Загрузка...



  • Обстановка на ТВД
  • Германская оборона
  • Прорыв
  • На Белград! (11–14 октября 1944 года)
  • Штурм города (14–20 октября 1944 года)
  • Итоги операции
  • Источники и литература
  • На земле Югославии

    (1944–1945 годы)

    Эта глава посвящена боевым действиям советских войск на территории Сербии. К осени 1944 года партизанские войска Национально-освободительной армии Югославии самостоятельно освободили большую часть территории своей страны. Однако самая крупная из национальных республик этой федеративной страны — Сербия и столица Югославии Белград все еще оставались под пятою оккупантов. Для разгрома немецких войск требовалась советская военная помощь, тяжелая техника и вооружение. Белградская стратегическая наступательная операция проводилась войсками 3-го Украинского и частью сил 2-го Украинского фронтов совместно с частями армии Югославии и войск Болгарии. Результатом ожесточенных боев стал разгром немецкой армейской группы «Сербия», освобождение восточных и северо-восточных районов Югославии с ее столицей Белградом и создание благоприятных условий для наступления на будапештском направлении.

    Обстановка на ТВД

    Летом 1944 года Германия оказалась в тяжелом положении. Красная армия неудержимо продвигалась вперед. Она разгромила немецкую группировку армий «Центр», вышла к Висле и восточным границам Пруссии. В Ясско-Кишиневской операции советские войска разбили немецкую группу армий «Южная Украина» и тем самым создали условия для нанесения удара по Германии с юго-востока в направлении Будапешта и Вены. Красная армия получила теперь возможность оказать непосредственную помощь народам Балканского полуострова в их борьбе за свое освобождение. К этому времени англо-американские войска прорвали немецкую оборону в Италии и 4 июня 1944 года овладели Римом. Два дня спустя десантной операцией в Нормандии был открыт Второй фронт. Развитие событий на различных театрах военных действий создавало условия для стратегического окружения Германии.

    В сентябре 1944 года Красная армия вышла к границам Югославии, где в то время против германских войск действовала достаточно мощная освободительная партизанская югославская армия, имевшая в своем составе 50 дивизий (около 400 тысяч бойцов). Произошла единственная в своем роде встреча Красной армии за все время ее освободительного похода. Можно сказать, в сердце оккупированной Европы ее встречала армия, которая сама внесла свой значительный вклад в дело уничтожения германских войск. Это была встреча двух союзников, которые больше трех лет сражались против общего врага и стремились к одной цели, несмотря на то, что их разделяли тысячи километров.

    В середине 1944 года Народно-освободительная армия Югославии (НОАЮ) добилась значительных успехов и захватила стратегическую инициативу на Югославском театре военных действий. Учитывая скорое начало решающей битвы на Балканах, Верховный штаб НОАЮ приступил к планированию первой фазы операции по полному освобождению страны. В соответствии с этим планом центр боевых действий следовало перенести в Сербию, военно-стратегическое и политическое значение которой к тому времени значительно усилилось.

    За несколько лет партизанской войны НОАЮ отразила семь крупных наступлений врага и расширила границы районов, освобожденных от германских оккупантов и их союзников. При Верховном штабе НОАЮ имелись военные миссии США и Великобритании, а советская военная миссия во главе с генералом Н. В. Корнеевым была аккредитована при Национальном комитете освобождения Югославии (приступила к выполнению своих обязанностей в феврале 1944 года. — Примеч. авт.). Союзники оказывали Югославии и материальную помощь. Например, специально выделенная для этих целей от СССР авиационная дивизия доставила югославским патриотам только с мая по сентябрь 1944 года 920 тонн различных грузов: вооружения, боеприпасов, обмундирования, обуви, средств связи, медикаментов.

    Но, несмотря на значительные успехи югославских народов в борьбе за освобождение своей родины, очистить всю страну от врага им не удалось. Слишком большое было неравенство сил, особенно в материально-техническом отношении. Народно-освободительная армия Югославии не имела тяжелого вооружения и танков, чтобы разбить немецкие войска. К сентябрю 1944 года все важнейшие города, основные железные и автомобильные дороги еще оставались в руках оккупантов. Только с выходом советских войск на болгарско-сербскую границу стало возможным изгнать врага со всей территории Югославии, В начале сентября руководитель партизанской армии маршал Тито обратился через советскую военную миссию к правительству СССР с просьбой о вступлении Красной армии в Югославию.

    Германское командование в полной мере осознавало тяжесть положения, в котором оказались немецкие войска и войска их союзников в Югославии. В целях создания фронта обороны против войск Народно-освободительной армии Югославии и южного фланга Красной армии главнокомандующий немецкими войсками на юго-восточном ТВД приказал своим частям в конце августа начать переброску отдельных соединений из Греции и Южной Югославии в Банат (область на границе с Румынией. — Примеч. авт.) и восточную часть Сербии, а именно: 4-й моторизованной полицейской (впоследствии панцергренадерской) дивизии СС — из Северной Греции в Банат, 1-й горнострелковой дивизии — из Санджака (область на границе с Черногорией. — Примеч. авт.) и Черногории к Нишу, 7-й горной пехотной дивизии СС «Принц Евгений» — из района Вишеграда также к Нишу, 92-й моторизованной бригады и 1-го пехотного полка дивизии специального назначения «Бранденбург» — из района Далмации к Вршацу и Бела-Црква, 11-й авиаполевой дивизии — из Атики к Белграду. Несколько позже (17 сентября) последовал приказ о переброске 117-й егерской дивизии из Атики в район восточнее Белграда. Необходимо отметить, что 11-я авиаполевая дивизия не прибыла в район Белграда, так как после смены власти в Болгарии действовала в Македонии, а 117-я егерская дивизия прибыла в Восточную Сербию не в полном составе.

    В это время на Балканах германское командование располагало следующими силами. Группой армий «Ф» командовал генерал-фельдмаршал фон Вейхс, который одновременно являлся и главнокомандующим немецкими силами Юго-Востока. Ему подчинялись 2-я танковая армия (танков в ней практически не было. — Примеч. авт.), дислоцировавшаяся в Хорватии, Боснии и Герцеговине, Черногории и Албании, группа армий «Е», действовавшая в Греции (с островами), и войска, находившиеся в Сербии (армейская группа «Сербия»). Кроме сухопутных войск в Греции имелись значительные немецкие морские и воздушные силы.

    Группе армий «Е» (которая в основном дислоцировалась в Греции) под командованием генерал-полковника Лера были подчинены: 68-й армейский корпус со штабом в Афинах (11-я авиаполевая дивизия в Атике, 41-я крепостная и 117-я егерская дивизии на Пелопоннесе); 22-й горный армейский корпус со штабом в Янине (104-я егерская дивизия в Западной Греции, 964, 966-я и 1017-я крепостные бригады на Ионических островах); 91-й армейский корпус со штабом в Салониках (4-я полицейская панцергренадерская дивизия СС и 963-я крепостная бригада в Северной Греции); боевое командование острова Крит (22-я пехотная и 133-я крепостная дивизии на Крите) и боевое командование южной части Эгейского моря (штурмовая дивизия «Родос»[138] и 967-я крепостная бригада на Родосе и соседних островах). Все эти войска насчитывали около 350 тысяч человек.

    Командующий германскими войсками в Сербии (армейская группа «Сербия») генерал Фелбер получил задачу организовать оборону на рубеже село Клисура (вблизи населенного пункта Власина на югославско-болгарской границе), Бела-Паланка, Кладово. Одновременно 22-я пехотная дивизия спешно перебрасывалась по воздуху с Крита в Салоники для действия в Македонии и для создания фронта обороны в нижнем течении реки Струма. Для руководства боевыми действиями в Македонии командующий группой армий «Е» назначил командующего войсками в Македонии генерала Шоерлена, подчинив ему 11-ю авиаполевую дивизию, выдвигавшуюся согласно ранее отданному приказу к Белграду.

    Части 11-й и 22-й дивизий организовали фронт обороны на рубеже Орфано, нижнее течение реки Струма, Ново-Село, Берово, Царево-Село, район между Крива-Паланка, Страцин, Буяновац и тем самым обеспечили коммуникации, ведущие из Греции через Македонию на север. Одновременно главнокомандующий войсками Юго-Востока подчинил группе армий «Е» 21-й армейский корпус, находившийся в Албании и Черногории. В 21-й армейский корпус входили 181, 297-я пехотные дивизии и 21-я горная дивизия СС «Скандербег»[139]. 11-я авиаполевая дивизия делала неоднократные попытки наступлением из района Куманово на север сбить части 13-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии и овладеть коммуникациями в долине реки Южная Морава. Долина реки Ибар использовалась немецкими войсками, находящимися в Греции и Македонии, для связи с войсками в Сербии.

    Для усиления войск в районе Белграда германское командование в конце сентября перебросило туда из Греции 18-й полицейский полк СС, а в начале октября — один полк спецдивизии вермахта «Родос». Кроме того, главнокомандующий войсками Юго-Востока в начале октября приказал спешно направить в район Белграда пять полковых групп: три — из группы армий «Е» (из 297, 104, 181-й дивизий) и две — из 2-й танковой армии (из 264-й и 118-й дивизий). Вследствие быстрого прорыва частей Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии в долину реки Велика Морава и к Белграду этим группам, кроме 750-го полка 118-й егерской дивизии, не удалось прибыть к месту назначения.

    Неблагоприятное для Германии развитие событий на Балканах заставило Гитлера 3 октября отдать распоряжение прекратить переброску частей с островов Эгейского моря, эвакуировать свои войска из Греции, Южной Македонии, Южной Албании и организовать оборону на новой «Голубой линии» по населенным пунктам Скадар, Скопле, село Клисура, где установить «локтевую» связь с обороной армейской группы «Сербия». Однако успешные действия Красной армии на Балканах и войск Народно-освободительной армии Югославии в Сербии сорвали эти планы Гитлера; он вынужден был отдать приказ на отход главных сил группы армий «Е» к Белграду, а 21-го армейского корпуса — в направлении населенных пунктов Скадар, Подгорица, Никшич, Мостар.

    К этому времени в составе Народно-освободительной армии Югославии насчитывалось 14 корпусов (50 дивизий), значительное количество бригад, партизанских отрядов и корпус народной обороны, в который входила одна дивизия и несколько бригад и батальонов. Корпус народной обороны Югославии (КНОЮ) был образован решением Национального комитета освобождения Югославии 15 августа 1944 года для поддержания порядка в тылу Народно-освободительной армии Югославии и на освобожденной территории.

    Структура Народно-освободительной армии Югославии была довольно своеобразной и отражала все этническое многообразие страны. В 1941 году в Югославии проживало 16 миллионов человек, из них: 6,5 млн сербов; 3,75 млн хорватов; 1,5 млн словенцев; 900 тыс. македонцев; 800 тыс. албанцев; 800 тысяч мусульман (славян, принявших ислам. — Примеч. авт.); 400 тысяч черногорцев; 400 тысяч венгров; 250 тысяч немцев и около 400 тысяч более мелких национальных меньшинств (чехов, словаков, румын, евреев и цыган). Сербы, черногорцы и македонцы были православными и писали на кириллице, а хорваты, словенцы, венгры и немцы — католиками и писали на латинице. Само югославское государство было создано 1 декабря 1918 года, как королевство трех равноправных наций: сербов, хорватов и словенцев (две последние нации ранее проживали в Австро-Венгрии), объединенных под властью сербской короны[140]. Территориальные приобретения стали наградой Сербии за участие в Первой мировой войне в составе победившего блока — Антанты. Однако несмотря на языковую общность, католическое меньшинство страны (особенно хорваты) стало бороться за создание национальных автономий. Сербское руководство старалось не допустить сепаратизма, и в октябре 1929 года было провозглашено единое государство южных славян — Югославия, граждане которой, вне национальной принадлежности, должны были называться югославами. Но эти косметические процедуры были более или менее действенными до начала Второй мировой войны. 6 апреля Югославия подверглась агрессии армий Германии, Италии, Венгрии и Болгарии. 15 апреля король, правительство и Верховное командование бежали за границу, уполномочив своих ставленников подписать акт о безоговорочной капитуляции, что и было сделано 17 апреля 1941 года в Белграде. После этого страна развалилась. На части территории Словении (аннексированной Германией), а также оккупированных Сербии и Банате (территория, прилегающая к Румынии. — Примеч. авт.) Германия установила свое военное управление. Италия присоединила к себе южную часть Словении, Сушак с прилегающим к нему районом, большую часть Далмации с далматинскими островами, район Которской бухты, оккупировала Черногорию, а область Косово и Метохию и Западную Македонию передала под гражданское управление так называемой «Великой Албании» (которая в свою очередь была протекторатом Италии). Болгария аннексировала Македонию, за исключением районов, вошедших в итальянскую зону, юго-восточную и меньшую часть Восточной Сербии и отдельные районы Косово. Венгрия оккупировала и аннексировала Бачку, Бараню, Междумурье и Прекомурье.

    Также на территории бывшей Югославии было организовано два независимых государства — Черногория под покровительством фашистской Италии и Хорватия — под немецким контролем. Последнее номинально являлось монархией во главе с королем Томиславом II и объединяло территорию Хорватии, а также Боснию, Герцеговину и Срем, где жили в основном мусульмане. Реально Хорватией управлял националистический вождь (поглавник) Анте Павелич. Кроме армии в его распоряжении были военизированные фашистские отряды усташей во главе со Славкой Кватерником. Усташи не только убивали евреев и цыган, но и развязали настоящий террор против титульного населения бывшей Югославии — сербов. Сербы, привыкшие к многовековой борьбе с турецкими завоевателями, начали партизанскую борьбу с врагами, тем более что покрытые густым лесом невысокие горы надежно прятали отряды Сопротивления. Стихийное движение партизан ширилось с каждым днем. Теперь вопрос встал о том, кто должен это движение возглавить. Сначала инициатива была за эмигрантским Лондонским правительством, которое хоть и отстаивало интересы единого югославского государства, но действовало недостаточно оперативно. Самым активным представителем этого крыла югославского руководства стал бывший полковник армии Драгомир (Дража) Михайлович (военный министр эмигрантского правительства), который после апрельской войны скрывался с группой офицеров в районе Равна-Горы. Он считал, что нужно сражаться с оккупантами, однако уже во время первых встреч с партизанами отстаивал мнение, что восстание началось преждевременно. Тем не менее от имени короля и эмигрантского правительства Михайлович стал формировать боевые отряды, получившие название четников. Однако немцы тоже не дремали. Чтобы снизить накал партизанской войны, они заменили свою администрацию (Комиссарское правительство) новым псевдонациональным сербским правительством генерала Милана Недича, которое сразу же приступило к созданию своих вооруженных отрядов (Сербская государственная охрана и Сербский добровольческий корпус). Часть объектов на территории Сербии доверили охранять Русскому охранному корпусу, сформированному из бывших белогвардейцев. Делалось все, чтобы гнев народа был выплеснут не на реальных оккупантов, а на их прислужников. В этот период эмигрантское правительство и его представители совершили ряд политических ошибок. Мало того, что Михайлович вел переговоры с Недичем, один из четнических воевод, Коста Милованович-Печанац, согласился сотрудничать с оккупантами. Классовые и имущественные предпочтения для четников были важнее общенациональных задач, что в условиях широкомасштабного террора против сербского населения лишало их возможности возглавить партизанскую войну.

    Совсем по-другому действовало руководство компартии Югославии.

    В начале мая 1941 года по инициативе Иосипа Броз Тито (хорвата по национальности. — Примеч. авт.) в Загребе было проведено совещание Коммунистической партии Югославии (КПЮ), в котором участвовали делегаты со всех концов страны. На совещании прежде всего было установлено, что партия сохранила свое организационное единство и, вопреки оккупации и разделу страны, продолжает свою деятельность как единственная всеюгославская патриотическая партия, что благодаря правильному поведению коммунистов в роковые апрельские дни 1941 года сильно возросло ее влияние и повысился авторитет, что рабочий класс во главе с КПЮ является единственной силой, которая в состоянии заботиться о судьбе Югославии и ее народов.

    Безусловно глава коммунистов Югославии Иосип Броз Тито был харизматическим лидером, страстно желавшим стать полновластным руководителем новой страны. Без опоры на титульное сербское население победа в войне с оккупантами (среди которых было много хорватов) не могла быть полной. Поэтому при ведении партизанской войны КПЮ учитывала прежде всего чаяния сербского населения. Для того чтобы привлечь на свою сторону остальные народы Югославии, руководство компартии декларировало возможность образования национальных автономий по советской модели. Уже летом 1941 года компартия Югославии возглавила вооруженную борьбу против многонациональных оккупационных сил и благодаря своим успехам в течение двух лет войны стала получать международное признание, которое окончательно оформилось 24 мая 1944 года. В этот день по требованию премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля королевское правительство Югославии в эмиграции ушло в отставку, а новым премьер-министром эмигрантского правительства стал доктор Иван Шубашич. По инициативе Англии Шубашич в сопровождении посла Стивенсона направился на остров Вис (Ставка коммунистического правительства страны — Национального комитета Антифашистского Веча Народного Освобождения Югославии — АВНОЮ), где на переговорах между маршалом Тито и Шубашичем 16 июня 1944 года было достигнуто соглашение. В нем предусматривалось создание нового королевского правительства из полностью демократических элементов, не скомпрометировавших себя сотрудничеством с оккупантами. Главная задача этого правительства заключалась в организации за границей оказания материальной помощи НОАЮ и согласовании деятельности правительства Югославии за границей с нуждами национально-освободительной борьбы. На основании этого соглашения правительство Ивана Шубашича вскоре объявило в Лондоне декларацию, в которой отдало должное признание НОАЮ и осудило всех сотрудников оккупантов в Югославии. Национальный комитет (правительство коммунистов. — Примеч. авт.) в свою очередь принял ряд обязательств, в том числе — не ставить вопрос об окончательной форме государственного строя до освобождения страны, когда этот вопрос будет решен самим народом.

    По приглашению командования союзных войск в Италии (там в Бари находилась основная авиабаза по снабжению сил НОАЮ. — Примеч. авт.), в августе 1944 года маршал Тито прибыл на Апеннины для согласования планов совместных военных операций. Там он встретился с Черчиллем, который добивался укрепления позиций короля и эмигрантского правительства. По инициативе маршала Тито переговоры были направлены на разрешение конкретных проблем, в результате чего была достигнута договоренность о проведении подготовки к созданию единого правительства, о запрещении возвращения короля Петра в страну до того, как народ примет окончательное решение о государственном строе, о помощи в вооружении НОАЮ тяжелым оружием (танками и артиллерией) и о включении кораблей королевского ВМФ в состав военно-морского флота НОАЮ. Во время ведения переговоров Черчилль подтвердил признание прав Югославии на Истрию, принадлежавшую в тот период Италии. Этот факт еще более укрепил возрастающую роль Национального комитета в жизни новой Югославии. Внутри самой страны коммунисты пользовались непререкаемым авторитетом и по советской модели строили Югославию как федерацию национальных республик. В 1944 году их стало шесть: Сербия, Хорватия, Словения, Черногория, Македония, а также Босния и Герцеговина (где проживали мусульмане и хорваты). В составе Сербии было две автономии: Воеводина с преимущественно венгерским и Косово — мусульманским албанским населением. Поэтому военные командования партизанских соединений были как центрального, так и «республиканского» подчинения.

    В непосредственном распоряжении Верховного штаба находились следующие соединения: 1-й Пролетарский корпус (1, 5, 6,17-я и 21-я дивизии), 12-й корпус (11, 16-я и 26-я дивизии), располагавшиеся в Западной Сербии и Шумадии; 2-й корпус (3, 29-я и 37-я дивизии и Приморская оперативная группа) — в Герцеговине, Санджаке и Юго-Западной Сербии; 3-й корпус (27, 28-я и 38-я дивизии) — в Восточной и 5-й корпус (4, 10, 39-я и 59-я дивизии) — в Западной и Средней Боснии.

    Под командованием Главного штаба Сербии находились 13-й корпус (22, 24, 46-я и 47-я дивизии), дислоцировавшийся в Южной Сербии; 14-й корпус (23, 25-я и 45-я дивизии) — в Восточной Сербии; 2-я Пролетарская дивизия — южнее Крушеваца и Оперативный штаб — в Косово и Метохии с группой бригад и отрядов в этой области и в Южной Сербии.

    Под командованием Главного штаба Македонии — 41, 42, 48-я и 49-я дивизии — в Западной и 50-я дивизия — в Восточной Македонии.

    Под командованием Главного штаба в Хорватии — 6-й корпус (12-я и 40-я дивизии) — в Славонии; 10-й корпус (32-я и 33-я дивизии) — в хорватском Загорье; 4-й корпус (7, 8-я и 34-я дивизии и Унская оперативная группа) — на Кордуне, в Бании и частью в Славонии; 11-й корпус (13, 35-я и 43-я дивизии) — в Лике, в Горски-Котар, на хорватском побережье и в Истрии; 8-й корпус (9, 19, 20-я и 26-я дивизии) — в Далмации и частью сил в Западной Боснии.

    Под командованием Главного штаба Словении — 7-й корпус (5-я и 18-я дивизии) — южнее Любляны; 9-й корпус (30-я и 31-я дивизии) — в западной части Словении и на словенском побережье; 4-я Оперативная зона (14-я дивизия и партизанские отряды) — в северо-восточной части Словении.

    Под командованием Главного штаба Воеводины — бригады и партизанские отряды — в Банате, Бачке, Среме и Баранье.

    Под командованием штаба военно-морского флота НОАЮ — части военно-морского флота на Адриатическом море.

    В боях по прорыву в Сербию, длившихся до начала сентября 1944 года, участвовали 3, 37-я и 1-я Пролетарская дивизии, а немного позже — 12-й корпус и 6-я Пролетарская дивизия Народно-освободительной армии Югославии. Ожесточенные бои проходили в долине рек Лим и Тара, на Камена Гора, в Синяевине, Дурмиторе и Пивска Планине.

    После выхода Оперативной группы дивизий НОАЮ на Копаоник германское командование, ожидая прорыва в этот район новых югославских частей, предприняло 12 августа наступление против соединений Народно-освободительной армии в Санджаке и северо-восточной части Черногории с целью воспрепятствовать их прорыву в Сербию. В этой операции, названной «Рибецал», со стороны Германии участвовали 1-я горная дивизия вермахта, 7-я горная дивизия СС, несколько полковых групп из 181-й немецкой, 24-й болгарской и других дивизий, 2-й полк дивизии «Бранденбург»[141], а также четники.

    Чтобы удержать инициативу в своих руках и осуществить перенесение боевых действий в Сербию, Верховный штаб Народно-освободительной армии Югославии отдал распоряжение 1-му Пролетарскому и 12-му корпусам не вступать в тяжелые затяжные бои, а беречь силы для прорыва в благоприятный момент в Сербию. Пользуясь разрывами в боевых порядках противника, 1-й Пролетарский корпус под командованием генерал-подполковника Пеко Дапчевича (он же — командующий 1-й армейской группой НОАЮ) с боями стал продвигаться на северо-восток по направлению к Сербии. В это время 12-й корпус (командир — генерал-майор Данило Лекич) двинулся с Пивска Планины на юго-запад, в Герцеговину, чтобы обходным маневром через юго-восточную часть Боснии снова выйти на Дрину и перейти в Сербию.

    После боев на Камена Гора и у Плевли 1-я Пролетарская дивизия (командир — полковник Васо Йованович) в ночь на 21 августа под прикрытием частей 3 7-й дивизии переправилась через реку Лим южнее Прибоя, разогнала четников и овладела Прибоем. В дальнейшем она разгромила четников на Златиборе и овладела населенным пунктом Чаетиной.

    Продолжая наступление, дивизия Васо Йовановича выбила части 24-й болгарской оккупационной дивизии из Златибора, овладела Палисатом и открыла себе дорогу в Западную Сербию. После освобождения Златибора дивизия получила задачу, маневрируя в этом районе, ожидать подхода 6-й Пролетарской дивизии, которая, форсировав реки Тара и Лим, в начале сентября также вышла в район Златибора и установила связь с 1-й Пролетарской и 37-й дивизиями. В это же время и корпус Данило Лекича, продвигаясь из Герцеговины в Сербию, после двенадцатидневного напряженного марша вышел к реке Дрина севернее Вишеграда. Отразив атаку частей 7-й немецкой горной дивизии СС[142], усташей и четников, корпус в ночь на 6 сентября переправился через Дрину и вышел к горе Тара, где соединился с частями 1-й Пролетарской дивизии. Днем раньше Верховный главнокомандующий приказал 11-й дивизии под командованием полковника Милоша Шилеговича из восточной части Боснии перейти в Сербию, в район горы Цер, и войти в состав 12-го корпуса.

    Таким образом, в начале сентября в Сербию прорвались девять дивизий Народно-освободительной армии Югославии. Была осуществлена первая часть плана Верховного штаба о перенесении центра тяжести военных действий в Сербию. Эти соединения получили возможность быстрого выхода в Шумадию, чтобы совместно с пятью дивизиями, которые находились там под командованием Главного штаба Сербии, полностью осуществить план Верховного штаба по освобождению Сербии. Возможность быстрого прорыва Народно-освободительной армии Югославии и Красной армии через Сербию в район Белграда создала угрозу группе армий «Е» оказаться отрезанной в Греции, а затем и уничтоженной.

    В это же время через территорию Болгарии в направлении Сербии в атмосфере всеобщего праздника двигались советские войска, и этому процессу есть свое объяснение.

    Несмотря на этническую и религиозную родственность болгарского и сербского народов, отношения между Югославией и Болгарией были традиционно напряженными, а также отягощались территориальными спорами. В надежде увеличить размеры своей страны болгарское царское правительство стало союзником Германии. Болгарские войска несли оккупационную службу в Греции и Югославии и высвобождали тем самым немецкие дивизии против СССР и его союзников. В Югославской Македонии (данные на лето 1944 года) находилась 5-я болгарская армия со штабом в Скопье. Она включала в себя 14, 15-ю и 27-ю пехотные дивизии, а также 4-ю кавалерийскую бригаду, В юго-восточной Сербии был размещен 1-й (оккупационный) корпус в составе пяти резервных дивизий (22, 23, 24, 25-й и 27-й). Штаб корпуса находился в городе Ниш, а дивизии были разбросаны по разным районам для борьбы с партизанами. В 1943 году 23-ю дивизию перебросили в Северную Черногорию, а 24-ю — в Восточную Боснию, где они и находились до смены власти в Болгарии. В греческой Западной Македонии и провинции Аэген с февраля 1944 года находился 2-й болгарский корпус (7, 26-я и 28-я пехотные дивизии), так что греческо-болгарские отношения в случае восстановления греческого национального правительства были бы отнюдь не радужными.

    Отношения Болгарии и СССР были еще более запутанными. Россия (с которой во всем мире ассоциировался Советский Союз. — Примеч. авт.) была для болгарского народа старшим братом, единственной великой славянской страной, безвозмездно освободившей болгарский народ от османского ига. Как бы то ни было, с подобным общественным мнением приходилось считаться любому болгарскому правительству. Именно поэтому болгарский царь Борис III категорически отказался отправлять свои войска в СССР для участия в боях против Красной армии. С другой стороны, с 1939 по 1944 год Германия являлась главным центром силы в Европе, и Болгария была вынуждена или присоединиться к германскому блоку, или стать оккупированной и расчлененной, как многие другие страны. Такова участь всех малых, «ограниченно суверенных государств». Болгария выбрала первое и, формально придерживаясь нейтралитета в войне с СССР, стала тыловой базой германской армии. Немецкое командование пользовалось аэродромами, морскими портами и железными дорогами этой страны для военных целей. Однако было очевидно, что новым мировым центром силы становится Советский Союз. Это государство смогло не только отразить нападение объединенных сил Западной Европы во главе с Германией, но и громило Третий рейх на всех фронтах, а также по праву сильного готовилось к переустройству Европейского континента. Царь Борис умер еще 28 августа 1943 года (то есть главного виновника втягивания Болгарии в нацистский блок уже не существовало. — Примеч. авт.), и для сохранения существующего государства правящим кругам достаточно было произвести косметические перестановки в кабинете, объявить о полном нейтралитете, а затем, с бегством немецких войск, без шума присоединиться к Антигитлеровской коалиции. Однако в СССР был другой социальный строй, и править новым государством должны были люди, доказавшие свою лояльность Советскому Союзу. Прежде всего, это были представители коммунистов — Болгарской рабочей партии (БРП) во главе с Г. Димитровым и В. Коларовым. БРП являлась основой Отечественного фронта (объединения партий социалистов и коммунистов), который вел борьбу с нацистами и существующим режимом. В распоряжении Отечественного фронта находилась Народно-освободительная армия — 11 бригад и 37 отрядов общей численностью 18 тысяч человек. Кроме того, существовали боевые группы, насчитывающие более 12 тысяч человек. Опираясь на эту силу, БРП рассчитывала захватить власть в результате вооруженного восстания при введении на территорию Болгарии советских войск.

    И вскоре смена власти состоялась. Несмотря на то что вновь созданное буржуазное правительство Багрянова 26 августа объявило о полном нейтралитете страны и вступило в переговоры с англо-американскими союзниками, советские войска уже стояли у границ Болгарии. По призыву ЦК БРП на заводах страны начались забастовки, которые переросли во всеобщую политическую стачку. Было сформировано еще одно правительство (старое ушло в отставку) Муравиева, который подтвердил, что Болгария будет строго соблюдать нейтралитет. Но это были только слова. Остатки немецких войск, отходившие из Румынии, продолжали свободно пребывать в Болгарии. В связи с создавшейся обстановкой советское правительство 5 сентября заявило, что «не только Болгария находится в состоянии войны с СССР, поскольку она и ранее находилась в состоянии войны с СССР, но и Советский Союз отныне будет находится в состоянии войны с Болгарией».

    Ставка Верховного главнокомандования приказала войскам 3-го Украинского фронта и Черноморскому флоту начать 8 сентября боевые действия против Болгарии, выйти 12 сентября на линию Руссе — Палатица — Карнобат — Бургас и здесь приостановить продвижение. Вопрос о дальнейшем наступлении Ставка предполагала решить в зависимости от развития внутриполитической обстановки в стране.

    Болгарская армия в тот период насчитывала 23 дивизии и 7 бригад, но войскам 3-го Украинского фронта формально противостояли лишь 4 дивизии и 2 бригады. Болгария имела свыше 400 самолетов. В Варне и Бургасе были сосредоточены свыше 80 военных судов немецкого и болгарского флотов.

    3-й Украинский фронт и Черноморский флот располагали значительными силами, способными подавить любое сопротивление. Однако исходя из внутриполитической ситуации в стране, было решено произвести демонстрационно-пропагандистскую акцию, чтобы без кровопролития помочь местным коммунистам из БРП произвести смену режима в Болгарии. Это было сделано следующим образом.

    4-й и 7-й гвардейские механизированные корпуса должны были войти на территорию Болгарии одними из первых. За две недели до ввода войск тыловики завезли в подразделения новенькое обмундирование, оно подгонялось по фигуре, чтобы у военнослужащих Красной армии был бравый вид. Танкисты, артиллеристы, водители заново окрашивали технику зеленой краской, в изобилии появившейся на складах, и подновляли тактические знаки. Советские войска должны были войти на территорию Болгарии как освободители, на этот раз — от немецкого ига, поэтому танковые орудия были зачехлены и «задраены» в походном положении.

    8 сентября 1944 года разведбатальон 4 гв. мк первым пересек румыно-болгарскую границу. На КП мехкорпуса с тревогой ждали первых радиосообщений о поведении военнослужащих болгарской армии. Но донесения превзошли самые оптимистические ожидания — при прохождении моторизованных колонн наших войск болгарские пограничники, выстроившись, отдавали честь солдатам Красной армии!

    Нечто подобное происходило и на других участках границы. Без всякого сопротивления на следующий день передовые части советских войск вышли на заданный рубеж. За два дня было пройдено 110–160 км. 4-й механизированный корпус в течение дня достиг района Варны, а 7-й мехкорпус — района Шумена, где и был остановлен. В дальнейшем распоряжением Генштаба Красной армии 7 мк был выведен из состава 3-го Украинского фронта и переподчинен 2-му Украинскому фронту. 4 мк, не останавливаясь, выступил на Бургас и к 16.00 9 сентября овладел последним, пройдя марш в 600 км.

    Наш флот во взаимодействии с наземными войсками вошел в порты Варна и Бургас. Болгарские корабли также не оказали сопротивления. Весь немецкий флот был затоплен по приказу германского командования. Немецкие моряки были взяты в плен. Вечером 9 сентября Ставка в соответствии с указанием Государственного Комитета Обороны приказала приостановить дальнейшее продвижение и закрепиться на достигнутых рубежах.

    В ночь на 9 сентября, согласно ранее разработанному плану, в Софии началось восстание антифашистских прокоммунистических сил Отечественного фронта. Отряды повстанцев арестовали регентов (После смерти в 1943 году царя Бориса на престол был возведен его малолетний сын Симеон. При нем был учрежден регентский совет, в состав которого вошли Б. Филов, Н. Михов и князь Кирилл. — Примеч. авт.), министров и других представителей монархически-буржуазных кругов. Болгарская армия не оказала никакого сопротивления, более того — многие ее соединения и части примкнули к восставшим. В этот же день было образовано правительство Отечественного фронта во главе с К. Георгиевым, где важнейшую роль играли коммунисты.

    Новое правительство незамедлительно приступило к реализации своей программы. Оно объявило войну Германии и последнему нацистскому сателлиту — хортистской Венгрии. Правительство распустило парламент, полицию, предприняло чистку госаппарата и перестройку армии, запретило пронацистские организации. Создавалась народная милиция. Болгарские войска эвакуировались из Греции и юго-восточных районов Югославии.

    Новая 450-тысячная Болгарская народная армия под командованием генерал-лейтенанта Ивана Маринова (5 отдельных армий, каждая из которых по мощи была эквивалентна советскому стрелковому корпусу, и некоторые отдельные соединения, например, бронетанковая бригада. — Примеч. авт.), поступили в оперативное подчинение советских войск. Теперь можно было начинать планирование операции в Югославии.

    К концу сентября штаб 3-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ф. И. Толбухина разработал окончательный план действий советских войск в Белградской операции. Начальнику штаба фронта генерал-полковнику С. С. Бирюзову было приказано согласовать его с планом Верховного штаба Народно-освободительной армии Югославии. 1 октября 1944 года план командования 3-го Украинского фронта был утвержден Ставкой Верховного главнокомандования.

    Ударная группировка фронта в составе 57-й армии (командующий — генерал-лейтенант Н. А. Гаген), 4-го гвардейского механизированного корпуса (командир — генерал-лейтенант В. И. Жданов), 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады полковника Н. И. Завьялова и 236-й стрелковой дивизии фронтового подчинения полковника П. И. Кулижского получила задачу прорвать приграничную оборону немецких войск в полосе от Дуная до Княжеваца и, сосредоточивая основные усилия в направлении населенных пунктов Заечар, Жагубица, Смедеревска Паланка, Белград, в тесном взаимодействии с войсками Народно-освободительной армии Югославии перерезать железные и шоссейные дороги, идущие к Белграду с юга, освободить столицу Югославии, разгромить основные силы белградской группировки противника и к исходу операции выйти на рубеж река Дунай, Обреновац, Крагуевац, Чичевац, Княжевац.

    В связи с тем, что вдоль болгаро-югославской границы тянутся труднопроходимые Западные Балканы, командование фронта решило обойти их с севера, на участке западнее Видин, Кула, и сосредоточить здесь главные силы. Восточно-Сербские горы предполагалось преодолеть в условиях тактической разобщенности корпусов и даже дивизий, что было вызвано недостатком дорог и их небольшой пропускной способностью. После выхода стрелковых войск в долину реки Велика Морава в сражение вводились подвижные войска фронта.

    Вспомогательный удар на нишском направлении наносила 2-я болгарская армия, которая наступлением из района Пирота на Ниш и Лесковац должна была совместно с 13-м корпусом Народно-освободительной армии Югославии обеспечить боевые действия 57-й армии и 14-го корпуса НОАЮ с юга. Боевые действия 57-й армии с севера обеспечивал 10-й гвардейский стрелковый корпус 46-й армии 2-го Украинского фронта, который получил задачу ударом через Вршац выйти к Белграду в районе Панчево.

    17-я воздушная армия (командующий — генерал-полковник В. А. Судец), соединения которой к исходу сентября 1944 года базировались в основном на аэродромы в районах Видина, Лома, Софии, получила задачу продолжать дезорганизовывать железнодорожные и автомобильные перевозки войск вермахта, уничтожать его живую силу и боевую технику на поле боя, на марше и в районах сосредоточения. Самолеты на аэродромах в Земуне, Нови-Саде, Борово должны были завоевать господство в воздухе, содействуя тем самым наступлению советских, югославских и болгарских войск. В состав 17-й воздушной армии входили: 136, 306, 189-я штурмовые, 295, 288, 194-я истребительные, 244, 262-я бомбардировочные авиационные дивизии, два разведывательных авиаполка. Кроме того, в оперативном подчинении армии находилась авиационная группа генерала А. Н. Витрука — 10-я гвардейская штурмовая и 236-я истребительная авиационные дивизии. Для надежного обеспечения боевых действий наземных войск, организации тесного взаимодействия с ними, четкого и непрерывного управления авиацией в ходе боя 17-я воздушная армия была разделена на две группы: северную и южную.

    Северная группа, базировавшаяся на аэродромы в районе Видина, обеспечивала боевые действия 57-й армии и 4-го гвардейского механизированного корпуса и состояла из трех штурмовых, двух истребительных и одной бомбардировочной авиационных дивизий и специальной разведывательной авиагруппы. Южная группа, которой предстояло поддерживать югославские и болгарские войска на нишском направлении, базировалась на аэродромы в районе Софии и состояла из штурмовой и истребительной авиационных дивизий. В штабы и на командные пункты 57-й армии, 4-го гвардейского механизированного корпуса, 1-й армейской группы, 13-го и 14-го корпусов Народно-освободительной армии Югославии и 2-й болгарской армии были направлены оперативные группы 17-й воздушной армии и авиационных соединений.

    Дунайская военная флотилия, которой командовал контр-адмирал С. Г. Горшков, получила задачу в период подготовки операции осуществить крупные оперативные перевозки войск и боевой техники, а в ходе операции высадкой тактических десантов и огнем корабельной артиллерии поддержать боевые действия сухопутных войск, наступавших вдоль Дуная.

    Войска 3-го Украинского фронта имели следующее оперативное построение. В первом эшелоне была развернута 57-я армия, имевшая все три стрелковых корпуса в линию. В своем составе 57-я армия имела следующие танковые соединения: 32 гв. мбр — 18 Т-34 (появилась в составе 3-го УФ в октябре 1944 года); 1891 сап — 12 СУ-76; 53 омцп — 10 Т-34; 1201 сап — 8 Т-34; 1202 сап — 17 СУ-76; 366 гв. тсап — 17 ИСУ-152. Также 57 А получила 262 омбон, оснащенный американскими плавающими машинами «Форд» GPA[143].

    Подвижную группу фронта составлял 4-й гвардейский механизированный корпус. Корпус действовал самостоятельно, не подчиняясь 57 А.

    В состав 4 гв. мк входили 36-я гвардейская танковая бригада, 13, 14, 15-я гвардейские мехбригады, 292-й гвардейский тяжелый самоходно-артиллерийский полк, 62-й отдельный мотоциклетный батальон и части обеспечения. 4 гв. мк были приданы: 230-й самоходно-артиллерийский полк, 42-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада, 140-й минометный полк, 58-й гвардейский минометный полк, 22-й зенитно-артиллерийский дивизион, 218-й инженерный батальон. 4 гв. мк к 7 октября 1944 года сосредоточился в районе Тишица, Громада, Избор, Малый Дреновец, где пополнил свой парк новой материальной частью: 110 Т-34/85 и 7 ИСУ-122. Конечно, в корпусе имелись и Т-34/76 различных модификаций, самоходные орудия СУ-85, а также бронеавтомобили М3А1 «Скаут» и БА-64. Автомобильный парк был очень разномастный и состоял из машин советского, немецкого и американского производства. Интересно отметить, что тактическая система обозначений в 4 гв. мк была достаточно оригинальна: соединения, части и подразделения отмечались изображениями фигур птиц и животных. Например, 36 гв. тбр символизировал медведь, 13 гв. мбр — олень, 15 гв. мбр — ласточка, 14 гв. мбр — слон, танкоистребительный артполк САУ — ящерица, а разведподразделения 62 омцб — жираф. Части 4 гв. мк к началу операции имели следующую укомплектованность артиллерией и минометами: 76-мм орудия — 23 ствола, 45-мм орудия — 26 стволов, 37-мм зенитных орудий — 20 штук, 120-мм минометов — 43 штуки, 82-мм минометов — 94 штуки, РС М-13 — 7 установок, 57-мм противотанковых орудий — 8 стволов. В частях усиления находились следующие артсредства: 24 122-мм гаубицы в 230 гап, 36 120-мм минометов в 140 мп, 24 установки РС М-13 в 58 гмп, 24 37-мм и 24 85-мм зенитных орудий в 22 зад, 42 76-мм и 27 57-мм ПТО в 42 иптабр (итого 409 стволов и 31 установка РС М-13). Перед операцией подразделения 22 зад и 42 иптабр были распределены по механизированным и танковой бригадам. 230 гап, 140 мп и 58 гмп частям не придавались и входили в резерв командира корпуса. Вместе с частями усиления 4 гв. мк имел 17 022 человека, 160 танков, 21 САУ, 31 БА, 409 орудий, 31 установку РС М-13, 674 пулемета, 15 710 винтовок и автоматов, 49 мотоциклов, 1038 автомашин, 130 радиостанций[144].

    В резерве фронта находились стрелковая дивизия и истребительно-противотанковая артиллерийская бригада. Кроме того, командующий фронтом в ходе операции передал в 57-ю армию часть сил из Софийской оперативной группы войск. Глубина операции советских войск планировалась в 250–300 км. В целях дезориентации противника относительно направления главного удара, сковывания его сил на флангах, воспрещения маневра силами и средствами как вдоль фронта, так и из глубины, план операции предусматривал разные сроки начала наступления. Первыми на белградском направлении должны были перейти в наступление левофланговые соединения 2-го Украинского фронта, а югославские и болгарские войска — на нишском направлении. Затем уже, после полного сосредоточения и развертывания, — основные силы 3-го Украинского фронта на своем направлении (Директива Ставки ВГК № 220233 от 1 октября 1944 года). Однако быстро меняющаяся обстановка впоследствии заставила внести коррективы в эти планы.

    Белградская операция проводилась в два этапа. На первом этапе (28 сентября — 10 октября) основную роль выполняла армия генерала Н. А. Гагена, действия которой имели решающее значение для развития наступления всего фронта. Армии предстояло прорвать оборонительный рубеж противника на болгаро-югославской границе, во взаимодействии с частями 14-го армейского корпуса Народно-освободительной армии Югославии полковника Радивоя Йовановича преодолеть сопротивление немецких войск в еще не освобожденных районах Восточной Сербии, овладеть перевальными участками дорог, выйти в долину реки Велика Морава, с ходу форсировать ее и, захватив на левом берегу плацдармы, обеспечить ввод в сражение подвижных войск фронта.

    Для решения этих задач командующий армией решил первоначально овладеть важными узлами дорог (Неготин, Рготина, Заечар), выводящими на направление главного удара фронта, установить тактическое взаимодействие с 75-м стрелковым корпусом и с корпусом полковника Радивоя Йовановича, надежно обеспечив свой правый фланг, развернуть наступление в западном направлении.

    75-й стрелковый корпус (74, 233, 299-я стрелковые дивизии), которым командовал генерал-майор А. З. Акименко, получив на усиление четыре артиллерийских и один самоходно-артиллерийский полки и батальон саперов, должен был развивать наступление в направлении населенных пунктов Штубик, Клокочевац, Рудна Глава, Пожаревац. 68-й стрелковый корпус (93, 113, 223-я стрелковые дивизии) под командованием генерал-майора Н. Н. Шкодуновича, усиленный пятью артиллерийскими полками, двумя дивизионами пушечной артиллерийской бригады, самоходно-артиллерийским полком и двумя инженерно-саперными батальонами, развивал наступление в направлении Рготина, Слатина, Жагубица, Петровац. 64-й стрелковый корпус (19, 52, 73-я гвардейская стрелковые дивизии) генерал-майора И. К. Кравцова, усиленный гаубичной артиллерийской бригадой, дивизионом пушечной артиллерийской бригады, пятью артиллерийскими полками, самоходно-артиллерийским полком, отдельным штурмовым батальоном и двумя батальонами саперов, наносил удар в направлении Заечар, Болевац, Парачин.

    На втором этапе операции (11–20 октября) войскам 3-го Украинского фронта во взаимодействии с 14-м корпусом НОАЮ предстояло перерезать основные коммуникации противника в долине реки Велика Морава, соединиться с войсками 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии и, развивая наступление на белградском направлении, совместно с ними окружить и уничтожить часть сил группы армий «Ф» и освободить столицу Югославии. Одновременно югославские и болгарские войска в тесном взаимодействии должны были овладеть крупными узлами дорог и мощными опорными пунктами Ниш и Лесковац и перерезать коммуникацию, по которой германское командование отводило свои войска с юга Балканского полуострова.

    Главная роль на втором этапе операции отводилась 4-му гвардейскому механизированному корпусу, усиленному фронтовыми резервами и частью сил 57-й армии. Им предстояло, вступив в сражение с рубежа реки Велика Морава, совместно с войсками 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии развить наступление на белградском направлении. Эти объединенные силы имели задачей освободить Белград. Значительная часть сил 57-й армии совместно с югославскими войсками должна была обеспечить с юго-востока и юга наступление на Белград. В соответствии с планом операции необходимо было организовать взаимодействие войск 2-го и 3-го Украинских фронтов, Народно-освободительной армии Югославии и болгарской армии. 1 октября 1944 года Ставка Верховного главнокомандования приказала командующему 3-м Украинским фронтом в деталях ознакомить с планом операции югославское Верховное командование.

    4 октября в Крайове состоялась встреча Верховного главнокомандующего Народно-освободительной армии Югославии маршала Иосипа Броз Тито с начальником штаба 3-го Украинского фронта генерал-полковником С. С. Бирюзовым. Во время переговоров в Крайову прибыла болгарская правительственная делегация. Вопрос об участии Болгарской народной армии в войне против Германии решился еще в середине сентября. В Крайове 5 октября 1944 года было подписано югославо-болгарское соглашение, которым Национальный комитет освобождения Югославии одобрил участие новых болгарских войск, находившихся в оперативном подчинении командования 3-го Украинского фронта в боях против немецких частей в восточных районах Югославии. Болгарским войскам, по плану операции, предстояло развивать наступление на трех направлениях: Пирот, Ниш; Кюстендил, Скопле; Горна-Джумая, Велес. На первом этапе операции они должны были в тесном взаимодействии с советскими и югославскими войсками разгромить передовые части 7-й горнострелковой дивизии СС «Принц Евгений», 11-й и 22-й пехотных дивизий и выйти на рубеж Ниш, Лесковац, Вране, Куманово. На втором этапе операции болгарские войска, нанося главный удар в направлении города Приштины, должны были совместно с югославскими войсками перерезать коммуникации противника в долине реки Ибар, разгромить его резервы, которые в ходе боя могли подойти в этот район.

    Германская оборона

    В отличие от планов советского командования, планы командования вермахта по отражению неизбежного удара могли опираться только на предположения и, как показали дальнейшие события, не отражали реального соотношения сил ни на главных, ни на вспомогательных направлениях наступления советских войск. Вместе с тем германские войска на территории Югославии перед началом Белградской наступательной операции представляли собой довольно грозную силу и сосредоточились в следующих группировках.

    На восточной югославской границе против частей Красной армии и новой Болгарской армии располагались: 4-я панцергренадерская полицейская дивизия СС — в Банате; части спецдивизии «Бранденбург» — у Вршаца и Неготина; 1-я горнострелковая дивизия вермахта — в районе Заечар, Бела-Паланка, Ниш; 7-я горнострелковая дивизия СС «Принц Евгений» — в районе Чачак, Крагуевац, Крушевац и на марше к Нишу; 11-я авиаполевая дивизия — в районе Царево-Село, Крива-Паланка, Куманово, Штип; части 22-й дивизии — в районе Струмицы (выдвигались от Салоник через Дойрани).

    В августе-сентябре 1944 года в движении из Греции находились 117-я егерская дивизия (ее передовые части находились у Джевджелии) и 104-я егерская дивизия (передовые части находились у Битоли). На остальной югославской территории располагались следующие соединения. 21-й горный армейский корпус: 181-я пехотная дивизия дислоцировалась в районе Подгорица, Бока Которска, Бар (часть сил в Скадаре); 21-я горная дивизия СС «Скандербег» — в Косово и Метохии; 297-я пехотная дивизия — в Струге и Дебаре (главные силы в Албании). 5-й горный корпус СС: 369-я легионерская дивизия «Дьяволы» занимала оборону в районе Требине, Дубровник, устье реки Неретва, Мостар, Невесине; 118-я егерская дивизия — на береговом участке моря между реками Неретва и Цетина; 13-я горная дивизия СС «Хандшар»[145] — в районе Биелина, Брчко. 15-й горный корпус: 264-я пехотная дивизия находилась в Задаре, Шибенике, Сплите и Дрнише; 373-я легионерская дивизия «Тигры» — в районе Книн, Грачац, Допи Лапац, Бихач; 392-я «Голубая» легионерская дивизия[146] — в районе Госпич, Оточац, Сень, Огулин.

    69-й армейский корпус специального назначения со своими основными силами — 1-й казачьей конной дивизией (две конные бригады по три конных полка каждая, конный артдивизион, танковая рота, службы снабжения) — двигался вдоль железной дороги Загреб — Славонски-Брод. 97-й армейский корпус: части 188-й запасной дивизии располагались в районе Постойна, Сежана (главные силы в Триесте); 71-я и 237-я пехотные дивизии — в Истрии, а части 18-й корпусной области — 438-я дивизия — в районе Крань, Целе, Дравоград (остальные части в Австрии).

    Военно-морские части базировались в Адриатическом море.

    Таким образом, в Югославии в конце сентября 1944 года находились 14 полных и 8 неполных немецких дивизий. Помимо этого, германское командование имело в своем распоряжении большое число различных батальонов и полков. Общая численность немецких войск составляла около 400 тыс. человек. Кроме того, в Югославии находились части пяти дивизий и другие подразделения венгерских войск. Их силы насчитывали до 30 тыс. солдат. Следовательно, общая численность оккупантов в Югославии, по уточненным данным, составляла около 430 тыс. человек.

    Значительную силу в Югославии представляли и войска местных союзников Германии:

    — военные силы независимого хорватского государства: 37 усташско-домобранских бригад и ряд мелких частей в Хорватии, Среме, Боснии и Герцеговине — всего около 150 тысяч человек;

    — четники в Сербии, Черногории и в некоторых районах Боснии, Герцеговины и Хорватии, где жили сербы, — всего около 60 тысяч человек;

    — «недичевская» сербская государственная охрана в Сербии — всего около 17 тысяч человек;

    — русский белогвардейский охранный корпус в Сербии — всего около 11 тысяч человек;

    — «баллисты» в Македонии, в Косово и Метохии — всего около 15 тысяч человек;

    — домобранство в Словении — всего около 14 тысяч человек;

    — мусульманская милиция в Боснии и Герцеговине — всего около 4 тысяч человек.

    Силы союзников Германии насчитывали 275 тысяч человек.

    Таким образом, общая численность войск вермахта и его союзников составляла около 700 тыс. человек.

    Ударной группировке 3-го Украинского фронта и войскам Народно-освободительной армии Югославии предстояло преодолевать не только яростное сопротивление противника, но и сложную горно-лесистую местность, которая в данном случае становилась невольной союзницей немецких войск. Германское командование хорошо использовало выгодную для себя местность и подготовило на ней довольно сильную, глубоко эшелонированную оборону. Основу ее составляли опорные пункты и узлы сопротивления. Крупные населенные пункты, такие как Радуевад, Неготин, Рготина, Заечар, Княжевац, Ниш, Пожаревац, Крагуевац, Крушевац, Кралево, расположенные на железных и шоссейных дорогах, были превращены в узлы сопротивления и подготовлены к круговой обороне. Особенно сильно был укреплен участок на стыке болгаро-румыно-югославской границы, по которому можно было обойти Западные Балканы с северо-запада, и на котором находился наиболее удобный проход через Восточно-Сербские горы. Подготовленный здесь мощный узел сопротивления состоял из сильно укрепленных опорных пунктов в Прахово, Радуеваце, Неготине, Рготине, Штубике и опирался на естественные оборонительные рубежи — реки Дунай и Тимок. На северо-восточных, восточных и юго-восточных склонах Западных Балкан и Восточно-Сербских гор, на путях вероятного движения советских войск были оборудованы многочисленные огневые позиции для пулеметов, артиллерии и минометов. Узкие горные дороги и ущелья были завалены каменными глыбами; мосты, переправы подготовлены к взрыву. У горных проходов были построены ДОТы и ДЗОТы, в расщелинах скрывались снайперы и автоматчики. Все оборонительные сооружения были прикрыты многослойным, многоярусным огнем, а подступы к ним заминированы. Противник широко применял завалы, мины нажимного и натяжного действия, рогатки, фугасы и различного рода «сюрпризы».

    По западному берегу реки Велика Морава был подготовлен промежуточный оборонительный рубеж, оборудованный стрелковыми ячейками полевого типа. Однако этот рубеж немецкие войска занять не успели. Лишь в местах переправ через реку имелось несколько пулеметных ДОТов и ДЗОТов, занятых гарнизонами. Армейская группа «Сербия» получила задачу, опираясь на эту оборону, прикрыть подступы к основным коммуникациям Лесковац — Ниш — Белград; Кралево — Белград и направление вдоль долины реки Ибар и обеспечить таким образом отход войск группы армий «Е» из южных районов Балканского полуострова.

    К моменту выхода 3-го Украинского фронта на югославскую границу против советских, югославских и болгарских войск в полосе от большой излучины Дуная (у Оршовы) до болгаро-греческой границы действовали соединения армейской группы «Сербия» и часть войск группы армий «Е». С воздуха их поддерживала оперативная группа люфтваффе «Юго-Восток», в составе которой насчитывалось около 200 самолетов. Остальные силы группы армий «Ф», югославские пронацистские формирования были скованы Народно-освободительной армией и партизанами Югославии.

    Части и соединения противника имели достаточный боевой опыт, были хорошо оснащены и подготовлены для действий в горах, укомплектованы кадровым личным составом. Так, 1-я горнострелковая дивизия до прибытия на болгаро-югославскую границу воевала в горах Кавказа, Албании и Черногории. Батальон «Глазер» состоял из немецких моряков, «сошедших» на берег после затопления своих судов на Дунае. Весь офицерский и унтер-офицерский состав сформированного 2 октября 1941 года русского охранного корпуса, которым командовал генерал Б. А. Штейфон, состоял из белогвардейцев, боровшихся против советской социальной системы. В сентябре 1944 года корпус имел по штату 11 197 человек и состоял из одного конного (1-й казачий полк генерала Зборовского) и четырех (со 2 по 5-й) пехотных полков. Он был вооружен трофейным, в основном чешским оружием, и охранял железные дороги и коммуникации на территории Сербии.

    Германское командование создало три группировки, прикрывавшие основные направления. Группировка в районе Пожареваца контролировала выходы из районов Видина и Турну-Северина на Белград вдоль правого берега Дуная. Войска, опиравшиеся на горный хребет у населенных пунктов Заечар, Неготин, Жагубицы, прикрывали выходы к реке Велика Морава. Группировка в районе городов Ниш и Лесковац должна была обеспечивать связь с войсками вермахта, отходившими из Греции.

    Советское командование, стремясь добиться на направлении главного удара решающего превосходства над противником, пошло на смелое массирование сил и средств. Ударная группировка 3-го Украинского фронта, усиленная двумя артиллерийскими дивизиями прорыва и 37 отдельными артиллерийскими и минометными полками, поддержанная 17-й воздушной армией и Дунайской военной флотилией, вместе с 1-й армейской группой и 14-м корпусом НОАЮ имела значительное превосходство над противостоящим противником как по численности войск, так и по количеству и качеству боевой техники и вооружения. Все это во многом предопределило успешное осуществление Белградской операции.

    Прорыв

    Планируя Дебреценскую наступательную операцию — первую операцию советских войск по освобождению Венгрии, командующий 2-м Украинским фронтом в соответствии с указаниями Ставки ВГК решил 46-ю армию, ранее находившуюся в составе 3-го Украинского фронта, не перенацеливать с белградского направления. Главным ее силам предстояло выйти в район Тимишоара, Петровград, Бела-Црква с целью решить двуединую задачу: содействовать войскам 3-го Украинского фронта и Народно-освободительной армии Югославии в освобождении восточных районов Югославии, создать непосредственную угрозу коммуникациям противника, по которым шла эвакуация его войск с юга Балканского полуострова.

    Левофланговому 75-му стрелковому корпусу этой армии ставилась задача выйти на рубеж Доли Милановац, Клокочевац, Штубик, Неготин, Радуевац, закрепиться на нем и обеспечить таким образом выход на болгаро-югославскую границу и боевое развертывание главных сил 57-й армии 3-го Украинского фронта, которые в это время спешно выдвигались из глубины болгарской территории.

    К исходу 27 сентября 1944 года передовые отряды 57-й армии вышли на линию Брегово, Косово, Шишенцы и на отдельных направлениях завязали бои местного значения в целях уточнения группировки и намерений противника. Всеми видами разведки было установлено, что передний край обороны противника от Брза-Паланки до южной окраины Радуеваца проходит по правому берегу Дуная, затем по левому берегу рек Тимок и Бели Тимок до Княжеваца.

    Непосредственно перед фронтом 57-й армии, на участке Дони Милановац, Вратарница, действовали части 1-й и 7-й горнострелковых дивизий, спецдивизии «Бранденбург», два полка русского белогвардейского охранного корпуса, отдельный батальон «Глазер», пять охранных батальонов, саперный батальон и зенитный дивизион. Они имели около 500 орудий и минометов, 40 танков и штурмовых орудий.

    Германское командование, ожидая выхода войск 3-го Украинского фронта на болгаро-югославскую границу не ранее 10 октября, решило сорвать планомерность этого оперативного маневра. С этой целью немецкие войска 25 сентября в излучине Дуная, в районе Турну-Северина, нанесли сильный удар по соединениям 2-го Украинского фронта, потеснили их, вышли к реке (Дунаю) и создали серьезную угрозу плацдарму 75-го стрелкового корпуса на Дунае. Чтобы помочь правофланговому соседу, командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин решил, не дожидаясь сосредоточения всех сил 57-й армии, 28 сентября нанести контрудар по противнику уже вышедшим на болгаро-югославскую границу 68-м стрелковым корпусом и совместно с 75-м стрелковым корпусом уничтожить его. Ставка ВГК одобрила это решение и для надежности его реализации передала 75-й стрелковый корпус в состав армии генерала Н. А. Гагена, обязав последнего разгромить противника в районе Неготина и овладеть рубежом Дони Милановац, Заечар.

    113-я и 93-я стрелковые дивизии 68-го стрелкового корпуса получили приказ ударом в северо-западном направлении овладеть опорными пунктами врага в Кобишнице и Неготине, установить тактическое взаимодействие с 75-м стрелковым корпусом и совместно с его 299-й стрелковой дивизией генерал-майора Н. Г. Травникова и Дунайской военной флотилией уничтожить группировку противника в районе населенных пунктов Неготин и Штубик. 223-я стрелковая дивизия полковника А. Г. Сагитова, наступавшая на левом фланге корпуса, должна была в это время очистить от противника узлы дорог Рготина, Слатина, перехватить дороги, идущие с юга от Заечара, и воспретить таким образом подход резервов противника в район Неготина. К исходу 2 октября частям 75-го и 68-го стрелковых корпусов надлежало прочно овладеть рубежом Дони Милановац, Клокочевац, Поповица, Табаковец и далее по реке Тимок до Заечара. 64-й стрелковый корпус сосредоточивался в это время в районах юго-восточнее Заечара в готовности нанести удар в направлении Заечар, Вратарница.

    Наступление правофланговых корпусов поддерживала авиация 17-й воздушной армии, базирующаяся на населенный пункт Лом. Авиации Софийского аэродромного узла предстояло обеспечивать боевые действия 64-го стрелкового корпуса. 13 сентября 1944 года Ставка ВГК дала указание перебазировать в район Софии часть сил 17-й воздушной армии. Им предстояло прикрыть болгарскую столицу с воздуха и во взаимодействии с наземными войсками воспрепятствовать вторжению в Болгарию немецких соединений из Греции и Югославии.

    Приграничное сражение. В ночь на 28 сентября 1944 года войска 3-го Украинского фронта пересекли болгаро-югославскую границу и вступили на землю Югославии. С наступлением темноты передовой отряд 113-й стрелковой дивизии полковника Л. Ш. Мухамедьярова покинул село Брегово и двинулся к пограничной реке Тимок. Рассеяв немногочисленные патрули противника, подразделения переправились через реку вброд и вскоре заняли станцию Мокраня. Однако дальнейшее продвижение из-за сильного огня пришлось приостановить. Утром в район Брегово подошли главные силы этой дивизии. В полдень 28 сентября после короткого, но мощного артиллерийского налета части 113-й стрелковой дивизии перешли в наступление в направлении населенных пунктов Кобишница и Неготин. Совершив обходный маневр и полуокружив гарнизон в Кобишнице, два полка дивизии сломили сопротивление противника и к исходу дня овладели этим опорным пунктом.

    Освободив Кобишницу, советские войска устремились к Неготину. Германское командование, придавая этому городу большое значение как крупному узлу дорог и важному опорному пункту, прикрывающему правый фланг и тыл ударной немецкой группировки в большой излучине Дуная, стремилось любой ценой удержать его в своих руках. Получив сведения о начале наступления советских войск с рубежа реки Тимок, оно начало спешно перебрасывать в район Неготина крупные подкрепления. Авиаразведка доносила, что колонны войск противника непрерывно идут с севера и юга. Фронтальная атака города могла привести к излишним потерям и снижению темпов наступления. Поэтому было решено обойти город с северо-запада и овладеть им комбинированной атакой с двух сторон. Одновременно Дунайская флотилия под командованием контр-адмирала С. Г. Горшкова должна была высадить десант в тылу врага, в порту Радуевац, а затем совершить нападение на Неготин с этого направления. Если десант удастся, было намечено высадить десант у Прахово и воспрепятствовать отходу противника из Брза-Паланки на юг.

    Для обеспечения наступления привлекались восемь артиллерийских полков, штурмовая инженерная бригада, два полка гвардейских минометов. К району боевых действий подошли главные силы Дунайской военной флотилии. Кроме того, командующий 3-м Украинским фронтом Маршал Советского Союза Ф. И. Толбухин получил указание Ставки для разгрома группировки противника в районе Неготин, Дони Милоновац привлечь две трети авиации фронта, а также 236-ю истребительную и 10-ю гвардейскую штурмовую авиационные дивизии, предназначенные для передачи Народно-освободительной армии Югославии.

    В ночь на 29 сентября десантный отряд, сформированный из состава Керченской бригады речных кораблей, подошел к устью реки Тимок и принял на борт бронекатеров автоматчиков из 93-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник С. В. Салычев. Общее руководство высадкой десанта в Радуеваце возлагалось на командира бригады Героя Советского Союза капитана 2-го ранга П. И. Державина. Командиром высадки был назначен командир 1-го гвардейского дивизиона бронекатеров капитан-лейтенант С. И. Барботько.

    Десантный отряд в 03.00 двинулся вверх по Дунаю и через час достиг пункта высадки. Под прикрытием огня корабельной артиллерии автоматчики внезапно атаковали Радуевад и вскоре овладели им. С рассветом десантники развернули наступление, обходя Неготин с северо-востока. Воспользовавшись успехом десанта и замешательством противника, в наступление перешли главные силы 68-го стрелкового корпуса, которые стали обходить Неготин с севера и юга. Во второй половине дня сопротивление противника усилилось. Перебросив часть сил из района Брза-Паланка, Каменица, германское командование предприняло контратаки, сдерживая продвижение советских войск. Однако, усилив свою неготинскую группировку, противник ослабил нажим на подразделения 75-го стрелкового корпуса, которые вскоре восстановили положение и развернули наступление навстречу частям 68-го стрелкового корпуса.

    К полудню 30 сентября части 113-й стрелковой дивизии подошли к окраине Неготина. Командир дивизии полковник Л. Ш. Мухамедьяров решил перед штурмом города уточнить группировку неприятеля и расположение его огневых средств. Разведгруппа 1292-го стрелкового полка во главе с опытным разведчиком Б. М. Носовым скрытно проникла в город, собрала ценные сведения о противнике и, захватив трех пленных, возвратилась в свою часть. Эти сведения помогли артиллеристам и летчикам подавить огневые средства врага.

    Неоценимую помощь частям дивизии оказали бойцы и офицеры 1202-го самоходно-артиллерийского полка. В уличных боях за Неготин экипажи самоходных установок сопровождали атакующую пехоту как танки непосредственной поддержки, ведя за собой стрелковые подразделения от одного квартала к другому. К исходу дня части 68-го стрелкового корпуса во взаимодействии с 75-м стрелковым корпусом, Дунайской военной флотилией и 1-м батальоном 9-й бригады 23-й ударной дивизии Народно-освободительной армии Югославии овладели городом Неготин. Корпуса соединили свои фланги и получили возможность развивать наступление совместными усилиями.

    Одновременно с боями за Неготин части левофланговой 223-й стрелковой дивизии 68-го стрелкового корпуса форсировали реку Тимок и завязали бои за село Рготина, с овладением которым открывался путь в долину реки Велика Морава. Село Рготина расположено на перекрестке шоссейных дорог, ведущих к Жагубице, Неготину и Заечару. Германское командование, придавая важное значение удержанию Рготины, сосредоточило в нем крупный гарнизон — около 500 человек, четыре штурмовых орудия, два средних танка, несколько бронетранспортеров, значительное количество артиллерии. На перекрестках дорог были сооружены ДЗОТы.

    Командир 223-й стрелковой дивизии полковник А. Г. Сагитов решил охватывающими ударами двух полков с севера и юга окружить и уничтожить противника в этом опорном пункте. Успех боя обеспечил командир 1041-го стрелкового полка майор Мехтиев, который сумел в ночь на 1 октября скрытно сосредоточить свои подразделения севернее Рготины. На рассвете два батальона полка с севера и востока ворвались в село и во взаимодействии с другими частями дивизии к исходу дня освободили этот важный узел дорог.

    Германское командование после потери Неготина стало отводить свои войска на линию Дони Милановац, Клокочевац, Ябуковац, Заечар. Одновременно в район Заечара оно начало спешно стягивать новые части 1-й и 7-й горнострелковых дивизий, спецдивизии «Бранденбург», готовя контрудар по левому флангу 57-й армии.

    Командующий армией, учитывая выгодную конфигурацию линии фронта, образовавшуюся в результате выхода частей 75-го и 68-го стрелковых корпусов на линию Тополница, Ябуковац, западнее Неготина, Рготина, решил прижать штубик-клокочевацкую группировку противника к хребту Дели Иован и уничтожить ее. Одновременно левофланговые соединения получили задачу разгромить с помощью частей 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии врага в районе Заечар, Слатина, Брестовац, Бор и обеспечить таким образом перегруппировку основных сил армии на направление главного удара.

    75-й стрелковый корпус, усиленный пятью артиллерийскими полками, получил задачу нанести удар своим правым флангом, овладеть рубежом Дони Милановац, Милошева Кула, Црнайка, Плавна и перерезать пути отхода противника на запад. 68-й стрелковый корпус с шестью артиллерийскими полками своими двумя правофланговыми дивизиями во взаимодействии с частью сил 75-го стрелкового корпуса должен был освободить населенные пункты Штубик, Трняне и изолировать таким образом немецкую группировку, действовавшую восточнее хребта Великий Крш. Левофланговая дивизия корпуса овладевала узлами дорог Салаш, Бела Река, Слатина, Бор. 64-му стрелковому и корпусу, усиленному восемью артиллерийскими полками, предстояло разгромить группировку противника в районе Заечара и овладеть населенными пунктами Звездан, Лубница, Грляне, расположенными западнее и юго-западнее Заечара. Важная роль в выполнении этих задач отводилась артиллерии, руководство которой осуществляли командующий артиллерией фронта генерал-полковник артиллерии М. И. Неделин и командующий артиллерией 57-й армии генерал-майор артиллерии А. Е. Брейдо.

    Утром 2 октября части 75-го и 68-го стрелковых корпусов возобновили наступление. Преодолевая упорное огневое сопротивление и отбивая яростные контратаки противника, они успешно продвигались в юго-западном направлении и вскоре овладели опорными пунктами Клокочевац, Штубик, Поповица, Сиколе, перерезав пути отхода немцев на запад и северо-запад. В этом районе советские войска установили тактическое взаимодействие с частями 23, 25-й и 45-й ударных дивизий 14-го армейского корпуса Народно-освободительной армии Югославии, которые успешно действовали в тылу и на флангах немецкой группировки в районах Штубика, Клокочеваца, Рготины.

    Как только Военный совет 3-го Украинского фронта получил донесение о соединении в районах Мироча, Клокочеваца войск 57-й армии с частями 25-й и 23-й дивизий югославской армии, генерал-лейтенант Н. А. Гаген получил указание «проверить, возможно ли через эти районы организовать автотранспортом снабжение войск НОАЮ».

    В соответствии с согласованным планом операции командующий 57-й армией получил задание «договориться с командиром 14-го корпуса НОАЮ — силами 23-й, 25-й пехотных дивизий действиями из района Кучево и Жагубида на восток содействовать продвижению частей 75-го и 68-го стрелковых корпусов и воспрепятствовать подходу противника с запада к горному району». Для четкой организации взаимодействия с югославскими частями командующий армией направил к ним начальника штаба армии генерал-майора П. М. Верхоловича с группой офицеров.

    В результате успешных действий 68-го и 75-го стрелковых корпусов 57-й армии и 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии немецкие войска, действовавшие в районе между Заечаром и хребтом Дели Иован, были разъединены на три отдельные боевые группы: «Грот» — в районе города Заечара, «Фишер» — в районе Салаша и «Штетнер» (совместно со 2-м полком дивизии «Бранденбург») — в районе населенного пункта Штубик. Пути отступления к реке Велика Морава для этих групп были отрезаны 14-м корпусом НОАЮ, поэтому противник вынужден был обороняться на склонах горных хребтов Мироч и Дели Иован. Командующий армейской группой «Сербия» генерал Фелбер послал им на помощь из Белграда боевую группу Витмана и из Тополы — 14-й полк 7-й дивизии СС «Принц Евгений». Несмотря на это, наступление советских и югославских войск развивалось успешно.

    В последующие два дня части 75-го, 68-го стрелковых корпусов и 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии совместными усилиями окружили в районе юго-западнее Штубика основные силы немецкой группировки, действовавшей в большой излучине Дуная, и уничтожили их. Правофланговые войска фронта получили возможность развивать наступление вдоль правого берега Дуная на Белград. Бои в большой излучине Дуная отличались крайним ожесточением. Многие населенные пункты по нескольку раз переходили из рук в руки. Только 75-й стрелковый корпус за период с 23 по 30 сентября потерял около 500 человек убитыми и более 1000 ранеными.

    Стремительно развивались события в центре и на левом фланге 57-й армии. 223-я стрелковая дивизия после овладения узлами дорог Салат, Бела Река, Слатина развернула наступление на город Бор — центр золоторудной и медной промышленности Югославии и сильный опорный пункт противника. Город Бор обороняли подразделения 749-го пехотного полка 117-й егерской дивизии и полицейские части боевой группы «Фишер». Получив сведения, что эти войска начали покидать город с целью заполнить брешь, образовавшуюся в результате смещения частей 1-й горнострелковой дивизии к хребту Дели Иован, подразделения 223-й стрелковой дивизии 68-го стрелкового корпуса, 7-й и 9-й бригад 23-й дивизии 14-го корпуса югославской армии утром 3 октября атаковали врага. К исходу дня сопротивление немецких войск было сломлено. Уцелевшие от разгрома подразделения в беспорядке отошли к Злоту. В Боре было захвачено большое количество оружия и 37 вагонов боеприпасов, которые противник не успел уничтожить. За пять дней боев части 223-й стрелковой дивизии во взаимодействии с частями Народно-освободительной армии Югославии продвинулись на запад вдоль дороги Заечар — Жагубица — Петровац на 50 км и создали условия для перенесения на это направление основных усилий армии. Однако в руках противника оставался важный узел дорог — город Заечар, не овладев которым нельзя было рассчитывать на успешный ввод в сражение подвижных войск фронта.

    Город Заечар, расположенный в непосредственной близости от болгаро-югославской границы, является крупным узлом железных и шоссейных дорог. Отсюда дороги расходятся в четырех направлениях: в южном — на Княжевац, Пирот, Ниш; в западном — на Болевац, Парачин, на Жагубицу, Петровац, Белград; в северо-западном — на Рготину, Дони Милановац; в восточном — на Кулу, Видин. По этим дорогам германское командование маневрировало своими войсками вдоль линии фронта, питало их и поддерживало связь со своей южной группировкой. В районе Заечара действовали части 1-й и 7-й горнострелковых дивизий и несколько охранных батальонов. Кроме того, в ходе боя за этот город противник перебросил сюда из Ниша новые части. Немецкие войска опирались на заранее подготовленную оборону. Город расположен в глубокой котловине, окруженной горами. Оборонительные сооружения располагались по высотам вдоль границы, вокруг города и в самом городе. Особенно сильно были укреплены господствующая высота Краливица, городское кладбище, церковь и железнодорожная насыпь. Здесь имелись ДОТы и ДЗОТы.

    64-й стрелковый корпус, которому было поручено овладеть Заечаром, к исходу 2 октября сосредоточился на подступах к городу. Утром 3 октября части 19-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник Р. М. Палаткин, после 15-минутного огневого налета атаковали противника. Преодолевая упорное сопротивление, они сбили его с высот в 10 км восточнее Заечара и к исходу дня подошли непосредственно к городу. Дальнейшее наступление было приостановлено массированным огнем с западного берега рек Тимок и Бели Тимок.

    На рассвете следующего дня советская дальнобойная артиллерия в течение тридцати минут наносила удары по немецким батареям, штабам и командным пунктам. Десятки орудий с открытых огневых позиций прямой наводкой уничтожали огневые точки и живую силу противника на его переднем крае. Особенно успешно действовали гвардейские минометы.

    В это же время 24-я сербская бригада 45-й дивизии югославской армии, пополненная молодыми добровольцами, вела бой в районе Парачина с заечарским и иванковачским четницкими корпусами. 4 и 5 октября части 45-й дивизии совместно с 19-й стрелковой дивизией вели бои с подразделениями боевых групп противника «Грот» и «Фишер», оборонявшими шоссейные дороги Заечар — Парачин, Заечар — Болевац и подступы к городу Заечару. Часть сил 45-й дивизии прикрывала направление Болевац, Соко Баня, Алексинац и действовала в направлении населенного пункта Княжеваца.

    Таким образом, за период с 28 сентября по 4 октября 1944 года соединения 57-й армии прорвали оборону противника на рубеже реки Тимок в ее нижнем течении, расширили прорыв до 110 км по фронту и до 40 км в глубину, вышли на рубеж Дони Милановац, Рудна Глава, Плавна, Поповица, Топола, Бор, Николичево, Звездан, Лубница, Вратарница и окружили гарнизон противника в городе Заечаре. Войска армии генерала Н. А. Гагена и Народно-освободительной армии Югославии за это время освободили 3200 км? югославской территории и значительное количество населенных пунктов, в том числе города Неготин, Штубик, Прахово, Слатину, Салаш, Рготину, Бор и другие. Противник потерял около 8 тысяч солдат и офицеров, из них 2680 человек попали в плен.

    Преследование отходящего противника. Выход в долину реки Велика Морава. Бои на флангах прорыва. Германское командование, не имея сил для стабилизации своего фронта вдоль болгаро-югославской границы, решило отвести уцелевшие части и соединения на новый оборонительный рубеж. Прикрываясь сильными арьергардами, немецкие части под ударами советских и югославских войск начали отходить в западном направлении.

    Учитывая сложившуюся обстановку, командующий 3-м Украинским фронтом решил перенести основные усилия в центр полосы наступления 57-й армии, развернуть неотступное преследование противника, преодолеть Восточно-Сербские горы, выйти в Моравскую долину, с ходу форсировать реку Велика Морава и захватить плацдарм на ее левом берегу. Одновременно предполагалось завершить разгром немецких группировок на флангах. Для осуществления этого замысла командующий 3-м Украинским фронтом в своем боевом распоряжении от 4 октября 1944 года поставил войскам 57-й армии новые задачи на развитие наступления на запад. 75-й стрелковый корпус генерал-майора А. З. Акименко должен был завершить уничтожение противника в районах Дони Милановаца, Клокочеваца и к исходу 12 октября выйти на рубеж Голубац, Мишленовац, Петровац. 68-й стрелковый корпус генерал-майора Н. Н. Шкодуновича, развивая наступление на запад с целью обеспечить ввод в сражение подвижных войск и резерва фронта, к этому же времени выходил на рубеж Ждрело, Златово, Деспотовац, Сенье. 64-й стрелковый корпус генерал-майора И. К. Кравцова получил задачу уничтожить противника в Заечаре, после чего развивать наступление на город Болевац и не позднее 9 октября выйти на рубеж Мал. Извор, Мирово, Добро Поле, Вратарница, обеспечивая главные силы армии с юга. Военный совет фронта требовал, чтобы войска действовали дерзко, решительно, не ввязывались в длительные затяжные бои, а обходили сопротивляющиеся группы противника, оставляя для их блокирования и уничтожения небольшие силы.

    В соответствии с поставленными задачами войска 57-й армии возобновили наступление. Корпус генерала А. З. Акименко во взаимодействии с 25-й ударной дивизией Народно-освободительной армии Югославии усилил натиск на противника в районе Клокочевац, Дони Милановац, а 64-й стрелковый корпус во взаимодействии с 45-й дивизией югославской армии — в районе Заечара. Но решающие события развернулись в центре полосы наступления армии, где действовали корпус генерала Н. Н. Шкодуновича и 23-я ударная дивизия Народно-освободительной армии Югославии.

    Командующий 57-й армией потребовал, чтобы соединения 68-го стрелкового корпуса не позже 10 октября любой ценой пробили дорогу через Восточно-Сербские горы и обеспечили своевременный ввод в сражение 4-го гвардейского механизированного корпуса. Командарм в беседе с командиром корпуса еще раз напомнил, что вслед за стрелковыми войсками будут двигаться механизированные части, тяжелая артиллерия и фронтовые резервы, предназначенные для наступления непосредственно на Белград.

    В ночь на 5 октября 93-я и 113-я стрелковые дивизии начали перегруппировку из района Штубика в район Бор, Слатина, Бела Река. В течение ночи части дивизий сосредоточились в указанном районе и с рассветом вслед за передовыми отрядами устремились на запад. Преодолевая крутые подъемы и спуски, многочисленные завалы и заграждения, взорванные мосты через горные реки, 93-я стрелковая дивизия полковника С. В. Салычева уже 6 октября перевалила через Восточно-Сербские горы и достигла н/п Жагубицы. На следующий день передовой отряд этой дивизии вышел в районе населенного пункта Ждрело в Моравскую долину.

    Для наращивания удара из глубины и обеспечения выхода подвижной группы фронта в Моравскую долину в разрыв, образовавшийся в обороне противника, было решено направить 5-ю отдельную гвардейскую мотострелковую бригаду полковника Н. И. Завьялова, переданную в состав 57-й армии 4 октября 1944 года. Ей сразу был придан 1891-й самоходно-артиллерийский полк. Первоначально бригаду предполагалось вводить в сражение по дороге Видин — Заечар — Жагубица — Петровац. Однако 6 октября город Заечар еще находился в руках немецкого гарнизона, поэтому командующий армией решил изменить маршрут движения бригады и направить ее по дорогам, пролегавшим через тылы советских войск. Совершив за сутки 120-километровый марш-маневр, бригада к исходу 8 октября вышла в Моравскую долину. Используя внезапность, части бригады нанесли удар в южном направлении и заняли село Свилайнац, а в ночь на 10 октября совместно с подразделениями 113-й стрелковой дивизии полковника Л. Ш. Мухамедьярова форсировали по захваченной переправе реку Велика Морава и овладели плацдармом в районе населенных пунктов Марковац и Лапово. Почти одновременно в Моравской долине появились и части 68-го стрелкового корпуса. Дивизия полковника С. В. Салычева достигла города Петроваца, а ее передовой отряд совместно с подразделениями 53-го мотоциклетного полка устремился к реке Велика Морава. Утром 10 октября передовой отряд вышел к реке в районе населенного пункта Дони Ливадицы. Инженерная разведка донесла, что мост через реку цел, но подготовлен к взрыву и усиленно охраняемся противником. Командир дивизии решил немедленно атаковать и захватить мост, не дожидаясь подхода главных сил. Для этой цели был создан отряд в составе стрелкового взвода с двумя станковыми пулеметами и взвода саперов, который возглавил полковой инженер 266-го стрелкового полка старший лейтенант И. П. Лысков. Умелыми действиями отряда взрыв моста был предотвращен. Саперы извлекли из-под него 350 кг взрывчатого вещества.

    Вскоре по захваченному мосту переправились подразделения 93-й стрелковой дивизии и 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады. После короткого, но ожесточенного боя они овладели населенным пунктом Велика Плана — крупной базой немецкого оперативного тыла. Здесь советские войска захватили склады продовольствия, боеприпасов и горючего.

    Вслед за передовыми отрядами к реке Велика Морава вышли главные силы 68-го стрелкового корпуса. 223-я стрелковая дивизия полковника А. Г. Сагитова, действуя на самостоятельном направлении, вышла к этому времени в район Сенье и надежно обеспечила корпус от возможного удара с юга.

    Если на направлении главного удара советским войскам удалось сломить сопротивление противника, вклиниться в его расположение и достичь реки Велика Морава, то на флангах прорыва, в районах Клокочеваца, Дони Милановаца, Заечара немцы продолжали удерживать свои позиции. Противник, опираясь на горный хребет Дели Иован, упорно оборонялся в опорных пунктах Клокочевац, Дони Милановац. Разгромить его в этом районе предстояло соединениям 75-го стрелкового корпуса, Дунайской военной флотилии и 25-й дивизии Народно-освободительной армии Югославии.

    6 октября, находясь в полном окружении на Дели Иован, 1-я немецкая горнострелковая дивизия все еще продолжала сопротивление, одновременно пытаясь пробиться к западу и югу на соединение с боевыми группами «Грот» и «Фишер» в районе города Заечара и с частями 7-й горной дивизии СС, двигавшимися к ним на подмогу. Днем раньше 2-й полк дивизии «Бранденбург» сжег свои грузовики, оказавшиеся ненужными из-за полного разрушения дорог, и в пешем строю, ведя бои с частями 25-й дивизии югославской армии, начал пробиваться к населенному пункту Майданпек.

    Зная о тяжелом положении окруженного противника, советские и югославские части перешли в решительное наступление. Штаб 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии приказал 23-й дивизии установить тесное взаимодействие с 25-й дивизией и совместно с нею не допустить прорыва немецких войск на запад. Штаб 23-й дивизии, предполагая, что противник будет отступать по гребню Дели Иована в двух направлениях — на Майданпек и на Бор, приказал своим бригадам воспрепятствовать этому, о чем сообщил штабу 223-й советской дивизии.

    Окруженную немецкую группировку атаковали: с севера — 25-я, с запада и юго-запада — 23-я ударные дивизии, а с востока, северо-востока и юга — соединения 75-го и 68-го стрелковых корпусов 57-й армии. Особенно тяжелые бои советские и югославские части вели с 99-м пехотным полком 1-й немецкой горнострелковой дивизии, стремившимся выйти на шоссе Заечар — Бор и соединиться с группами «Грот» и «Фишер», и со 2-м полком дивизии «Бранденбург», пробивавшимся к Майданпеку. 7 октября сопротивление немецких частей не уменьшилось, а на некоторых участках даже возросло. Противник под ударами советских войск стремился любой ценой преодолеть заслон 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии и овладеть выходами в долину реки Велика Морава. Прорыву на север, к Дони Милановацу, препятствовали части 75-го советского корпуса и 25-й ударной дивизии, а отходу на юг, через Дели Иован, — части 68-го советского корпуса и 23-й ударной дивизии. В сложившейся обстановке 1-я немецкая горнострелковая дивизия решила прорываться к Майданпеку, куда с помощью танков уже удалось выйти 2-му полку дивизии «Бранденбург».

    В этот же день заместитель начальника Главного штаба югославской армии в Сербии Любодраг Джурич приказал 14-му корпусу усилить связь с войсками Красной армии, атаковать немецкие части на Дели Иован и воспретить прорыв противника из окружения. 23-я дивизия должна была уничтожить немецкие войска, находившиеся в 10 км от Бора, а 25-я дивизия — двумя бригадами задержать прорывавшегося противника, а одной бригадой — наступать ему во фланг, одновременно прикрывая левый фланг 23-й дивизии.

    23-я дивизия атаковала противника северо-восточнее Бора. Во время боя из Бора подошли части 113-й советской дивизии. Общими усилиями противник был отброшен к Дели Иовану.

    В то время как войска Народно-освободительной армии Югославии преградили путь противнику с хребта Дели Иован в долину реки Велика Морава, советские войска, отражая яростные контратаки противника, наращивали свои удары, чтобы завершить разгром окруженных немецких частей. Крупные силы противника, в составе которых имелось значительное количество танков и артиллерии, атаковали дивизии 75-го стрелкового корпуса с двух направлений — от устья реки Поречка, где был высажен речной десант врага, на Клокочевац и из района юго-западнее Штубика на Клокочевац. Ценой больших потерь немцам удалось овладеть населенными пунктами Тополницей, Клокочевацем, а в районе села Црнайки окружить два батальона 960-го стрелкового полка 299-й стрелковой дивизии, которой командовал генерал-майор Н. Г. Травников. Дальнейшее продвижение противника было приостановлено.

    Отразив атаки немецких частей и подтянув артиллерию, 74-я стрелковая дивизия полковника К. А. Сычева и 233-я стрелковая дивизия полковника Т. И. Сидоренко возобновили наступление. Вскоре они совместно с 25-й дивизией югославской армии окружили противника в районе Клокочеваца и к исходу 8 октября полностью уничтожили его. Развивая удар, части корпуса в тесном взаимодействии с кораблями Дунайской военной флотилии и 25-й дивизией НОАЮ на следующий день штурмом овладели Дони Милановацем и начали преследование противника вдоль прибрежной дороги на Пожаревац. Остатки разгромленных частей вермахта общей численностью около 2 тыс. человек попытались пробиться через скалистые гребни хребта Малый и Великий Крш к Жагубице, но попали под удар подразделений 23-й ударной дивизии и вынуждены были отдельными группами отступить к Дели Иован.

    Таким образом, советским и югославским войскам к исходу 8 октября удалось сломить сопротивление немецкой группировки, прижатой к хребту Дели Иован, и нанести ей большие потери. Преследуя отходившие подразделения противника, части 75-го стрелкового корпуса 57-й армии и 25-й дивизии Народно-освободительной армии Югославии развернули наступление вдоль прибрежной дороги Пожаревац — Белград.

    Противник, ведя арьергардные бои с частями 75-го стрелкового корпуса и двумя бригадами 25-й ударной дивизии, оставил город Майданпек и устремился к селу Кучево. 25-я ударная дивизия, выполнив свою задачу, сосредоточилась для отдыха и пополнения в районе населенных пунктов Дони Милановац, Майданпек. 23-я ударная дивизия была выведена из боя и через Петровац, Смедеревска Паланка переброшена к Белграду.

    Значительное влияние на исход боев в большой излучине Дуная оказали успешные действия 46-й армии 2-го Украинского фронта. Командующий армией генерал-лейтенант И. Т. Шлемин еще 21 сентября 1944 года получил в Крайове указание командующего фронтом Маршала Советского Союза Р. Я. Малиновского прорвать немецкую оборону на южных отрогах Трансильванских Альп, выйти к румыно-югославской границе, разгромить противостоящего противника на территории Воеводины и тем самым содействовать войскам 3-го Украинского фронта в наступательных действиях на территории Югославии и в освобождении Белграда. Преодолев Трансильванские Альпы, 46-я армия в начале октября развернула наступление на территории Югославии.

    К моменту выхода 2-го Украинского фронта на югославско-румынскую границу в распоряжении Главного штаба НОАЮ Воеводины на территории Баната находились 8-я Воеводинская бригада, ударный батальон Банатской оперативной зоны, 5-й Банатский, Панчевский, Вршацкий и Бела-Црковский партизанские отряды. Как только войска 46-й армии вышли в Банат, они сразу же установили связь с югославскими частями.

    1 октября части 10-го гвардейского стрелкового корпуса, которым командовал генерал-лейтенант И. А. Рубанюк, и подразделения Банатской оперативной зоны НОАЮ освободила город Бела-Црква, а на следующий день — город Вршац, являющиеся важными узлами дорог в этой пограничной области Югославии. Утром 3 октября части 31-го гвардейского стрелкового корпуса с помощью 5-го Банатского партизанского отряда овладели Петровградом, самым большим городом в Банате и крупным узлом коммуникаций. В это же время части корпуса генерала И. А. Рубанюка вступили в Ковин на Дунае. Вместе с ними в город вошли ударный батальон Банатской оперативной зоны, Врщацкий и Бела-Црковский партизанские отряды. В тот же день 5-й Банатский партизанский отряд отбросил немцев и венгерских солдат за Тису и освободил населенный пункт Нови Бечей.

    Наступая на запад, войска 46-й советской армии и Главного штаба НОАЮ Воеводины безостановочно продвигались к реке Тиса. 5 октября начались бои за Кикинду и Панчево, а на следующий день эти города были освобождены. К исходу 8 октября правофланговые корпуса 46-й советской армии и части Главного штаба НОАЮ Воеводины очистили от войск вермахта все югославские земли к востоку от Тисы, на участке от Ново-Канижи до устья реки. Советские войска форсировали Тису и захватили на ее правом берегу, в районах городов Септа и Мол, два плацдарма.

    Тем временем в городе Панчево из партизанских частей была сформирована 12-я Воеводинская бригада НОАЮ, а несколько позже в Петровграде — 13-я Воеводинская бригада.

    Левофланговый 10-й гвардейский стрелковый корпус 46-й армии на 40-километровом участке вышел к Дунаю северо-восточнее Белграда, отбросив немецкие части на противоположный берег реки. В ночь на 10 октября части 109-й стрелковой дивизии корпуса совместно с подразделениями 12-й Воеводинской бригады Народно-освободительной армии Югославии внезапно форсировали реку западнее Старчево и овладели плацдармом в районе Велико Село. Соединения 10-го гвардейского стрелкового корпуса получили возможность развивать наступление на Белград с северо-востока. Учитывая сложившуюся обстановку, германское командование спешно перебросило в этот район свои резервы и начало строить здесь оборонительные сооружения.

    А в это время в районе Заечара соединения 64-го стрелкового корпуса и 45-й дивизии югославской армии продолжали напряженные бои по уничтожению окруженной группировки противника. Гарнизон в несколько тысяч человек предпринимал яростные контратаки, чтобы прорваться через кольцо советских и югославских войск. В отражении этих контратак огромную роль сыграли артиллерийские и минометные части и подразделения. Только 5 октября их огнем было уничтожено 18 пулеметов, подбито 2 штурмовых орудия и 6 бронетранспортеров, разрушено 4 ДЗОТа, 3 наблюдательных пункта, подавлено 2 артиллерийские батареи и 3 минометные группы. В плен попало 800 солдат и офицеров противника.

    Германское командование, видя тщетность попыток заечарского гарнизона прорваться из окружения, решило перебросить в город дополнительные силы для усиления обороняющихся войск. Однако, как только немцы попытались направить из Парачина в Заечар 14-й полк 7-й горной дивизии СС «Принц Евгений», части 23-й сербской бригады сразу же преградили ему путь. Одному батальону все же удалось пробиться в город, но он понес при этом большие потери. Два других батальона были задержаны в нескольких километрах южнее населенного пункта Болеваца. С той же целью — облегчить положение окруженного заечарского гарнизона — из Княжеваца в Заечар вышел в сопровождении танков «заблудившийся» батальон 1-й горнострелковой дивизии. Понеся большие потери в скоротечном бою с частями 23-й бригады 45-й дивизии, батальон был вынужден возвратиться в Княжевац.

    Командир 64-го стрелкового корпуса, получив сведения о намерениях противника, приказал 52-й стрелковой дивизии под командованием генерал-майора Л. М. Миляева, наступающей в обход Заечара с юга, перехватить все дороги юго-восточнее и юго-западнее Лубницы и не допустить прорыва немецких войск с этого направления. Часть сил 19-й стрелковой дивизии генерал-майора П. Е. Лазарева продолжала продвигаться на запад, расширяя внешний фронт окружения.

    Утром 7 октября положение в районе Заечара резко изменилось. Сюда подошел передовой отряд 4-го гвардейского механизированного корпуса — 62-й отдельный мотоциклетный батальон с приданными ему разведротами трех механизированных бригад. Подразделения отряда, приняв боевой порядок, совместно с частями дивизии генерала П. Е. Лазарева начали штурм города.

    В ночь на 8 октября две группы противника общей численностью до 500 человек попытались вырваться из окружения. Посадив пехоту на автомашины и бронетранспортеры и поставив в голову колонн танки, немцы ринулись в направлении Звездана и Лубницы. Первая группа натолкнулась на засаду, в которой находились две батареи 2-го дивизиона 90-го артиллерийского полка и была уничтожена. Второй группе, прорывавшейся на юго-запад, удалось пробиться через кольцо окружения, и она устремилась к Дубнице. Однако, узнав о нападении немцев на тылы его дивизии, генерал Л. М. Миляев бросил против прорвавшейся группы две артиллерийские батареи. Встреченный на восточной окраине Планиницы шквальным огнем, противник вынужден был остановиться. Вскоре сюда подоспели 595-й истребительно-противотанковый и 32-й стрелковый полки, направленные генералом П. Е. Лазаревым для преследования прорвавшейся группы, а также подразделения 45-й дивизии Народно-освободительной армии Югославии. В коротком ожесточенном бою противник был полностью уничтожен.

    8 октября части 64-го стрелкового корпуса во взаимодействии с передовыми подразделениями 4-го гвардейского механизированного корпуса и 45-й дивизии югославской армии овладели городом Заечаром. Окруженная группировка была почти полностью уничтожена. Советские и югославские войска захватили в плен 1600 солдат и офицеров, взяли в качестве трофеев 86 автомашин, 8 бронетранспортеров, 6 орудий, 12 минометов и другое военное имущество. Противник потерял только убитыми около 1500 человек. Лишь разрозненным немецким группам удалось прорваться из окружения и в районе Болеваца присоединиться к 14-му пехотному полку 7-й дивизии СС и к остаткам боевых групп «Фишер» и «Грот». Части 45-й дивизии югославской армии немедленно атаковали немецкие войска и через Болевац и Княжевац погнали их к Парачину. Эти части отразили также две попытки немцев прорваться от Болеваца к Луково и Соко Бане, нанеся им при этом большие потери.

    После ликвидации заечарской группировки 52-я и 19-я стрелковые дивизии 64-го стрелкового корпуса и 45-я дивизия Народно-освободительной армии Югославии развернули преследование противника, отступавшего из района Заечара к Нишу и Парачину. После освобождения Заечара 45-я дивизия была подчинена 13-му корпусу югославской армии и получила задачу прикрыть направления Ниш, Сврлиг и Ниш, Алексинац. 73-я гвардейская стрелковая дивизия вышла в район Слатины и начала продвигаться вслед за соединениями 68-го стрелкового корпуса к реке Велика Морава, прочесывая лес вдоль центрального маршрута. Одновременно части 45-й дивизии напали на немецкие колонны на дорогах Княжевац — Ниш и Ниш — Алексинац и нанесли им значительные потери.

    Успешно развивались боевые действия 1-го гвардейского укрепленного района, 2-й болгарской армии и 13-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии, которые получили задачу прикрыть левое крыло ударной группировки войск 3-го Украинского фронта и перерезать коммуникации противника, заняв важные узлы дорог Княжевац и Ниш. 1-й гвардейский укрепленный район под командованием генерал-майора С. И. Никитина получил задачу выдвинуться на рубеж «Вратарница, Мариновац, Дреновац, Княжевац и не допустить подхода сил противника с запада и юга». Особое внимание обращалось на быстрое занятие города Княжевац. Город Княжевац расположен на развилке пяти шоссейных дорог, важнейшими из которых являются дороги на юг — к городу Ниш и на запад — в долину реки Морава. Этим и объясняется то упорство, с которым обороняли этот город разрозненные подразделения 1-й горнострелковой вермахта и 7-й СС дивизий, отрезанные от своих войск, маршевый резервный батальон, 2-я рота 2-го крепостного инженерного полка и моряки Дунайской флотилии адмирала Фрейка, отошедшие сюда после неудачных боев в районе Неготина.

    К утру 10 октября советские и югославские подразделения заняли исходное положение и после короткого артиллерийского налета атаковали противника с севера, юга, востока и запада. Подразделения 45-й дивизии НОАЮ, партизанский отряд из Сврлига, партизанский батальон местной комендатуры в Кожеле и рота 9-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона оседлали шоссе Ниш — Княжевац, воспрещая противнику маневр резервами. В городе разгорелись ожесточенные уличные бои, доходившие до рукопашных схваток. Засев в бетонных ДОТах, окопах и в укрепленных городских домах, немцы отчаянно сопротивлялись, нередко переходя в контратаки. К вечеру 10 октября гарнизон Княжеваца был полностью уничтожен. Противник потерял около 700 человек убитыми, среди которых оказался и полковник Кратенау, командовавший немецкими моряками. Советские и югославские подразделения захватили более 400 пленных, 49 орудий, 11 легковых и 93 грузовые автомашины, большое количество оружия и боеприпасов.

    В то время как в Княжеваце шли уличные бои, части 64-го стрелкового корпуса и 45-й дивизии НОАЮ, сбивая заслоны противника, развивали наступление к Мораве. 52-я стрелковая дивизия и 20-я Сербская бригада освободили населенные пункты Болевац, Луково и погнали врага к Парачину. Вскоре 20-я бригада установила связь со 2-й Пролетарской дивизией Народно-освободительной армии Югославии, перехватившей дорогу Ниш — Сталач в долине реки Южная Морава. Нанося беспрерывные удары по врагу, 52-я стрелковая дивизия перерезала дорогу Алексинац — Дражань, а 24-я Сербская бригада — дорогу Ниш — Алексинац. Воспользовавшись этим, части 19-й стрелковой дивизии и 45-й дивизии югославской армии овладели шахтерским городом Алексинац.

    После освобождения Княжеваца подразделения 1-го гвардейского укрепленного района и 23-й Сербской бригады заняли населенный пункт Сврлиг и развернули наступление в направлении Ниша, где в это время успешно действовали югославские и болгарские войска.

    13-й корпус (22, 24, 46-я и 47-я ударные дивизии) и 2-я Пролетарская дивизия югославской армии в конце сентября вели бои с немецкими войсками, пытавшимися захватить моравскую коммуникацию на участке Куманово — Ниш — Сталач, и нападали на опорные пункты и гарнизоны противника на еще не освобожденной территории Южной Сербии. До начала боев за освобождение Ниша основные действия 13-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии развертывались в районе Лесковац, Вране, Власотинце, а 2-й Пролетарской дивизии — в районе Крушевац, Жупи, Расини.

    22-я ударная дивизия югославской армии 30 сентября заняла населенный пункт Власотинце, падение которого и прорыв сил Народно-освободительной армии Югославии вдоль правого берега реки Южная Морава к Бабичкой Гори вызвали отход четников к Лесковацу и Нишу.

    Тем временем в район Ниша прибыла 7-я горная дивизия СС «Принц Евгений» (без 14-го пехотного полка, разведывательного батальона и 4-го артиллерийского дивизиона). Город обороняли части 22-й дивизии югославской армии и 1-й болгарской партизанской дивизии. Немцы перешли в наступление 2 октября и после четырехдневных упорных боев заняли Власотинце. Одновременно колонна немецких войск направилась из района Ниша к Бела-Паланке, где располагалась 2-я болгарская армия. Пробиваясь к востоку, она вышла в район Бела-Паланки и здесь организовала оборону.

    Усиление активности противника произошло и в долине реки Южная Морава, на участке Куманово, Вране и в районе населенных пунктов Крушевац, Сталач. Дело в том, что отходившая из Греции 11-я авиаполевая дивизия вышла в район Куманово и, продолжая наступление на север, 5 октября отбросила части Оперативного штаба Народно-освободительной армии Югославии в Косово и Метохин и на следующий день заняла села Буяновац и Прешево, угрожая Вране.

    Предвидя опасность, которая могла создаться в результате действий немецкой группы армий «Е» в северном направлении, вдоль долины реки Южная Морава, маршал Иосип Броз Тито потребовал 3 октября от командующего войсками Народно-освободительной армии Югославии в Сербии генерала Кочи Поповича сосредоточить силы в районе Ниша, а 6 октября приказал 13-му корпусу подготовиться к освобождению Ниша.

    Согласно плану, наступление на Ниш началось 8 октября. Вначале из-за сильного сопротивления противника значительных результатов достичь не удалось. Только 10 октября 2-я болгарская армия смогла прорвать оборону противника. На участке действий 13-го корпуса НОАЮ 47-я дивизия овладела внешним обводом обороны противника в Лесковаце, а 22-я дивизия и болгарская бронебригада при поддержке авиации 17-й воздушной армии в ожесточенных боях уничтожили довольно сильный гарнизон противника во Власотинце и освободили этот населенный пункт.

    Разгром основных сил противника во всей полосе наступления 57-й армии, преодоление Восточно-Сербских гор, успешное форсирование реки Велика Морава и захват на ее левом берегу плацдармов создали благоприятные условия для ввода в сражение 4-го гвардейского механизированного корпуса в целях развития наступления непосредственно на белградском направлении. Еще 30 сентября командир корпуса Герой Советского Союза генерал-лейтенант танковых войск В. И. Жданов получил приказ командующего фронтом, согласно которому корпусу со всеми приданными частями надлежало «не позднее 8.10.44 года полностью сосредоточиться в районе Жеглица, Грамада, Извор, Дреновац, Арчар». За семь-восемь дней корпус должен был совершить 520-километровый марш из района Ямбола в район южнее Видина. Все ходовые танки, специальные машины и тяжелые грузы должны были направляться по железной дороге, колесные машины с личным составом и артиллерия на механической тяге шли своим ходом. Однако выяснилось, что железнодорожная югославская сеть не может обеспечить перевозку танков и тяжелых грузов, и поэтому марш пришлось совершать всему корпусу.

    В ночь на 9 октября главные силы корпуса, пройдя через только что освобожденный город Заечар, устремились к Мораве. В этот день командующий 3-м Украинским фронтом отдал боевой приказ, согласно которому 4-й гвардейский механизированный корпус должен был к исходу 10 октября выйти в район Петровац, Табановце, Ждрело и развить успех частей 57-й армии на белградском направлении.

    4-й гвардейский механизированный корпус совершал марш в следующем порядке. Впереди двигалась специальная группа (ГПЗ) в составе танкового взвода с установленными на башнях станковыми пулеметами, одним грузовиком с двумя готовыми к стрельбе 82-мм минометами, грузовиком с боекомплектом, грузовиками с двумя 12,7-мм ДШК, двух 37-мм зенитных пушек, одной РС М-13 и двух машин с боекомплектом к ней, роты мотопехоты, взвода саперов, батареи 76-мм пушек и двух 57-мм орудий. Такая мощная группа могла своим огнем подавить любое спонтанное сопротивление.

    В голове колонны главных сил двигалась 36-я гвардейская танковая бригада, усиленная зенитками из артполка, истребительно-противотанковым полком, минометным полком, батареей ИСУ-122, двумя ротами саперов.

    За 36 гв. тбр следовала 15 гв. мбр, усиленная также зенитками из артполка, истребительно-противотанковым полком, отдельным гвардейским минометным дивизионом РС и дивизионом 120-мм минометов. За 15 гв. мбр следовала 14 гв. мбр, усиленная зенитным и истребительно-противотанковым полками. За 14 гв. мбр следовала 13 гв. мбр с такими же средствами усиления.

    Артиллерийский резерв в составе 292 сап, 230 гап, 140 мп и 58 гв. мп следовал за 13 гв. мбр.

    Оперативная группа штаба корпуса следовала в головной бригаде. Штаб корпуса — за 14 гв. мбр.

    Система огня в колоннах организовывалась по принципу «ерша». Четные танки и орудия вели огонь вправо, нечетные — влево. Зенитные орудия и пулеметы вели огонь по противнику, засевшему на вершинах гор.

    На кабинах автомашин были установлены ручные и станковые пулеметы, которые вели огонь в порядке четных и нечетных машин[147].

    С выходом частей 57-й армии и 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии на реки Велика и Южная Морава завершился период ожесточенных боев по освобождению Восточной Сербии. 1-я армейская группа и 13-й корпус не позволили противнику перебросить в Сербию сколько-нибудь значительные резервы, а 34-й корпус совместно с советскими войсками уничтожал противника в междуречье Тимок и Морава. Благодаря боевой активности частей 14-го корпуса снабжение немецких войск в Восточной Сербии было значительно затруднено. Коммуникации Петровац — Жагубица — Бор, Заечар — Кучево — Неготин были перекрыты. Поэтому немецкие войска снабжались только по воздуху, однако этого было недостаточно из-за нехватки транспортных самолетов и успешных действий советской авиации. «Первая горнострелковая дивизия уже четыре дня ведет ожесточенные оборонительные бои, не получая снабжения», — сообщалось в радиограмме командира 1-й горнострелковой дивизии вермахта, направленной 7 октября командиру корпуса генералу Мюллеру. «Если такие бои продлятся еще два-три дня, то дивизия останется без боеприпасов. Тогда, несмотря на проявленную храбрость, мы не сможем сдержать натиск противника. Результатом этого станет прорыв северного фланга фронта дивизии, прорыв врага к Мораве и потеря огромного количества военного снаряжения».

    С 28 сентября по 10 октября советские войска продвинулись на направлении главного удара на 130 км и совместно с частями 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии разгромили основные силы армейской группы противника «Сербия». Выйдя к реке Велика Морава, войска фронта раскололи силы врага на две части. Перед центром и правым флангом 57-й армии действовали сильно потрепанные дивизии вермахта. В полосе наступления левофланговых соединений отходили части и подразделения корпусной группы «Мюллер». В районе населенных пунктов Крагуевац, Кралево, Чачак 34-й немецкий армейский корпус создавал оборону, чтобы обеспечить соединение отходивших из Греции частей с войсками, действовавшими в районе Белграда. Войска фронта и 14-го корпуса югославской армии оказались в 125–150 км от столицы Югославии. Создавались благоприятные условия для ее освобождения.

    Большое влияние на успешный ход Белградской операции оказали левофланговые соединения 2-го Украинского фронта, войска 13-го корпуса и 2-й Пролетарской дивизии НОАЮ, 2-й болгарской армии. Они не только сковали противостоящего противника, но и оттянули на себя часть вражеских сил, действовавших против войск 3-го Украинского фронта. Успешные действия 46-й армии 2-го Украинского фронта вдоль левого берега Дуная на белградском направлении, 13-го корпуса, 2-й Пролетарской дивизии НОАЮ и 2-й болгарской армии на нишском направлении надежно обеспечили фланги 57-й армии, стремительно наступавшей в Моравскую долину.

    Ближайшая задача, поставленная войскам 3-го Украинского фронта и 14-го корпуса югославской армии, была выполнена, хотя и дорогой ценой. Советские и югославские войска потеряли около 3500 человек убитыми и 4500 ранеными. Благоприятная оперативная обстановка, сложившаяся для советских и югославских войск к концу первого этапа Белградской операции, позволила им приступить к выполнению задач второго этапа операции.

    На Белград!

    (11–14 октября 1944 года)

    С выходом советских войск на рубеж реки Велика Морава, а 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии — на юго-западные подступы к Белграду боевые действия вступили в решающий этап. Противник, теснимый советскими войсками с востока и югославскими с запада, вынужден был вести борьбу на два фронта. Неся большие потери в живой силе и технике, германское командование любой ценой стремилось сдержать наступление советских и югославских войск и отвести из-под ударов свои основные силы. Быстрый выход советских и югославских войск к реке Велика Морава был неожиданным для противника, в результате чего он не смог перебросить в этот район свежие силы.

    Измотанные в непрерывных боях, германские войска поспешно отходили в направлении Белграда, оставляя на путях наступления советских и югославских частей сильные заслоны. По дорогам непрерывным потоком двигалась боевая техника, а за ней в пеших колоннах, на крестьянских подводах и на бронетранспортерах отступала пехота. Танки, штурмовые орудия и артиллерия по приказу командующего группой армий «Ф» выводились в первую очередь.

    Упредить отступавшего противника в выходе к Белграду в сложившейся обстановке могли только подвижные войска. Эта задача была возложена директивой Ставки ВГК на 4-й гвардейский механизированный корпус. Выполнение ее облегчалось тем, что маршруты, по которым корпусу предстояло двигаться от Моравы к Белграду, контролировались частями 1-го Пролетарского корпуса Народно-освободительной армии Югославии.

    Общий замысел дальнейшего наступления на белградском направлении согласно директиве командующего 3-м Украинским фронтом от 10 октября 1944 года состоял в том, чтобы разгромить группировку противника, оборонявшуюся перед войсками правого фланга и центра 57-й армии, и стремительным ударом 4-го гвардейского механизированного корпуса и части сил 68-го стрелкового корпуса совместно с войсками 1-го и 12-го корпусов югославской армии овладеть Белградом.

    Соединения 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии все еще находились на подступах к Белграду: дивизии 12-го корпуса вышли на линию коммуникации Обреновац — Белград и с юго-запада подходили к Белграду, готовясь совместно с 1-м Пролетарским корпусом и советскими войсками к боям за его освобождение; главные силы 1-го Пролетарского корпуса в нескольких местах пересекли линию коммуникации Белград — Крагуевац и вели бои за города Тополу и Младеновац. Две дивизии корпуса вели наступление в направлении Моравы в целях соединения с советскими войсками.

    Правофланговому 75-му стрелковому корпусу 57-й армии предстояло совместно с 14-м корпусом югославской армии нанести удар в направлении населенных пунктов Кучево, Пожаревац и при содействии 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады уничтожить противника к востоку от реки Млава. Продвигавшийся в центре армии 68-й стрелковый корпус, выделив 73-ю гвардейскую стрелковую дивизию для наступления на Белград, основными силами должен был выйти на рубеж Аранджеловац, Шатория, чтобы обеспечить с юга боевые действия на белградском направлении. Города Аранджеловац и Шатория находились в руках 5-й и 17-й ударных дивизий югославской армии, что в значительной мере способствовало быстрому выдвижению войск 68-го корпуса на заданный рубеж. Левофланговый 64-й стрелковый корпус выходом на рубеж Варварин, Княжевац также обеспечивал действия войск на направлении главного удара фронта. Ему содействовали 2-я Пролетарская и 45-я дивизии Народно-освободительной армии Югославии.

    В соответствии с этим замыслом командующий 57-й армией конкретизировал задачи соединениям армии и произвел распределение средств усиления: 75-й стрелковый корпус поддерживали пять артиллерийских и минометных полков; соединения 68-го корпуса — шесть артиллерийских, минометных и зенитных полков; усиленный 1-м гвардейским укрепленным районом 64-й корпус имел три артиллерийских полка. Этих средств было достаточно для того, чтобы успешно выполнить поставленные корпусам задачи.

    По решению командующего 3-м Украинским фронтом 2-я и 4-я болгарские армии должны были продолжать наступление в направлении Ниш, Лескова, содействуя 13-му корпусу Народно-освободительной армии Югославии. С воздуха болгарские войска поддерживались авиацией южной группы 17-й воздушной армии. Находившаяся в резерве фронта 230-я стрелковая дивизия — командир дивизии генерал-майор П. И. Кулижский — получила задачу совместно с 4-м гвардейским механизированным корпусом и югославскими частями наступать на Белград.

    В течение 10–11 октября передовые части 57-й армии с боями форсировали реку Морава и вышли на ее левый берег, захватив у противника исправный металлический мост. Германское командование, объединив в отряды свои разрозненные части, пыталось сорвать переправу советских войск. Особенно ожесточенные бои шли у переправ через реку Велика Морава, где войска 68-го стрелкового корпуса удерживали плацдармы, не пропуская на левый берег реки отступавшие войска противника. В ходе этих боев германское командование было лишено возможности перебрасывать из Крагуеваца и Младеноваца свои войска для борьбы с переправлявшимися через Велику Мораву советскими частями, так как на коммуникациях, идущих из Крагуеваца, Тополы и Младеноваца, вели активные боевые действия соединения 1-го Пролетарского корпуса югославской армии. Выход войск 57-й армии в долину реки Велика Морава и захват передовыми частями 68-го стрелкового корпуса плацдарма на ее западном берегу, в районе Дони Ливадицы, а также активные боевые действия войск 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии обеспечили быструю переправу 4-го механизированного корпуса и создали благоприятные условия для дальнейшего наступления войск ударной группировки 3-го Украинского фронта на Белград. Дезорганизованные силы немецкой армейской группы «Сербия» были рассечены: одна часть должна была пробиваться из Восточной Сербии к Белграду, а другая — отходить к Крагуевацу и Кралево. По этой причине командующий немецкими силами на Юго-Востоке Вейхс должен был отказаться от замысла создать в районе Великой и Южной Моравы новое южное крыло немецкого восточного фронта. Армейская группа «Сербия» в оперативном отношении была подчинена командованию 2-й танковой армии, которая получила задачу остановить советско-югославское наступление на линии Дрина, Сава, Дунай, Тиса, а Белград удерживать, пока это будет целесообразно, учитывая общую обстановку. Задачу дальнейшей борьбы с противником, который мог нанести удар по тылам 4-го гвардейского механизированного корпуса после выхода его на западный берег реки Велика Морава, командующий 3-м Украинским фронтом возложил на 299-ю и 236-ю стрелковые дивизии резерва фронта. Свои действия они должны были непрерывно согласовывать с наступавшими в этих районах частями югославской армии. Как и ранее, в состав 4-го мехкорпуса входили 36-я гвардейская танковая, 13, 14-я и 15-я гвардейские механизированные бригады и части усиления. Для расширения плацдарма на западный берег реки Морава на катерах и баржах была переправлена 113-я стрелковая дивизия, начавшая затем наступление в юго-западном направлении.

    Командир 4-го гвардейского механизированного корпуса лично проверил готовность 36-й гвардейской танковой бригады — главной ударной силы корпуса. Как уже говорилось, корпус был усилен 230-м гаубичным артиллерийским, 140-м минометным, 58-м гвардейским минометным полками, 42-й истребительно-противотанковой артиллерийской бригадой, 22-й зенитной артиллерийской дивизией и 218-м отдельным инженерным батальоном. С воздуха его действия обеспечивались частями 9-го смешанного авиационного корпуса.

    Во второй половине дня 11 октября 4-й гвардейский механизированный корпус начал переправу через реку Велика Морава в районе населенного пункта Дони Ливадицы. Попытки авиации люфтваффе разбомбить мост и сорвать переправу гвардейцев успеха не имели. К рассвету 12 октября войска корпуса полностью переправились через реку и, пройдя через боевые порядки находившихся на левом берегу передовых частей 68-го стрелкового корпуса, начали быстро продвигаться к Белграду. Войска корпуса наступали по двум маршрутам. Главный удар наносился основными силами в направлении Велика Плана, Топола, Младеновац, Белград, и вспомогательный — в направлении Велика Плана, Смедерево, Белград.

    По маршруту Велика Плана, Смедерево, Белград наступала 15-я гвардейская механизированная бригада, усиленная истребительно-противотанковым артиллерийским, зенитно-артиллерийским полками, дивизионом гвардейских минометов, дивизионом 120-мм минометов и двумя инженерными ротами. Бригада должна была выйти на пути отхода противника из района Пожаревац, Смедерево и не допустить его к Белграду. Части бригады действовали в отрыве от главных сил корпуса, и эта особенность обстановки требовала от командира бригады и его штаба хорошей организации боевого обеспечения, и в первую очередь эффективной разведки. С помощью местного населения и частей 1-й Краинской бригады 5-й дивизии югославской армии поздно вечером 13 октября бригада вышла к правому берегу Дуная, перерезав дорогу Смедерево — Белград. С выходом 15-й гвардейской механизированной бригады Красной армии и 1-й Краинской бригады НОАЮ к Дунаю пожаревацко-смедеревская группировка противника была изолирована от Белграда. Эта группировка общей численностью около 30 тыс. человек со всей боевой техникой и вооружением оказалась отрезанной от своих и зажатой с фронта наступающими частями 75-го стрелкового корпуса и 25-й дивизии 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии, с юга и юго-запада — 15-й гвардейской мехбригадой, 1-й Краинской бригадой НОАЮ и вышедшими в район Пожареваца частями 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады.

    Наступавшие к югу от Белграда 68-й и 64-й стрелковые корпуса, войска 14-го корпуса и части 2-й Пролетарской и 17-й дивизий Народно-освободительной армии Югославии, преодолевая упорное сопротивление противника, вели бои с целью обеспечить действия советских и югославских войск, наступавших на Белград от возможных ударов противника с юга.

    Предвидя угрозу прорыва советских и югославских войск к Белграду, германское командование потребовало от своих частей и соединений любой ценой воспрепятствовать этому. Одновременно оно всячески старалось ускорить отход группы армий «Е» на север. Немцы еще более усилили сопротивление наступавшим войскам 3-го Украинского фронта и югославской армии. Наиболее сильное сопротивление противник оказывал главным силам 4-го гвардейского механизированного корпуса и частям 1-го Пролетарского корпуса Народно-освободительной армии Югославии на направлении Топола, Младеновац, Белград. Здесь действовали сильные группировки пехоты, вооруженные фаустпатронами, танковые подразделения и значительное количество противотанковой артиллерии.

    Однако ничто не могло остановить наступавшие советские и югославские войска. Главные силы 4-го гвардейского механизированного корпуса (36-я гвардейская танковая, 14-я и 13-я гвардейские механизированные бригады) в первой половине дня 12 октября в районе населенного пункта Наталинци (12 км восточнее Тополы) встретились с частями 4-й бригады 21-й дивизии НОАЮ. Посадив на танки один батальон этой бригады, 36-я гвардейская танковая бригада, сбивая заслоны врага, вскоре вышла к Тополе — крупному опорному пункту противника на дороге Белград — Крагуевац. Эта дорога являлась самой короткой коммуникацией, связывавшей южную группировку немецких войск с Белградом. По ней отводились на север войска из Греции и южных районов Югославии. Вот почему удержание Тополы для германского командования имело большое значение. На подступах к этому городу помимо 10-й Краинской бригады 5-й дивизии вели бои 13-я бригада 1-й Пролетарской дивизии и 2-я Краинская бригада 17-й дивизии югославской армии. Пока части 1-го Пролетарского корпуса вели упорные бои за Тополу с запада, к восточной окраине города подходила 6-я гвардейская танковая бригада 4-го гвардейского механизированного корпуса, которая с ходу атаковала этот опорный пункт. Бои по освобождению Тополы явились первыми совместными действиями 1-й армейской группы Народно-освободительной армии и советского 4-го гвардейского механизированного корпуса, в ходе которых югославские пехотинцы и советские танкисты и артиллеристы совместно атаковали врага.

    С занятием Тополы была перерезана и прочно занята советскими и югославскими войсками последняя коммуникация, ведущая с юга к Белграду. Колонна 117-й немецкой дивизии, совершавшая марш из Греции к Белграду, была рассечена. К столице пробился только один ее полк. Главные силы дивизии остались в районе Кралево, Крагуевац. Теперь немецкие войска могли отходить на запад лишь по долине реки Западная Морава, а далее через Ужице в Боснию. В связи с этим Кралево приобретало для противника решающее значение. Через этот город проходили пути отступающих из Греции главных сил немецких войск.

    Оборона Кралево была поручена генералу Мюллеру — командиру 34-го армейского корпуса. В его распоряжение выделялось значительное число войск. Из Салоник на самолетах перебрасывались один батальон 22-й пехотной дивизии и фузелерный батальон «Родос», по железной дороге подходили части 104-й егерской дивизии и войска 297-й и 181-й пехотных дивизий. Располагая этими силами, а также частями 7-й горной дивизии СС «Принц Евгений», генерал Мюллер принимал все меры к организации прочной обороны в Кралево.

    Тем временем, овладев Тополой, главные силы 4-го гвардейского механизированного корпуса повернули на север и по шоссейной дороге устремились к Белграду, до которого оставалось около 70 км. По проселочным дорогам двигались части 1-й и 6-й Пролетарских и 5-й и 21-й ударных дивизий югославской армии. Преодоление этого отрезка пути также проходило почти в непрерывных боях с врагом.

    В 9 км севернее Тополы, в районе Белозавцев, противник открыл по головным частям 36-й гвардейской танковой бригады сильный огонь из 88-мм самоходных орудий. Не останавливая движения, передовые части бригады атаковали вражеские позиции. Немцы, бросив орудия, автомашины и другое военное имущество, поспешно отошли в район города Младеновац, превращенного ими в сильный опорный пункт. Части 5-й ударной и 1-й Пролетарской дивизий вели напряженные бои за этот город. На южной окраине Младеноваца по левому берегу реки Луг и далее по железнодорожной насыпи немецкие войска подготовили оборонительный рубеж. Сам город был приспособлен к круговой обороне.

    Выдвинутая под покровом вечерних сумерек как можно ближе к переднему краю обороны противника артиллерия корпуса произвела мощный огневой налет, после чего танки с десантом автоматчиков на броне на большой скорости атаковали немецкие позиции. Оборона врага была прорвана, танки ворвались в Младеновац. Вместе с советскими бойцами наступали части 4-й Краинской бригады 5-й дивизии и 3-й Краинской бригады 1-й Пролетарской дивизии, которые ворвались в северную и западную части города. Поздно вечером 12 октября Младеновац был полностью очищен от противника, мост через реку Луг разминирован. Правда, эти успехи стоили советским и югославским частям немалых жертв. Только подбитыми и сожженными 4-й гвардейский механизированный корпус потерял почти полтора десятка танков.

    Преследуя отходившего противника, 36-я гвардейская танковая бригада 13 октября на рассвете подошла к новому опорному пункту немцев на пути к Белграду — Раля (западнее). Здесь противник также оказал упорное сопротивление. Перешедшие в атаку после короткой артиллерийской подготовки части бригады и два батальона из состава 1-й Пролетарской бригады успешно атаковали немецкий укрепленный пункт. Противник не смог устоять и в 7.30 вынужден был оставить Раля и отойти к Авале. Отход противника прикрывался его авиацией, проявившей в этот день особую активность.

    В то время как советские подвижные соединения совместно с частями 1-й Пролетарской и 5-й Краинской дивизий югославской армии, преследуя противника, вели бои на направлении Топола, Младеновац, Белград, главные силы 5-й дивизии, быстро продвигаясь на север, 12 октября вышли на линию железной дороги Мала-Крена — Белград.

    Таким образом, была перерезана и вторая линия железной дороги, ведущая из долины реки Велика Морава к Белграду. На следующий день 5-я дивизия в районе Смедерево установила связь с войсками Красной армии и вместе с ними развернула наступление на Белград с востока.

    Колонны танков, артиллерии, пехоты продвигались в то утро к Авале и предместьям Белграда — Кошутняку и Баново-Брду. На всей территории к западу от берега Дуная до берега Савы в эти дни происходили встречи войск 3-го Украинского фронта с войсками 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии.

    Вечером 13 октября войска 1-й армейской группы вместе с войсками 3-го Украинского фронта стояли под Белградом в готовности начать бой за его освобождение. Но прежде необходимо было разгромить противника, укрепившегося на горе Авала. Подножие горы было опоясано окопами, траншеями, проволочными заграждениями и плотно заминировано. Обойти гору Авала не представлялось возможным. Прорыв внешнего обвода обороны Белграда на горе Авала начался в ночь на 14 октября. После короткой, но сильной артиллерийской подготовки войска 4-го гвардейского механизированного корпуса и части 1-й Пролетарской дивизии югославской армии атаковали с юга немецкие позиции. Первыми на позиции противника ворвались танки. Вслед за ними в борьбу вступили мотострелковые войска механизированного корпуса и пехотные части югославской народной армии. В результате непродолжительного, но ожесточенного боя внешний оборонительный обвод противника был прорван. Ключевая позиция на горе Авала, прикрывающая путь на Белград, была взята, а немецкие части, оборонявшие ее, уничтожены.

    Утром 14 октября советские и югославские войска, ломая сопротивление противника, продолжали продвигаться к окраинам Белграда. Части 1-й Пролетарской дивизии НОАЮ, поддержанные танками и артиллерией 4-го гвардейского мехкорпуса, стремительной атакой овладели немецким опорным пунктом на юго-западной окраине Белграда — Банички-Вис.

    Напряженные бои в это время вела наступавшая на вспомогательном направлении 15-я гвардейская механизированная бригада 4-го гвардейского механизированного корпуса. От быстрого и решительного выполнения бригадой своей задачи во многом зависел успех действий советских и югославских войск по отсечению от Белграда отходившей пожаревацко-смедеревской группировки немцев, стремившейся соединиться с белградским гарнизоном. Германское командование предприняло ряд мер к тому, чтобы облегчить отход этой группировки. Так, 13 октября из Белграда навстречу отступавшей через Пожаревац, Смедерево немецкой корпусной группе «Штетнер» была выдвинута боевая группа «Витман». Часть этих групп объединилась в долине реки Пека с 1-й горнострелковой дивизией и начала совместные боевые действия с целью остановить наступление советских и югославских войск на левом берегу реки Велика Морава и как можно быстрее пробиться в Белград. На пути отходивших под ударами правофланговых соединений 57-й армии и частей 14-го ударного корпуса НОАЮ немецких войск вышла 15-я гвардейская механизированная бригада 4-го гвардейского механизированного корпуса, сюда же выходили 5-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада 57-й армии и 1-я Краинская бригада 5-й ударной дивизии югославской армии.

    Несколько позднее в этот район командование 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии направило еще 21-ю ударную дивизию 1-го Пролетарского корпуса и 23-ю дивизию 14-го ударного корпуса. В ночь на 14 октября, двигаясь к Белграду, советская 15-я гвардейская механизированная бригада и 1-я Краинская бригада 5-й дивизии НОАЮ с ходу атаковали во фланг и тыл моторизованный полк дивизии специального назначения «Бранденбург». Танковый полк 15-й бригады на большой скорости с зажженными фарами врезался в колонну противника. Танкисты нанесли германским войскам серьезное поражение и расчистили себе дорогу на Белград.

    Немецкое Верховное командование потребовало от своих войск любой ценой удержать югославскую столицу и тем самым обеспечить отход главных сил группы армий «Е» в Венгрию. В городе было введено осадное положение. Обстановка требовала немедленного штурма Белграда, прорыва городского обвода обороны противника и главное — быстрого захвата моста через реку Сава, с тем чтобы лишить немецкие войска возможности отойти на ее западный берег.

    Тем временем войска 57-й армии и Народно-освободительной армии Югославии продолжали развивать наступление. 75-й стрелковый корпус во взаимодействии с 14-м ударным корпусом югославской армии 13 октября вышел на северную окраину Пожареваца, а части 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады — к его южной окраине. Через Пожаревац проходила единственная дорога, по которой был возможен отход на Белград, поэтому немцы принимали все меры к его удержанию. Для обороны пожаревацкого узла сопротивления противник сосредоточил крупную группировку пехоты, усиленную танками, штурмовыми орудиями и артиллерией. Весь день 14 октября шли напряженные бои, и только к утру следующего дня частям 75-го стрелкового корпуса, 5-й отдельной гвардейской мотострелковой бригады и Пожаревацкого партизанского отряда удалось сломить сопротивление немецкого гарнизона и овладеть опорным пунктом Пожаревац. Вскоре сюда подошла и 25-я Сербская дивизия НОАЮ.

    К исходу дня войска 75-го корпуса вышли в район Смедерево и к югу от него. Одновременно сюда же подошли корабли Дунайской военной флотилии, взаимодействовавшие с частями 75-го корпуса, и совместно с ними завязали бои за Смедерево.

    В центре и на левом фланге 57-й армии войска 68-го и 64-го стрелковых корпусов вели упорные бои с частями боевой группы «Мюллер», а также с переброшенными сюда 297-й пехотной и 117-й легкопехотной немецкими дивизиями. Усиливая группировку войск на этом направлении, германское командование стремилось во что бы то ни стало устранить нависшую угрозу перехвата единственной, оставшейся в его руках, пригодной для движения дороги Кралево — Сараево. Дорога имела чрезвычайно важное значение, так как по ней отходили на север войска группы армий «Е».

    68-й стрелковый корпус, выполняя задачу обеспечения наступления главной группировки на белградском направлении, 13 октября находился в районе села Аранджеловаца, а частью сил подошел к населенному пункту Рудник, где встретился с частями 17-й дивизии югославской армии. Продолжая наступление, войска 68-го стрелкового корпуса и 17-й дивизии в последующие два дня создали непосредственную угрозу Крагуевацу — важному узлу дорог.

    Успешное наступление войск 3-го Украинского фронта, а также активные боевые действия югославских и болгарских соединений поставили в тяжелое положение не только отходившие из Греции войска противника, которые отбрасывались все дальше в горный район, но и части, находившиеся непосредственно на фронте. Армейская группа «Фелбер», а также раз личные «боевые группы» вынуждены были действовать изолированно. Единое руководство этими войсками в Сербии, по существу, было парализовано. Бывший начальник штаба группы армий «Е» генерал Эрих Шмидт Рихберг впоследствии в своей книге «Конец Балкан» писал по этому поводу: «Связь с внешним миром в течение ближайших недель поддерживалась только по радио и с помощью случайных самолетов связи. Какой-либо помощи со стороны ОКВ (Верховное главнокомандование вооруженных сил Германии) или главнокомандующего войсками группы армий „Юго-восток“ нельзя было ожидать. Это подтвердил начальник штаба группы армий „Юго-восток“, который вскоре еще раз прилетел для ориентировки. На участников это посещение произвело впечатление последнего визита врача к пациенту, который безнадежно болен»[148].

    64-й стрелковый корпус во взаимодействии с 45-й дивизией Народно-освободительной армии Югославии, четко выполняя поставленную командующим 57-й армией задачу «отдельными сильными подвижными отрядами овладеть Ниш, Крушевац», успешно развивал наступление с рубежа Криви Вир, Княжевац в юго-западном направлении. Наиболее ожесточенные бои развернулись на рубеже рек Велика Морава и Южная Морава, на участке Глоговац, Сталач, Алексинац. Преодолев сопротивление боевой группы «Мюллер», войска корпуса форсировали реку Велика Морава в районах Ягодины и Обрежа и вышли на ее левый берег. Подчиненный корпусу 1-й гвардейский укрепленный район вместе с частями 45-й дивизии югославской армии развивал наступление из района Княжеваца на Ниш.

    14 октября части 64-го стрелкового корпуса во взаимодействии со 2-й Пролетарской дивизией НОАЮ освободили город Крушевац, захватив до 2700 пленных.

    Боевые действия на нишском направлении носили упорный характер. Еще в ночь на 11 октября противник под ударами 47-й дивизии НОАЮ начал отходить к Нишу. Утром 11 октября части этой дивизии освободили Лесковац. В город вступили также и подразделения отдельной болгарской танковой бригады. Это соединение, согласно штату, имело в своем составе 4226 человек в следующих полках: танковом (2 танковых батальона, противотанковый и зенитный дивизионы), артиллерийском, моторизованном пехотном (двухбатальонного состава), а также в разведывательном батальоне бронеавтомобилей. На вооружении отдельной танковой бригады состояла в основном немецкая техника, закупленная в 1942–1944 годах: 46 (41?) Pz.Kpfw.IV (Sd.Kfz.161/1–2) Ausf.G/H, 10 танков Pz.Kpfw.III (Sd.Kfz.141/2) Ausf.N, 25 штурмовых орудий StuG III (Sd.Kfz.142/1) Ausf.G и 20 бронеавтомобилей Sd.Kfz.222.

    Предвидя возможность отвода германским командованием 7-й горной дивизии СС «Принц Евгений» из Ниша в Прокупле, Главный штаб Народно-освободительных войск Сербии приказал 13-му корпусу выдвинуть 22-ю и 24-ю ударные дивизии как можно ближе к Нишу, что и было сделано еще до 11 октября. Дивизии вышли в районы: 9 км западнее и 15 км южнее Ниша в готовности к непосредственному наступлению на этот город — сильный опорный пункт немцев.

    Тем временем 2-я Пролетарская дивизия НОАЮ, освободив несколько населенных пунктов в долине реки Южная Морава, южнее Сталача, вошла в соприкосновение с частями 45-й дивизии НОАЮ и 64-го стрелкового корпуса Красной армии. В результате этих действий была устранена угроза возможных ударов немецких войск с севера на Ниш и, кроме того, противник лишался возможности беспрепятственно отводить свои войска из Ниша по долине реки Южная Морава на северо-запад.

    Наступавшая на пиротско-нишском направлении 2-я болгарская армия до 11 октября прорвала оборону противника, отбросив его на новые оборонительные рубежи, находившиеся в 35 км восточнее и юго-восточнее Ниша. К исходу 12 октября войска армии вышли на рубеж Равно-Дубрава, Орашац, западнее Беты. В последующие дни армия продолжала вести упорные бои с оборонявшимся противником. С севера к Нишу с боями подходили части 45-й дивизии югославской армии и 1-го гвардейского укрепленного района 57-й армии.

    Воспользовавшись отходом частей 7-й горной дивизии СС «Принц Евгений, пробивавшейся к Прокупле» на левый берег реки Южная Морава, войска 2-й болгарской армии и части 13-го корпуса НОАЮ ускорили наступление на Ниш. К 12.00 14 октября 22-я дивизия НОАЮ овладела пригородом Ниша, а несколько позднее — юго-восточной и южной частями города. Вскоре в город пошли части 46-й дивизии НОАЮ. Эти дивизии, а также бригада 45-й дивизии югославской армии, батальон 1-го гвардейского укрепленного района 57-й армии и 6-я болгарская дивизия, вступившие в город с северной и восточной сторон, к 16.00 полностью освободили Ниш.

    Отходившая к Прокупле 7-я горная дивизия СС «Принц Евгений» 14 октября была окружена 47-й и 24-й дивизиями Народно-освободительной армии Югославии. Начались ожесточенные бои по ее уничтожению. В результате ударов советской авиации, 47-й и 24-й дивизий и отдельной болгарской танковой бригады дивизия была разгромлена. Часть ее была уничтожена и взята в плен, а несколько мелких групп прорвались к Прокупле. Вся техника и вооружение дивизии остались на поле боя.

    Мощную поддержку наступавшим на нишском направлении советским, югославским и болгарским войскам оказывали летчики 17-й воздушной армии. Части авиационных дивизий генерал-майора Г. И. Белицкого и полковника Б. А. Смирнова непрерывно наносили удары по объектам противника, особенно по опорным пунктам.

    С освобождением Ниша, крупнейшего узла коммуникаций, немецкая группа армий «Е» лишилась возможности отступления к Белграду по кратчайшим удобным путям. Теперь она могла отводить свои войска только вдоль долины реки Ибар в двух направлениях: через Нови Пазар, Приеполе, Вишеград и через Кралево, Чачак, Ужице, Любовию и Зворник. Оба направления в связи с этим приобретали для германского командования огромное значение. Но и на этих коммуникациях немецкие войска подвергались непрерывным ударам войск Народно-освободительной армии Югославии и частично войск болгарской армии.

    Таким образом, к 14 октября войска 3-го Украинского фронта и 1-й армейской группы югославской армии с юга, востока и юго-запада, 46-я армия 2-го Украинского фронта с северо-востока вышли к Белграду. Одновременно советские, югославские и болгарские войска перерезали коммуникации войск группы армий «Е», отбросили их в горные районы и создали прочный фронт обеспечения с юга. 30-тысячная группировка противника, окруженная западнее Смедерево, была лишена возможности прийти на помощь осажденному белградскому гарнизону. Создались благоприятные условия для освобождения столицы Югославии.

    Штурм города

    (14–20 октября 1944 года)

    С 14 октября Белградская операция вступила в свою завершающую фазу. Белград и его окрестности обороняла довольно крупная группировка противника, в ее состав входили: подразделения 737-го полка 117-й егерской дивизии, крепостной полк, запасный батальон 7-й горной дивизии СС «Принц Евгений», 28-й ландверный батальон, несколько полицейских батальонов, батальон шахтеров службы трудовой повинности из Костолаца, 38-й моторизованный полк зенитной артиллерии, несколько дивизионов артиллерии 2-й танковой армии, до двух батальонов танков и САУ, части сербского добровольческого и русского (белогвардейского) охранного корпусов (в конце сентября из-под Белграда был переброшен в Боснию для борьбы с партизанами, 10 октября переименован в Русский корпус в Сербии), подразделения 5-го моторизованного полицейского полка, два батальона 750-го полка 118-й егерской дивизии. На левом берегу реки Сава находились вновь сформированная дивизия «Бехтер» горного корпуса СС и дивизионная боевая группа «Килвайн». Всего эта группировка насчитывала более 30 тыс. человек, около 70 танков и бронемашин и около 400 артиллерийских орудий и минометов разного калибра. Особую группировку, участвовавшую в боях за Белград, составляла корпусная группа генерала Штетнера, которая с боями пробилась из Восточной Сербии через узкий коридор на правом берегу Дуная. Группировка насчитывала более трех дивизий, свыше 30 тыс. человек. Основные силы группировки составляли части 1-й горнострелковой дивизии, дивизии специального назначения «Бранденбург» и 92-я моторизованная бригада.

    Противник заранее подготовил Белград к обороне, построив вокруг него два оборонительных обвода (внешний и городской). Особенно сильно был укреплен городской обвод, проходивший по окраинам города от Савы до Дуная и опиравшийся на опорные пункты Чукарице, Баново-Брдо, Кошутняке, Дединье, Банички-Висе, Конярнике, Велики-Врачаре. Здесь были подготовлены противотанковый ров и траншеи полного профиля. Орудия располагались в железобетонных укрытиях; на площадях и перекрестках улиц находились ДОТы и ДЗОТы. Многие каменные ограды и здания были приспособлены к обороне. Канализационные галереи, глубокие каменные подвалы, между которыми имелись ходы сообщения, использовались противником для укрытия живой силы и маневра. Весь город был заминировал и разделен на ряд узлов сопротивления. Наиболее мощными из них были: район крепости Калемегдан, площадь Теразие, район Савского моста, группа зданий министерств, главный вокзал и гора Велики-Врачар, господствовавшая над восточной окраиной города. На ней располагалась основная масса крупнокалиберной зенитной артиллерии противника. Гарнизоны узлов сопротивления составляли боевые группы пехоты, усиленные значительным количеством артиллерии, минометов и тяжелого стрелкового вооружения. Для борьбы с танками и самоходными установками предназначались специально подготовленные подразделения истребителей танков, вооруженные фаустпатронами. Следует отметить, что противник использовал фаустпатроны и для борьбы с атакующей пехотой. Германское командование для обороны Белграда располагало авиацией поддержки: на Земунском аэродроме помимо 75 пикирующих бомбардировщиков Ю-87 имелось определенное число истребителей «Фокке-Вульф», а также «Мессершмитт».

    Войска, оборонявшие Белград, прошли специальную подготовку. Обучением предусматривалось отражение удара танковых сил, борьба с партизанскими формированиями и подавление вооруженного восстания населения города. Особое внимание уделялось отработке маневренных действий и нанесению контратак.

    Германское командование упорной обороной Белграда решило приковать к этому району возможно большее количество советских и югославских войск и облегчить тем самым отход частей группы армий «Е» на Сараево. Оно сознательно пошло на жертву белградского гарнизона для спасения войск группы армий «Е». Однако и это ему не удалось. Немецкие войска, отошедшие из южных районов Балканского полуострова, впоследствии были уничтожены или взяты в плен войсками Народно-освободительной армии Югославии, о чем довольно образно свидетельствует бывший начальник штаба группы армий «Е» Эрих Шмидт Рихберг в своей книге «Конец Балкан».

    «Осенью 1944 года, — писал он, — более чем 300 000 немецких солдат выступили с островов Эгейского и Ионического морей и из Греции, чтобы достичь своей родины… Эти немецкие солдаты, несмотря на все трудности, открыли себе дорогу на родину, но лишь для того, чтобы после тяжелых боев и маршей, уже видя приветствовавшие их Альпы, оказаться в балканском плену».

    К штурму Белграда привлекались с югославской стороны — 1-я и 6-я Пролетарские, 5, 11, 16, 21, 23, 28-я и 36-я ударные дивизии; с советской — 4-й гвардейский механизированный корпус, 73-я гвардейская и 236-я стрелковые дивизии, 3 артиллерийские бригады, 16 артиллерийских, минометных и самоходно-артиллерийских полков, зенитная артиллерийская дивизия и 3 отдельных зенитных артиллерийских полка. Наступление с воздуха поддерживали соединения 17-й воздушной армии, а фланг на Дунае обеспечивали корабли Дунайской военной флотилии.

    Основная идея штурма Белграда заключалась в том, чтобы фронтальным ударом главных сил на узком участке прорвать городской оборонительный обвод противника, стремительным обходным маневром части сил выйти в тыл гарнизона и с ходу овладеть мостом через реку Сава. Тем самым командование гарнизона лишалось возможности маневрировать резервами и отходить на запад. Затем предусматривалось несколькими ударами главных и вспомогательных сил рассечь гарнизон противника на изолированные части и уничтожить их.

    Разрабатывая план штурма, советское и югославское командование учитывало, что наличными силами окружить город и уничтожить его довольно сильный гарнизон будет невозможно. Поэтому в основу замысла были положены быстрота и внезапность действий войск. Штурм крупного города объединенными силами требовал организации самого тесного взаимодействия между частями всех родов войск, а также между советскими и югославскими соединениями. Осуществить это взаимодействие на местности с советской стороны командующий фронтом поручил генерал-полковнику С. С. Бирюзову и генерал-полковнику артиллерии М. И. Неделину. На командном пункте 57-й армии генералы С. С. Бирюзов и М. И. Неделин вместе с генералами Н. А. Гагеном и В. И. Ждановым уточнили план штурма Белграда советскими войсками и все детали взаимодействия с войсками Народно-освободительной армии Югославии, организовали артиллерийское и авиационное обеспечение советских и югославских войск. С югославской стороны подготовкой штурма руководил командующий 1-й армейской группой НОАЮ генерал-подполковник Пеко Дапчевич, который совместно со своим штабом разработал план наступления на Белград войск Народно-освободительной армии Югославии. Утром 14 октября на совместном совещании командования 1-й армейской группы НОАЮ и 4-го гвардейского механизированного корпуса Красной армии в Яйнице были окончательно согласованы действия советских и югославских войск в наступлении на Белград.

    Главный удар наносили 4-й гвардейский механизированный корпус, 230-я и 73-я гвардейская стрелковые дивизии, 1-я и 6-я Пролетарские дивизии, 5-я и 21-я ударные дивизии 1-го Пролетарского корпуса Народно-освободительной армии Югославии в направлении Банички-Вис, Аутокоманда, площадь Славия, крепость Калемегдан. Вспомогательный — 11, 16, 36-я и 28-я ударные дивизии 12-го корпуса югославской армии в общем направлении на Чукарица, Топчидер, Главный вокзал. Штурм города обеспечивали артиллерия и авиация 3-го Украинского фронта, а также корабельная артиллерия Дунайской военной флотилии.

    В соответствии с приказом югославского командования 1-й Пролетарский и 12-й ударный корпуса построили свои боевые порядки в четыре колонны. Первую колонну составлял 12-й корпус (11, 16, 28-я и 36-я ударные дивизии) под командованием генерал-майора Данилы Лекича. Она имела задачу главными силами наступать вдоль правого берега Савы, через Чукарицу и Жаркого, на Главный вокзал и Савский мост. Во вторую колонну была выделена 6-я Пролетарская дивизия под командованием полковника Джоки Иованича с задачей наступать через Топчидер в направлении на Теразие и Калемегдан. В третью колонну вошла 1-я Пролетарская дивизия под командованием полковника Васо Йовановича, которая должна была прорвать оборону противника на южной окраине города и, наступая через Баницу, Дединье на площадь Славия, пробиться в центр города, выйти к Калемегдану. Четвертую колонну составляла 5-я ударная дивизия под командованием полковника Милутина Морачи. Она имела задачу продвигаться к Калемегдану с востока в полосе между улицей Короля Александра и правым берегом Дуная. В общий резерв выделялись 21-я ударная дивизия, которая под командованием полковника Милое Милоевича сосредоточилась севернее и восточнее Авалы, в районах сел Бели-Поток, Зуце, Лештане, и 23-я ударная дивизия 14-го корпуса под командованием подполковника Миладина Ивановича и политкомиссара Воина Поповича, которая занимала район южнее Авалы.

    Боевой порядок советских войск был построен в два эшелона. В первом эшелоне наступал 4-й гвардейский механизированный корпус, во втором — 73-я гвардейская и 236-я стрелковые дивизии. В центре боевого построения находилась наиболее сильная 36-я гвардейская танковая бригада.

    Войска поддерживали корпусная артиллерийская группа и авиация.

    Для надежного подавления обороны противника при штурме города по указанию генерал-полковника М. И. Неделина была создана крупная группировка артиллерии. Следует заметить, что количество стволов в ней беспрерывно увеличивалось. Так, если в начале штурма в бою участвовало 300 орудий и минометов, то спустя два дня их количество возросло до 633.

    Для успешного авиационного обеспечения штурма Белграда требовалось в кратчайший срок перебазировать соединения 17-й воздушной армии ближе к Белграду. Выполнением этой задачи, а также организацией взаимодействия авиации и наземных войск руководил лично командующий 17-й воздушной армией генерал-полковник В. А. Судец, вылетавший для этой цели на командный пункт командира 4-го гвардейского механизированного корпуса и в районы новых аэродромов. В результате усилий командиров всех степеней, от ответственных представителей высших штабов до командиров соединений и частей Красной армии и НОАЮ, все наиболее важные вопросы, от которых зависел успешный ход и исход штурма Белграда, были тщательно отработаны.

    Для борьбы с противником в городе в танковой и механизированных бригадах корпуса создавались штурмовые отряды и штурмовые группы из пехоты, артиллерии, танков, минометов, огнеметных и саперных подразделений. Каждая из бригад сформировала по одному штурмовому отряду, а мотострелковые батальоны — по 1–2 штурмовые группы. Штурмовые отряды и группы получили задачу наступать впереди своих частей или соединений, расчищая им путь. Каждый штурмовой отряд или группа имели в своем составе по роте бойцов Народно-освободительной армии.

    В период выхода частей корпуса на исходные позиции в полосе предстоящего прорыва была проведена разведка боем, в результате которой удалось уточнить начертание переднего края, выявить минные поля, разведать инженерные заграждения, противотанковые рвы, а также систему огня и силы обороняющегося противника.

    Во второй половине дня 14 октября 1944 года мощный грохот советской артиллерии потряс окрестности Белграда. Более 300 орудий и минометов и 24 установки гвардейских минометов обрушили свой огонь на передний край обороны противника и его опорные пункты на южной окраине города. Как только отзвучал залп «катюш», известивший об окончании артиллерийской подготовки, советские и югославские войска пошли на штурм Белграда. Наступление развивалось стремительно, и уже к исходу дня оборона противника на городском оборонительном обводе была прорвана. Штурмующие части устремились в глубь города.

    В направлении Баницы и Дединье наступали 1-я Пролетарская дивизия югославской армии, 36-я гвардейская танковая и 13-я гвардейская механизированная бригады 4-го гвардейского механизированного корпуса. Пехота противника, укрывшаяся в окопах и бункерах, поддерживаемая сильным артиллерийским и минометным огнем и танками, оказывала наступавшим яростное сопротивление. После многочасового боя оборона немецких войск была сломлена. К исходу дня Баница и Дединье были освобождены. В течение ночи 1-я Пролетарская дивизия вместе с 36-й гвардейской танковой бригадой продолжала наступать в направлении площади Славия через Аутокоманду, а части 13-й гвардейской механизированной бригады — в направлении ипподрома. Особенно сильное сопротивление немцы оказали в районе Аутокоманды, парка Караджорджа и квартала больничных зданий.

    К вечеру 14 октября части и подразделения 6-й Пролетарской дивизии югославской армии атаковали противника в Топчидере и после продолжительного ожесточенного боя сломили его сопротивление и заняли железнодорожную станцию Топчидер. Немецкие части были вынуждены отходить на Сеньяк и Чукарицу. Отходя, они подожгли на станции склады боеприпасов и различного военного снаряжения. Продолжая наступление, части дивизии в течение ночи заняли Топчидерскую гору, а утром 15 октября ее 2-я и 3-я Ликские бригады достигли площади Мостар, после чего начали продвигаться по улицам Князя Милоша и Сараевской в направлении квартала зданий министерств. 1-я Ликская бригада после боя за Топчидер была направлена в Чукарицу с задачей оказать поддержку соединениям 12-го ударного корпуса.

    Бои в городе не утихали до утра следующего дня. Штурмовые отряды и штурмовые группы, сопровождаемые танками, артиллерией и самоходно-артиллерийскими установками, в тесном взаимодействии с югославскими частями очищали дом за домом, квартал за кварталом. Утром 15 октября в бой были введены прибывшие 73-я гвардейская и 236-я стрелковые дивизии. К исходу 15 октября штурмующим войскам удалось рассечь белградский гарнизон противника на части. 1-я и 6-я Пролетарские и 5-я ударная дивизии югославской армии, 36-я гвардейская танковая бригада и части 73-й гвардейской и 236-й стрелковых дивизий Красной армии, уничтожив сильные гарнизоны в ряде опорных пунктов противника, вышли в районе железнодорожной станции Дунай на северную окраину города. Восточная часть белградского гарнизона была отрезана от западной.

    Наступавшая от Славии в направлении улицы Короля Александра 1-я Пролетарская бригада при поддержке советских танков к вечеру подошла к зданиям Народной Скупщины и Главпочтамта. Правее 3-я Пролетарская бригада в результате ожесточенного боя овладела Ташмайданом, взяв при этом в плен роту немецких солдат. 8-я Черногорская бригада 1-й Пролетарской дивизии, действуя совместно с советскими частями, успешно продвигалась вдоль улицы Короля Милана, достигла старого королевского дворца и подошла к Теразие — центральной площади Белграда.

    К тому времени 14-я гвардейская механизированная бригада во взаимодействии с частями 1-й Пролетарской и 5-й ударной дивизий югославской армии овладела Вождовацем, гимназией Короля Александра, разгромила гарнизон противника в опорном пункте на заводе «Беометалл» и завязала бой в районе обсерватории на восточной окраине Белграда. Таким образом, и юго-восточная часть города оказалась также отсеченной и изолированной от других районов города. 13-я гвардейская механизированная бригада, которой оказывали помощь части 6-й Пролетарской дивизии НОАЮ, преодолевая сопротивление противника, вела наступление на Главный вокзал и мост через реку Сава на западной окраине города. С ее выходом к Главному вокзалу мост через Саву оказался бы под воздействием артиллерии советских войск, что затруднило бы переброску противником резервов в город. Всю ночь на 15 октября части бригады почти непрерывно атаковывали противника, прикрывавшего подходы к мосту через реку Сава. Из района Земуна немцы вели по боевым порядкам бригады артиллерийский огонь. В середине дня 15 октября свыше батальона немецкой пехоты, поддержанной пятью танками и артиллерией, контратаковали 3-й мотострелковый батальон бригады. Около двух часов шел упорный бой, обе стороны понесли значительные потери. Наконец противник отступил. Командир бригады полковник Сергиенко был ранен, в командование соединением вступил начальник штаба. За сутки боя части бригады глубоко вклинились в город и завязали бои за Главный вокзал. Однако по мере приближения к Главному вокзалу и к мосту сопротивление германских войск заметно возрастало. В районе Главного вокзала противник установил большое количество железобетонных колпаков, в которых размещались крупнокалиберные пулеметы и противотанковые орудия малого калибра. Гарнизоны оборонительных сооружений, как правило, не сдавались в плен и сопротивлялись до последнего солдата. Вместе с частями бригады в боях участвовал приданный ей стрелковый полк 73-й гвардейской стрелковой дивизии, а также части 6-й Пролетарской дивизии Народно-освободительной армии Югославии.

    Авиация 17-й воздушной армии в этот день наносила удары на подступах к городу по резервам противника, подходившим из района Земуна на помощь белградскому гарнизону.

    Для захвата Центральной телеграфно-телефонной станции была создана специальная группа добровольцев из 42-й отдельной истребительно-противотанковой бригады. Бойцы штурмовой группы через окна ворвались в здание телеграфа и огнем из автоматов и ручными гранатами уничтожили 25 немецких солдат и 17 взяли в плен. Здание телеграфа, подготовленное к взрыву, было захвачено штурмовой группой неповрежденным.

    В это время 2-я и 3-я Ликские бригады 6-й Пролетарской дивизии продолжали продвигаться по улицам Князя Милоша и Сараевской. В голове 2-й бригады, наступавшей по улице Князя Милоша, находился 4-й батальон. Немцы оказывали отчаянное сопротивление, цепляясь за каждый дом.

    Ночной бой за Жарково, который вели части 11-й и 28-й дивизий, был особенно ожесточенным, но уже днем 15 октября эти дивизии, возобновив наступление, при помощи действовавших здесь войск Красной армии в коротком, но кровопролитном бою овладели опорным пунктом противника Жарково.

    В ночь на 16 октября 5-я Краинская бригада 11-й ударной дивизии прорвала оборону немецкого батальона на высоте Баново-Брдо и овладела важной оборонительной позицией противника. В этом бою бригада уничтожила 30 и захватила в плен 55 немецких солдат.

    Таким образом, в течение первых двух дней наступления на Белград войска 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии и Красной армии добились значительных результатов. Были ликвидированы все важнейшие опорные пункты на южной и восточной окраинах города (Жарково, Баново-Брдо, Топчидер, Дединье, Банички-Вис, Вождовац, Конярник, Велики-Врачар). Большая часть города была освобождена. Противник удерживался только в его северо-западной части на рубеже Дунайский вокзал, Ботанический сад, Народная Скупщина, Теразие, группа зданий министерств, Главный вокзал, а также в Чукарице, где немцы были отрезаны от своих войск в городе.

    В то время как шли ожесточенные бои в самом Белграде, не менее напряженные события развивались юго-восточнее города. 75-й стрелковый корпус и 5-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада 57-й армии совместно с частями 14-го корпуса и 1-й Краинской бригады 5-й дивизии НОАЮ вели бои с пожаревацко-смедеревской группировкой противника.

    Участвовали в боях за столицу Югославии и войска 2-го Украинского фронта. 109-я гвардейская стрелковая дивизия 46-й армии 2-го Украинского фронта во взаимодействии с 12-й Воеводинской бригадой Народно-освободительной армии Югославии в ночь на 14 октября переправилась двумя стрелковыми полками в районе населенного пункта Панчево (12 км северо-восточнее Белграда) на правый берег Дуная, захватила плацдарм и повела наступление на Белград. 15 октября она достигла городского оборонительного обвода на северо-восточной окраине столицы.

    Отступавшая из Восточной Сербии под ударами войск правого фланга 57-й армии и частей Народно-освободительной армии Югославии немецкая группировка все ближе подходила к Белграду. Ее передовые части в первой половине дня 15 октября подошли к восточной окраине Белграда. Здесь, в районе села Мали-Мокри-Луг, они были атакованы подразделениями 5-й ударной дивизии НОАЮ и почти полностью уничтожены. Лишь нескольким автомашинам удалось отойти к Гроцке. Преследуя отходившего противника, один батальон 1-й бригады 5-й ударной дивизии ворвался в Гроцку и, отбросив находившиеся там незначительные силы противника, овладел этим местечком. Однако к вечеру под нажимом подошедших из Смедерево сил противника батальон был вынужден отойти в район южнее Гроцки, где к этому времени сосредоточилась вся 1-я бригада.

    Дунайская военная флотилия, продвигаясь по мере наступления 75-го стрелкового корпуса, взаимодействовала с ним в боях по овладению Смедерево и частью сил пробивалась к Белграду. Произведя огневой налет на Смедерево, отряды бронекатеров под командованием капитан-лейтенанта Бутвина и гвардии капитан-лейтенанта С. И. Барботько 16 октября высадили десант в тылу смедеревского узла обороны противника. Совместными действиями 109-го стрелкового полка 74-й стрелковой дивизии и десанта при поддержке артиллерии бронекатеров во второй половине дня Смедерево было освобождено. Из района Смедерево отряды бронекатеров под командованием Героя Советского Союза старшего лейтенанта М. А. Соколова и гвардии капитан-лейтенанта С. И. Барботько устремились вверх по реке. Выйдя в район разрушенного железнодорожного моста на Дунае и преодолев минные заграждения, бронекатера начали огнем артиллерии поддерживать действовавшие в Белграде войска.

    В ночь на 16 октября 1-я бригада 5-й ударной дивизии, усиленная советскими танками и артиллерией, атаковала немецкую колонну на шоссе между Гроцкой и селом Брестовик, нанесла ей потери, но вследствие значительного превосходства сил противника вынуждена была отойти в район села Пударци.

    Сосредоточиваясь в Гроцке, германское командование намеревалось в ночь на 16 октября сильным передовым отрядом пробиться в Белград и тем самым обеспечить прорыв в город главных сил отходившей по Смедеревскому шоссе группировки войск. В сложившейся обстановке командование 1-й армейской группы НОАЮ приказало 21-й ударной дивизии, находившейся в армейском резерве в районе горы Авала, срочно создать сильный заслон на Смедеревском шоссе и не допустить прорыва противника в Белград. Выполняя поставленную задачу, 4-я сербская бригада 21-й дивизии заняла оборонительные позиции на высотах Шугавац, Липовци на левом берегу реки Болечица и в глубине на рубежах Эрино-Брдо, Смрдан; Мали-Мокри-Луг, Велики-Мокри-Луг, где к этому времени оборонялась 15-я гвардейская механизированная бригада Красной армии. 5-я сербская бригада 21-й дивизии заняла рубеж Голо-Брдо, Лештане, Забран, имея задачей действовать во фланг немецких войск, подходивших по Смедеревскому шоссе. Одновременно на восточной окраине города заняли позиции части 5-й ударной дивизии, усиленные советскими танками и артиллерией.

    Вечером 15 октября немецкие войска силами до полка пехоты с танками и самоходной артиллерией перешли в наступление против частей 21-й и 5-й ударных дивизий югославской армии. Завязался ожесточенный бой, длившийся всю ночь. Несмотря на большие потери (только в боях в районе Мали-Мокри-Луг они потеряли около 360 человек убитыми), немцы упорно стремились прорваться в город. Ночью частью сил им удалось ворваться на улицы Белграда в направлении Конярник, Цветкова-Механе, Велики-Врачар.

    Утром 16 октября противник частью сил нанес удар по боевым порядкам 14-й гвардейской механизированной бригады Красной армии в районе Велики-Мокри-Луг, чтобы оказать помощь главным силам, которые вели наступление в целях захвата Смедеревского шоссе и продвинулись в восточное предместье Белграда. Однако прорвавшемуся в восточный пригород Белграда противнику не удалось пробиться в центр города и соединиться со своими войсками. Утром 16 октября батальон 2-й Пролетарской бригады 21-й ударной дивизии югославской армии атаковал немецкие части, подходившие к улице Короля Александра, и отбросил их в район школы имени Воислава Илича, где во взаимодействии с 36-й гвардейской танковой бригадой Красной армии они были окружены и уничтожены.

    В течение первой половины дня была разбита и большей частью уничтожена и вторая группа противника, пробившаяся к Конярнику. Наиболее сильное сопротивление оказала третья группа, прорвавшаяся в районе Велики-Врачара. Одновременным ударом 14-й гвардейской механизированной бригады Красной армии и 5-й ударной дивизии НОАЮ по сходящимся направлениям эта группа противника была расчленена и также уничтожена. В бою принимала участие и 12-я Воеводинская бригада, переброшенная на кораблях Дунайской военной флотилии из Баната. Таким образом, 16 октября была сорвана вторая попытка германского командования обеспечить прорыв своих главных сил в Белград со стороны Смедерево. Значительную роль в ликвидации попыток германских войск прорваться в Белград сыграли боевые действия 21-й ударной дивизии югославской армии, преградившей на рубеже реки Болечица путь немецким частям, спешившим на помощь прорвавшейся в город группе своих войск, а также упорные оборонительные бои, которые вели с той же целью 15-я гвардейская механизированная и 5-я отдельная гвардейская мотострелковая бригады Красной армии на рубеже Мали-Мокри-Луг, Велики-Мокри-Луг.

    Не менее напряженные бои 16 октября развернулись и на участке 36-й гвардейской танковой бригады. Взаимодействуя с частями 236-й стрелковой дивизии, бригада после упорного боя вышла на северо-восточную окраину города. Вместе с советскими войсками в этом районе наступали и части 1-й Пролетарской дивизии Народно-освободительной армии Югославии. 13-я гвардейская механизированная бригада во взаимодействии с частями 6-й Пролетарской дивизии 16 октября вела бои с засевшим в каменных зданиях, железобетонных колпаках противником в районе Главного вокзала. Понеся в этих боях значительные потери, бригада почти не продвинулась вперед. Наступавшая левее 73-я гвардейская стрелковая дивизия, сломив сопротивление противника, овладела в этот день пунктами в районе пивоваренного завода и вышла к взорванному железнодорожному мосту через реку Сава.

    Значительную помощь в уничтожении немецких частей на северо-восточных и юго-восточных подступах к Белграду оказывала войскам 4-го гвардейского механизированного корпуса и частям Народно-освободительной армии Югославии 109-я гвардейская стрелковая дивизия 46-й армии 2-го Украинского фронта. Она не только уничтожала отдельные прорвавшиеся из окружения группы противника, но и создавала постоянную угрозу белградскому гарнизону с севера и востока.

    В результате напряженных боев штурмующие войска к исходу 16 октября полностью овладели восточной и северо-восточной частями Белграда и продолжали драться в северо-западном и юго-западном районах города.

    Освобождение Белграда проходило в чрезвычайно сложной обстановке. Бои в городе происходили одновременно с боевыми действиями по ликвидации группировки противника, окруженной юго-восточнее и южнее Белграда. Эти войска упорно стремились прорваться в город. В связи с этим из города выводились отдельные части для усиления обороны на юго-восточных подступах к нему. 17 октября на участок 21-й ударной дивизии, на левый берег реки Болечица, были выведены 2-я Ликская и 2-я Пролетарская бригады. На своем левом фланге 21-я дивизия Народно-освободительной армии Югославии установила связь с частями 109-й гвардейской стрелковой дивизии 46-й армии 2-го Украинского фронта, переправившимися совместно с 12-й Воеводинской бригадой НОАЮ через Дунай и занявшими село Винча.

    С целью предотвратить возможную попытку немцев прорваться со Смедеревского шоссе на запад, к Саве, в район горы Авала, из Белграда была направлена 11-я ударная дивизия югославской армии. На восточной окраине Белграда, за фронтом 21-й дивизии, сосредоточились также силы 5-й ударной дивизии, 15-й гвардейской механизированной и 5-й отдельной гвардейской моторизованной бригад. Предпринятые меры были своевременными. Атакуя из района Болеча, а также на участке Кусак, Забран оборонительные позиции советских и югославских частей, противник потеснил части 21-й дивизии с левого берега реки Болечица и подошел на рассвете 17 октября к рубежу Эрино-Брдо, Голо-Брдо, находившемуся в 4–5 км от города. Части 21-й ударной дивизии отошли на последний оборонительный рубеж — гора Стопчино, Кумодраж. Кроме того, утром 17 октября противник атаковал позиции 15-й гвардейской мехбригады, потеснил ее и занял Велики и Мали-Мокри-Луг. Наращивая усилия, германские войска продолжали пробиваться к Белграду. Однако отошедшие на новый оборонительный рубеж части бригады закрепились и остановили наступление противника. Уже в течение первой половины 17 октября в результате объединенных усилий 21-й ударной дивизии и 15-й гвардейской мехбригады, поддержанных дивизионом реактивных минометов и авиацией 3-го Украинского фронта, положение на восточных подступах к Белграду стабилизировалось.

    Вечером этого же дня пополненная прибывшими подкреплениями 21-я ударная дивизия НОАЮ совместно с частями 15-й гвардейской механизированной бригады Красной армии контратаковала противника в направлении Мали-Мокри-Луг, Болеч. Понеся большие потери, немцы вынуждены были снова отойти к реке Болечица. Таким образом, после неудачных попыток пробиться по Смедеревскому шоссе в Белград группировка немецких войск, окруженная юго-восточнее города, оказалась в критическом положении. Зажатая на узком участке между Дунаем и шоссе Гроцка — Болеч, она почти не имела шансов на выход из окружения. Для усиления войск, окруживших вражескую группировку, 17 октября в район горы Авала была переброшена 6-я Воеводинская бригада 36-й ударной дивизии, а в район Велика Моштаница, на запад от горы Авала, направлялась выведенная из боя в Белграде 16-я ударная дивизия НОАЮ. Уже во второй половине дня командование 1-й армейской группы Народно-освободительной армии Югославии получило приказ на наступление против окруженного на Смедеревском шоссе противника. Основной удар должна была нанести 21-я ударная дивизия, усиленная 2-й бригадой 6-й Пролетарской и 1-й бригадой 5-й ударной дивизий. Ей должны были содействовать 5-я и 12-я Краинские бригады 11-й ударной дивизии из района горы Авала и 23-я ударная дивизия 14-го корпуса с юга в направлении Врчина.

    В Белграде, на его восточной окраине, действовали основные силы 5-й ударной дивизии, а внутри города продолжали действовать 1-я и 6-я Пролетарские, 28-я ударная дивизии и советские соединения и части. Таким образом, центр тяжести боевых действий войск 1-й армейской группы югославской армии теперь переместился из города в район юго-восточнее Белграда — здесь было сосредоточено пять ее дивизий.

    С советской стороны для уничтожения окруженной группировки противника были выделены: 75-й стрелковый корпус, 5-я отдельная гвардейская мотострелковая бригада, усиленная минометным полком и отдельным батальоном боевых плавающих машин, 15-я гвардейская механизированная бригада 4-го гвардейского механизированного корпуса, по одному стрелковому полку от 236-й и 73-й гвардейской стрелковых дивизий, гвардейский минометный, самоходно-артиллерийский и истребительно-противотанковый артиллерийские полки. Для руководства советскими войсками в районе боевых действий была создана оперативная группа штаба 57-й армии во главе с начальником штаба генерал-майором П. М. Верхоловичем. В ночь на 18 октября была произведена частичная перегруппировка соединений 4-го гвардейского механизированного корпуса в целях усиления танками советских стрелковых частей и частей Народно-освободительной армии Югославии.

    Командующий окруженными немецкими войскам генерал-лейтенант Вальтер фон Штетнер, убедившись в том, что пробиться в Белград с востока не представляется возможным, 17 октября принял решение выходить из окружения через гору Авала на запад. Об этом решении советскому и югославскому командованию стало известно на рассвете 18 октября из показаний пленного. Он заявил, что несколько часов назад по приказанию командующего группой окруженных войск была выведена из строя вся техника, в том числе около 1500 автомобилей, в частях оставлены лишь винтовки, автоматы и пулеметы. Группа получила задачу — на заре 18 октября прорвать оборону югославских и советских войск и, обойдя Белград с юга, выйти к понтонным переправам на реке Сава в районе населенного пункта Чукарицы. Группа «Витман» в составе 98-го и 99-го горных полков предназначалась для осуществления прорыва; группа «Гиллебрандт» в составе 92-й моторизованной бригады и 2-го полка дивизии «Бранденбург» имела задачу обеспечить правый фланг всей прорывавшейся группировки с направления Белграда; группа «Лангрок» состояла из 54-го егерского горного батальона, охранных и тыловых частей и 116-го разведывательного батальона.

    Вечером 17 октября перешла в наступление немецкая группа войск «Витман» на двух направлениях: одной колонной — в направлении Врчина, а другой — на село Зуце. Группа имела задачу занять район горы Авала и обеспечить прорыв всех остальных сил на запад. Ночью севернее Врчина произошел встречный бой между левой колонной группы «Витман» и 1-й бригадой 5-й ударной дивизии, совершавшей марш в целях выхода на исходное положение для наступления на Болеч. Бой длился всю ночь и доходил до рукопашных схваток, поскольку произошло перемешивание отдельных подразделений бригады с противником. Не считаясь с потерями, немцы упорно стремились отбросить югославские части и выйти на главное шоссе южнее горы Авала. Одновременно с этими событиями правая колонна группы «Витман» также была остановлена силами 12-й бригады 11-й ударной дивизии в районе Зуце. Возобновив атаки, противник утром 18 октября захватил Зуце и начал пробиваться к горе Авала. По наступавшим колоннам противника открыла губительный огонь советская артиллерия, находившаяся на огневых позициях в районе горы Авала. Стремясь любой ценой прорваться через район горы к южной окраине Белграда, германское командование бросило в бой все свои силы. Нужны были быстрые и решительные меры, чтобы не допустить выхода в тыл югославским и советским войскам, действовавшим в Белграде, почти 18-тысячной группировки Штетнера.

    В сложившейся обстановке было решено задержать наступление противника ударами авиации и тем самым создать условия для перехода в наступление против окруженной группировки в целях ее уничтожения. Вскоре над полем боя появились самолеты штурмовой авиадивизии. Их боевой работой руководил командующий 17-й воздушной армией генерал-полковник авиации В. А. Судец, находившийся в это время на командном пункте командира 4-го гвардейского механизированного корпуса. Самолеты группами по 12–24 машины наносили удар за ударом по немецким частям. Боевые порядки наступавших частей противника были расстроены. Подошедшие к месту боя советские и югославские части при поддержке артиллерии и авиации с ходу контратаковали врага и остановили его продвижение. Теперь можно было начать решительное наступление в целях уничтожения окруженного противника.

    Во избежание излишнего кровопролития советское командование предъявило группировке Штетнера ультиматум о капитуляции. Германское командование отклонило его. Тогда во второй половине дня 18 октября советские войска и части югославской армии, поддержанные артиллерией и авиацией, перешли в наступление. Усиленная 21-я ударная дивизия НОАЮ, начавшая наступление еще до рассвета 18 октября, рано утром разбила противника на левом берегу реки Болечица и совместно с советскими частями вышла в район Болеча. Одновременно с этим части 74-й и 233-й стрелковых дивизий 75-го стрелкового корпуса Красной армии, сломив сопротивление противостоящего противника, вышли с востока в районы Врчина и Болеча, а соединения 4-го гвардейского мехкорпуса и части 73-й гвардейской и 236-й стрелковых дивизий, ведя наступление с северо-запада, вышли на рубеж Лештане, Болеч. К исходу дня сопротивление немцев в районе Болеча было сломлено. Противник понес большие потери. Только 21-я дивизия взяла в плен более 1100 немецких солдат и захватила 1500 автомашин, около 200 орудий разных калибров, много другого вооружения и имущества.

    Особенно ожесточенный характер носили бои в районе горы Авала, где главные силы немцев настойчиво, с отчаянием обреченных стремились прорваться на запад, к реке Сава, Несмотря на большие потери, германское командование продолжало попытки прорвать фронт окружения. Немецким войскам удалось южнее горы Авала продвинуться к главному шоссе, но дальше они не прошли. Бригады из состава 6, 11, 23-й и 36-й дивизий НОАЮ и войска Красной армии прочно удерживали свои позиции. Остановленные перед горой Авала и главным шоссе и преследуемые войсками усиленной 21-й дивизии с направления Болеча, немцы к вечеру оказались в безвыходном положении. Потеряв к тому времени более 4 тыс. солдат, они ждали наступления темноты, чтобы под ее прикрытием еще раз попытаться выйти из окружения. Это удалось осуществить только одной группе, состоявшей из 4 тыс. солдат, в районе Шупли, Камен, южнее горы Авала.

    В ночь на 19 октября германское командование предприняло еще одну внезапную атаку, пытаясь пробиться к юго-восточной окраине Белграда. Отдельным группам немцев удалось просочиться в район огневых позиций 212-го гаубичного артиллерийского полка, но здесь они были полностью уничтожены. Утром, после трехчасового артиллерийского обстрела и непрерывных ударов советской штурмовой авиации, противник начал сдаваться в плен. К исходу дня основная масса окруженных юго-восточнее Белграда немецких войск была ликвидирована. Таким образом, 18 и 19 октября юго-восточнее Белграда был завершен разгром группировки противника, насчитывавшей в своем составе с момента ее окружения до 30 тыс. человек.

    Группа противника, которой удалось прорваться из окружения южнее горы Авала, предпринимала отчаянные попытки выйти к реке Сава и переправиться на левый берег. Но ее неотступно преследовали части 12-го ударного корпуса югославской армии. 20 октября она была отброшена от переправ на реке Сава, куда ей удалось пробиться, далеко на юг — к селу Конделево. В районе этого села группа войск противника, потерявшая во время прорыва около 1 тыс. человек убитыми и пленными, получив помощь от гарнизона города Шабац, прорвалась в город. Всего в Шабац вошло с боем около 12 тыс. немецких солдат и офицеров.

    Одновременно ни на минуту не прекращались боевые действия и в самом городе. Наступая в течение 17 и 18 октября в направлении Калемегдана, 8-я Черногорская бригада 1-й Пролетарской дивизии вместе с частями Красной армии подошла к зданию гостиницы и делового центра «Албания», а 1-я Пролетарская бригада овладела зданием Народного театра и Домом ратников. Усиленная советскими танками 3-я Пролетарская бригада, развивая наступление к Дунаю, совместно с частями 236-й стрелковой дивизии ликвидировала очаг сопротивления противника в здании Первой мужской гимназии и, отразив несколько контратак немцев, овладела электростанцией на берегу реки.

    Несмотря на возраставшие потери, немцы боролись за каждую улицу, за каждое здание, но атаки югославских и советских частей усиливались. Ожесточенные бои продолжались в районах Главного вокзала, группы зданий министерств, на Неманиной улице и в Чукарице, где немцы все еще упорно оборонялись. В этой части города совместно наступали бригады 6-й Пролетарской, 16-й и 28-й ударных дивизий югославской армии, 4-й гвардейский мехкорпус, 73-я гвардейская и 236-я стрелковые дивизии Красной армии. Особенно ожесточенные бои велись за группу зданий министерств. Бойцам 6-й Пролетарской и 28-й ударной дивизий с боем приходилось занимать каждый этаж. И только 18 октября в результате атак, длившихся несколько дней, им удалось сломить сопротивление противника в этих зданиях, за исключением здания министерства путей сообщения, где он все еще держался.

    В районе Чукарицы немецкие войска продолжали обороняться у сахарного завода, церкви, школы и железнодорожного туннеля, упорно удерживая эти последние укрепленные пункты. В течение ночи на 17 октября части 28-й ударной дивизии сломили немецкую оборону в районе школы и овладели ею, а 1-я бригада 6-й Пролетарской дивизии ликвидировала их сопротивление в нескольких укрепленных зданиях возле церкви и сахарного завода. Однако утром немцы, получив подкрепление с левого берега Савы, перешли в контратаку с целью прорваться к высоте Баново-Брдо и далее к Раковице и таким образом облегчить положение своих сил, пытавшихся по Смедеревскому шоссе продвинуться к Белграду. Первой атакой им удалось снова овладеть школой, но здесь их продвижение было остановлено. К исходу 18 октября в результате ожесточенных пятидневных уличных боев противник, находившийся в городе, был прижат к реке Сава и очутился в узкой полосе на ее правом берегу, ограниченной линией Калемегдан, Теразие, Главный вокзал, станция Чукарица, ширина которой местами составляла лишь несколько сот метров. Эту часть города с многочисленными кривыми улицами и густо расположенными зданиями немцы продолжали упорно оборонять, прикрывая подходы к Савскому мосту, по которому они в то время уже переправлялись на левый берег Савы.

    На следующий день наступление советских и югославских войск в Белграде продолжалось с неослабевающей силой. Противник был атакован на всех участках одновременно. В этот день в Чукарице была отражена последняя контратака немцев, которые снова пытались пробиться к Раковице и оказать помощь своим войскам, окруженным в районе горы Авала. Части 17-й Славонской бригады 28-й дивизии югославской армии во взаимодействии с ротой советских бойцов овладели сахарным заводом. Теперь в руках противника остались только районы школы и церкви. В центре Белграда части 1-й и 6-й Пролетарских дивизий Народно-освободительной армии Югославии, 36-й гвардейской танковой бригады и 236-й стрелковой дивизии Красной армии с боем занимали дом за домом. Особенно кровопролитные бои велись за сильно укрепленное здание министерства путей сообщения, Главный вокзал, гостиницу «Москва», здание «Албания», городское управление, мастерскую военного обмундирования и другие. К вечеру в большей части этих пунктов немцы были разгромлены. К исходу 19 октября противник удерживал в своих руках только Калемегдан, здание «Албания», площадь Теразие, небольшой район у Савского моста и Чукарицу, Потом он начал оставлять и эти последние опорные пункты, спешно переправляя свои войска на левый берег Савы.

    В ночь на 20 октября было занято здание «Албания» — самое высокое в то время в Белграде. Части 1-й Пролетарской дивизии югославской армии и 4-го гвардейского механизированного корпуса завязали бои за крепость Калемегдан. Правофланговый батальон 3-й Пролетарской бригады под командованием Джурана Ковачевича, продвинувшись по берегу Дуная, вышел к устью Савы и неожиданно появился в тылу у немцев, все еще находившихся в крепости. Утром после артиллерийской подготовки, в которой участвовали и корабли Дунайской военной флотилии, совместными усилиями войск Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии была атакована и взята последняя немецкая цитадель в Белграде — старинная крепость Калемегдан.

    Видя бесполезность дальнейшего сопротивления, противник начал отходить за реку Сава по мосту, на лодках и вплавь. Неоднократные попытки частей 4-го гвардейского мехкорпуса захватить мост успеха не имели. Тогда над Белградом и над мостом появились штурмовики 9-го авиационного корпуса, прикрываемые истребителями. Повиснув над мостом и аэродромом Земун, они подавили зенитную и полевую артиллерию противника и прижали к земле его пехоту. Благодаря этому колонна танков и мотопехоты 13-й гвардейской механизированной бригады и подразделений 814-го и 211-го стрелковых полков на полном ходу ворвалась на мост, проскочила его и вскоре завязала бой на подступах к городу Земун. Вслед за советскими войсками через Савский мост перешли 13-я Пролетарская бригада 1-й Пролетарской дивизии и части 6-й Пролетарской дивизии югославской армии.

    Для оставшихся в Белграде и не желавших сдаться частей противника сложилась чрезвычайно опасная обстановка. Они, по существу, были обречены. Германское командование предприняло отчаянную попытку снова овладеть мостом. Контратакой со стороны Земуна противник хотел сбросить в реку Сава прорвавшиеся советские части и вновь овладеть мостом. Бой был коротким, но исключительно ожесточенным. Противник понес большие потери и прекратил контратаку.

    К исходу 20 октября совместными усилиями войск Красной армии и Народно-освободительной армии Югославии Белград был полностью очищен от немецких войск. На улицах города противник потерял около 15 тысяч убитыми и 9 тысяч человек пленными. Победа была полной.

    Итоги операции

    Вместе с тем наступление продолжалось. Освободив Белград, советские и югославские войска завязали бои за города Земун и Бежанью. Переправившись во второй половине дня 20 октября через Саву, они предприняли наступление на противника, оборонявшегося на подступах к Земуну и на Бежанийска-Косе. Позиции на Бежанийска-Косе и в Земуне немцы упорно обороняли, чтобы обеспечить отход своих войск и выиграть необходимое время для организации нового оборонительного рубежа в Среме (к западу от Белграда). Два дня шли ожесточенные бои, и только к исходу 22 октября Земун и Бежанья были полностью очищены от немецких войск, которые отошли к Стара-Пазове.

    Пока велись бои за Земун, 12-й ударный корпус, усиленный артиллерийскими частями Красной армии, должен был форсировать реку Сава в районе Обреновац, Скела, а затем развивать наступление в глубину Срема, преследуя противника. В соответствии с поставленной задачей войска 12-го корпуса с приданными артиллерийскими частями Красной армии 22 октября форсировали реку Сава на участке Умка, Скела и в этот же день овладели плацдармом глубиной 10–15 км. Наследующий день, 23 октября, переправившиеся войска продвинулись к шоссе Белград — Загреб, а затем вошли в оставленную противником Стара-Пазову. Развивая наступление на запад, 12-й корпус, поддержанный артиллерией Красной армии, к концу октября освободил города Рума и Сремска-Митровица. Враг закрепился несколько западнее — на рубеже Нештипи, Ердевик, Мартинци.

    Одновременно со штурмом Белграда с неослабевающей силой происходили бои и на других участках фронта: 68-й стрелковый корпус Красной армии и 17-я дивизия югославской армии в течение 16 и 17 октября вели бои в районе Крагуеваца, а 64-й советский корпус и часть сил 45-й дивизии НОАЮ — в районе Ягодины с задачей не позднее 18 октября овладеть населенными пунктами Крагуевацем и Ягодиной. Крагуевац обороняли части 297, 117, 181-й пехотных дивизий, ряд морских подразделений, а также части 7-й горнострелковой дивизии СС. Всего в городе насчитывалось до 5 тыс. солдат, 25 танков, свыше 100 орудий, более 5 минометных батарей, большое количество ручных, станковых и крупнокалиберных пулеметов, а также автоматических пушек. Только в западной и юго-западной частях города находилось до 200 пулеметов. Улицы и дома были подготовлены к длительной обороне. Значительное количество ДОТов и ДЗОТов дополняли огневую систему обороны города.

    По свидетельству бывшего начальника штаба группы армий «Е» генерала Эриха Шмидта Рихберга, «в Крагуеваце на складах и в железнодорожных эшелонах находились запасы, которые представляли собой большую ценность для отходившей группы армий „Е“. В частности, она уже испытывала угрожающий недостаток горючего для автомашин, поэтому, — писал далее Рихберг, — несмотря на крайнюю необходимость усилить оборону Кралево, из Крагуеваца снять хотя бы незначительную часть войск в сложившейся обстановке не представлялось возможным». Однако в связи с тем, что с выходом части войск 64-го стрелкового корпуса и 2-й Пролетарской дивизии югославской армии на рубеж реки Гружа, Трнячка Баня была создана непосредственная угроза Кралево, германское командование все же вынуждено было 17–18 октября снять из Крагуеваца и направить для усиления обороны в Кралево 14-й полк 7-й горной дивизии СС и 749-й полк 117-й дивизии.

    Бои за Крагуевац войска 68-го стрелкового корпуса и части 17-й дивизии Народно-освободительной армии Югославии начали еще 14 октября. Но с особой силой они развернулись лишь спустя два дня, когда немецкое командование, стремясь оказать помощь осажденному гарнизону, выгрузило на железнодорожной станции Коричани в 10 км юго-западнее Крагуеваца эшелон пехоты, которая с помощью танков попыталась пробиться в город. Но все атаки противника были отбиты с большими для него потерями.

    В районе Крагуеваца сложилась выгодная для советских и югославских войск обстановка. Войска 64-го стрелкового корпуса и 2-й Пролетарской дивизии югославской армии после овладения Крушевацем успешно продвигались на запад. Таким образом, район Крагуеваца оказался глубоко обойденным с флангов, что создало условия для окружения и уничтожения оборонявшейся здесь немецкой группировки. Было решено главными силами 93-й стрелковой дивизии в обход с юго-запада и 113-й стрелковой дивизии с северо-востока совместно с 17-й дивизией НОАЮ разгромить группировку противника в районе Крагуеваца и далее наступать на Кралево.

    Ни ожесточенные атаки подходивших к Крагуевацу частей противника, ни отчаянное сопротивление немецких войск, оборонявших подступы к городу, не остановили наступление войск 68-го стрелкового корпуса и 17-й дивизии НОАЮ. В результате усилий советских и югославских войск фронт окружения вокруг Крагуеваца с каждым часом сужался. Вечером 17 октября 3-й стрелковый батальон 51-го стрелкового полка 93-й дивизии под командованием старшего лейтенанта Кожеченкова и части 6-й Пролетарской бригады 17-й дивизии югославской армии выходом в район высот южнее города завершили полное окружение Крагуеваца. Утром 20 октября советские и югославские части начали решительный штурм города. Немецкие войска отчаянно сопротивлялись. Каждый дом, улицу, квартал приходилось брать с боем. Вечером 20 и утром 21 октября, когда противник понял безнадежность дальнейшего сопротивления, его отдельные группы попытались прорваться на юго-запад и отойти к Кралево, но почти полностью все они были уничтожены подразделениями 51-го стрелкового полка и частями 6-й Пролетарской бригады НОАЮ. В 8.00 21 октября, на второй день после освобождения Белграда, пал один из важнейших бастионов германских войск в Сербии — Крагуевац. Ввиду крайне упорного сопротивления большая часть окруженного в Крагуеваце немецкого гарнизона была уничтожена. Только убитыми на улицах города было подобрано 2127 вражеских солдат и офицеров.

    С падением Крагуеваца фактически завершилась Белградская наступательная операция, которая имела важнейшее политическое и военно-стратегическое значение. В ходе ее совместными действиями войск 1-й армейской группы и 14-го корпуса Народно-освободительной армии Югославии, 3-го Украинского фронта и частей 2-го Украинского фронта Красной армии, с которыми взаимодействовали силы 13-го корпуса югославской армии и 2-й болгарской армии, была разгромлена и большей частью уничтожена немецкая армейская группа войск «Сербия» и нанесено поражение части войск группы армий «Е». Были освобождены столица Югославии Белград и большая часть Сербии. Немецкая группа армий «Е» лишилась возможности отходить на запад вдоль долины реки Велика Морава. Теперь войска вермахта вынуждены были отступать по трудным горным дорогам через Черногорию и Боснию, неся большие потери от постоянных ударов частей Народно-освободительной армии Югославии.

    Победа далась немалой ценой. На улицах Белграда 2953 бойца Народно-освободительной армии Югославии и около 1000 советских бойцов отдали жизнь за победу над Германией. Только в 4-м гвардейском механизированном корпусе потери убитыми при освобождении Белграда составили свыше 400 солдат и офицеров. А всего в боях на югославской земле отдали свои жизни 4350 советских воинов[149]. Правительство Югославии наградило орденами и медалями 2 тысячи солдат и офицеров Красной армии. Оно присвоило звание Народного героя Югославии 13 советским воинам, в том числе командиру 4-го гвардейского мехкорпуса генералу В. И. Жданову.

    Вскоре после Белградской операции советские войска были переброшены в Венгрию. Но советское правительство продолжало оказывать всяческую помощь югославским народам. В 1944 году Югославии было передано 350 самолетов, 65 танков Т-34/85 (из них была сформирована 2-я танковая бригада НОАЮ), 579 орудий разных калибров, 170 зенитных орудий, свыше 3300 минометов и 500 крупнокалиберных пулеметов, около 67 тысяч автоматов, ручных и станковых пулеметов, 53 тысячи винтовок и карабинов и много другой боевой техники и разных военных материалов. По решению ГКО тыл Красной армии из своих запасов направил в Белград 50 тысяч тонн зерна. Руководил доставкой продовольствия в Югославию начальник штаба тыла генерал М. П. Миловский.

    Народно-освободительная армия Югославии к концу 1944 года полностью освободила остальную часть Сербии, Черногорию и Македонию. На северо-западе страны еще оставались оккупанты. Заключительная операция против них была проведена югославской армией весной 1945 года, когда 2-й и 3-й Украинские фронты наступали на Вену. Выход советских войск на территорию Австрии, угроза удара их из района Брук-Грац на Триест и отсечение семи корпусов группы армий «Ф» позволили югославским патриотам добить врага. Освобождение всей Югославии было завершено 15 мая 1945 года.

    Источники и литература

    1. Краткое описание действий танков и самоходной артиллерии 3-го Украинского фронта в горно-лесистой местности в Неготине — Белградской операции за сентябрь — октябрь 1944 года (ЦАМО РФ, ф. 243, оп. 2928, д. 42, лл. 53–59).

    2. Краткая сводка обобщенного опыта боевых действий бронетанковых и механизированных войск 57-й армии с 28 сентября по 1 ноября 1944 года (ЦАМО РФ, ф. 413, оп. 10372, д. 349, лл. 410–413).

    3. Доклад штаба Управления командующего 57 А о ведении разведки в частях бронетанковых и механизированных войск армии за октябрь 1944 года (ЦАМО РФ, ф. 413, оп. 10393, д. 39, лл. 147–149).

    4. Доклад штаба Управления командующего БТ и МВ 46-й армии о боевых действиях бронетанковых и механизированных войск армии за октябрь 1944 года (ЦАМО РФ, ф. 240, оп. 2799, д. 197, лл. 29–37).

    5. Разработка командира 4 гв. мд от 11 декабря 1945 года — «Оперативные и тактические основы уничтожения противника в уличных боях в крупных населенных пунктах» (на основе опыта боев 4 гв. мк в г. Белграде в октябре 1944 года) (ЦАМО РФ, ф. 392, оп. 8928, д. 71, лл. 147–194).

    6. Мюллер-Гиллебрандт Б. Сухопутная армия Германии 1933–1945. Т. III (Война на два фронта). М., Воениздат, 1976. 416 с.

    7. Россия и СССР в войнах XX века (статистическое исследование). М., Олма-Пресс, 2001. 608 с.

    8. Thomas N., Mikulian К. Axis forces in Yugoslavia 1941–5. London, Osprey, 1995. 48 p.

    9. Kaltenegger R. Mountain troops of the Waffen-SS. 1941–1945. Schiffer Military/Aviation History, Atglen, 1995.158 p.

    10. Bender R., Taylor H. Uniforms, organization and history of the Watten-SS. Vol. 3. San Jose, R. James Bender Publishing, 1972.176 p.


    Территориальное деление и зоны оккупации Югославии в 1941–1945 годах


    Планирование и подготовка Белградской стратегической наступательной операции (сентябрь 1944 года)


    Действия советских, югославских, болгарских и немецких войск в период проведения Белградской стратегической наступательной операции (28 сентября — 20 октября 1944 года)


    Примечания:



    1

    История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945, т. 4. М., Воениздат, 1962, с. 339.



    13

    Василевский А. М. Дело всей жизни. Мн., «Беларусь», 1988, с. 426.



    14

    Без учета 61-й армии, прибывшей в состав 3-го Прибалтийского фронта уже в ходе наступления.



    138

    Штурмовая (крепостная) дивизия «Родос» была сформирована в сентябре 1943 года из частей 22-й пехотной дивизии и других частей, находившихся на Крите. В октябре она передала часть своих подразделений моторизованной дивизии «Бранденбург» и была преобразована на Родосе в 939-ю крепостную бригаду.



    139

    21-я горнострелковая дивизия СС «Скандербег» (1-я Албанская) начала формироваться в апреле 1944 года из албанцев-мусульман, выходцев из Албании и югославского края Косово. Названа в честь великого албанского героя Скандербега, изгнавшего турецких захватчиков из Албании в XV столетии. Основой дивизии были два горнострелковых полка СС (50-й и 51-й). Офицерские и унтер-офицерские должности занимали этнические немцы местного происхождения (фольксдойче). Только к октябрю 1944 года стала частично боеспособна. Из-за массового дезертирства в январе 1945 года была расформирована. Остатки этого соединения влились в 14-й горнострелковый полк СС «Скандербег», который входил в 7-ю горнострелковую дивизию СС «Принц Евгений».



    140

    Thomas N., Mikulian К. Axis forces in Yugoslavia 1941–5. London, Osprey, 1995, p. 3–4.



    141

    Была создана в системе командования «Юго-Восток» в октябре 1943 года путем переформирования дивизии «Бранденбург» и включения в нее частей крепостной дивизии «Родос». Основой этого соединения стали спецчасти, находившиеся в распоряжении разведки и контрразведки ОКВ.



    142

    7-я добровольческая горнострелковая дивизия СС «Принц Евгений» начала формироваться весной 1942 года из немецких фольксдойче, проживающих в сербском Банате. Первым командиром дивизии стал бывший румынский генерал Артур Флепс. Оснащалась трофейным чехословацким, французским и итальянским оружием. 7 гсд СС была вполне боеспособна. В 1942–1943 годах активно использовалась против партизан, осенью 1944 года сражалась с Красной армией. Как единое соединение вело бои в Югославии до мая 1945 года. В своем составе имело 13-й и 14-й горнострелковые полки (соответственно «Артур Флепс» и «Скандербег»), 7-й артполк, легкую танковую роту и другие подразделения. Дивизия была названа в честь великого австрийского полководца принца Евгения Савойского (1663–1736).



    143

    ЦАМО РФ, ф. 413, оп. 10393, д. 39, лл. 149–150.



    144

    ЦАМО РФ, ф. 392, оп. 8928, д. 71, лл. 150–155.



    145

    13-я горнострелковая дивизия СС «Хандшар» (короткий меч — ятаган) начала формироваться 10 февраля 1943 года из мусульман Боснии и Герцеговины. Офицерский и унтер-офицерский состав соединения преимущественно был немецким. Имела два горнострелковых добровольческих полка, горноартиллерийский полк и другие подразделения. Ничем особенным, кроме зверств при расправах с местным сербским населением себя не проявила. В конце концов мусульманские подразделения были расформированы, а из немцев и фольксдойче создали ударную группу, которая сражалась в Венгрии и Австрии до мая 1945 года.



    146

    В составе германского вермахта в 1942–1943 годах были сформированы три легионерские (добровольческие) хорватские пехотные дивизии, командование которых было немецким: 369-я «Дивизия дьяволов» (переформирована из Хорватского легиона, который сражался в России), 373-я «Дивизия тигров» и 392-я «Голубая» дивизия. Штатная структура — 2 пехотных, артиллерийский полк и части обеспечения.



    147

    ЦАМО РФ, ф. 243, оп. 2938, д. 42, лл. 55–58.



    148

    Рихберг Э. Ш. Конец Балкан. М., Иностранная литература, 1957, с. 84–85.



    149

    Россия и СССР в войнах XX века (статистическое исследование). М., Олма-Пресс, 2001, с. 300.