Загрузка...



* * *


— М-да, мы немного отвлеклись от темы, — заметил Сэнсэй и вновь продолжил свой удивительный рассказ об Имхотепе. — Так вот, Имхотеп вначале давал своим друзьям-ученикам самые элементарные первичные знания и духовные практики. Фундаментом Учения Имхотепа была в первую очередь победа человека над собственным страхом смерти своего физического тела. Когда человек реально освобождался от этого страха, он становился внутренне свободным. И уже ничто в этом мире не могло его удержать от духовного пути и истинного служения Богу, подтвержденному и мыслями, и словами, и поступками. Почему Имхотеп и уделял очень много времени именно этой первичной основе и не давал человеку более серьёзных практик, пока тот не укрепится в своих желаниях и стремлениях, и не победит собственный Животный страх смерти.

Победить страх смерти и просто и сложно одновременно. Почему? Потому что в задачу Аримана входит навязывание человеку утверждения, что «настоящая и единственная» жизнь есть здесь и сейчас. Что будет дальше — для человека покрыто мраком неизвестности. Поэтому аримановские помощники и пропагандируют, мол, тебе жизнь даётся только один раз и надо наслаждаться этой «бесконечностью» жизни по полной материальной программе. То есть, они погружают сознание человека в иллюзию относительной «вечности» свой материальной жизни. Поэтому люди с уверенностью полагают, что у них есть и завтра, и послезавтра, и год, и тридцать лет. Строят планы на ближайшее и далёкое своё будущее, распределяя, сколько материальных дел им нужно сделать за это время. Но, когда человек внезапно сталкивается со смертью какого-то другого человека, особенно близкого родственника, это его здорово пугает. Как это так? Жил, жил, ещё вроде бы не старый и здоровый, а тут раз и умер, даже ничего толком не успев сделать в своей жизни?! Невольно человек начинает пробуждаться и понимать, насколько иллюзорна и скоротечна его жизнь. Ведь люди плачут на похоронах в основном не по умершему. Они плачут из-за собственного страха перед своей смертью, от осознания неизбежности этого процесса, что и им рано или поздно, но тоже придется умереть. Однако после похорон проходит какое-то время и человек забывает об этой «неизбежности» и вновь впадает в иллюзию своей «вечной, единственной и неповторимой» материальной жизни. Ибо вся аримановская система ценностей, окружающая человека, служит для поддержания именно этой иллюзии.

Хотя в реальности время достаточно скоротечно. И ни один человек не знает, что ему уготовит судьба через минуту за ближайшим поворотом его жизненного пути. Человечество может достичь значительных успехов в технологиях и медицине до такой степени, что научится продлять жизнь людям. Но это сути вопроса не изменит. Ведь никто не сможет предопределить планы Того, кто вдохнул эту жизнь в человека.

Поэтому Имхотеп учил, что каждый человек должен быть всегда готов к своей смерти здесь и сейчас. Ведь ошибкой большинства людей, которые становятся на духовный путь (причём как тогда, так и сегодня), является то, что они по привычке обыденного мышления отодвигают фактор своей физической смерти на неопределённое «потом», которое для них, как они втайне надеются, никогда не наступит. Даже своё духовное освобождение они представляют как перспективу продолжения жизни в теле, поскольку не понимают что такое душа, и ассоциируют свою личность только с физическим телом. Хотя тело — это всего лишь смертная оболочка для бессмертной души — подлинной Личности человека. Поэтому эти люди вроде внешне и стремятся к духовному, но при малейшем физическом недуге или материальных затруднениях впадают в жуткую панику своего Животного начала. Почему? Потому что фактически их сознание ещё находится в цепком объятии Животного начала, которое ими и манипулирует.

— А как сделать так, чтобы оно мною не манипулировало? — поинтересовался Руслан.

— Привести, в первую очередь, свои мысли в порядок. Идти по духовному пути, преобразовывая себя в лучшую сторону, а не просто желать этого процесса и мечтать о нём, ничего толком не делая. А самое главное осознать тот факт, что с момента рождения твоё тело уже обречено на смерть, ибо в материальном мире всё конечно. Человек, пребывая в этом мире, не может быть «свободен» так, как это трактует обычный обыватель. Почему? Потому что какую бы ступеньку социального положения в обществе он бы не занимал, сколько бы не имел материального богатства, он всегда остаётся зависимым и уязвимым, начиная от микроба и заканчивая глобальными природными катаклизмами, ибо он всего лишь человек смертный.

И только освобождением своего Духовного начала человек может обрести истинную свободу и выйти за грань этого материального мира. Ибо весь этот мир призрачен. Движение и жизнь в нём подобно бабочке, которая рождается и умирает за один день. Хотя самой бабочке кажется, что она живёт долго-долго и у неё ещё много-много времени. В материальном мире всё имеет свой предел. Даже Вселенная имеет предел, потому что на самом деле — это иллюзия. А иллюзия не может быть бесконечна. Иллюзорный мир, всегда имеет свои границы.

Так вот, когда человек осознаёт, что та частичка вечного — его душа — это и есть он истинный и его жизнь действительно бесконечна, что за этой гранью стоит вечность, и у него есть шанс войти в неё, вырвавшись из материального плена, тогда он начинает пробуждаться, осознавать эту реальность без иллюзий. Тогда он начинает понимать, что все ценности этого мира — это ничто. Сколько бы у тебя ни было здоровья и материальных благ — всё это всего лишь одномоментный мираж. И что здесь далеко не рай. Так как тут, для того чтобы жить, постоянно нужно заботиться о своей материи, которая должна дышать, питаться, удовлетворять свои насущные потребности, которая к тому же болеет, зависит от климатических факторов, различных магнитных, физических полей, от той же Луны, Солнца, от жизнедеятельности других существ и так далее. Разве это жизнь? Это борьба за существование, растрачивание сил впустую на короткое иллюзорное мгновение. В том числе и тех ценных сил, которые можно было бы потратить на высвобождение души из этих кругов «ада».

— Как я понял, осознание человеком разделения «бабочки от кокона» происходит после того, когда он утратит страх перед смертью? — уточнил Николай Андреевич.

— Да, — кивнул Сэнсэй. — И осознает реальность этой жизни.

— Так чтобы осознать реальность этой жизни, необходимо какое-либо альтернативное сравнение и опыт другой жизни. А его, выходит, не получишь, пока не вырвешься из этой жизни.

— И, тем не менее, бабочка, созревшая в коконе, даже не имея опыта полётов, прорывает кокон и стремится взлететь, ибо инстинкт полёта у неё заложен на генетическом уровне. Так и человек, выполняя духовные практики, ведомый больше знанием души, нежели сознательным опытом своей нынешней жизни, не ждёт, когда кокон сам откроется, он прорывает этот кокон материи своим стремлением и опытом духовных практик.

— Хм, тоже верно, — задумчиво проговорил Николай Андреевич.

— Поэтому-то Имхотеп терпеливо ждал, пока человек достаточно наработает практики и созреет в своём осознании. И только после этого, когда он уже видел, что человек твёрдо стоял на духовном пути, только тогда доверял уже более серьёзные духовные практики. В результате такого осознанного, духовного развития людей, у него и появилось столь сильное ядро ближайших учеников, творивших по людским меркам невероятные чудеса… Хотя ничего сверхъестественного в том, что они делали, по сути, не было. Поскольку всё это было лишь проявлением косвенного результата духовного развития… Так вот, в итоге у него появилось настолько сильное ядро учеников, что Имхотеп смог с их помощью не только воплотить глобальные проекты, но и популяризировать подобное духовное мировоззрение в народе. Народ потянулся к его учению, ибо чувствовал, что оно истинно. Жрецам же ничего не оставалось делать, как принять к сведению это учение и дополнить им свои концепции…

— Ага, чтобы не умереть с голоду, — с иронией добавил Женька.

Ребята заулыбались, а Сэнсэй продолжил дальше.

— Учение Имхотепа стало настолько массовым, что Архонты схватились за головы. Ведь люди переставали бояться этой жизни, у них исчезали страхи земного существования и их стремления выливались в истинно духовное русло. Дабы это мировоззрение не распространилось по всему миру, Архонтам пришлось приложить массу усилий. И тем не менее, более двухсот лет продержалось данное учение Имхотепа, пока Архонты не нашли способы развалить всю эту структуру, заменив «Свободных каменщиков» Имхотепа на свою организацию «Вольных каменщиков» от Аримана.

— Более чем двухсот лет? — озадаченно переспросил Николай Андреевич. — Так подожди, если Джосер был правителем третьей династии, то… Это же охватывает период IV династии — время строительства трёх великих пирамид в Гизе фараонов Хеопса, Хефрена и Микерена!

— Совершенно верно, фараонов Хуфу, Ха'еф-ра и Мен-кау-ра, — довольно кивнул Сэнсэй. — И между прочим именно данные пирамиды строились по чертежам Имхотепа его учениками, согласно точным координатам по «звездной карте». И, как я уже говорил, главным ориентиром в этом деле опять же служил Большой Сфинкс.

— Значит, усечённая пирамида Джосера, три остроконечные великие пирамиды в Гизе — это и есть те самые пирамиды?

— Да, это, так называемые в мире людей Знания, одни из «истинных пирамид».

— А что, есть и «ложные»? — поинтересовался Костик.

— Да полно. Подражателей всегда хватало, — сказал Сэнсэй. — Так вот, прежде чем поведать вам подлинную историю об организации «Вольных каменщиков» и какой беспредел творился по их вине в истории человечества, я хочу заострить ваше внимание ещё на одном существенном моменте — какими методами Архонты разваливают неугодные им организации и даже целые государства, и как они манипулируют людьми. Характерным примером этому как раз является Древний Египет.

Египет, благодаря Имхотепу, стал сильной, процветающей державой. Экономика была на высоком уровне. Люди в основном жили обеспеченно. Образование стало общедоступным, поэтому и в интеллектуальном отношении египтяне были довольно развиты. Благодаря установившимся религиозным мировоззрениям, очень сильно стимулировавшим в человеке желание развивать свои нравственные качества, творить добро в этом мире и не бояться смерти, в обществе стали доминировать высокие этические принципы.

При таких неблагоприятных для Архонтов условиях, разрушить изнутри столь крепкое централизованное государство ради уничтожения идеологии «Свободных каменщиков» Имхотепа, представлялось весьма трудным делом. Поэтому Архонты, чтобы развалить эту страну, стали активизировать внешнюю агрессию по отношению к Египту. В частности, по их инициативе были спровоцированы военизированные нашествия азиатских орд на севере Египта, в регион Дельты; на юге у египтян вновь возникли проблемы с нубийцами; на Синае «внезапно» появились разные конкуренты, также претендующие на владение месторождениями полезных ископаемых, разрабатываемых египтянами. Всё это происходило вроде бы «случайно». Однако Снофру, весьма одарённый человек, — первый фараон IV династии — с таким блеском навёл порядок в этих внешних вопросах, что Архонтам пришлось резко изменить тактику своих действий.

Не в силах ослабить крепкую централизованную власть и развалить сильное государство внешними факторами, Архонты решили устроить там революцию на религиозном фронте. Ведь религия в те времена значила для людей гораздо больше, чем просто политика и основной электорат был привязан именно к ней. Свою «артподготовку» они предприняли не откуда-нибудь, а со столицы тринадцатого нома, древнего культурного центра Египта — Гелиополя. В своё время он был одним из лидирующих по своим религиозным концепциям, а во времена Имхотепа стоял вторым по своей значимости после главенствующих теологических концепций столицы государства — Мемфиса. Архонты сыграли на двух факторах: на популярности этого культурного центра среди населения и на жадности к богатству и власти некоторых высокопоставленных жрецов и вельмож данного города.

— О, знакомые факторы политической обстановки в нашем мире, — улыбнулся Николай Андреевич. — Похоже, Архонты не раз играли на этих струнах Животного начала.

— Ещё бы, — усмехнулся Сэнсэй. — Так вот, многие из этих людей-заговорщиков имели азиатские корни происхождения и являлись приверженцами культа солнца (египетского Ра), перекликающегося с подобным азиатским культом солнцепоклонников. На них Архонты и сделали свои ставки, пообещав привести их к высшей власти в этой стране, и возвести их религиозную концепцию в рамки главенствующей. Вначале была сотворена малая тайная организация с ограниченным кругом высокопоставленных людей-заговорщиков, поддерживаемых Архонтами. А впоследствии эта организация вылилась в тайное общество «Вольных каменщиков», куда стали входить исключительно мужчины, имеющие определенное влияние на государственном уровне.

Архонты активно стимулировали процесс религиозного раскола общества надвое при помощи различного поощрения и поддержки данной организации. И уже при фараоне Хуфу (греческая форма имени — Хеопс), того самого, который построил одну из великих пирамид… А Хуфу так же, как и предыдущий перед ним фараон Снофру и последующий после него фараон Хафра (Ха'еф-ра или же греческое имя Хефрен) входил в ядро организации «Свободных каменщиков», созданных Имхотепом. Одной из главных целей и задач этих людей была реализация плана постройки пирамид согласно «звёздной карте», оставленной Имхотепом вместе с подробными чертежами строительства…

Так вот, уже при фараоне Хуфу подученные Архонтами жрецы, входящие в архонтскую тайную организацию, предприняли попытку поднять народное волнение. В своих храмах они проповедовали людям, как якобы ущемляются права человека в данном государстве, какая случается вопиющая несправедливость по отношению ко многим гражданам (а перед этими выступлениями, как правило, Архонты специально провоцировали подобные «вопиющие случаи несправедливости»). В конце нагнетания этого апофеоза, они призывали к безотказно действующим во все времена лозунгам Архонтов: «Свободе и Справедливости!». На самом деле под этим подразумевалось, естественно, не реальное улучшение жизни народа, а некоторая «свобода» и «справедливость» для отдельных весьма богатых, обладающих определённой властью, граждан. Однако простые люди верили, что их «пастыри» заботились именно об их «свободе» и обострённом (с помощь этих жрецов) чувстве «справедливости». Поэтому они шли за ними, полагая, что защищают собственные интересы и интересы «обманутого» правительством народа, даже не задумываясь, откуда растут ноги у всей этой истории.

Однако фараон Хуфу, будучи человеком весьма осведомлённым о происках и натисках Архонтов, твердой рукой пресёк все эти, так называемые «народные волнения», а по сути организованные выступления обученных Архонтами жрецов-«пастухов», ведущих свои стада на длинном поводке Архонтов. Хуфу просто-напросто перегородил дороги, ведущие в храмы этих архонтских прихвостней. И народ, оставшись без своих «пастухов» постоял, постоял на этих дорогах перед заслоном фараоновых стражей, попарился на солнцепеке, да и, плюнув на это дело, разошёлся, кто по домам заниматься своими неотложными мирными делами, кто в соседние храмы для привычной «молитвы». А самих этих «жрецов-пастухов» вместе с «сочувствующими» им некоторыми вельможами, фараон отправил на Синайский полуостров добывать камни в каменоломнях аравийских гор, так сказать, дабы они на ниве физического труда искоренили все свои «праздные мысли». А других и вовсе послал загружать и разгружать суда. Рабочая сила везде была нужна в процветающем государстве! Для жрецов и вельмож, которые в своей жизни палец о палец не ударили, такая ссылка была хуже смерти. Зато в государстве вновь на какое-то время воцарился мир и спокойствие, где каждый занимался своим делом.

Самое смешное, что уже гораздо позже, спустя много веков(!) после этих событий, некоторые египетские жрецы-солнцепоклонники с обидой жаловались греческому историку Геродоту, посетившему Египет в V веке до нашей эры, как этот фараон (Хуфу) «тиранил свой народ», как «преграждал дороги во все храмы и запрещал добропорядочным египтянам совершать жертвоприношения», «как он заставлял их трудится на себя, словно рабов». И вообще, обрисовали его в самых чёрных тонах, как деспота, эгоиста, и законченного человека, «впадшего в крайнее распутство». Вот как жрецам запомнилась поездочка на Синайский полуостров и физическая работа наравне с простым народом! Даже потомки этих жрецов вспоминали это с диким ужасом!

Ребята рассмеялись, а Женька сказал:

— Да уж, ломом махать это не языком трепать!

— Это уж точно, — согласился Володя.

— А я то думаю, и чего этого фараона, построившего Великую пирамиду, называют тираном даже в школьных книжках, — усмехнулся Виктор. — А ведь действительно, современную историю писали же на основании записей историка Геродота! А тот тоже писал то, что слышал от этих жрецов, а не то, что было на самом деле.

— Совершенно верно, — подтвердил Сэнсэй и продолжил. — Так вот, когда людям Архонтов так резко отбили охоту заниматься подобной дестабилизацией в государстве, Архонты перешли на другую, более методичную, планомерную тактику действий. Пользуясь славой и популярными слухами, ходящими среди простых людей о невероятных чудесах учеников Имхотепа, загадочном обществе «Свободных каменщиков», о том, каких неимоверных высот в духовном развитии достигают эти люди, а также воспользовавшись скрытостью подлинной информации от масс, Архонты сделали на основе наиболее популярных слухов свою обновленную религиозную концепцию, дополнив её древней Гелиопольской религией почитания солнца, причем, не просто дополнив, а заодно и переделав её на свой лад.

По сути, они присвоили всю славу достижений учеников Имхотепа себе. В результате получилась весьма привлекательная для простых людей религия, которая в то же время отвечала и требованиям Архонтов. Я вам расскажу более подробно за эту подмену, чтобы вы понимали и разбирались, что на самом деле происходит в мире по прихоти Архонтов.

Смысл заключался в чём? В традиционной для древнеегипетского государства религии (а при Имхотепе, как вы помните, центр её располагался в Мемфисе) превалировали этические ценности. То есть, самый простой человек знал в доступной его мышлению форме, что эта жизнь временна, что тело смертно, что есть душа и её энергетическое окружение (те же оболочки Ка и так далее). Даже в некотором смысле он был осведомлен, говоря современным языком, о процессах реинкарнации. Только для древнего египтянина это понимание было либо в виде перехода на райские поля, либо в виде путешествия его души по разным часовым делениям Дуата и возращения её со временем в первое часовое деление, откуда она попадала в свою другую жизнь. Люди не боялись смерти, они умирали с верой и произносили в своих молитвах: «Осирис, я буду умирать и возрождаться», «Я буду жить как Осирис. Он не исчез, когда умер, и я тоже не исчезну, после того, как умру».

— О, это похоже на то, как сегодня христиане говорят про Иисуса Христа, — заметил Николай Андреевич. — Я верю в Него и я воскресну!

Сэнсэй кивнул и продолжил.

— То есть человек, проживая здесь, в этом мире, стремился своей хорошей, праведной жизнью (а, по сути, укрощением своего Животного начала и развития Духовного начала) заслужить себе лучшие условия существования в следующей жизни. На самом деле, оно так и происходило, только процессы реинкарнации протекают несколько в иной форме, чем люди себе это представляют. Но это не суть важно. Главное, как человек при жизни становится Человеком! При Имхотепе и его учениках такое духовное стремление было максимально популяризировано.

Что сделали жрецы от Архонтов? Создавая вначале своё тайное религиозное учение, они, по сути, всё очень искусно вывернули наизнанку, привязывая жизненные стремления человека не к Духовному, а к его Животному началу. Поскольку новая религия в Египте формировалась в основном выходцами из Азии (где в то время в Месопотамии уже имелись укреплённые очаги Архонтов), то её основу по большей части стала составлять магия, а не этические верования. То есть, они сделали так, что теперь загробное будущее человека зависело не от его праведного прижизненного поведения, а от его знания магических формул, тщательности исполнения и соблюдения усложнённых ими религиозных ритуалов. Эти магические формулы, естественно, знали только «избранные» жрецы. Человек должен был ещё верно и долго им послужить, прежде чем они откроют ему какую-либо из этих «пустышек». Впоследствии, когда подобная концепция была внедрена массово, то жрецы и вовсе превратили эту религию в весьма доходное, обогащающее их предприятие, торгующее якобы магическими формулами. Для пущей привлекательности для «покупателей» жрецы приукрасили свою концепцию загробного рая популярными слухами о духовных достижениях учеников Имхотепа, ходившими среди народа.

— Какими именно, например? — поинтересовался Николай Андреевич.

— Ну, например, ходили слухи, что некоторые духовно сильные ученики Имхотепа не умирали, как обычные смертные, а после смерти превращались в сияющих духов, как бы сейчас сказали, «пополняли войско божье», а по представлениям древних египтян сопровождали своего Бога в его путешествии по опасностям ночи. Что они становились едиными с Богом, но в то же время не теряли своей индивидуальности. Что они заслужили своей временной жизнью вечную жизнь в царстве Света. В принципе так оно и было, только не в столь сказочной форме, как это преподносила людская молва.

Так вот, что сделали жрецы Архонтов? Они прописали в своей концепции, что если человек будет верить и исповедовать именно их религию, а не какую-нибудь другую религиозную концепцию Египта, то любой их верующий после своей смерти станет избранным среди усопших. После своей смерти он преобразуется в сияющего духа и будет сопровождать бога Ра в его путешествии по Дуат. Но его счастливое существование в загробном мире зависит исключительно от того, какую формулу приобретёт этот человек у жрецов при своей жизни, которая позволит ему доходить до того или иного деления в загробном мире.

— Да уж, — усмехнулся Володя. — Это не мелкий бизнес на воде, так сказать, развод, это уже серьёзный бизнес по торговле воздухом…

— Разбздун! — поспешил высказать своё определение Женька.

После чего коллектив просто грохнул со смеху. А когда все успокоились, Сэнсэй продолжил.

— Ну и как всегда, приписывалась традиционная политическая формула Архонтов, мол, кто не с нами, тот против нас. Человеческими врагами Ра объявлялись все, кто не поклонялся ему на земле. Эти люди обрекались жрецами мучиться в «озёрах вечного огня»!

— Надо же, как сродни это со многими религиозными сектами современности! — заметил Николай Андреевич.

— А ты как думал?! Люди же зрят на вершки, но не видят корешки. А как копнёшь чуть глубже, глядишь, а корень-то архонтского происхождения. Хотя наблюдательный человек плесень и на листьях заметит, не углубляясь в подземную часть растения.

— Это верно, — согласился Николай Андреевич.

— Так, получается, ещё в те времена зародился этот миф про «озёра вечного огня»? — изумился Костик.

— Согласно тогдашним представлениям, подкорректированным жрецами, — ответил ему Сэнсэй. — Причём, поскольку впоследствии религия солнцепоклонников Ра стала главенствующей в Египте, то соответствующие представления «унаследовали» и копты. По их воззрениям ад населяли демоны с головами змей, львов, крокодилов, которые после смерти вытягивали из тела обречённого душу и с большой жестокостью кололи её, рубили, вонзали в «бока» стрелы и подгоняли к реке огня, сбрасывая её туда. Потом терпящая муки душа, по их представлениям, выбрасывалась во внешнюю темноту, стуча «зубами» от пронизывающего холода. Но, несмотря на эти муки, она не прекращала своего существования и через некоторое время опять попадала в первое часовое деление Дуата.

— А я-то думаю, откуда в фильмах ужасов такие сцены «насилия»?! — с улыбкой изрёк Женя.

— Заметьте, даже душу в этих представлениях привязывают к понятию тела, что она с «рёбрами», «зубами». И сколько во всё это вложено людских страхов! — обратил наше внимание Сэнсэй. — Так вот, вначале эта обновлённая религиозная концепция была апробирована жрецами Архонтов на остатках своей тайной организации. И это имело успех. Этим стали интересоваться новые люди, которые потянулись в данную организацию, думая, что это и есть те самые знаменитые «Свободные каменщики». Тогда новоявленные жрецы Ра ещё больше активизировали свои действия и начали тайно обращать в новую веру влиятельную знать и вельмож с разных номов, подбираясь к членам царской семьи. Многие люди, ища общество «Свободных каменщиков», стали попадать в общество «Вольных каменщиков», под влияние обновлённого культа Ра. Культ Ра стал набирать силу. Благодаря своим хитрым политическим манёврам, эти жрецы добились формального признания своей религии уже при следующем фараоне Хафра, навязав фараону титул «сына солнца» и постепенно превращая свою организацию в официальную религию и распространяя своё влияние на остальные культы.

Надо отметить, что фараон Хафра был достаточно сильным и энергичным человеком, как я уже говорил, также входящий в ядро организации «Свободных каменщиков». Кстати, даже в дошедшем до нынешних времён его скульптурном изображении (диоритовая статуя), можно найти и знаки «Свободных каменщиков». Это сокол, находящийся за спиной фараона и оберегающий своими крыльями его голову, орнамент цветка лотоса на троне, где восседает фараон, а также львиные лапы и головы. Все эти знаки, это не просто как сейчас полагают «украшения и символы царской власти». Они указывают на конкретные знаковые места для «Свободных каменщиков» и некоторые отличия людей Знания из прошлого.

На долю Хафра выпало самое яростное противостояние Архонтов. Он делал всё возможное, чтобы остановить их вновь оживающую деятельность. Из-за чего впоследствии, уже после смерти фараона Хафра, жрецы солнцепоклонники припишут его к числу фараонов, которых люди якобы «ненавидели», от которых «отвернулись боги». Хуфу и Хафра столько много сделали, чтобы не допустить Архонтов к власти и уберечь страну и людей от этих Деструкторов, что даже после их смерти жрецы от Архонтов всячески пытались испоганить память о них. Даже заставляли людей называть пирамиды этих фараонов не по их имени, а по имени пастуха Филитиса, который рядом с ними пас скот.

А вот когда у власти стал фараон Менкаура (греческая форма Микерине), жрецы сохранили о нём для потомков самые «тёплые воспоминания», назвали его «справедливым монархом», который «облегчил бремя», «и не просто выслушивал жалобы на чиновников, но и всегда был готов устранить несправедливость». Да и вообще, «разрешил открыть храмы, чтобы люди смогли совершать жертвоприношения богам». Хотя на самом деле этот человек, имевший меланхоличный тип личности, уже был зависим от жрецов Ра. Его дочь была выдана замуж за высокопоставленного вельможу, который состоял в тайной организации «Вольных каменщиков», и соответственно, впоследствии стал жрецом «трёх обелисков», возведённых в честь Ра. Потом жрецы сделали так, что дочь фараона скоропостижно скончалась. Удручённый потерей своей любимой дочери фараон стал ещё больше зависим и манипулируем жрецами Вольных каменщиков. При этом фараоне «Свободным каменщикам» Имхотепа, тем, кто ещё оставался у власти, пришлось довольно трудно, в том числе и в вопросе постройки третьей пирамиды из пояса Ориона. Тем не менее, они смогли закончить данное строительство.

При фараоне Менкаура жрецы от Архонтов основательно подготовились для захвата власти. Но и ядро учеников Имхотепа было ещё достаточно сильным и противостояло им всеми возможными способами. Поэтому, после смерти фараона Архонты сделали всё возможное, чтобы привести к власти влиятельных людей из Гелиополя во главе с верховным жрецом Ра (Усеркафа), входящих в тайное общество «Вольных каменщиков». Они и положили начало пятой династии, резко оборвав доступ к трону представителей из IV династии. Именно эти люди в дальнейшем совершили в данном государстве религиозную революцию, открыв Архонтам полновластный доступ к этой стране.

Этим примером хочу обратить ваше внимание на тот факт, как именно Архонты приводят страну к расколу, дробят на мелкие части и доводят её впоследствии до разрухи. Это их излюбленный метод. Помните об этом и смотрите на события в мире открытыми глазами, а не через ту искажённую призму, которую вам пытаются навязать нынешние Архонты. Перед религиозной революцией, когда жрецы из Гелиополя заняли трон, они не могли достаточно открыто навязывать свою власть в стране, поскольку фракция в Мемфисе была ещё достаточно могущественной. Чтобы укрепиться в своей власти, они пошли на компромисс, назначив визирем верховного жреца бога Птаха из фракции Мемфиса. Но в то же время шла активная пропаганда их религиозного воззрения среди народа, упрощённого и адаптированного для населения. То есть, по сути, они усиленно раскалывали страну надвое, заставляя людей вступать в этот религиозно-политический спор и отстаивать навязанное им «мнение». Заметьте, не личное мнение человека о происходящем, а то, что ему навязали жрецы и заставили отстаивать как собственное.

Кроме того, правители номов и знатные вельможи получили расширенные административные полномочия: одни за участие в этом политическом перевороте в качестве награды, а другие в качестве подкупа для дальнейшей поддержки политической силы Архонтов. К чему привела такая политика Архонтов, направленная на разрушение государства? К тому, что могущество местных правителей стало возрастать. При помощи Архонтов они превратились в таких себе маленьких царьков-фараончиков в собственных провинциях. А это, в свой черёд, привело к децентрализации власти в Египте. И в первую очередь от этого пострадали простые люди, ибо то же жизненно важное для египтян распределение воды вместо былого централизованного управления, стало теперь зависеть от прихоти местных аристократов, озабоченных собственным обогащением.

Стас усмехнулся на этом моменте и проговорил:

— Это помните, в фильме «Брильянтовая рука» была такая фраза… «А если они не будут покупать лотерейные билеты?» «А если они не будут покупать лотерейные билеты, отключим газ».

Ребята засмеялись.

— Это верно. Так было и тогда: «Кто возьмёт у нас билетов пачку, тот получит водокачку», — процитировал Сэнсэй ещё одну, прославленную в народной молве цитату из этого популярного фильма. — Шутки шутками, а тогда для людей вода — это был тот же самый жизненно важный вопрос, что сейчас газ, нефть и электричество. В чьих руках находился этот ресурс, тот и гнул свою политику… Так вот, придворная жизнь вельмож вновь искусственно погружалась в сплошную роскошь и удовольствия, вместо реальных дел управления государством. Плетение интриг друг на друга стало модным занятием. Тем временем в самой главенствующей религии для народа жрецы от Архонтов проводили радикальные, революционные изменения, направленные на тонкую подмену мировоззрения людей в сторону стимулирования Животного начала и доминации материальных ценностей в их жизни. Здесь я хотел бы обратить ваше внимание на то, как использовались древние популярные имена богов и как переиначивались сами знания.

Раньше Ра, в том же Гелиополе почитали как бога «зрелого» дневного солнца. До того, как жрецы от Архонтов поставили себе на служение имя бога полуденного солнца Ра, в Гелиополе почитался бог вечернего солнца и создатель мира — Атум. Но самое интересное, что Атум — это уже более поздняя переделка имени богини Атама, которая по древним поверьям проявила сама себя в виде холма, возникшего из первозданных вод Нуна (водного хаоса, из которого всё и произошло). На этом холме распустился цветок лотоса и из него во мрак полился яркий свет. И именно богини Атама отводилась главная роль в поддержании мирового порядка. На её короне, состоящей из лепестков лотоса, сверкало всевидящее Око, ведающее обо всём, что творилось в мире. То самое Око, которое потом, переделывая эту легенду в стиле патриархальных мотивов, приписали руке Атума — богине Иусат (священным деревом которой являлась акация — дерево «жизни и смерти»). Эта богиня стала отожествляться с богиней неба Хатхор (буквально «дом Гора»), почитавшаяся как небесная корова, породившая солнце. Во лбу её и было помещено это Око. Затем её сделали дочерью Ра. А потом прилепили Око к короне Ра. Ну, в общем, всё как всегда. Так вот, запомните эту первичную легенду про богиню Атама. Чуть позже сопоставите с другими фактами и кое-что поймёте.

Да, в дополнение к этой информации… Обращу ваше внимание и на следующий момент из древних легенд. В Мемфисе, как вы помните, главенствующим богом был Птах. В принципе этот образ зародился в качестве прототипа, жившего когда-то среди людей Бодхисатвы, известного под именем Птах, то есть реально существовавшей личности, принесшей людям знания, как о нём говорится в легендах «открыватель истины, тот, кто научил людей, как жить честно и хорошо». И даже то, что его изображали в плотно закрывающем его тело одеянии (кроме кистей рук) вместе с посохом «уас» — это ещё отголоски от тех времён. Но всё это не суть важно. Позже Птаха обожествили и стали поклоняться его образу, в качестве верховного бога. Интересно то, что среди людей до сих пор сохранилась одна весьма любопытная легенда. Она гласит о том, как Птах (ассоциированный здесь в качестве бога, сотворившего этот мир) порождал других богов. «В сердце Птаха возникла мысль об Атуме (первое порождение Птаха), а на языке появилось имя «Атум». Как только он произнёс это слово, в тот же миг из первозданного хаоса родился Атум». Запомните и это, потом сопоставите.

— А какие же тут знания? — непонимающе пожал плечами Костик. — Легенда как легенда.

— Терпение, мой друг, терпение, — с улыбкой промолвил Сэнсэй. — Всему своё время. — И продолжил дальше. — Согласно Мемфиской легенде, в начале времён Птах с помощью восьми своих помощников Хнумов («модельщики») создал землю, небеса, людей и существ. Согласно Гелиопольской концепции все эти функции перенесли с Атума на Ра. Да ещё включили в эту девятку семитского бога Сета, приписав ему спасение Ра от чудовищного змея Апопа, олицетворявшего мрак и зло. Причём, новая религия культа Ра, как таковая насильно навязывалась людям и была принята в основном лишь придворным окружением и выходцами из Азии. Помимо того, помощники Архонтов, под видом введения сложных религиозных церемоний новой религии и соответственно расширения штатов её служителей, на самом деле усиленно наращивали армию своих жрецов. К примеру, когда культ Ра стал лидирующим, в том же Гелиополе их уже насчитывалось более двенадцати тысяч.

— Ого-го-го, — усмехнулся Володя, — хорошенький штатец!

— Ну так, целая политическая партия с преданным электоратом, — с иронией добавил Сэнсэй. — Кроме того, на фоне всех этих изменений стала активно переделываться история ближайших двухсот лет, когда люди, благодаря Имхотепу цивилизованно шли по пути духовного развития. История переписывалась заново. Уничтожались ценные свитки прошлого, особенно написанные духовно зрелыми людьми. Другие свитки, текст которых был уже достаточно известен и популярен в народе в виде пословиц, изречений, попросту переделывали на собственный манер. Оригиналы уничтожались, а людям подсовывались уже измененные копии, в которых на фоне оставленных общеморальных поучений, в то же время помещались цитаты с переориентировкой человека на более материальное мировоззрение. Эти новые поучения были в основном рассчитаны на подрастающее поколение. В школах, особенно находящихся при храмах, учеников заставляли письменно копировать и учить наизусть данные общеморальные изречения. Такая практика была и при Имхотепе, но несколько в другом направлении, более углубленной в духовном.

Эта архонтская истерия по искоренению исторических записей, оставленных последователями учения Имхотепа дошла до того, что из гробниц стали изыматься тела-мумии людей (в том числе публичных и знаменитых), про которых Архонтам было известно, что те когда-то состояли в обществе «Свободных каменщиков». Эти мумии не просто изымались, а разрывались и уничтожались. Всё это было преподнесено как «гнев народа», хотя народа там и близко не было. Это выполняли специальные жрецы, которым было поручено искать тексты тайных знаний, надписи из учения Имхотепа, которые возможно были запрятаны в самих мумиях этих людей, настолько Архонты опасались того, что данные знания вновь могут случайно всплыть в миру.

— М-да, Имхотеп конкретно их напугал своей деятельностью! — сказал Виктор.

— Ещё бы, — кивнул Сэнсэй. — Разрушить иллюзию этого мира и перенаправить людей на духовную стезю, выведя их из-под контроля Архонтов, — это серьёзно… Так вот, чем завершилась вся эта история? После того, как Архонты окончательно утвердили своих людей у власти в Египте и провели там всю свою негласную работу по уничтожению организации «Свободных каменщиков» и учения Имхотепа, а также вывели курс государственной политики, направленный на переориентировку мировоззрения простых людей, они утратили к Египту свой интерес. Выставив свои опоры от «Вольных каменщиков», Архонты стали наживаться на разрухе и бедах людей.

Пятая династия была обречена. Знатные вельможи боролись за трон, не чураясь самых грязных политических методов. Местные «царьки» соперничали между собой, вплоть до вооружённых конфликтов. Жрецы номов, пользуясь такой дестабилизацией, стали стремительно набирать силу, ещё больше пропагандируя и распространяя влияние именно своего религиозного культа. В результате чего, политическое влияние жрецов Гелиополя (которых Архонты просто кинули, сделав их руками свои дела) испытывало упадок. В народе начались серьёзные волнения и, как следствие, восстания. Пришедшая к власти шестая династия пыталась навести порядок, проводя политику военной агрессии, но это уже было подобно наспех сооруженной плотине из тонких веток против стремительно растущего бушующего потока грязи и воды. Страна находилась в состоянии политической нестабильности. В конце правления шестой династии в Египте начался сильный голод, из-за стечения двух обстоятельств: такой политики и резких климатических изменений, вызвавших целую серию низких разливов.

После окончания правления шестой династии в стране воцарилась полная анархия. Знатные вельможи предприняли попытку создать временное правительство, где они по очереди бы занимали ведущие посты. Но поскольку каждый из них был заинтересован только в развитии собственного нома, ничего путного, естественно, из этого не вышло. Седьмая династия не смогла долго удержаться у власти: в ней было «семьдесят царей, правивших семьдесят дней». А после этого в Египте и вовсе началась гражданская война, которая раздробила некогда могучее, сильное, процветающее государство на ряд мелких, слабых, незащищённых государств, управляемых династиями крупных землевладельцев. Вот так Архонты своей активной деструктивной деятельностью на многие века обрекают целые поколения людей на страдания и озабоченность только проблемами выживания в этом мире.

Сэнсэй сделал паузу в разговоре. Мы же молчали, находясь под впечатлением такого откровенного рассказа Сэнсэя о реальности этого мира. Виктор первый не вытерпел и произнёс а едином порыве свои эмоциональные впечатления:

— Мать их… да что эти Архонты вечные что ли? Что их нельзя было тогда ещё проутюжить? А что же народ молчал?! Ведь среди людей двести лет царила духовная идеология! Как можно было вот так взять и вверх ногами всё перевернуть?

— Да! — поддержал его Володя. — Как же так получилось, что сами люди допустили Архонтов к власти?! Переворот-то свершала всего лишь группа людей. А где воля народа?

— Воля народа?! — грустно усмехнулся Сэнсэй. — Хороший вопрос. И вы себе не представляете, как я тоже хотел бы знать этот ответ… — Сэнсэй задумался и, словно рассуждая сам с собой, проговорил. — Хотя, видимо, история ничему людей не учит. Внешний мир лишь отражение внутреннего… В людях ещё слишком доминирует материя и страх её утраты и поэтому они боятся изменить свой мир, довольствуясь подачками Архонтов. Лишь истинно Свободный способен бросить вызов самому себе… От внутреннего рождается внешнее

Сэнсэй помолчал, а потом словно опомнившись, стал отвечать на вопрос Володи.

— Архонты, конечно, не вечны. Это всего лишь жалкие двенадцать людишек, которые проживают подлую жизнь и умирают как все. Но самое прискорбное, что их места не пустуют. Ведь желающих попасть в ловушки Аримана, расставленные им для жаждущих обладать «абсолютной властью на этой земле в своей единственной жизни», всегда хватало. Только в Аримановских мышеловках бесплатным сыр не бывает… А что касательно воли народа… Впрочем, вы скоро сами всё увидите. Ну ладно, хватит о грустном, сделаем перерыв. Пошли купаться!

И поскольку Сэнсэй первый поднялся, за ним стали вставать и остальные ребята. Хотя, например, меня страсть как разбирало любопытство узнать, что же мы такого «скоро сами всё увидим». Какие же необычные события ждут нас на этой планете? Хотя, как такового, страха перед этими событиями у меня не было, потому что полагала, что чтобы «там» не случилось, я то всё равно буду за этим наблюдать из «тихой гавани» могучего государства, содружества многих братских народов — Советского Союза.