Загрузка...



  • Обстановка на ТВД
  • Контрнаступление под Тихвином (10 ноября — 30 декабря 1941 года)
  • Источники и литература
  • Блокада Ленинграда

    Контрнаступление под Тихвином

    (10 ноября — 30 декабря 1941 года)

    С начала октября 1941 года обстановка на подступах к Ленинграду стабилизировалась. Не имея достаточных сил для взятия города, германское командование стремилось окончательно изолировать Ленинград от остальной территории страны, отбросив советские войска за Ладожское озеро. Руководство СССР, напротив, планировало пробиться к городу и установить с Ленинградом надежную сухопутную связь. Результатом реализации этих планов стало противоборство сторон на всем протяжении Ленинградского фронта, а также в районе Тихвина с октября по декабрь 1941 года.

    Обстановка на ТВД

    В конце сентября — начале октября 1941 года соединения и части Ленинградского фронта сильными контратаками изматывали и обескровливали противника. Под Урицком и Ново-Паново упорно атаковала немецкие войска 44-я стрелковая дивизия полковника П.А. Артюшенко, 6-я бригада морской пехоты полковника Д.А. Синочкина и 124-я танковая бригада полковника А.Г. Родина, а на пулковском участке у Кискино и Верхнее Койрово — 13-я стрелковая дивизия генерал-майора П.А. Зайцева. С ораниенбаумского плацдарма удары по врагу наносили войска 8-й армии.

    Оторванные от основных сил, продолжали сопротивление советские войска на Моонзундских островах (Эстония) и полуострове Ханко (Финляндия).

    Моонзундские острова оборонял объединенный гарнизон моряков и 3-й отдельной стрелковой бригады Красной армии под общим руководством генерал-лейтенанта A.B. Елисеева и дивизионного комиссара Г.Ф. Зайцева. После нескольких неудачных попыток овладеть архипелагом немецкое командование привлекло к боям за острова более 50 тысяч человек и 60 самолетов. Сражение приобрело особенно упорный характер. Последние советские подразделения ушли с Моонзундского архипелага по приказу командования во второй половине октября. 19 октября 1941 года с острова Хиума эвакуировались на Ханко более 500 человек и все легкие корабли.

    На полуострове Ханко, вдали от основных баз и оторванные от фронта, в трудных условиях, под непрерывным огнем артиллерии противника, стойко сражались защитники военно-морской базы. Они не только оборонялись, но и вели смелые наступательные действия, отвлекая на себя часть сил противника. Этим самым ханковцы активно помогали сдерживать рвавшегося к Ленинграду врага.

    Оборону Ханко возглавляли начальник военно-морской базы генерал-лейтенант С.И. Кабанов, дивизионный комиссар А.Л. Расскин и командир 8-й стрелковой бригады полковник Н.П. Симоняк.

    Советские войска довольно успешно защищали военно-морскую базу. Лишь через 165 дней обороны осложнившаяся обстановка под Ленинградом и возникшие затруднения в снабжении базы боеприпасами и продовольствием побудили командование принять решение об эвакуации войск с полуострова, которая проводилась с 26 октября по 5 декабря 1941 года. В борьбе за удержание Ханко особенно отличились десантный отряд под командованием капитана Б.М. Гранина, занявший несколько окружавших базу островов, летчики асы А.К. Антоненко и П.А. Бринько, пулеметчик П.Т. Сокур и многие другие. Среди бойцов-ханковцев находился поэт Михаил Дудин, вдохновлявший их своими стихами, полными оптимизма и веры в победу. Его перу принадлежала листовка, написанная в духе известного ответа запорожцев турецкому султану.

    В этот период активные бои развернулись на Карельском перешейке и в самой Карелии, где действовали преимущественно финские войска.

    Наступление армии Финляндии в Карелии против 7-й армии началось еще в июле 1941 года и развивалось по нескольким направлениям. 1 июля развернулись бои на ухтинском направлении. Враг был остановлен на рубеже западнее Ухты. На ребольском направлении противнику не удалось разгромить наши войска и перерезать Кировскую железную дорогу. На петрозаводском и олонецком направлениях Карельская армия финнов начала бои 2 июля, стремясь кратчайшим путем выйти к западному побережью Ладожского озера. 23 июля советские войска нанесли два контрудара: на Лоймолу и Питкяранту и остановили наступление противника.

    На кестеньгском направлении советские войска в ходе активной обороны продолжали наносить удары по противнику. Фронт здесь стабилизировался в конце ноября 1941 года. Угроза прорыва врага к Кировской железной дороге на этом направлении была окончательно ликвидирована.

    4 сентября 1941 года Карельская армия финнов, превосходившая наши войска более чем в 3 раза, начала крупное наступление на петрозаводском и олонецком направлениях. Противник прорвал нашу оборону, 5 сентября захватил Олонец, перерезал Кировскую железную дорогу и форсировал Свирь, захватив небольшой плацдарм на ее южном берегу. 20 сентября финские войска вновь начали наступление на петрозаводском направлении, сосредоточив здесь более половины своей Карельской армии. Начались упорные бои за Петрозаводск. 30 сентября враг прорвал нашу оборону. Советские войска оставили Петрозаводск и отошли на северный берег реки Шуя.

    После захвата Петрозаводска противник продолжал наступление на Медвежьегорск. Город переходил из рук в руки. Однако нашим войскам пришлось оставить Медвежьегорск, по льду отойти на восточный берег Повенецкого залива и занять оборону. Дальнейшее наступление обескровленной Карельской армии финнов было остановлено на всех направлениях.

    На Карельском перешейке в полосе обороны 23-й армии шли позиционные бои в районах старой советско-финской границы. В течение октября — декабря 1941 года успеха не было ни у одной из сторон.

    Таким образом, несмотря на поражения, советские войска не позволили противнику соединить свои силы и создать второе кольцо блокады вокруг Ленинграда. Красной армии удалось сохранить за собой восточный берег Ладожского озера и тем самым обеспечить организацию подвоза через него необходимых запасов для жителей Ленинграда и войск Ленинградского фронта.

    Состав бронетанковых войск Финляндии[11] на 31 мая 1941 года

    Тип боевой машины Количество
    «Рено» FT-17 4
    Д-8 1
    ГАЗ-ФАИ ?
    ГАЗ-ФАИ/М 2
    БА-20/БА-20М 11
    БА-10 7
    «Ландсверк-182» 1
    БА-6 3
    Т-37 29
    Т-38 13
    Т-26Е («Виккерс») 26
    Т-26 образца 1931 года 10
    Т-26 образца 1933 года 20
    Т-26 образца 1938 года 4
    Т-26 образца 1939 года 2
    Т-28 2
    ОТ-130/133 4
    ОТ-126 2
    «Виккерс» модели 1933 года 1
    «Виккерс» легкий танк MKIII 1
    «Комсомолец» А-20 62

    Оборону советских частей усиливали в основном бронетанковые войска Ленинградского фронта, так как военная промышленность города наиболее эффективно могла выпускать и ремонтировать именно этот вид вооружения.

    Танковые силы Ленинградского фронта к началу октября 1941 года претерпели значительные организационные изменения.

    К 25 сентября 1941 года в составе Ленинградского фронта из имеющейся в наличии материальной части сформированы следующие танковые части и соединения: 48, 51, 86, 84, 106-й и 107-й отдельные танковые батальоны — по штатам № 010/85; 123-я и 124-я танковые бригады — по штатам № 010/75–010/85.

    Кроме указанных танковых частей с 27 сентября в состав Ленинградского фронта вместе с 54А влились 16-я и 122-я танковые бригады и 119-й отдельный танковый батальон.

    В первой декаде октября действия советских войск под Ленинградом значительно активизировались. Реализовывалась новая стратегия активной обороны, организатором и вдохновителем которой был командующий Ленинградским фронтом генерал армии Г.К. Жуков.

    3, 5 и 7 октября на захваченном немцами побережье Финского залива было высажено четыре десантных отряда моряков и пограничников. В Нижнем парке Нового Петергофа отважно действовал отряд полковника А.Т. Ворожилова, который имел задачу осуществить прорыв в сторону Стрельны, чтобы содействовать соединению 8-й и 42-й армии.

    Одновременно с высадкой десантов позиции противника со стороны Ленинграда атаковали танкисты 124-го танкового полка 124-й танковой бригады. Тяжелые машины KB смяли немцев на переднем крае, на несколько километров углубились в их оборону. Оказавшись в окружении, командир полка майор И.Р. Лукашин радировал: «Ведем бой до последнего дыхания, боевую задачу будем выполнять».

    Танкисты истребили много вражеских солдат и боевой техники, но соединиться с моряками им не удалось. Все экипажи сражались героически, равняясь на своего командира, который погиб в этом тяжелом бою.

    Состав танков и бронемашин Ленинградского фронта на 1 октября 1941 года[12]

    Марка машин 123 тбр1 124 тбр2 42А 55А 23А 115 сд 54А 21 сд3 НКВД Резерв фронта Всего
    51 отб 84 отб 86 отб 48 отб 106 отб 107 отб 2 тп4 122 тбр 16 тбр 119 тбр
    KB 43 1 51 3 5 10 2 8 1 5 1 5 1 3 7 5 141 10
    Т-34 2 4 3 11 4 24
    Т-28 3 3
    БТ-7 7 4 5 12 3 1 25 56 1
    БТ-5 5 2 2 2 12 2 1 22 4
    БТ-2 2 1 2 5
    Т-50 8 8
    Т-265 12 12 8 1 10 3 3 7 52 4
    Т-40 20 20
    Огнем. 8 1 8 1
    БА-10 26 24 2 10 1 5 2 10 23 5 21 7 19 1 150 6
    БА-20 3 2 5 2 2 1 12 2
    Всего танк. 45 1 51 27 5 30 2 22 2 18 25 2 8 2 20 32 11 18 1 339 21
    Всего БА 29 24 2 10 1 5 3 15 25 5 23 7 19 2 162 8
    Степень технич. исправн. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр. На ходу Неиспр.

    1 123 тбр боевых действий к началу октября 1941 года не вела и была сосредоточена в виде танковых засад на всех дорогах, идущих с юга и юго-запада на Рыбацкое.

    2 124 тбр находилась к началу октября 1941 года в резерве командующего фронтом, занимая рубеж обороны в районах Автово, Средняя Рогатка, Дворец Советов в готовности к контратакам в направлении Автово — Урицк, Средняя Рогатка — Пулково.

    3 2-й танковый полк 1-й танковой дивизии, сама 1-я танковая дивизия 20 сентября 1941 года была расформирована и переформирована в 123-ю танковую бригаду.

    4 Танки были врыты в землю и использовались в качестве ДОТов.

    5 По некоторым данным в начале сентября 1941 года в 124 тбр поступили 2 САУ на базе T-26 с установленными на них 37-мм пушками.


    Ожесточенные бои развернулись на Неве южнее Шлиссельбурга. Еще в ночь на 20 сентября на занятый немцами левый берег Невы в районе Московской Дубровки переправился батальон 115-й стрелковой дивизии генерала В.Ф. Конькова. Командовал батальоном боевой офицер старший лейтенант В.П. Дубик. Немцы не оказали сильного сопротивления, и командир 638-го полка полковник А.Е. Калашников перебросил на плацдарм еще несколько подразделений. Но днем противник силой до пехотного полка, поддерживаемого танками и авиацией, перешел в контратаку. Наши бойцы отразили ее и продолжали закрепляться на плацдарме. Вместе с 638-м полком успешно форсировал Неву и батальон 4-й бригады морской пехоты генерал-майора Б.Н. Ненашева. Левее плацдарма отважно действовали подразделения 1-й дивизии НКВД полковника С.И. Донскова.

    Военный совет фронта высоко оценил мужество воинов 115-й стрелковой дивизии и 1-й дивизии НКВД, 4-й бригады морской пехоты, переправившихся через Неву, объявив им благодарность.

    Наши части перерезали шоссейную дорогу Ленинград — Шлиссельбург и вплотную приблизились к 8-й ГРЭС. На правом фланге развернулись бои за поселок Арбузово. Со стороны Волхова к плацдарму, названному за свои небольшие размеры «Невским пятачком», пробивались войска 54-й армии.

    Для германской группировки, вышедшей к Ладожскому озеру, возникла реальная опасность окружения. Начальник штаба оперативного командования вермахтом (ОКВ) генерал-полковник Гальдер в своем дневнике записал: «День 24.9 был для ОКВ в высшей степени критическим днем. Тому причиной неудача наступления 16-й армии у Ладожского озера, где наши войска встретили серьезное контрнаступление противника, в ходе которого 8-я танковая дивизия была отброшена и сужен занимаемый нами участок на восточном берегу Невы»[13].

    Немецкое командование в связи с этим задержало переброску на московское направление моторизованной и двух танковых дивизий. Под Ленинград оно срочно направило еще две пехотные дивизии и три полка.

    Тем временем части 115-й стрелковой дивизии и 4-й бригады морской пехоты продолжали упорные бои за расширение плацдарма. Руководство ими осуществляло командование Невской оперативной группы (НОГ), образованной 22 сентября. Она взаимодействовала с 54-й армией, включенной с 26 сентября в состав Ленинградского фронта. Командующего 54-й армией Ставка первоначально назначила генерал-лейтенанта М.С. Хозина.

    Постепенно на левое крыло фронта, где войска 54-й армии и Невской оперативной группы разделяла сравнительно узкая горловина шириной 12–16 километров, перемещался центр боевых действий. 54-я армия была усилена двумя гвардейскими стрелковыми дивизиями: 3-й генерал-майора H.A. Гагена и 4-й генерал-майора А.И. Андреева. Эти соединения прибыли из резерва Ставки, имели немалый опыт наступательных боев.

    Вечером 6 октября на запрос Ставки о положении на фронте генерал армии Г.К. Жуков доложил: германские войска понесли под Ленинградом большие потери и перешли к обороне.

    Верховный главнокомандующий сообщил, что на московском направлении обстановка осложнилась, и приказал Г.К. Жукову прибыть в Ставку. В командование Ленинградским фронтом вступил генерал-майор И.И. Федюнинский.

    Военный совет фронта особое внимание обратил на укрепление обороны на юго-западном и южном участках фронта, где действовали войска 42-й армии генерал-майора И.Ф. Николаева и 55-й армии генерал-майора танковых войск И.Г. Лазарева.

    За короткий срок здесь удалось создать прочную глубоко эшелонированную оборону. В 42-й армии в первом эшелоне на фронте в 17 километров находились две стрелковые дивизии.

    Вторую полосу обороны занимали три стрелковые дивизии, морская и стрелковая бригады. В среднем на каждый километр фронта приходился один стрелковый батальон, до 47 орудий и минометов калибром 76 мм и выше, до трех танков. Боевые действия армии поддерживались огнем корабельной и береговой артиллерии КБФ. Высокая тактическая плотность была достигнута и в 55-й армии.

    Участки обороны 42-й и 55-й общевойсковых армий, защищавших южные подступы к Ленинграду, в наибольшей мере были насыщены артиллерией усиления. В состав 42-й армии были переданы 14-я артиллерийская противотанковая бригада РВГК, 5 отдельных противотанковых полков и 3 тяжелых артиллерийских полка. Несколько меньшая по силам группировка была создана и в 55-й армии.

    Осенью 1941 года войска и население проделали огромную работу по строительству оборонительных сооружений. На южном и северном обводах в течение ноября — декабря 1941 года было построено около 82 км противотанковых рвов, почти 25 км эскарпов и контрэскарпов, около 9 км надолбов, 144 км проволочных заграждений, более 24 км баррикад, 1400 броневых железобетонных и дерево-земляных огневых точек.

    15 ноября Военный совет фронта создал управление внутренней обороны города (ВОГ), возложив на него ответственность за организацию обороны города как на побережье Финского залива, так и в самом Ленинграде. Командующим ВОГ был назначен генерал-лейтенант Ф.С. Иванов, комиссаром — заведующий военным отделом горкома партии А.Ф. Павлов. В состав ВОГ включались 9-я отдельная бригада ВОСО, войска НКВД, местные стрелковые части, подразделения милиции и военизированной пожарной охраны, рабочие отряды, военнообязанные, проходящие Всевобуч. В дальнейшем к внутренней обороне были привлечены подразделения моряков из состава Ленинградской военно-морской базы, лыжные и буерные отряды, подразделения ПВО.

    Части ВОГ получили задачу организовать круговую оборону с передним краем по следующим рубежам: западное побережье Финского залива, дамба Морского канала, остров Тураханный, станция Броневая, поселок имени С. Шаумяна, Фарфоровая, поселок Веселый, совхоз Кудрово, Заневка, Пороховые, деревня Старая.

    В декабре 1941 года на должность командующего ВОГ был назначен герой обороны Ханко генерал-лейтенант С.И. Кабанов.

    Огромное значение приобрели в осенний период противовоздушная оборона и контрбатарейная борьба. Германское командование предприняло ожесточенный огневой штурм Ленинграда. Если в сентябре немецкая авиация 23 раза бомбила осажденный город, то в октябре — 38 раз. Было сброшено более 800 фугасных и 43 тысячи зажигательных бомб.

    Ставка оказала большую помощь защитникам Ленинграда, пополнив 7-й истребительный авиационный корпус ПВО двумя истребительными полками. Для отражения налетов вражеской авиации в темное время суток 26-й истребительный авиационный полк был преобразован в ночной. Летчики совершенствовали взаимодействие с зенитчиками, прожектористами, аэростатчиками.

    В октябре усилились и варварские артиллерийские обстрелы города. Это потребовало по-новому организовать контрбатарейную борьбу. Были созданы специальные артиллерийские группы, оснащенные дальнобойными орудиями. Управление артиллерией 42-й и 55-й армий, береговой и корабельной артиллерией КБФ сосредоточивалось в руках начальника артиллерии фронта генерал-майора артиллерии В.П. Свиридова.

    В организации контрбатарейной борьбы существенную помощь ленинградцам оказал начальник артиллерии Красной армии генерал-полковник артиллерии H.H. Воронов.

    Однако из-за недостатка боеприпасов артиллерия не использовалась в полную силу. Суточная норма расхода снарядов в 42-й армии составляла примерно 4–8 снарядов на одно тяжелое орудие.

    Военный совет фронта обязал городской комитет партии наладить производство боеприпасов на 80 предприятиях города, в мастерских институтов. Самоотверженно помогая фронту, коллективы многих заводов и фабрик успешно осваивали новое для них производство, в несколько раз увеличили выпуск снарядов и мин.

    На ленинградских заводах кроме производства боеприпасов, разрабатывали и выпускали оригинальные артсистемы. Например, завод имени Кирова изготовил несколько САУ по типу СУ-1–12 с установкой 76-мм полковой пушки за щитом на шасси грузовиков ЗиС-5, а Ижорский завод в июле — августе 1941 года выпустил несколько десятков бронированных грузовиков ЗиС-5 (броней полностью защищались кабина и борта грузовой платформы). Эти машины, в основном поступавшие на вооружение дивизий Ленинградской армии народного ополчения (ЛАНО), вооружались пулеметом в лобовом листе кабины и 45-мм пушкой образца 1932 года, которая закатывалась в кузов и могла вести огонь по ходу движения. В условиях блокады города подобные артсистемы были существенным подспорьем сражающимся войскам.

    Еще в сентябре после выхода врага к Ладоге телефонная и телеграфная связь с Москвой и 54-й армией оказалась под серьезной угрозой. Проложенный через озеро полевой кабель исправно действовал всего несколько дней. Необходим был специальный подводный кабель. С этой задачей успешно справились 14-й отдельный запасной полк связи, специалисты Военной электротехнической академии и Научно-исследовательского института связи и телемеханики, завода «Севкабель», суда Северо-Западного речного пароходства, водолазы ЭПРОНа. Руководили работами начальник войск связи фронта генерал-майор И.Н. Ковалев, полковник H.H. Гладышев, военные инженеры П.А. Анисимов, Н.Е. Плешков, А.П. Удалов, воентехник П.Н. Кулаков. Через штормовую Ладогу в неимоверно трудных условиях было проложено более 40 километров кабеля, который безотказно работал на протяжении всей войны.

    Учитывая наибольшую угрозу со стороны противника прежде всего Ленинграду как важнейшему политическому и экономическому центру страны, Ставка Верховного главнокомандования приняла решение перегруппировать 8-ю армию (без 48-й стрелковой дивизии) из Ораниенбаума в Ленинград морем. На ораниенбаумском плацдарме вместо 8-й армии создавалась Приморская оперативная группа, на которую возлагалась задача обороны этого плацдарма во взаимодействии с частями Кронштадтской крепости.

    Основой для организации перегруппировки 8-й армии (и как ее этапа — перевозки морем) явились приказ командующего войсками Ленинградского фронта на перегруппировку армии и согласованные решения командующих армией и Балтийским флотом.

    Перегруппировка 8-й армии из Ораниенбаума в Ленинград началась 15 октября и продолжалась до конца ноября 1941 года, то есть длилась около полутора месяцев. Первым ее этапом была перевозка 191-й стрелковой дивизии. Всего для обеспечения перевозки дивизии выделялось до 20 судов (5 транспортов, 2 самоходные баржи, 9 буксиров и несколько несамоходных барж).

    В 23.05 15 октября 1941 года после сильного артиллерийского обстрела противником Ораниенбаумского порта в него вошел первый отряд судов в составе двух транспортов и самоходной баржи. Погрузив на борт в течение трех часов до двух стрелковых батальонов 191-й дивизии, отряд вышел из Ораниенбаума и после скрытного двухчасового перехода произвел выгрузку в Ленинграде. Сразу же после первого отряда в Ораниенбаум вошел следующий отряд, успешно и без противодействия противника произвел погрузку частей, их перевозку морем и выгрузку в Ленинградском торговом порту.

    Таким образом, делая за ночь по два-три рейса, отряды судов в период с 15 по 18 октября завершили полностью и без потерь перевозку 191-й стрелковой дивизии и начали переброску других соединений 8-й армии. Организация и обеспечение переброски остальных сил армии осуществлялись аналогично перевозке 191-й стрелковой дивизии.

    Протяженность рейса составляла более 30 км, длительность перехода занимала около 2 часов, на погрузку транспорта затрачивалось от 3 до 5 часов.

    Штаб 8-й армии разработал план вывода дивизии с оборонительных рубежей и очередность посадки их частей на суда. В целях сохранения боеспособности перевозимых соединений в основу перевозки был положен принцип сохранения целостности стрелковых частей, штабов и органов тыла. Штаб флота с получением данных о количестве личного состава, лошадей и боевой техники, подлежащих перевозке, к ночи формировал в Ленинграде отряды судов, способных выполнить переход до Ораниенбаума в течение темного времени. Прибытие отрядов судов в Ораниенбаумский порт обычно совпадало с моментом подхода к нему частей на погрузку.

    К 4 ноября перевозка соединений 8-й армии была закончена. Всего за 19 суток из Ораниенбаума в Ленинград было переброшено шесть стрелковых дивизий общей численностью до 25 тысяч солдат и офицеров. При этом потерь личного состава не было.

    Особую остроту в октябре приобретала борьба за коммуникации. Запасы продовольствия в осажденном городе, насчитывавшем более 2,5 млн жителей, катастрофически сокращались. В телеграмме, направленной 12 октября Военному совету Ленинградского фронта, Ставка Верховного главнокомандования указывала, что жизненно необходимо овладеть станцией Мга и освободить Кировскую железную дорогу на участке Ленинград — Волхов. Считая, что для этого недостаточно сил одной 54-й армии, Ставка требовала согласованного наступления 55-й и 54-й армий и войск Невской оперативной группы. В утвержденном ею 14 октября плане операции указывалось: «Соединение осуществить при помощи одновременного удара с двух сторон в районе Синявино, Подгорное, Рабочий поселок № 6, Дубровка, 1-й городок»[14]. Для этого предлагалось сосредоточить в районе прорыва со стороны 54-й армии три стрелковые дивизии и всю свою крупную артиллерию, а со стороны Невской оперативной группы — пять-шесть стрелковых дивизий, до 100 танков KB, повернув всю основную артиллерию в сторону намеченного удара.

    Военный совет Ленинградского фронта решил начать эту операцию 20 октября. Для участия в ней привлекались 63 тысячи человек, 475 орудий и 97 танков. Противник имел на синявинском направлении около 54 тысяч человек и 450 орудий. Он опирался на сильную оборону с большим количеством инженерных сооружений, построенных в лесисто-болотистой местности.

    Наши войска атаковали вражеские позиции с востока и запада. На отдельных участках они потеснили немцев, но серьезного оперативного успеха не достигли. По Неве и подходам к ней противник вел сильный артиллерийский и минометный огонь. Не хватало переправочных средств для переброски войск, танков и орудий сопровождения пехоты.

    Операция развивалась крайне медленно. Военный совет фронта еще не терял надежды на успех, однако события, происходившие на тихвинском направлении, заставили сократить масштабы боевых действий южнее Ладожского озера.

    Вечером 23 октября в Ленинград была передана телеграмма заместителя начальника Генерального штаба генерал-майора A.M. Василевского. Ставка приказывала, не прекращая активных действий по прорыву блокады, перебросить в район Тихвина две стрелковые дивизии 54-й армии, а также 191-ю и 44-ю стрелковые дивизии и 6-ю бригаду морской пехоты из Ленинграда.

    Это решение Ставки было вызвано тем, что германские войска в середине октября развернули наступление на тихвинском направлении. Здесь развернулось сражение, значение которого выходило далеко за рамки данного района. Оно сыграло заметную роль в жизни и борьбе осажденного Ленинграда, оказало определенное влияние на состав и группировку сил противника в решающей битве за Москву.

    Противник, добиваясь полной блокады Ленинграда, решил прорваться к реке Свирь на соединение с финскими войсками.

    Главный удар он наносил на Грузино, Будогощь, Тихвин.

    В составе советских войск, прикрывавших рубеж от Ладожского озера до озера Ильмень, имелось 16 дивизий. Половина из них находилась в 54-й армии.

    Так, на 25 октября 1941 года в составе 54-й армии находились 3-я гвардейская, 128, 285, 286, 294, 310, 311-я стрелковые дивизии, 1-я отдельная гвардейская стрелковая бригада, 6-я морская бригада, 122-я и 16-я танковые бригады, 882-й и 883-й корпусные артиллерийские полки, гаубичный артиллерийский полк Артиллерийских Краснознаменных курсов усовершенствования командного состава артиллерии резерва главного командования (АККУКС АРГК), два дивизиона 122-мм гаубиц, 2-й дивизион 5-го и 4-й дивизион 4-го гвардейских минометных полков. 4-я же армия генерала В.Ф. Яковлева имела только три стрелковые и одну кавалерийскую (27 кд) дивизии, а 52-я отдельная армия генерала Н.К. Клыкова еще меньше — две стрелковые дивизии. В соединениях насчитывалось по 4–6 тысяч человек, не хватало орудий и стрелкового оружия.

    Врагу удалось нащупать уязвимые места нашей обороны на волховских рубежах — в полосе 288-й и 267-й дивизий. Первая из них растянулась на фронте в 34 километра, вторая — на 46 километров. 16 октября после авиационной и артиллерийской подготовки части 39-го немецкого моторизованного корпуса и 21-й пехотной дивизии форсировали Волхов в районе Грузино и Селищенского поселка. Трое суток две малочисленные дивизии сдерживали сильный натиск врага. 20 октября после жестоких боев противнику удалось прорвать оборону, а 22 октября германские войска захватили Большую Вишеру.

    Упорное сопротивление встретила главная ударная группировка противника, нацеленная на Тихвин. К юго-западу от Будогощи 292-я стрелковая дивизия мужественно отбивала атаки танковой и моторизованной дивизий противника. В течение шести суток — с 19 по 24 октября — неприятельские войска, по существу, топтались на месте.

    Выигранное время позволило советскому Верховному командованию перебросить в район Тихвина подкрепления. В 4-ю отдельную армию прибыли четыре стрелковые дивизии с Ленинградского фронта и одна с Северо-Западного. Из своего резерва Ставка направила сюда 92-ю стрелковую и 60-ю танковую дивизии.

    60-я танковая дивизия РККА (120, 121 тп, разведбатальон, артполк, части обеспечения) была сформирована в марте 1941 года на Дальнем Востоке в составе 30-го механизированного корпуса. Основу танкового парка дивизии составляли в основном легкие танки Т-26 (около 100 машин Т-26 имелось в каждом из танковых полков). Дивизией командовал генерал-майор А.Ф. Попов.

    92-я стрелковая дивизия также прибыла в 4-ю армию с Дальнего Востока, имея в своем составе танковый батальон на Т-26 из 54 машин.

    Но и противник тоже пополнил свою группировку двумя дивизиями — 12-й танковой и 20-й моторизованной.

    Танковые соединения 16-й армии вермахта включали в себя 8-ю и 12-ю танковые дивизии. На 10 сентября 1941 года в составе 10-го танкового полка 8-й танковой дивизии находилось 8 Pz.Kpfw.I, 36 Pz.Kpfw.II, 78 Pz.Kpfw.38(t), 17 Pz.Kpfw.IV и 15 командирских танков. 29-й танковый полк 12-й танковой дивизии на 26 августа 1941 года имел в своем составе 7 Pz.Kpfw.I, 25 Pz.Kpfw.II, 42 Pz.Kpfw.38(t), 14 Pz.Kpfw.IV и 8 командирских танков. В составе 16-й армии также находилось 2 дивизиона штурмовых орудий (по 18 StuG III в каждом согласно штату. — Примеч. авт.) Однако 10 декабря 1941 года 184-й дивизион штурмовых орудий (Sturmgeschuetz-Abteilung 184) убыл в Германию на переформирование и вновь прибыл на фронт только 26 января 1942 года. 185-й дивизион штурмовых орудий находился на фронте весь рассматриваемый период.

    В последних числах октября германские войска усилили натиск на тихвинском направлении. В сложных условиях командование 4-й армии не сумело правильно распределить силы и средства, организовать взаимодействие войск, беспрерывное и четкое управление ими.

    Войска 4А начали отходить. Угроза прорыва германских войск к Тихвину вынудила срочно перебросить воздушным транспортом из 42-й армии Ленинградского фронта в 4-ю армию 44-ю стрелковую дивизию, которая затем заняла оборону юго-западнее города. Вместе с пехотой на самолетах удалось перебросить батальонную, полковую артиллерию и часть минометов. Вся дивизионная артиллерия (122-й артиллерийский полк) и минометный дивизион были переброшены кораблями Ладожской флотилии до Новой Ладоги, а дальше двигались своим ходом по бездорожью на Волхов и Тихвин. Вместе с ними следовал большой транспорт (300 орудий) 76-мм полковых пушек, изготовленных в труднейших условиях блокады на заводах Ленинграда и посланных защитниками Москвы.

    29 октября Ставка Верховного главнокомандования потребовала от командарма остановить наступление противника на Тихвин и в направлении на Кириши, а «с прибытием новых дивизий перейти в решительное наступление для восстановления положения на реке Волхов и на участке к западу от нее»[15].

    1 ноября советские войска контратаковали головные части 12-й и 8-й танковых и 20-й моторизованной дивизий противника. На отдельных участках удалось потеснить их.

    Подразделения 559-го стрелкового полка 191-й дивизии полковника Д.Л. Лукьянова отбросили врага за реку Хвашня. 4-я гвардейская стрелковая дивизия выбила немецкие части из населенных пунктов Заручевье, Горушка, Петровское и приблизилась к железной дороге Будогощь — Тихвин.

    В ноябре развернулась ожесточеннейшая битва на ближних подступах к Москве. Ставка, уделяя основное внимание обороне столицы, продолжала пристально следить за обстановкой под Ленинградом, на тихвинском и волховском направлениях. Тем более что 8 ноября танковым частям 39-го моторизованного корпуса вермахта удалось прорваться к Тихвину и овладеть городом. Одновременно крупная группировка противника нанесла удар в направлении Волхова, угрожая флангу и тылу 54-й армии, проводившей наступательную операцию в районе Синявино. В этот же день к прямому проводу с Москвой были вызваны командующий Ленинградским фронтом генерал-лейтенант М.С. Хозин, сменивший генерал-майора И.И. Федюнинского[16], и член Военного совета A.A. Жданов. Верховный главнокомандующий потребовал более активных действий и предложил командованию Ленинградского фронта самым тщательным образом заняться организацией наступательного боя, лучше использовать артиллерию и танки. Было рекомендовано выделить из разных частей добровольцев, сформировать из них один или два сводных ударных полка, объяснить им великое значение подвига, который потребуется, чтобы пробить дорогу на восток.

    Выполняя указания Ставки, Военный совет фронта сформировал три добровольческих полка, которые были переброшены на левый берег Невы. Сюда же переправили до 40 легких и средних танков.

    По решению Военного совета фронта наступление возобновилось 10–11 ноября в соответствии с планом, разработанным штабом 8-й армии, управление которой было перемещено на невский участок фронта с ораниенбаумского плацдарма[17].

    На направлении вспомогательного удара 55-я армия получила задачу захватить переправы через реку Тосна и наступать в направлении Мги на соединение с 8-й и 54-й армиями. В составе войск армии также действовал добровольческий полк.

    Когда 8 ноября немецкие войска заняли Тихвин, создалась угроза их выхода на тылы 54-й армии. Противник уже находился в 15–20 километрах от города Волхов.

    По решению Верховного главнокомандования в район Тихвина были направлены стрелковые и танковые части, и 54-я армия получила разрешение использовать одну дивизию из Синявинской группировки для прикрытия Волхова. Ставка рекомендовала также создать на невском участке сильную группировку, сосредоточить там всю мощь огня артиллерии, фронтовой авиации и решительным ударом с запада соединиться с войсками 54-й армии.

    Для усиления волховского направления из 54-й армии в район Волхова удалось перебросить 3-ю гвардейскую стрелковую дивизию со своей штатной артиллерией и 881-й корпусной артиллерийский полк. Одновременно под Волховом были задержаны два дивизиона 122-го артиллерийского полка 44-й дивизии, направлявшиеся к Тихвину.

    В результате проведенного маневра группировка нашей артиллерии на волховском направлении значительно усилилась. Здесь действовали 881 кап, второй дивизион 855 ап 311 сд, 835 ап 285 сд, 565 ап 3 гв. сд, два дивизиона 122 ап 44 сд, 860 ап 310 сд, артиллерийский дивизион 6-й морской бригады и второй дивизион 5-го гвардейского минометного полка. 13 ноября группа войск, действовавшая в районе Волхова, была включена в состав 54-й армии Ленинградского фронта.

    На «Невском пятачке» с новой силой разгорелись бои. С беспримерным мужеством сражались бойцы и командиры стрелковых дивизий: 86-й — полковника A.M. Андреева, 20-й — полковника А.ГІ. Иванова, 168-й — полковника Л.A. Бондарева, 10-й — полковника И.Д. Романцова и 177-й — полковника Г.И. Вехина.

    Пример бесстрашия показывали добровольцы из сформированных в ноябре трех ударных полков. Первый из этих полков атаковал противника 9 ноября, второй — 11 ноября и, наконец, третий, которым командовал генерал-майор П.А. Зайцев, — 13 ноября. Прорвать вражескую оборону, однако, не удалось. Противник значительно укрепил свои позиции, а часть наступавших войск вводилась в бой в разное время. Кроме того, артиллерия не сумела подавить вражескую огневую систему.

    В боях на «Невском пятачке» проявились высокие и благородные качества защитников города Ленина. Доблестно сражались они за каждый метр родной земли. Здесь на самых трудных участках всегда впереди воины видели своих командиров. Одним из них был полковой комиссар Н.Д, Афанасьев, сын старого большевика, участника революции 1905 года, помощник начальника политуправления фронта по комсомольской работе. При формировании ударных полков Н.Д. Афанасьев стал военным комиссаром одного из них. На переправе и плацдарме он действовал как храбрый воин и пал смертью храбрых. За проявленное мужество Н.Д. Афанасьев был посмертно награжден орденом Ленина.

    В те дни немало подвигов совершили и бойцы соединений 55-й армии: 70, 85, 90, 125-й и 268-й стрелковых дивизий. Особенно ожесточенные бои развернулись на подступах к поселку Ивановский, прикрывающему дорогу к Мге и Синявину. Здесь отважно дрался 84-й отдельный танковый батальон, которым командовал майор К.П. Ушаков. Отважный командир, любимец танкистов, погиб в этих боях. Его имя было присвоено батальону, который он сформировал и бесстрашно водил в атаки на врага.

    Войскам 55-й и 8-й армий не удалось, однако, в силу обстоятельств, вызванных вражеским наступлением на Тихвин и Волхов, успешно завершить операцию по прорыву блокады. Но своими активными действиями они лишили группу «Север» свободы маневра, сковали значительные вражеские силы.

    16 ноября командующий группой армий «Север» генерал-фельдмаршал фон Лееб докладывал главному штабу командования сухопутных войск: бои в районе между озерами Ильмень и Ладожским развиваются крайне неудачно для немецкой армии. В районе Тихвина в ближайшее время можно ожидать угрозы прорыва противника[18].

    За три недели боев тихвинская группировка противника, встречая упорное сопротивление советских войск, по существу, исчерпала свои наступательные возможности.

    9 ноября командование 4-й отдельной армией принял генерал армии К.А. Мерецков. Почти одновременно с ним из 7-й отдельной армии прибыли на тихвинское направление группа генералов и офицеров управления, 46-я танковая бригада генерал-майора В.А. Копцова, стрелковый и артиллерийский полки 272-й стрелковой дивизии полковника З.Н. Алексеева.

    Во что бы то ни стало требовалось остановить врага, перехватить инициативу, решительно поднять боевой дух войск. И это было сделано. Как ни цеплялся противник за рубежи к северу от Тихвина, ему не удалось удержаться. 1061-й полк 372-й дивизии и части 44-й дивизии, взаимодействуя с 46-й танковой бригадой, теснили врага.

    Восточнее Тихвина, вдоль дороги на Неболчи, наступали части 191-й дивизии, 305-й полк 44-й дивизии и только что прибывшие два отдельных танковых батальона. Немецкие части откатились, заняв оборону в 6 километрах от Тихвина.

    Недостаток сил и необходимость их перегруппировки заставили 4-ю отдельную армию приостановить наступление. Германское командование расценило это как переход советских войск к обороне, перебросило часть сил 8-й и 12-й танковых дивизий на волховское направление, где 21-й пехотной дивизии противника удалось приблизиться к Волхову на расстояние орудийного выстрела. Ответственность за оборону этого важного узла железных и шоссейных дорог Ставка возложила на 54-ю армию. Как уже сообщалось, ей подчинили правофланговые войска 4-й отдельной армии.

    На направление главного удара немецкой группировки спешно были выдвинуты 3-я гвардейская стрелковая дивизия полковника H.A. Гагена, 16-я танковая бригада полковника И.Н. Барышникова и батареи зенитной артиллерии. Командующий Ладожской военной флотилией капитан 1-го ранга B.C. Чероков направил в стрелковые подразделения моряков с пулеметами, снятыми с боевых кораблей.

    Дивизии 1-го немецкого армейского корпуса, усиленные танками 8-й и 12-й танковых дивизий, рвались к Волхову. Но на большинстве участков враг натолкнулся на организованное сопротивление и вынужден был спешно производить перегруппировку. К 24 ноября немецкое наступление было остановлено.

    Командование 16-й немецкой армии избрало местом очередного удара участок в направлении станций Войбокало, Шум. В наступление здесь были брошены пехотные дивизии, усиленные танковыми подразделениями. Нашей пехоты в этом районе почти не было. Здесь врага остановили героически действовавшие артиллеристы первого дивизиона 855 ап 311 сд, а также зенитного дивизиона 311 сд и 253-го зенитного дивизиона ПВО страны, прикрывавших станцию Войбокало от ударов вражеской авиации. Огнем с закрытых позиций, прямой наводкой и из личного оружия артиллеристы на двое суток задержали противника, пока не подошла пехота из 311-й стрелковой дивизии. Несколько дней немецкие войска яростно рвались вперед, но ничего не добились. Геройски действовали западнее Войбокало, в районе Поречье, полки 286-й стрелковой дивизии, которой командовал полковник Е.В. Козик.

    К концу ноября стало очевидно, что хотя немецкое командование добилось некоторых территориальных успехов, заняло Тихвин и приблизились к Волхову, однако своей главной цели оно не достигло: ему не удалось полностью замкнуть кольцо блокады Ленинграда. Неосуществленными оказались и планы наступления через Малую Вишеру на Бологое, навстречу войскам левого крыла группы армий «Центр».

    Удары противника были парализованы главным образом за счет гибкого маневра и непрерывного взаимодействия между войсками Ленинградского фронта и подчиненными непосредственно Ставке 4, 52-й и 7-й отдельными армиями. Бои под Тихвином, на волховских рубежах и на Неве явились звеньями единой оборонительной операции.

    Вопреки расчетам, вражескому командованию не удалось высвободить силы под Ленинградом и заметно сократить численность своих войск на северном крыле советско-германского фронта. Если в августе — сентябре 1941 года в группу армий «Север» входило 30–32 дивизии, то в ноябре их было 34. С конца ноября и здесь противник вынужден был отказаться от наступательных операций.

    Контрнаступление под Тихвином

    (10 ноября — 30 декабря 1941 года)

    Контрнаступление советских войск в районе Тихвина началось в тот момент, когда достигла высшего напряжения битва за Москву и шли упорные бои на юге — под Ростовом. Советское Верховное главнокомандование, естественно, не могло направить на северо-запад значительных сил. В составе армий, действовавших под Тихвином и Волховом, было 154,5 тысяч человек, 2120 орудий и минометов, а также 200 танков. Противник же имел до 130 тысяч человек, 2200 орудий и минометов и около 250 танков.

    Мощная группировка танковых сил РККА была сосредоточена в полосе действий 54-й армии Ленинградского фронта. В ее состав входили 16-я и 122-я танковые бригады, а позднее 119-й отдельный танковый батальон, которые были укомплектованы в основном только легкими и средними танками. Это было обусловлено невозможностью переправлять танки KB по льду Ладожского озера из-за большого веса танка. На реке Нева в конце ноября при толщине естественного льда 40 см стали проводить эксперименты по транспортировке танков KB по бревенчатому настилу, специально уложенному на льду. Когда танк KB проехал по импровизированному мосту несколько метров, лед под ним с хрустом начал вдавливаться и стало ясно, что тяжелый танк вот-вот провалится в воду. Но танкисты не растерялись и буксиром буквально «выдернули» танк на берег. По результатам подобных экспериментов было принято два решения. Первое — транспортировка танков KB своим ходом по льду Ладожского озера (протяженность маршрута 32 км) невозможна. Поэтому штаб специальной танковой переправы, занимавшейся переброской танков KB и Т-34 через реку Нева в районе Невская Дубровка по воде (в ноябре были переправлены 23 KB и 11 Т-34), начал разработку проекта по переброске танков KB по льду Ладожского озера. Инженерные подразделения стали строить «ледяной паром» — громадные сани, которые должны были буксировать 2 артиллерийских тяжелых тягача «Ворошиловец». На сани в зависимости от температуры воздуха устанавливался или весь танк KB в сборе (температура воздуха -20–30 °C) или танк без башни и боеукладки (температура воздуха -30–12 °C), а затем боевая машина буксировалась тягачами к месту назначения. Но подобную переправу запустили только 15 января 1942 года. Второе решение заключалось в переброске легких танков своим ходом через Ладожское озеро только в декабре — январе, когда лед на Ладоге будет достаточно прочен и надежен. Уже в декабре в состав 54-й армии по льду своим ходом были переброшены 7 однобашенных танков Т-26 и 3 Т-26 САУ (76,2-мм орудие образца 1927 года, установленное в полуоткрытой рубке, на базе танка Т-26).

    Готовясь к переходу в контрнаступление, советское командование тщательно анализировало положение немецких войск.

    Группировка и соотношение сил артиллерии 4-й армии[19] к 18 ноября 1941 года

    Оперативные группы Наши войска Противник Соотношение
    Орудия Минометы Всего Орудия Минометы Всего
    Северная 44 31 75 36 24 60 1,25:1
    Восточная 187 66 253 46 36 82 3:1
    Южная 168 112 280 90 40 130 2,2:1
    Всего в 4-й армии 399 209 608 172 100 272 2,2:1

    Ударная группировка врага, продвинувшись к Тихвину и Волхову, фактически оказалась в полуокружении. Образовался огромный выступ, внешние обводы которого растянулись более чем на 350 километров. Основную массу своих войск — 6 пехотных и 2 танковые дивизии — противник сосредоточил против 54-й армии, намереваясь прорваться к Ладожскому озеру. Этим самым германское командование ослабило правый фланг своей волховско-тихвинской группировки.

    Первый фланговый удар по основанию вражеского клина нанесла 12 ноября 52-я отдельная армия. Неделю на подступах к Малой Вишере шли жаркие бои. 259, 267-я и 111-я стрелковые дивизии освободили ряд населенных пунктов и в ночь на 20 ноября овладели Малой Вишерой.

    К 18 ноября 4-я отдельная армия образовала несколько оперативных групп: Восточную группу возглавил генерал-майор П.А. Иванов, Северную (она же Центральная. — Примеч. авт.) — генерал-майор A.A. Павлович, Южную — генерал-лейтенант В.Ф. Яковлев.

    В оперативные группы вошли наскоро пополненные части ранее сражавшихся здесь дивизий. Командование 4-й отдельной армии стянуло на участки наступления артиллерию и дивизионы «катюш». Авиация получила задачу прикрывать наступавшие войска с воздуха, бомбить и штурмовать неприятельские боевые порядки.

    Танковые силы Волховского фронта в ноябре 1941 года состояли из двух танковых полков 60-й танковой дивизии и 46-й отдельной танковой бригады. Северную оперативную группу поддерживали танки 46-й танковой бригады, Восточную и Южную оперативные группы — соответственно 120-й и 121-й танковые полки 60-й танковой дивизии. Разведбатальон 60 тд (до 30 Т-37/38) был придан 65 сд. Собственно 65-я стрелковая дивизия под командованием полковника П.К. Кошевого была отлично вооруженным и экипированным соединением. Она прибыла под Тихвин из Забайкалья. По пути на фронт в Куйбышеве ей приказали выгрузиться и подготовиться к участию в параде. 7 ноября 1941 года, одновременно с парадом в Москве, состоялся смотр войск в Куйбышеве, где в то время находились многие наркоматы, посольства. На трибуне стояли Калинин, Шверник, Ярославский, Шкирятов. Парад принимал маршал Ворошилов. Прошла пехота, кавалерия, танки, пролетели эскадрильи боевых самолетов. Украшением парада была 65-я стрелковая дивизия. Чеканным шагом, в полном боевом снаряжении, промаршировала она по площади, а на следующий день направилась на фронт.

    Однако подкрепления, переданные Ставкой Волховскому фронту в условиях подготовки к сражению за столицу, были ограничены. Для того чтобы окончательно сломить сопротивление тихвинской группировки противника, были мобилизованы все наличные резервы. Командующий фронтом решил сформировать стрелковую бригаду за счет тылов и команд выздоравливающих. Но винтовками и пулеметами удалось оснастить только 2 батальона. Артподразделения и 3-й батальон бригады из-за неимения стрелкового оружия вооружили револьверами и гранатами. Поэтому самой бригаде присвоили несколько необычное название — «отдельная гренадерская».

    Контрнаступление 18 ноября 1941 года начала оперативная группа генерала П.А. Иванова. Артиллерийская подготовка завершилась ошеломившим противника залпом двух дивизионов реактивных минометов из состава оперативной группы ГМЧ Волховского фронта (начальник — генерал-майор артиллерии П.Н. Кулешов), вслед за которым 305-й стрелковый полк 44-й дивизии ворвался во вражеские траншеи. Продолжая теснить противника, подразделения полка вскоре захватили станцию Астрачи, расположенную в 10 километрах юго-восточнее Тихвина. Под напором наших войск противник отошел к Тихвину и на соседних участках.

    Севернее действовала оперативная группа генерала A.A. Павловича. Ей в основном приходилось двигаться вдоль дорог, пристрелянных противником. Танкистам и пехотинцам удалось все же оттеснить немецкие войска на несколько километров и приблизиться к железной дороге Тихвин — Волхов.

    Все сильнее сжимались клещи, которыми советские войска охватывали Тихвин с севера и юго-востока.

    24 ноября Ставка Верховного главнокомандования поставила перед 54, 4-й и 52-й армиями задачу: совместными усилиями разгромить всю вражескую группировку восточнее реки Волхов. Главный удар из района Тихвина на Будогощь наносила 4-я армия. Войска Ленинградского фронта, находившиеся на блокированной территории, должны были активными действиями сковывать противника.

    В результате предшествующих боев Северная и Восточная оперативные группы 4-й отдельной армии охватили Тихвин справа и слева. Теперь им предстояло встречными ударами сокрушить вражескую оборону на флангах.

    26 ноября после часовой артподготовки, в которой участвовало 600 орудий и минометов и два дивизиона «катюш», 4-я армия перешла в наступление. Сломив сопротивление противника на правом фланге, ее войска подошли к Усть-Шомушке — сильному вражескому опорному пункту. Одновременно юго-восточнее Тихвина врага атаковала прибывшая из резерва 65-я стрелковая дивизия полковника П.К. Кошевого, которую поддерживали огнем 127, 172-й и 881-й артиллерийские полки.

    Левее 65-й дивизии наступала 1-я гренадерская бригада, в составе которой действовал Тихвинский коммунистический батальон под командованием старшего политрука И.С. Шурова. Батальон, состоявший из местных жителей, умело обходил вражеские опорные пункты и атаковал их с тыла. Вслед за ним двигались к дороге Тихвин — Будогощь и другие подразделения.

    2 декабря войска Северной оперативной группы прорвали неприятельскую оборону на северных подступах к Тихвину, форсировали реку Тихвинка и завязали бой за поселок Лазаревичи. Высокую доблесть проявил здесь комиссар танковой роты 46-го танкового полка 46-й танковой бригады РККА политрук М.К. Кузьмин. Он уничтожил два вражеских ДЗОТа, минометную батарею и несколько десятков немецких солдат. На его танк был направлен огонь вражеской батареи. Политрук передал по радио командиру 46-го танкового полка (46 тбр) подполковнику Н.Г. Косогорскому: «Все убиты. Танк горит. Выполняю задачу». До последнего дыхания воины экипажа М.К. Кузьмина сражались с врагом.

    На следующий день после 45-минутной артподготовки наступавшие подразделения заняли Лазаревичи. Противник, засевший в Тихвине, собрав все оставшиеся силы — танки, пехоту, саперов, понтонеров, дорожников, — бросил их в бой, чтобы расширить почти закрывшуюся горловину. Контратаку поддерживали вражеские бомбардировщики. Удар пришелся по позициям 305-го и 167-го стрелковых полков, понесших за три недели беспрерывных боев большие потери. Отражая его, подразделения держались стойко. Даже раненые не выпускали из рук оружия. Но слишком неравными были силы. Советским бойцам пришлось оставить Лазаревичи. Однако прорваться к переправе через Тихвинку противнику так и не удалось. Это имело большое значение для дальнейших действий советских частей.

    Немецкие генералы упорно не хотели отказываться от своего плана — полного окружения Ленинграда. Директива германского Верховного командования от 9 декабря категорически предлагала группе армий «Север» удержать в своих руках шоссе и железную дорогу Тихвин — Волховстрой — Колчаново, чтобы по прибытии подкреплений установить связь с Карельской армией финнов.

    Но советские войска перечеркнули планы врага. 7 декабря Южная оперативная группа 4-й отдельной армии нанесла сильный удар по врагу к юго-западу от Тихвина. 4-я гвардейская и 92-я стрелковые дивизии вышли к дороге Тихвин — Будогощь. Северо-восточнее эту коммуникацию перерезала стрелковая бригада генерала Г.Т. Тимофеева. Противнику не оставалось ничего другого, как перебросить сюда из Тихвина часть своих сил и тем самым ослабить оборону города.

    8 декабря советские войска начали штурм Тихвина. На северо-западную окраину города вышли части 191-й дивизии и 25-й стрелковый полк 44-й дивизии. Улицы и некоторые здания по несколько раз переходили из рук в руки.

    В ходе напряженного боя танк из состава 46 тбр младшего лейтенанта В.М. Зайцева был послан на разведку к станции Лазаревичи. Возвращаясь, Зайцев радировал: «Попали в засаду, ведем огонь до последнего снаряда и патрона, врагу не сдаемся». Командир батальона А.Д. Марков немедленно отправил на выручку экипажа несколько танков. Они подошли, когда машина Зайцева уже была охвачена пламенем. Радиостанция, перед тем как навсегда замолкнуть, передала в эфир последние слова командира: «Горим, но врагу не сдаемся!» Командир В.М. Зайцев и красноармеец стрелок-радист А.И. Ращупкин до конца выполнили свой долг.

    В боях за Тихвин советские воины обескровили 39-й моторизованный корпус и 61-ю пехотную дивизию противника. Враг потерял только убитыми до 7 тысяч солдат и офицеров. Освободив Тихвин, войска 4-й отдельной армии начали преследование немцев.

    Справка о боевом составе войск 4-й[20] армии на 8 декабря 1941 года[21]

    Группа генерала Иванова (по состоянию на 1 декабря)
    44 сд 700 чел.
    1061 сп 400 чел.
    Отряд Василенко 200 чел.
    159-й понтонный батальон 300 чел.
    46-я танковая бригада 500 чел.
    Всего 2100 чел., танков 15, орудий 56, минометов 18, станковых пулеметов 5
    Остальные соединения 4-й армии (по состоянию на 1 декабря)
    191 сд 1000 чел., орудий 14, минометов 44, станковых пулеметов 9 по состоянию на 5 декабря 1941 года
    65 сд 1700 чел.
    27 кд 1000 чел., орудий 16, минометов 15, станковых пулеметов 10
    60 тд ?
    1-я гренадерская бригада ?
    4 гв. сд 643 чел., орудий 10, минометов 27, станковых пулеметов 9
    92 сд 1665 чел.
    Всего танков в 4А (60 тд, 46 тбр, тб 92 сд) на 8 декабря 1941 года
    Тип танка на ходу в ремонте
    KB 4 5
    Т-34 7 4
    БТ-7 10 3
    БТ-5 3 5
    Т-26 56 44
    Т-26 хим. 4 12
    Т-60 13 4
    Т-37/38 17 10
    Средние бронеавтомобили 13 9
    Легкие бронеавтомобили 12 6

    Передовые отряды, преследовавшие разбитого врага, поддерживались артиллерией на тракторной тяге, обладавшей лучшей проходимостью на пересеченной местности. Если возникала необходимость сломить сопротивление немцев в сильных опорных пунктах, подтягивалась и остальная артиллерия. Продвижение артиллерийских частей обеспечивали приданные команды саперов и подразделения пехотного прикрытия. Командиры батарей и радисты шли вместе с пехотой на лыжах, немедленно вызывая огонь по ее требованию.

    В результате преследования остатки разбитой под Тихвином группировки немецких войск были отброшены за реку Волхов.

    К 10 декабря наступил перелом и на волховском участке фронта. Отразив удары вражеской группировки, рвавшейся к Ладожскому озеру, 54-я армия перешла в контрнаступление. Южнее станции Войбокало 311, 285-я и 80-я дивизии, 6-я бригада морской пехоты и 122-я танковая бригада, продвинувшись вперед, блокировали ряд вражеских опорных пунктов.

    Успешному наступлению в значительной степени способствовала значительная организация контрбатарейной борьбы. Разведывательный артиллерийский дивизион под командованием капитана Кулакова точно определял координаты вражеских батарей, а 883-й корпусной полк (командир — подполковник Седаш) обрушивался на них своим огнем. В результате две трети батарей противника были подавлены или уничтожены, а материальная часть оставлена на огневых позициях.

    Германские войска поспешно откатывались, бросая оружие и технику. На отдельных участках их отход превратился в паническое бегство.

    На 10 декабря 1941 года войска 4-й отдельной армии продолжали действовать в составе трех групп. Северная группа состояла из 44, 191 сд, 2 батальонов лыжников, 46 тбр общей численностью 4500 человек при поддержке 43 пулеметов, 113 минометов, 32 орудий, 12 танков. Восточная (Центральная) группа имела в своем составе 65 сд, 1-ю гренадерскую бригаду, 120-й и 128-й отдельные танковые батальоны, которые возникли на базе 60-й танковой дивизии, 881 кап, 2 дивизиона PC, один батальон лыжников общей численностью 5100 человек, 408 пулеметов, 161 миномет, 171 орудие, 29 танков. Южная группа состояла из 4-й гвардейской стрелковой дивизии, 92-й стрелковой дивизии, 80-й кавалерийской дивизии, 1-го батальона лыжников общей численностью 6700 человек при поддержке 314 пулеметов, 203 минометов и 143 орудий[22].

    12 декабря в Ставке Верховного главнокомандования обсуждалась обстановка, сложившаяся на Северо-Западном направлении. Присутствовали И.В. Сталин, Б.М. Шапошников, командующий Ленинградским фронтом М.С. Хозин, член Военного совета A.A. Жданов, генерал армии К.А. Мерецков, командующие 26-й армией Г.Г. Соколов и 59-й — И.В. Галанин. Начальник Генерального штаба Б.М. Шапошников сообщил, что в целях объединения армий, действующих восточнее реки Волхов, решено с 17 декабря образовать Волховский фронт в составе 4, 52, 59-й и 26-й армий. 54-я армия, хотя она и тяготела к новому фронту, была оставлена в подчинении Ленинградского фронта. Командующим войсками Волховского фронта Ставка назначила генерала армии К.А. Мерецкова, начальником штаба — комбрига Г.Д. Стельмаха, членом Военного совета — армейского комиссара 1-го ранга А.И. Запорожца.

    17 декабря Волховский, Ленинградский и Северо-Западный фронты получили оперативную директиву Ставки, определявшую план их действий против группы армий «Север». Войскам ставилась задача: разгромить основные силы этой группы и деблокировать Ленинград.

    Необходимо заметить, что войска Новгородской оперативной группы (НОГ) Северо-Западного фронта, которые также участвовали в контрнаступлении под Тихвином, состояли из 305-й и 186-й стрелковых дивизий и 3-й танковой дивизии, в которой осталось 5–6 танков. 14 декабря 1941 года 3-я танковая дивизия была преобразована в 225-ю стрелковую дивизию.

    Новгородская оперативная группа СЗФ сковывала немецкие войска на южном фланге наступления Волховского фронта, так как не имела достаточных сил и средств для прорыва германской обороны.

    26-я (2-я ударная армия) и 59-я армия Волховского фронта только выдвигались к театру военных действий и не принимали участие в сражении под Тихвином в ноябре — декабре 1941 года. Поэтому основная тяжесть боев легла на 4-ю и 52-ю армии Волховского фронта и 54-ю армию Ленинградского фронта.

    С 10 по 22 декабря войска 4-й и 52-й армий в труднейших зимних условиях, при морозе в 40 градусов, продолжали наступление. Немцы, отступая, минировали дороги, взрывали мосты. Приходилось искать обходные пути, сооружать бревенчатые дороги на заболоченных участках. Случалось, что лошади, обессилев, падали в снег, и артиллеристы тащили орудия на руках.

    Преследуя выбитого из Тихвина врага, советские войска быстро продвигались к реке Волхов. 16 декабря 52-я армия освободила Большую Вишеру, а две дивизии 4-й армии подошли к Будогощи.

    15 декабря крупного успеха добилась 54-я армия, прорвавшая оборону 1-го армейского корпуса немецких войск. За два дня армия продвинулась на 20 километров в направлении Оломны, охватив левый фланг главной вражеской группировки на восточном берегу Волхова. Правый фланг 1-го армейского корпуса в это время теснили части 4-й армии.

    16 декабря, уступая настойчивым просьбам командования группы армий «Север», Верховное командование вермахта разрешило отвести войска на рубеж реки Волхов и линии железной дороги, идущей от города на северо-запад.

    Преследуя отступавшего противника, советские войска 19 декабря полностью освободили железную дорогу Волхов — Тихвин. На следующий день 4-я гвардейская и 92-я стрелковые дивизии освободили Будогощь. 23 декабря передовые отряды 65-й и 92-й дивизий форсировали реку Волхов и захватили плацдарм на ее левом берегу.

    Войска 54, 4-й и 52-й армий в декабре продвинулись на 100–120 километров и отбросили врага на рубежи, с которых он начал в середине октября свое наступление. Только на одном участке — в районе Кириши — противнику удалось на восточном берегу Волхова удержать небольшой плацдарм.

    В обороне и наступлении советским войскам активно помогали соединения и отряды партизан. В 1941 году ленинградские партизаны уничтожили более 11 тысяч вражеских солдат и офицеров, 98 танков и бронемашин, 71 самолет, много боевой техники и боеприпасов, разгромили до десятка штабов и гарнизонов противника.

    В это же время 15 отрядов карельских партизан общей численностью около 2 тысяч человек вели борьбу в тылу вражеских войск, захвативших западную часть Карелии.

    На протяжении всей Тихвинско-Волховской операции советские войска проявляли высокие боевые качества. Эти бои были неразрывно связаны с героической обороной столицы. Обескровив ударные группировки противника, наступавшие на Тихвин и Волхов, наши войска не дали германскому командованию возможности высвободить даже небольшую часть своих сил для центральной группировки, наступавшей на Москву.

    Родина высоко оценила подвиги героев битвы на волховских рубежах. Ордена Красного Знамени удостоились 65-я и 191-я стрелковые дивизии, 305-й стрелковый полк 44-й дивизии, 46-я танковая бригада, 185-й истребительный авиационный полк, артиллерийский полк АККУКС, 6-й гвардейский минометный полк и 184-й отдельный саперный батальон. 127-й и 881-й артиллерийские полки были также награждены орденом Красного Знамени и заслужили в этих боях первыми на северо-западном направлении почетное звание 6-го и 8-го гвардейских полков РГВК.

    Только в 4-й и 52-й армиях получили ордена и медали около 1200 отважных воинов. Подвиги одиннадцати храбрейших из храбрых были отмечены самой высшей наградой Родины — Золотой Звездой. Это командир танкового взвода 46-го танкового полка 46-й танковой бригады младший лейтенант В.М. Зайцев, штурман эскадрильи 225-го ближнебомбардировочного авиационного полка лейтенант И.А. Ковшаров, комиссар танковой роты политрук М.К. Кузьмин, заряжающий рядовой 127-го легкого артиллерийского полка 65-й стрелковой дивизии И.М. Мананов, командир эскадрильи 225-го ближнебомбардировочного полка лейтенант В.Д. Панфилов, начальник штаба батальона М.Е. Пятикоп, стрелок-радист 46-го танкового полка 46-й танковой бригады младший сержант А.И. Ращупкин, заместитель командира эскадрильи 160-го истребительного авиационного полка старший лейтенант А.П. Силантьев, помощник командира 169-го истребительного авиационного полка гвардии капитан Л.И. Греков, летчик 513-го истребительного авиационного полка лейтенант Н.Г. Лесконоженко и помощник начальника оперативного отделения штаба 111-й стрелковой дивизии младший лейтенант Н.В. Оплеснин.

    После осенних и декабрьских боев, развернувшихся под Москвой и на других участках советско-германского фронта, окончательно провалился план блицкрига против Советского Союза. «Немецким войскам, — отмечал немецкий военный историк К. Типпельскирх, — грозила судьба великой армии Наполеона»[23].

    В ходе операции Красная армия нанесла поражение 10 дивизиям противника, освободила ряд важных районов и сорвала план немецкого командования полностью изолировать Ленинград. Однако удачное наступление далось дорогой ценой — общие потери РККА достигли 48 901 человека, из них 17 924 были безвозвратными[24].

    Советские войска были воодушевлены первыми крупными победами над силами вермахта. В оборонительных и особенно наступательных операциях командиры и бойцы приобрели богатый опыт. Совершенствовались методы взаимодействия родов войск. В наступлении все чаще применялись маневр на поле боя, удары по флангам, с тыла и в стык неприятельских частей и подразделений.

    Источники и литература

    1. Материалы Центрального архива Министерства обороны (фонды Ленинградского и Волховского фронтов) и архива штаба Ленинградского военного округа.

    2. Великая Отечественная война 1941–1945. Военно-исторические очерки. М., Библиотека/Мосгорархив, 1995, кн. 1. 454 с.

    3. История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941–1945. М., Воениздат, 1961, т. 4. 536 с.

    4. История ордена Ленина Ленинградского военного округа. М., Воениздат, 1974. 613 с.

    5. Советская артиллерия в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. М., Воениздат, 1960. 801 с.

    6. Россия и СССР в войнах XX века. М., Олма-Пресс. 607 с.

    7. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. М., Издательство АПН, 1986, т. 2. 450 с.

    8. Маршал Мерецков: Сб. документальных повестей и воспоминаний. Из юбилейной серии «Полководцы России». М., «Менеджер», 2000. 320 с.

    9. Гальдер Ф. Военный дневник. Пер. с нем. М., 1971, т. 3, кн. 1.242 с.

    10. Манштейн Э. Утерянные победы. Пер. с нем. М., 1957. 322 с.

    11. Типпелъскирх К. История Второй мировой войны 1939–1943 гг. Санкт-Петербург, 1994, т. 1. 300 с.

    12. Thomas L. Jentz. Panzertruppen 1942–1945. Schiffer Military History, 1996. 297 p.


    Боевые действия на тихвинском и волховском направлениях в октябре-ноябре 1941 года.


    Расположение советских и немецких войск при штурме Тихвина


    Карта-схема боевых действий советских и немецких войск в период противоборства в районе Тихвина (ноябрь — декабрь 1941 года)


    Примечания:



    1

    Сборник документов Верховного Главнокомандования за период Великой Отечественной войны. М., 1968. Вып. 1, с. 262–263.



    2

    ЦАМО, ф. 228, оп. 701, д. 251, л. 6.



    11

    Подавляющее большинство финской бронетанковой техники было сведено в специально созданный батальон, который придавался пехотным соединениям (в основном финской пехотной дивизии). С июля по декабрь 1941 года батальон нанес удар вдоль северного берега Ладожского озера на Петрозаводск, а затем на Медвежьегорск и ГІовенец.



    12

    ЦАМО, ф. 38, оп. 80038сс, д. 21, л. 92.



    13

    Гальдер Ф. Военный дневник, т. 3, кн. 1, с. 74.



    14

    Архив штаба ЛенВо, инв. № 138, с. 94, док. 760.



    15

    Там же, инв. № 138, с. 95, док. 766.



    16

    26 октября 1941 года генерал-майор И.И. Федюнинский был назначен командующим 54-й армии.



    17

    На ораниенбаумском плацдарме Военный совет фронта образовал Приморскую оперативную группу (ПОГ). Командующим группы был назначен генерал-майор А.Н. Астанин.



    18

    Гальдер Ф. Военный дневник, т. 3, кн. 2, с. 47.



    19

    Войска 4А имели более чем двойное превосходство в артиллерии над противником. Однако плотности артиллерии были невысокими и не превышали 10–20 орудий и минометов на 1 км фронта.



    20

    Сведения о боевом составе являются приближенными, так как, кроме 4 гв. сд, 92 сд, 191 сд, ни одна дивизия таковых не представила, и поэтому вышеуказанные данные приведены из сведений о численном составе дивизий с поправкой на тылы.



    21

    ЦАМО, ф. 318, оп. 4634, д. 19, л. 318.



    22

    ЦАМО, ф. 318, оп. 4634, д. 17, л. 279–281 (Доклад командующего войсками 4А об окружении группировки противника в городе Тихвин).



    23

    Типпельскирх К. История Второй мировой войны, с. 202–203.



    24

    Россия и СССР в войнах XX века. М., Олма-Пресс, с. 274.