Загрузка...



Ил-2 за кадром боя

Ил-2 младшего лейтенанта В. В. Титовича (872-й шап), поврежденный в бою огнем малокалиберной зенитной артиллерии. Самолет получил пять попаданий снарядов калибра 37 мм. Разбит руль высоты, разрушен правый лонжерон, вырвана правая пушка, сорваны задние бронелисты с кабины.


С самого начала боевого применения на фронте штурмовик Ил-2 зарекомендовал себя как очень прочный и «выносливый» боевой самолет. Многим летчикам он спас жизнь, сохраняя летучесть при таких повреждениях, которые для любого другого самолета были, что называется, «несовместимыми с жизнью». Нередкими бывали случаи, когда поврежденные в бою самолеты, выполнив нормальную посадку на свой аэродром, буквально разваливались на части или не подлежали ремонту по причине значительного количества больших и малых повреждений. Инженеры штурмовых авиаполков в отчетных документах указывали: «Было трудно представить, кок такие самолеты могли продолжать полет. Ясно было одно, летчики принимали все меры к тому, чтобы дотянуть до аэродрома, зная о крупных повреждениях самолета».

Например, 12 сентября 1941 г. при действии по автомашинам и танкам противника в районе г. Холм на Ил-2 майора Шуста из 62-го шап над целью прямым попаданием зенитного снаряда был разбит бомболюк и кассета мелких бомб. Бомбы начали рваться в самолете. Майор Шуст сразу же сбросил остатки бомб. Разрывами своих бомб «был сильно поврежден центроплан, разбиты все нервюры, вертикальная жесткость лонжеронов, весь силовой набор центроплана». Система аварийного выпуска шасси в результате повреждений вышла из строя. Тем не менее самолет был приведен на свой аэродром, где и произведена благополучная посадка на фюзеляж.

15 декабря 1942 г. командир эскадрильи 667-го шап 292-й шад старший лейтенант Кузнецов благополучно возвратился с боевого задания со следующими повреждениями от зенитного огня: снарядами пробиты


«На половине крыла, да на честном слове», так говорили о живучести Ил-2 советские летчики. Имея такие повреждения, штурмовик Ил-2 из 7-го гв.шап все же вернулся с боевого задания, лето 1943 г.


Крыло самолето Ил-2 (зав. № 301740) лейтенанта Острова из 820-го шап. В ходе ударо по аэродрому противника Харьков-Сокольники 6 мая самолет получил серьезные повреждения в результате прямого попадания малокалиберного зенитного снаряда. Однако штурмовик «остался на лету» и в дальнейшем Острову удалось довести и посадить самолет но свой аэродром. 6 мая 1943 г.


Ил-2 сержанта Захарова из 820-го шап после вылета для удара по немецкому аэродрому Харьков-Сокольники 6 мая 1943 г. На отходе от аэродрома его самолет был атакован парой Bf 109. В результате их атаки штурмовик получил повреждения, а сержант Захаров и воздушный стрелок сержант Белоконный легко ранены. Не остался в долгу и сержант Белоконный – меткой очередью из УБТ сбил один Bf 109.


центроплан, фюзеляж и правая плоскость крыла, перебиты тяга управления правым элероном и тросы управления рулем поворота, в левой половине руля высоты имелась пробоина размерами 50x60 см, поврежден лонжерон стабилизатора, пробиты покрышка и камера правого колеса шасси. После ремонта в ПАРМ-1 самолет ввели в строй.

22 августа 1943г. пара Ил-2 «охотников» от 6-го гшап была атакована четверкой истребителей Fw 190. В ходе завязавшегося воздушного боя самолет младшего лейтенанта Нечаева зав. No 1877841 получил свыше 100 пулеметно-пушечных пробоин. Полностью был отбит правый элерон, а в левом – имелась пробоина размерами 21x16 см. Совершенно разбита правая половина руля высоты. Поперечные размеры пробоины в киле достигали 40 см. Полотняная обшивка руля поворота оказалась сорванной. Лонжерон центроплана поврежден в нескольких местах. Напрочь отбит костыль. Пробиты пневматики колес и лопасти винта (одна из них отбита на 18 см). Имелось много пробоин и в планере самолета. Между тем Нечаев пролетел на нем 38 минут и произвел посадку на свой аэродром. Самолет списали.

Другой случай. При взлете на боевое задание 27 апреля 1944 г. младший лейтенант Онищенко из 949-го шап потерял направление и задел за верхушки деревьев. В результате на Ил-2 зав. № 301767 была полностью разрушена левая половина стабилизатора и руля высоты и сильно повреждена правая половина стабилизатора. Имея такие повреждения, летчик сделал два круга над аэродромом и нормально посадил самолет с бомбами (300 кг), 4-мя РС-82 и боекомплектом к пушкам и пулеметам.

На четырех самолетах Ил-2 из 211-й шад зав. № 1878647, 8753, 8777, 8795 в бою были повреждены тяги рулей высоты на 75% по сечению, но они все возвратились на аэродром и совершили благополучную посадку.

На Ил-2 зав. № 1878682 18 декабря 1943 г. прямым попаданием пробило отверстие в нижней передней броне диаметром 100 мм в результате были повреждены картер мотора и винт, но «благодаря затрате основной энергии снаряда на разрушение брони, мотор и винт получили сравнительно незначительные повреждения и самолет смог долететь до своего аэродрома».

Самолет Ил-2 летчика лейтенанта Беляева (6-я ВА) при подходе к цели был обстрелян зенитной артиллерией. Прямым попаданием снаряда в стабилизатор была разбита большая часть его левой стороны, правая сторона изрешечена осколками, сделавшими пробоины размерами 5-10 см. Фюзеляж получил много осколочных и снарядных пробоин разной величины. В центроплане имелись пробоины размерами 5-10 см. Обшивка центроплана на площади свыше 20% оказалась сорвана. Пробиты тяги управления щитками. Имелись многочисленные осколочные пробоины на консолях плоскостей. В общей сложности самолет имел 350 больших и малых пробоин. Тем не менее «Ил-2 летел, посадка произведена на своем аэродроме». При посадке переломился фюзеляж. Экипаж не пострадал.

От сильного зенитного огня над целью на Ил-2 старшего лейтенанта Крамарчука было «полностью разбито ребро обтекания правой стороны центроплана», в левой половине стабилизатора образовалась дыра площадью 1,5 м2 . Хвостовое оперение в полете сильно дрожало, что было заметно и с земли при проходе самолета на бреющем полете. Самолет был посажен на своем аэродроме.

В результате нескольких прямых попаданий зенитных снарядов в Ил-2 майора Вийка был поврежден передний лонжерон левого крыла, во многих местах осколками пробита обшивка центроплана – размеры пробоин 15-20 см снизу и 60-70 см – сверху, взрывной волной сорвана обшивка центроплана и консоли на площади 3 м2 . «Взорван патронный ящик и поврежден пулемет». Кроме того, оказались пробитыми «боковая броня заднего бензобака и сам бензобак, а также броня правого маслобака и правый блок мотора до силовых шпилек». Стабилизатор с правой стороны имел пробоину размером 40 см и много мелких. Пробиты покрышки и камеры колес шасси и костыля. После благополучной посадки майора Вийка на свой аэродром в самолете насчитали 200 больших и малых пробоин.


Самолет Ил-2 Героя Советского Союзо майора М.З. Бондаренко из 198-го шап на месте вынужденной посадки 8 июня 1943 г. после вылета для удара по аэродрому противника Сеща.


Самолеты Ил-2 возвращались на свои аэродромы и с такими повреждениями. На фото видна самодельная оборонительная установка и профили усиления фюзеляжа


Посадка самолета Ил-2 с поврежденными пневматиками зачастую заканчивалась полным капотом или постановкой самолета на нос


В 1-м штурмовом авиакорпусе на одном Ил-2 зенитным огнем была «оторвана» левая половина руля высоты, левая половина стабилизатора и руль поворота, но самолет вернулся. Полет выполнялся на скорости 260-270 км/ч по прямой без эволюций. Снижение и подъем осуществлялось только газом в вертикальной плоскости.

На другом самолете Ил-2 от огня зенитной артиллерии оказался перебит лонжерон руля высоты, разрушено 30% нервюр, сорвано 50% обшивки стабилизатора, поврежден киль, разрушен руль поворота. Тем не менее самолет выполнил посадку на свой аэродром на колеса.

В другом случае Ил-2 получил повреждения обеих половин руля высоты (на 45%) и стабилизатора (на 45%). Был полностью отбит руль поворота, перебиты троса триммера руля высоты. Самолет совершил нормальную посадку на свой аэродром.

Штурмовик летчика Тараканова «пришел с поля боя на свой аэродром с отбитой левой половиной стабилизатора и руля глубины». На самолете были повреждены правая половина руля высоты и руль поворота. В фюзеляже имелась пробоина размерами 0,5 м. Перебито управление рулем поворота и простреляны пневматики обоих колес шасси. При посадке на свой аэродром, «вследствие повреждения пневматиков и отсутствия рулей глубины, самолет поставлен на нос».

Самолет Ил-2, пилотируемый младшим лейтенантом Макагоном, при выполнении боевого задания в результате сильного зенитного огня «получил повреждения плоскостей, отбит правый элерон, отбита левая сторона руля глубины, поврежден стабилизатор, сорвана обшивка и разбиты нервюры руля поворота, перебит левый трос руля поворота, большие пробоины деревянной части фюзеляжа». При посадке на шасси на свой аэродром самолет разрушился. Экипаж не пострадал.


Вынужденная посадка Ил-2. Район Орла, 1943 г.


Благодаря отменной живучести Ил-2 летчикам-штурмовикам зачастую удавалось либо совершить вынужденную посадку на любой мало-мальски пригодной площадке, или же долететь на нем до своего аэродрома


Вынужденная посадка Ил-2. Видно, что фюзеляж получил серьезное повреждение в результате попадания зенитного снаряда.


Самолет Ил-2 младшего лейтенанта Макагона (1-й шак) после посадки на свой аэродром. В результате зенитного огня самолет «получил повреждения плоскостей, отбит правый элерон, отбита левая сторона руля высоты, поврежден стабилизатор, сорвана обшивка и разбиты нервюры руля поворота, перебит левый трос руля поворота большие пробоины деревянной части фюзеляжа». При посадке на шасси на свой аэродром самолет разрушился. На снимке правая плоскость самолета.


Не менее уникальный случай произошел в 233-й шад. При выполнении боевого задания самолет лейтенанта Прядько был поврежден прямым попаданием зенитного снаряда в фюзеляж между 11-ми 12-м шпангоутами. При посадке фюзеляж переломился. Самолет закончил пробег уже без хвостовой части. Летчик и воздушный стрелок остались целыми.

На самолете старшего лейтенанта Киселева из этой же дивизии на подходе к цели прямым попаданием зенитного снаряда была отбита консольная часть стабилизатора, левый руль высоты, обтекатель фюзеляжа, и поврежден дутик. Выполнив боевое задание, летчик привел самолет на свой аэродром и совершил нормальную посадку.

Самолет летчика Криворучко был атакован истребителями люфтваффе. В результате неоднократных атак истребителей пушечным огнем были повреждены рули высоты, перебиты лонжероны правого крыла и органы приземления. При посадке «вследствие ослабления конструкции и несущей поверхности» самолет разрушился. Экипаж отделался ушибами.

При выполнении боевого задания младший лейтенант Арнаутов над целью попал под сильный зенитный огонь. В результате его Ил-2 получил множественные повреждения: перебита тяга управления правым элероном, снесена обшивка правой половины крыла от 6-й до 9-й нервюры и от заднего лонжерона до ребра обтекания крыла. Летчику удалось благополучно довести и посадить самолет на свой аэродром.

При атаке аэродрома Сеща 8 июня 1943 г. на самолете Ил-2 майора Бондаренко из 198-го шап 233-й шад огнем истребителей противника (всего было выполнено 1 1 атак) был поврежден мотор, выбит весь внутренний набор киля, перебиты тросы управления рулем поворота. Руль поворота держался на одном нижнем шарнире крепления и не менял своего вертикального положения только за счет набегавшего воздушного потока. Кроме того, между торцом левого внутреннего элерона и плоскостью прошел снаряд и заклинил элерон развороченным дюралем. Вылетавший за воздушного стрелка капитан Бессмертнов в воздушном бою сбил один Fw190, но сам получил тяжелые ранения в голову и в обе ноги. Несмотря на столь тяжелые повреждения самолета, майору Бондаренко удалось дотянуть до аэродрома Красный Гай и произвести вынужденную посадку с убранными шасси.

30 октября 1943 г. самолет Ил-2 младшего лейтенанта Волкова из 952-го шап 311-й шад при выполнении боевого задания получил следующие повреждения: «осколками снарядов снизу между 11 и 10 шпангоутами пробит фюзеляж в диаметре 50 см, перебит задний лонжерон центроплана, нижняя полка левого шасси, разбита левая плоскость на 50% по всей площади, заклинен фонарь кабины пилота». Самолет произвел посадку на фюзеляж на своем аэродроме.


Этот самолет Ил-2 из 1-го шок получил повреждения обеих половин руля высоты (на 45%) и стабилизатора (на 45%). Полностью отбит руль поворота, перебиты троса триммера руля высоты. Самолет совершил нормальную посадку на свой аэродром.


Самолет Ил-2, поврежденный огнем зенитной артиллерии, после посадки на свой аэродром. Подобные повреждения встречались особенно часто


Срыв обшивки с деревянной плоскости самолета Ил-2 при попадании зенитного снаряда


На этом самолете Ил-2 от огня зенитной артиллерии оказался перебит лонжерон руля высоты, разрушено 30% нервюр, сорвано 50% обшивки стабилизатора, поврежден киль, разрушен руль поворота. Тем не менее самолет выполнил посадку на свой аэродром на колеса.


23 декабря 1943 г. на самолете Ил-2, пилотируемом летчиком 953- го шап 311-й шад старшим лейтенантом Сурковым, при выполнении боевого задания оказались перебиты на 75% тросы управления рулем высоты, двумя прямыми попаданиями зенитных снарядов разбит стабилизатор. В центроплане пробиты два отверстия диаметром до 40 см, каждое, перебиты основные стойки шасси. После выполнения задания самолет произвел посадку с убранными шасси в районе своего аэродрома.

В этот же день на Ил-2 командира эскадрильи 952-го шап майора Крамница зенитным огнем были отбиты концы двух лопастей винта по 25 см, «пробита передняя броня мотора», перебиты тяга правого элерона, троса триммера флетнера, заклинены рули высоты. С имеющимися повреждениями самолет произвел вынужденную посадку на свой аэродром.

Подобных примеров удивительной живучести самолета Ил-2 можно приводить бесконечное множество.

Важно отметить, что, судя по документам, высокую живучесть Ил-2 в полной мере использовали главным образом только опытные летчики. Например, в отчетных материалах дивизий 1-го шак (1942-43гг.) по этому поводу указывается: «Все возвратившиеся летчики имеют опыт боевой работы, являются командирами эскадрилий, их заместителями и командирами звеньев. Примеров возвращения на разбитых самолетах молодых летчиков зарегистрировано очень мало».

Анализ боевых повреждений Ил-2 из состава 1- го, 2-го и 3-го шак, 211-й, 230-й и 335-й шад, а так же 6-го гшап, полученных от огня истребителей и зенитной артиллерии противника в ходе боев в период с декабря 1942 г. по апрель 1944 г., показывает, что:

27% всех повреждений Ил-2 приходилось на консоли и центроплан (обшивка, нервюры, лонжероны),

25% – на хвостовое оперение и управление рулями,

20% – на фюзеляж (обшивка, стрингера, шпангоуты),

10% – на элементы конструкции шасси (пирамида, подкосы, цилиндры выпуска),

8% повреждений составляли пробоины лопастей и цилиндра перестановки шага винта,

4% – на мотор, капоты и маслобаки,

3% – на радиаторы,

3% – на кабины летчика и воздушного стрелка и задний бензобак.

Около 10% поврежденных самолетов Ил-2 отправлялись в ремонтные органы или списывались ввиду невозможности ремонта. Остальные 90% восстанавливались силами техсостава и полевых авиаремонтных мастерских.


Самолет летчика Криворучко (233-я шад) был атакован истребителями люфтваффе. В результате неоднократных атак были повреждены рули высоты, перебиты лонжероны правого крыла и органы приземления. При посадке, вследствие ослабления конструкции, самолет разрушился


Поврежденный пулями и осколками маслорадиатор самолета Ил-2


Самолет летчика Соболева из 46-го шап ВВС СФ на месте вынужденной посадки


При этом боевые повреждения составили 22,2% от общего количества самолето-вылетов, то есть примерно в каждом четвертом-пятом вылете Ил-2 получал повреждение.

Установлено, что пулевые, снарядные и осколочные повреждения маслорадиатора, мотора, водосистемы, пневматиков колес, системы выпуска и уборки шасси, бензобаков, тяг и тросов системы управления приводили к вынужденным посадкам на своей территории или аварии и поломке при посадке на свой аэродром после возвращения с боевого задания. Все остальные случаи повреждения Ил-2, как правило, приводили к благополучной посадке на свой аэродром.

Наиболее серьезные повреждения Ил-2 получал от атак истребителей: «Очередь огня, выпущенная истребителем, наносит большие поражения, так как снаряды поражают лонжероны стабилизатора, обшивку и шпангоуты фюзеляжа, лонжероны центроплана, воздушную систему, и в результате самолет требует длительного ремонта или списания, так как получается комплекс повреждений перечисленных частей самолета и его агрегатов». Кроме того, поражались задний верхний бензобак, расширительный бачок, лопасти винта, кабины пилота и воздушного стрелка, а также мотор «через бронекарманы».

От огня малокалиберной зенитной артиллерии попадания получали главным образом маслорадиатор, задний и нижний бензобаки, кабина воздушного стрелка, шасси, органы управления самолета, картер и блоки мотора.

Поражение штурмовиков Ил-2 огнем зенитных орудий средних калибров достигалось в основном осколками и редко вследствие прямого попадания снаряда.


Самолет Ил-2 лейтенанта Прядько (233-я шад) был подбит прямым попаданием зенитного снаряда в фюзеляж между 11 и 12 шпангоутами. При посадке фюзеляж в поврежденном месте переломился и самолет закончил пробег без хвостовой части. Экипаж не пострадал.


На самолете старшего лейтенанта Киселева (233-я шад) прямым попаданием была отбита консольная часть стабилизатора, левый руль высоты, обтекатель фюзеляжа и поврежден дутик. Выполнив боевое задание, летчик привел самолет на свой аэродром и совершил нормальную посадку.


У этого Ил-2 огнем зенитной артиллерии была отбита законцовка консоли крыла, но он долетел до своего аэродрома и благополучно сел


Важно, что повреждения, наносимые самолету зенитным огнем, в отличие от огня истребителей, «характеризуются разрушением только одного какого-нибудь элемента конструкции самолета вдоль его вертикальной оси: фюзеляж, плоскости, центроплан, хвостовое оперение, маслорадиатор, шасси, картер мотора». Повреждения от зенитной артиллерии легко ремонтировались в полевых условиях, так как «в этом случае выходит из строя лишь одна, редко больше, из перечисленных частей самолета или его агрегатов».

Опыт боевого применения Ил-2 на фронтах показал, что «бронекорпус не защищает от прямого попадания снарядов зенитной артиллерии среднего калибра и ниже высоты 1000 м от снарядов малокалиберной зенитной артиллерии». Пули нормального калибра и «осколки снарядов зенитной артиллерии на любом удалении броню не пробивают», оставляя в ней лишь вмятины.

Вместе с тем при прямом попадании малокалиберного снаряда или крупнокалиберной бронебойной пули броня пробивалась с последующим повреждением деталей мотора и поражением экипажа. Кроме того, имелись случаи пробития крупными осколками зенитных снарядов боковой брони кабины летчика.

Оказалось, что уязвимые от огня противника бронедетали имеют недостаточную толщину и, наоборот, отдельные места бронекорпуса либо вовсе не имеют попаданий, либо попадания в них бывают весьма редко и при таких углах и дистанциях стрельбы, которые позволяют значительно уменьшить толщину брони.

Обследование 184 бронекорпусов одноместных Ил-2, попавших в период с января 1942 г. по май 1943 г. на разделочные базы, показало, что 71% попаданий, относящихся к поражению от истребителей, приходятся на долю поперечной бронеплиты и только 29% – на продольную броню. Причем подавляющее число попаданий в бронекорпус соответствует атакам истребителей противника почти строго в хвост (до 20° от продольной оси самолета по горизонту и до 3-5° в вертикальной плоскости).


Разрушения корневой части консоли крыла самолета Ил-2 в результате попадания 37-мм осколочно-зажитательного снаряда.


Разрушения консоли крыла самолета Ил-2 в результате попадания 37-мм осколочно-зажигательного снаряда


Самолет младшего лейтенанта Арнаутова (233-я шад) после благополучной посадки на свой аэродром. При выполнении боевого задания над целью летчик попал под сильный зенитный огонь. В результате самолет получил множественные повреждения: перебита тяга управления правым элероном, снесено обшивка правой половины крыла


Разрушение консоли крыла самолета Ил-2 в результате двух попаданий 37-мм осколочно-зожигательных снарядов


Разрушение центроплана крыла самолета Ил-2 в результате попадания 37-мм осколочного снаряда


Наличие зазоров между подвижной частью фонаря кабины пилота и задней броней бронекорпуса приводило к тому, что при обстреле истребителями осколки разрывающихся снарядов проникали через эти зазоры в кабину и поражали летчика. Кабина летчика оказалась уязвимой еще и через форточки подвижной части фонаря кабины. Плексиглас легко пробивался пулями и осколками зенитных снарядов. Во всех случаях поражения бронекозырька фонаря кабины бронестекло разрушалось и своими осколками наносило ранения летчику. Бортовая броня кабины практически не спасала летчика при прямых попаданиях снарядов калибра 37 и 20 мм.

Бронекапот мотора не обеспечивал надежную защиту от снарядов и крупнокалиберных пуль как самого мотора, так и агрегатов и узлов моторной группы, особенно в районе выхлопных патрубков и бронекарманов передней и задней части мотора. При этом нижняя броня капота при попадании в нее снарядов, как правило, почти не пробивалась, а лишь давала трещины. Пробитие брони капота во всех случаях сопровождалось разрушением или повреждением блоков цилиндров, карбюраторов, масло- и водопроводов, расширительного бачка водосистемы, маслобака, маслофильтра и т.д.

Массу хлопот доставлял маслорадиатор, который располагался в бронекорзине под фюзеляжем самолета. Дело в том, что в летнее время при закрытых бронезаслонках температура масла начинала быстро расти, и уже через 6-7 минут полета летчики были вынуждены бронезаслонки открывать. В результате маслорадиатор часто поражался пулями и осколками при обстреле с земли. Более того, летный состав иногда вообще забывал закрывать бро- незаслонки на подходе к линии фронта. Боковые стенки бронекорзины и бронезаслонки не выдерживали попаданий малокалиберных снарядов. Причем в некоторых случаях бронекорзина вместе с маслорадиатором срывалась с посадочных мест.


Разрушения консоли крыла и посадочного щитка самолета Ил-2 в результате попадания 37-мм осколочно-зажигательного снаряда


Перебитая малокалиберным зенитным снарядом тяга руля высоты. Самолет совершил посадку на колеса на свой аэродром


Кабина летчика Ил-2 после пожара, вызванного попаданием 37 мм осколочно- зажигательного снаряда в нижний бензобак


Разрушение в консоли крыла самолета Ил-2 в результате попадания 20-мм фугасного снаряда


Разрушение консоли крыла самолета Ил-2 в результате попадания 20-мм фугасного снаряда


Кроме этого, на практике имелись случаи воспламенения самолета после повреждения маслорадиатора. Например, 12 февраля 1944 г. Ил-2 лейтенанта Побатаева из 198-го шап был атакован истребителями противника. В результате пулеметно-пушечной очереди «из маслорадиатора стало выбивать масло». Через минуту масло воспламенилось, пламя охватило фюзеляж. Побатаеву с большим трудом удалось благополучно произвести вынужденную посадку.

Отметим, что случаи поражения находящегося внутри бронекорпуса водорадиатора наблюдались весьма и весьма редко.

Недостаточная толщина бронирования Ил-2 в районе переднего и заднего бензобаков в некоторой степени компенсировалась наличием протектора на бензобаках и системы заполнения их нейтральным газом. По отзывам летного и технического состава протектор и нейтральный газ во многих случаях вполне оправдывали свое назначение. Однако при попадании в бензобаки малокалиберных снарядов баки, как правило, загорались и затем взрывались, при этом осколки, как от взрыва снаряда, так и от взрыва баков, проникали в кабину летчика со всеми вытекающими последствиями.

Наиболее опасными для Ил-2 являлись зенитные автоматы калибра 20-37 мм и крупнокалиберные пулеметы (13 мм). Причем бронебойные пули крупного калибра по бронепробиваемости оказались даже лучше 20-мм снарядов, да и скорострельность пулеметов была значительно выше пушечных установок. Средний процент пробития брони от огня малокалиберной зенитной артиллерии и зенитных пулеметных установок оказался почти вдвое выше, чем от огня истребителей. Характер пробоин бронекорпусов списанных штурмовиков Ил-2 (ввиду невозможности ремонта) позволяет сделать вывод, что угловой конус поражения Ил-2 при обстреле немецкой зенитной артиллерии не превышал в горизонтальной плоскости 20-25° к нормали и в вертикальной плоскости – 10-15° к нормали. То есть все попадания в бронекорпус Ил-2 от пушечно-пулеметного зенитного огня приходились исключительно на его боковую часть, тогда как поперечная броня, а также верхняя и нижняя части продольной брони попаданий от зенитного огня практически не имели.


Разрушения в борту кабины летчика самолета Ил-2 в результате двух попаданий фугасных снарядов калибра 20 мм


Разрушения на 12-мм задней бронеспинке самолета Ил-2 в результате попаданий двух 20-мм снарядов (одно с проломом брони)


Разрушения бронекапота мотора самолето Ил-2 в результате двух попаданий фугасных снарядов калибра 20 мм к пушке MG151/20


Разрушения на моторе самолета Ил-2 в результате попадания двух 20-мм фугасных снарядов к пушке MG151/20


В ходе специальных испытаний бронекорпусов Ил-2 на обстрел из немецкой пушки MG151/15 калибра 15 мм, проведенных в июле-августе 1942 г. на заводе № 125, были выявлены следующие особенности «работы» брони на самолете.

Так, при попадании в бронекорпус фугасных снарядов с дистанции свыше 100 м под углами к продольной оси самолета не более 30° задняя и боковые бронеплиты не поражались.

Боковые 6-мм бронеплиты из гомогенной брони марки АБ-1 не обеспечивали защиту при обстреле с дистанций до 400 м под углом более 20° к продольной оси самолета.

Цементованная броня марки ХД задней стенки бронекорпуса толщиной 12 мм вне конструкции самолета надежно удерживала бронебойный снаряд с дистанции 400 м в конусе до 40° от продольной оси самолета. Однако при обстреле этой же брони через обшивку самолета (в конструкции) с той же дистанции были получены поражения с проломами овальной формы.

В свою очередь, 12-мм гомогенная броня при обстреле ее внутри конструкции самолета показала ту же стойкость, что и цементованная броня такой же толщины.

То есть гомогенная броня в реальных условиях ее «работы» на Ил-2 в сочетании с элементами конструкции самолета была вполне равноценной по бронестойкости цементованной.

Дело в том, что при прохождении снаряда через элементы конструкции самолета (обшивка, бензо- и маслобаки, различного рода перегородки, трубопроводы, агрегаты и т.д.) его ось отклоняется от касательной к траектории. В результате снаряд встречает поверхность брони, установленной внутри фюзеляжа, под углом, значительно отличающимся по величине от угла обстрела (плашмя или под большим углом). В этом случае сказывается влияние хрупкого цементованного слоя, который для такой геометрии встречи снаряда с броней играет отрицательную роль.

Именно по этой причине немцы ограничились установкой на самолете Bf 1 09G-2 бронеспинки летчика толщиной всего 4 мм. Защитная система, состоящая из дюралевой поперечной перегородки, составленной из 27 дюралевых листов по 0,8 мм каждый, мягкого бензобака и собственно бронеспинки летчика, находясь внутри фюзеляжа, обеспечивала достаточное снижение эффективности бронебойных снарядов и крупнокалиберных пуль. Пули и снаряды, пробивавшие сначала дюралевую обшивку фюзеляжа, а затем дюралевую перегородку, проникали в мягкий бензобак и там задерживались.

При обстреле этой же системы вне конструкции самолета оказалось, что она обладает значительно меньшей стойкостью против пуль калибра 12,7 мм, и при этом получались сквозные пробоины в бронеспинке.

Между тем до самого окончания своего производства задняя стенка бронекорпуса Ил-2 выполнялась из цементованной брони.

Следует отметить, что качество брони не во всех случаях было одинаковым. На отдельных самолетах Ил-2 наблюдались случаи, когда осколочные и пулевые попадания приводили к повреждениям брони в виде трещин и даже отколов, что свидетельствует о недостаточной вязкости и прочности брони.

(Окончание следует)


Андрей ЮРГЕНСОН