающихся содержания радиоэлектронной борьбы, в том числе таких ее составных частей, как радиоэлектронная разведка в интересах организации и ведения РЭБ, поражение радиоэлектронных объектов противника, противодействие техническим средствам разведки противника.

Трудно, например, объяснить, почему до последнего времени (т.е. на протяжении 25 лет) в качестве составной части РЭБ не рассматривается радиоэлектронная разведка систем управления и РЭС противника. Действительно, без предварительной разведки таких радиоэлектронных объектов (выполняемой в основном разведывательными частями, а также подразделениями и средствами разведки частей РЭБ) невозможна организация радиоэлектронной борьбы в период подготовки боевых действий. А без исполнительной (непосредственной) разведки РЭС противника, выполняемой в основном с помощью разведаппаратуры комплексов радиоэлектронного подавления и комплексов самонаводящегося на излучение РЭС оружия, невозможно ведение радиоэлектронной борьбы в ходе боевых действий.

По вопросу о поражении радиоэлектронных объектов противника многие годы в наших военных кругах существовали два противоположных подхода. Один из них (в 50-е и первой половине 60-х годов, а также в 90-х годах) заключался в том, что поражение РЭС противника вообще не рассматривалось в качестве составной части РЭБ, а радиоэлектронное подавление предполагалось осуществлять в сочетании с поражением радиоэлектронных средств противника.

Другой подход (с середины 60-х и до 80-х годов) состоял в том, что составной частью РЭБ считалось поражение РЭС противника любыми средствами, включая даже ядерное поражение, захват и вывод из строя пунктов управления и РЭС противника. То есть повторялась трактовка ранее применявшегося термина БРЭСП, который по своему содержанию не является адекватным термину РЭБ. Именно поэтому в 70-е годы вместо БРЭСП введен термин РЭБ с одновременным переименованием (преобразованием)органов БРЭСП в Службу РЭБ. Однако, несмотря на отказ от термина БРЭСП, второй подход в качестве официального действовал вплоть до конца 80-х годов (т.е. на протяжении 25 лет). При этом, как и в первом случае, никакие огневые средства не рассматривались в качестве средств РЭБ.

2* К таким материалам, рекомендованным к изданию или опубликованным Управлением РЭБ Генерального штаба, относятся: том 7 Советской Военной Энциклопедии 1979г. и Военный Энциклопедический Справочник 1'983г. I статьи о РЭВ), а также не упомянутые здесь (по понятным причинам) официальные руководящие документы по профилю Управления РЭБ.


Постановщик помех Ми-8ППА


Более логичным был бы промежуточный вариант, заключающийся в том, что составной частью РЭБ, наряду с радиоэлектронным подавлением, является огневое поражение РЭС противника оружием, наводящимся на их электромагнитное излучение. По аналогии с зарубежными взглядами, такое оружие, например, американские ракеты типа «Шрайк» и HARM, отечественные ракеты типа Х-58П, Х-31 П, Х-22МП, а также их носители-самолеты с достаточным основанием можно отнести к средствам радиоэлектронной борьбы.

Важным дополнением к приведенным доводам могут послужить новые виды электронного (электромагнитного) оружия, которые были разработаны в США и готовились к боевому применению на Ближнем Востоке, в том числе в войне против Ирака весной 2003 г.

Электронное оружие в ближайшие годы может получить распространение в вооруженных силах других развитых стран, не исключая и ВС России. Учитывая радиоэлектронную природу, большую разрушительную силу и возможность поражения этим оружием как радиоэлектронных, так и нерадиоэлектронных объектов противника, есть основание расширить существующее оперативно-тактическое понимание содержания радиоэлектронной борьбы и в качестве ее составных частей рассматривать не только радиоэлектронное подавление и поражение РЭС противника самонаводящимися обычными огневыми средствами, но в перспективе также поражение радиоэлектронных и наиболее важных нерадиоэлектронных объектов противника электронным оружием, которое значительно усилит наступательную составляющую радиоэлектронной борьбы.

Изложенные соображения показывают, что содержанием радиоэлектронной борьбы следовало бы считать четыре составные части. Две из них – радиоэлектронное подавление и поражение радиоэлектронных объектов противника самонаводящимися огневыми средствами (а в перспективе также поражение их и нерадиоэлектронных объектов электронным оружием) – характеризуют наступательную сторону РЭБ. Оборонительную сторону РЭБ характеризует третья ее составная часть – радиоэлектронная защита своих радиоэлектронных средств и других объектов от радиоэлектронной разведки, преднамеренных и взаимных помех, от самонаводящихся огневых средств и от электронного оружия противника. Четвертой составной частью РЭБ, обеспечивающей три упомянутые составные части, является радиоэлектронная разведка радиоэлектронных средств (включая и средства РЭБ) противника в интересах организации и ведения РЭБ. При этом важной функцией Службы радиоэлектронной борьбы является координация мероприятий по всем ее составным частям, особенно мероприятий по радиоэлектронной защите своих РЭС, проводимых родами войск, специальными войсками и службами.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные в статье вопросы свидетельствуют о том, что, несмотря на большую работу, добросовестно (в рамках, установленных Управлением РЭБ Генштаба) проведенную специалистами РЭБ различных ведомств и учреждений, проблема радиоэлектронной борьбы в наших ВВС была и остается актуальной.

Учитывая и извлекая уроки из 60- летнего опыта становления и развития радиоэлектронной борьбы в ВВС, в настоящее время и в ближайшие годы (накануне поступления на вооружение ВВС самолетов пятого поколения) представляется весьма важным:

– выработать единое оперативно- тактическое понимание содержания радиоэлектронной борьбы и порядка ее организации в операциях и боевых действиях ВВС;

– уточнить направленность единой технической политики в области РЭБ, особенно при разработке современных авиационных средств радиоэлектронного подавления, самонаводящихся на излучение РЭС огневых средств и электронного оружия;

– преодолеть отставание отечественной авиационной техники РЭБ от аналогичной техники развитых зарубежных стран, в связи с чем первостепенное значение приобретает приоритетное развитие средств и комплексов РЭБ, приоритетное финансирование соответствующих НИР, ОКР и целевых программ, касающихся производства, испытаний, оснащения самолетов и вертолетов современными эффективными средствами РЭБ, развертывания в составе ВВС необходимой численности частей и подразделений РЭБ.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Любин Михаил Дмитриевич. Полковник в отставке. Участник Великой Отечественной войны, на должности штурмана самолета АДД в 1944-1945 гг. принимал участие в нанесении ночных бомбардировочных ударов по объектам глубокого тыла противника.

После окончания в 1954 г. ВВИА им. Н.Е. Жуковского и 6-месячных курсов по радиопротиводействию (в той же академии) в течение 6 лет (1955-1960 гг.) служил старшим офицером по РЭП в штабе воздушной армии (на Дальнем Востоке), в течение 9 лет – старшим научным сотрудником 5 ЦНИИИ МО, в течении 3-х лет – заместителем начальника отдела Службы РЭБ в Главном штабе ВВС, около года (1970-1971 гг.) – заместителем начальника Службы РЭБ в штабе Группы Советских войск в Египте, в течение 9 лет – старшим преподавателем кафедры РЭБ Военной академии Генерального штаба.

После увольнения в запас в течение 9 лет работал научным сотрудником ЦНИИ МО.

Автор более 50 научных работ (двух книг, отдельных статей, разделов в трудах и учебниках по РЭБ академии Генерального штаба, в отчетах НИР).


Примечания:



НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ИСТОРИИ РАДИОЭЛЕКТРОННОЙ БОРЬБЫ В ВОЕННО- ВОЗДУШНЫХ СИЛАХ

Су-24МП


15 апреля 2004 г. в Вооруженных Силах России будет отмечаться столетие радиоэлектронной борьбы (РЭБ). Этот день (День специалиста РЭБ) установлен в честь первого исторического факта применения радиопомех в боевых условиях. 15 апреля 1904 года в ходе Русско-Японской войны радиостанциями российского броненосца «Победа» и берегового поста «Золотая гора» были созданы радиопомехи, существенно нарушившие радиосвязь японских кораблей-корректировщиков артиллерийского огня. В результате воздействия помех из 60-ти выпущенных противником снарядов большого калибра не было ни одного попадания в российские корабли.

В дальнейшем, особенно в годы Второй мировой войны и Великой Отечественной войны Советского Союза против фашистской Германии, радиопомехи, как средство радиоэлектронного подавления (РЭП), стали применяться не только для нарушения радиосвязи противоборствующей стороны, но также с целью подавления радиоэлектронных (прежде всего радиолокационных) средств (РЭС) управления оружием. Это оказалось исключительно важным для преодоления авиацией системы ПВО противника с наименьшими потерями, т.е. для обеспечения успешного выполнения боевых задач авиации.

Самолеты-бомбардировщики США и Великобритании, начиная с июня 1943 г., в качестве наиболее распространенных средств РЭП широко применяли пассивные и активные помехи для нарушения работы радиолокационных станций обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания зенитной артиллерии (для краткости: РЛС ОНЦ, обеспечивающих информацию для управления силами ПВО противника). Вместе с этим пассивные и активные помехи применялись также для подавления РЭС управления оружием ПВО противника, в частности, РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии (СОН ЗА).

Как пассивные, так и активные помехи, по результатам конечного воздействия на подавляемые РЛС были маскирующими, т.е. исключающими или затрудняющими выделение на экранах РЛС полезных сигналов, и имитирующими (дезинформирующими), т.е. создающими на экранах РЛС ложные сигналы, практически мало отличающиеся от отметок прикрываемых реальных целей (самолетов).

Активные помехи применяются для подавления всех без исключения РЭС. Пассивные помехи, в отличие от активных, применяются для подавления тех радиоэлектронных, в частности, радиолокационных станций, которые действуют на принципе приема отраженных электромагнитных волн.

В качестве пассивных помех американские и английские бомбардировщики применяли главным образом полуволновые отражатели (диполи), представлявшие собой узкие полоски металлизированной бумаги или алюминиевой фольги, длина которых составляла половину длины волны подавляемой РЛС.

Действие пассивных помех заключалось в том, что в результате рассеяния (вторичного излучения) металлизированными отражателями электромагнитных волн, поступающих от облучающей и подавляемой РЛС, на ее экране создаются отметки, сходные с отметками прикрываемых реальных самолетов. При большом количестве таких по существу ложных отметок на экране подавляемой РЛС создаются светящиеся полосы или большие светящиеся пятна, обеспечивающие маскирующий эффект, т.е. исключающие или сильно затрудняющие обнаружение и распознавание отметок от истинных самолетов.

С целью прикрытия самого самолета-постановщика помех предусматривалось с помощью ракет выстреливать пачки дипольных отражателей в переднюю полусферу самолета.

В качестве активных помех англоамериканские бомбардировщики в массовом порядке применяли передатчики или станции радиопомех, излучавшие помеховые сигналы различной структуры на рабочих частотах подавляемых РЛС. Для подавления активными помехами РЛС ОНЦ чаще всего применялись станции шумовых помех, которые по ширине спектра излучаемых частот могли быть прицельными, заградительными или прицельно-заградительными. Шумовые помехи по своей структуре близки к внутренним шумам радиоприемных устройств подавляемых РЛС, поэтому возникали серьезные трудности для защиты немецких РЛС от таких помех, к тому же отличавшихся достаточно широким диапазоном перестройки частоты помеховых сигналов.

Действие шумовых активных помех на РЛС ОНЦ проявлялось главным образом в том, что в зависимости от качества (ширины главного и боковых лепестков) диаграммы направленности антенны подавляемой РЛС, мощности излучаемой помехи и удаления самолета – постановщика помех, на экране подавляемой РЛС образовывались засвеченные помеховыми сигналами секторы вплоть до полной круговой засветки экрана помехами. Вследствие маскирующего действия помех обнаружение и проводка воздушных целей были исключены или в сильной степени затруднены.

Важным условием успешного применения пассивных и активных помех была необходимость предварительного выявления районов расположения и основных характеристик подавляемых РЛС. Для этого организовывалась радиотехническая разведка РЛС, по свежим данным которой осуществлялся выбор необходимых типов полуволновых отражателей и настройка передатчиков помех на выявленные рабочие частоты подавляемых РЛС.


Автомат сбрасывания отражателей АСО-2


Автомат сбрасывания отражателей АСО-3

Специальные самолеты-постановщики помех, подавляя РЛС ОНЦ активными и пассивными помехами и одновременно с этим подавляя помехами радиосвязи наведения истребителей противника, выполняли функции групповой защиты других самолетов основных ударных групп бомбардировочной авиации. При этом к концу войны в специальные самолеты-постановщики помех были переоборудованы около 10% бомбардировщиков. На каждом таком постановщике помех было более 10 станций помех, например, на переоборудованном в постановщик помех самолете В-29 было более 18 станций помех.

В послевоенные годы на самолетах-постановщиках помех стратегической авиации США, наряду с аппаратурой активных и пассивных помех, стали устанавливаться ложные цели, например, ракета Green Quail с дальностью полета до 300 км., оснащенная в свою очередь средствами активных и пассивных помех.

Пассивные и активные помехи применялись авиацией США и Великобритании также для подавления РЛС орудийной наводки ЗА. На каждом бомбардировщике с целью индивидуальной защиты от огня зенитной артиллерии устанавливались как минимум две станции активных помех и аппаратура для сбрасывания дипольных отражателей. Действие активных помех приводило или к срыву автосопровождения прикрываемого самолета или к большим ошибкам его автосопровождения. Пассивные имитирующие помехи приводили к тому, что вместо истинной цели станции орудийной наводки ЗА захватывали на автосопровождение отметки ложных целей.

В наших Военно-Воздушных Силах помехи с целью подавления РЛС системы ПВО противника впервые были применены летом 1943 г. Самолеты- бомбардировщики Авиации Дальнего Действия (АДД), начиная с августа 1943 г., в районах ожидаемого противодействия истребительной авиации и зенитной артиллерии противника на заданных маршрутах боевых полетов сбрасывали пачки бумажных металлизированных лент длиной 25-30 см для радиоэлектронного подавления РЛС обнаружения воздушных целей, РЛС наведения истребителей, РЛС целеуказания и станций орудийной наводки ЗА. Момент входа самолетов в зону обнаружения РЛС определялся с помощью специальных обнаружителей радиолокаторов типа СОЛ-3. Пачки отражателей выбрасывались вручную преимущественно через люк кабины воздушного стрелка с временным интервалом около 10 секунд. В каждом полку для создания помех выделялось по 2-3 самолета. Одновременно с созданием помех выполнялся маневр самолетов по курсу, высоте и скорости. Благодаря применению помех и маневра были существенно снижены потери самолетов и повышена эффективность ударов АДД.

Инициаторами и непосредственными организаторами боевого применения этих средств пассивных помех (т.е. первопроходцами РЭБ в наших ВВС) были офицеры штаба АДД Чернышов А.П. и Дельнов А.В. В послевоенные годы они в штабе АДД занимали руководящие должности по организации радиопротиводействия (РПД).

После окончания Великой Отечественной войны средства РЭП для оснащения самолетов наших ВВС получили дальнейшее развитие. При этом следует подчеркнуть, что важная роль в становлении и развитии РЭБ в Военно-Воздушных Силах, особенно в 5060 гг., принадлежит Генеральному штабу. В составе аппарата помощника Начальника Генштаба -генерал-лейтенанта авиации Шалимова Н.П. в 50-х годах работу по проблемам РЭБ в интересах ВВС и других видов ВС начали и успешно вели генерал-майоры Ершов А.Г., Пархоменко A.M. и Стемасов СИ., полковники-авиаторы Неонет А.П. и Неведомский В.Н. ( с середины 60-х годов в составе 9 отдела Генштаба под руководством полковника Горбачева Ю.Е.). В 70-80 годы эту работу в более широком плане продолжили отделы, которые возглавляли авиационные специалисты РЭБ генерал- майоры Ульченко Ю.С., Воронин М.Г. и полковник Миронов В.М. в составе Управления РЭБ под общим руководством Начальника Главного Управления Генштаба доктора военных наук генерал-полковника Дружинина В.В.

Наиболее важными направлениями деятельности указанных органов РЭБ Генерального штаба были: разработка общей концепции РЭБ и единой технической политики в области РЭБ в интересах ВВС и других видов ВС; формирование отдельных (в том числе авиационных) частей РЭБ и органов РЭБ в главных штабах видов ВС, объединениях и соединениях ВВС; организация РЭБ в масштабе Вооруженных Сил, особенно во время стратегических учений; координация соответствующих задач и мероприятий РЭБ между видами ВС; подготовка (с 1 974г.) проектов постановлений Правительства и решений Военно-промышленной комиссии по развертыванию НИР и ОКР по проблемам РЭБ в интересах ВВС, а также по дальнейшему развитию научно-производственной базы.

В начале 50-х по заданию военного командования предприятия военно- промышленного комплекса выполнили целый ряд ОКР по созданию самолетной аппаратуры пассивных и активных помех в интересах ВВС. Так, в качестве средств пассивных помех в дополнение к бумажным металлизированным лентам (типа 1У, 2У, ЗУ) были разработаны и приняты на вооружение диполь- ные отражатели из стекловолокна типа ДОС-113, ДОС-50 и т.п., предназначенные для групповой защиты самолетов, т.е. для противодействия радиолокационным станциям обнаружения воздушных целей, наведения истребителей и целеуказания (РЛС ОНЦ) зенитных ракетных комплексов (ЗРК) и зенитных артиллерийских комплексов (ЗАК), а также отражатели типа ДОС-15, ДОС- 10 и т.п. для индивидуальной защиты, т.е. для противодействия радиолокационным станциям управления оружием (РЛС УО) ПВО, т.е. бортовым РЛС истребителей-перехватчиков, РЛС наведения зенитных управляемых ракет (ЗУР) и РЛС орудийной наводки зенитной артиллерии (СОН ЗА).

Для сбрасывания противорадиоло- кационных отражателей были разработаны специальные автоматические устройства: автоматы сбрасывания отражателей типа АСО-16, АСО-28, АПП-22 и т.п., предназначенные для групповой защиты самолетов, и автоматы типа АСО-2Б, АСО-2И и т.п., предназначенные для индивидуальной защиты самолетов.

Были так же разработаны и приняты на вооружение ВВС самолетные средства активных помех, в том числе передатчики заградительных помех типа ТП-1,-2,-3, станции прицельных помех типа СПС-1, -2 и станции прицельно-заградительных помех типа «Букет», перекрывающие достаточно широкий диапазон частот.

В целях противодействия наземным РЛС ОНЦ на базе бомбардировщиков Дальней и фронтовой авиации, а также на базе транспортных самолетов Военно-транспортной авиации (ВТА) в начале 50-х годов были созданы специальные самолеты-постановщики помех, оснащенные автоматами сбрасывания отражателей (типа АСО-16,-28, АПП-22) и станциями активных помех (типа ТП-1, -2,-3, СПС-1,-2, «Букет»), т.е. предназначенные для групповой защиты самолетов.

Примерно в те же и последующие годы практически все самолеты ВВС в целях индивидуальной защиты, т.е. для подавления РЭС управления оружием ПВО противника, стали оснащаться комплексами средств РЭП, включающими автоматические станции активных помех, автоматы типа АСО-2Б и АСО- 2И, радиолокационные и тепловые(ин- фракрасные) ловушки.


Фурсов Юрий Семенович Главный конструктор станции активных помех, предназначенной для индивидуальной защиты самолетов


Качанов Евгений Сергеевич Главный конструктор станции активных, помех, лауреат Госпремий СССР, УССР


Спиридонов Евгений Кузьмич Главный конструктор станции активных помех для индивидуальной защиты самолетов, лауреат Госпремии


Перунов Юрий Митрофанович Генеральный конструктор по технике РЭБ, лауреат Госпремии СССР и премии СМ СССР


Ямпольский Александр Семенович Главный конструктор станций активных помех, предназначенных для индивидуальной защиты самолетов фронтовой авиации


Вакин Сергей Александрович с 1959 г. по 1985 г. начальник кафедры РЭБ ВВИА им. Н. Е.Жуковского. В настоящее время профессор кафедры РЭБ той же академии, участник Великой Отечественной войны


Следует отметить важную роль советских ученых и инженеров в создании авиационной техники РЭП. Так, самолетные станции активных помех были разработаны под руководством конструкторов Волкова Л.В., Казакова Н.Н., Качанова Е.С., Копылова Б.А., Мажорова Ю.Н., Спиридонова Е.К., Фельдмана Н.Я., Фурсова Ю.С. Некоторые из станций помех, разработанных в 80-е и последующие годы, по своим основным параметрам были близки, а по отдельным параметрам даже превосходили аналогичные по назначению зарубежные станции помех. К таким станциям относятся, например, контейнерные станции помех, разработанные в 90-е годы под руководством главного конструктора Ямпольского А.С. и предназначенные для индивидуальной защиты самолетов фронтовой авиации. Эти станции обеспечивают создание помех в широком диапазоне частот, обладают большим энергетическим потенциалом, высокой надежностью, при этом отличаются относительно небольшими габаритами и массой.

С 1986 г. в соответствии с постановлением Правительства конструкторские работы по созданию аппаратуры РЭБ для ВВС и других видов ВС возглавляет Генеральный конструктор по технике РЭБ доктор технических наук, профессор Перунов Ю.М., лауреат Государственной премии СССР и премии Совета Министров СССР, заслуженный изобретатель России.

Работы по созданию средств активных и пассивных помех выполнены на основе первых теоретических исследований в области РЭП известных советских ученых Берга А.И., Бонч-Бруевича М.А., Вайнштейна Л.А., Кобзарева Ю.Б., Щукина А.Н.

Заказами авиационной техники РЭП, сопровождением ОКР, уточнением ТТТ к разрабатываемым средствам РЭП, согласованием соответствующих работ между НИУ и ОКБ, а также организацией и проведением государственных и войсковых испытаний опытных образцов достаточно эффективно занимались подразделения офицеров-специалистов РЭП под руководством полковника Стрелкова А.И. (в 60-е годы), генерал- майора авиации Архипова НА (в 70- е годы), полковника Анаковского И.А. (в 80-е годы) в составе 5 Управления ВВС, входившего в аппарат заместителя Главнокомандующего ВВС по вооружению. Работа проводилась в тесном сотрудничестве со Службой РЭБ Главного штаба ВВС и с 5-м Главным Управлением МО, которым руководил (до 1974 г.) генерал-полковник Покровский Р.П.

Указанные выше руководители заказывающих подразделений ВВС, а также старший офицер Службы РЭБ ВВС полковник Колобов В.А., сотрудники 5 ГУ МО полковники Грушин В.М. и Воронцов А.А. проявили профессионализм и настойчивость при реализации технической политики в области РЭБ в интересах ВВС. Генерал-майору авиации Архипову Н.А. была присуждена Государственная премия СССР.

Государственные испытания новых образцов авиационной аппаратуры РЭП проводились на основной испытательной базе – ГНИКИ ВВС. Отделом испытаний техники РЭП в 50-80 годы руководили (в хронологическом порядке) полковники: Добычин А.И., Щербаков И.П., Анаковский И.А., Под- лесный Н.Я. и др. Согласно оценке командования, наиболее успешно испытания проводили офицеры Панков В.Н., Леонтьев М.И., Мамочкин А.И., Мазур Г.Г., Корень Н.Ф. и др.

В начале 50-х годов на базе самолетов-постановщиков помех стали формироваться отдельные авиационные части РЭБ. В течение многих лет использовались различные наименования этих частей и подразделений: оап и оаэ радиотехнической разведки и помех; оап и оаэ СПЕЦНАЗ (по аналогии с действовавшими в составе Сухопутных войск во время Великой Отечественной войны частями помех радиосвязи – отдельными дивизионами СПЕЦНАЗ); оап и оаэ РЭП (РПД). Далее, как принято в последние годы, будем именовать их частями РЭБ.

В 1951г. впервые в составе ДА сформирована на аэродроме Миргород (Украина) 112-я оаэ радиотехнической разведки и помех на самолетах Ту-4. На базе этой аэ РЭБ в 1951 – 1952 гг. проведены войсковые испытания самолетных станций разведки и помех типа ПР-1. С принятием на вооружение эти станции помех получили наименование СПС-1, СПС-2, СПС-2К.

В 1954 г. на базе 11 2-й оаэ РЭБ на том же аэродроме был развернут 477- й оап РЭБ на самолетах Ту-16П. Первым командиром полка был Герой Советского Союза полковник Вербицкий А.Е., а его заместителем по РЭБ – подполковник Керков Г.В. Кроме этого полка к концу 1954г. в составе ДА еще были сформированы три оаэ РЭБ (по одной аэ в составе каждой из трех Воздушных армий ДА). Однако в 19651 966 гг. все три оаэ РЭБ ДА были расформированы.


Бахметов Иван Васильевич С 1959 г. по 1974 г. – начальник службы РЭБ Гпавного штаба ВВС, с 1974г.по 1977г. – заместитель Начальника Главного Управления Генштаба по РЭБ, участник Великой Отечественной войны, лауреат Госпремии СССР


С 1967г. все полки ДА на самолетах Ту-16 имели единую организационную структуру: две аэ носителей и две аэ обеспечения на самолетах-постановщиках помех Ту-16П. Авиаполки на самолетах Ту-22К имели в своем составе одну аэ обеспечения на самолетах Ту-22П.

В 1 954-1 955 гг. в каждом из 7 авиаобъединений фронтовой авиации было сформировано по одной оаэ РЭБ на самолетах-постановщиках помех Ил- 28П, оборудованных станциями помех СПС-2 и автоматами АСО-28. В каждом бомбардировочном полку фронтовой авиации предусматривалось подразделение в составе от 4 до 8 самолетов-постановщиков помех Ил-28П с СПС-2 и АСО-28.

Отдельные авиачасти РЭБ, наряду с учебно-боевой подготовкой по планам своих командиров, принимали участие в стратегических и оперативно- тактических учениях, регулярно проводившихся по планам Генерального штаба, Главного штаба ВВС, штабов Групп войск и военных округов.

Во время ввода советских войск в Чехословакию в 1968 г. 477-й отдельный авиаполк РЭБ ДА успешно выполнил специальное задание военного руководства по обеспечению перебазирования авиационных частей двух воздушных армий на чехословацкие аэродромы. Предварительно, в рамках специально предусмотренных на территории стран Варшавского Договора (СВД) авиационных учений, в течение нескольких суток перед вводом войск самолеты полка РЭБ в учебных целях регулярно создавали помехи радиолокационным станциям системы ПВО СВД. Одновременно, в порядке подготовки к перелету перебазируемых авиачастей, проводилась доразведка и создавались помехи работавшим в тех же диапазонах частот радиолокационным станциям постов наблюдения и оповещения системы ПВО НАТО.

Наиболее интенсивные помехи этим РЛС были созданы в полосах пролета перебазируемых авиасоединений с началом ввода войск утром 22.08.1968 г. Помехи в сильной степени затруднили обнаружение и проводку прикрываемых советских самолетов, вследствие чего командование НАТО не могло своевременно оценить реально сложившуюся воздушную обстановку. В итоге перебазирование советских авиационных соединений и частей оказалось в большой степени неожиданным для военно-политического руководства стран НАТО.

В первой половине 50-х годов, в связи с формированием указанных выше отдельных авиачастей РЭБ, а также подразделений самолетов-постановщиков помех в полках фронтовой бомбардировочной и Дальней авиации, руководством Генерального штаба и командованием ВВС проведена необходимая работа по созданию структуры органов РПД в штабах авиационных объединений и соединений, по подготовке офицерских кадров и последующему укомплектованию ими органов РПД.

Начало развития Службы РЭБ в ВВС относится к декабрю 1950 г., когда при 5 отделе Главного штаба ВВС была создана специальная группа (в составе 3 офицеров) под разными названиями: группа радиомешания, группа радиотехнической разведки и помех, группа РПД. До 1954г. группой руководил инженер-майор Неонет А.П.

В 1954г. после расформирования 5 отдела ГШ ВВС упомянутая группа РПД была включена в штат Управления связи ГШ ВВС, состав группы увеличен до 8 офицеров. С 1954г. до 1959г. группой руководил инженер-полковник Сулимов Я.Т.

Основная работа Группы РПД заключалась в организации РЭП на учениях с участием объединений, соединений и частей фронтовой, Дальней и Военно-транспортной авиации, в разработке инструкций, рекомендаций, указаний по применению поступающих на вооружение ВВС новых образцов аппаратуры РЭП, отдельных самолетов, подразделений постановщиков помех и отдельных частей РЭБ. Важное внимание уделялось также организации тренировок летного состава в работе с бортовыми РЭС в условиях преднамеренных помех. Например, проводились тренировки штурманского состава в условиях воздействия помех на радионавигационные системы и радиолокационные бомбоприцелы.

В конце 1959 г. Группа РПД была выведена из состава Управления связи ГШ ВВС и преобразована в 9 отдел Главного штаба ВВС (в первой половине 60-х годов Отдел БРЭСП – борьба с радиоэлектронными средствами противника) с непосредственным подчинением Начальнику Главного штаба ВВС. Отдел возглавил кандидат технических наук инженер-полковник Бахметов И.В. (в дальнейшем генерал- майор авиации, заместитель Начальника Главного Управления Генштаба по РЭБ).

С ноября 1968 г. Отдел БРЭСП был реорганизован в Службу радиоэлектронного противодействия, а в дальнейшем в 70-х годах – в Управление радиоэлектронной борьбы ВВС, в 80-х годах – в Службу радиоэлектронной борьбы Главного штаба ВВС. Функции ее значительно расширились. Наряду с радиоэлектронным подавлением, на Службу РЭБ были возложены задачи по организации противодействия иностранным техническим разведкам (ПД ИТР) в мирное время, по противодействию техническим средствам разведки (ПД TCP) противника в военное время, по обеспечению радиочастотной службы и электромагнитной совместимости (ЭМС) радиоэлектронных средств, по организации боевой подготовки.

Поставленные задачи, начиная с 1 968 г. и в последующие 70-80-е годы, выполняли три (с 1976 г. четыре) отдела, которыми достаточно успешно руководили (в хронологическом порядке): оперативным отделом – полковники Ро- менский В.Н., Зевакин Г.В., Маспов В.А.; отделом боевой подготовки – полковники Хацкевич Н.А. и Ечин B.C.; отделом радиочастотной службы и ЭМС – полковники Бибиков В.Н. и Пуцилло П.П.; отделом ПД ИТР – полковники Гречаниченко В.М. и Ярин Ю.Е.

На должности заместителя Начальника Службы РЭБ работали полковники Спасибухов Н.И., Болотин Н.Н., Казимиров А.И., Яковлев Е.М., Степанов Ф.П.

В 70-80 годы Службой РЭБ руководил генерал-майор авиации Николенко Н.Ф., в 80-90 годы – генерал- майор авиации Артемов И.П., с 1994г.

– генерал-майор авиации Минаков В.И. За участие в разработке и внедрение перспективных образцов авиационной техники РЭП генерал-майорам авиации Бахметову И.В. и Нико- ленко Н.Ф. присуждена Государственная премия СССР.

В штабе Дальней авиации, как было указано выше, первым руководителем Отдела РПД был полковник Чернышев А.П. (в 50-е годы), в последующем в 6070-е годы – полковники Дельнов А.В. и Брондуков Е.Н. В составе Отдела РПД активно работали офицеры Сам- сиков И.Г., Серегин Е.Н., Ульченко Ю.С. и др.

В штабе ВТА работу по организации РПД возглавляли: в 60-е годы – полковник Болотин Н.Н., в 70-80-е годы – полковники Агеев В.А. и Копасов В.Д.

С целью подготовки офицеров-специалистов РПД для штабов объединений фронтовой авиации в 1954 г. и 1955 г. были организованы курсы по радиопротиводействию при ВВИА им. Н.Е. Жуковского и при Харьковском Высшем авиационном инженерном училище.

В подготовке офицеров-специалистов РЭБ, в разработке теоретических проблем РЭБ, учебников и специальных НИР большая роль принадлежит высшим военно-учебным заведениям ВВС.


Постановщик помех Ту-22ПП


Наиболее весомый вклад в этой области был внесен кафедрой РЭБ ВВИА им. Н.Е. Жуковского. Долгие годы кафедру возглавлял Заслуженный деятель науки и техники РФ, доктор технических наук, профессор полковник Вакин С.А. Им в соавторстве с доктором технических наук, профессором полковником Шустовым Л.Н. был разработан и в 1968 г. издан капитальный труд по радиопротиводействию и радиотехнической разведке. Опубликованный труд, отличавшийся глубоким содержанием, получил высокую оценку как отечественных, так и зарубежных(американских) специалистов, которые отмечали его «впечатляющие результаты».

В 1998 г. Вакин С.А. и Шустов Л.Н. опубликовали книгу «Основы радиоэлектронной борьбы», которая была переведена на английский язык и в 2001 г. издана в США.

Военно-воздушная академия имени Ю.А. Гагарина разрабатывала оперативно-тактические проблемы РЭБ и готовила офицеров-специалистов РЭБ для авиационных соединений и частей. Кафедрой РЭБ академии в 50-80-ые годы руководили: доктор военных наук, профессор генерал-майор авиации Пелюхов П.И., доктор технических наук, профессор полковник Васильев Б.В., кандидат военных наук, профессор полковник Теглев В.К. На кафедре в течение многих лет плодотворно работали офицеры-преподаватели Баталов Р.Ш., Гердов М.М., Жуков В.Н., Ильинский Н.Н., Лунякин В.А., Мельник В.М., Скробов И.С.

Кроме основной, преподавательской работы, сотрудники кафедры РЭБ академии вели научно-исследовательскую работу. При этом проведены ценные для авиационных частей исследования по обоснованию способов и тактических приемов боевого применения специальных самолетов- и вертолетов-постановщиков помех (в том числе в составе боевых порядков, в зонах боевых действий над территорией противника и над своей территорией) в целях групповой защиты самолетов, а также рекомендаций по применению средств РЭП с целью индивидуальной защиты каждого самолета.

Активное участие преподаватели кафедры принимали в разработке руководящих документов по организации и ведению радиоэлектронной борьбы в ВВС, а также в авиационных учениях: в период их подготовки, в ходе учений и особенно при подведении итогов, т.е. научных результатов учений.

В Военной академии Генерального штаба разрабатывались оперативно- стратегические проблемы РЭБ и готовились для наших Вооруженных Сил и армий дружественных стран командные офицерские кадры высших звеньев управления, включая офицеров (ге- нералов)-специалистов РЭБ. Основное внимание уделялось вопросам организации РЭБ в операциях стратегических и оперативных объединений, в том числе в воздушной операции, в стратегической операции на театре военных действий (ТВД), в боевых действиях авиационных объединений во фронтовых и армейских операциях.

В разработке специальных военно- научных трудов по организации РЭБ в операциях, учебников по РЭБ, отдельных статей в регулярно изд'аваемых сборниках трудов академии, а также в научно-исследовательских работах активное участие принимали преподаватели- авиационные специалисты РЭБ: бывший начальник кафедры РЭБ кандидат военных наук, доцент генерал- майор ИТС Ратц Б.Г., полковники Голиков В.И., Лобанов А.И., Любин М.Д., Мельник В.М.

Исследования, связанные с разработкой общей концепции РЭБ в ВВС, обоснованием тактико-технических требований к отдельным образцам и целым комплексам РЭБ для самолетов и вертолетов, проводились в рамках НИР и ОКР научно-исследовательскими институтами ВВС и Министерства обороны.

В составе ЦНИИ ВВС (во главе с его начальником доктором военных наук генерал-лейтенантом авиации Молотковым А.П.) такую работу в 6080 годы вели отделы под руководством полковников Попова М.П., Мельникова Ю.П., Горчицы Г.И. и Львова А.Н. в составе Управления во главе с полковником Бурлаковым П.Г.

Самые большие по объему и значительные по содержанию научные исследования в области РЭБ и испытания техники РЭП в интересах ВВС и других видов Вооруженных Сил проводил 5 ЦНИИИ МО, которым в 60-е годы руководил генерал-майор Ершов А.Г., в 70-е годы – лауреат Государственной премии, доктор технических наук, профессор генерал-лейтенант Кузнецов В.И. Заместителями начальника 5 ЦНИИИ МО в 60-80-е годы успешно работали полковники Кожевников Г.В., Струнский-Зленко В.Д. и Царьков Н.М., генерал-майоры авиации Пасынков В.В., Суворов Е.К. и Сухорукое Ю.С.

Испытаниями новых образцов авиационной техники РЭП занимались отделы под руководством полковников Панкова Б.Г., Педина И.В. и Селиверстова А.И. в составе Управления, которым руководили полковники Андреев Р.А. и Дьяченко И.П.

Следует отметить достаточно высокую оперативность выполнения научными сотрудниками 5 ЦНИИИ МО отдельных заданий Генерального штаба по разработке самолетной (вертолетной) и наземной техники РЭП. Так, например, в период обострения политического кризиса в районе Берлина в начале 60-х годов сотрудниками 5 ЦНИИИ МО в короткие сроки на базе самолетной станции помех СПС-2 была разработана наземная станция помех, предназначенная для подавления РЛС управления воздушным движением в районе Берлина.

В конце 60-х и начале 70-х годов также за относительно непродолжительной период с участием научных сотрудников 5 ЦНИИИ МО были разработаны и успешно испытаны наземный и вертолетный варианты станции помех, предназначенной для подавления полуактивных радиолокационных систем наведения зенитных управляемых ракет.

Разработка способов и тактических приемов боевого применения отдельных средств РЭП и целых комплексов РЭБ, а также соответствующих рекомендаций для летного состава, была возложена на Центры боевого применения фронтовой и Дальней авиации.

В интересах фронтовой авиации такая работа проводилась Центром боевого применения и переучивания

летного состава (ЦБП и ПЛС ВВС, г. Липецк. Отделом РЭБ этого Центра руководили полковники Зарубин В.Ф., Праслов Б.Д., Толстопятенко В.Ф. В составе отдела долгое время успешно работали офицеры: Герой Советского Союза Губанов А.А., Антонов И.П.,- Заиграев И.Г., Ломов В.А., Ревякин В.Н., Тюпанов В.И, Шпурик А.Н. Наряду с изданными рекомендациями для частей ВВС, были выпущены полнометражные учебные кинофильмы о средствах и способах боевого применения средств РЭП в целях преодоления ПВО противника.

В интересах Дальней авиации подобная работа проводилась сотрудниками Центра боевого применения ДА (г. Рязань). По тематике РЭБ плодотворно работали офицеры Резников С.Е. и Моерман В.М.

В штабах авиационных объединений (включая штабы воздушных армий и ВВС военных округов, ДА и ВТА, Главный штаб ВВС, а также штабы авиакорпусов ДА) наиболее важная оперативная работа офицерами-специалистами РЭБ выполнялась во время командно-штабных учений, когда в сжатые сроки необходимо было разработать обоснованные предложения по организации РЭБ для включения их в решение командующего на проведение операции (например, воздушной или фронтовой), а на основе этого решения – план РЭБ как составную часть общего плана операции. При этом требуется всесторонняя оценка радиоэлектронной обстановки, выбор объектов для радиоэлектронного подавления и огневого поражения, расчет необходимых сил и средств РЭБ, грамотное распределение самолетов-постановщиков помех в оперативно-тактическом построении авиаобъединения, формулирование задач для частей и подразделений РЭБ, доведение этих задач в виде распоряжений и указаний по РЭБ до авиационных соединений и частей, организация управления частями и подразделениями РЭБ.

В течение каждого учебного года офицеры РЭБ штабов авиационных объединений,соединений и частей занимались организацией учебно-боевой подготовки летного состава и офицеров штабов. Эта работа проводилась в соответствии с курсами боевой подготовки летного состава различных видов и родов авиации. Предусмотренные курсами боевой подготовки упражнения выполнялись экипажами самолетов как во время плановых повседневных полетов, так и при проведении специальных совместных учений ВВС и войск ПВО.

В качестве наглядного примера организации плановых повседневных полетов с применением самолетных средств РЭП можно назвать опыт проведения в Дальневосточном военном округе в течении каждого учебного года

(1958,1959 и 1960 гг.) совместных тренировок экипажей самолетов фронтовой и Дальней авиации с боевыми рас- четами(экипажами) командных пунктов и пунктов наведения истребительной авиации, соединений и частей радиотехнических войск, зенитных ракетных комплексов и ствольной ЗА Войск ПВО страны и войсковой ПВО округа.

По распоряжению Начальника штаба ДВО перед началом каждого учебного года, т.е. в ноябре-декабре предыдущего года, в этом штабе собиралась группа офицеров для разработки плана совместных тренировок авиации и войск ПВО в условиях радиопомех на очередной учебный год. Инициатором разработки такого плана и руководителем группы был начальник Отдела РПД штаба округа полковник Цыбин Ю.М., а из авиационных специалистов РПД в работе группы участвовали майор Любин М.Д. (от штаба воздушной армии) и майор Роменс- кий В.Н. (от штаба авиакорпуса ДА). В работе группы обязательное участие принимали также офицеры, представлявшие штабы родов войск (РТВ, ИА, ЗРВ и ЗА).

С учетом дислокации полигонов и радиоэлектронных объектов Войск ПВО страны, войсковой ПВО округа, истребительной авиации воздушной армии, намечались режимы создания активных и пассивных помех, маршруты и высоты полета самолетов-постановщиков помех Дальней и фронтовой авиации, а также прикрываемых ими самолетов. Планом определялся порядок своевременного оповещения участвующих в тренировках штабов (КП) объединений, соединений и частей о предстоящих полетах.

Совместные тренировки преследовали цель – ознакомить боевые расчеты (экипажи) КП, пунктов наведения ИА, РТВ, ЗРВ и ЗА с активными и пассивными помехами, выполнить соответствующие упражнения курсов боевой подготовки: с одной стороны – РТВ, ЗРВ, ЗА и истребительной авиации, с другой стороны – авиационных частей, подразделений и отдельных самолетов- постановщиков помех.

По распоряжению штаба ДВО в течение учебного года проводилась проверка выполнения плана совместных тренировок. При этом для офицеров штабов проверяемых объединений, соединений и частей практиковалось чтение лекций авиационными специалистами РПД на тему «Силы и средства РПД ВВС, способы и ожидаемая эффективность их применения в боевых действиях, на учениях и совместных тренировках».

Опыт работы офицеров-специалистов РЭБ в штабах объединений и соединений показывает, что главная задача их заключалась в организации применения сил и средств радиоэлектронного подавления с целью нарушения управления войсками и оружием ПВО противника. Поэтому до введения Службы РЭБ не являются случайными применявшиеся в течение многих лет (40-60-е годы) такие наименования органов РЭБ в штабах, как Управление (Отдел, Группа) радиопомех, радиомешания, радиопротиводействия (РПД), электронного подавления (ЭПД), борьбы с радиоэлектронными средствами противника (БРЭСП). Что касается другой составной части РЭБ – радиоэлектронной защиты (РЭЗ) РЭС с целью обеспечения устойчивого управления своими силами (войсками) и оружием, то соответствующие мероприятия по РЭЗ как в прошлое, так и в настоящее время, разрабатываются и проводятся в ВВС, как и в других видах Вооруженных Сил, главным образом по планам родов войск, специальных войск и служб.

Постоянно возрастающая роль радиоэлектронных средств, составляющих основу современных систем управления войсками и оружием ПВО противника, вызывает необходимость дальнейшего совершенствования авиационных средств РЭБ, а также уточнения взглядов на содержание радиоэлектронной борьбы и функции штабов по ее организации в операциях и боевых действиях ВВС.

В условиях современной войны дезорганизация управления войсками и оружием ПВО противника может быть достигнута только при условии комплексного применения средств радиоэлектронного подавления и огневых средств в сочетании с различными тактическими приемами. Для поражения радиоэлектронных объектов противника, наряду с другими огневыми средствами, широкое применение находит оружие, наводящееся на электромагнитное излучение РЭС. Такое оружие в ВВС зарубежных стран относят к средствам радиоэлектронной войны (РЭВ, согласно терминологии, принятой в США и странах Западной Европы).

Анализ уровня развития зарубежных и отечественных авиационных средств РЭБ в годы Второй мировой войны и в послевоенные ( особенно 5070 гг.) годы свидетельствует о явном отставании наших средств. Причем и в последние годы, несмотря на отдельные успешные разработкидехнологи- ческий разрыв в основном из-за финансовых затруднений не уменьшается. Так, например, наши самолетные станции активных помех ( для подавления РЛС ОНЦ), находящиеся на вооружении, уступали аналогичным зарубежным станциям по основным характеристикам: перекрываемому диапазону частот, излучаемой мощности, быстродействию. При этом наши станции помех отличались большими габаритами и массой, вследствие чего на самолетах-постановщиках помех количество устанавливаемых станций помех в 3-4

раза меньше, чем на зарубежных самолетах того же назначения. Наши самолеты-постановщики помех оснащены только средствами активных и пассивных помех, в то время как зарубежные, наряду с такими средствами помех, вооружены также ложными целями, а главное – двумя-четырьмя самонаводящимися противорадиолока- ционными ракетами типа «Шрайк», «Стандарт» ARM, HARM, «Мартель» AS- 37, «Корморан» AS-34 и т.п. Такие самолеты, согласно официальным взглядам военного командования США и стран НАТО, рассматриваются как средства радиоэлектронной войны. Планированием и организацией непосредственного боевого применения этих самолетов (комплексов), также как и средств РЭП, занимаются офицеры- специалисты РЭВ штабов авиационных соединений и частей (например, по опыту боевых действий американской и израильской авиации).

Таким образом, в радиоэлектронной борьбе с целью нарушения управления войсками и оружием противника используется не только радиоэлектронное подавление, но также и поражение радиоэлектронных объектов теми огневыми комплексами, в которых для наведения и самонаведения используются бортовые радиоэлектронные средства.

Опыт боевых действий авиации в локальных войнах в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке свидетельствует о том, что в результате радиоэлектронного подавления и поражения радиоэлектронных объектов ПВО противника самонаводящимся оружием (в сочетании с другими огневыми средствами и тактическими приемами) резко снижается эффективность всей его системы ПВО. Как следствие этого, резко сокращаются потери нападающей авиации. Так, например, потери американской авиации во Вьетнаме в 1970-1972 годы снизились в 5-7 раз и составили в среднем 1,7% (на 1000 с/ вылетов 17 сбитых самолетов). Потери израильской авиации в октябре 1973 г. составили менее 1%. При этом важно отметить, что достаточно высокая эффективность авиационных средств РЭБ достигнута при относительно небольших затратах. По оценке зарубежных специалистов, стоимость самолетных средств РЭБ не превышает 10-15% от всей стоимости самолета.

Имеющийся некоторый опыт боевого применения отечественных авиационных средств РЭП также характеризует в определенной степени их эффективность. Так, например, в войне на Ближнем Востоке 6 октября 1973 г. группа в"составе 120 сирийских самолетов, наносивших под прикрытием помех массированный удар по израильским войскам в районе Голанских высот, потеряла от огня ПВО лишь один самолет. Это было достигнуто в основном в результате поражения и подавления помехами израильских радиолокационных станций обнаружения воздушных целей, станций управления ЗРК «Хок», РЛС наведения истребителей, их средств радиосвязи и радионавигации. За успешную организацию боевого применения средств РЭП руководители авиационного отряда полковники Малахов A.Т. и Зарубин В.Ф. были награждены орденом Красной Звезды.

Учитывая достаточно высокую эффективность РЭБ при обеспечении боевых действий авиации, в частности, в локальных войнах в Юго-Восточной Азии и на Ближнем Востоке, командованием ВВС в конце 70-х и в 80-е годы были приняты меры по разработке перспективных средств РЭБ, по дальнейшему развертыванию частей и подразделений РЭБ. Так, в начале 80-х годов под руководством главного конструктора Карманова Ю.Т. при активном участии генерал-майоров авиации Николенко Н.Ф. и Архипова Н.А., полковников Яковлева Е.М. и Субботина

B.Н. разработаны и внедрены для индивидуальной защиты самолетов станции активных помех, основанные на принципах и методах цифровой обработки сигналов и формирования помех, что послужило толчком к созданию нового поколения перспективных средств РЭБ.

В период 1974-1984 гг. в составе ВВС были сформированы отдельные вертолетные эскадрильи РЭБ на вертолетах Ми-8ППА и Ми-8СМВ, отдельные авиаполки РЭБ на самолетах Су- 24П и Як-28ПП, наземные части РЭБ. Однако, во второй половине 80-х годов и в 90-е годы, в обстановке экономического развала страны, финансовых трудностей и сокращения Вооруженных Сил, значительно снижается процент оснащения самолетов и вертолетов современными средствами РЭБ, резко сокращается количество отдельных частей и подразделений РЭБ, происходит свертывание органов РЭБ (например, ликвидируются подразделения, заказывающие технику РЭБ). Были расформированы все отдельные авиационные полки РЭБ, в том числе самый подготовленный к решению боевых задач 226-й аап (бывший 477-й) РЭБ Дальней авиации. В бомбардировочных и разведывательных авиаполках ДА ликвидированы все штатные эскадрильи РЭБ на самолетах Ту-16П и Ту- 22П. Более чем на 50% сокращено количество отдельных вертолетных эскадрилий РЭБ, наземных частей и подразделений РЭБ во фронтовой авиации. Резко снизилось количество самолетов нового поколения, оснащаемых средствами и комплексами РЭБ индивидуальной защиты.

Для решения практических задач в такой обстановке представляется целесообразным определить наиболее важные направления РЭБ в интересах ВВС и других видов Вооруженных Сил.

О содержании радиоэлектронной борьбы. Важность этого вопроса обусловлена как возросшей ролью РЭБ в современной войне, так и существовавшими многие годы и сохранившимися до настоящего времени противоречиями в различных опубликованных материалах(2*), касающихся содержания радиоэлектронной борьбы, в том числе таких ее составных частей, как радиоэлектронная разведка в интересах организации и ведения РЭБ, поражение радиоэлектронных объектов противника, противодействие техническим средствам разведки противника.

Трудно, например, объяснить, почему до последнего времени (т.е. на протяжении 25 лет) в качестве составной части РЭБ не рассматривается радиоэлектронная разведка систем управления и РЭС противника. Действительно, без предварительной разведки таких радиоэлектронных объектов (выполняемой в основном разведывательными частями, а также подразделениями и средствами разведки частей РЭБ) невозможна организация радиоэлектронной борьбы в период подготовки боевых действий. А без исполнительной (непосредственной) разведки РЭС противника, выполняемой в основном с помощью разведаппаратуры комплексов радиоэлектронного подавления и комплексов самонаводящегося на излучение РЭС оружия, невозможно ведение радиоэлектронной борьбы в ходе боевых действий.

По вопросу о поражении радиоэлектронных объектов противника многие годы в наших военных кругах существовали два противоположных подхода. Один из них (в 50-е и первой половине 60-х годов, а также в 90-х годах) заключался в том, что поражение РЭС противника вообще не рассматривалось в качестве составной части РЭБ, а радиоэлектронное подавление предполагалось осуществлять в сочетании с поражением радиоэлектронных средств противника.

Другой подход (с середины 60-х и до 80-х годов) состоял в том, что составной частью РЭБ считалось поражение РЭС противника любыми средствами, включая даже ядерное поражение, захват и вывод из строя пунктов управления и РЭС противника. То есть повторялась трактовка ранее применявшегося термина БРЭСП, который по своему содержанию не является адекватным термину РЭБ. Именно поэтому в 70-е годы вместо БРЭСП введен термин РЭБ с одновременным переименованием (преобразованием)органов БРЭСП в Службу РЭБ. Однако, несмотря на отказ от термина БРЭСП, второй подход в качестве официального действовал вплоть до конца 80-х годов (т.е. на протяжении 25 лет). При этом, как и в первом случае, никакие огневые средства не рассматривались в качестве средств РЭБ.

2* К таким материалам, рекомендованным к изданию или опубликованным Управлением РЭБ Генерального штаба, относятся: том 7 Советской Военной Энциклопедии 1979г. и Военный Энциклопедический Справочник 1'983г. I статьи о РЭВ), а также не упомянутые здесь (по понятным причинам) официальные руководящие документы по профилю Управления РЭБ.


Постановщик помех Ми-8ППА


Более логичным был бы промежуточный вариант, заключающийся в том, что составной частью РЭБ, наряду с радиоэлектронным подавлением, является огневое поражение РЭС противника оружием, наводящимся на их электромагнитное излучение. По аналогии с зарубежными взглядами, такое оружие, например, американские ракеты типа «Шрайк» и HARM, отечественные ракеты типа Х-58П, Х-31 П, Х-22МП, а также их носители-самолеты с достаточным основанием можно отнести к средствам радиоэлектронной борьбы.

Важным дополнением к приведенным доводам могут послужить новые виды электронного (электромагнитного) оружия, которые были разработаны в США и готовились к боевому применению на Ближнем Востоке, в том числе в войне против Ирака весной 2003 г.

Электронное оружие в ближайшие годы может получить распространение в вооруженных силах других развитых стран, не исключая и ВС России. Учитывая радиоэлектронную природу, большую разрушительную силу и возможность поражения этим оружием как радиоэлектронных, так и нерадиоэлектронных объектов противника, есть основание расширить существующее оперативно-тактическое понимание содержания радиоэлектронной борьбы и в качестве ее составных частей рассматривать не только радиоэлектронное подавление и поражение РЭС противника самонаводящимися обычными огневыми средствами, но в перспективе также поражение радиоэлектронных и наиболее важных нерадиоэлектронных объектов противника электронным оружием, которое значительно усилит наступательную составляющую радиоэлектронной борьбы.

Изложенные соображения показывают, что содержанием радиоэлектронной борьбы следовало бы считать четыре составные части. Две из них – радиоэлектронное подавление и поражение радиоэлектронных объектов противника самонаводящимися огневыми средствами (а в перспективе также поражение их и нерадиоэлектронных объектов электронным оружием) – характеризуют наступательную сторону РЭБ. Оборонительную сторону РЭБ характеризует третья ее составная часть – радиоэлектронная защита своих радиоэлектронных средств и других объектов от радиоэлектронной разведки, преднамеренных и взаимных помех, от самонаводящихся огневых средств и от электронного оружия противника. Четвертой составной частью РЭБ, обеспечивающей три упомянутые составные части, является радиоэлектронная разведка радиоэлектронных средств (включая и средства РЭБ) противника в интересах организации и ведения РЭБ. При этом важной функцией Службы радиоэлектронной борьбы является координация мероприятий по всем ее составным частям, особенно мероприятий по радиоэлектронной защите своих РЭС, проводимых родами войск, специальными войсками и службами.


ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Рассмотренные в статье вопросы свидетельствуют о том, что, несмотря на большую работу, добросовестно (в рамках, установленных Управлением РЭБ Генштаба) проведенную специалистами РЭБ различных ведомств и учреждений, проблема радиоэлектронной борьбы в наших ВВС была и остается актуальной.

Учитывая и извлекая уроки из 60- летнего опыта становления и развития радиоэлектронной борьбы в ВВС, в настоящее время и в ближайшие годы (накануне поступления на вооружение ВВС самолетов пятого поколения) представляется весьма важным:

– выработать единое оперативно- тактическое понимание содержания радиоэлектронной борьбы и порядка ее организации в операциях и боевых действиях ВВС;

– уточнить направленность единой технической политики в области РЭБ, особенно при разработке современных авиационных средств радиоэлектронного подавления, самонаводящихся на излучение РЭС огневых средств и электронного оружия;

– преодолеть отставание отечественной авиационной техники РЭБ от аналогичной техники развитых зарубежных стран, в связи с чем первостепенное значение приобретает приоритетное развитие средств и комплексов РЭБ, приоритетное финансирование соответствующих НИР, ОКР и целевых программ, касающихся производства, испытаний, оснащения самолетов и вертолетов современными эффективными средствами РЭБ, развертывания в составе ВВС необходимой численности частей и подразделений РЭБ.


СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРЕ

Любин Михаил Дмитриевич. Полковник в отставке. Участник Великой Отечественной войны, на должности штурмана самолета АДД в 1944-1945 гг. принимал участие в нанесении ночных бомбардировочных ударов по объектам глубокого тыла противника.

После окончания в 1954 г. ВВИА им. Н.Е. Жуковского и 6-месячных курсов по радиопротиводействию (в той же академии) в течение 6 лет (1955-1960 гг.) служил старшим офицером по РЭП в штабе воздушной армии (на Дальнем Востоке), в течение 9 лет – старшим научным сотрудником 5 ЦНИИИ МО, в течении 3-х лет – заместителем начальника отдела Службы РЭБ в Главном штабе ВВС, около года (1970-1971 гг.) – заместителем начальника Службы РЭБ в штабе Группы Советских войск в Египте, в течение 9 лет – старшим преподавателем кафедры РЭБ Военной академии Генерального штаба.

После увольнения в запас в течение 9 лет работал научным сотрудником ЦНИИ МО.

Автор более 50 научных работ (двух книг, отдельных статей, разделов в трудах и учебниках по РЭБ академии Генерального штаба, в отчетах НИР).